При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

«На целину!»

«На целину!»

Весной 1954 года в СССР началось массовое освоение целинных и залежных земель

 

Слово «целина» нынешнему поколению россиян младше 30 лет уже практически ничего не говорит. Между тем в середине 50-х годов у тогдашней молодежи оно вызывало чувство патриотического подъема и энтузиазма, и вряд ли меньшее, чем слово «космос». Еще бы: комсомольцы и студенты целыми группами ехали покорять целину, потому что здесь им виделась не только романтика юности, но и возможность показать себя в новом деле, помочь своей стране и своему народу, как не громко это звучит по нынешним временам (рис. 1).

 

«Пришел Маленков – поели блинков»

Эпоха масштабного освоения целинных и залежных земель на востоке СССР по времени совпала с началом так называемой «хрущевской оттепели». Однако наступало это потепление в послесталинском обществе трудно и медленно, особенно в такой консервативной сфере, как сельское хозяйство. Как известно, после смерти Сталина с 6 марта 1953 года пост Председателя Совета Министров СССР занял секретарь ЦК КПСС Георгий Максимилианович Маленков (рис. 2),

и его недолгое правление историки считают периодом первых послесталинских реформ в советской экономике.

Об этом было объявлено 5 августа 1953 года, когда Маленков выступил с докладом на сессии Верховного Совета СССР, где выдвинул программу смягчения политики партии по отношению к крестьянству. Время пребывания его у власти народ вспоминал затем меткой фразой: «Пришел Маленков – поели блинков». В целом же экономическая программа, провозглашенная Маленковым, была направлена на рост народного благосостояния, переориентации промышленности на выпуск товаров народного потребления. В отношении сельского хозяйства он предусматривал списание прежних недоимок по продналогу с колхозов, уменьшение вдвое самого налога, разрешение в пять раз увеличить размеры приусадебного участка, повышение в три раза закупочных цен на пшеницу и рожь. В связи с этими реформами в середине 50-х годов советское сельское хозяйство пережило невиданный до того подъем, который, правда, уже через три года был прерван хрущевским всплеском борьбы с приусадебными участками и ростом принудительных мясозаготовок.

Именно Никита Хрущев, а вовсе не Маленков, как до этого многие предполагали, был избран 13 сентября 1953 года Первым секретарем ЦК КПСС (рис. 3).

По его инициативе в феврале-марте 1954 года состоялся пленум ЦК КПСС, который «на ура» принял знаменитое постановление «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель». К таким землям были отнесены обширные степные пространства не только в Казахстане и Киргизии, но также в Поволжье, Западной Сибири и на Дальнем Востоке.

Вот что, в частности, говорилось в этом постановлении: «Пленум ЦК КПСС ставит перед… партийными, советскими и сельскохозяйственными органами Казахстана, Сибири, Урала, Поволжья… важнейшую государственную задачу – расширение посевов зерновых культур в 1954-1955 г.г. за счет освоения залежных и целинных земель не менее чем на 13 млн. гектаров и получение в 1955 г. с этих земель 1100-1200 млн. пудов зерна, в том числе 800-900 млн. пудов товарного зерна». И уже в начале марта из Москвы в направлении этих бескрайних степей отправились первые поезда с молодыми целинниками (рис. 4).

 

Кукурузная эпопея

Нынешние эксперты считают, что хрущевское руководство, видя отчаянное положение страны в деле продовольственного обеспечения, попыталось разрешить эту проблему не новыми, а прежними сталинскими методами. Увеличение производства хлеба в стране Хрущев и его окружение стали добиваться не путем повышения производительности труда крестьян и экономическим стимулированием, а экстенсивным методом, за счет освоения новых земельных пространств нашей необъятной страны.

Сейчас лишь немногие помнят, что в середине 50-х годов Куйбышевская область тоже ходила в зону целинного земледелия. Первый эшелон наших земляков из областного центра на целинные земли отправился 23 марта 1954 года. По призыву Куйбышевского обкома ВЛКСМ сюда в общей сложности было направлено 2040 добровольцев, в том числе в Чкаловскую, Амурскую, Омскую и Кокчетавскую области, а также на юг нашего региона.

Только в 1954–1955 годах в Большеглушицком и Большечерниговском районах было поднято свыше 115 тысяч гектаров целинных и залежных земель, на основе которых здесь и по сей день работают несколько хозяйств – бывших колхозов и совхозов советского времени. Самым известным из них является совхоз «Южный» Большеглушицкого района, для создания которого весной 1954 года в эту голую степь прибыло более 200 комсомольцев из разных уголков страны, в первую очередь, конечно же, из Куйбышева (рис. 5-9).

Уже к осени на центральной усадьбе совхоза было возведено несколько десятков жилых домов, контора, столовая и клуб. А всего в течение последующих трех лет молодые целинники «Южного» освоили свыше 8 тысяч гектаров ранее не использовавшихся земель, на которых в удачные годы выращивалось до 40 центнеров пшеницы с гектара.

Именно в период освоения целины Хрущев развернул свою знаменитую кампанию по выращиванию кукурузы, которую в печати тогда называли «королевой полей». В частности, в постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 15 апреля 1954 года «О дальнейшем развитии совхозов Министерства совхозов СССР и повышении их рентабельности» на этот счет говорилось так: «Осудить как вредную для дела недооценку многими работниками совхозов значения возделывания кукурузы, в результате чего удельный вес кукурузы в посевах крайне незначителен, а урожайность из-за несоблюдения основных требований агротехники в большинстве совхозов находится на недопустимо низком уровне». В числе регионов, где посевы кукурузы предписывалось увеличить в первую очередь, была названа и Куйбышевская область (рис. 10-15).

При этом не обошлось и без казусов, когда отдельные чиновники в своем служебном рвении пытались насаждать эту культуру даже там, где это было недопустимо по климатическим условиям. Так, «царица полей» не оправдала во многих хозяйствах южной, степной части нашего региона, к большому разочарованию областного партийного руководства. Дело в том, что для нормального развития этому растению требуется значительное количество воды, в чем засушливое Заволжье во все времена испытывало острый дефицит.

Как это ни странно, главным виновником своих просчетов в реализации «целинной эпопеи» Хрущев объявил… Георгия Маленкова. На заседании пленума ЦК КПСС 25 января 1955 года ему приписали «уклон в «ревизионизм», и в итоге Маленков был отправлен в отставку. Вместо него Председателем Совета Министров СССР стал Николай Булганин, который в течение 20-х – 50-х занимал руководящие посты в самых разных советских ведомствах, в том числе был заместителем наркома обороны, однако нигде проявить себя так и не смог. В итоге уже через два года Хрущеву пришлось заменить Булганина в силу его полной некомпетентности в вопросах экономики.

Тем не менее Хрущев и дальше пытался поднять сельское хозяйство страны административными методами. Чего стоит один лишь его знаменитый лозунг: «Догоним и перегоним Америку по производству мяса и молока». Однако добиться 3-4-кратного прироста продукции силами одних лишь колхозов было невозможно, и потому власти решили увеличить эти показатели за счет изъятия продовольствия из личного хозяйства крестьян. И вскоре в стране начались добровольно-принудительные закупки скота у крестьян. Молочный скот отправляли на фермы, остальной – на бойню. В связи с этим в 1959 года производство мяса в СССР увеличилось на треть, но уже через два года оно заметно упало, так как базис животноводства оказался подорван (рис. 16).

В те же годы на селе началась борьба с приусадебными участками, которые стали резко сокращать, а кое-где – и вовсе отбирать. Власти при этом объясняли, что крестьян, имевшие большое подворье, просто не могут хорошо трудиться в колхозе. Также был увеличен и колхозный налог. Но уже вскоре все перечисленные меры привели к обратному эффекту. В 1962 году из-за сокращения сельскохозяйственного производства в стране властям пришлось поднять цены на мясомолочные товары, что вызвало новую волну народного возмущения. Как известно, в Новочеркасске Ростовской области это недовольство вылилось в массовую демонстрацию трудящихся, которая была подавлена военной силой.

 

Шутка Уинстона Черчилля

Сейчас лишь старожилы помнят, что в начале 60-х годов во многих регионах начались перебои с хлебом, что вынудило советское правительство в 1962 году впервые в истории страны закупить за рубежом хлебное зерно. Это коснулось и торговой сети Куйбышевской области. Именно тогда неожиданно для всех из продажи вдруг стали исчезать самые обычные продукты питания. В разряд дефицита попали сахар, масло, молоко, колбаса, детская манная крупа и даже белый хлеб. В связи с такой ситуацией некоторые куйбышевцы, вдохновленные развенчанием сталинского культа личности, стали писать жалобы в партийные и советские органы. Кое-кто из авторов таких писем настолько осмелел, что прямо обвинил в продовольственном кризисе лично Хрущева.

Партийные органы тут же отреагировали на «сигналы» граждан – правда, весьма своеобразно: они стали передавать письма в… органы госбезопасности, которые по многим из них возбуждали уголовные дела по ст. 70 УК РСФСР (антисоветская агитация и пропаганда). Авторам посланий обычно вменялось в вину «распространение клеветнических измышлений в отношении руководителей ЦК КПСС и советского правительства и проводимой ими политики, возведение клеветы на положение трудящихся в СССР». В общей сложности в течение 1963-1964 годов по 70-й статье УК РСФСР и с аналогичными обвинениями Куйбышевским областным судом было приговорено к различным срокам лишения свободы свыше десятка человек.

Неизвестно, что бы произошло дальше, если бы на внеочередном пленуме ЦК КПСС, состоявшемся почти 45 лет назад - 12 октября 1964 года, Хрущев не был отправлен в отставку. А итог его аграрной политики метко подвела шутка Уинстона Черчилля: «Если раньше я думал, что умру от старости, то теперь знаю, что умру от смеха. Довести Россию до импорта зерна – это гениально!» В нашей же стране шутили еще короче: «Хрущев посеял хлеб на целине, а собрал в Канаде».

 

Издержки политические и экологические

Сейчас уже можно сказать, что в той памятной кампании по массовому освоению целинных и залежных земель в СССР в 50-е – 60-е годы негатива оказалось гораздо больше, чем позитива. К сожалению, в нашей стране об этом в полный голос заговорили лишь спустя много лет после тех событий. Вот как об этом сказано в Википедии.

«Освоение целинных земель превратилось в очередную кампанию, якобы способную в одночасье решить все проблемы с продовольствием. Процветали авралы и штурмовщина: то там, то здесь возникала неразбериха и разного рода неувязки. Курс на освоение целинных и залежных земель консервировал экстенсивный путь развития сельского хозяйства.

Огромные ресурсы были сосредоточены на воплощении этого проекта: за 1954—1961 годы целина поглотила 20% всех вложений СССР в сельское хозяйство. Из-за этого аграрное развитие традиционных российских районов земледелия осталось без изменений и в итоге застопорилось на долгие годы. На целину отправляли все производимые в стране тракторы и комбайны, мобилизовывали студентов на время летних каникул, отправляли в сезонные командировки механизаторов.

Освоение целины шло форсированными темпами. Если за два года предполагалось распахать 13 млн. га, то в действительности распахали 33 млн. га. За 1954—1960 годы было поднято 41,8 млн. га целины и залежи. На целине только в первые два года было создано 425 зерновых совхозов, аграрные гиганты создавались и позже.

Благодаря экстраординарному сосредоточению средств и людей, а также природным факторам новые земли в течение первых лет давали сверхвысокие урожаи, а с середины 1950-х годов — от половины до трети всего производимого в СССР хлеба. Однако желаемой стабильности, вопреки усилиям, добиться не удалось. В неурожайные годы на целине не могли собрать даже посевной фонд. В результате нарушения экологического равновесия и масштабной эрозии почв в 1962—1963 годах настоящей бедой стали пыльные бури. Уже в середине 60-х годов освоение целины вступило в стадию кризиса, эффективность её возделывания упала на 65%».

Из мемуаров Н.С. Хрущева (1970 год):

«Когда мы уже распахали большое количество гектаров целины, в Казахстане случились страшные пыльные бури. Поднимались в воздух тучи земли, почва выветривалась. Если хозяйство в степных условиях вести культурно, то применяются давно известные средства борьбы с эрозией, апробированные на практике, в том числе посадка защитных полос из древесных насаждений: трудное и дорогое дело, но оправдывающее себя. Есть и определённые агроприемы. Людям приходится считаться с природными процессами и приспосабливаться к ним, противопоставляя свою выдумку дикой природе».

Из мемуаров В.М. Молотова (1977 год):

«Целину начали осваивать преждевременно. Безусловно, это была нелепость. В таком размере — авантюра. Я с самого начала был сторонником освоения целины в ограниченных масштабах, а не в таких громадных, которые нас заставили огромные средства вложить, нести колоссальные расходы вместо того, чтобы в обжитых районах поднимать то, что уже готово. А ведь иначе нельзя. Вот у тебя миллион рублей, больше нет, так отдать их на целину или уже в обжитые районы, где возможности имеются? Я предлагал вложить эти деньги в наше Нечерноземье, а целину поднимать постепенно. Разбросали средства — и этим немножко, и тем, а хлеб хранить негде, он гниёт, дорог нет, вывезти нельзя. А Хрущёв нашел идею и несется, как саврас без узды! Идея-то эта ничего не решает определённо, может оказать помощь, но в ограниченном пределе. Сумей рассчитать, прикинь, посоветуйся, что люди скажут. Нет — давай, давай! Стал размахиваться, чуть ли не сорок или сорок пять миллионов гектаров целины отгрыз, но это непосильно, нелепо и не нужно, а если бы было пятнадцать или семнадцать, вероятно, вышло бы больше пользы. Больше толку» (рис. 17, 18, 19).

Кстати, существует версия (пока, правда, не подтверждённая официальными рассекреченными документами), что в рамках освоения целины КГБ СССР также попутно провел и «операцию прикрытия» при строительстве в Казахстане громадного ракетного полигона (ныне - космодром Байконур). Маскировка была нужна для того, чтобы ввести в заблуждение западные спецслужбы. Ведь понятно, что при перевозках столь большого количества грузов и людей из Европейской части СССР в Казахстан в этих потоках можно было легко спрятать и эшелоны со стройматериалами, и части строительных войск, которые как раз в это время направлялись в район возведения космодрома.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу