При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Коллективизация. 1929 год

Международные события года

11 февраля 1929 года между Итальянским государством и Ватиканом были подписаны Латеранские соглашения, признающие образование на территории Рима суверенного государства Ватикан, финансовые отношения сторон, права и привилегии католической церкви в Италии. Благодаря этому соглашению завершилось политическое противостояние между правительством Италии и папством, которое продолжалось с 1861 года. В договоре, входящем в Латеранские соглашения, католицизм признаётся единственной государственной религией Италии, признаётся светский суверенитет Святого престола, включая международные дела, и определяются границы территории, управляемой Святым престолом. Ныне Ватикан – самое маленькое по площади независимое государство на нашей планете (0,44 квадратных километра).

 

14 февраля 1929 года в Чикаго (США), в День Святого Валентина, произошла самая известная в истории разборка между двумя бутлегерскими кланами 20-х годов, которые возглавляли Аль Капоне и Багс Моран. В период действия «сухого закона» каждая из этих группировок стремилась устранить соперника с нелегального рынка торговли спиртным, приносившем мафии огромные доходы. В День Святого Валентина Капоне решил провести акцию по физическому устранению Морана и его ближайших подручных. Для этого связанные с Капоне торговцы заманили представителей конкурента в один из гаражей под предлогом продажи им партии виски по выгодной цене. Пока люди Морана осматривали товар, в гараж вошли гангстеры Капоне, переодетые в полицейских, и расстреляли из автоматов семерых потенциальных покупателей. Однако позже выяснилось, что Морана среди них не было, так как он опоздал на эту предполагаемую сделку. У самого Аль Капоне на момент расстрела было железное алиби, и его причастность к громкому убийству полиции доказать так и не удалось. Впоследствии этот эпизод гангстерской войны 20-х годов в Чикаго вошел в сюжет ряда голливудских фильмов, в том числе «Некоторые любят погорячее», и даже в песню «Ma Baker» из репертуара группы «Boney M».

 

16 мая 1929 года впервые прошла церемония вручения наград Американской академии киноискусств, которая ныне именуется «Оскар» и вручается ежегодно в 24 номинациях. Призовая статуэтка, сделанная из специального сплава и покрытая позолотой, изображает рыцаря, держащего перед собой меч и стоящего на катушке с кинопленкой. Высота фигурки 26,3 см, вес - 3,8 кг. В год основания этот приз за лучшую женскую роль получила Джанет Гейнор, за мужскую - Эмиль Яннингс, а «Крылья» режиссера Уильяма Уэллмана стали фильмом-победителем. Однако вручаемые призы стали называться «Оскарами» только с 1934 года, причем точно до сих пор не известно, кто и при каких обстоятельствах дал фигуркам такое имя. Наиболее популярна версия, согласно которой одна из членов академии Маргарет Херрик как-то заявила коллегам, что рыцарь напоминает её дядюшку Оскара. Смешное имя быстро распространилось за пределы киноакадемии, и в 1934 году в своем рассказе о шестой церемонии вручения премии голливудский колумнист Сидней Скольски впервые употребил это название. Официально же приз стал называться «Оскаром» только в 1939 году.

 

8 августа 1929 года начался первый в истории полёт дирижабля «Граф Цеппелин» (Германия) вокруг земного шара, который был завершен 29 августа. Несущим газом в оболочке дирижабля стал водород, в движение он приводился пятью бензиновыми моторами, развивая скорость до 120 км/ч. Всего на его борту было 18 пассажиров. Воздушное судно, которым командовал известный пилот Хуго Эккенер, вылетело из Лейкхерста (штат Нью-Джерси, восточное побережье США) и отправилось в путь через Атлантику. Через 55,5 часов дирижабль причалил к мачте в германском городе Фридрихсхафен, где в 1900 году был построен самый первый аппарат графа Цеппелина. После небольшого перерыва и дозаправки дирижабль взял курс на Токио. На этом этапе воздушный корабль пролетел через всю Россию, преодолев 11230 км за 101 час и 40 минут (немногим более 4-х суток). В то время это был мировой рекорд беспосадочного перелёта. Из Токио аппарат стартовал 25 августа, за 80 часов пересёк Тихий океан и успешно приземлился в Лос-Анджелесе. Отсюда «Граф Цеппелин» вылетел 28 августа, после чего, менее чем за сутки проделав путь над территорией США, он через 21 день 5 часов 31 минуту после начала перелёта вернулся к тому же причалу в Лейкхерсте, от которого и стартовал. Покрытое дирижаблем расстояние составило более чем 35200 км.

 

24 октября 1929 года в США на Нью-Йоркской фондовой бирже произошло обвальное падение курса акций. Этот день в истории теперь известен как «чёрный четверг». Обвал продолжился в «чёрный понедельник» и в «чёрный вторник» (28-29 октября). Так началась Великая депрессия – самая известная экономическая катастрофа ХХ века. Краху на бирже в «чёрный четверг» предшествовал спекулятивный бум середины 20-х годов, во время которого миллионы американцев вложили свои средства в акции. Цены на них шли вверх, и при этом многие инвесторы покупали акции в кредит, занимая необходимые средства в банках. Такая ситуация в итоге привела к образованию экономического пузыря, который и лопнул 24 октября. Тут же началась паническая распродажа акций. Пытаясь избавиться от стремительно дешевеющих бумаг, держатели в тот день продали 12,9 млн. акций. Индекс Доу-Джонса за один день снизился на 11%. В последующие дни были проданы ещё около 30 млн. акций, после чего цены на них рухнули почти до нуля, разорив миллионы инвесторов. В целом за неделю биржевой паники рынок потерял в стоимости около 30 млрд. долларов — больше, чем правительство США потратило за всё время Первой мировой войны. Банки объявляли о банкротстве, миллионы людей теряли все свои средства к существованию, а предприятия закрывались, вызывая рост безработицы. Биржевой крах октября 1929 года оказал разрушительное влияние на экономическую ситуацию во всем мире.

 

Российские события года

12 апреля 1929 года был основан «Интурист», который затем в течение долгого времени оставался единственной в СССР туристической организаций, обслуживающей зарубежных гостей страны. Первоначально она не располагала собственной материальной базой, поэтому для дальнейшего развития туризма в Советском Союзе в 1933 году государственное акционерное общество «Интурист» объединили со Всесоюзным акционерным обществом «Отель», и в ведение «Интуриста» перешли сети гостиниц, ресторанов и автотранспорт. Специально для этой фирмы на Сущёвском волу в Москве был построен гараж, в настоящее время известный как гараж «Интуриста». В 30-е годы организация располагала 27 гостиницами на 2778 номеров и 26 ресторанами. Автопарк насчитывал 334 машины. В 1932 году оборот всех предприятий «Интуриста» составил 48 млн. руб., а в 1938 году — уже 98 млн. руб. К 1990 году «Интурист» сформировался как самостоятельная отрасль экономики страны. Он располагал 107 туристическим предприятием на 54 тысячи мест. В этот год в СССР было принято более 2 млн иностранных туристов, доходы от туризма составили 700 млн. долларов США. В июле 1990 года была проведена реорганизация компании, которая была переименована во Внешнеэкономическое акционерное общество по туризму и инвестициям «Интурист».

 

20 мая 1929 года в Москве открылся Пятый съезд Советов, утвердивший Первый пятилетний план развития народного хозяйства СССР. Приоритетом в нём были объявлены металлургия, машиностроение и топливно-энергетический комплекс. Сталин выразил суть советской индустриализации следующим образом: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо мы сделаем это, либо они нас сомнут». По глубине изменений в экономике страны Первая пятилетка не имеет себе равных. Всего за пять лет в СССР появились целые новые отрасли, оснащённые передовой (в основном импортной) техникой. В СССР началось производство станков, автомобилей, самолётов, тракторов, комбайнов, были построены Днепрогэс, Магнитогорский и Кузнецкий металлургические комбинаты, проложены сотни километров железных дорог. Всего же за это время было введено в строй свыше 1500 индустриальных объектов. Однако историки считают, что эти успехи были достигнуты в ущерб другим отраслям экономики, в первую очередь сельскому хозяйству.

 

10 июля 1929 года армия маньчжурского правителя Чжан Сюэляна захватила главные опорные пункты на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД), чем спровоцировала вооруженный конфликт, растянувшийся почти на полгода. КВЖД была построена в 1898-1903 годах русскими рабочими и на русские деньги, а в 20-х годах она находилась в совместной собственности СССР и Китая. Однако в изменившейся политической ситуации маньчжурские власти решили прибрать дорогу к своим рукам, и при поддержке Японии, США, Великобритании и других западных стран пошли на её военный захват. В этом конфликте тысячи советских специалистов погибли или были арестованы. В итоге 17 июля СССР разорвал дипломатические отношения с Китаем, а 6 августа была образована Особая дальневосточная армия (ОДВА) под командованием Василия Константиновича Блюхера. Ей противостояли до 300 тысяч маньчжурских солдат и около 70 тысяч белогвардейцев, эмигрировавших в Китай после гражданской войны. Несмотря на многократный численный перевес китайской стороны, ОДВА в октябре-ноябре 1929 года провела несколько наступательных операций в Северной Маньчжурии, в результате которых противник был полностью разгромлен. 22 декабря стороны конфликта подписали Хабаровский протокол, по которому КВЖД вновь признавалась совместным советско-китайским предприятием. Однако и после этого провокации на дороге продолжались в течение ряда лет, и в 1935 году СССР был вынужден продать КВЖД правительству Маньчжоу-Го.

 

21 ноября 1929 года в СССР был принят «закон о невозвращенцах». Полное название этого документа - «Об объявлении вне закона должностных лиц – граждан Союза ССР за границей, перебежавших в лагерь врагов рабочего класса и крестьянства и отказывающихся вернуться в Союз ССР». Невозвращенцами в законе именовались граждане СССР, отказавшиеся вернуться обратно в страну из легальных зарубежных командировок или поездок. Официальное название такого явления в СССР - «бегство во время пребывания за границей». Лица, совершившие это деяние или его попытку, обвинялись в измене Родине и объявлялись вне закона. В 30-х годах дела таких граждан, как правило, рассматривались Верховным Судом СССР, и в то время они обычно приговаривались к расстрелу в течение 24 часа с конфискацией всего имущества. До 1960 года измена Родине составляла содержание статьи 58-1а Особенной части Уголовного кодекса РСФСР. После принятия нового Уголовного кодекса в 1960 году состав «измена Родине», в том числе и невозвращение из-за границы, был выделено в отдельную 64-ю статью УК РСФСР.

 

27 декабря 1929 года на заключительном пленарном заседании Всесоюзной конференции аграрников-марксистов Сталин произнёс речь под названием «К вопросам аграрной политики в СССР», в которой он теоретически обосновал необходимость коллективизации как глубочайшего революционного переворота в стране, и затем выдвинул лозунг перехода «от политики ограничения эксплуататорских тенденций кулачества к политике ликвидации кулачества как класса». Далее вождь сказал: «…Надо признать, что за нашими практическими успехами не поспевает теоретическая мысль». Прошел всего месяц после этого выступления Сталина, и 30 января 1930 года вышло постановление ЦК, ЦИК и СНК «О ликвидации кулачества как класса». В стране сразу же началась широкомасштабная борьба с зажиточным крестьянством, в результате чего были репрессированы и сосланы в Сибирь, в Заполярье и на Дальний Восток миллионы кулаков и членов их семей. Так начал раскручиваться маховик массовых репрессий.

 

Самарские события года

24 марта 1929 года Самарское общество археологии, истории, этнографии и естествознания (СОАИЭЕ) по решению областных партийных властей было реорганизовано в Самарское окружное краеведческое общество (СОКО). Одновременно во всех округах Средневолжского края создавались единые краеведческие общества. Этой работой занимались П.А. Преображенский, К.И. Каргер, С.В. Сохацкий, А.А. Стакан и другие учёные. Ныне историки отмечают, что в конце 20-х годов активность краеведов, и в первую очередь историков и археологов, которые ратовали за исключение из хозяйственной деятельности обширных территорий с историческими памятниками, стала раздражать высшее и местное руководство ВКП (б). В итоге в сентябре 1930 года по обвинению в контрреволюционной деятельности были арестованы около 60 самарских учёных. Судебный процесс по этому делу состоялся в июне 1931 года. Все подсудимые получили различные сроки лишения свободы, а некоторые расстреляны.

 

15 октября 1929 года по решению городского совета в Самаре была закрыта церковь святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Этот храм был открыт в 1898 году при Мариинском приюте для солдатских детей-сирот, а строился он на средства вдовы коллежского асессора Надежды Илларионовны Шехларёвой. Освящён этот храм был 15 ноября того же года. Церковь возвели с двумя приделами, один из них был освящён во имя святителя Христова Николая, а второй — во имя святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, в честь которых он и был назван. Второй придел выходил на улицу Николаевскую (ныне Чапаевская). Мариинский приют в 1918 году был закрыт, но храм продолжал вести богослужения как приходская церковь ещё более десяти лет. После её закрытия в октябре 1929 года в этом помещении был создан Музей Революции, который впоследствии переименовали в Музей Ленинского комсомола, а в 1951 году включили в структуру Куйбышевского областного музея краеведения. В этом помещении располагался отдел советской истории. В 1993 году по решению облисполкома здание церкви было возвращено верующим. Ныне оно является памятником истории и архитектуры местного значения.

 

20 октября 1929 года в Самаре состоялось собрание немцев – активистов города, всего присутствовало 68 человек. Присутствующие избрали комиссию для решения вопроса о закрытии лютеранской кирхи на Советской улице (ныне улица Куйбышева). Помещение кирхи предполагалось использовать для культурно-просветительской деятельности среди немцев и работы Общества советско-германской дружбы. Собрание единогласно высказалось за закрытие кирхи и передачи его в распоряжение горисполкома для указанных выше нужд.

 

6 ноября 1929 года была принята в эксплуатацию Сызранская ГЭС. Её строительство предусматривалось планом ГОЭЛРО, принятым в 1920 году, а работы непосредственно на местности начались в 1927 году. На возведении плотины задействовали свыше 900 рабочих, для перевозки материалов и породы использовались конные подводы, а при выемке грунта для котлована ГЭС в основном применялся ручной труд. После торжественного пуска Сызранская ГЭС стала для того времени крупнейшей гидроэлектростанцией во всем Поволжье. Её плотина превышала 300 метров в длину, мощность её агрегатов составила 2040 киловатт, а выдаваемое напряжение – 6000 вольт. В течение ряда лет после пуска от Сызранской ГЭС в разные стороны были проложены электросети общей протяжённостью 97 км, а на их трассах поставили 21 трансформаторную подстанцию. После ряда реконструкций гидроэлектростанции она и по-прежнему находится в строю действующих.

 

Главное самарское событие года

В ночь с 23 на 24 октября 1929 года в селе Мулловке Елховского района Самарского округа в окно дома, где остановился приехавший из Самары с целью проведения хлебозаготовок татарский инструктор крайкома ВКП (б) Ибрагим Сабитов, неизвестными был брошен камень, который попал Сабитову в голову. От удара инструктор крайкома получил сотрясение мозга средней тяжести с рассечением кожи головы. Он упал на пол и потерял сознание, а когда очнулся, во дворе уже никого не было. Краевым управлением ОГПУ происшествие было квалифицировано как террористический акт, направленный против представителя власти. Расследовавший это дело оперуполномоченный ОГПУ Борисов арестовал большую группу зажиточных селян и более месяца собирал против них улики, однако доказать их вину так и не смог. В итоге дело о террористическом акте в селе Мулловка было прекращено.

 

Судьба русского хлебопашца

Еще классики мировой экономической науки отмечали, что сельское хозяйство в любой стране является одной из основ государственной власти, а также важнейшей составляющей ее системы безопасности. Это и понятно: чем больше население страны зависит от заграничных поставщиков продовольствия, тем меньше в этом государстве самостоятельности и суверенитета, тем легче иностранцы могут влиять на такой народ. «Труд – отец богатства, а земля – его мать» – этот постулат экономического учения Адама Смита никто не оспаривает и по сей день.

Испокон веков даже самые развитые промышленные страны, вне зависимости от своих почвенно-климатических условий, всегда стремились вкладывать немалые средства в развитие отечественного сельского хозяйства (рис. 1). Ведь любой кризис в аграрном секторе, ведущий к спаду производства продовольствия, сразу же наносит тяжелый удар по всей экономике страны в целом и приводит к огромным ресурсным потерям, которые затем путем импорта продовольствия приходится возмещать с многократными убытками.

Стоит привести несколько основных положений и цифр, из которых видно, какое огромное влияние оказывают почвенно-климатические условия на трудоемкость производства сельхозпродукции в том или ином регионе и на ее себестоимость. Чтобы оценить уровень растениеводства страны, надо при этом учесть так называемый «коэффициент биологической продуктивности» здешних почв. Если этот показатель для России принять за условную цифру 100, то в США он будет равен 187, в Западной Европе - около 150, в Индии - 363, а в Индонезии 523. А это означает, что при одних и тех же затратах труда и других ресурсов с одного гектара пашни в США получают в среднем в 1,87 раз больше растительной массы, чем в России, а в Индонезии – более чем в пять раз. Про такие богатые почвы народ давно уже высказался так: «Там весной посади оглоблю – к осени телега вырастет».

Понятно, что на плодородной земле в южном регионе после ее вскапывания чаще всего требуется просто бросить в пашню семена, а через пару месяцев с поля уже можно собирать урожай. В России же крестьянину-хлебопашцу приходилось в течение веков изрядно «горбатиться» на своей землице, прежде чем он мог везти на базар рожь или пшеницу. Поэтому ученые-экономисты уже давно сделали вывод, что с учетом немалых затрат земледельца на обработку и удобрение почвы, на уборку и хранение урожая производительность многих российских земель оказывалась примерно на том же уровне, что и в странах, обладающих гораздо лучшими почвенно-климатическими условиями.

А тот факт, что Россия в течение минувшего столетия регулярно оказывалась за чертой продовольственного кризиса, говорит вовсе не об отсутствии трудолюбия у русского земледельца, а совсем о другом - о взглядах властей на положение и роль крестьянства в собственном государстве. К сожалению, в России в течение ХХ века отношение власть предержащих к аграрному сектору отечественной экономики и к его финансированию в разные исторические эпохи порой менялось самым кардинальным образом. (рис. 2, 3)

В конце XIX - начале XX века в сельском хозяйстве России окончательно победили капиталистические производственные отношения, которые, как известно, стали здесь внедряться еще с 1861 года, после отмены крепостного права. В целом же природные условия для выращивания зерновых культур у нас всегда были благоприятные, тем более что из всего населения Самарской губернии (на 1 января 1904 года - свыше 3,1 миллиона человек) горожан было немногим более 160 тысяч, то есть 5,1 процента. Остальное население составляли крестьяне, которые в подавляющем большинстве работали в сфере производства хлебного зерна. Неудивительно, что в начале ХХ века Самарская губерния входила в число немногих российских регионов, ставших тогда главной житницей страны (рис. 4-6).

В те годы в привозной день осенью и зимой на базарах города бывало до 10 тысяч хлебных возов, а всего в лучшие годы в Самарской губернии производилось более миллиона пудов пшеницы. На торговле хлебом самарское купечество быстро богатело, и этот процесс начался еще в конце XIX века. Если в 1851 году в нашем городе не было ни одного купца первой гильдии, и только 18 относились ко второй, то уже в 1886 году у нас было 30 первогильдийных купцов и 464 купца второй гильдии.

Самарское зерно в основном вывозилось за границу, и в первую очередь в Англию. В связи с этим местные хлеботорговцы очень гордились тем обстоятельством, что «королева английская каждый день за кофеем кушает печенье из самарской пшеницы». При этом хлеб по достаточно низким ценам закупался по всем селениям и базарам губернии, а затем свозился в Самару в хлебные амбары, которые и по сей день можно видеть в нашем речном порту. Отсюда зерно пароходами (а в конце XIX века, когда в наш город пришла железная дорога - также и поездами) везли во все концы страны, в Москву, в Санкт-Петербург и далее за границу.

Но в ходе Первой мировой и гражданской войн непрерывные боевые действия на огромных пространствах России в общей сложности продолжались восемь лет – с 1914 по 1922 годы. В результате этих сражений, по разным оценкам, погибло от 15 до 25 миллионов человек, в основном молодые и сильные мужчины, причем свыше 80 процентов из них составляли сельские жители. А советское правительство, развязывая в 1918 году красный террор, не могло не знать, что к тому моменту выращивать хлеб в стране стало практически некому: наиболее работоспособная часть крестьянства либо пребывала на фронтах, либо уже лежала в сырой земле.

Неудивительно, что в 1918 и 1919 годах, несмотря на довольно благоприятную для земледелия погоду, установившуюся в Европейской части России, производство хлебного зерна в стране по сравнению с 1913 годом упало в 5-6 раз (в некоторых регионах – даже в 8-10 раз). По этой причине резко сократился завоз продовольствия в крупные города, после чего ленинское правительство ввело продразверстку, чтобы хлеб у крестьян по всей стране изымать в принудительном порядке. Результатом эта катастрофический голод в Поволжье 1921-1922 годов.

Главной его причиной нынешние эксперты считают не столько сильнейшую засуху тех лет, сколько хищническое использование большевистским режимом государственных стратегических запасов продовольствия в 1918-1920 годах. Ленинское правительство в это время напрочь забыло о необходимости думать о завтрашнем дне, и эта недальновидность тогдашних лидеров Советской России через несколько лет аукнулась им миллионами голодных смертей.

В результате советское правительство оказалось вынуждено предпринять шаги по частичной национализации ряда отраслей экономики и по легализации частной торговли и предпринимательства, объявив о переходе к новой экономической политике (НЭПу). Первым из юридических актов такого рода стал Декрет ВЦИК от 21 марта 1921 года «О замене продовольственной и сырьевой разверстки натуральным налогом». За ним последовали Декрет СНК от 7 апреля того же года «О потребительской кооперации», Декрет ВЦИК от 24 мая 1921 года «О допущении частной торговли», а также некоторые другие (рис. 7-9).

В конце 20-х годов после широкой дискуссии по сельскохозяйственному вопросу, проходившей внутри большевистской партией, функционерами ЦК решено было брать курс на массовую коллективизацию и обобществление крестьянских хозяйств. Этот курс был официально провозглашён на XV съезде ВКП (б), проходившем в Москве 2-19 декабря 1927 года.

По состоянию на 1 июля 1927 года в СССР насчитывалось 14,88 тыс. коллективных хозяйств; на тот же период 1928 года — 33,2 тыс., в 1929 году — свыше 57 тыс. Среди организационных форм коллективных хозяйств преобладали товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы), но при этом в стране действовали также сельхозартели и сельхозкоммуны.

К осени 1927 государство установило твердые цены на хлеб[ывший] Быстрый рост индустриальных центров, увеличение численности городского населения вызвали огромный рост потребности в хлебе. К этому времени вольные кооператоры в сельском хозяйстве уже перестали устраивать верхушку ВКП (б), где в то время все более и более чувствовалась концентрация всей власти в руках И.В. Сталина (рис. 10).

К середине 20-х годов он в целом завершил разгром левой партийной оппозиции во главе с Л.Д. Троцким, которого тогда же выслали из страны. Еще более накалилась ситуация после одного из пленумов ЦК ВКП (б), состоявшегося 10-17 ноября 1929 года, на котором было принято решение об ускорении темпов коллективизации. Одновременно в «правом» уклоне был обвинен Н.И. Бухарин, которого тогда «всего лишь» вывели из состава Политбюро. Впоследствии Бухарина и ряд его единомышленников признали «врагами народа» и расстреляли.

А 27 декабря 1929 года Сталин произнёс свою знаменитую речь на Всесоюзной конференции аграрников-марксистов, которая фактически означала конец НЭПа и переход к ускоренному строительству социализма. Именно тогда из уст вождя прозвучало: «Ликвидировать кулачество как класс!» На конференции вождь провозгласил политику «сплошной коллективизации» сельского хозяйства СССР. В то время зажиточные крестьянские дворы обычно именовались «кулацкими хозяйствами», а их хозяева — «кулаками». Октябрьский переворот 1917 года и последовавшая за ним политика «военного коммунизма» нанесла по кулачеству первый удар, изъяв у него 50 миллионов гектар земли из 80 миллионов гектар, которыми оно владело до революции.

С переходом СССР в 1921 году к НЭПу, когда произошло возрождение элементов рыночной экономики, рост кулацких хозяйств возобновился. В 1927 году их уже было свыше миллиона. Вот тогда и прозвучала упомянутая выше программная речь Сталина, которую дополнило постановление ЦК, ЦИК и СНК от 30 января 1930 года «О ликвидации кулачества как класса». Тогда же в стране сразу же началась широкомасштабная борьба с зажиточным крестьянством, которая сопровождалась раскулачиванием и выселением зажиточных семей из принадлежащих им домов. Только по официальным данным, за 1930–1932 годы в Сибирь и в Заполярье было выслано свыше 240,7 тысяч семей, а к началу 1941 года там находилось более 1 миллиона человек (рис. 11).

Уже в 30-е годы стало ясно, что санкционированная партией сельская коллективизация на местах изобиловала многочисленными перегибами, когда ярлык кулака приклеивался тысячам и десяткам тысяч середняков, а то и вовсе бедняков, которых тоже лишали имущества и ссылали на Соловки. В связи с этим в крестьянской среде стало резко нарастать социальное напряжение, грозившее уже вскоре вылиться в серьезные выступления против политики власти.

Именно в это тяжелое время, 2 марта 1930 года, в «Правде» была опубликована статья Сталина «Головокружение от успехов». В ней вина за ошибки в проведении коллективизации была возложена на местные власти. На основе этой статьи 14 марта было принято постановление ЦК ВКП (б) «О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении». Статья Сталина и последовавшее за ней постановление ЦК вызвали широкий резонанс в среде крестьянства, после чего начался массовый выход из колхозов. За четыре месяца доля коллективных хозяйств упала с 55 до 24 процентов (рис. 12-14).

В дневнике писателя Михаила Пришвина эти события отмечены следующей записью: «Статья «Головокружение от успехов» теперь как эра, так и говорят всюду, начиная рассказ: «Было это, друг мой, до газеты…» Или скажут: «Было это после газеты». Но всеобщая эйфория на селе вскоре прошла. Изменилась лишь тактика властей, но курс партии на коллективизацию в целом сохранился. От насильственных действий власти перешли к финансовым методам воздействия на крестьянина. Для вошедших в колхоз вводились серьезные льготы, а единоличников стали облагать повышенными налогами, которые порой в десятки раз превышали ставки налогообложения колхозников. В такой обстановке крестьяне вынуждены были либо разоряться, либо вступать в колхоз. В результате к 1934 году доля крестьянских хозяйств достигла 71 процента (рис. 15-17).

А юридической вершиной репрессий против крестьянства стало постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 год «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации, и укрепления общественной (социалистической) собственности». В народе он получил название «Указ семь-восемь», или «Указ о колосках».

Нынешние аналитики отмечают, что экономические успехи СССР в 20-х – 30-х годах достались нашему народу непомерно дорогой ценой. Из-за широкого применения мер внеэкономического принуждения (в том числе административного и уголовного) к 1940 году было фактически разорено крестьянство Среднего Поволжья, подорваны стимулы к саморазвитию деревни, заметно упал общий жизненный уровень всего населения страны. В первую Очередь это связывают с воплощением в жизнь теории И.В. Сталина об усилении классовой борьбы в советском обществе по мере продвижения по пути строительства социализма.

О том, как в Самарской губернии проходила коллективизация, и как в это время на селе разворачивалась ожесточённая классовая борьба, можно видеть из приводимых ниже документов Центрального государственного архива Самарской области (ЦГАСО).

 

Террористы из Елховского района

(По материалам уголовного дела, ЦГАСО, Р-1604, оп. 1, д. 1).

В 1929 году Мулловка была богатым татарским селом, в котором насчитывалось больше пяти десятков зажиточных дворов. Таковыми считались хозяева, имевшие собственный дом, надворные постройки, земельный надел, сельскохозяйственный инвентарь, не менее двух коров и столько же лошадей. Хотя принадлежащую им землю обычно обрабатывали члены этой же семьи, всё же иногда на период уборки хлебов они в качестве батраков нанимали мужиков из своего села. Тех, кто подобным образом использовал наёмный труд, впоследствии автоматически записывали в кулаки.

Ещё до того, как в стране была объявлена «сталинская» коллективизация, местные активисты пытались организовать в Мулловке товарищество по обработке земли (ТОЗ), но встретили активное сопротивление со стороны зажиточной части села. Как потом писал а своём обзоре районный народный следователь Горюшин, «в 1927-1929 годах зажиточная часть села Мулловки создала крепкое ядро для агитации против хлебопоставок, против 3-го займа индустриализации и других мероприятий, проводившихся властью Советов… Везде и всюду эту группа людей неоднократно вела агитацию против советских политических кампаний, яростно выступала против принятия контрольных цифр хлебозаготовок, как на общем собрании, так и на бедняцких собраниях, на пленуме сельского Совета. Активистам-беднякам на этих собраниях вообще не давали говорить о хлебозаготовках, а подчас и выгоняли их из собраний. Кулаки вели повседневную работу против политики партии, против активных бедняков, против организации колхозов и других мероприятий, а против уполномоченных, прибывающих в село на работу по хлебозаготовкам, устраивали умело организованные теракты».

Этот обзор дополнил слесарь вагонного депо станции Самара, член ВКП (б) Фёдор Фёдорович Гетц, которого в начале октября 1929 года в качестве уполномоченного по хлебозаготовкам направили в Мулловку из Самары по мобилизации крайкома ВКП (б). В своих показаниях следователю Гетц сообщил следующее: «Мулловка - село особо отсталое в политическом отношении. По всему в Мулловке не чувствуется ещё Советской власти, ввиду того, что над бедняками имеют верх кулаки и зажиточные… При сдаче излишков хлеба кулаки и зажиточные оказываются особо озверелыми и недовольными положенной контрольной цифрой на Мулловку в [размере] 12.000 пудов. Они считают, что Мулловка в этом году хлеба не имеет, а также доказывают, что у них нет кулаков и зажиточных. Но когда [к ответственности] было привлечено 2 кулацких хозяйства по 107 ст. УК [спекуляция продуктами сельского хозяйства, до пяти лет лишения свободы с конфискацией имущества – В.Е.], и 7 хозяйств по ст. 61 УК [отказ от выполнения государственных повинностей, до двух лет лишения свободы с конфискацией имущества – В.Е.], то положение в селе и вовсе обострилось. После общего собрания бедноты 22 октября 1929 года с повесткой дня, что же должен делать бедняк по изъятию хлебоизлишков от кулаков и зажиточных, часть середняков из-за невыполнения контрольной цифры [хлебосдачи] тоже попала под следствие».

Это был один из самых характерных перегибов 1929-1930 годов, которые происходили по всей стране как при взыскании с хозяйств хлебного налога, так и при проведении коллективизации в деревне. Середняцкие, а порой и бедняцкие хозяйства сплошь и рядом записывали в зажиточные, независимо от числа едоков в семье и их имущественного положения. После этого уполномоченные, как это было ещё во времена продразвёрстки, выметали из сусеков недосдатчиков всю пшеницу до последнего зёрнышка. Нечто подобное, как видно из дела, в 1929 году случилось и в селе Мулловка. Неудивительно, что в ходе проведения осенней кампании по выполнению хлебопоставок здесь значительно выросло число противников советской власти, а также нашлось немало желающих расправиться с сельскими активистами и с городскими уполномоченными по хлебозаготовкам. Такие факты были зафиксированы в протоколах допросов следователей ОГПУ (рис. 18-22).

 

Из обвинительного заключения, составленного нарследователем 10-го участка Самарского округа Горюшиным.

«Во время прохождения кампании хлебозаготовок по Мулловскому с[ель]совету… был совершён решительный нажим на кулацкую часть с. Мулловки, которая ещё до сего времени руководила селом, бедноту держала в зажиме. Работа [уполномоченных] с беднотой дала положительные результаты, в силу чего классовая борьба между беднотой и кулацким элементом с. Мулловки обострилась… Кулацкая часть села… всячески старалась тормозить проведение кампании, заключающееся в срыве общих собраний, агитаций, а при удобном случае и в использовании всяких подходящих для них моментов. Кулаки избивали активистов, которые принимали активное участие в совработе, покушались на убийство уполномоченных лиц…

В 1929 году во время проведения майско-июльских хлебозаготовок в селе Мулловке активное участие в них принимала секретарь с[ель]совета Жидяева Мария, составлявшая опись имущества у недосдатчиков хлебных излишков: Юсупова Хайруллы, Яхина Минсафа и Галимова Шакира. Первый из них высказывал ей угрозы, кричал в с[ель]совете - чего ты ешь наше имущество; но помни: есть нас тебе осталось недолго. И после этих угроз, через три дня, т.е. в ночь с 30 июня на 1 июля, в квартиру Жидяевой Марии через окно был брошен кирпич, который угодил в стену кровати и упал на пол. В тот момент Жидяева Мария в своей квартире отсутствовала, а на кровати спала 13-летняя хозяйская дочь [которая не пострадала]. Узнавши о том, что покушение было неудачным, и с целью довести своё намерение до конца, кто-то в ночь с 2 на 3 июля опять бросил камень через окно в квартиру Жидяевой, но последняя в тот момент в своей комнате не спала, а находилась в общей хозяйской комнате.

[…]

В июне месяце 1929 года Ахметов Зиаддин, у которого провели хлебозаготовку, вышел с топором в руках среди улицы и угрожал убить активистку, беднячку Заритову Бибичалину. К нему подошёл Шарипов Гарей, который просил Ахметова уйти домой. Ахметов размахнулся топором на Шарипова с целью зарубить его как активиста, также участвующего в хлебозаготовках. Другой из присутствующих, Ганеев Зиаддин, отнял топор у Ахметова, унёс к себе во двор и спрятал его. После этого Ахметов, всё же желая отомстить Шарипову, поднял рычаг, лежавший на земле, которым он нанёс удар по голове Шарипову. Последний, обливаясь кровью, через некоторое время всё же встал и пошёл в с[ель]совет, где заявил о покушении на него председателю Велитову, но последний, не обращая внимания на эту жалобу, велел ему обратиться к доктору, а присутствующий здесь же Сабитов Аглиулла добавил, что «ладно, не было там его брата, они бы убили тебя насмерть».

В феврале 27 дня 1929 года по инициативе зажиточных [Мулловский] с[ель]совет собрал общее собрание под председательством зажиточного Шарипова Аляльлина, на котором решался вопрос об отводе от должности заведующего кооперативным магазином бедняка Низаметдинова. Против него яростно выступали Абдрашитов Мубиряк и Тазетдинов Гата, которые говорили – не нужен нам завмагазином бедняк, нам нужен свой человек – сподручный. Сабитов Аглиулла говорил на этом собрании, что бедноту в с[ель]совет выбирать не надо, т.к. она не может даже дать телёнку корму, а управлять с[ель]советом тем более не сумеет. Сабитов Аглиулла агитировал, что выбирать в с[ель]совет необходимо зажиточных, активных, умеющих правильно вести работу. На этом собрании [на должность заведующего кооперативным магазином] зажиточные выбрали своего подручного - Абдрашитова Шакира.

Ещё раньше Сабитов Аглиулла, находясь в то время в должности заведующего кооперативным магазином, и имея родственную связь с председателем с[ель]совета Велитовым, предложил последнему созвать общее собрание по разрешению вопроса хлебозаготовок, проводимых в майско-июльскую кампанию. С целью срыва хлебозаготовок Сабитов Аглиулла и пред[седатель] с[ель]совета Велитов созвали [на собрание] исключительно зажиточную часть, и пригласили сюда уполномоченного РИКа Тихонова, приехавшего провести эту кампанию. Обсуждение этого вопроса зажиточной частью тогда было сорвано, т.к. это собрание от выполнения хлебозаготовок категорически отказалось. После чего, выявив эту проделку Сабитова, он от занимаемой должности [заведующего кооперативным магазином] был отстранён, а пред[седатель] с[ель]совета Велитов судим».

(ЦГАСО, Р-1604, оп. 1, д. 1, л.л. 250-251) (рис. 23-25).

 

После покушения на Марию Жидяеву нашлись свидетели, которые в ночь происшествия видели убегающим от её дома 22-летнего жителя села Хайруллу Юсупова, который ещё раньше открыто выказывал к ней неприязнь. Начальник Елховского районного административного отдела Самарского округа Артамонов через несколько дней допросил Юсупова, который показал следующее:

«Я родился в с. Мулловке в 1907 г., женат, семья 3 человека, происхождение из крестьян, малограмотный, имущественное положение - 1 дом, 1 лошадь, 1 жеребёнок 2-х лет, 1 корова, беспартийный, не судился. По существу дела показал: я, Юсупов Хайрулла, виновным себя в разбитии окон у гр-на Галимова Нитфуллы [у которого квартировала Жидяева – В.Е.] не признаю, а в оправдание себя показываю, что в воскресенье 1 июля я ночевал в поле, пахал пар, со мной вместе ночевал брат предсельсовета Мингаур. Со 2 на 3 июля я тоже ночевал в поле на полыни. О том, что у Галимова разбили окна, я узнал через три дня, какого числа, я хорошо не помню. Больше показать ничего не могу. Протокол мне через переводчика прочитан, показания записаны верно. В чем и подписуюсь.

Юсупов (подпись).

(ЦГАСО, Р-1604, оп. 1, д. 1, л. 11).

 

А когда в ночь с 23 на 24 октября 1929 года в Мулловке неизвестные бросили камень в окно дома, где квартировался уполномоченный от крайкома ВКП (б) Ибрагим Сабитов, и при этом камень попал Сабитову точно в голову, то расследованием этого происшествия сразу же занялись сотрудники ОГПУ, причём подозреваемые в этом покушении следствием уже были назначены заранее.

«Утверждаю: нач. окротдела ОГПУ Жуков.

Постановление по принятию дела к производству

1929 г., октября 24 дня я, уполномоченный Сам. окр. отд. ОГПУ СВО Борисов, рассмотрев материал на гр. д. Мулловки, того же с/с, Елховского р-на, Самарского округа: Рузанова Абдрахмана, Галимова Шакура, Шарипова Гусаиха, Абдрашитова Мубаряка, Хайрутдинова Исляма, Тазетдинова Гота, Сабитова А., Шарипова Аляльдина, Шарифутдинова Фейсаха и Юсупова Хайруллу, и, приняв во внимание, что в таковом имеются признаки преступления, предусмотренного 588 [совершение террористического акта – В.Е.] и 5810 [пропаганда и агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти – В.Е.] ст.ст. Уголовного кодекса, постановил: принять дело к своему производству и приступить к его расследованию.

Уполномоченный СОО ОГПУ по Елховскому району Борисов (подпись).

Согласен: ст. уполномоченный (подписи нет)».

(ЦГАСО, Р-1604, оп. 1, д. 1, л. 50).

 

В качестве потерпевшего оперуполномоченный Самарского отдела ОГПУ по Елховскому району Борисов допросил 34-летнего Ибрагима Галлиуловича Сабитова, татарского инструктора Средне-Волжского крайкома ВКП (б), который показал следующее.

«В первых числах октября 1929 года я был мобилизован крайкомом ВКП (б) на хлебозаготовки… Я выбрал Елховский район Самарского округа, и 19 октября я прибыл в Мулловку, где оказался мой знакомый, член ВКП (б) Ишмухаметов Шайдулла, который пригласил меня к себе, и я стал жить у него. С первых же слов мы говорили о положении на селе, о кулацких порядках… Из наиболее заядлых кулаков указывались: 1. Галимов Шакур; 2. Галимов Минсафа; 3. Нареев Шагит; 4. Шарипов Гузаир. Эта группа с 1921 году верховодила селом, они избивали тех, кто им противоречил, или не давали, что они просят…

Мы договорились с Ишмухаметовым и Гетцем собрать бедноту в школе 22 октября вечером, с повесткой дня: 1) о задачах и целях работы ВКП (б) среди бедноты – доклад Сабитова; 2) о ходе хлебозаготовок – Гетц. Это нам было необходимо для того, чтобы зарядить бедноту на её задачи, как бедняка, и заручиться в этом мнением бедноты, о выводе некоторых членов с[ель]совета из его состава, и о применении карательных статей…

На другой день после обеда должен был собраться с[ель]совет по самопроверке членов с[ель]совета и по применению карательных статей к кулакам и зажиточным. Шарипова Гузаира думали вывести из состава с[ель]совета с отдачей под суд за сопротивление хлебозаготовке, на него имеется акт за связь с кулаками и за дела в 1921 году, и думали применить карательные статьи к Галимову Шакуру, Галимову Минсафу, Нарееву Шагиту за невыполнение хлебозаготовок…

Но в связи с проводимыми описями имущества у кулаков к 5 часам вечера 23 октября не сумели собраться все члены с[ель]совета, и я с Ишмухаметовым и Гетцем договорился пленум отложить… Придя домой, я разделся и сел к столу с журналом № 18 «Большевик», жена тов. Ишмухаметова Фатима приготовила мне чай. Я сидел задом к окну, выходящему во двор, пил чай, читал журнал, беседовал с детьми Ишмухаметова, с мальчиком Накием, сыном квартирной хозяйки. Вдруг около 5 ½ часов вечера я услышал оглушительный звук, нечто похожее на выстрел. Как я упал, я не помню, но я очутился на полу, а рядом в незапертой корзинке лежал револьвер. Я достал его и зашёл за печку, и дал два выстрела с надеждой на помощь проходящих. От выстрела потухла лампа, и мы остались в темноте. Я поспешил к двери, чтобы запереть её на крючок, но крючка не нашёл, а соединил полотенцем скобы двери с кроватью, полагая, что [преступники] могут войти в избу. К этому моменту я осознал, что кто-то бросил в окно камень и пробил мне голову. Я попросил в темноте хозяйку перевязать мне голову, место ранения, но она от испугу [этого сделать] не смогла, [и перевязку я] сделал сам. Я боялся за судьбу Ишмухаметова, [в этот момент] находящегося в бане. В темноте, видимо, мы сидели минут 15, [потом] в печке вздули огонь. Тут постучали в дверь, оказывается, пришёл из бани Ишмухаметов. Я открыл дверь, впустил его, сообщил ему [о происшествии], после чего мы с Ишмухаметовым и с огнём вышли на улицу. Тут же наискось на той стороне [улицы увидели, что] идут с фонарём двое лиц, и крикнули, чтобы они подошли к нам, но те повернули обратно и побежали. Я дал выстрел, чтобы их остановить, но они вбежали во двор дома Ахмедуллы Яхина. Мы тоже [вбежали] туда, попросили его выйти, он вышел, и мы вместе пошли в с[ель]совет. Во дворе с[ель]совета сидела группа человек 15, которых мы просили зайти в с[ель]совет. Список лиц, находящихся в с[ель]совете и вошедших, прилагается. Послали за пред[седателем] с[ель]совета, написали срочное сообщение в райком и нач[ачальнику] милиции. Мы послали [эти сообщения] в 8 часов вечера 23 октября, а к дознанию приступили в 6 часов вечера 24 октября.

(ЦГАСО, Р-1604, оп. 1, д. 1, л.л. 65-68).

 

Главным подозреваемым в покушении на Ибрагима Сабитова опять же оказался упомянутый выше Хайрулла Юсупов, который при допросе у оперуполномоченного ОГПУ Борисова показал следующее.

«Приблизительно в 6 ч. вечера я поужинал и пошёл к Хайруллину Бари, откуда вместе с Бари мы тут же пошли в с[ель]совет, где собирался народ, ожидая собрания. Мы постояли около сельсовета приблизительно 5 или 10 минут, не больше, и пошли в большую улицу вместе с Бари. Подойдя к дому Феткуллова Хасана, сели около дома, где были Хайруллин Габдрахим и Хамидуллин Насын. Прошло не более 5-10 минут, и на улице раздался выстрел по направлению к кооперации, кто стрелял, я не знаю. Просидев возле дома Феткуллова с полчаса, я решил пойти к себе на квартиру, когда пришёл, моя семья и хозяин дома уже спали. Утром во время сгона скота в поле я узнал, что вечером случилось происшествие, т.е. бросили камень в окно [Ибрагима Сабитова], кто бросил, для меня неизвестно. Больше по сему делу показать ничего не могу, показание мне прочитано, в чём и подписуюсь.

Юсупов (подпись)».

(ЦГАСО, Р-1604, оп. 1, д. 1, л. 79).

 

В течение последующих двух недель оперуполномоченный ОГПУ Борисов опросил практически всех совершеннолетних жителей села Мулловки, но никаких ценных для следствия сведений ему собрать так и не удалось. Сельчане либо говорили, что ничего не знают о том, кто именно мог совершить террористический акт в отношении уполномоченного крайкома ВКП (б), либо без всяких доказательств обвиняли кого-либо из «богатеев», которые просто мстят представителям власти за непомерные хлебные налоги. Весьма показательным в этом отношении были сведения, полученные от жителя Мулловки Исляма Яхина, о чем оперуполномоченный Борисов записал так:

«…в процессе предварительно следствия установлено:

1) Что гр-н с. Мулловки Яхин Ислям в первых числах ноября в 12 часов ночи проходил в нетрезвом виде мимо сторожа Ишмухаметова Габбаса, к которому зашёл покурить, и сказал, что он, Яхин Ислям, знает тех ребят, которые бросили камень чрез окно в Сабитова, но оговорился, что, если бы Ишмухаметов Габбас приходился близким другом ему, Яхину Исляму, то тогда бы он сказал ему о тех, кто совершил это преступление.

2) Он же, Яхин Ислям, в пьяном виде возвращался из с. Нового Буяна в с. Мулловку, и по дороге его догнал гр-н Хаяддинов Зиаддин, и последний сел к нему в сани и завёл разговор, в котором Яхин Ислям сказал, что он знает тех ребят, кто ударил камнем через окно Сабирова. Хаяддинов настаивал, чтобы он сказал ему [об этом], и тут Яхин Ислям потребовал от него вина, и Хаяддинов дал ему [вина], которое Яхин выпил. После выпитого вина он отказался сказать фамилии тех ребят. Утром Ислям совсем отказался от своих слов, и говорил, что он ничего не помнит.

3) Такие же слова Яхин Ислям в нетрезвом виде говорил и Абдрашитову Шакуру в сенях квартиры Ибрагимова Ахмета, где они вместе с Ибрагимовым курили, и обещал Абдрашитову сообщить фамилии преступников-террористов после. В процессе следствия выявить и установить лиц виновных не удалось, а Яхин Ислям, как на допросе, так и на личной ставке от своих слов категорически отказался».

(ЦГАСО, Р-1604, оп. 1, д. 1, л. 251).

 

Так и не сумев собрать никаких других материалов о причастности кого-либо из конкретных лиц к совершённому преступлению, оперуполномоченный Борисов не нашёл ничего лучшего, как арестовать большую группу зажиточных жителей села Мулловка. В период с 14 по 18 ноября 1929 года были выписаны постановления о заключении под стражу Шарипова Гузмира, 45 лет, Сабитова Агаллиуллы, 37 лет, Абдрашитова Мубирли, 56 лет, Галимова Шакура, 56 лет, Юсупова Хабибулы, 57 лет Юсупова Хайруллы, 21 года, Шарифутдинова Досхана, 54 лет, Рузанова Абдрахима, 45 лет. Ещё троих сельчан (Тазетдинова Гота, 34 лет, Хайсамутдинова Исляма, 24 лет, и Нураева Шагита, 43 лет) оставили под подпиской о невыезде. Им всем было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 588 и 5810 УК РСФСР. Кроме того, подписка о невыезде была оформлена в отношении Нураева Гапита, Галимова Минсафа, обвинённых по ст. 110 ч.2 УК РСФСР (превышение власти или служебных полномочий), а Кашельдинова Минача и Каметова Муртына - по ст. 142 УК РСФСР (умышленное тяжкое телесное повреждение).

 

Перечисленные выше лица, заключённые под стражу, были помещены в Самарский Домзак (Самарская губернская тюрьма на улице Арцыбушевской). Здесь с ними работали следователи, которые проводили допросы и очные ставки, однако на протяжении последующих четырёх месяцев никаких новых доказательств их вины они получить так и не смогли. В результате в этом деле появился следующий документ:

«Утверждаю: Замначсамокротдела ОГПУ

Постановление об изменении меры пресечения.

1930 г. марта 7-го дня.

Я, пом. уполномоченного СО Самокротдела ОГПУ Ефремов, рассмотрев следственный материал по обвинению гр-н деревни Мулловки, Елховского района, Самарского округа [фамилии приведены те же, что и в обвинительном заключении – В.Е.], обвиняемых по ст. 58-10, и принимая во внимание, что в настоящем деле нет достаточных данных о привлечении вышеупомянутых граждан по ст. 58-10, и руководствуясь ст. 151 и 202 УПК РСФСР, постановил:

Меру пресечения в отношении [фамилии приведены те же, что и в обвинительном заключении – В.Е.], – отменить, освободив их из-под стражи Самарского Домзака, по делу следствие прекратить.

П/уполномоченного Ефремов (подпись).

Согласен: нач. опергруппы (подпись неразборчива)».

(ЦГАСО, Р-1604, оп. 1, д. 1, л. 1а).

 

Остаётся добавить, что в 1931 году в Мулловке был создан колхоз, который был назван именем В.И. Ленина. Впоследствии это хозяйство под разными названиями существовало и действовало здесь на протяжении всех лет советской власти (рис. 26-28).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

 

 

Приложения

 

ГАСО, Р-1061, оп. 1, д. 10.

Прокуратура Средне-Волжского края.

Спецсообщения за 1930-1931 г.г.

Начато 25.10. 1930 г. Окончено 28.12. 1931 г.

368 листов.

 

Л.л. 8-12.

Сов. секретно.

Крайпрокурору т. Аракчееву.

Справка об активных антисоветских проявлениях по Средневолжскому краю (СВК) за время с 20 по 25 декабря 1930 года.

За пятую пятидневку декабря с.г. в четырёх районах СВК зарегистрировано 4 массовых выступления с общим количеством участников до 530 человек, преимущественно женщины, из них: на религиозной почве – 1, на почве коллективизации – 1, и на почве раскулачивания – 2. В отдельных районах зарегистрированы следующие выступления.

Массовые выступления.

[…]

Красноярский район, с. С. Солонец.

21.12. с.г. в с. С. Солонец при отчуждении имущества и выселении из дома кулака Сабольникова Ивана Тимофеевича собралась толпа женщин до 40 человек и отчуждать имущество не дала. Через 2 часа после этого приехала для изъятия имущества бригада, толпа вновь собралась в количествен до 80 человек, преимущественно женщин, и снова не допустила к изъятию имущества. Были выкрики: «Он наш кормилец», «Выселять не дадим». Подробности выясняются. На место происшествия выехал РУП.

Б[ольше]-Глушицкий район, с. Михайлово-Овсянка.

24.12. в 12 час. дня в селе Михайлово-Овсянке произошло массовое выступление женщин на почве отчуждения кулацкого дома колхозу «Красный флот». Толпа женщин в числе до 30 человек отогнала от дома рабочих колхоза и коммуниста – председателя сельсовета, причём из толпы раздавались выкрики: «Грабите имущество бедняков», «Снабжаете дармоедов-колхозников». Некоторые из женщин пытались избить сельских исполнителей. Подробности выясняются.

Теракты.

За период времени с 20 по 25 декабря по деревне СВК зарегистрировано 8 случаев терактов, из коих: поджогов – 3, ранений – 2, убийств – 1, и покушений – 2, из них: на почве коллективизации – 3, на почве раскулачивания – 1, на почве общественной работы – 1, на почве отчуждения имущества – 1, и два теракта независимо на какой почве были совершены.

[…]

Павловский район, с. Баклуша.

В ночь на 22 декабря с.г., в 12 часов ночи, в селе Баклуши пожаром уничтожена колхозная ветряная мельница, виновники поджога не выяснены. В этот вечер было общее собрание граждан, где разрешались вопросы о коллективизации, о сборе средств на постройку больницы. Село Баклуши русское, от райцентра на расстоянии 15 километров, жителей 2081 чел., имеется колхоз 137 хозяйств. Следствие ведёт РУП.

[…]

Пом. нач. СОУ ПП ОГПУ СВК Жуков.

Начальник инфо ПП ОГПУ по СВК Ванд.

30 декабря 1930 г.

№ 6/14689

Г. Самара.

 

Л.л. 18-24.

Сов. секретно.

Крайпрокурору т. Аракчееву.

Справка об активных антисоветских проявлениях, имевших место по СВК за время с 20 по 25 ноября с.г.

Теракты.

За время с 20 по 25 ноября с.г. в деревне СВК зарегистрировано 12 случаев терактов, из коих было: убийств – 3, избиений – 2, поджогов – 5, и покушений – 2. На почве хлебозаготовок отмечено – 6, коллективизации – 3, активной общественной работы – 1, и прочих – 1. В семи районах левобережья было 8, и в трёх районах правобережья – 4.

Из отдельных районов отмечены такие случаи.

Байтугановский район, б[ывший] Бугурусланского округа.

1 ноября с.г. в селе Русский Байтуган, в 3 час. 30 мин. Ночи в окно квартиры местного учителя Борисоглебского за его активную общественную работу по хлебозаготовкам был брошен камень.

5 ноября с.г. в этом же селе, в 11 час. ночи, в проходящего по улице села после заседания в с[ель]совете местного активиста по х[лебо]з[аготовкам], председателя правления колхоза Балабанова также был брошен камень.

В первом случае подозрение падает на середняка Илецкого И.В., который в эту ночь, будучи пьян, ходил по улицам села и кричал: «Долой Красную Армию, долой советскую власть».

Соответствующие меры по выявлению виновников покушения райотделом ОГПУ приняты.

Ново-Спасский район, б[ывший] Сызранского округа.

13 ноября в 7 часов вечера в с. Радищево неизвестным злоумышленником учинён поджог колхозной соломы на сумму 1600 руб. Село Радищево – торговое село, в 1918 г. было поражено белогвардейским восстанием. Расследование ведёт РАО.

8 ноября в 2 часа ночи в селе Алакаевке учинён поджог двора члена комсода по х[лебо]з[аготовкам], местного активиста, середняка Окунева Ивана Даниловича. Пожаром уничтожено: дом с надворными постройками, лошадь, корова, овцы и вся домашняя утварь.

Окунев И.Д. последний год принимал активное участие в общественной работе, как член комсода… В частности, им при проведении мясозаготовок была выявлена скрытая скотина у зажиточного Петрунина Н.В., каковой неоднократно Окуневу до пожара угрожал. Петрунин подозревается как непосредственный исполнитель теракта, в данное время арестован. Расследование ведёт нарследователь.

[…]

Сергиевский район, б[ывший] Бугурусланского округа.

В ночь с 14 на 15.11. с.г. в с. Нижней Козловке ударом топора в правый висок убит гр-н Кирпичников Василий гр-ном этого же села Пустоваловым Алексеем. Убийство совершено на почве хлебозаготовок. На место выехали сотрудник ОГПУ и представитель РАО. Подробности ожидаем.

Кузоватовский район, б[ывший] Кузнецкого округа.

В ночь с 4 на 5.11. с.г. в селе Ст. Ерыкла произведено вторичное покушение на секретаря местного партколлектива т. Кочкурова. Покушение произошло при следующих обстоятельствах. Примерно в 1 час ночи зажиточный сельчанин, привлекавшийся по 61 ст. УК, как злостный недосдатчик хлебоизлишков государству, Пецин С.Ф., явился в пьяном виде к квартире Кочкурова и стал стучать, говоря: «Вставай, всем коммунистам смерть пришла». Кочкуров встал, вышел на крыльцо, имея при себе наган, спросил: «Что тебе надо?», на что Пецин ответил: «Бить тебя пришёл». После этих слов Кочкуров, испугавшись, дал выстрел вверх, чем заставил Пецина уйти. Спустя некоторое время последний снова явился к квартире Кочкурова, где повыбил все окна. Установлено, что Пецин в этот день пьянствовал совместно с лишенцем Ильичёвым Кузьмой. Пецин и Ильичёв арестованы. Райотделом ОГПУ ведётся расследование.

[…]

Борский район, б[ывший] Самарского округа.

17.11. с.г. в 12 час. ночи в селе Марьевка бедняк Знамойченко Семён Никитович, находясь в доме своего дяди, красного партизана Михайлова Кондратия Михайловича, учинил убийство последнего и нанёс ранение кинжалом его жене, при следующих обстоятельствах. В присутствии жены Михайлова К.М. и его сестры Пелагеи, являющейся матерью Знамойченко, партизан Михайлов, будучи пьян, упрекал своего племянника Знамойченко, находящегося в таком же состоянии, говоря: «Ты уходи из моей квартиры, ты противник советской власти, украл у меня револьвер наган, спрятанный у меня в конюшне». В это время Знамойченко, взяв артиллерийский тесак, отрубил им голову Михайлову, ударив его несколько раз по шее. Пелагея Знамойченко говорила своему сыну: «Руби его, всех красных партизан расстрелять надо, это есть шайка грабителей, бей его, кровососа». Знамойченко С.Н. наносил удары кинжалом Михайлову до тех пор, пока последний оказался мёртвым, и одновременно нанёс ранение в спину и в бок кинжалом жене Михайлова – Агафии, старающейся защитить своего мужа. Помимо указанных выше родственников, в квартире Михайлова находился сельчанин Рязанцев Павел, который, будучи пьян, спал под столом. Проснувшись, Рязанцев созвал соседей, кои и спасли Михайлову Агафию. Знамойченко арестован. Расследование ведёт отдел ОГПУ.

Теракты за октябрь месяц, сведения о коих поступили в ноябре месяце.

Байтугановский район, б[ывший] Бугурусланского округа.

28.10. с.г. в селе Никиткино бедняк Митрофанов И.Г., не желая вывозить сам излишки хлеба и не желая дать свою лошадь другим для вывозки, деревянной лопатой по плечу ударил пред. комсода по хлебозаготовкам, и, угрожая присутствующему здесь члену с[ель]совета, кричал: «Давай, жена, топор, я их всех порублю». Митрофанов привлекается к ответственности по линии нарсуда.

Челно-Вершинский район, б[ывший] Бугурусланского округа.

24.10. с.г. около 11 час. ночи в с. Ст. Торба гр-не Сапунов В.Я. и Сапунов П.Я., привлечённые по 61 ст. УК за злостную несдачу хлебных излишков, вооружившись палками, явились к дому местного бедняка-активиста Иванова Дмитрия Алексеевича с целью убить его за то, что он принимал участие в отборе у них имущества и передаче его в колхоз. В этот же вечер Сапуновы, найдя Иванова в доме сельчанина Яковлева Николая, стали душить его, говоря: «Вот тебе, паразит, это ты виноват, что нас разорили, убить тебя надо». В результате нанесли тяжкие побои. В течение всей ночи с кольями в руках Сапуновы старались встретить Иванова на улице села с целью учинить убийство. Сапунов Василий скрылся. По делу ведётся расследование. Подробности ожидаем.

Зам. начальника инфо ПП ОГПУ по СВК Зефиров.

№ 6/14293

27 ноября 1930 года.

Г. Самара.

 

Л.л. 23-29.

Сов. секретно.

Крайпрокурору т. Аракчееву.

Справка об активных антисоветских проявлениях в деревнях СВК, имевших место с 15 по 20 ноября 1930 года.

Массовые выступления.

За время с 1 по 20 ноября с.г. в 7 районах СВК зарегистрировано 7 массовых выступлений с количеством участников свыше 500 человек. На почве хлебозаготовок было 6, на почве головотяпства со стороны местных сельских работников – 1. Вооружённых предметами домашнего обихода – 1, и с попытками учинения расправы – 3. В районах правобережья было 4, и в районах левобережья – 3.

С 15 по 20 ноября в отдельных районах имело место следующее.

[…]

Чапаевский район, б[ывший] Самарского округа.

6 ноября с.г. в селе Полянках, на почве отчуждаемого имущества в порядке 61 ст. УК у злостных несдатчиков хлебоизлишков возникло массовое выступление (численность неизвестна). Активные участники выступления учинили избиение уполномоченного по х[лебо]з[аготовкам] Либарова и одного рабочего-бригадира. Инициаторами массового выступления явились зажиточные братья Корнеевы С.Ф. и И.Ф., кои в апреле м-це имели попытку к учинению расправы с Либаровым на почве контрактации посева. Явившись на собрание и слушая доклад уполномоченного, Корнеев И.Ф., сжимая кулаки, выкрикивал: «Выводите его из-за стола, а иначе мы с ним расправимся, покажем, как дурачить крестьян». Тем самым сорвал собрание по контрактации. Расследование ведёт райотдел ОГПУ.

Массовые выступления за октябрь м-ц, сведения о коих поступили в ноябре с.г.

Похвистневский район, б[ывший] Ульяновского округа.

29 октября в семь часов вечера, на почве применения 61 ст. УК, в кулацком селе Нов. Мансуркино с целью изъятия у них хлебоизлишков, к зданию местного с[ель]совета собралась толпа численностью до 75 человек, из коих до 6 чел. было женщин. Выступавшие от уполномоченного по х[лебо]з[аготовкам] Латыпова потребовали установления годовой нормы, говоря: «Если не оставите норму, то ни одного фунта хлеба государству не дадим». Были также выкрики, угрозы в адрес Латыпова, с намерением учинить расправу. Выступление ликвидировано путём разъяснения. Активные участники его в числе 2-х человек середняков арестованы. Расследование ведёт РАО.

Село Нов. Мансуркино с количеством 450 дворов, по национальности татарское, в прошлом кампании здесь проводились с применением административного воздействия. 24 сентября с.г. в этом селе был пожар, причём образовавшаяся толпа разогнала весь состав с[ель]совета, учинив избиение уполномоченного РИКа по х[лебо]з[аготовкам]. Хлебозаготовки в селе на 25.10 были выполнены всего лишь на 38%. После изъятия хлебоизлишков в порядке 61 ст. УК и ареста инициаторов выступления в последующие две пятидневки выполнение плана по х[лебо]з[аготовкам] выразилось в 50%.

Антисоветские листовки.

За время с 15 по 20 ноября с.г. получены сведения о появлении следующих антисоветских листовок.

Сергиевский район, б[ывший] Бугурусланского округа.

10 ноября с.г. в с. Зубовке на телефонных столбах на Базарной площади местным милиционером обнаружены две наклеенные листовки следующего содержания: «Товарищи, предупреждаем, если в колхоз пойдёте, то на месте села будут угли». Листовки написаны на бумаге из большого блокнота химическим карандашом, печатным шрифтом. Для расследования в село Зубовку выехал уполномоченный райотдела ОГПУ.

Дополнительные сведения о листовках.

Кинельский район, б[ывший] Самарского округа.

В дополнение к сводке № 21 от 15.11 с.г. по делу появления 7 ноября в пос. Кинель антисоветских листовок, сообщаем текст последних.

1) «Товарищи рабочие, я знаю, что пятилетка вас мучает, через неё вы голодаете, а кто-нибудь за вас живёт, как хорошие бары». Подпись: «П. Мер-эд».

2) «Делайте скорее забастовки, вы увидите, как власть напугается. П. Мер-эд».

Расследование по выявлению авторов ведётся райотделом ОГПУ.

Пом. начальника СОУ Жуков.

Зам. начальника инфо Зефиров.

21 ноября 1930 года

№ 6/14199.

Гор. Самара.

 

Л.л. 40-56.

Сов. секретно.

Спецсообщение № 20 об активных антисоветских проявлениях по СВК по состоянию на 5 ноября 1930 г.

Массовые выступления.

За октябрь месяц на территории СВК зарегистрировано 19 массовых выступлений с общим количеством участников 2935 человек. На почве религиозной было 10, хлебозаготовок – 5, раскулачивания – 2, и прочих – 2.В отдельных районах СВК за время с 28 октября по 5 ноября с.г. зарегистрировано следующее.

[…]

Теракты.

За время с 1 по 31 октября с.г. в деревне СВК зарегистрировано всего 79 случаев терактов, из числа коих было: поджогов – 30, убийств – 3, ранений – 8, избиений – 16, покушений – 15, вредительств – 7.

На почве хлебозаготовок отмечено 19, колхозстроительства - 19, активной общественной работы – 17, раскулачивания – 6, и невыясненных – 18.

За время с 28 октября по 5 ноября поступили сведения о следующих терактах.

Сызранский район, б[ывший] Сызранского округа.

В ночь на 27 октября с.г. в с. Печерское призывающиеся в ряды РККА Марфунин Александр Васильевич, Быков Иван Алексеевич, Лысов Василий, Котов и Навознов учинили поджог дома члена комсода по хлебозаготовкам Плотникова, угрожая во время пожара избить пред. с[ель]совета Макарова. Перед поджогом указанные лица, будучи в пьяном виде, явились на заседание комсода по х[лебо]з[аготовкам], где производили угрозы членам комсода, выражаясь нецензурно. В этот же день, т.е. вечером 26.10, указанные лица сорвали в селе проводящееся собрание колхозников. Призывник Быков сбежал, остальные арестованы. Для расследования на место выехали нач. РАО и уполномоченный горотдела ОГПУ. Подробности ожидаем.

[…]

Петровский район, б[ывший] Оренбургского округа.

27 октября с.г. в с. Никитино в 10 часов вечера в квартире Щурина Ахмета сын торговца мясом Мязитов Изятулла на почве классовой мести за активную работу по строительству колхозов выстрелом из револьвера «наган» смертельно ранил Щурина Ахмета – маломощного середняка. Мазитов Изятулла скрылся. Соответствующие меры к розыску приняты. По делу ведётся расследование.

Красноярский район, б[ывший] Самарского округа.

В ночь на 28.10. с.г. в с. Павловка на почве хлебозаготовок учинён поджог местного активиста, председателя комиссии содействия по х[лебо]з[аготовкам], канд. ВКП (б) Седлова. По делу арестовано 4 середняка с уголовным прошлым, из коих один – Рычиков, в преступлении уличён. Расследование ведёт райотдел ОГПУ.

Марьевский район, б[ывший] Самарского округа.

В ночь на 26.10 с.г. в селе Михайловой Овсянке неизвестные произвели покушение на председателя с[ель]совета Бондарёва и уполномоченного по х[лебо]з[аготовкам] Павлова, бросая ночью в них камни. Подробности выясняются.

Ставропольский район, б[ывший] Самарского округа.

19.10. с.г. в с. Ягодном во время засыпки хлеба в амбар «Союзхлеба» на стене амбара была обнаружена надпись мелом: «Всё равно будет сожжён». Виновник не обнаружен.

В ночь на 27 октября в этом же селе учинён поджог дома и надворных построек члена с[ель]совета Калашникова. Райотделом ОГПУ по подозрению арестованы 3 человека. По делу ведётся расследование.

В 12 часов ночи 13.10 с.г. в с. Н. Ерёмкино учинён поджог двора секретаря с[ель]совета Шушканова Д.С., в результате чего сгорел один сарай. Виновники не обнаружены. Расследование ведёт РАО.

Во второй половине октября с.г. в с. Мусорке при обмолоте колхозного хлеба в снопах были обнаружены железные полосы, умышленно положенные с целью поломки машин на ходу. Имеется подозрение во вредительстве на бедняков: Жалнина Николая Александровича и Буяновых Семёна и Андрея. В 3-х бригадах этого колхоза в результате вредительства уничтожена полусложная молотилка при обмолоте хлеба. Расследование ведёт райотдел ОГПУ.

Во второй половине октября в с. Ягодном в одном из снопов колхозного хлеба, при вывозке его с поля, единоличниками была обнаружена железная полоса, умышленно заложенная с целью вредительства. Виновники не обнаружены.

18 октября с.г. в селе Никольском обнаружена порча картофеля, принадлежащего колхозу, который был ссыпан в подвал отчуждённого кулацкого дома. Порча произведена примесью в картофель соли. Виновниками умышленного вредительства явились: жена осуждённого кулака Мельникова – лишенца, и два его сына – не лишенцы, живущие в разделе от отца. Все трое арестованы. Расследование ведёт УРО.

[…]

20 октября с.г. в с. Фёдоровке зажиточные Царёвы М.П., Д.П. и М.П., Стуриков Н.А., в соучастии с середняком Никаноровым А.Н., в доме Царёва Михаила учинили избиение члена комсода по х[лебо]заготовкам], местного активиста, середняка Муругова И.С. При избиении говорили: «Ты столько наложил хлеба, что мы вынуждены своих детей пустить по миру, скоро власть сменится, и мы тогда покажем твоему активу». По делу арестовано 5 человек. Расследование ведёт райотдел ОГПУ.

[…]

Теракты за август и сентябрь м-цы, сведения о коих поступили в октябре м-це с.г.

За время с 28 октября по 5 ноября с.г. получены запоздавшие сведения о следующих терактах, имевших место в августе и сентябре месяцах с.г.

[…]

Ставропольский район, б[ывший] Самарского округа.

Во второй половине августа месяца в селе Верхней Белозёрке в колхоз имени Калинина кулак Тумановский В.А., будучи приглашён в колхоз на работу в качестве специалиста, учинил вредительство порученного ему двигателя Уходя с работы, Тумановский, зам. пред. колхоза, заявил: «Наш движок может работать только в наших руках». Действительно, после его ухода машина остановилась. Осмотревший её машинист Хрящёвского колхоза Сергеев нашёл, что двигатель был собран неправильно, и, в частности, регулятор умышленно был поставлен не на своём месте с тем расчётом, чтобы во время работы он мог получить порчу. Кулак Тумановский ранее был владельцем этого двигателя. Дело расследованием закончено и рассматривается на тройке ПП ОГПУ СВК.

[…]

Дополнительные сведения о терактах.

Получены дополнительные сведения о следующих терактах.

[…]

Сергиевский район, б[ывший] Самарского округа.

6.10. с.г. в с. Елховке в колхозе «Красный колос» проводилось собрание колхозников по вопросу о зяблевой вспашке. На это собрание явился в пьяном виде бедняк Коннов Егор Иванович, имеющий за собой уголовное прошлое. Учинив дебош в помещении с[ель]совета и заплатив председателю 3 руб. за разбитое стекло, Коннов ушёл, встретив на дороге сторожиху местной школы Королёву Федосию Ефимовну, и стал наносить ей побои. Через несколько времени он снова вернулся в помещение с[ель]совета, где ещё продолжалось собрание, с запрятанным под пальто топором. Подойдя спокойно к столу, где сидел представитель Серноводского зерносовхоза, член ВКП (б) Бабаев, 25-тысячник, московский рабочий, Коннов выхватил из-под полы топор и замахнулся с целью нанести ему удар по голове, но благодаря сопротивлению и осторожности Бабаева ранение произвести не удалось, после чего Коннов вторично замахнулся топором на Бабаева, но был присутствующими обезоружен. Сорвав собрание и выйдя из помещения с[ель]совета, Коннов взял кол, и со словами: «Пойду в школу, бить окна и учителей», направился к школе, где действительно разбил окна. До 1928 года Коннов, проживая в селе, занимался кражей, а после находясь на службе в райпо в Казахстане, произвёл растрату в сумме 330 руб. Дело следствием закончено и передано в суд для рассмотрения его показательным процессом.

Похвистневский район, б[ывший] Бугурусланского округа.

В дополнение к сводке № 19 на 20.10 с.г. по делу ранения зав. отделением кооператива Теликова расследованием установлено, что Теликов 14.10. с.г. из помещения с[ель]совета пришёл в 7 час. вечера к себе домой, и, сев у окна, стал составлять отчёт. В это время был произведён выстрел, причём пуля, войдя в правый бок, вышла в грудь. Выстрел был произведён из дробового ружья, заряженного картечью. На крик жены сбежались соседи и председатель с[ель]совета, причём здесь Теликов председателю с[ель]совета заявил, что в покушении и ранении его он подозревает быв[шего] завед. кооператива, у которого он выявил растрату 654 руб. По делу ранения заподозрены: бывш[ий] зав. отделением кооператива Гуськов, его родственник Филатов – бедняк, и комсомолец Морозов, причём установлено, что покушение на убийство Теликова и ранение его произведено на почве личных счётов, т.к. потерпевший никакого участия в проведении кампаний на селе не принимал. Наличие же личных счётов с заподозренным Филатовым обосновывается тем, что последний имел сожительство с женой Теликова во время службы его в рядах РККА. Дело передано для дальнейшего расследования нарследователю.

[…]

Борский район, б[ывший] Самарского округа.

В дополнение к сводке № 17 от 2.10. с.г. по делу избиения пред. СККОВ Ныркова в селе Страхово братьями Халиными установлено, что Нырков, будучи на базаре в с. Борском совместно с Халиными, напился пьяным до бессознания. В пути следования он отнял лошадь у Халина Александра, и безжалостно гонял её по полю, попал под телегу, в результате чего нанёс себе несколько ушибов. С целью сокрытия своего поступка заявил в с[ель]совет, что его избили кулаки Халины. Также выяснено, что Халины не являются кулаками, а отнесены к зажиточной группе. Данный факт нами с учёта терактов снимается. Дело в отношении Халиных прекращено, весь материал передан прокурору для привлечения к ответственности Ныркова за хулиганство.

[…]

Дополнительные сведения об антисоветских листовках.

Асекеевский район, б[ывший] Бугурусланского округа.

В дополнение к сводке № 19 на 20 октября с.г. по делу выявления листовки в с. Кисла выяснено, что означенная листовка была написана местной учительницей Петропавловской как роль из пьесы, напечатанной в журнале «Красная Дружба» за 1929 г. № 9, для члена школьного драмкружка Пети Кобякова. Последний по окончании постановки пьесы указанную выше роль своевременно не сдал учительнице, а заложил её в казённый учебник и забыл её там. В текущем учебном году 8 октября с.г. этот учебник попал школьнику Анатолию Мартьянову, который, обнаружив «листовку», стал её читать, а затем старший его брат, кандидат ВКП (б) Иван Мартьянов у него эту «листовку» отобрал и через секретаря местной партячейки доставил в райотдел ОГРПУ. Данный факт нами с учёта а[нти]советских листовок снят

Врид ПП ОГПУ при СВК Здоровцев.

Зам. нач. инфо Зефиров.

 

 

ГАСО, Р-1061, оп. 2, д. 2.

Прокуратура Сызранского округа.

Доклады и отчёты окружной прокуратуры.

Начато 1 января 1930 г. Кончено 17 августа 1930 г.

 

Л.л. 44-57.

В бюро ОК ВКП (б)

Краевому прокурору

Доклад о перегибах и некоторых итогах борьбы с ними.

С развитием темпа коллективизации в округе и мероприятий по подготовке к севу, несмотря на категорические директивы окрисполкома и соответствующих советских органов, в том числе и прокуратуры, на местах стали обнаруживаться перегибы. В целях предупреждения и борьбы с ними, а равно в целях оказания местам помощи в деле осуществления мероприятий по посевной, мы предприняли выезды сначала в Инзенский район, откуда поступили первые сигналы о перегибах, затем в Шигонский, Теренгульский, Кузоватовский, Барышский, Новоспасский и снова Инзенский.

[…]

Наиболее распространёнными были следующие виды перегибов.

1) Грубое администрирование и командование при значительно уступавшей тому и другому массово-разъяснительной работы.

2) Нарушение классовой политики при распределении заданий по семенам, задаткам на трактора и др.

3) Аресты середняков (иногда и бедняков) при наличии трудностей выполнения плана семфонда и задатков на трактора.

4) Выселение середняков из домов с изъятием всего или части имущества по ст. 61 УК, при том в ночное время и в ненастную погоду (только в Новоспасский район).

Поголовные обыски хлеба во дворах и постройках бедняков и середняков и изъятие у последних незначительных запасов с оставлением 2-3 пудов на многоедецкие хозяйства – середнякам, и по 16 ф. (на период 2 м-ца) - беднякам, и весьма часто и без оставления и этой нормы.

5) Грубое обращение уполномоченных с не выполняющими задание середнякам и беднякам.

6) Лишение избирательных прав по формальным мотивам и по непроверенным данным.

7) Неправильное раскулачивание середняков и выселение из домов или из пределов края.

8) Незаконное применение массовых штрафов к середнякам.

9) Административное закрытие церквей в ряде районов.

10) Барахольство при раскулачивании (изъятие продуктов – мёда, мелкого тряпья, и вообще малоценного имущества), а также присвоение и покупка вещей советскими работниками и коммунистами по пониженным ценам, иногда через кооперацию.

[…]

Теренгульский район.

Имели место переобложения бедноты в сборе семматериалов.

По селу Федькино было установлено:

На 202 хоз. бедняков было наложено – 1925 пуд. 10 фун.;

На 203 хоз. середняков –«»- 1701 пуд. 3 фун.;

На 15 хоз. зажиточных –«»- 273 пуд. 20 фун.

Раскладка производилась безо всякого классового принципа, все дворы были обложены в зависимости от наличия душ. В процессе обобществления после объявления контрольной цифры было сложено частично 144 бед. хоз. – 443 пуд. и переложено на середняцкие хозяйства.

Перегибы.

Прошлое руководство района снято за правооппортунистическую практику. Новое руководство (секретарь РК Жулин) ударилось и увлекло организацию в противоположную крайность. С исправлением прошлых ошибок старого руководства новое должным образом не справилось, и ударом по кулаку изрядно задело и середняка.

Новое руководство (секретарь) давало письменные и устные установки, противоречащие директивам партии, что вело к безобразным перегибам, и на практике в отдельных случаях «перегибщиков» защищались и ставились в пример другим.

Солидную роль в допущенных извращениях директив партии и правительства сыграли бывший уполномоченный ОК и ОИК тов. Шитов. Вот директива за подписью его и Жулина, приводим выдержку:

«Теренгульский райштаб, 9.02.1930 г. № 213/65.

Последние два дня засыпка семфонда ослабилась вдвое, особенно плохо дело обстоит в селениях, не связанных с райштабом телефоном. Предлагаем напрячь все силы к выполнению задания к 11 февраля. Объявляем строгий выговор: (указаны фамилии 13 уполномоченных) … Объявляем арестованными председателей с[ель]советов: Кротковского, В. Кокинского, Елшанского, Борлинского за разгильдяйство и халатность в работе. Нач-ку РАО приказываю привести арест в исполнение. Предупреждаем, что малейшая халатность в проведении этой боевой работы повлечёт преданию суду, независимо от занимаемого положения, и исключение из партии… Немедленно арестовывайте разгильдяев, виновных в медленности работы, в простое машин. В два дня завершайте сбор задатков на трактора. Приказываем срочной сводкой предоставить штабу сведения о работе по 11 февраля. Опоздание повлечёт за собой привлечение к суровой ответственности. Содержание сего прочесть всему составу работников посевкампании.

Райштаб – Шитов-Жулин».

Секретарь райкома т. Жулин разослал всем уполномоченным директиву, в которой говорится, п. 1. «Для того, чтобы выполнить семматериал в указанный срок по заданиям о[бластного] к[омитета], необходимо создать организацию сверхбоевого темпа в работе. Сделать зверский нажим злостному середняку и зажиточному, не платящим семматериала. Применяйте решительные меры воздействия, руководствуясь ранее посланными указаниями, создавайте против них общественное мнение бедноты».

Такие директивы, естественно, не могли не привести к перегибам. Ряд уполномоченных (Галкин – член бюро РК, Миронов и др.), выполняя это, увлеклись и применяли голое администрирование, превалировавшее над массово-разъяснительной работой.

Отданный нами под суд уполномоченный Миронов за незаконные обыски и аресты бедняков и середняков на допросе заявил: «Единственно признаю себя виновным в том, что не вёл массово-разъяснительной работы». До ареста Миронов считался лучшим уполномоченным в районе.

Наиболее характерным является дело уполномоченных Галкина и названного Миронова, работавших в сёлах: Ст. Тукшум, Федькино, Байдулино (кроме того, Миронов работал самостоятельно в Подъячевке), работа которых характеризуется переобложением бедноты, помимо указанных незаконных действий. Например, Савинову Ивану, середняку, было предложено ссыпать 14 пудов 17 ф. ОН вывез 10 пудов, обещая остальные сдать на следующий день. Накануне ночью к нему явилась бригада во главе с пом. уполномоченного Мазановым и предложила ссыпать дополнительно 25 пудов. Савинов отказался, за что был вызван в штаб руководства, где был арестован и посажен в пустующий дом. Одновременно с ним также были арестованы середняки Ивойлов и Агеев, отнесённые к группе зажиточных.

Система вызовов днём и ночью крестьян «для объяснений» практиковалась в широких размерах. В с. Подъячевке Миронов арестовал беднячку Наганову Лукерью за то, что она не вывезла 10 пудов хлеба из назначенных ей к сдаче 11 пудов. Предварительно к ней с требованием сдать хлеб приходили ночью два исполнителя. 15 исполнителей и работник сельсовета с этой целью являлись в дом к середнячке Нагановой Анастасии, где подняли стук и перепугали детей, требуя вывезти дополнительно семена. Продав кудель, она внесла 5 руб. задатков на трактора, которые с неё требовали.

Наряду с арестами крестьян за невыполнение заданий по семфонду Галкин и Миронов арестовывали отдельных активистов села. Так, по распоряжению Галкина в с. Ст. Тукшум был арестован сельисполнитель Лепин Степан (бедняк) за то, что не отозвался моментально на зов Галкина. По распоряжению последнего Миронов посадил Лепина в конюшню, откуда он после сбежал.

В связи с выступлением женщин в Подъячевке по поводу безобразных действий Миронова на место в феврале м-це выезжал пред. РИК Дегтярёв, установивший все приведённые выше и другие факты безобразных действий Миронова, и информировал об этом РК.

Вскоре в Подъячевку выехал секретарь РК т. Жулин, и после его возвращения на бюро РК был поставлен вопрос о поведении Миронова. По словам Дегтярёва, он настаивал на объявлении выговора Миронову, однако Жулин резко выступил против Дегтярёва, одобряя работу Миронова, и дело было предано забвению, и только позже оно было нами возбуждено снова.

Вслед за возбуждением дела против Галкина, Миронова и ещё одного уполномоченного – Маркина, зам. окр. прокурора т. Лысовым был поставлен вопрос на бюро РК об исключении из партии Галкина. Секретарь РК Жулин на это дело пошёл неохотно, а в отношении Галкина – прямо защищал его и возражал против исключения из партии. Однако большинством голосов предложение об исключении было принято.

[…]

Раскулачивание.

Раскулачивание в ряде сёл проводили под лозунгом «Вытряхнуть из штанов». По району раскулачили много середняков, например, по селу Ст. Тукшум из 34 восстановлено 12 хозяйств, в числе которых находится бывший председатель сельсовета Салеев, активный участник против «чапанки». Раскулачен он был за торговлю в 1926 году бакалейной мелочью из коридора. По селу Федькино из 35 раскулаченных восстановлено 27. Такая же примерно картина наблюдалась и в других сёлах.

Имела место также и скупка партийцами вещей, изъятых у кулаков. Помимо указанного, по данным прокуратуры, из числа проверенных по району 668 лишенцев принесено протестов в отношении:

Бедняков – 22, середняков – 176. Привлечено за перегибы – 18 чел., из них сельхозработы в районе – 2, и окружных – 1.

Окончательно результаты пересмотра раскулаченных и лишённых избирательных прав пока не поступили.

Новоспасский район.

Методы обобществления семян и выполнения других мероприятий мало разнятся от других районов. Отличие заключается в том, что в Новоспасском районе установка об арестах исходила непосредственно от районных руководителей, а именно: пред. РИКа Назарова, зав. райЗО Сергеева. При инструктировании давали указания в тех случаях, когда обобществление шло туго, давали указания, что «бузотёров – середняков и бедняков, не сдающих семматериал, можно арестовывать на несколько дней».

[…]

Уполномоченные эти директивы рьяно выполняли. Проезжавшие по кусту уполномоченный крайкома ВКП (б) Скрыпник и нач. РАО Бойков не возражали против этих незаконных действий, и ни в одном случае не ставили вопроса о привлечении носителей указанных перегибов к ответственности. Наоборот, Бойков сам применял аресты к середнякам в качестве принудительных мер к сдаче семян. В результате этого в Радищеве при арестном помещении находилось по 30-40 чел., а всего было арестовано 200 чел. Когда возник вопрос о привлечении к ответственности за перегибы, оказалось, что привлекать приходится больше 10 человек, в том числе и районных руководителей.

[…]

Уполномоченные Муханов, Мадянов и Кувшинов ночью выселили из домов 3 середняцких хозяйства, главы которых были арестованы и направлены в Радищево. Позднее это было исправлено судебно-следственной бригадой, и 9-ти хозяйствам было возвращено всё имущество.

Пленум Радищевского сельсовета 28 февраля вынес следующее решение (по объяснению председателя сельсовета Никитина, кандидата в члены партии, якобы на основании указаний Скрыпника): «Пленум считает нужным исключить из контрольной цифры сумму заданий по семфонду – Берёзовский посёлок, как злостных неплательщиков. Просить РИК о выселении из пределов сельсовета, за исключением имеющейся бедноты». Это постановление, являющееся административным произволом, в жизнь не проводилось.

Однако соответствующее настроение вокруг него создавалось. Уполномоченный Грибков угрожал: «Не сдашь полностью семфонд – сниму крепкие штаны, надену латаные», «Вместо белых мозгов вправлю красные». В Адоевщине, где действовал нач. РАО Бойков, уполномоченные Лузин и Казимиров, глядя на него, арестовывали бедняков (расследованием установлено – больше 20 человек), и сажали их в дом к церковному сторожу.

[…]

Привлечено к ответственности за перегибы: 30 человек, из них сельских работников – 12, районных – 7, и окружной – 1.

[…]

До последнего времени райком не противодействовал перегибам, и мер к перегибщикам не принимал, что создавало у уполномоченных мнение, что все их действия правильны. Приезд работников прокуратуры для расследования всех описанных и других безобразий вызвало среди уполномоченных разговор, кому теперь верить, не знаем. Один из членов партии (с 1918 г.) в частной беседе заявил: получая указания об арестах середняков, я подумывал, не изменила ли партия политику по отношению к середняку. С разъяснением ст. от т. Сталина «Головокружение от успехов» и постановления ЦК об исправлении перегибов было опоздано, чем воспользовался кулак и опередил с разъяснением этих важнейших директив, настраивая против нас бедняков и середняков.

Позже в связи с принятием мер положение стало исправляться, несмотря на все допущенные перегибы и кулацкие противодействия в Радищевском кусту. Колхозы оказались устойчивыми, и весеннюю кампанию проводили дружно.

[…]

Инзенский район.

В этом районе впервые стали обнаруживаться перегибы, за которые впоследствии бюро ОК было снято районное руководство. После этого перегибы стали исправляться. По данным на первое апреля по этому району осуждено было за разного рода перегибы – 35 человек, за весь период боевой работы в округе в Инзенском районе работали – 2 суд[ебно]-следств[енные] бригады – от нарсуда до окрсуда, содействовавшие своей работой общему ходу кампании.

Раскулачивание.

Отмечен характерный случай раскулачивания на почве личных отношений. В селе Аксаур уполномоченный Косырев добился выселения своих родственников Косыревых Ивана и Павла, не являющихся кулаками, а середняками, что произошло на почве существовавшей между ним и названными Косыревыми ссоры из-за обладания усадьбой. Другой случай – 3 хозяйства по размерам и способам ведения сельского хозяйства относятся к середнякам, лишённым избирательных прав по формальным мотивам: 30-40 лет назад их отцы имели нетрудовые доходы. Сами же выселяемые (эти хозяйства 15-20 лет ведут сельское хозяйство самостоятельно) нетрудовых доходов не имеют. Один из выселяемых, Кадин, имел двоих сыновей в Красной Армии, где один погиб в гражданскую войну, а второй после демобилизации учится в Рабфаке. Это лишение избирательных прав и выселение вызвало справедливый протест населения, собиравшегося толпою.

Уполномоченный Косырев за указанные действия осуждён на 1 год принудработ. Выселенные 3 семейства возвращены обратно.

Принесено протестов на неправильное раскулачивание – 70.

Всего по району привлечено к ответственности за перегибы 14 человек (не считая ранее указанных 35 человек), из которых сельработников – 8, и районных – 6.

Николаевский район.

Незаконные аресты в районе в связи с проведением мероприятий по коллективизации и подготовке к севу носили массовый характер. Прокуратура в этом районе расформирована. Коммуна переведена на устав с/х артели (село Топорнино).

Коммуна была организована в административном порядке. Руководители её допускали прямой произвол, задерживали крестьян на дорогах, не допуская их на рынки. Из трёх–пяти рублей заработка от вывозки хлеба выдавали по 30-50 коп.

В Кравкове обобществлялся фураж только у бедняков, почему не мудрено, что бедняки были ярыми противниками «коммуны». После роспуска сельсовета, ареста пред[седателя] с[ель]совета и ареста кулаков – вдохновителей на массовое выступление крестьян с целью насильственного изъятия обобществлённого имущества, и затем после выдачи хлеба беднякам из наряда, полученного по линии потреб[ительского] общества – настроение улеглось, однако не целиком.

Как и в других районах, здесь районные работники занимались также самоснабжением из кулацкого имущества.

Инструктор райколхозсоюза приобрёл ножную машину, зеркало и другие вещи. Зав. райфо – кошму, подушку, одеяло и проч. Председатель с/х банка Кузьмин – подушку и т.п. В селе Николаевка пред[седатель] с[ель]совета из кулацкого имущества и скота взял себе корову. В дом раскулаченного поспешил выехать пред[седатель] РИКа. Этому середняку для выселения был дан срок один час.

При участии прокуратуры была произведена проверка правильности раскулачивания в следующих сёлах: Головино, Топорнино, Николаевка, Ахметлей, Б. Сайман, Кочкарлей и др. сёлах.

В Головино из 17 хозяйств - 12 все возвращены обратно. В Николаевке из 14-ти – 8 всё также возвращены обратно. В Ахметлее же из 83 раскулаченных осталось 7 хозяйств. Остальные восстановлены.

За безобразия при раскулачивании, присвоение вещей, массовые обыски и нанесение некоторым беднякам побоев арестованы и предаются суду уполномоченный РИКа, секретарь парт. ячейки, председатель и зам. председателя с[ель]совета. По с. Б. Сайману арестованы ст. милиционером за нанесение побоев беднякам и другие незаконные действия.

[…]

В ближайшие дни бюро ОК будет заслушивать выводы партийной бригады, и будет принято решение в связи с перегибами, допущенными в этом районе.

Перегибы по судебной линии.

В настоящее время окр. прокуратурой ведётся работа по исправлению перегибов, допущенных судами по делам, возникшими в связи с весенней посевной кампанией и коллективизацией.

Всего просмотрено болен 100 дел, из которых приговоры опротестованы по 36 делам, т.е. около 35% всех дел. Просмотр таковых дел продолжается. Основным нарушением в приговорах судов является применение значительных репрессий по отношению к середняку.

Примеры следующие.

1) В селе Никольском Кузоватовского района гр-н Жутеев, кустарь хлебопек, без найма рабочих, имеющий середняцкое сельское хозяйство, помимо неправильного раскулачивания, по инициативе уполномоченного РИКа Богомазова, предан был суду за неплатёж задаточных сумм на трактор и проч., и последним был осуждён на 6 лет ссылки. По инициативе прокуратуры приговор был внесён в окрсуд, и последним полностью отменён, и дело производством прекращено за отсутствием состава преступления.

[…]

4) По Сызранскому р-ну имели место случаи осуждения бедняцко-середняцкой части (судил выдвиженец Курышев) за то, что они пытались продать овец. Их осуждали к различным суммам штрафа до 25 руб. В двух случаях подобного характера приговоры прокуратурой опротестованы в окрсуд.

[…]

Значительное число работников низового советского аппарата предано суду и осуждено за халатность, и менее – за злоупотребления. В этих случаях имели место также неправильные подходы к избранию мер защиты. Примеры приводятся следующие.

1) В Кузоватовском районе женщина, председатель СККООв, член местного совета, осуждена нарсудом к 4 мес. принудработ за халатность, выразившуюся в том, что неуспешно были проведены задания сельсовета по собиранию задатков на трактора. Приговор по этому делу окрсудом снижен до 1 мес. принудработ.

2) В том же районе член сельсовета Ульянычев, м[аломощный] середняк, с/х налога платил 8 руб. 25 коп., осуждён к 6 мес. принудработ со снятием с работы в с[ель]совете, за то, что не выполнил заданий по семфонду и задаткам на трактора, падающие на его район. До этого Ульянычев не подвергался никаким взысканиям. Приговор опротестован на предмет пересмотра дела.

[…]

Нарсуд Сызранского района (судья Курышев) приговором от 11 февраля 1930 г. осудил лишенца Тихонова и бедняка Трегубова Ивана за то, что последний имел на своё имя патент 2-го разряда, фактически же торговал первый. Трегубов был использован кулаком в своих личных интересах. Суд применил к обоим им одинаковую меру – высылку на 3 года из пределов СВК. Окрсуд исключил в части Трегубова применение принудработ, оставив высылку.

[…]

Врид окрпрокурора Лысов (подпись).

1930 года, 16 мая

Г. Сызрань (рис. 29-31).

Публикации

 

Александр Никонов

Журнал Story, март 2014 года

 

Русский характер

 

Русский человек сам уже от себя устал, вы не находите?

Недаром русские туристы ищут в турагентствах отели, где «мало русских».

Кроме того, граждане нашей страны очень любят ругать свою родину, это просто у нас национальный вид спорта какой-то! А ещё мы обожаем говорить про себя, что мы хамоватые, некультяпистые, с руками, растущими оттуда, откуда у наших предков рос хвост. Может, здесь и кроется главная загадка русского характера. Отчего мы такие выросли?

Я долго искал ответ на этот вопрос. И, кажется, нашёл…

Условия жизни формируют менталитет человека, для современной науки это бесспорно! Какие же условия сформировали русский характер?

Об этом нужно говорить с исследователями русского крестьянского быта. Таких людей немного, но мне повезло, и я встретился с таким человеком. Это про­фессор истфака МГУ Леонид Милов, который всю жизнь посвятил изучению быта русского крестьянина. Того самого быта, тех самых условий жизни, которые и слепили знаменитый русский характер. Я часто переслушиваю эту беседу, сидя в кресле-качалке с бокалом вина, и каждый раз узнаю в себе то, о чем говорил со мной профессор.

- Россия очень холодная страна с плохими почвами, поэтому здесь живут именно такие люди, а не иные, - так начал свой рассказ Милов.

В Европе сельскохозяйственный период десять месяцев, а в России пять. Разница в два раза. В Европе не работают в поле только в декабре и январе. В ноя­бре, например, можно сеять озимую пшеницу, в фев­рале проводить другие работы. Так вот, если посчи­тать, то получится, что русский крестьянин имеет на пашенные работы всего сто дней. И тридцать дней уходит на сенокос. Что же получается? А то, что он жилы рвёт и еле управляется! Глава семьи из четырёх человек (однотягловый крестьянин) успевает физиче­ски вспахать две с половиной десятины. А в Европе - в два раза больше.

О том, что в России беспашенный период длится семь месяцев, писали в государственных документах ещё в XVIII веке. Понимали проблему… Средний урожай при тех орудиях труда был сам-3: из одного зёрнышка вырастало три. Стало быть, из 12 пудов - 36. Минус один пуд на семена, получается: 24 пуда чистый сбор с десятины. С двух с половиной десятин - 60 пудов. Это на семью из четырёх человек. А семья из четырёх человек, учитывая, что женщины и дети едят меньше, равна 2,8 взрослого. При том, что годовая норма потребления - 24 пуда на человека. То есть нужно без малого 70 пудов. А есть только 60. Причём из них ещё нужно вычесть часть для прокорма скота - овёс лошади, подсыпка корове. И вместо 24 пудов, положенных по биологической норме, россиянин потреблял в лучшем случае 16… Вот вам Россия - страна, где хлеба всегда не хватало. Где жизнь была всегда на пределе возможности. Вечный аврал.

- А нельзя ли увеличить просто посевные площади?

- Можно. Если работать кое-как, на авось. Именно так и работали… Если в Англии пашут четыре-шесть раз, доводя землю до «пуховости», то в России до сих пор скверная обработка земли. Изменилась техника (теперь и в Европе трактора, и в России трактора), но соотношение пахотного времени осталось преж­ним, и потому результат тот же. В Европе вот комочка на пашне не найдёшь, а в России булыжники на поле валяются. Да, по сравнению с XVIII веком производи­тельность труда на селе увеличилась в 40-50 раз. Но природа-то осталась неизменной! Поэтому себе­стоимость российской сельхозпродукции всегда будет дороже западной по тем же самым климатиче­ским причинам.

Вы видели фильм «Председатель»? Помните там душераздирающую сцену, когда бабы поднимают корову на верёвках, чтобы она, обессилев, не упала? Это типичная для России картина. К весне коровы и лошади еле стояли. Казалось бы - огромные про­сторы, поля, перелески, луга. А у крестьянина дефи­цит сена! Почему? Потому, что, когда трава полна витаминов, её только заготавливать и заготавли­вать, у крестьянина нет времени на это. Сенокос по старому стилю начинался с 29 июня - с Петра и Павла - и длился до конца июля. А с августа (а ино­гда и с 20 июля!) уже надо было торопиться жать поспевшую рожь.

Поэтому, несмотря на то что в период сенокоса вся деревня от мала до велика выезжала на косьбу, и кре­стьяне просто жили в полях табором, при тогдашней технике косьбы крестьянин за 30 дней всё равно накашивал сена недостаточно. А стойловый период в Рос­сии от 180 до 212 суток - семь месяцев. Крестьянский однотягловый двор (четыре души) имел две коровы, одну-две лошади для пахоты, две овцы, одну свинью и пять-восемь кур. От уезда к уезду количество могло меняться. Например, в Ржевском уезде Тверской губернии у крестьянина было три овцы, а в соседнем Краснохолмском - три-четыре свиньи. Но, в общем, в условном расчёте это эквивалентно шести головам крупного рогатого скота. Для них нужно было загото­вить сена по нормам XVIII века примерно 620 пудов. А крестьянин вместе с семьёй в лучшем случае мог накосить 300. И так было всегда.

Какой же выход? Скоту давали солому, которая малокалорийна и напрочь лишена витаминов. Но и соломы не хватало! Свиней и коров кормили лоша­диным навозом, осыпая его отрубями. Вечной голов­ной болью председателей колхозов и русских поме­щиков была хроническая бескормица крестьянского скота. Скотина к весне буквально падала, её подвеши­вали. И навозу от такой скотины было мало, уж не говоря о молоке: в некоторых губерниях коров держали не ради мяса и не для молока, которого они практиче­ски и не давали, а исключительно из-за навоза. Кото­рого тоже было мало по указанным причинам. Навоз накапливали годами!

Русский скот был чрезвычайно низкого качества.

А все попытки помещиков и просвещённых людей из правительства ввезти в Россию хорошие породы из Европы заканчивались одинаково - западные породы быстро вырождались и становились практически неотличимыми от худой русской скотины.

- Вы сказали, коров держали ради навоза?..

- Конечно! И его катастрофически не хватало! По всем законам при трёхпольном севообороте земля каждые три года должна удобряться. А в реальной практике крестьяне удобряли землю примерно раз в девять лет. Даже поговорка такая была - «Добрая земля навоз девять лет помнит». А были места в Рос­сии, даже в начале XX века, где удобряли землю раз в двенадцать, пятнадцать, восемнадцать лет. А в Вят­ской губернии, например, - раз в двадцать лет! О какой урожайности может идти речь?..

- Зато длинной зимой нашему крестьянину лафа - делать нечего!

- Увы! Зимой работы было тоже невпроворот. Вот пример. Из-за перманентной нищеты русский кре­стьянин, в отличие от европейского, в сапогах не ходил. Для того чтобы обуть всю семью - четыре человека - в сапоги, крестьянин должен был продать три четверти своего зерна. Как вы понимаете, это нереально. Поэтому сапоги были просто недоступны. Россия ходила в лаптях. В год крестьянин вынашивал от 50 до 60 пар лаптей. Умножьте на всю семью. Дела­ли лапти, естественно, зимой, летом некогда было. Дальше… Купить ткань на рынке крестьянин не мог. Точнее, мог, но в качестве какого-то редкого роскош­ного подарка, и то только жене, дочке никогда не покупал… А одеваться надо. Поэтому женщины зимой пряли и ткали. Плюс приготовление ремней, сбруи, седелок… Заготовка леса на дрова…

Между прочим, до конца XVIII века в России не было даже пил, и лес валили топорами. Причём, поскольку печи были несовершенные, а потолков в избах не было вовсе (потолки как дополнительные теплоизоляторы начали появляться только во второй половине XVIII века), дров требовалось просто уйма - примерно 20 кубометров.

Достаточно посмотреть режим дня крестьянина, чтобы всё понять. Летом русский крестьянин вставал в третьем-четвёртом часу ночи и шёл на скотный двор задавать корм и убирать навоз, а потом до обеда работал в поле. После обеда был часовой-полуторачасовой сон. Спать мужики ложились в одиннадцатом часу. Женщины немного позже, поскольку сидели за рукоделием. Зимой режим был практически тот же, с тем только исключением, что ложились спать на час раньше - в десять.

Отупляющий ежедневный труд, не приносящий, однако, сколько-нибудь значимых плодов и не суля­щий перспектив; чёрный беспросветный быт; жизнь на грани постоянного голода; абсолютная зависи­мость от погодных условий - всё это не могло не сказаться на формировании русского психотипа.

Сколько бы ты ни работал, всё равно всё в руках божьих, захочет - даст, не захочет - сдохнешь. Рабо­тай, не работай - от тебя почти ничего не зависит. Отсюда в русских эта вечная зависимость от «реше­ний свыше». Отсюда доходящая до мракобесия суеверность и вечный расчёт на авось.

Всё жизненное время русского человека, кроме сна, с самого детства уходило на простое физическое выживание. Беременные бабы горбатятся в поле до последнего и там же рожают. Не зря в русском языке слова «страда» и «страдания» имеют один корень… Живущий в вечном экстремуме человек, у которого вымирает до половины родившихся детей, перестаёт ценить и чужую, и собственную жизнь. Которой всё равно не ты, а Бог распоряжается.

Отсюда и отношение к детям совершенно потреби­тельское. Дети - вещь для подмоги по хозяйству. Отсюда и обращение к любимым чадам: «Убить тебя мало!»

Детей у нас заводят не ради самих детей, а «чтобы было кому стакан воды в старости подать». «Дети - наше богатство» - самый ужасный, самый потреби­тельский лозунг, придуманный советской властью, но вытащен он из крестьянской России XVIII века.

Тогда дети, действительно, считались богатством, потому что их с семи лет можно было впрячь в работу. До 15 лет мальчик нёс полтягла, а с 16 - уже полное тягло, то есть работал, как мужик. Подростки - богат­ство. Малые дети - обуза, лишние рты. Они мёрли, как мухи, и никто их особо не жалел - бабы ещё нарожают! От вечной бескормицы и поговорка «Дай бог скотину с приплодцем, а детей с приморцем».

Боялась Европа русского штыкового удара. Потому что не ценил русский солдат-крестьянин свою жизнь. Его жизнь была воплощённым адом, по сравнению с которым смерть - не худший вариант. «На миру и смерть красна» - ещё одна русская поговорка. Миром на Руси называли крестьянскую общину.

Есть мнение, что только потому и прижились сталинские колхозы, что были они абсолютно в духе народном. И в русле прежней жизни. Я имею в виду общинность. Вся русская крестьянская психология - это психология коллективизма. С одной стороны, это хорошо: все должны помогать друг другу. Но дру­гой стороной общинности является нетерпимость к выскочкам, людям, чем-то выделяющимся - умом, богатством, внешностью…

Без этой коллективистской психологии, тормозящей развитие капиталистических отношений, российскому крестьянству было просто не выжить. Ну не мог существовать фермер-одиночка в условиях пахотного цейтнота, когда «день год кормит». Десять-двадцать дней проболел, не вспахал - и твоя семья обречена на голодную смерть. Сгорел дом, лошадь сдохла…

Кто поможет? Община.

А когда земля окончательно оскудевала и переставала плодоносить, крестьяне всем миром делали «росчи­сти» - сводили лес под пашню, а потом делили наделы по числу работников. Так что без общинной «помо­чи» крестьянство как класс в России существовать просто не могло.

Инструкции середины XVIII века по управлению помещичьим хозяйством отмечали, говоря о крестья­нах: «Леность, обман, ложь и воровство будто наслед­ственно в них положено. Господина своего обманыва­ют притворными болезнями, старостию, скудостию, ложным воздыханием, в работе - леностию. Приго­товленное общими трудами – крадут… Определённые в начальство в расходах денег и хлеба меры не знают. Остатков к предбудущему времени весьма не любят и, будто как нарочно, стараются в разорение приво­дить… А на простосердечных и добрых людей напада­ют, теснят и гонят. Милости, показанной к ним в награждении хлебом, деньгами, одеждою, скотом, свободою, не помнят и вместо благодарности и заслуг в грубость, злобу и хитрость входят».

Неприхотливость и долготерпение, предельная минимизация уровня потребностей, пренебрежение к окружающим, и вместе с тем крайняя от них зависи­мость, готовность помочь и чёрная зависть, эмоцио­нальная открытость и радушие, которые мгновенно могут смениться ненавистью - вот неполный пере­чень качеств русского человека, доставшихся нам от наших несчастных предков.

- А отношение к начальству?

- В петровскую эпоху у нас было всего 6% городского населения - офицеров, дворян, инженеров, учёных, художников, поэтов. Больше русский крестьянин прокормить просто не мог. А в Европе с её урожаями доходило до 30%. Поэтому мы вечно отставали.

И поэтому Россия чётко разделилась на два челове­ческих «подвида» - культурную, европейски образо­ванную аристократию, кушающую с фарфора и обсуждающую стихи Овидия, и абсолютно серую, забитую, полуживотную, суеверную массу, по-скотски живущую на пределе возможностей и далеко за пределами нищеты, - народ. Они даже говорили на разных языках - одни на русском, дру­гие на французском. Ясно, что эти два народа в одной стране не только не понимали, но и не могли понять друг друга: между ними - непроходимая пропасть. По-моему, так дело обстоит и сейчас.

Иногда складывается ощущение, что это заложенное суровой природой разделение не исчезло и по сию пору. На одного глянешь - интеллигенция!

А на другого посмотришь - народ!.. Когда же между Шариковым и Преображенским зарастёт пропасть непонимания, недоверия и неуловимо вибрирующей неприязни?

В Европе это произошло во времена буржуазной революции, когда прибавочного продукта стало столько, что его без напрягов хватило не на 30% населения, а на 96%. Понятно, что по природе Россия всегда будет отставать. Но технический прогресс, международное разделение труда и глобализация нивелируют эту разницу: в конце концов, не обязательно самим выращивать бананы и даже зерно, можно добыть нефть или выплавить металл и обме­нять товар на еду. Ну, а если учесть прогнозы футуро­логов, что вскоре большую часть еды человечество будет производить на биофабриках, то становится ясным: и России не избежать расставания с «тради­ционными ценностями».

Цивилизация уже стучится в нашу скрипучую дверь, выламывая из неё заржавелые духовные скрепы.

Литература

150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Под ред. Г.И. Чудилина. Самара, Самарский дом печати. 2000. :1-408.

Были пламенных лет. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1963.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Самарская губерния – край родной. Т. I. Самара, Самарское книжное изд-во, 416 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2008. Самарская губерния – край родной. Т. II. Самара, изд-во «Книга», - 304 с., цв. вкл. 16 с.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1977. :1-406.

Куйбышевская область (Рекомендательный список литературы). Куйбышев, тип. им. Мяги. 1978. :1-260.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк, изд. 2-е. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1983. :1-350.

Матвеева Г.И., Медведев Е.И., Налитова Г.И., Храмков А.В. 1984. Край самарский. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во.

Наш край. Самарская губерния – Куйбышевская область. Хрестоматия для преподавателей истории СССР и учащихся старших классов средней школы. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1966. :1-440.

Наякшин К.Я. 1962. Очерки истории Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-622.

Попов Ф.Г. За власть Советов. Куйбышев, 1959.

Самарская область (география и история, экономика и культура). Учебное пособие. Самара 1996. :1-670.

Средняя Волга. Социально-экономический справочник. Ср.-Волж. краев. изд-во. М.-Самара, 1932. :1-174.

Сыркин В., Храмков Л. 1969. Знаете ли вы свой край? Куйбышев, Куйб. кн. изд-во: 1-166.

Храмков Л.В. 2003. Введение в самарское краеведение. Учебное пособие. Самара, изд-во «НТЦ».

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 1988. Край самарский. Учебное пособие. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-128.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара