При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Вавилов дол. 1928 год

Международные события года

 

12 марта 1928 года, за три минуты до полуночи, рухнула плотина Сент-Френсис на реке Санта-Клара в США, что вызвало катастрофическое наводнение и гибель более 600 человек. Плотину здесь построили в целях стабильного водоснабжения города Лос-Анжелес, а работы шли под руководством инженера Вильяма Малхолланда. По завершению строительства плотина имела высоту 59 метров, а водохранилище над ней содержало 47 миллионов кубометров воды. Но ещё в процессе возведения плотины, в 1926-1927 годах, в ней появились первые трещины. Малхолланд лично обследовал сооружение и признал трещины незначительными. 7 марта 1928 года был достигнут проектный уровень водохранилища, и тогда руководитель проекта приказал прекратить его наполнение. Однако всего через пять дней после этого произошла катастрофа. Образовавшаяся на реке волна затопила города Кастайк, Джанкшен, Филлмор и Бардсдэйл в графствах Санта-Паула и Вентура, унося свои жертвы, обломки зданий и тонны грязи в Тихий океан. Точное число погибших так и не удалось установить, так как в каньоне Сан-Францискито стояли лагерем нелегальные мигранты из Мексики. Останки жертв в зоне бывшего наводнения затем находили вплоть до 1992 года. На суде Малхолланд заявил, что только он - единственный виновник катастрофы, поскольку при строительстве допустил роковой инженерный просчёт. Однако суд решил, что причину трагедии следует искать в геологическом палеоразломе, который уже после аварии был обнаружен под восточной опорой плотины. Так как уровень развития геологии 20-х годов не позволил его выявить вовремя, решением суда Малхолланд был оправдан.

 

15 Мая 1928 года на киноэкранах США в мультфильме «Безумный самолёт» впервые появился персонаж, носящий имя «Микки-Маус». Однако вначале он был ещё безголосым, и после этого в немом формате был снят ещё один мультик. Лишь 18 ноября того же года в Нью-Йорке состоялась премьера первого звукового мультфильма Steamboat Willie («Пароходик Вилли») с Микки Маусом. Сначала короткие анимационные фильмы с Микки Маусом рисовал Аб Аверкс, главный компаньон Уолта Диснея. Впоследствии, с ростом популярности, Микки Маус начал фигурировать в полнометражных мультфильмах, на телевидении, комиксах и различных предметах. До 1947 года Уолт Дисней лично озвучивал Микки Мауса, но из-за хронического кашля вследствие курения он был вынужден прекратить озвучку. Тогда компания Дисней поручила эту работу Джимми Макдональду. С 1977 по 2009 Микки Мауса озвучивал Уэйн Оллвайн. Ныне Микки Маус имеет свою звезду на Аллее славы в Голливуде.

 

25 мая 1928 года около 10 часов 30 минут в районе Шпицбергена потерпела катастрофу экспедиция на дирижабле «Италия», которую возглавлял известный полярный исследователь Умберто Нобиле. Дирижабль вылетел 23 мая из Конгсфьорда (Западный Шпицберген) в направлении Северного полюса, которого он при попутном ветре достиг в полночь. На обратном пути ветер уже не был попутным, аппарат израсходовал много топлива, отяжелел от обледенения, стал резко снижаться, и в конце концов ударился о лёд. При ударе от него оторвалась гондола, в которой на этот момент находилось 10 человек, в том числе и Нобиле, а также основной запас продуктов экспедиции и оборудование. Облегчённая оболочка взмыла вверх и унесла с собой оставшихся 6 человек, которые пропали без вести. Аэронавты на льдине смогли включить рацию и постоянно передавали сигналы бедствия. Один из них 3 июня поймал радиолюбитель из посёлка Вохма Костромской области Николай Шмидт, который отправил сообщение об этом в правительство СССР. На спасение экспедиции Нобиле отправилось несколько групп из разных стран, в том числе известный полярник Руал Амундсен. Однако он пропал без вести 18 июня после вылета со Шпицбергена на гидросамолёте. Аэронавтов забрал со льдины советский ледокол «Красин», который подошёл к месту катастрофы 12 июля. Из 16 человек, находившихся на борту «Италии» в момент крушения, в живых осталось только были шестеро, в том числе и Умберто Нобиле.

 

26 мая 1928 года на заседании ФИФА было принято решение проводить раз в четыре года чемпионаты мира по футболу. Самый первый футбольный чемпионат прошёл в 1930 году в Уругвае, и тогда его выиграла страна-хозяйка. Впоследствии турниры проводились регулярно, за исключением периода Второй мировой войны. Правила их проведения не раз менялись. Если до 70-х годов в финальной части чемпионата участвовало только 16 команд, то затем их число увеличилось до 32, а в отборочных соревнованиях 2014 года, в частности, участвовали 204 команды. За всю историю мундиалей только семь стран удостаивались звания чемпионов мира. Наибольшее количество титулов на счету Бразилии — пять раз они становились победителями чемпионата. Италия завоевывала Кубок мира четыре раза, Германия — три, Аргентина и Уругвай становились чемпионами по два раза, и единожды чемпионат выигрывали Франция и Англия.

27 августа 1928 года в Париже (Франция) пятнадцатью государствами был подписан пакт Бриана—Келлога, получивший название по именам инициаторов — министра иностранных дел Франции А. Бриана и госсекретаря США Ф. Келлога. Этот документ объявил войну вне закона и призывал к мирному решению споров. Пакт подписали представители США, Франции, Великобритании, Германии, Италии, Бельгии, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Южно-Африканского Союза (ЮАС), Ирландии, Индии, Польши, Чехословакии, Японии. 6 сентября 1928 года к пакту Келлога-Бриана присоединился также и СССР. Позже документ подписали ещё 48 государств, в том числе и Германия, что ей не помешало в 1939 году развязать Вторую Мировую войну. В 1946 году это соглашение стало одним из правовых оснований для Нюрнбергского процесса, на котором руководителям нацистской Германии было предъявлено обвинение в нарушении Пакта Бриана-Келлога.

 

Российские события года

15 января 1928 года в журнале «Тридцать дней» (Москва) впервые началась публикация романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев». Роман публиковался с продолжением в номерах с 1 по 7, и в том же году был издан отдельной книгой. В основе сюжета — похождения Ипполита Матвеевича Воробьянинова и Остапа Бендера в поисках бриллиантов, спрятанных в одном из двенадцати стульев мадам Петуховой. Однако история, изложенная в произведении, не ограничена рамками приключенческого жанра: в ней, по мнению исследователей, даётся «глобальный образ эпохи». По воспоминаниям Евгения Петрова, сюжет произведения подсказал его брат Валентин Катаев. Основная работа над романом прошла в сентябре-декабре 1927 года. Впоследствии журнальный вариант текста авторами неоднократно переделывался и дополнялся. Литературное сообщество 20-х годов встретило появление романа весьма неоднозначно. К числу тех, кто поддержал соавторов, относились писатель Юрий Олеша, политик Николай Бухарин, критик Анатолий Тарасенков и некоторые другие современники Ильфа и Петрова. В 1949 году роман «Двенадцать стульев», наряду с написанным позже «Золотым телёнком», на основании постановления секретариата ЦК ВКП (б) был запрещён к печати. Запрет был снят только в 1956 году.

 

3 марта 1928 года на Главном артиллерийском полигоне в Ленинграде состоялись первые успешные стрельбы реактивными снарядами на бездымном порохе, которые были созданы группой под руководством инженера Николая Ивановича Тихомирова. Проведенные испытания заставили правительство СССР обратить самое серьезное внимание на дальнейшее развитие ракетной техники. В апреле 1928 года группе Тихомирова было присвоено название Газодинамической лаборатории Военного научно-исследовательского комитета (ГДЛ ВНИК) при Реввоенсовете СССР. В июне того же года ГДЛ закончила испытания реактивных мин (ракет с боевым зарядом) с дальностью полёта до 2500 метров. Впоследствии эти работы стали основой для создания снарядов для знаменитого гвардейского реактивного миномёта, получившего в народе прозвище «Катюша». В сентябре 1933 года по распоряжению маршала Михаила Николаевича Тухачевского путём слияния ГДЛ и Группы изучения реактивного движения (ГИРД) был образован Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ) при Наркомате тяжёлого машиностроения СССР.

 

18 мая 1928 года в Москве в Доме Союзов открылся судебный процесс по обвинению большой группы руководителей и специалистов угольной промышленности из ВСНХ, треста «Донуголь» и шахт во вредительстве и саботаже (всего 53 человека). В истории он стал известен как «Шахтинский процесс». Подсудимым вменялась в вину не только вредительская деятельность, но также создание подпольной организации и установление конспиративной связи с московскими вредителями и с зарубежными антисоветскими центрами. Руководители организации обвинялись «в разрушении важнейшей топливной базы СССР с целью сорвать социалистическую индустриализацию страны». По версии следствия, «местные вредители, действовавшие по указке и на деньги парижского центра, затопляли шахты, портили механизмы, устраивали взрывы, завалы, организовывали пожары, портили вентиляцию, ухудшали условия труда и быта шахтеров, а засевшие в центральных органах угольной промышленности вредители-руководители дезорганизовывали планирование угольной промышленности, срывали строительство новых шахт». Следствие заявило, что вредительская деятельность на Донбассе продолжалась в течение семи лет. По итогам судебного процесса пятерых человек приговорили к расстрелу, еще 44 - к срокам заключения от 1 года до 10 лет, и четверо были оправданы. В 2000 году по результатам расследования Генеральной прокуратуры РФ все осуждённые по Шахтинскому делу были реабилитированы за отсутствием состава преступления.

 

4 июля 1928 года начался Пленум ЦК ВКП (б), на котором Сталин выступил с большой речью под названием «Об индустриализации и хлебной проблеме». Генсек при этом подчеркнул, что политика НЭПа зашла в тупик, что ожесточение классовой борьбы объясняется все более отчаянным сопротивлением капиталистических элементов, и что крестьянству придется потратиться на нужды индустриализации. Историки считают, что этой речью вождь готовил советское общество к предстоящей компании по проведению коллективизации на селе, так как средств на индустриализацию страны, кроме как за счёт деревни, взять было неоткуда. Уже вскоре наиболее производительный слой крестьян, имевших сильные хозяйства и производивших значительную долю зерна, власть объявила «кулаками» с последующей конфискацией их имущества и ссылкой в отдалённые районы Сибири и Заполярья. Эти процессы в дальнейшем были узаконены Постановлением Политбюро ЦК ВКП (б) «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации» от 30 января 1930 года. Против отмены НЭПа и проведения принудительной коллективизации резко выступала «правая оппозиция» (Бухарин, Томский, Рыков и другие), но она уже через несколько лет была уничтожена в ходе массовых репрессий.

 

11 декабря 1928 года был подписан циркуляр Наркомзема РСФСР, в котором содержался решительный запрет на рубку ёлок «с целью празднования церковного Рождества». 22 декабря того же года такой запрещающий текст со ссылкой на Наркомзем РСФСР был опубликован в журнале «Безбожник у станка». Считается, что именно с этого времени в СССР началась кампания против продажи и установки рождественских ёлок, которые расценивались как «религиозный пережиток», хотя никаких партийно-правительственных постановлений на этот счёт не подписывалось и не обнародовалось. Украшение рождественской ёлки в эти годы стало считаться почти идеологическим преступлением, и в ряде городов и сёл на улицах были организованы дежурства, участники которых заглядывали в окна жилых домов — нет ли там наряженного дерева. В школах проводили «антирождественские вечера», на которых высмеивали церковь и её служителей. Широкую известность получило стихотворение Александра Введенского, в котором говорилось:

Не позволим мы рубить

Молодую ёлку,

Не дадим леса губить,

Вырубать без толку.

Только тот, кто друг попов,

Ёлку праздновать готов!

Мы с тобой — враги попам,

Рождества не надо нам.

Лишь после того, как 28 декабря 1935 года в газете «Правда» вышла заметка секретаря ЦК ВКП (б) П.П. Постышева под названием «Давайте организуем к Новому году детям хорошую ёлку!», новогоднее деревце было реабилитировано. Сразу же открылись ёлочные базары, и затем впервые за много лет новогоднюю ёлку поставили и в Кремле.

 

Самарские события года

14 мая 1928 года в СССР началась широкая административно-территориальная реформа, в рамках которой тогда же была образована Средне-Волжская область (с 1929 года – Средне-Волжский край) с центром в городе Самаре, в состав которой, кроме Самарской, вошли также Пензенская, Ульяновская и Оренбургская губернии. В целом по всей стране был объявлен переход от губернского, уездного и волостного административного деления территории СССР на областное, краевое и районное. Месяцем позже в соответствии с постановлением ВЦИК от 16 июля 1928 года «О составе округов, районов и их центрах Средне-Волжской области» в ней выделили 9 округов, а вместе волостных правлений были введены сельские советы. Такие же значительные по размерам территориальные образования, как Средне-Волжская область, в том году были созданы на всей территории СССР. Их возникновение объяснялось стремлением центральных властей уменьшить численность бюрократического управленческого аппарата на местах, и тем самым снизить затраты государства на их содержание. Однако уже в первый год существования этих «административно-территориальных монстров» стало очевидно, что управленческие расходы в областях и районах не только не уменьшились, но, наоборот, весьма заметно выросли. Неудивительно, что уже с середины 30-х годов в стране пошла постепенная обратная реорганизация этих административных структур. В Средне-Волжском крае она началась с постановления ВЦИК от 10 декабря 1934 года, согласно которому из его состава выделилась Оренбургская область. Еще одним постановлением ВЦИК от 20 декабря 1934 года была образована самостоятельная Мордовская АССР, территория которой раньше также входила в наш регион. С 27 января 1935 года Средне–Волжский край стал называться Куйбышевским краем.

 

25 августа 1928 года при Самарском обкоме ВКП (б) была создана антирелигиозная комиссия. В её постановлениях отмечалось, что ещё в 1927 году И.В. Сталин на XV съезде ВКП (б) указал в своем докладе: «У нас имеется еще такой минус, как ослабление антирелигиозной борьбы». После этого на местах принималось множество постановлений об усилении атеистического воздействия государства на народные массы. В частности, в Самаре антирелигиозная комиссия постановила начать решительное наступление на «церковников и сектантов», усилить работу Союза безбожников, который был переименован в Союз воинствующих безбожников. В то же время комиссия осудила агрессивные действия ряда комсомольских организаций в проведении антирелигиозной кампании, о чём было сказано следующее: «Нарочито грубые приемы, часто практикующиеся на местах, издевательство над предметами веры и культа взамен серьезного анализа не ускоряют, а затрудняют освобождение трудящихся масс от религиозных предрассудков». А в конце 1928 года было принято решение «О воспрещении прорубки и продажи зеленых насаждений в связи с религиозными обрядностями и обычаями». В городе запретили продажу рождественских ёлок, а за нарушение запрета назначили штраф в размере 100 рублей, который могли заменить месяцем принудительных работ.

 

1 сентября 1928 года вышел в свет первый номер газеты Самарского обкома ВЛКСМ «Средневолжский комсомолец». Необходимо сказать, что губернская комсомольская газета под названием «Поволжский юный коммунист» (орган Самарского губкома РКСМ) начала издаваться ещё в феврале 1920 года, однако она выходила в свет нерегулярно. С того времени это издание несколько раз переименовывалось, и называлось «Известия Самарского губкома РКСМ», «Голос молодежи» и «Молодая деревня». После образования в составе РСФСР Средне-Волжской области газета получила название «Средневолжский комсомолец», а 1 февраля 1935 года она вновь была переименована, и с того момента стала «Волжским комсомольцем». После начала Великой Отечественной войны по решению бюро обкома ВКП (б) от 27 августа 1941 года издание временно объединили с газетой «Волжская коммуна», и оно возобновило свои самостоятельные выпуски только по решению секретариата ЦК ВЛКСМ в мае 1949 года.

 

16 октября 1928 года было принято постановление Самарского горисполкома о введении всеобщего начального обучения в нашем городе. Здесь нужно подчеркнуть, что самарские власти пошли на такой шаг намного раньше, чем это было сделано в масштабах всего Советского Союза, так как известное постановление ЦК ВКП (б) «О всеобщем обязательном начальном обучении» было принято только 25 июля 1930 года. В принятом документе говорилось, что «для успешного социалистического строительства необходимо в кратчайший срок изжить культурную и техническую отсталость широких масс трудящихся. Эта задача не может быть разрешена без введения всеобщего начального обязательного обучения». В то время в СССР в полную силу разворачивалось индустриализация народного хозяйства, и поскольку новая техника требовала наличия большого числа не только инженеров, но и грамотных рабочих, то государство рассматривало развитие системы образования как мощный рычаг для подъёма общего уровня советской экономики, для повышения производительности труда.

 

Главное самарское событие года

16 июня 1928 года на хуторе Горно-Шишканском Большеглушицкого района произошли события, ставшие началом «дела Вавилова дола». А за четыре дня до этой даты на хутор пришел святой старец отец Кондратий (по документам – Кондратий Федорович Молодых, 58 лет), который устроил здесь моление, изгонял бесов из всех желающих, освящал еду и воду, а затем мылся в бане с местными молодыми женщинами. На другой день, когда старец ушел из хутора, психически неуравновешенная 33-летняя крестьянка Прасковья Шубина, участвовавшая в помывке с отцом Кондратием, неожиданно для всех объявила себя святой, после чего решила самостоятельно изгонять бесов из односельчан. Кончилось это «изгнание» тем, что 16 июня Шубина с группой своих приверженцев до смерти забила Макриду Нещадину, 55-летнюю старушку из соседнего села.

 

Дело Вавилова дола

Уже говорилось, что борьбу с религиозными культами советская власть начала вести почти сразу же после Октябрьского переворота, увидев в них серьезного идеологического соперника, способного, как тогда говорили, отвлечь трудящихся от строительства светлого будущего. Но правовой базис под такую борьбу властям удалось подвести только после 1926 года, когда вступила в силу очередная редакция Уголовного кодекса РСФСР с печально известной 58-я статьей (контрреволюционные преступления).

Своего наивысшего накала антирелигиозная кампания в СССР достигла в конце 20-х – начале 30-х годов, когда в упомянутой выше статье появился пункт 5810 (религиозная контрреволюционная пропаганда). Под её действие в то время мог попасть практически любой служитель культа, особенно если он хоть в чем-то не был угоден властям. Пример тому – так называемое «дело Вавилова Дола», которое началось летом 1928 года. Следствие по делу тянулось достаточно долго, и в июле 1929 года оно слушалось в Самаре, в Средне-Волжском областном суде. Тогда этот судебный процесс получил огромный резонанс в масштабах всей страны.

«Дело Вавилова дола» в конце 20-х – начале 30-х годов власти преподносили общественности как «пример раскрытия контрреволюционной организации, созданной служителями культа и имевшей своей целью проведение идеологической обработки неграмотного и политически незрелого крестьянства, срыв хлебозаготовок, подрыв колхозного строя». Но теперь, по прошествии многих десятилетий, мы можем сказать, что на самом деле летом 1928 года на юге Самарской области в действительности имело место всего лишь весьма банальное бытовое убийство на религиозно-фанатичной почве. Именно этот факт формально и стал началом того расследования, которое в итоге и стало поводом для масштабной антирелигиозной акции, предпринятой властями. Что же касается антисоветской подоплеки этого дела, то она, как выяснилось, была целиком инспирирована следственными органами весной 1929 года по прямому указанию тогдашнего партийного руководства Средне-Волжской области.

Справка. Вавилов (Авилкин) дол - памятник истории и природы всероссийского значения, который находится примерно в 60 километрах южнее села Марьевка Пестравского района Самарской области, прямо посреди открытой степи. Вавилов дол существует на том же месте и по сей день. Здесь путнику вдруг неожиданно открывается обширный лесной массив, полого сбегающий на дно большого оврага, который и называется Вавилов дол (рис. 1). В ряде мест со дна оврага бьют источники чистой воды, испокон веков считающиеся святыми. Около них еще в конце XIX века и был основан монастырь с несколькими часовнями. Затем на склонах оврага богомольцы нашли множество пещер, которые впоследствии стали монашескими кельями. Неудивительно, что в течение десятилетий сюда со всего Поволжья потоком шли верующие с надеждой получить благословение от святых людей (рис. 2, 3).

Однако событие, ставшее затем «спусковым механизмом» для следствия по этому делу, произошло вовсе не здесь, а за сто с лишним верст от монастырской обители – на хуторе Горно-Шишканском Большеглушицкого района, ныне уже не существующем. Как гласят материалы дела, вечером 12 июня 1928 года сюда пришел некий святой старец (рис. 4), называвший себя «отцом Кондратием» (по документам – Кондратий Федорович Молодых, 58 лет), который устроил здесь моление, изгонял бесов из всех желающих, освящал еду и воду, а затем мылся в бане с местными молодыми женщинами. На другой день, когда старец ушел из хутора, психически неуравновешенная 33-летняя крестьянка Прасковья Шубина, участвовавшая в помывке с «отцом Кондратием», неожиданно для всех объявила себя святой, после чего решила самостоятельно изгонять бесов из односельчан. Как не странно, ей поверила вся округа, и в итоге на протяжении четырех дней к Шубиной «для излечения» шли люди со всех окрестных деревень.

Кончилось это «изгнание» тем, что 16 июня Шубина с группой своих приверженцев до смерти забила Макриду Нещадину, 55-летнюю старушку из соседнего села. А перед этим несчастная подверглась изуверским истязаниям: ее раздели догола, положили посреди улицы и наотмашь наносили ей удары медным крестом по голове и прочим чувствительным местам, а Шубина в это время мочилась ей в рот. В общей сложности Нещадину избивали несколько человек, в основном родственники Шубиной, и это продолжалось до тех пор, пока истязаемая не скончалась.

Как это и полагается, вскоре на хутор приехал следователь Андреев из Пугачёвского округа, на территории которого как раз и находился злосчастный хутор. Следователь быстро выявил всех религиозных фанатиков, но из них арестовал только пятерых человек: уже упоминавшуюся Прасковью Шубину, ее мужа 33-летнего Василия Шубина, и еще их соседей, которые также принимали участие в избиении Нещадиной - 28-летнюю Дарью Гниломедову, 26-летнего Петра Демихова и 46-летнего Александра Моисеева. А в начале августа следствию удалось найти и допросить и уже упоминавшегося старца Кондратия.

Материалы допросов свидетелей и подозреваемых по этому делу ныне хранятся в архиве Самарского областного суда. Ниже цитируются выдержки из некоторых документов дела.

 

Архив Самарского областного суда. Дело № 2-85/1929.

Л.л. 18-19.

1928 года, 18 июня в 11 час. дня, в пос. Горно-Шишканском В. Ростошинского с/совета, Б. Черниговской вол. Мной, врачом больницы Беренштейном, по предложению народного следователя 6-го уч. Пугачёвского уезда в присутствии названного следователя и нижеподписавшихся понятых были произведены осмотр и вскрытие трупа гр-ки Нещадиной Матрены Яковлевны…

Заключение.

На основании вышеизложенного прихожу к заключению, что смерть гр. Нещадиной Матрёны Яковлевны наступила от остановки сердечной деятельности и дыхания в результате колоссальнейшего истязания, о чем свидетельствует наличие большого количества кровоподтеков, ссадин в области лица, тела, живота, конечностей. Сломанные ребра, цианоз легких, прикушенный язык говорят об удушении при насилии над гр. Нещадиной. Имеющиеся кровоподтеки разной величины, резаная рана в области левой надбровной дуги, ссадины в большом количестве разной формы и величины приводят к мысли, что гр. Нещадиной наносились тяжкие смертельные ушибы различными орудиями.

Врач Бернштейн (подпись).

Нар. следователь 6-го уч. Пугач. уезда Н. Андреев (подпись).

Понятые Н. Мизилов (подпись), Агей Сологубов (подпись).

 

Л.л. 20-24.

Протокол.

1928 года июня 19-го дня в с. Б. Черниговке народный следователь 6 участка Пугачёвского уезда допрашивал нижепоименованного гражданина в качестве свидетеля с соблюдением ст. ст. Угол.-Процессуального Кодекса, который на предложенные вопросы показал.

Сологубов Ефим Иванович, возраст - 33 года, уроженец Екатеринославской губернии, Новомосковского уезда, Афанасьевской волости, деревни Богатое, постоянно живу в пос. Горно-Шишканский, Б. Черниговской волости, Пугачёвского уезда… крестьянин, малограмотный…

По существу заданных вопросов по делу объясняю, что вечером 12-го июня 1928 года к нам на хутор Горно-Шишканский пришел какой-то странник, ему на вид лет 55-60. Объявил себя он отцом Кондратием из Вавилова Дола, это Ивантеевской волости Пугачёвского уезда. В этот же вечер у гр-на Кобцева Константина собрались гр-не, где было устроено молебствие. Кто был на этом молебствие из гр-н, я не знаю точно…

Наутро, т.е. 14-го числа с.г., Кондратий из нашего поселка ушел в с. Украинку Б. Черниговской вол. С тех пор как Шубина была в бане с отцом Кондратием, она сделалась как будто бы ненормальной и болтала всякий вздор. Саженях в 80-ти от Шубиных было маленькое озеро, и Шубина стала говорить, что озеро стало святым, и она, Шубина, в этом озере будет исцелять людей от всяких болезней… Часа в 2 или 3 этого же дня приехал священник, который прямо на улице по требованию Шубиных отслужил молебен, а затем молебен был отслужен около указанного озера. Причем после окончания первого молебна на улице священник объявил всем гр-нам, что Шубина вовсе не святая, а просто душевнобольная, и на ее слова советовал не обращать внимания, и предлагал разойтись всем по домам…

На другой день, т.е. 15 июня, никаких событий не произошло, но Прасковья Шубина все продолжала молиться и говорить всякий вздор… 16-го июня с.г. я, работая в степи, узнал, что Шубина свое имущество раздает гр-нам с крестом в руках, говоря, что оно нам теперь не нужно, т.к. наступает конец света. Узнав об этом, я пошел в пос. посмотреть, что там творится… Увидел следующую страшную картину: на улице перед землянкой Шубиных лежит какая-то женщина, обнаженная до талии, вся в крови, голова ея чем-то завернута, и на голове совершенно обнаженная с медным большим крестом в руке сидит Шубина Прасковья, а Шубин Василий бьет эту женщину ногой по всем местам тела… Я стал говорить: «Что вы наделали!», на что они, т.е. Шубины, ответили, что убили сатану… После этого Шубина всех, кроме нас троих, ввела к себе во двор, обещая им, что за содеянное они все вместе с ней попадут в рай.

После этого я тут же запряг свою лошадь и о случившемся донес властям. Когда же я с н[ачальни]ком милиции и фельдшером приехал обратно, то избитая была уже мертва. Шубиных я знаю уже 18 лет, они всегда до этого случая были в здравом уме…

Сологубов (подпись).

Нар. Следов. 6-го уч. Андреев (подпись).

 

Л.л. 25-26.

Протокол.

1928 года июня 19-го дня в с. Пьяновка народный следователь 6 участка Пугачёвского уезда допрашивал нижепоименованного гражданина в качестве свидетеля с соблюдением ст. ст. Угол.- Процессуального Кодекса, который на предложенные вопросы показал.

Нещадин Демьян Константинович, возраст – 33 года, уроженец Киевской губернии, Чигиринского уезда, Шаберницкой волости, села Игоник, постоянно живу в пос. Пьяновка, Б. Черниговской вол., беспартийный, женат, бывшее сословие - крестьяне, профессия – та же, малограмотный, имущественное положение – 1 лошадь, 1 корова, 3 овец, в белых армиях и бандах не участвовал, под судом и следствием не находился, по отношению к убитой – родной сын.

По существу заданных вопросов по делу сообщаю, что 16-го июня с.г., когда я с братом Михаилом Нещадиным работал в степи, моя мать Нещадина Макрида, 65-летняя старуха, вместе с односельчанками, тоже старухами, Сиенко Феодосией, Портянкиной Авдотьей и Семибратовой Евдокией пошли в пос. Горно-Шишканский, расположенный от нашего поселка верстах в 6-7-ми молиться богу, т.к. там появилась святая гр-ка Шубина Прасковья и какое-то святое озеро. Вечером, когда уже стало смеркаться, того же дня в поле прибежала моя сестра Февронья и сообщила, что нашу мать во время молебствия святая Шубина сильно избила. Тогда я запряг лошадь и поехал за матерью, и по дороге от фельдшера Тищенко и н[ачальни]ка милиции узнал, что мать от избиения умерла. На другой день, когда я был в пос. Горно-Шишканском, гр-ка Больсунова Анастасия рассказывала, что будто бы на молебствии у Шубиной была и гр-ка Гниломедова Дарья Петровна, которая во время избиения мой матери подняла свою юбку и обнаженной ягодицей била ей в лицо, приговаривая при этом, что еще в девках она на мою мать имела зло. Раньше моя мать никуда молиться не ходила и врагов у себя не имела. Было ли у гр-ки Гниломедовой Дарья к моей матери еще раньше какое-нибудь зло, я не знаю. Больше по сему делу добавить ничего не имею. Настоящий протокол мне прочитан и записан с моих слов правильно.

К сему (подпись) Нещадин.

Нар. следователь 6-го уч. Пугач. уезда Н. Андреев (подпись).

 

Л.л. 78.

6.08.1928 г. № 111. Арестантское.

Самарскому губернскому или окружному прокурору.

Мной сего числа получено от нар. следоват. 6-го уч-ка Пугачёвского округа Саратовской области Андреева следственное производство по делу убийства гр-ки пос. Пьяновки Нещадиной Макриды по требовательной последовательности. Ознакомившись с обстоятельствами дела, я нахожу целесообразным ведения следственных действий передать одному из старших следователей по следующим основаниям.

Дело об убийстве Нещадиной имеет большое общественное значение, ибо это убийство связано с религиозными чувствами отдельных лиц.

В данном деле участвует один из видных в местном крае «святой старец отец Кондратий», который деятельность свою направляет на религиозное шарлатанство. Силой своего внушения и различных приемов действует на психику религиозных граждан, доводя их до такого состояния, что они убивают людей.

По делу убийства Нещадиной требуется целый ряд психиатрических экспертиз обвиняемым, что провести в местных условиях не представляется возможным.

Дело об убийстве Нещадиной по своему характеру является исключительным, что можно видеть из копии при сем прилагаемых показаний обвиняемой Шубиной…

Нар. след. 5-го уч-ка Пуг. уезда (подпись) Востоков.

 

Л.л. 80-83.

Протокол.

1928 года августа 10-го дня в с. Б. Глушице народный следователь 5 участка Самарского округа Востоков допрашивал нижепоименованного гражданина в качестве подозреваемого с соблюдением ст. ст. Угол.- Процессуального Кодекса, который на предложенные вопросы показал.

Молодых Кондратий Федорович, возраст – 58 лет, уроженец Бузулукского округа, Алексеевского района, села Ореховка, постоянного места жительства – нет… профессия до революции – странник, сейчас - та же, имущества не имею, под судом и следствием не состоял.

Отец мой занимался крестьянством, до 18-летнего возраста я работал вместе с отцом. К нам в село приходили странники, затворники, которые говорили мне, чтобы я шел с ними странничать. С 18 лет я из дома ушел по селам и стал кормиться «божьим словом». Ходил я по селам до военной службы… По возвращению из службы я обратно стал ходить странником, не работал я потому, что меня не принимали, а ходить мне было легче…

Когда я прихожу в какое-либо село, то религиозные крестьяне собираются молиться. Я в чашку опускаю свой крест со словами «господи благослови». Я даю эту воду как святую, и присутствующие начинают пить, чтобы изгнать бесов. В это время женщины начинают кричать и дерутся за меня, называют меня спасителем, целуют мне ноги и лапти, тогда я им даю пить воды, и они успокаиваются. Я в эту историю не верю, а также я и не верю ни в каких бесов. Я притворяюсь святым для того, чтобы мне больше дали.

Когда я прихожу в село, то мне женщины предлагают их лечить. Я их заставляю топить баню и мыть меня. Когда в баню ходим вдвоем, а иногда ходим я и несколько женщин, в бане они раздевают меня, моют и парят, воду, которая течет с меня, они собирают, пьют и хранят как святую. Когда я был моложе, то в бане с женщинами имел часто половые сношения, а теперь реже, так уже становлюсь слабосильным. В данное время я удовлетворяюсь лишь тем, что женщин щупаю за половые органы и за другие части тела. В бане я лечу женщин крестом и разными камнями, отвожу то место, где болит. Все это я делаю для того, чтобы лучше кормили, поили и больше давали… Когда я у кого-либо ночую, то ложусь с молодыми девочками лет по четырнадцати или по пятнадцати, родители против этого не возражают, думают, что со святым отцом поспать есть святое дело. Я, когда лягу с девочками, то я их щупаю за все части тела, целую их, и этим удовлетворяюсь, но половых актов с ними не совершаю. Иногда я также ложусь спать с 10-12-летними девочками, и с ними так же делаю, как и с 15-16-летними…

Больше по сему делу показать ничего не могу, протокол мне читан, изложен верно, об ответственности за ложные показания предупрежден, в чем и подписуюсь – Молодых, неграмотный, а по моей личной просьбе расписался Демидов (подпись).

Нар. след. 5-го уч-ка Пуг. уезда (подпись) Востоков.

 

Политический заказ

Во время другого допроса Кондратий Молодых рассказал следователю, что 12 и 13 июня он пришел на хутор Горно-Шишканском и мылся в бане с женщинами, в том числе и с Шубиной, но при этом никакого религиозного возбуждения со стороны Шубиной он не наблюдал. Что же касается убийства Нещадиной, то Молодых категорически отрицал свою причастность к этому преступлению, поскольку оно произошло после ухода старца с хутора. Тем не менее его тоже арестовали по обвинению в бродяжничестве и растлении малолетних.

После этого, начиная с августа 1928 года, в ряде газет Средне-Волжской и ряда других областей появились статьи, где с рабоче-крестьянских классовых позиций рассказывалось о вопиющем случае сектантского фанатизма, приведшем к гибели старухи-беднячки. Одновременно лекторы-безбожники во время антирелигиозных мероприятий приводили этот случай в качестве примера зверства и бесчеловечности сектантов. Как водится, в ответ на эти выступления в редакции газет и в партийные органы стали поступать десятки и сотни писем, в которых трудящиеся требовали для убийц-кликуш самого сурового наказания.

Тем временем в отношении всех шестерых подозреваемых продолжались следственные действия, в том числе проводилось их психиатрическое обследование. Материалы всех судебно-психиатрических экспертиз по «делу Вавилова дола» ныне также хранятся в архиве Самарского областного суда (см. ниже в приложениях).

Как видно из этих документов, заключения медиков оказались неутешительными для прокуратуры: после стационарного обследования подозреваемых психиатры сделали вывод, что по крайней мере трое из них (супруги Шубины и Кондратий Молодых) проявляют все признаки невменяемости, и потому они не могут быть привлечены к судебной ответственности. Прокуратура пыталась опротестовать это заключение, но безуспешно. Все это тянулось в общей сложности до марта 1929 года,

Однако в начале апреля ситуация вокруг «дела религиозных фанатиков» резко изменилось. По прямому указанию обкома ВКП (б) производство по нему приняла на себя Средне-Волжская областная прокуратура. О причинах этого шага в сообщении старшего следователя Чепуры на имя прокурора Пугачёвского округа под грифом «Не подлежит оглашению» сказано следующее:

«…Молодых появился на хуторе Горно-Шишканском по уговору с местным попом для прославления воды имевшегося там озера, целебной, обладающей чудодейственной силой изгнания бесов… Кондратий не являлся одиноким, так как он был лишь одним из агентов святой общины так называемого «Вавилова дола»… Исключительные обстоятельства дела, отсутствие полных исчерпывающих все материалов вынуждают отступиться от требуемой формы отдельного требования и… на месте собрать материал о деятельности всей этой организации, и, главным образом, ее политической физиономии, влияния на селе, связи с кулацким и чуждым элементом, исследовав попутно состояние данного села, под углом зрения наличия вредных последствий деятельности упомянутой группы, как, например, ход хлебозаготовок, посевкампаний, политическо-просветительской работы…» (Архив Самарского областного суда. Дело № 2-85/1929, л.л. 330-332).

Именно в этом документе впервые в рамках данного уголовного дела появляется упоминание о возможной связи «святого старца» Кондратия и церковной общины «Вавилова дола». При этом нужно отметить, что практически все утверждения следователя Чепуры на этот счет носят всего лишь характер домыслов, а не реальных доказательств. В частности, из дела явствует, что не было и не могло быть никакого сговора между Кондратием Молодых и «местным попом», которым являлся священник прихода из соседнего села Украинка Александр Корин. Оказывается, к моменту посещения хутора «святой старец» уже несколько лет не имел ничего общего с Русской православной церковью, о чем говорит приобщенное к делу письмо самарского епископа Павла на имя благочинного 5-го округа Пугачёвского уезда от 15 апреля 1926 года. В нем, в частности, говорилось следующее:

«К сведению духовенства и в предупреждение прихожанам округа… В пределах Пугачёвского и части Новоузенского уезда путешествует из прихода в приход некто Кондратий, носящий длинные волосы и именующий себя старцем… Люди легковерные, особенно женщины, считают его за прозорливого. Установлено достоверно, что последние при молчаливом попустительстве, а иногда по требованию Кондратия моют его ноги, воду сливают в бутылки и считают ее целебной, иногда Кондратий освящает воду своим нагрудным крестом, и часто в сопровождении двух или одной женщин ходит в баню, где его последние моют. Отношение его к женщинам часто нечистое. Усматривая в деятельности Кондратия вред для Церкви Божией, Его Высокопреосвященство Митрополит Уральский и Покровский Тихон, Кондратия отлучил от Церкви впредь до покаяния» (Архив Самарского областного суда. Дело № 2-85/1929, л. 251).

Сам Корин по поводу «отца Кондратия» дал следствию следующие показания:

«Я даже не знаю, где находится Вавилов Дол, но всегда запрещал прихожанам туда ходить, так как не считал его святым местом. Кондратия Молодых я видел всего лишь один раз в селе Украинка. У меня лично в доме Кондратий никогда не был, потому что он отлучен от церкви за распутство. О том, что Кондратий был на хуторе Горно-Шишканском, я узнал лишь после убийства, и никаких разговоров о том, как бы прославить воду на хуторе Горно-Шишканском, я с ним не вел» (Архив Самарского областного суда. Дело № 2-85/1929, л.л. 33-34).

Что же касается Вавилова дола, то в начале 20-х годов Молодых и в самом деле несколько раз зимовал в пещерах близ монастыря, да и после своего отлучения от церкви он не раз бывал здесь вместе с другими паломниками. Однако никаких доказательств того, что Кондратий был «агентом» этой общины, в ходе следствия так и не было добыто. Впрочем, руководители церковного прихода, дорожащие своим именем, вряд ли стали бы связываться со старцем, запятнавшим себя откровенной «хлыстовщиной».

Так или иначе, но старший следователь Самарской областной прокуратуры Чепура постарался как можно полнее выполнить поступившее из Самары указание партийного руководства о необходимости использовать факт убийства в Большеглушицком районе для усиления борьбы с религией в Средневолжском крае и для повсеместной ликвидации «гнезд мракобесия». Правда, некоторые трудности представлял акт психиатрической экспертизы, который ставил под сомнение вменяемость подследственных, однако его обошли очень просто: назначили новое обследование всех обвиняемых. Конечно же, повторное психиатрическое заключение сделало однозначный вывод: все участники драмы на хуторе Горно-Шишканском осознавали последствия своих действий, и потому они могут быть преданы суду. Вот эти документы.

 

Л.л. 193.

Постановление.

Гор. Самара 1929 г. апреля 3 дня я, старший следователь прокуратуры С.В.О. Чепура, рассмотрев дело об убийстве гр. Нещадиной на хуторе Горно-Шишканском Б. Глушицкого района, Самарского округа гражданами Шубиной, Шубиным и др., во время совершения молебствия с целью изгнания «бесов», вселившихся якобы в гражданку Нещадину, находясь под влиянием проповедей некоего старца «Кондратия», и принимая во внимание, что… «старец» Кондратий и супруги Шубины были направлены на испытание в Самарскую психиатрическую больницу, конференция врачей коей… дала заключение, что в момент совершения преступления обвиняемые были якобы в невменяемом состоянии.

[…]

Постановил:

Считать первоначально произведенную экспертизу неполной, и для выяснения указанных вопросов пригласить в качестве экспертов: врачей-невропатологов Моствилишкер и Бардина и судврача Цветкова.

Старший следователь облпрокуратуры Чепура (подпись).

 

«Идейных вдохновителей» нашли быстро

Как следует из материалов дела (листы с 421 по 431), повторная психиатрическая экспертиза дала заключение, что «Кондратий Молодых действовал сознательно. Являясь паразитической личностью, он совершил целый ряд преступлений, пользуясь народной темнотой и некультурностью». У остальных участников преступных действий эксперты диагностировали «истерию, стоящую на грани между психическим здоровьем и заболеванием, которая в разных обстоятельствах проявляется различно. Больные, страдающие истерией без психических проявлений, полностью ответственны перед законом». Далее в акте экспертизы сказано, что если отдельные нездоровые психические проявления у подозреваемых в тот момент и имели место, то они носили временный характер, и потому препятствием для привлечения их к судебной ответственности быть не могут.

После получения нужных для следствия психиатрических экспертиз следствию оставалось только найти «подстрекателей» и «идейных вдохновителей зверской расправы». И вот в мае 1929 года областная прокуратура предъявила десятерым лицам, имеющим отношение к общине Вавилова дола, обвинение в… пособничестве Шубиной и ее родственникам, совершившим убийство Нещадиной. Среди обвиняемых оказались попечитель церкви Вавилова Дола 65-летний Федор Малов, священник церкви ближайшего села Ивановка 52-летний Иван Журавлев, священник церкви Вавилова Дола 53-летний Анисим Пряхин, монах монастыря Вавилова Дола 63-летний Иван Дорофеев, духовная наставница церкви Вавилова Дола 79-летняя Евгения Афанасьева и председатель церковного совета при Ивановской церкви 46-летний Иван Сметанкин. Кроме того, прокуратура привлекла к ответственности также 50-летнего хлебопека церкви Вавилова Дола Ивана Галкина, 60-летнего священника церкви из соседнего села Чернава Серафима Белова, уже известного нам священника церкви села Украинка Александра Корина, и 47-летнего Степана Турапина, еще одного странствующего «святого старца», который также периодически бывал в монастыре Вавилова дола.

Здесь нужно отметить, что летом и осенью 1928 года, то есть в самом начале следствия, в деле не было даже намека на контрреволюционную деятельность обвиняемых. Это относится не только к членам общины Вавилова дола, но и ко всем прочим фигурантам дела, хоть в какой-то степени причастным к религии. Однако после того, как на обвиняемых «поднажали», некоторые из них стали давать нужные следствию показания. Вот что, в частности, сообщил на допросе в мае 1929 года хлебопек Иван Галкин:

«Когда у нас бывало скопление публики – богомольцев, то попечитель церкви Малов тотчас же начинал говорить проповеди такого содержания: сейчас очень тяжелое время. Так как Сатана был связан богом на 1000 божьих лет, а сейчас развязался, то власть теперешняя, советская, и есть власть сатаны. Далее Малов все время говорил, что сейчас настало последнее время, и что скоро придет конец света» (Архив Самарского областного суда. Дело № 2-85/1929, л. 316).

Примерно то же самое показал и монах Иван Дорофеев:

«Относительно проповедей Малова я должен сказать правду, что он затрагивал в проповедях советскую власть, что эта власть от сатаны, что большевики – за антихриста. Далее неоднократно, и это я сам несколько раз слышал, Малов обращал внимание на то, что у крестьян отбирают хлеб, забирают постепенно скотинку, потому что нынешняя власть от антихриста» (Там же, л. 311).

А еще через несколько дней Дорофеев дополнил свои слова следующим:

«Показания, данные мной ранее, я подтверждаю. Кроме Малова, систематически ругавшего советскую власть в своих проповедях, о сатанинском происхождении соввласти говорил также и Степан Турапин, появлявшийся, как и Кондратий Молодых, в Вавиловом долу раза 2-3 в год» (Там же, л. 315).

Конечно же, сам Малов на первом допросе категорически отрицал свою причастность к контрреволюционной деятельности:

«Я лично никогда никаких контрреволюционных проповедей не читал, и сейчас категорически заявляю, что никогда не говорил о том, что нынешняя советская власть - от сатаны, что хлебозаготовки ставят своей целью ограбление по наущению диавола и т.д. Больше показать ничего не могу» (Там же, л. 318).

Однако буквально через час после этого допроса следователь устроил Малову очную ставку с Галкиным и Дорофеевым, о чем в деле есть такая запись:

«Когда на поставленный вопрос Галкину и Дорофееву, говорил ли Малов в своих проповедях, что нынешняя власть, т.е. советская, от сатаны, что хлебозаготовки разоряют крестьян, что скоро конец света и т.д., оба, как Галкин, так и Дорофеев, заявили, что да, Малов обо всем этом говорил. Спрашиваемый Малов в ответ заявил, что да, действительно, зачитанные показания Галкина и Дорофеева он подтверждает, и в своих проповедях говорил верующим, что советская власть есть власть сатанинская, что хлебозаготовки разоряют крестьян, что антихрист появился теперь на земле и т.д., о чем и составлен настоящий протокол» (Там же, л. 318).

В отношении всех прочих подозреваемых обличающих их показаний в контрреволюционной деятельности следствия собрать так и не удалось, а сами они категорически отрицали свое участие в антисоветской деятельности. Тем не менее все они были обвинены прокуратурой «в причастности к религиозной контрреволюционной пропаганде, проводимой Маловым, Турапиным, Молодых и другими, из-за чего и произошло зверское убийство беднячки Нещадиной» (Там же, л. 319).

С таким обвинительным заключением в конце июня 1929 года это уголовное дело и поступило в Средне-Волжский областной суд. Его слушание проходило с 17 июля по 1 августа под председательством В.В. Сорокина.

 

Реабилитация через 65 лет

Решением суда Малов был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 5810 УК РСФСР (религиозная контрреволюционная пропаганда), Дорофеев, Журавлев, Пряхин и Турапин - по ч.2. ст. ст. 17-5810 УК (пособничество в религиозной контрреволюционной пропаганде), а Молодых – по ч.2 ст. 17-5810 УК и по ст. 152 УК РСФСР (развратные действия в отношении малолетних). Всех шестерых суд приговорил к высшей мере социальной защиты – расстрелу с конфискацией всего принадлежащего им имущества.

Прочие лица, причастные к деятельности общины Вавилова дола, были признаны виновными по ч.2 ст. 17-5810 УК РСФСР и по ст. 123 УК РСФСР (совершение обманных действий с целью распространения суеверия), и приговорены к следующему наказанию: Белов и Корин - к принудительным работам сроком на один год каждый, Галкин и Сметанкин - к лишению свободы сроком на три года каждый, Афанасьева - к лишению свободы со строгой изоляцией сроком на восемь лет, все – с высылкой и с запрещением проживать по отбытии приговора в пределах всей Европейской части РСФСР.

Участники убийства старухи Нещадиной были признаны виновными по ч.2 ст. 142 УК РСФСР (нанесение тяжких телесных повреждений), и приговорены к следующему наказанию: Шубина - к лишению свободы сроком на 8 лет, Шубин - на 5 лет, Гниломедова - на четыре года, Демихов - на три года, Моисеев - на два года, все - без строгой изоляции и без поражения в правах (Архив Самарского областного суда. Дело № 2-85/1929, л.л. 610-616).

Сразу же после завершения судебного процесса церковь, часовни и монастырь в этой степной обители были снесены специальными подразделениями НКВД, а стройматериалы переданы на строительство амбулатории (рис. 5). Тогда же все шестеро осужденных к «высшей мере социальной защиты» написали кассационные жалобы в Верховный суд РСФСР, который заменил Журавлеву и Турапину расстрел на десятилетнее заключение в лагерях. В отношении же остальных приговор был оставлен без изменения. После этого Малов, Дорофеев, Пряхин и Молодых направили во ВЦИК РСФСР просьбы о помиловании, однако их прошения были отклонены. Осенью 1929 года приговор в отношении этих четверых был приведен в исполнение. А вскоре по материалам судебного процесса для целей антирелигиозной пропаганды в свет вышла брошюра В.В. Степанова «Вавилов Дол» - святая контрреволюция».

В том же 1929 году был смягчен приговор в отношении Галкина, во время следствия и суда давшего «нужные» показания в отношении Малова: реальное заключение ему заменили на условное. В 1930 году ввиду престарелого возраста полностью амнистировали духовную наставницу Вавилова дола 80-летнюю Евгению Афанасьеву. Что же касается Шубиной и ее односельчан, непосредственно принимавших участие в истязании и убийстве старухи Нещадиной, то даже те минимальные сроки заключения, которые они получили по приговору суда, вскоре были сокращены до 1-2 лет. Уже в 1931 году эта пятерка осужденных оказалась на свободе.

Только в 1995 году на основании ст.3 и ст.5 Закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий», принятого 18 октября 1991 года, были полностью реабилитированы многие осужденные по «делу Вавилова дола». Среди них - Малов Федор Александрович, 1864 года рождения; Журавлев Иван Павлович, 1877 года рождения; Пряхин Анисим Алексеевич, 1876 года рождения; Дорофеев Иван Осипович, 1866 года рождения; Афанасьева Евгения Матвеевна, 1850 года рождения; Сметанкин Иван Трофимович, 1883 года рождения; Галкин Иван Степанович, 1879 года рождения; Турапин Степан Агапович, 1882 года рождения; Молодых Кондратий Федорович, 1879 года рождения. Остальным осужденным в реабилитации было отказано (Архив Самарского областного суда. Дело № 2-85/1929, л.л. 776-792).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

 

 

Приложения

Из материалов уголовного дела № 2-85/1929 (архив Самарского областного суда).

 

Л.л. 33-34.

Протокол.

1928 года июня 20-го дня в с. Б. Черниговке народный следователь 6 участка Пугачёвского уезда допрашивал нижепоименованного гражданина в качестве свидетеля с соблюдением ст. ст. Угол.- Процессуального Кодекса, который на предложенные вопросы показал.

Корин Александр Агапович, возраст – 58 лет, уроженец Уральской губернии, того же уезда, станицы Бударинской, постоянно живу в с. Украинке, Б. Черниговской волости, Пугач. Уезда, беспартийный, женат, бывшее сословие – духовенство, профессия – священник, образование среднее, имущественное положение – дом, 5 коров, 7 овец, жеребенок и 5 телят, в белых армиях и бандах не участвовал, под судом и следствием не находился, по отношению к сторонам родства не имею.

По существу заданных вопросов по делу объясняю, что 14 июня с.г. часов в 11 дня ко мне приехал неизвестный мужик, который назвался Тихоном, и сказал, что он приехал с требой, но т.к. я только что вернулся из бани, то сказал, что никуда не поеду. Приблизительно через полчаса он пришел опять с той же требой, и я поехал. Приехал на хутор Горно-Шишканский, я увидел несколько групп крестьян, часть из которых валялись на земле. Меня это очень поразило, и я их стал призывать, чтобы они встали, говоря, что я отслужу молебен, и все пройдет. Часть из них встала сразу, а часть поднималась постепенно. По отслужению молебна, который был отслужен прямо на улице, я стал говорить гр-нам, чтобы они разошлись по домам, т.к. время рабочее. Большая часть крестьян послушалась и разошлась. С приездом на хутор я сразу заметил, что Шубина Прасковья была ненормальна, она болтала всякий вздор и с медным большим крестом носилась кругом. После этого молебна я по просьбе Ефима Сологубова отслужил молебен у последнего, а затем у Шубиных. После этого Шубин Василий попросил, чтобы я отслужил молебен у колодца, расположенного у землянки Шубиных саженях в 60-70-ти. Во время служения у колодца Прасковья Шубина была особенно ненормальна, она подныривала под ризу и епитафию, но я на нее не обращал внимания, т.к. торопился в пос. Плаксин на похороны. Отслужив последний молебен, я тут же уехал, предупредив гр-н Маркова Никанора и Сологубова Агея, чтобы они изолировали Шубину или донесли о случившемся ВИКу. Больше по сему делу добавить ничего не имею, настоящий протокол мне прочитан и записан с моих слов правильно.

Корин (подпись).

Нар. Следов. 6-го уч. Андреев (подпись).

 

Л.л. 37-44.

Протокол.

1928 года июня 20-го дня в с. Б. Черниговке народный следователь 6 участка Пугачёвского уезда Андреев допрашивал нижепоименованную гражданку в качестве подозреваемой с соблюдением ст. ст. Угол.- Процессуального Кодекса, которая на предложенные вопросы показала.

Шубина Прасковья Трофимовна, возраст – 33 года, уроженка Самарской губернии, Пугачёвского уезда, Б. Черниговской волости, села Украинка, постоянно живу в пос. Горно-Шишканский, Б. Черниговской вол., беспартийная, замужем, бывшее сословие - крестьяне, профессия – та же, неграмотная, имущественное положение – землянка, 2 лошади, 3 коровы, 2 быка, 1 телка, в белых армиях и бандах не участвовала, под судом и следствием не находилась, по отношению к сторонам родства не имею.

По существу заданных вопросов по делу объясняю, что 12-го июня с.г. в наш пос. пришел странник, назвавший себя отцом Кондратием из Вавилова дола Ивантеевской вол. Пугач. Уезда. На квартире он остановился у гр-на Кобцева Константина, у которого в этот вечер собрались гр-не послушать духовного старца и помолиться богу. Собрался почти весь пос[ёлок], т.к. наш поселок маленький, всего 21 двор. На этом молебствии у Кобцова была и я. Отец Кондратий рассказывал какую-то притчу, а после этой притчи он сказал, что в душах наших есть много злых духов, и он их нашел, которых будет изгонять. После этого вдруг гр-ка Маркова Наталья закричала и начала биться, на что отец Кондратий нам сказал: «Вот видите! Вот видите!» После этого он взбрызгивал ее водой, и она успокоилась. Точно таким же образом начали по очереди вскрикивать и биться: Полянская Ал[ексан]дра, Гниломедова Прасковья, Гниломедов Павел, Проничева Мария, Зверева Клавдия, Коваленко Елена, Проничева Клавдия, мой сын 13 лет Василий Шубин, Маркова Мария, Гниломедова Аграфена. Кричала также и я. От чего мы все вскрикивали и бились, я не знаю и объяснить себе не могу. Всех, кто кричал и бился, отец Кондратий посадил в один угол на пол, и, вспотев, говорил: «Видите, сколько я злых духов повыгонял, и вы вот мужья без меня ваших жен не успокоите». Все это продолжалось до самой зари, после чего Кондратий заявил, чтобы мы ему дали покой. После этого гр-не стали расходиться, и в это время он велел остаться моей 16-летней сестре Гниломедовой Аграфене и 14-летней девочке Марковой Марии, сказав, что он их полечит. Я и сноха моя Гниломедова Ефросинья остались тоже. Когда я стала стелить постели, то Кондратий девочкам велел лечь на постель и сам лег вместе с ними. После они мне рассказывали, что он их щупал за разные места тела. Утром, проснувшись, я Кондратия пригласила к себе. Придя к нам после завтрака, Кондратий стал крестьянам в бутылки из ведра раздавать святую воду. К обеду приблизительно я истопила баню, а затем, когда после обеда муж уснул, Кондратий пошел в баню. Раздевшись, он мне велел принести еще холодной воды, а потом дал выстирать ему штаны. Когда же я ему принесла штаны, то он их надел и велел мне тоже заходить в баню и мыться. Войдя в баню, я разделась, и уже после этого он вышел в прибанник. Налив в таз воды, я плеснула себе на голову, и вдруг почему-то закричала. Тогда Кондратий, выйдя из бани, сказал моему мужу, чтобы он за мной пришел в баню, но, когда последний подошел к бане, я его не допустила, угрожая ему горячей водой. В этом поступке я не отдаю себе отчета. Потом пришли девочки Гниломедова Аграфена и Маркова Мария, которые попытались меня успокоить и одеть, но я их также не подпустила и продолжала кричать еще сильнее. Тогда в прибанник вошел Кондратий, и я из бани слышала его голос: «Вот, возьмите ее, без меня ее никто не возьмет», и вслед за этим он сам вошел в баню, и с указанными девочками стал меня одевать, и тут же вскоре успокоилась. С этих пор я сделалась как будто бы дурочкой. Придя из бани, я легла, а затем, когда стали чай пить, я почему-то старуху Акулову Анну, здесь же присутствующую, назвала колдуньей, и два раза ударила ее по лицу. Часа приблизительно в 3 дня Кондратий от нас ушел к Марковым, за которым ушли и все остальные крестьяне, а я почему-то начала плакать. Вечером я ушла к Марковым, и мужу самому пришлось доить коров. У Маркиных в этот вечер собрались крестьяне на беседу к Кондратию. Из села Украинки в этот вечер приехала торговка мелким галантерейным товаром Мария, фамилии ее не знаю. У Маркиных я с ней разговорилась и вспомнила тот случай, когда я весной сего года ездила в Вавилов Дол и от нее возила туда подарок платок головной и денег 50 к. отцу Степану. После этого она нечеловеческим голосом закричала, как бы готовясь на меня кинуться, и потом упала, а я ее из всех сил начала бить. В это время отец Кондратий вошел в землянку, который перед этим выходил на минутку во двор и сразу нас успокоил. Вечером я, придя домой, до полуночи молилась, а потом сама не знаю почему стала бить своего грудного мальчика Владимира, ему 1 год. Била я его очень сильно, и рукой, и башмаком, а сама мужу говорю, что это бесенок. Била я его до такой степени, что он почти перестал кричать, а потом его с мужем понесла, предварительно совершенно раздев, в маленький пруд, расположенный от нашей землянки саженях в 70-ти исцелять. Это озеро я потом назвала святым. Это озеро мелкое, и я прямо одетая лазила в грязи, предварительно искупав ребенка. Это было уже на рассвете 14-го июня в четверг. Часов в 5 этого утра я пошла к Марковым, где ночевал Кондратий, который тут же из нашего поселка ушел неизвестно куда. Часов в 10 дня указанного числа я гр-на Нечаева Тихона послала в с. Украинку за священником, т.к. хотела причаститься, и чтобы весь наш пос. причастился, а затем, когда он уехал, то попросила Кобцеву Анну, чтобы она принесла икону, и вскоре тут гр-не поднесли к нашему двору несколько икон, 2 скатерти и полотенцы. Когда подносили иконы, Гниломедова Ефросинья вдруг закричала, я ее положила на скатерть, расстеленную на земле, и мы обложили ее иконами, после чего она успокоила, а затем после нее еще кричали Дарья Гниломедова и Наталья Демихова. Потом подошла Варвара Сологубова, которую я назвала ведьмой, затем поставила ее на колени и левой рукой держа за косы, правой рукой, в которой у меня был медный большой крест, раза три ударила ее по лбу, а затем, когда у ней потекла кровь, то я этой кровью вымазала ея единственный здоровый глаз, после чего велела ей уходить, и несмотря на то, что она меня пробовала убеждать, что она не ведьма, я ее все же прогнала. После этого, когда мы с иконами были уже в центре поселка, я тут еще гонялась за Полянской, имя не помню, и за ее дочерью Евдокией Полянской, затем крестом ударила по лбу гр-ку Сологубову Прасковью. Во всей этой сцене участвовало человек 15-20. Всем им я велела молиться, а предварительно лечь животами на землю. Все меня слушались и молились, а я отозвала Кобцеву Анну и велела ей увидеть благодать, после чего последняя сразу закричала: «Вижу! Вижу!» После этого пришел мой муж, я на него надела полотенце и велела смотреть вверх, но он долго смотреть и стоять не мог и упал навзничь, тогда я и всем присутствующим велела сесть на землю и тоже смотреть вверх. Но сидеть долго никто не мог, и все повалились на спины, продолжая лежать на земле до самого приезда священника, который приехал часа в 2 дня. С приездом священника последний прямо на улице отслужил молебен, предварительно подняв всех гр-н с земли, а по окончании молебна велел всем гр-нам разойтись. После этого приехало еще несколько гр-н из с. Украинки и хут. Талаврина, и молебен был еще отслужен у меня на дому и у вышеуказанного пруда, который я назвала святым, после чего священник уехал. Во все время служения молебна я продолжала буянить и говорить всякий вздор. В этот вечер и затем на следующий день, т.е. 15 июня, никаких событий в нашем поселке и со мной не произошло, часов же в 10 вечера 15 июня отец Кондратий опять приехал в наш пос. и остановился у нас. Узнав о его приезде, к нам начали сходиться гр-не, мы все молились богу, и многие из нас Кондратию целовали ноги. На другое утро приблизительно час. 10 утра, что было 16 июня с.г., Кондратий уехал неизвестно куда, предварительно взяв у Моисеева Александр петуха. После отъезда Кондратия я вместе с мужем стали свое имущество раздавать гр-нам: Маркову Никанору 1 корову, Гниломедову Павлу 1 корову, Гниломедову Григорию 2 лошади и Моисееву Ал-дру 11 овец. Почему мы с мужем раздавали скотину, я не знаю, но, кажется, я говорила: «Это наступает конец света, и оно нам не нужно». Теперь это имущество все собрано, и оно у нас. После того, как я раздала все имущество, у нас собрались гр-не молиться богу и час. В 12 дня с хут. Пьяновки пришли четыре женщины, из коих двух я знала по фамилии, Портянкину и Сиенко Феодосию. У нас же в хате в это время были следующие гр-не: Гниломедов Павел Троф[имович], другой Гниломедов Павел Троф., Гниломедов Григорий Троф., Гниломедов Алексей Трофимович, Нечаев Тихон, Демихов Петр, Демихова Наталья, Чувилкин Тимофей, Чувилкина-Зверева Клавдия, Гниломедова Дарья, Трембач Димитрий, Моисеев Иван, Моисеев Александр, Моисеева Мария, Маркова Наталья. Кроме вышеперечисленных лиц, были еще гр-не, но остальных я вспомнить не могу. Когда вышеперечисленные четыре женщины с хут. Пьяновского пришли, то одна из них, седая старуха, в переднюю не вошла, а осталась в кухне, а Сиенко Феодосия заявила мне, что эта старуха пришла ко мне покаяться. Тогда я велела ей войти в переднюю, где молились все остальные гр-не. В это время у гр-ки Гниломедовой Дарьи плакал ребенок 3-4 недель. Тогда я решила, что он плачет от того, что эта старуха колдунья, и ввиду этого поставила сначала эту старуху на колени, потом взяла из рук Дарьи этого ребенка, и, сняв с него рубашку, эту рубашку отдала этой старухе, а старухе этой велела уходить. Последняя прямо на коленях вышла из избы, на коленях вышла и через двор на улицу, где я ее свалила. Когда я свалила старуху, то лицом ребенка стала бить по лицу этой старухи. Причем тут же появились мой муж, Демихов Петр, Сиенко и Демихова Наталья. Муж ногой встал на правую руку этой старухи, а я на левую. В это время я Демихову Петру велела принести ведро воды, а сама все лицом ребенка толкала по лицу старухи и говорила: «Пей слюни, глотай слюни, глотай бесов», и эта старуха прямо из губ ребенка стала высасывать слюни, перемешанные с кровью, причмокивая. Потом я этого ребенка, облив в воде, кому-то передала. В этой время подошел Гниломедов Алексей и Дарья. Я велела Дарье после родов - три недели очиститься и исцелиться. Тогда последняя, растопырив ноги, стала над лицом избиваемой старухи и начала испускать из влагалища мочу прямо в рот старухи, а последняя эту мочу глотала. Когда эта Дарья стояла над старухой, то ее поддерживали Демихов Петр и Сиенко Феодосия. Испустив естественно возможное количество мочи, Дарья отошла. После этого я взяла четырехлетнюю девочку Нюру, дочь Дарьи Гниломедовой, и стала лицом последней бить по лицу старухи, заставляя последнюю лизать кровь, и когда старуха сопротивлялась, то я била ее крестом. Один раз я своим указанным выше медным крестом ребром очень сильно ударила по лбу выше надбровной дуги и рассекла ей лоб, тогда эта старуха начала лизать кровь. Потом я эту девочку раздела, и она сама голая стала прыгать по этой старухе и на ней плясать. После этого мы эту девочку обмыли, и я велела раздеться наголо своей 7-летней девочке Марии, и сыновьям Николаю 9-ти лет и Василию 13 лет, которые всей одежды не снимали, и велела детям бить старуху прутьями, которые по всем частям тела продолжительное время били старуху. Кроме того, в это время и я, и мой муж били старуху и ногами, и руками. После этого я с себя сняла всю одежду, и, оставшись совершенно голая, села ей на голову. В это время пришел старший хут. Сологубов Ефим, который стал говорить: «Что вы делаете?», и, очевидно, испугавшись, убежал обратно. Через некоторое время он прибежал вместе с Маркиным Никанором и моим дядей Моисеевым Александром. Последний, как только начали бить старуху, ушел и не присутствовал до этого момента. Старш. Хут. Сологубов пробовал нас остановить, но мы ему ответили, что мы убили, мы и отвечать будем. Тогда он сразу поехал в Б. Черниговку заявлять о случившемся, а я, голая, с крестом в руке, прогоняя Маркова и Моисеева, дошла, все время наступая на них, до дома Маркова, где говорила, что задушу ребенка последнего. Тут я начала плакать и уговаривать Моисеева Ал-дра, чтобы он пошел со мной к избиваемой старухе, т.к. я хочу искупаться над старухой и исцелиться. Тогда он согласился и пошел со мной, где я ему руки и голову помазала елеем – деревянным маслом. Потом дала ему свой медный большой крест и велела ногой встать на руку старухи. Потом села верхом на голову старухи и стала ей в рот испускать мочу, а потом она старалась зубами укусить клитор моих половых органов, доставая при этом половые органы языком. Поддерживали меня в это время старуха Сиенко Феодосия и Демихов Петр. Моисеев же Ал[ексан]др по подбородку бил ее крестом, а муж ногами. После этого мы старуху оставили в покое и ушли во двор, причем старуха еще была жива, а вскоре народ тут стал расходиться. Во время избиения старухи присутствовали следующие гр-не: Гниломедовы Павел, Павел, Григорий, Алексей, Нечаев Тихон, Демихов Петр, Демихова Наталья, Чувилкин Тимофей, Гниломедова Дарья, Трембач Димитрий, Моисеев Иван, Моисеев Ал-ндр. Был ли еще кто-нибудь, я сказать не могу точно, но кроме этих гр-н, были некоторые еще в избе и во дворе. Часа через после того, как разошлись все гр-не, приехала милиция и нас арестовали. Раньше я всегда была совершенно здоровой и в здравом уме, до тех пор, пока зимой, кажется, в феврале месяце, к нам из Вавилова Дола не приехал странник, назвавший себя отцом Степаном. Последний также собирал у нас в пос. молебствия, рассказывал притчи и проч. Однажды он спросил меня, хорошо ли я живу с мужем, и дал мне съесть кусочек хлеба, после чего я вдруг заплакала и стала биться. Болела сильно я дня три, а потом со мной до приезда Кондратия все прошло, но тем не менее я всегда себя чувствовала больной и разбитой. Во все время, пока у нас был отец Кондратий, и когда мы избивали женщину с хут. Пьяновки, я все помню и помнила до мельчайшей подробности, но владеть собой не могла. Во время избиения старухи я ни на одну минуту не думала о том, что мне придется отвечать за это перед судом и даже говорила, что это колдунья, что она встанет и побежит. Больше по сему делу добавить ничего не имею, настоящий протокол мне прочитан и записал с моих слов правильно. К сему я, Шубина, неграмотная, и по моей личной просьбе расписался гр-н.

Елистратова Феодосия (подпись).

Нар. Следов. 6-го уч. Андреев (подпись).

 

Л.л. 57-61.

Протокол.

1928 года июня 21-го дня в с. Б. Черниговке народный следователь 6 участка Пугачёвского уезда допрашивал нижепоименованного гражданина в качестве подозреваемого с соблюдением ст. ст. Угол.- Процессуального Кодекса, который на предложенные вопросы показал.

Шубин Василий Александрович, возраст – 33 года, уроженец Самарской губернии, Пугачёвского уезда, Б. Черниговской волости, села Украинка, постоянно живу в пос. Горно-Шишканский, Б. Черниговской вол., беспартийный, женат, бывшее сословие - крестьяне, профессия – та же, малограмотный, имущественное положение – землянка, 2 лошади, 3 коровы, 2 быка, 1 телка, в белых армиях и бандах не участвовал, под судом и следствием не находился, по отношению к сторонам родства не имею.

По существу заданных вопросов по делу объясняю, что 12-го июня с.г. в наш пос. пришел какой-то странник, который назвался отцом Кондратием. Пришел он вечером, и в этот же вечер почти все гр-не нашего поселка собрались у Кобцева Константина, где остановился этот Кондратий, послушать его и помолиться богу. Пришел туда и я уже после жены и увидел, что многие женщины вскрикивают и бьются в истерике. Кондратий же объяснил, что это в них сидели бесы, и он их выгоняет. Так продолжалось до зари. На другой день утром Кондратий пришел к нам. После завтрака мы истопили баню, и приблизительно уже в полдень я, помывшись в бане, лег спать. От сна меня разбудил Кондратий, говоря, чтобы я пошел за женой, которая в бане кричит. Когда я прибежал в баню, то жена меня не подпустила. Тогда пришлось послать за сестрой жены Аграфеной Гниломедовой и Марией Марковой, которые с помощью Кондратия и вывели ее из бани. С этих пор моя жена стала такой, какой она раньше не была, начала делать всякие предсказания, и гр-не к ней стали приходить за благословением. В этот вечер Кондратий ушел к Маркову Никанору, у которого также собрался народ и повторилось то же, что и в первый вечер. Когда мы пришли домой, то жена велела молиться богу, а потом сказала, что наш ребенок, мальчик 1-го года Владимир, бесенок, и стала его бить. Потом она его взяла, и мы побежали на пруд, расположенный от нас саженях в 70-80-ти. Придя на пруд, она ребенка бросила в воду, и я его почти за ноги поймал. После этого жена, прямо одевшись, бросилась в воду, а мне велела петь священ. песни. Утром, что было 14-го июня с.г., Кондратий из нашего пос. ушел неизвестно куда. Вскоре после ухода Кондратия моя жена послала в с. Украинку гр-на Нечаева Тихона за священником. После этого к нашему дому принесли несколько икон для предстоящего молебна, и тут некоторые женщины опять стали кричать и плакать. Потом подошла гр-ка Сологубова Варвара, которую жена назвала колдуньей и несколько раз ударила ее по лбу большим медным крестом так, что у нее потекла кровь. Потом, когда мы уже были на середине хут., моя жена гонялась с крестом еще за гр-кой Полянской Ефросиньей и за ее дочерью Авдотьей Полянской. Кроме того, жена еще ударила крестом по лбу гр-ку Сологубову Прасковью. После этого я ушел домой. Приблизительно часа через два я вышел на улицу и увидел, что весь народ лежит на спинах на земле и все смотрят вверх. Тут было приблизительно человек 10-15. Увидев меня, жена мне велела смотреть вверх, но я тут же упал и лежал до приезда священника на земле навзничь. Когда священник приехал, то мы все продолжали лежать. Тогда он нас всех стал звать, чтобы мы все встали, и когда мы постепенно поднялись с земли, он тут же на улице отслужил молебен, после чего призывал гр-н разойтись по домам. После этого молебен был еще отслужен у Сологубова Ефима, у нас и на пруде, который моя жена после назвала святым, говоря, что на этом озере после будет исцелять больных. После этого священник тут же уехал. Вечером этого же дня Кондратий опять к нам приехал и остановился у нас. В эту ночь гр-не опять собрались к нам, и многие из нас целовали Кондратию лапти, в том числе и я. Утром 15-го июня он от нас ушел. Утром 16-го июня с.г. мы с женой начали раздавать гр-нам свое имущество, говоря, что наступает конец света, и оно нам не нужно. После того, как мы раздали имущество, у нас гр-не собрались молиться богу, и часов в 11-12 дня к нам еще пришли с хут. Пьяновского четыре женщины, фамилии которых я не знаю. Через некоторое время одна из женщин сказала жене, что она хочет покаяться, но жена сказала, чтобы она каялась не за углом, а перед иконой, а потом поставила ее на колени. После этого жена взяла из рук Дарьи Гниломедовой ребенка 4-х-недельного, раздела его, и затем, назвав эту женщину колдуньей, велела ей до второго порога ползти ползком, отдав ей пеленку и рубашку ребенка. Потом велела ей ползти на улицу, где велела ей лечь. Потом лицом этого ребенка стала бить по лицу старухи, и приговорила: «Пей слюни, глотай слюни, глотай бесов», и эта старуха прямо из губ ребенка стала высасывать слюни, перемешанные с кровью. Тут же принесли ведро воды, и этого ребенка жена обмыла. После этого я встал на одну руку этой женщины ногой, а жена на другую, А Дарья Гниломедова, растопырив ноги, встала над лицом этой старухи на колени и начала ей в рот испускать мочу, а последняя эту мочу пила, т.к. жена заставляла высасывать бесов. Дарью поддерживала одна старуха, фамилии ее не знаю, и Демихов Петр. Испустив естественно возможное количество мочи, Дарья отошла. После этого жена взяла четырехлетняя Анну, дочь Дарья Гниломедовой, и стала лицом последней бить по лицу старухи, заставляя последнюю лизать кровь, и когда старуха сопротивлялась, то жена била ее крестом по лбу, причем один раз она так сильно ударила, что сильно рассекла лоб. Потом жена эту девочку раздела, и она сама голая стала по голове ударять ее ногами, трепала за косы и на ней топталась. После этого она раздела нашу дочь Марию 7-ми лет и сыновей Николая 9-ти лет и Василия 13-ти лет, которых заставила бить эту старуху прутьями, и они ее били довольно продолжительно время по всем частям тела. После этого моя жена сняла всю одежду, и, оставшись совершенно голая, на нее легла. В это время пришел старший хут. Сологубов Ефим с Марковым Никанором и Моисеевым Ал-ндром. Сологубов пробовал нас остановить, но жена ответила, что я убила, я и отвечать буду, тогда они возвратились обратно, а жена голая с крестом пошла за ними и грозила, что задушит ребенка Маркова. Старший же хут. поехал в Б. Черниговку заявлять о случившемся милиции. Потом жена вместе с Моисеевым и Маркиным вернулась обратно, потом жена помазала Моисееву руки и голову деревянным маслом и дала ему в руки свой крест, велев встать ногой на руку избиваемой старухе. Потом жена села верхом на лицо старухи так, что ее половые органы касались ее рта. Тогда я стал заставлять старуху, чтобы она высасывала из половых органов жены бесов, и когда последняя не соглашалась, Моисеев бил ее по подбородку крестом. Тогда старуха начала хватать жену зубами за половые органы, а потом лизать языком. Кроме того, жена испускала ей в рот мочу, и она глотала. Кроме всего этого, я тоже бил эту старуху крестом. После этого мы эту старуху оставили в покое и ушли во двор, причем старуха еще была жива. В это время народ уже стал расходиться. Во время избиения старухи присутствовали следующие гр-не: Гниломедов Григорий, Алексей, Демихов Петр, Нечаев Тихон, Демихова Наталья, Чувилкин Тимофей, Гниломедова Дарья, Трембач Димитрий, Моисеев Иван, Моисеев Ал-ндр и Зверева Клавдия. Причем часть этих гр-н были в избе, а часть около старухи. После того, как разошлись все гр-не, часа через 3 приехала милиция и нас арестовали. Раньше жена моя была здорова и в здравом уме, до тех пор, пока зимой, кажется в феврале м-це с.г. к нам в пос. не пришел странник, назвавший себя отцом Степаном. Последний также собирал у нас в пос. молебствие, рассказывал притчи, и т.д. Жена мне рассказывала, что Степан дал ей съесть кусочек хлеба, а после этого она вдруг сделалась больной и болела сильно дня три, а потом с ней прошло, и она до приезда Кондратия была здоровой. Я же инвалид империалистической войны, и мое здоровье потеряно на 100 %. Во все время, пока у нас был Кондратий, и когда мы избивали женщину, я все помнил и помню до мельчайшей подробности, но владеть собой не мог. Мысли о том, что я делаю преступление, у меня не было. Больше по сему делу добавить ничего не имею, настоящий протокол мне прочитан и записан с моих слов правильно.

К сему (подпись) Василий Шубин.

Нар. Следов. 6-го уч. Андреев (подпись).

 

Л.л. 99.

Опись имущества.

1928 г. августа 14 дня в селе Каралык ст. милиционер Б.-Глушицкого РАО Карасев, в присутствии пред. с/сов Гмырова и понятых Гладченко А.Е. и Зиборева П.А., согласно отношения нар. следователя 5-го уч. за № 12 от 11.08-28 г. произвели опись и арест имущества у гр-нки Пищулиной Пелаг. Гр., принадлежащего Молодых Кондратию.

Мужских рубах верхних – 10 шт., стоим. 10 р. 00 коп за все, из них 4 руб. совершенно новые.

Мужских брюк 2, стоим. 2 р. 50 коп. за все, сов. новые.

–«»- кальсон – 2, стоим. 1 р. за все, поношенные.

–«»- легкий пиджак – 1, стоим. 5 р., то же.

Курей – 10, стоим. 5 р. за все.

Правильность описи и оценки удостоверяем.

Понятые Зиборев, Гладченко (подписи).

Пред. с/совета Гмыров (подпись).

Стар. милиционер РАО Карасев (подпись).

Поименованные в сей описи предметы за №№ 1, 2, 3, 4 и 5 приняла на хранение до решения дела судом гр. Пищулина П.Г. Ст. 168 объявлена. К сему Пищулина (подпись).

 

Л.л. 112-113.

Из акта освидетельствования (фрагменты).

1928 года ноября 27 дня конференция врачей Самарской окружной психиатрической больницы произвела освидетельствование испытуемого Шубина Василия, 34-лет, причем было обнаружено следующее.

Испытуемый среднего роста, правильного телосложения, кожные покровы и видимые слизистые бледны, лицо асимметрично. В области нижней челюсти кожаные рубцы, на всей нижней челюсти осталось два зуба, по заявлению испытуемого, после ранения осколком снаряда…

Рассказывает, что точно не помнит, когда пришел в их поселок отец Кондратий, которого в поселке одним считали прозорливым, который узнает, что в жизни с каждым было, а другие – глупеньким. С приходом отца Кондратия начали устраиваться моления, во время которых присутствующие односельчане кричали, плакали, в том числе и его жена… На следующий день испытуемый, увидев односельчан, лежавших на траве, и жену, ходившую между ними с крестом, по приказу жены посмотрел на солнце и почувствовал, «как будто кто ударил по горлу, захватило дыхание», и он упал. Все эти дни, по словам испытуемого, «творилось что-то неладное». Многие граждане поселка бросили работу в поле, собирались молиться, во время моления кричали, плакали, все были в возбужденном состоянии. Сам испытуемый раздавал свое имущество, к жене его приходили гр-не каяться, стали считать ее святой; пришла за покаянием и гр. Нещадина, жена испытуемого начала ее бить ребенком, а затем крестом, сбросила с себя и детей одежду, велела испытуемому и детям избивать ее. Обо всем происшедшем испытуемый говорит, что помнит смутно, помнит, что в избиении участвовали другие гр-не поселка, вечером Нещадина умерла, а их арестовали. Рассказывает, что сознавал, что все его поведение был неправильным, но чувствовал себя слабым, был в полном подчинении у жены – «от нее какая-то сила исходила».

Из анамнеза видно, что в 1915 г. на фронте испытуемый был ранен осколком снаряда в нижнюю челюсть, после чего полтора месяца был без сознания. В 1918 г. болел брюшным тифом, в 1919 г. – сыпным и возвратным. В 1923 г. перенес какое-то заболевание с высокой температурой. После ранения начал замечать у себя ослабление памяти, сильные головные боли, головокружения, сознания никогда не терял, кроме одного случая, когда ему сообщили, что его сын отрубил себе палец, испытуемый испугался, закружилась голова, упал. Отмечает у себя повышенную возбудимость, но всегда может себя сдержать. Пьет мало, венерические болезни отрицает. Отец – алкоголик. За время пребывания в больнице со 2.Х. и по настоящее время у испытуемого наблюдались колебания настроения: то подавлен, неохотно вступает в разговор с окружающими, высказывает жалобу на сильную головную боль, головокружение, переходящие боли в спине, судорожные подергивания лица, то общителен, играет с больными в карты, просит дать ему какую-нибудь работу, интересуется днем выписки. Беспокоится о детях, оставленных дома. Сон иногда недостаточный…

Принимая во внимание полученную Шубиным на войне тяжелую травму головы с длительной затем утратой сознания, изменчивость у него настроения, легкую внушаемость и другие явления в настоящее время, конференция врачей приходит к заключению, что гр. Шубин представляет признаки травматической истерии без наличия в настоящее время признаков нормального душевного расстройства. Что касается вопроса, в каком состоянии Шубин находился во время приписываемого ему преступления, то, учитывая общее возбуждение, в которое пришло население его поселка с приходом отца Кондратия и которое могло нарушить его неустойчивое душевное равновесие, утрату ясного воспоминания о своих действиях в то время, беспрекословное выполнение приказаний его жены, которая тогда считалась некоторыми «святой», показания свидетелей о его действиях в то время, конференция врачей приходит к заключению, что у гр. Шубина имелось тогда душевное расстройство в форме так назыв. сумеречного состояния сознания, делавшего его невменяемым в отношении совершенного им вместе с женой преступления.

Старший врач (подпись) Головин.

Врачи-ординаторы (подписи) Матвеевская, Дмитриева, Скобелева, Факторович.

Печать Самарской окружной психиатрической больницы.

 

Л.л. 114-115.

Акт освидетельствования.

27 октября 1928 года в конференции врачей Самарской окружной психиатрической больницы произведено освидетельствование испытуемого Молодых Кондратия Федоровича и найдено.

Испытуемый высокого роста, правильного телосложения, хорошо упитан. Нервная система – зрачки неравномерны: правый – шире, реакция их на свет вялая, коленные рефлексы неравномерны, оживлены (правый живее); тремор век и пальцев вытянутых рук. Глоточный рефлекс отсутствует. Чувствительность всех видов в пределах нормы. Сознание ясное, ориентировка полная.

Анамнез (со слов больного) сведения о своей прошлой жизни дает очень скудные. Родился он в 1890 г. в марте месяце, в настоящее время ему 57 (?) лет. Жил и воспитывался в родной семье. Родители занимались крестьянством в селе Ореховка Бузулукского уезда. Семья состояла из 7 человек, отца, матери, 4 братьев и одной сестры. Материально жили плохо. Отец сильно злоупотреблял спиртными напитками, дожил до 90 лет, под старость был очень религиозен и занимался распространением священного писания, лечил народ от разных недугов. От какой болезни отец умер, не знает. Сам испытуемый с 18 лет ушел из дома, странствовал по разным селам, проповедовал «слово Божье», призывал всех молиться во спасение души. Научился он этому делу у разных странников, которые приходили в его село, звали с собой, читать научился у миссионеров. 22 лет был взят на военную службу, прослужил 7 лет, вернулся в свою деревню и снова взялся за проповеди, лечил народ постом и молитвой, поил святой водой, читал над ними разные заклинания, многие выздоравливали, но многие и умирали, не выдержав поста, с голоду (постился 40 дней). Ходил по селам в длинной рясе, с крестом в руках, босой, зимой же надевал только лапти. Ведя такой образ жизни, он слыл в деревнях за святого отца, к нему стекалось на поклон много народу. Особенно много приходило женщин замужних и девушек, которых он лечил в бане, раздевал донага, осматривал их и производил разные насильственные действия над ними, если же они оказывали сопротивление, то он их бил своим медным крестом, нанося этим повреждения, и они отдавались в его власть без сопротивления. По ночам спал с маленькими девочками, которых приносили по его приказу крестьяне, которых он целовал и обнажал, они плакали, но его это мало трогало, говорил: «Глупые, ничего не понимают». Помимо этого, устраивал в разных домах моления, куда стекались все желающие молиться, исцелиться от своих грехов и болезней. Среди них было много «бесноватых», которые при его появлении кричали, бились в припадках, и он выгонял из них «бесов», поливая их святой водой. Сам он во все то, что проповедовал, не верил, а делал, чтобы больше собрать с крестьян. Этот способ был единственным материальным источником его существования. На службу или какую-либо работу его не брали, да он и сам не хотел. «Так было легче и лучше, чем работать, - говорит испытуемый. – Приносили все, что пожелаешь, кур, овец, хлеба, вина и денег». В молодые годы он имел много и почти ежедневно временных связей с женщинами, под старость же он получал удовлетворение в том, что обнажал женщину и проделывал целый ряд над ней садистических действий (щипал их, ощупывал, нанося им повреждения). Всю жизнь был холост, не женился потому, что не был желания. Раньше разъезжал по разным городам России, был в Москве, Курске, Орле, Харькове. На Украине жилось плохо, его быстро разоблачали, и дело доходило почти до ареста, но успевал скрываться. Вообще-то, говорит испытуемый, жил очень хорошо, ни в чем нужды не знал, много приятных дней пережил, что хотел, то и достигал, ни разу не являлось чувство раскаяния и желания бросить такую жизнь и заняться каким-либо честным трудом. Ежедневно выпивал самогон, водку, медовку. Состоял в секте духоборцев, которую он иначе называет сектой «Содом и Гоморра», она ему не понравилась, и он из нее выбыл, предпочитая лучше действовать самостоятельно. Постоянного местожительства не имел. Из родственников остались в живых только три племянницы, которые живут в деревне и занимаются крестьянством. Сюда в больницу, говорит, попал за убийство одной женщины, причем виновным себя в этом деле не считает; убили ее, по его словам, его поклонники, а он в это время отсутствовал. Считает себя здоровым человеком, особенных болезней не имел, венерические болезни отрицает. Интеллектуальная сфера представляет явления общей вялости, ослабление памяти на текущие и прошедшие события, все даты путает или же говорит, что позабыл. Лета свои правильно не знает. Год, месяц и число позабыл.

За время пребывания в больнице наблюдались резкие колебания настроения: то был резко подавлен, от пищи отказывался, были жалобы на головные боли и боль в области живота, ночи спал плохо, был эмоционально неустойчив, считал себя великим грешником, говорил, что душа болит, тоскует. Когда все делал раньше, было легко и хорошо, а теперь тяжело. Такие периоды тянулись на протяжении нескольких недель, а потом вдруг сменились состоянием маниакального характера, становился весел, как ребенок, восторгался каждым листочком, упавшим с дерева во дворике, при виде пролетевшей птицы весь преображался, заразительно смеялся, много говорил, речь была непоследовательна: не успевал закончить одну тему, как перескакивал на другую, говорил быстро и бессвязно. Просил поместить его в детское отделение, чтобы поиграть с детьми. Пребыванием в больнице не тяготился, временами проявлял большой интерес к окружающим явлениям, был избирательно общителен, весьма много ел. Ночи спал хорошо. Каких-либо сексуальных извращений не наблюдалось. Периоды маниакального состояния снова переходили в периоды тяжелой депрессии.

Рассматривая материал следственного дела, конференция врачей пришла к заключению, что имеющиеся в нем сведения для определения психического состояния Молодых во время совершения приписываемых ему преступлений и до этого недостаточно, что затрудняет высказаться более или менее определенно в этом отношении, почему высказывается за необходимость производства дополнительного в этом направлении следствия, причем было бы желательно путем опроса его родственников (Клепиковой Матрены Родионовны в селе Ивановка Бузулукского округа, Ложкиной Александры Михайловны в селе Ореховка, Зибрикова Павла и Панкрахиной Пелагеи в селе Ореховка же), выяснить, какой образ жизни вел Молодых ранее (пьянствовал, развратничал), с каких лет начал странствовать и чем это вызывалось, за кого его считали жители – за святого (прозорливца) или глупого, какие странности замечались в его поведении, не было ли среди его родственников (отец, мать, дяди, тетки и др.) душевнобольных, нервнобольных, алкоголиков (пьяниц), припадочных, глупых от рождения и т.п. Кроме того, в селах Орловке и Моршанке должны быть жители, знающие Молодых с раннего детства которые могли бы дать интересные для характеристики его личности данные.

Подводя итог всем данным, полученным от самого испытуемого и из следственного материала, нужно остановиться на личности испытуемого в целом ряде развернувшихся событий. Молодых Кондратий проповедовал «слово Божие» среди темной невежественной массы, которой еще не успела коснуться культура и среди представителей которой имелись лица с психопатическими чертами в своей конституции, болезненно возбудимые (например, супруги Шубины), она безотчетно верила каждому из его слов, воспринимая из как истину, не анализируя его поступков. Настроенная его словами и действиями, масса приходила в состояние религиозного экстаза, теряя власть над собой, контроль за своим поведением и совершенно безвольно делала все, что он ей внушал, выявляя при этом все врожденные и приобретенные дефекты психики, шла, не зная куда, зачем, приносила в жертву все, убивала других, мучая себя, раздав все имущество, нажитое годами, попирала все законы, не останавливалась ни перед какими преградами, забывала о своих повседневных работах, проводила время в молитвах и разных религиозных оргиях, становясь внушаемой до крайних пределов. Доведя своих последователей до такого состояния, Молодых уходил из этого села в другое. Масса, оставленная без источника внушения, продолжала еще долгое время находиться в том необычном, болезненном состоянии, не отдавая себе ясного отчета о своих действиях.

В настоящее время Молодых представляет болезненные изменения психики (реактивное состояние), почему нуждается еще в пребывании в психиатрическом учреждении.

Старший врач (подпись) Головин.

Врачи-ординаторы (подписи) Матвеевская, Дмитриева, Скобелева, Факторович.

Печать Самарской окружной психиатрической больницы.

 

Л.л. 116.

Акт освидетельствования.

1928 года, ноября 27 дня конференция врачей Самокрпсихбольницы провела освидетельствование испытуемой Шубиной Прасковьи Трофимовны, 30-ти лет. При обследовании обнаружено следующее.

Телосложение правильное, удовлетворительного питания, кожные и слизистые покровы бледны. Врожденная асимметрия лица. Зрачки равномерны, правильной формы, реакция на свет живая. Тремор век и пальцев рук. Рефлексы с верхних конечностей равномерно повышены, также и с нижних конечностей. Рефлексы со слизистых понижены. Красный дермографизм. Расстройство болевой чувствительности по функциональному типу. Исследование крови по Вассерману дало отрицательный результат. Испытуемая вполне ориентирована. Достаточная критика к своему состоянию и к окружающему. Счет производит правильно в пределах 2 десятков. Заданное двузначное число запоминает. Правильно ориентируется в современных политических событиях. Испытуемая охотно и подробно о себе рассказывает, что родилась в крестьянской семье. В 7-ми летнем возрасте была напугана, было что-то младенческое, все сильно тряслось перед глазами. В 14-летнем возрасте однажды ночью в темноте испытуемой казалось, что-то полезло в глаза, она закричала. Окружающие посоветовали прочесть молитву, но она не могла. Был призван человек, который заговорил воду, которую испытуемая выпила и тогда почувствовала себя здоровой, и исчез страх. Зимою 1928 года в село, где жила испытуемая, пришел святой брат Степан, который после моленья предложил испытуемой съесть кусочек луку и хлеба, после чего она сразу закричала и начала плакать, срывала платье с себя и окружающих, присутствующие женщины тоже начали плакать. Брат испытуемой кричал, называл женщин колдуньями. Когда его хотели перекрестить его же рукою, то не могли ею произвести сгибательных движений трое взрослых мужчин. Беспокойное состояние всех продолжалось всю ночь, к утру все успокоились. Испытуемая говорит, что после данного случая не могла взять в руки ни одной вещи, а также взять на руки своего ребенка, прежде чем не перекрестит, сама что-то орала. Летом с.г. в их село пришел отец Кондратий «для моления». Во время молитвы несколько женщин начали плакать и кричать, закричала испытуемая, ее брат и сестра. Отец Кондратий всех успокоил святой водой. На другой день испытуемая снова кричала, плевалась, называла всех колдунами, ушла из дома, долго бродила в поле. Вернувшись домой, избила одну женщину и своего ребенка, потому что «это не ребенок, а чертенок», бросила ребенка в озеро, сама бросилась в озеро. Выйдя из воды, кричала, что «озеро теперь свято». Несколько дней продолжалось у испытуемой возбужденное состояние, а также у других граждан поселка. Испытуемая плакала, кричала, раздавала свое имущество, скот соседям, молилась, считая себя святой. Когда к ней обратилась «за покаянием» гр. Нещадина, испытуемая начала ее избивать. Испытуемая говорит, что смутно помнит все происшедшее. Помнит, как сбросила с себя одежду, сорвала одежду с детей, садилась на голову Нещадиной, но не помнит, как Нещадина умерла. На следующий день испытуемая была направлена к следователю и в тюрьму, где пробыла 2 месяца. Во время беседы испытуемая часто говорит: «И что со мной тогда делалось, чисто какая сила во мне была». Сознает, что совершила преступление, объясняет это тем, что «была не в своем уме», «Сама не знаю, как это случилось, разве в здравом уме можно это позволить». В детстве испытуемая боялась чертей, покойников, бесов. Отец испытуемой был алкоголиком.

За время пребывания в больнице испытуемая обнаруживала ровное, спокойное настроение. Тяготилась пребыванием в больнице и неопределенностью своего положения. Беспокоилась о детях. Во время беседы о детях плакала. Принимала участие в жизни отделения, подчинялась больничному режиму. С персоналом и больными был хороший контакт, охотно подчинялась исследованию. В деле имеются показания свидетелей, что испытуемая в период моления отца Кондратия была «в психическом расстройстве».

Диагноз – истерия. Преступление испытуемой Шубиной совершено в истерическом сумеречном состоянии, и она тогда была невменяема. В настоящее время испытуемая Шубина признаков душевного расстройства не обнаруживает.

Беспокойное, возбужденное состояние всех гр-н поселка, которые кричали, плакали, бесновались во время моления отца Кондратия и после его ухода, а также присутствовали при избиении гр-ки Нещадиной, по некоторым данным даже принимали участие в избиении, нужно рассматривать как психическую эпидемию и психическую заразительность. Случаи психической эпидемии и психической заразительности описаны в литературе, и многими авторами рассматриваются как истерия.

Старший врач (подпись) Головин.

Врачи-ординаторы (подписи) Матвеевская, Дмитриева, Скобелева, Факторович.

Печать Самарской Окружной Психиатрической больницы.

 

Л.л. 128.

В Пугачёвский окружной суд – копия в редакцию газеты «Заволжский пахарь».

Прочитав заметку в газете «Заволжский пахарь» от 17.08 за № 8 под заглавием «Изуверское истязание женщины», мы, красноармейцы – дергачевцы и ершовцы Бакинской гарнизонной хлебопекарни Кавказской краснознаменной Красной Армии требуем по отношению «святой Шубиной» и ее помазанника Шубина Василия самую суровую меру наказания, дабы раз и навсегда вырвать из наших сел и деревень столь вредные гнезда разных святых – религиозный дурман старого наследия, который до сих пор еще во многих местах имеет свои гнусные отражения и в большей или меньшей мере процветает и влечет за собою всякого рода дикость неслыханного кошмара по отношению человеческих жизней, как это произошло над гр-кой Нещадиной Макридой.

Мы, красноармейцы, надеемся, что наша просьба будет принята во внимание в день судебного процесса над «святой Шубиной» и ее помазанником Шубиным Василием, а также совершенный кошмарный поступок на почве религиозного дурмана Шубиной, Шубиным и др. над гр-кой Нещадиной, будет чувствительным и для остальных «святых» не только на небе, но и на земле.

К сему красноармейцы (всего 21 подпись).

Наш адрес: гор. Баку, Бакинская Гарнизонная Хлебопекарня, Кавказской Краснознаменной Армии, ул. Фейзули, № 50.

Получено в прокуратуре 3.09.1928.

 

Л.л. 161.

Протокол допроса.

1929 года января 17 дня, народный следователь 8 уч. Самарского округа Востоков на основании ст. ст. 134-135 УПК в п. Горно-Шишканском допрашивал в качестве обвиняемой, которая показала.

Гниломедова Дарья Петровна, возраст - 28 лет, место рождения – Екатеринославской губернии с. Чумаки, Томаковской волости, место жительства – пос. Горно-Шишканский Б.–Глушицкого района, социальное происхождение – крестьянка, основная профессия – домохозяйка, в данное время занимаюсь работой по дому, неграмотная, замужняя, 3 детей, имущественное состояние – 1 землянка, 1 лошадь, 1 корова, 1 бычок, 1 жеребенок, беспартийная, не судима.

Когда избивали гр. Нещадину Макриду, я была там. Помню, что у меня взяли ребенка и моим ребенком били старуху, когда я хотела взять ребенка, то Шубин Василий мне запретил брать, а лишь сказал, что если я возьму ребенка, то и мне будет то, что и Нещадиной. В это время Шубина меня ударила крестом в грудь. После этого я совершенно потеряла сознание, и что со мной было, я не помню. Садилась ли я на лицо Нещадиной и испускала ли мочу ей в рот, не знаю. Очнулась я сидящей в землянке, ребенок у меня лежит на коленях. Присутствующие молились богу и на меня никто не обращал внимания. Виновной себя в истязаниях над старухой я не признаю. Читано – Гниломедова, неграмотная, а по сему расписался П. Гниломедов (подпись).

Нар. следователь Востоков (подпись).

 

Л.л. 162.

Протокол допроса.

1929 года января 17 дня, народный следователь 8 уч. Самарского округа Востоков на основании ст. ст. 134-135 УПК в п. Горно-Шишканском допрашивал в качестве обвиняемого, который показал.

Демихов Петр Васильевич, возраст - 26 лет, место рождения – с. Украинка, Б.-Глушицкого района, Самарского округа, место жительства – пос. Горно-Шишканский Б.–Глушицкого района, социальное происхождение – крестьянин, основная профессия – хлебопашец, в данное время занимаюсь хлебопашеством, малограмотная, женат, 3 челов. детей, имущественное состояние – 1 дом с надвор. постр., 1 лошадь, 2 коровы, 1 телка, 3 овцы, беспартийный, не судимый.

Я был в степи, с сенокоса я поехал в свой поселок, потому что услышал о Шубиных, которые раздавали свое имущество. Поехал из интереса. Когда я зашел в землянку к Шубиным, тут же заплакал, а почему, не знаю. Ко мне подошла Шубина Прасковья, которая сказала, что побоялся умереть, хотя тебя, Минай Иванович не пускал, а ты приехал. После этих слов я себя почувствовал слабым. Она меня спрашивает: «Ты веришь?» Когда сказал – верю, Шубина поставила меня на колени и заставила молиться. Я со слезами, а раньше я никогда не плакал, стал молиться. Почему – я не знаю, но все то, что меня заставляла делать Шубина, я выполнял беспрекословно. Помню, что я выкидывал вещи из погребка, где мне Шубина приказывала жить с детьми. Когда избивали Нещадину, я принимал участие, но не бил. Когда Шубина заставила Гниломедову Дарью испражняться в рот избиваемой старухи, я держал Гниломедову. Кроме того, я держал под мышки Шубину, когда она сидела на лице Нещадиной половым органом. Я лично не могу дать себе отчета, почему я это делал. Совладать с собой не мог. До этого случая я не помню, что со мной были подобные явления. Раньше я болел тифом, лихорадкой и ангиной. Душевных расстройств со мной не было. Протокол читан, изложенное верно, в чем и подписуюсь.

Демихов (подпись).

Нар. следователь Востоков (подпись).

 

Л.л. 193.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ.

Гор. Самара 1929 г. Апреля 3 дня я, Старший Следователь Прокуратуры С.В.О. ЧЕПУРА, рассмотрев дело за № - об убийстве гр. Нещадиной на хуторе Горно-Шишканском Б. Глушицкого района, Самарского Округа гражданами Шубиной, Шубиным и др., во время совершения молебствия с целью изгнания «бесов», вселившихся якобы в гражданку Нещадину, находясь под влиянием проповедей некоего старца «Кондратия», и принимая во внимание, что обстоятельства убийства, сопровождавшиеся истязанием и издевательствами в самой дикой форме, как, например, испускание мочи в рот истязаемой, вызвали, первоначально, сомнение в нормальной психической деятельности обвиняемых, в связи с чем «старец» Кондратий и супруги Шубины были направлены на испытание в Самарскую психиатрическую больницу, конференция врачей коей, отметив в актах экспертизы, к делу приложенных, что испытуемые при наличии известных отклонений от нормы в настоящее время реагируют на все вокруг них происходящее правильно, в то же время дав описание событий, данного убийства, дала заключение, что в момент совершения преступления обвиняемые были якобы в невменяемом состоянии.

Правильность таких выводов вызывает сомнение по следующим двум основаниям:

1) Как видно из актов, оценка субъективного состояния обвиняемых в период совершения преступления дана по внешней объективной оценке их поступков, поражающих, как выше было указано, своей дикостью и жестокостью.

2) Игнорировано установленное следствием обстоятельство: а) что в момент истязания гр-ки Нещадиной, при появлении члена сельсовета, убийцы прекратить последнему совершение преступления не дали, заявив, что «они убивали, они и отвечать будут», и б) что в период, последовавший за убийством, при расследовании обвиняемые Шубины давали вполне связные показания о совершенном им преступлении, а потому, считая заключение конференции врачей Самарской Психиатрической больницы недостаточно полным, учитывая необходимость через врачей-специалистов в установлении следующих моментов, а именно:

1) Можно ли, на основании всего собранного материала дать заключение о психическом состоянии душевной деятельности обвиняемых в момент совершения преступления.

2) Определить, при возможности, психическое состояние обвиняемых в данный момент, а потому и на основании ст. 174 УПК

ПОСТАНОВИЛ:

Считать первоначально произведенную экспертизу неполной, и для выяснения указанных вопросов пригласить в качестве экспертов: врачей-невропатологов Моствилишкер и Бардина, приват-доцента (фамилия неразборчива) и судврача Цветкова.

Старший Следователь Облпрокуратуры (подпись) Чепура.

 

Л.л. 197-198.

Заключение врачей-экспертов о душевной деятельности граждан Шубиных Василия и Прасковьи и старца Кондратия.

На предложенные старшим следователем облпрокуратуры тов. Чепура вопросы: 1) в каком состоянии душевной деятельности находятся обвиняемые Шубин Василий и Шубина Пелагея в настоящее время, 2) в каком состоянии душевной деятельности лица эти (Шубин Василий и Шубина Пелагея) были во время приписываемого им преступного деяния, 3) какова душевная деятельность (психическая) старца Кондратия – мы, врачи эксперты нижеподписавшиеся отвечаем: 1) как видно по данным больничного наблюдения и исследования в конференции врачей психиатрической больницы, Шубина Пелагея страдает истерией, а Шубин Василий – травматическим неврозом. То и другое заболевания (истерия и травматический невроз) стоят на грани между душевными (психическими) заболеваниями и чисто нервными поражениями, составляя группу психоневрозов. Как таковые эти заболевания имеют наклонность выявляться под действием как внутренних, так и внешних причин в актах и поступках со значительным и редковыраженным поражением психической деятельности кратковременного (быстропроходящего) или затяжного характера, 2) в момент приписываемого им преступного деяния как Шубина Пелагея, так и Шубин Василий были одержимы приступом религиозного помешательства, что выясняется из следующего: а) Шубина Пелагея – неграмотная крестьянка, живет в глухом районе, выросла и воспитывалась на религиозных началах; еще при первом посещении их глухого угла старцем Степаном проявила свою легкую религиозную внушаемость, хотя от нее Шубина вскоре как будто бы и оправилась, но при посещении их хутора старцем Кондратием у нее вновь возникли те же религиозные идеи, достигшие наибольшего напряжения после вторичного посещения старцем Кондратием, когда она уже объявила себя прямо «святой», обладающей способностью (властью) изгонять бесов; под влиянием своей религиозной идеи она (Шубина Пелагея) начинает изгонять бесов из многих окружающих ее лиц – своего ребенка, встреченных ею на улице других граждан своего поселка – Голомедовой, Сологубовых и др., особенно ее внимание обрушивается на гражданку Нещадину, которая сама себя объявила великой грешницей, пришедшей покаяться в своих грехах и смиренно стоявшей на коленях, б) Шубин Василий – как легко внушаемый психоневротик, под влиянием проповедей (притч) старца Кондратия уверовал в святость своей жены и под влиянием этой религиозной бредовой идеи – беспрекословно ей повиновался, 3) что касается старца Кондратия, то он представляет собой, как видно из данных а) заключения психиатрической больницы, и б) кратких анамнестических данных – личность в некоторой степени дефективную (склонность к маниакально-депрессивным состояниям) все же должен быть признан ответственным за свои поступки, поскольку они не совершаются в те периоды, когда у него бывает то или иное патологическое состояние; данные же, которые изображают поведение старца Кондратия во время, предшествующее избиению гражданки Нещадиной, не говорят за то, что он был в патологическом (болезненном) состоянии. При этом нужно отметить для общей характеристики старца Кондратия – вся жизнь его протекала скорее, как жизнь личности паразитической, чем как личность душевнобольного.

Обл. судебно-медицинский эксперт Цветков (подпись).

Врач-невропатолог Моствилишкер (подпись).

Врач-невропатолог Бардин (подпись).

Приват-доцент (подпись неразборчива).

6.04.1929 года.

 

Л.л. 212-213.

Протокол опроса в качестве свидетеля.

8 апреля 1929 г. Село Чернава Ивантеевского района Пугачёвского округа Нижневолжской области.

Инспектор Самарского уголовного розыска Юткин.

Шарапов Василий Иванович, 1902 года рождения, родился в селе Сестры Ивантеевской волости Пугачёвского уезда. Председатель Чернавского с.-х. Кредитного товарищества. Образование низшее, не судим. Кандидат в члены ВКП (б), карточка № 3177. Проживает в с. Чернава.

О том, что недалеко от села Щигры расположен монастырь, или, как принято называть среди населения, святое Вавилово место, я знаю примерно лет одиннадцать. Действующие лица этого святого места – Кондратий, мать игуменья Дорофея, Евгения, и знаю еще, что там есть два старика, ни имени, ни отчества не знаю. В этом Вавиловом долу я был сам просто из любопытства, видел я там колодец, который называется святым, есть святая могила, есть часовенка. Мне известно, что в этом Вавиловом Долу бывает массовое скопление публики верующих. Публика собирается в этот Дол помолиться для исцеления больных, если есть. В их семье приходящие берут воду, а также и земли. Туда же на богослужение собираются и священники. Именно кто, о всех я не сумею вам сказать, но мне известно, что там бывает священник села Ивановка Ивантеевского района Журавлев. Последний при сборах верующих в Вавиловом Долу говорил проповеди, что «живем мы последние дни, скоро конец света», и призывал всех верующих чаще заходить в это святое место и молиться богу. Проповеди этого священника так действовали на верующих, собравшихся в этом Долу, что некоторые приходили в истерику, не говоря уже о том, что все плакали. Я сам не знаю, но слышал, что действующие лица Вавиловского святого места у часовни вырыли подземный ход, где повесили колокол, и когда собирались верующие, то кто-нибудь из монахов заходил в этот подземный ход и звонил в колокол. Среди же верующих действующие лица Вавилова Дола объясняли это чудом. Что из чудес они еще творили, обманывая верующих, мне неизвестно. Кто именно рыл подземный ход и звонил в колокол из служителей Вавилова Дола, мне неизвестно. Хотя я сам и не знаю, но среди населения я слышал, что действующие лица Вавилова Дола, в частности, Кондратий, и другие, по имени которых я не знаю, ходили в баню с девицами и обязательно невинными, но были якобы случаи, когда они ходили и со вдовами. Кроме того, они якобы и спали с женщинами. Кроме этого, ни о каких других случаях мне не известно, и ни от кого я ничего больше не слышал. О том, что якобы при своем богослужении и молитвах избивали людей, изгоняя бесов, я не слышал. Слышал о том, что они изгоняют бесов, но каким образом, не знаю. Более показать ничего не могу. Протокол мне прочитан, записан верно.

Шарапов (подпись).

Инспектор (подпись).

 

Л.л. 214-215.

Протокол опроса в качестве свидетеля.

8 апреля 1929 г. Село Чернава Ивантеевского района Пугачёвского округа Нижневолжской области.

Инспектор Самарского уголовного розыска Юткин.

Курняков Андрей Петрович, 1896 года рождения, уроженец г. Пугачёва, образование низшее, беспартийный, не судим, занимается хлебопашеством, проживает в селе Чернава.

В Вавиловом Долу имеется часовенка, колодец и могила. Это место называется святым уже несколько лет, примерно 14-15. В Вавилов Дол собирается массовое скопление публики помолиться и исцелиться от болезней и бесноватости, действующие лица этого святого места Кондратий, Дорофея, Евгения, Анка, Иван Осипович и еще два старика, фамилию и имя их не знаю, но они и сейчас живут в Вавиловом Долу, один из них седой, второй кривой. Кроме этих двух, в Вавиловом Долу живет и сейчас Евгения. Где в данное время Анна и Дорофея, мне неизвестно, но в Вавиловом Долу их нет. Теперь скопления верующих зимой не бывает вследствие холодной погоды, однако в праздники в Вавилов Дол приезжает священник села Ивановка, фамилию его не знаю, но только не Журавлев, и устраивает там богослужение. Он, надо вам сказать, имеет тесную связь со всеми действующими лицами Вавилова Дола. Могу удостоверить, что действительно Кондратий ходил в баню с женщинами, и даже не с одной, а с несколькими. Что же касается того, что Кондратий спал с женщинами и девицами, мне не известно. Все действующие лица Вавилова Дола материально жили и живут очень хорошо, живут они на подаяния и пожертвования верующих, собирающихся помолиться. В селе Ивановка Ивантеевского района два священника, одного из них, как я уже сказал, фамилию не знаю, второго Журавлев. Тот и другой имеют связь с действующими лицами Вавилова Дола, но особенно это тот, фамилию которого я не знаю, он даже прикреплен для богослужения к Вавилово-Дольской часовне. Наш священник села Чернава также, хотя редко, но ездит молиться и для богослужения в Вавилов Дол. Проповеди на сборах верующих произносит больше всего священник села Ивановка, фамилию которого, как я уже сказал, не знаю. Более показать ничего не могу. Протокол мне прочитан, записан верно.

Курняков (подпись).

Инспектор (подпись).

 

Л.л. 220-221.

Протокол опроса в качестве свидетеля.

9 апреля 1929 г. Село Щигры Ивантеевского района Пугачёвского округа Нижневолжской области.

Инспектор Самарского уголовного розыска Юткин.

Монанков Григорий Филиппович, 1898 года рождения, родился в селе Щигры, проживает там же. Занимается хлебопашеством – крестьянин. Образование низшее. Беспартийный, не судим.

Примерно в трех верстах от нашего селения Щигры, в Вавиловом Долу, расположен монастырь. Там имеются церковь и часовня, дома для монахов с надворными постройками. Монастырь этот существует уже больше двадцати лет. Последние годы возглавляющие лица этого монастыря: Кондратий, Евгения, Иван Осипович, Иван Степанович, Федор Михайлович Дорофеев, и другие. Имен и фамилий их всех я не знаю. Где они в данное время, я не знаю, потому что они не все постоянно в монастыре, а ходят по различным селам с целью агитации о том, что монастырь этот святое место, и что там возможно исцеление больных какими бы то ни было болезнями…

Вся эта группа возглавляющих лиц монастырь материально живет очень хорошо, несмотря на то, что никакими посевами они не занимаются, а живут исключительно на подаяния и пожертвования верующих, собирающихся туда на моления. Они даже не только существуют на подаяния верующих, а даже подаяния превращают в деньги.

Лично я не был свидетелем того, что лица из группы возглавляющих монастырь ходили с женщинами в баню, но на селе говорят о том, что они ходили в баню с женщинами, в частности, Кондратий, и не сомневаюсь, что эти факты были, но их только трудно обнаружить и быть свидетелем этих фактов даже при всем своем желании, т.к. это делается не открыто…

Лично мое мнение и всех других наших жильцов. Этот монастырь распространитель всякой заразы через колодцы, в котором берут всякие больные и здоровые воду, одурманивание темных масс крестьянства. Все возглавляющие лица этого монастыря и священнослужители не только чужды советской власти, а надо сказать, что это гнездо контрреволюционеров, где им представляется возможность говорить всякие, даже и антисоветские проповеди, форменным образом одурачивать и одурманивать темные массы, и, кроме того, здесь на темноте масс строится личная нажива группы этого монастыря, а возможно и священников…

 

Л.л. 225-226.

Протокол опроса в качестве свидетеля.

9 апреля 1929 г. Село Щигры Ивантеевского района Пугачёвского округа Нижневолжской области.

Инспектор Самарского уголовного розыска Юткин.

Изюмов Лаврентий Григорьевич, 1900 года рождения, родился в селе Горелый Гай Нижне-Волжской губернии, Пугачёвского уезда, Ивантеевской волости, проживает в с. Щигры, образование среднее, учитель Щигровской школы. Беспартийный, не судим.

В 4-х верстах от д. Щигры расположен «Вавилов Дол», на котором с давнего времени организовался кем-то вроде монастыря. В этот монастырь в течение всего года собираются богомольцы. По рассказам местного населения, эти богомольцы идут за отпущением грехов, исцелением, и чтобы посмотреть «святых угодников», якобы находящихся где-то под землей в пещерах. О пещерах население говорит много, в них проделывалось следующее: через особые ходы пробирался какой-нибудь монах, и, надев на себя поставив свечку, усердно вздыхал. В это время другие монахи подводили к узкой норе, около пещеры, богомольцев, доказывая им на примере о присутствии «затворников». В настоящее время о работе пещер не слышно. Население говорит, что хода завалены. Богомольцы и до сего времени собираются в Вавилов Дол, привлекаемые сюда рассказами о всевозможных чудесах. Рассказы распространяются группой постоянных жильцов монастыря в лице Ивана Иосифовича, одного Ивановского жителя, кривого монаха и двух женщин, одну из которых зовут «мать Евгения». Обычно ими практикуются вызовы в более отдаленные уголки Больше-Глушицкого района, Смоленского района, где, по словам самих монахов, устраиваются собрания верующих и устраиваются беседы на религиозные темы и о святынях «Вавилова Дола». После таких выездов сагитированные верующие везли обильные подаяния монахам монастыря, я сам был свидетелем осенью 1928 года, когда в главе с Иваном Иосифовичем прошли 4 подводы, нагруженные всевозможными продуктами и вещами. Львиная доля от таких подаяний, наверное, поступала в руки монахов, и часть в руки церковного совета с. Ивановки. Деятельность монахини Евгении, по словам гр-н, выражается в форме прозорливицы, исцелительницы, причем лечение проводилось битьем палкой больных с различными выкрикиваниями. Зима – время агитации, выездов для монахов. С наступлением весны наблюдается массовый приток сагитированных богомольцев. Особенное скопление богомольцев наблюдается в престольный праздник на «Николу» (весной). В это время съезжаются и священники со всех ближайших сел, выступая с проповедями и служением, получая огромный доход от приношений богомольцев. Основным злом для окружающего населения является массовый сбор богомольцев в весеннее и летнее время. Являясь за исцелением трахомные, сифилитики и с др. всевозможными заразными болезнями, они купаются в воде родников, колодцев, этим самым заражая воду, которой пользуется и местное население. Бывает так, что в самое горячее, рабочее время не остается ни капли воды в колодцах и родниках, и кр-не вынуждены бывают оставлять свой скот без водопоя. Огромный вред приносит группа, проживающая в монастыре, и в идейном отношении, запугивая окружающее население сказками о вторых пришествиях, антихристах, явившихся на землю в лице безбожников (слова Ивановского старика), действуя в большинстве случаев через взрослое население на молодежь, тем самым мешая делу просвещения молодежи, его политического воспитания. Настроение большинства населения к деятельности группы монахов и вообще существования «Вавилова Дола» - отрицательное, негодующее, как группе людей и месту, приносящих заразу, болезни, идеологическое разложение. Более показать ничего не могу, протокол писал собственноручно.

Л. Изюмов (подпись).

Инспектор УР (подпись).

 

Л.л. 227.

Протокол опроса в качестве свидетеля.

9 апреля 1929 г. Село Щигры Ивантеевского района Пугачёвского округа Нижневолжской области.

Инспектор Самарского уголовного розыска Юткин.

Шабанов Павел Федорович, 1888 года рождения, родился в селе Щигры, проживает там же. Занимается хлебопашеством – крестьянин. Обучался грамоте самоучкой. Беспартийный, не судим.

Я в Вавиловом доле бывал еще до войны 1914 года. Ивантеевский старик Иван Иванович Варенов, ныне умерший, показал мне пещеру. Вход в нее был саженей на десять под землею. Пещера начиналась сзади часовни и подходила к самому оврагу. В пещере монахи надевали плечевые вериги, весом фунтов в 20, и волосяные рубахи, и там пели, тем самым собирая с населения приношения.

Помню, был один случай с Вареновым. Когда его спросили, что значат его проповеди о недалеком пути, и, в частности, слово «недалечко», то он ответил, что «недалечко» значит «п…а с ж…й».

Иван Осипович сам духовенство не считал представителями бога, т.к. мне в 1922 году заявил, что он духовенство не признает, т.к. знает случаи, когда Пугачёвский епископ Тихон спал с женщиной Пугачёвского Никольского монастыря.

К нам в село часто заходили последователи, больше из Большеглушицкого района. Помню, приходил к нам из села Михайло-Овсянка Марьевского района Яков Петрович, который собирал вокруг массу народа и вел с ним беседы. При прощании за нашим селом все ему обычно низко кланялись. Был у нас Кондратий, который ходил с женщинами в баню, в то время, когда мужчины были на покосе. В бане с ним перебывало из нашего села женщин человек 15. Он окунет крест в воду, и потом воду с креста сливает на женщин. Игуменья Евгения лечит женщин побоями. Положит больную и начнет ее бить палкой по лицу.

Живет вся эта братия на приношения, и сама совершенно ничего не делает. Они раздавали воду из святого колодца и землю вокруг этого колодца. К весне они припасают огромное количество палок и затем весной их раздают богомольцам. Более показать ничего не могу.

Протокол мне прочитан и записан верно (подпись).

Инспектор УРО (подпись).

 

Л.л. 440-441.

Его Преосвященству Преосвященнейшему Павлу Епископу Пугачёвскому.

Верующих христиан города Пугачёва и окружающих сел, почитающих храм Святителя Николая, находящийся в «Вавилкином Долу», прихода села Ивановки, 1-го благочин. Округа, Пугачёвского уезда.

Прошение.

Посещая храм Св. Николая, что при «Вавилкином Долу», как исстари почитаемое св. место, мы, нижеподписавшиеся верующие христиане в особенности скорбим за то, что видим: при нем нет настоящего священника, который мог совершать Божественную литургию; почитатели же храма ежедневно бывают в этом месте и время от времени они все прибавляются, в особенности это заметно в летнее время. Хотя заведующий этим храмом священник села Ивановки о. Иоанн и совершает там службу 2-3 раза в год, но этого по требованиям верующих не вполне достаточно, особенно это печально в праздничные дни, когда там собираются в большом количестве богомольцы, а посему мы от всего усердия и ходатайствуем пред Вашим Преосвященством о назначении туда постоянного священника.

Проживающий ныне там бывший монах Св. Афонской горы Иван Осипович Дорофеев, хотя и отправляет там ежедневно церковную службу, кроме Божественной литургии, а также и исполняет все правила Св. Афонской горы, но не как священник, а как простой мирянин, что для посещающих храм богомольцев является неудовлетворительным, а так как он б. монах, церковную службу прекрасно знает, и как человек нам хорошо известный, и, можно сказать, со всеми достоинствами, а именно: во-первых, он человек одинокий, а для священнослужения в пустынном месте опытного человека-священника отыскать очень трудно, во-вторых, он имеет характер тихий, уживчивый, живет в этом св. месте безвозмездно, ради спасения души около 16 лет, ведет жизнь примерную, он честный, примерный, уважительный, он положительно от всех бывших богомольцев вполне заслужил к себе общее уважение, затем он очень много потрудился на благоустройстве этого св. храма, который и в настоящее время благодаря его непосильного труда и безропотного усердия содержится в блестящем порядке, а потому за ревность и вполне добросовестное отношение к благоустройству св. храма он со стороны всех почитателей-богомольцев лично и уже неоднократно получал и ныне всегда получает великую благодарность, и, в-третьих, он в течение указанного времени ни в чем плохом ни разу замечен не был, а всегда состоит в полном доверии у совета Ивановского церковного попечительства, что подтверждается удостоверением за №, выданном ему И.О. Дорофееву тем же церковным советом села Ивановки.

Ввиду вышеизложенного, мы, верующие христиане, просим Вас, Преосвященнейший Владыко, обратить на это Ваше благосклонное внимание, и убедительно просим Вашего Архипастырского благословения на б. монаха Пантелеймоновского монастыря Св. Афонской горы Ивана Осиповича Дорофеева и допустить его к отправлению священнослужения при пустынной церкви «дола Вавилкина» во имя Святителя Николая Чудотворца как б. монаха, вполне достойного этого назначения.

Преосвященнейший Владыко! Да вознаградит Вас Господь Бог за Ваше Архипастырское внимание к сему месту за благословение в сан священника уважаемого нами И.О. Дорофеева, памятуя, что за отправлением ежедневного Богослужения в этом св. храме как сам он, так и все богомольцы будут возносить искренние свои молитвы и благодарения Господу Богу и усердно просить его о помиловании и спасении душ всех верующих православных христиан.

Преосвященнейший Владыко! Мы твердо и непоколебимо верим, и надеемся на милость Божию. Да поможет нам Господь Бог завершить это великое дело.

К сему и подписываемся.

5 июля 1925 г.

Гор. Пугачёв.

Граждане гор. Пугачёва (около 100 подписей).

 

Л.л. 442.

Его Преосвященству Преосвященнейшему Епископу Павлу Уфимскому и Покровскому.

Прошение.

Принимая во внимание ветхость храма и прилегающих к нему построек для сторожей, посещающих этот чтимый храм и место, а также хозяйственную сторону Ивановского церковного совета, который все поступающие в Николаевский храм дола «Авилкина» средства всецело использует только на нужды своего храма, а потому постановили:

Организовать свой церковный совет дола «Авилкина», так как вблизи его расселяются два поселка жителей, и, кроме того, сюда приходит масса богомольцев-странников;

Возбудить пред Преосвященнейшим Епископом Павлом ходатайство о том, чтобы храм Св. Николая дола «Авилкина» от Ивановской церкви отделить и сделать его самостоятельным приходом, для чего и просить о назначении постоянного священнослужителя. Кандидатами во священнослужители, как известных нам проповедников, выставляем следующих лиц, а именно: о. Иоанна Заседателева – г. Пугачёв, о. Онисима Пряхина – с. Корнеевка Пуг. уезда, о. Василия Баннова – с. Уд. Маянга Пуг. уезда.

Настоящее прошение вручить Благочинному 1-го округа на предмет представления Преосвященнейшему Епископу Павлу – на зависящее распоряжение.

К сему и подписываемся.

Г. Пугачёв (всего 18 подписей).

 

Л.л. 287-290.

Протокол допроса.

Г. Самара. 1929 г., апреля 15 дня, я, ст. следователь прокуратуры СВО Чепура допросил в качестве подозреваемого Галкина Ивана Степановича, 50 лет, холост, беспартийный, неграмотный, по профессии хлебопекарь, неимущий, не судившийся, родом из села Вышки Ульяновского округа.

По сути дела поясняю, что года три назад я случайно был в селе Ивановка, под Марьевкой. Там председатель церковного совета, фамилию которого я забыл, сейчас его уже сменили, предложил мне поступить в их общину в Вавиловом Долу для варки пищи приходящим богомольцам. Об условиях, на каких я поступал к ним, я не договаривался. Квартиру мне дали в Вавиловом Долу. Там находилась часовенка, церковь и один дом с надворными постройками, принадлежащими Ивановскому сельскому обществу. Постоянно там находились: Иван Осипович Дорофеев, уже лет около 20, Федор Александрович Малов, живущий там 3 года, пришедший туда позже меня. Сам крестьянин Малов имеет в с. Ивановка дом, крытый железом с надворными постройками, пару коров, пару лошадей. Семья у него 6 человек. До революции Малов был богатый человек, занимался бахчеводством. Почему он после революции оставил работу бахчевода, я не скажу. В монахах Малов не был. Малов и сейчас член церковного совета Ивановки и является в настоящее время попечителем церковного совета в Вавиловом Долу. Раньше, в 1912-1914 г.г. Малов был казначеем при постройке самой церкви в Вавиловом Долу.

Кроме того, там же, в Вавиловом Долу, саженях в 20-30 от нашего дома, в келье жила Евгения со своей прислугой. Как и я, Малов, Евгения и Дорофеев монахами никогда не были.

Как я сказал раньше, я пек, варил для прихожан-богомольцев, которые приходили в Вавилов Дол. Богомольцев больше всего бывало на Николу, в мае, на престольный праздник. Тогда бывало тысяч до 3 или до 4. Я помню, очень много было молящихся в 1927 г. Затем много бывает на Троицу, на Вознесение, на Спаса, и т.д. В обычные дни, будние, человек 30-50. Когда много было народу, то кипятили только чай, а когда до сотни, то варили и щи. Кроме того, я неделями варил и пек на персонал самого Вавилова Дола. Варилось одно и то же, что себе, то и прихожанам, когда постное, когда и скоромное.

Что касается Дорофеева Ивана Осиповича, то последний в отсутствие священника правил церковную службу в церкви, а когда был священник, то он подавал лишь кадило. Ходил он в вольной одежде.

Малов делал то же, вел хозяйство в последнее время он же. Раньше, год тому назад, хозяйством ведал Иван Осипович. Доход получался прежде всего от продажи свечей, затем елея. Елей продавался, как из святого места, и богомольцы покупали и уносили с собой. Продажу производил сам Малов Федор Александрович. Даже продавали просвирки. Продажа производилась так: за просвирку брали 5 коп., и из них 2 коп. шло священнику Ивановской церкви. Кроме того, продавали ладан.

Почему богомольцы считали Вавилов Дол святым местом, я не знаю. Просто молились, и больше ничего. Евгению же считали прозорливой. Евгения давала советы. К ней обращались за помощью вылечить от пьянства и различных болезней. Лечила она по-разному, иногда даже избивала. Это я говорю потому, что в прошлом году, не помню на какой праздник, когда было народу не так много, человек 50, к Евгении пришли две бабы лет по 40 просить в каких-то грехах прощения. Евгения же стала их бить палкой, когда они лежали на полу. Била она такой толщины с большой палец с размаху со всего плеча. Женщины валялись на полу и сильно плакали. Перебила ли она кому руку, я не слыхал об этом. Обращалась же с богомольцами грубо. Тем, кого Евгения лечила от пьянства, она давала палки с сучками и иногда каравай хлеба есть таковой 6 дней натощак. Ни про какие подземелья я ничего не знаю, и таковых не видел совершенно, и не было их в Вавиловом Долу. Никаких пещер у нас нет. Ни с кого никаких денег для подземной церкви не бралось вовсе.

Кондратия я видел два года тому назад, с тех пор в Вавиловом Долу я его не видел. Степана видел прошлый год один раз на Николу вешнего. Церковь у нас Ивановского прихода, и из священников служили главным образом Ивановской церкви – Журавлев и Пряхин.

Что же касается священника Белова Серафима, то таковой служил лишь на приходской праздник на Николая в прошлом году. На храмовый праздник, бывало, служили у нас сразу человек 8 священников. Весь доход в общем шел в церковный совет и священникам.

Больше показать ничего не могу. Правильность всего изложенного мне прочитано, с моих слов записанного подтверждаю, в чем и расписываюсь, а за неграмотного по его просьбе расписывается Финкельштейн Борис Владимирович – наход. в Самарском изоляторе.

Борис Финкельштейн (подпись).

Ст. следователь Чепура (подпись).

Дополнительно показываю, что с того же 1929 г. к Вавилову Долу из 2-х священников села Ивановки, Журавлева и Пряхина, отношение имеет только последний. Журавлев же отказался служить в Вавиловом Долу, так как в прошлом году, весной, его раза два вызывали на допрос в Пугачёв, так как пошла молва, что воды в колодези, что в Вавиловом Долу, якобы отравлены.

Что касается Дорофеи, то последняя в самом Вавиловом Долу не живет, а имеет землянку в поселке Гадаринском Ивантеевского района. Дорофея среди поселения прослыла тоже за прозорливую, лечит не лечит, но изгоняет бесов. Где и кого она лечила по селам, я не знаю, но могу рассказать случай, имевший место в 1927 г. в Вавиловом Долу.

Приехала как-то молодая женщина из поселка Дмитриевки, около Михайло-Овсянки, по имени Мария, в числе прочих богомольцев. На другой день эта женщина стала какой-то странной, стала ходить по лесу, а затем, на третью ночь, эта Мария пошла молиться в часовню, откуда возвратилась утром и стала рассказывать, что ей являлись два апостола. После этого уже в доме у нас в молельне, где с Марией были еще две какие-то старушки с того же хутора Дмитриевки, она начала прыгать, хватать их и кричать. Тогда Иван Осипович Дорофеев предложил мне ее посторожить. Малов же позвал Дорофею, которая была у нас на кухне, исцелить Марию. Явившаяся Дорофея стали лить Марии, лежавшей на полу, в рот елей с водой. Перед тем Дорофеев и я связали руки и ноги Марии, чтобы та не убежала, но, кроме того, приходилось за ней смотреть, так как Мария на спине все же ползла по полу. После того, как влила в рот елей и воду, Дорофея подняла юбку Марии и стала кулаком со всей сила бить по животу, приговаривая: «Уходи, нечестивый». После этого Мария у нас пролежала еще с неделю, пока на ней не приехал ее отец, отправивший ее в Самару в сумасшедший дом, которому о происшествии сообщили те же старушки, что приходили с ней из хут. Дмитриевки. В это время был один богомолец по имени Константин из с. Березовка, за Пугачёвом от нас еще верст 30, который тотчас же уехал, сказав, что тут не моленье, а хаос. Фамилию его я не помню, но ему лет 50.

Как Дорофея, Евгения и все перечисленные жители Вавилова Дола, так и Степан, и Кондратий, являлись одной общиной. Дорофея, Малов, Кондратий, Степан – эти постоянно ходили по селам, прославляя чудеса Вавилова Дола. Что касается Евгении, то последняя стала прославляться последние года три как вылечившая от пьянства. Сдавали ли Евгения свой доход в церковный совет с. Ивановки, я не могу сказать. Председатель церковного совета сейчас Сметанкин Иван Трофимович. Как он живет, я сказать не могу. Когда у нас бывало скопление публики – богомольцев, то Малов тотчас же начинал говорить проповеди такого содержания: сейчас очень тяжелое время. Так как Сатана был богом связан на 1000 божьих лет, а сейчас развязался, и вот власть теперешняя советская и есть власть Сатаны. Далее Малов все время говорил, что настало последнее время, что скоро конец света. От других я такого содержания проповедей не слыхал.

Больше показать ничего не могу. Правильность всего вышеизложенного, мне прочитанного, с моих слов записанного подтверждаю, и чем и расписываюсь, а за неграмотного по его просьбе расписался гр-н Фролов Николай Андреевич – заключенный в Самизоляторе.

Фролов (подпись).

Допросил ст. следователь Чепура (подпись).

21.04.29.

 

Л.л. 296-297.

Протокол допроса.

Г. Самара. 1929 г., апреля 21 дня, Ст. Следователь прокуратуры СВО Чепура на основании ст. ст. УПК допрашивал в качестве подозреваемого, который, будучи предупрежденный об ответственности по ст. 95 УК, показал: Дорофеев Иван Осипович, возраст - 63 года, место рождения – с. Гагатчиха Ульяновск. окр., место жительства – Вавилов Дол Пугачёвск. окр., социальное происхождение – из крестьян, основная профессия – церковный служитель, в данное время занимаюсь в Вавиловом Долу, образование – низшее, холост, неимущий, беспартийный, судимостей нет.

В Вавиловом Долу я поселился еще в 1909 году, вот уже 20 лет. В Вавилов Дол я пришел с Афонского монастыря. Пришел я туда сперва помолиться, так как от людей слышал, что якобы есть в Вавиловом какие-то чудеса. По приходе я застал лишь одну часовню и земляночку. Жили в то время в Вавиловом несколько человек монахов. В настоящее время все они поумирали. Мне Ивановская строительная комиссия, строившая в то время дом в Вавиловом Долу, предложила остаться сторожем в Вавиловом. Я согласился и с тех пор там живу. Сейчас же нас там было постоянных 3, кроме меня, был еще Галкин Иван Степанович, Малов Федор Александрович. Кроме того, в другом помещении жили Евгения с Прасковьей, вроде прислуги.

Жили мы на средства приходящих богомольцев, которых в среднем бывало человек по сто, а в праздничные дни, в особенности на вешнего Николу, 9 мая по ст. стилю, приходило богомольцев и 5 тысяч человек. Богомольцы платили за свечи, масло, просвирки, елей. Кроме всего, производился особый сбор на церковь и на наше существование. В иной день собирали и тысячу рублей.

Молящиеся стекались сюда потому, что место это, где наша церковь и часовня в Вавиловом Долу, прослыло среди верующих как святое место. Я понимаю, что к нам стекалось народу больше, чем в другие церкви, но объяснить это не могу. Пещер у нас никогда никаких не было. Никаких исцелений и тому подобных чудес не производилось. При мне действительно Дорофея два раза выгоняла в прошлом или позапрошлом годах бесов из женщин, лила им воду и елей в рот, заголяла им животы и кулаком била по животам. Как звали этих женщин, я не помню. Было ли это все в одном году или нет, я сейчас не помню. В Вавиловом Долу никто у нас в монашеской одежде не ходил вовсе.

Евгения лечила, должен признаться, от пьянства. Для этого она давала хлеб и елей, а также и сучковатые палки. Признаюсь, что пещера у нас также была, но года два ее как засыпали. Засыпал ее и я лично сам. Кроме упомянутых лиц, к нашей общине относится Дорофея, а также Кондратий и Степан. Все мы являемся самыми настоящими православными и ни к какой секте не принадлежим.

Когда не бывало священников, то часы, акафист, с постоянного разрешения священника Журавлева, правили мы: Дорофеев – я, и Малов Федор. Церковь наша и все постройки принадлежат церковному совету. Доходы все наши забирал церковный совет и поп с. Ивановки Ивантеевского района Пугачёвского округа. Что касается обнаруженного у меня стишка про Малова, то писал действительно его я. Писал я потому, что признавал, что действительно в Вавиловом Долу лавочки не больше, так как Малов, безусловно, пришел в Вавилов Дол из-за наживы. Относительно проповедей Малова должен сказать правду, что он затрагивал в проповедях советскую власть, что власть сейчас от сатаны, что большевики – за антихриста. Далее неоднократно, это я сам несколько раз слышал. Малов обращал внимание на то, что у крестьян отбирают хлеб, забирают постепенно скотинку, потому что власть от антихриста. Народ относился по-разному к этим речам. Одним слушали внимательно, а другие, но гораздо меньше, говорили, что он, Малов, рассказывает брехни. В прошлом году, при мне, даже милиционер Казаков, сейчас, кажется, начальник милиции в Ивантеевке, предупреждал Малова, чтобы последний бросил свои проповеди и не затрагивал власть. Малов раньше был сильно зажиточный, но и сейчас имеет крепкое хозяйство в с. Ивантеевке. Малов у нас является попечителем от церковного совета с. Ивантеевки. Больше показать ничего не могу. Правильность вышеизложенного мне прочитанного с моих слов записанного подтверждаю, в чем и расписываюсь (подпись) Дорофеев.

При допросе присутствовал в качестве понятого гр-н Козлов Степан Петрович, заключенный Самизолятора (подпись).

Ст. следователь Чепура (подпись).

 

Л. 307.

Протокол допроса.

Г. Самара. 1929 г., мая 26 дня, Ст. Следователь прокуратуры СВО Чепура на основании ст. ст. УПК допрашивал в качестве подозреваемого, который, будучи предупрежденный об ответственности по ст. 95 УК, показал: Белов Серафим Васильевич, возраст – 60 лет, место рождения – с. Мосты Пугачёвского окр., место жительства – с. Чернава Пугачёвск. окр., социальное происхождение – ?, основная профессия – священнослужитель, в данное время занимаюсь – священник в с. Чернава, образование – сельская школа, разведен 30 лет, имущественное состояние – дом в Пугачёве пополам с сестрой Беловой, беспартийный, судимостей нет.

По сути предъявленного мне обвинения по ст. 58-10, ч.2-17 УК виновным себя признаю, т.е. в том, что своими действиями совершал богослужение в Вавиловом Долу, где стекалось много крестьян, где происходил обман богомольцев, тем самым создавал религиозную обстановку, использовавшуюся Маловым и другими для своей контрреволюционной агитации.

Но одновременно должен заявить, что я не знал о том, что в Вавиловом Долу учиняются различные чудеса, исцеления, изгнание бесов, но сам я в эти чудеса, конечно же, не верю, и никакого отношения к ним не имел. Самые богослужения я совершал в Вавиловом Долу всего два раза, по приглашению священника с. Ивановки Журавлева Ивана. Никакого вознаграждения я за эти богослужения ни от кого не получал.

О сущности проповедей Малова я решительно ничего показать не могу.

Правильность всего изложенного мне прочитанного подтверждаю, в чем и расписываюсь (подпись) Белов.

Ст. следователь Чепура (подпись).

 

Л. 309.

Г. Самара. 1929 г., мая 26 дня, Ст. Следователь прокуратуры СВО Чепура на основании ст. ст. УПК допрашивал в качестве подозреваемой, которая, будучи предупрежденной об ответственности по ст. 95 УК, показала: Афанасьева Евгения Матвеевна, возраст – 79 лет, место рождения – не указано, место жительства – с. Ивановка, социальное происхождение – келейница, основная профессия – нет, чем в данное время занимаюсь – не указано, неграмотная, одинокая, неимущая, беспартийная, не судима.

Живу я в Авиловом Долу года четыре. В Авилов Дол пригласил меня священник Иван печь просвирки. Выпекать мне их пришлось около года, а остальное время я ходила только молиться, и иногда приходилось топить печи, больше я ничего не знаю. Живу я в стороне от Вавилова Дола в саженях 30-ти в своем домике. Знаю, что молиться в Авилов Дол ходит много народу. Вот когда я выпекала просфоры, то нам приходилось продавать в один день около двух тысяч просфорок, мне приходилось самой лично выдавать сучковатые дубовые палки просящим людям от пьянства, веря в исцелительные (лечебные) свойства той палки, я заверяла в этом и тех, кому их выдавали.

Лекарства, которые у меня обнаружены в двух баночках, я ничего о них не знаю. Бесов я не выгоняла, а выгоняла их мать Дорофея, которая била кулаком по животу того, из кого выгоняла.

Помню один случай, когда я сама била палкой двух богомолок летом в 1927 году, била я их за то, что они не выполняют как бывшие монашки своих законов. О том, ругал ли Малов советскую власть, ничего не знаю.

Больше показать ничего не могу.

За неграмотную по ее личной просьбе расписалась Бубнова (подпись).

Ст. Следователь Чепура (подпись).

 

Л. 311.

Протокол допроса.

Г. Самара. 1929 г., мая 26 дня, Ст. Следователь прокуратуры СВО Чепура на основании ст. ст. УПК допрашивал в качестве подозреваемого, который, будучи предупрежденный об ответственности по ст. 95 УК, показал: Дорофеев Иван Осипович, возраст - 63 года, место рождения – с. Гагатчиха Ульяновск. окр., место жительства – Вавилов Дол Пугачёвск. окр., социальное происхождение – из крестьян, основная профессия – церковный служитель, в данное время занимаюсь в Вавиловом Долу, образование – низшее, холост, неимущий, беспартийный, судился в старом суде за кражу церковных ценностей в 1907 или 1908 г. в Сенгилее. Сидел 6 месяцев в Симбирской тюрьме.

В предъявленном мне обвинении по ст. 58-10, ч.2 УК в том, что я своими действиями в Вавиловом Долу создавал вместе с другими обстановку, удобную для агитации Малова, я виновным себя признаю. Показания, данные мной ранее, я подтверждаю. Кроме Малова, систематически ругавшего советскую власть в своих проповедях, о сатанинском происхождении соввласти говорил и Степан Турапин, появлявшийся, как и Кондратий Молодых, в Вавиловом Долу раза 2-3 в год. Эти последние, как Кондратий, так и Степан, разносили печальные слухи о том, что якобы у нас есть подземная церковь, ходы в подземелье и т.п., но я должен сказать, что пещеры засыпаны уже года 3-4 тому назад.

Правильность всего вышеизложенного мне прочитанного с моих слов записанного подтверждаю, в чем и расписываюсь (подпись) Дорофеев.

Ст. следователь Чепура (подпись).

 

Л. 313.

Протокол допроса.

Г. Самара. 1929 г., мая 26 дня, Ст. Следователь прокуратуры СВО Чепура на основании ст. ст. УПК допрашивал в качестве подозреваемого, который, будучи предупрежденный об ответственности по ст. 95 УК, показал: Турапин Степан Агапович, возраст – 47 лет, место рождения – с. Морша Б. Глушицкого района, место жительства – с. Морша, социальное происхождение – из крестьян, основная профессия – чернорабочий, в данное время безработный, неграмотный, разведен, неимущий, беспартийный, не судился.

В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю, так как в Вавиловом Долу я никогда не бывал. Посещая села, я никогда нигде чудеса Вавилова Дола не прославлял совершенно. Даров ни от кого для приношения в церковь в Вавилов Дол я не принимал также. Правильность изложенного, мне прочитанного подтверждаю, в чем и расписываюсь, а за неграмотного расписался Глебов Ник. Вас. (подпись).

Ст. следователь Чепура (подпись).

 

Л. 315.

Г. Самара. 1929 г. Мая 26 дня. Я, ст. следователь прокуратуры СВО Чепура допросил сего числа одновременно одного в присутствии другого обвиняемых Турапина Степана и Дорофеева Ивана. Когда на поставленный вопрос последнему, знает ли он Турапина Степана, Дорофеев показал, что Турапина он знает хорошо, так как последний бывает раза 3 в год ежегодно в Вавиловом Долу, где последний даже читал проповеди.

После этого была введена обвиняемая Шубина Прасковья, которая на поставленный ей вопрос, знает ли она Турапина, ответила, что Турапина она знает хорошо, что последний в 1928 г. в пост великий приходил к ним на хутор Горно-Шишканский, когда с ней и произошел нервный припадок. Кроме того, тут же Степан Турапин прославлял чудеса Вавилова Дола, и когда в мае 1928 г. она была в Вавиловом Долу, то дала Степану не то один, не то два рубля денег для церкви и платок черный.

На вопрос, обращенный к Степану Турапину, правильно ли показывают Дорофеев и Шубина, Турапин заявил, что они говорят неправду, и он к своим показаниям добавить ничего не может, о чем и составлен настоящий протокол.

Ст. следователь Чепура (подпись).

Правильность данных нами доводов подтверждаем, в чем и расписываемся.

Дорофеев (подпись).

Шубина, а за нее неграмотную расписался гр. Бубнова Александра Алексеевна (подпись).

Турапин, а за него неграмотного расписался гр. Глебов Никита Васильевич.

 

Л. 316.

Протокол допроса.

Г. Самара. 1929 г., мая 26 дня, ст. Следователь прокуратуры СВО Чепура на основании ст. ст. УПК допрашивал в качестве подозреваемого, который, будучи предупрежденный об ответственности по ст. 95 УК, показал: Галкин Иван Степанович, возраст - 50 лет, место рождения - Ульяновского округа села Вышки, место жительства – Ивантеевский район, Дол Вавилов, социальное происхождение – крестьянин, основная профессия - хлебопекарь, в данное время – сторож, неграмотный, холост, неимущий, беспартийный, не судившийся.

В предъявленном мне обвинении по ст. 58-10 ч.2 в том, что я своими действиями в Вавиловом Долу создавал удобную обстановку для агитации Малову против Соввласти, виновным себя признаю. Показания, данные мной раньше, подтверждаю. Агитационную работу Малова против Советской власти среди крестьянства подтверждаю. Кроме того, показываю, что в прошлом году на Николу, по слухам, что в колодце в Вавиловом Долу отравленная вода. Для расследования приезжали народный следователь, врач, которые вызывали и допрашивали священника Журавлева. О показании Журавлева ничего не знаю. И в этот день было собрание священников, проповедь не читали.

Правильность изложенного мне прочитана, в чем и подписываюсь, за неграмотного по просьбе Галкина расписался Глебов Никита Васильевич (подпись).

Ст. следователь Чепура (подпись).

 

Л. 318.

Протокол допроса.

Г. Самара. 1929 г., мая 26 дня, Ст. Следователь прокуратуры СВО Чепура на основании ст. ст. УПК допрашивал в качестве подозреваемого, который, будучи предупрежденный об ответственности по ст. 95 УК, показал: Малов Федор Александрович, возраст - 65 лет, место рождения – с. Ивантеевка Пугачёвского окр., место жительства – с. Ивановка, социальное происхождение – крестьянин, основная профессия - хлебопашец, в данное время – попечитель в Вавиловом Долу, малограмотный, вдовец, имущественное состояние – дом хороший, крытый железом, 2 лошади, 2 коровы, 5 овец, беспартийный, не судившийся.

До революции у меня было 20 десятин пахоты и 10 десятин бахчи, 6 лошадей, коров 6-7 и т.д., но после революции многое у меня отобрали. Последние три года я состою членом церковного совета в с. Ивановка, и церковный совет выбрал меня попечителем в Вавилов Дол. Все вырученное в Вавиловом Долу я лично сдавал либо старосте, либо председателю Ивановского церковного совета.

На храмовый праздник в 1927 и 1928 г. на Николу в мае мес. Я попечителем тоже сидел и помню, что в 1928 году выручил на храмовый праздник сотни три или больше.

Народу было в прошлом году тысячи три, не меньше. Я лично никогда никаких проповедей не говорил и категорически заявляю, что никогда не говорил о том, что нынешняя советская власть от сатаны, что хлебозаготовки ставят своей целью ограбление по наущению диавола (неразборчиво) и т.д.

Больше показать ничего не могу. Правильность всего изложенного мне прочитанного подтверждаю, в чем и расписываюсь (подпись).

Ст. следователь Чепура (подпись).

Дополнительно показываю: виновным себя в предъявленном мне обвинении по ст. 58-10 ч.2 УК я не признаю и добавляю, что кроме меня проповеди читал и Дорофеев, но читал он по книге, а что власть советская от сатаны, я от него не слышал. Прочитано верно.

Малов (подпись).

Ст. следователь Чепура (подпись).

 

Л. 319.

Г. Самара. 1929 г. Мая 26 дня. Я, ст. следователь прокуратуры СВО Чепура допросил сего числа одновременно одного в присутствии другого обвиняемых Дорофеева Ивана Осиповича, Галкина Ивана Степановича и Малова Федора Александровича. Когда на поставленный вопрос Галкину и Дорофееву, говорил ли Малов в своих проповедях, что нынешняя власть, т.е. советская, от сатаны, что хлебозаготовки разоряют крестьян, что скоро конец света и т.д., оба, как Галкин, так и Дорофеев, заявили, что да, Малов обо всем этом говорил.

Спрашиваемый Малов заявил, что да, действительно, зачитанные показания Галкина и Дорофеева он подтверждает, и в своих проповедях говорил верующим, что советская власть есть власть сатанинская, что хлебозаготовки разоряют крестьян, что антихрист появился теперь на земле и т.д., о чем и составлен настоящий протокол.

Ст. следователь Чепура (подпись).

Правильность ответов, записанных верно и с наших слов подтверждаем, в чем и расписываемся.

За неграмотного Галкина расписался присутствовавший при допросе курсант курсов облсуда Глебов Никита Васильевич (подпись).

Обвиняемые: Дорофеев (подпись), Малов (подпись).

 

 

Литература

150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Под ред. Г.И. Чудилина. Самара, Самарский дом печати. 2000. :1-408.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Самарская губерния – край родной. Т. I. Самара, Самарское книжное изд-во, 416 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2008. Самарская губерния – край родной. Т. II. Самара, изд-во «Книга», - 304 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Захарченко Т.Я., Невский М.Я., Чубачкин Е.А. 2008. По самарским чудесам. Достопримечательности губернии. Изд-во «Самарский дом печати», 168 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А., Шейфер М.С. 2013. Томашев колок: очерки и документы по истории Самарской психиатрической больницы. Самара: ООО «Издательство Ас Гард». 2013. 700 с.

«Зеленая книга» Поволжья. Охраняемые природные территории Самарской области. Сост. А.С. Захаров, М.С. Горелов. Самара, Кн. изд-во. 1995. :1-352.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1977. :1-406.

Куйбышевская область (Рекомендательный список литературы). Куйбышев, тип. им. Мяги. 1978. :1-260.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк, изд. 2-е. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1983. :1-350.

Лопухов Н.П., Тезикова Т.В. 1967. География Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во: 1-78.

Матвеева Г.И., Медведев Е.И., Налитова Г.И., Храмков А.В. 1984. Край самарский. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во.

Наш край. Самарская губерния – Куйбышевская область. Хрестоматия для преподавателей истории СССР и учащихся старших классов средней школы. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1966. :1-440.

Наякшин К.Я. 1962. Очерки истории Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-622.

Памятники природы Куйбышевской области. Сост. В.И. Матвеев, М.С. Горелов. Куйбышев. Куйб. кн. изд-во. 1986. :1-160.

Самарская область (география и история, экономика и культура). Учебное пособие. Самара 1996. :1-670.

Сыркин В., Храмков Л. 1969. Знаете ли вы свой край? Куйбышев, Куйб. кн. изд-во: 1-166.

Учайкина И.Р., Александрова Т.А. 1987. География Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-112.

Храмков Л.В. 2003. Введение в самарское краеведение. Учебное пособие. Самара, изд-во «НТЦ».

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 1988. Край самарский. Учебное пособие. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-128.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара