При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

1921 год. Документы-1

Основной текст

Приложения

 

Документы цитируются по книге: Голод в Средневолжском крае в 20-30-е годы ХХ века. Голод в Самарской губернии в 20-е годы ХХ века. Т. 1. Сб. документов. – Самара, ООО «РАКС-С». 2014. 514 с., илл.

 

Сокращения

РГАСПИ – Российский государственный архив социально-политической истории.

РГАЭ – Российский государственный архив экономики.

СОГАСПИ – Самарский областной государственный архив социально-политической истории.

ЦГАСО – Центральный государственный архив Самарской области.

 

 

Трагедия голода. Начало голода. Лето – осень 1921 года

 

Информационная сводка председателя Самарской губернской ЧК в ВЧК о политико-экономическом состоянии Самарской губернии за период с 10 по 16 июня 21 июня [1921 г.]

Совершенно секретно.

Политнастроение крестьян, рабочих и красноармейцев неудовлетворительное, причина - недостаток пайка. Отношение масс к коммунистам и к власти враждебное, к крестьянам пассивное, к посевкампании - безучастное. Агитации нет. С одиннадцатого июня в городе начались массовые пожары, коими уничтожаются целые кварталы, остаются тысячами без крова. Без человеческих жертв пожары не обходятся. Установлены поджоги. По городу разбрасываются всевозможные письма, предупреждающие граждан о предстоящим пожаре в данном квартале, что наводит масс на волнение. Свирепствует холера и цинга. Экономическое положение населения критическое. Настроение гарнизона в губернии удовлетворительное, ощущается острый недостаток продовольствия. Продуктивность труда на железных дорогах выше среднего. Дезертирство гарнизона увеличивается. Организованы четвёрки по борьбе с мешочничеством на железных дорогах при отрядах войск ВЧК, всех задержанных отправляют на принудительные работы на разные сроки. Сведений о партийной, союзной, советской работе не имеется, так как представители губкома РКП(б) и губисполкома таковых не дают, несмотря на ряд напоминаний.

Предсамгубчека И.Г. Бирн

СОГАСПИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 497. Л 187. Подлинник.

 

Из информационной сводки председателя Самарской губернской ЧК в ВЧК о политико-экономическом состоянии Самарской губернии за период с 24 по 30 июня

[Не позднее июля] 1921 г.

Совершенно секретно

Политэкономическое положение Самгубернии без изменений. Настроение рабочих, крестьян и красноармейцев возбуждённое. Массы к коммунистам относятся враждебно. Контрреволюционной агитации, волнений, бес­порядков, вооружённых восстаний, мятежей не было. Забастовок, стачек нет, но стремление к таковым есть, причина - голод. Советская работа протекает плохо, нет работников на почве отсутствия пайка. [...] Отношение рабочих и крестьянских масс к замене развёрстки продналогом удовлетворительное, но в силу создавшегося критического продовольственного положения проведение продналога не обещает быть благополучным. О спекулятивных ценах продуктов первой необходимости точно информировать не представляется возможным, так как цены делают неимоверные скачки. Самарская губерния голодает, продовольствия нет. [...] Эпидемия холеры среди населения свирепствует, больных на день исчисляется пятьсот девяносто человек, смертность - шестьдесят процентов. Создан эпидемический совет.

Предсамгубчека И.Г. Бирн

СОГАСПИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 497. Л. 188. Подлинник.

 

Телеграмма из Пугачёва в Самарский губком РКП(б) от 17 июля 1921 г. о попытке разграбления голодными гражданами села Пестравки заготконторы.

Получена 18 июля 1921 г.

Толпа граждан села Пестравки кинулась грабить остатки хлеба заготконторы, предпринятые меры агитации не подействовали, пущено было оружие, чем грабёж остановлен. В указанном районе полная голодовка, члены волисполкома разбегаются, граждане пухнут от голода, там же свирепствует холера с громадной смертностью.

Подписал завполитбюро Уласов.

СОГАСПИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 496. Л. 32. Подлинник.

 

Из доклада ответственного секретаря Бузулукского укома РКП (б) о положении в уезде за май-июль

[Не позднее августа] 1921 г.

Излишне было бы напоминать о тяжёлом положении, которое уезд переживал прошедшую зиму и весну, но тем не менее его необходимо подчеркнуть, когда приходится говорить о весенних работах и посевной кампании. В весенний период, в особенности посевной, население уезда также, как и советские органы, как бы временно забывшись о тяжёлом положении и хроническом недоедании, как будто с новыми силами приступило к засеву ярового клина, а советские органы развёртывали планы и приступали к выполнению различных заданий. От результата весенней кампании крестьянство ждало всё, в результате посева ожидалось выздоровление и восстановление хозяйства. Весь уезд жил надеждой. Политическое состояние было удовлетворительно. Условия политической и пропагандистской работы, если нельзя было назвать хорошими, то, во всяком случае, сносными. Таково было положение к окончанию посева.

В мае месяце напряжённое ожидание смешивается с серьёзными опасностями. Отсутствие дождей погубило уже значительную часть озимого клина, а яровым не предвещает ничего хорошего. Появившийся было на рынке хлеб пропадает, а оставшимися спекулянтами и мешочниками он сильно повышен в цене. Большинство населения определённо голодает, сведения об употреблении в пищу сусликов дополняются сведениями об употреблении прошлогодних желудей, коры, крапивы и листьев и так всё в увеличивающемся размере, до частичных случаев голодной смерти. По мере того, как ухудшалось продовольственное положение, ухудшались посевы, у населения развивалась тяга к переселению в местности, лучше обеспеченные хлебом. Крестьяне целыми семьями на лошадях уходили из своих сёл. В июне месяце это бегство ещё более усилилось, и теперь, кажется, нет уже сёл, которые не были бы охвачены стремлением к переселению. В некоторых сёлах уже и теперь можно наблюдать десятки заколоченных пустых жилищ. Сбор урожая хлебов и трав в общем по пятибалльной системе можно выразить как 1/2 балла, исключением являются 4-5 волостей, где урожай доходит до 2-2 1/2 балла. Этот урожай, естественно, не мог сгладить остроты положения, и население, в большинстве своём уже съевшее снятый урожай, поддерживает своё существование за счёт племенного и рабочего скота. [...]

В крестьянстве определённо сложилось мнение о бессилии властей. Даже во все мероприятия центра, направленные к ослаблению голода и поддержке сельского хозяйства, крестьянство не верит, само своей самодеятельности не проявляет, живёт в каком-то неопределённом томительном ожидании. Отпечаток этого настроения лежит на всех деревнях и сёлах. Заботливой торопливости там нет, всё как будто погружено в спячку.

Заготовка пара идёт до чрезвычайности слабо, и сам упосевком, рассчитывая на 200 000 десятин озимого клина, то рассчитывает на земли вспаханные, но не давшие никакого урожая, а поэтому не требующие перепашки. Останавливаясь теперь на вопросе предстоящего сбора губернского продналога [на уезд падает 50 тысяч пудов хлеба], нужно сказать, что если его не опередит государственная помощь продовольствием и семенами, то потребуется [много] сил и средств для изъятия, что всё-таки не даст положительных результатов, так как крестьянство волостей, снявших хлеб даже последними, уже попрятало его в ямы, а это на настроении всей крестьянской массы отразится в самую худшую сторону, которое в дальнейшем изгладить будет до чрезвычайности трудно, так как крестьянство ко всем мероприятиям относится с предубеждением и толкует их превратно. [...]

В силу создавшихся условий по требованию момента работа укома за трёхмесячный период протекала, главным образом 1) в мероприятиях к изысканию продовольственных ресурсов, 2) в мероприятиях по удержанию от распада парторганизации и советских аппаратов и предупреждению уклонов в организации, 3) борьба с бандитизмом и эпидемией. Нужно сказать, что продовольственный вопрос для нашего уезда являлся и сейчас есть предмет главного внимания. [...] Работа тут была практически организационной, был принят ряд мер по созданию товарного фонда, рациональному использова­нию гарнцевого хлеба, объединению населения в кооперативы для организованных закупок.

Ещё с мая месяца были разосланы представители в Туркрай и Сибирь для выяснения возможности закупки хлеба. С Туркреспубликой удалось заключить договор обмена хлеба на товары. Три вагона были получены авансом, но и I ни к удалось получить лишь один вагон, другие два вагона пшеницы анархическим путём были захвачены Оренбургской ОДЧекой1 и розданы рабочим, по их уверениям хлеб, в Оренбурге захвачен временно, как бы взаимообразно, но до сего времени наши мероприятия в возвращении хлеба напрасны, надежды на возвращение его нет, не принесло результата обращение к местным Оренбургским властям и в Москву в ВЧЕКА2. Товары на обмен хлеба особым маршрутом в Туркрай отправили, но ожидаемых 12 вагонов хлеба ещё не получены, да, положим, имеются сведения, что и не получим. Непосредственная получка задерживается распоряжением высших органов. Товарообмен с Сибирью наладить не удалось. [...]

В области чисто партийной укому приходилось вести работу [не только] внутрь и вглубь, а, главным образом, в направлении к удерживанию партийных органон и РКСМ от распада и разложения. Нужно сказать, что большинство партийныхтоварищей претерпевало от недостатка продовольствия не менее, а, пожалуй, в большей мере, нежели беспартийное население, и это в условиях борьбы в различных направлениях под угрозой быть застигнутыми врасплох бандами. Это наша особенная ошибка, что мы не обеспечили минимальную потребность работников и их семейств, да в масштабах уезда и не могли это сделать.

Не удовлетворив эту потребность, создались чрезвычайно тяжёлые положения существования коммунистов, которые породили в них, как и в остальном населении, тягу к переселению. Одних - к месту прежнего жительства, а таких в организации было сравнительно много, других - в просто места, более обеспеченные хлебом. Учитывая отрицательную сторону этого явления в смысле ослабления организации, а также настроение крестьянства, которое говорило: «когда у нас был хлеб, и вы были с нами, теперь же в тяжёлый момент вы уезжаете, если вы будете с нами, то хоть голодать будем вместе, к тому же надежды на помощь больше». Уездком не давал широкого простору желаниям к переселениям, но это породило дезертирство - самовольный уход с мест без ведома организации, главным образом в Туркреспублику и Украину. [...]

Ответственный секретарь уездкома Ильин.

Члены: подписи неразборчивы.

СОГАСПИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 532. Л. 21-23. Подлинник.

1 Так в документе.

2 Так в документе.

 

Информационная сводка председателя Самарской губернской ЧК о политико-экономическом состоянии Самарской губернии с 11 по 18 августа 1921 года

18 августа 1921 г.

Совершенно секретно

Политэкономическое положение Самарской губернии без перемен. Саботаж развит среди служащих и рабочих совучреждений и предприятий на почве отсутствия продовольствия и плохого материального положения, ввиду чего служащие проявляют нежелание работать в таких условиях и стремятся заняться торговлей на месте или перевестись в более благополучные местности, в результате чего получают отказ их стремлений1, тогда находят способы на месте улучшить своё материальное положение всевозможными исходами2, включительно до взяток, взяточничество развито почти в каждом учреждении, особенно в водном и дорожном транспортах. К вопросу помо­щи голодающим: несоветских организаций не имеется, легальные комиссии организованы всюду из представителей крестьянства, советских, союзных и партийных организаций под председательством большинства председате­лей исполкомов3. Подробных, более точных сведений о работе комиссий не поступало. Эпидемия в губернии частично понижается только местами, борьба ведётся удовлетворительно. Эмиграция населения ведётся в широком размере, много эмигрировало не организованно, последнее время вопрос эваку­ации заметно улучшается. По остальным вопросам перемен не имеется.

Предсамгубчека     И.Г. Бирн

СОГАСПИ Ф. 1. Оп. 1. Д. 496. Л. 76. Зав. копия.

1 Так в документе.

2 Так в документе.

3 Так в документе.

 

Из информационной сводки начальника Самарской транспортной ЧК о продовольственном положении г. Симбирска за период с 3 по 10 октября

17 октября 1921 г.

Совершенно секретно

Настроение рабочих масс на почве неполучения полного пайка обострённое. Особенно это настроение заметно в Симбирске, где хлеба почти нет совершенно. Среди беженцев Симбирска насчитывающихся до 600 человек, направляющихся в Грозный, слышен ропот на условия, в которых им приходится жить на берегу. Вследствие переполнения домов ожидания последние принуждены быть на дожде при холодной погоде. [...] В связи с наступившей [холодной] и мокрой погодой наблюдается участившаяся смертность на улицах граждан, умерших от голода. Эпидемия тифа развивается. Дома ожидания не оборудованы, ожидающие пароходов мокнут под небом и простужаются. Физически пособить этому за отсутствием необходимых материалов невозможно. Хлеба имеется до 10 000 пудов, из них шесть тысяч забронировано для затонов, новых видов реализации не предвидится. Предполагается половину хлебного пайка заменить картофелью1. Особенно остро продовольственный вопрос стоит в Симбирске - около месяца хлеб находится в дороге из Самары и никак не может прибыть к месту назначения. [...] На почве продовольственного голода развивается тиф, препятствием для борьбы служит отсутствие медикаментов, отсутствие изопункта, отсутствие денежных знаков и медицинского персонала. Работа кооператива в деле помощи голодающим слаба. Реальной помощи, кроме открытых двух столовых, нет. Комиссия Помголода работает очень слабо, ограничиваются добровольными пожертвованиями и сбором денег с получаемого жалования. [...]

Временно исполняющий обязанности начальника ТЧК Маскаев

Сводка принята по телеграфу

СОГАСПИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 516. Л 140. Подлинник.

1 Так в документе.

 

Акт о смерти граждан села Баевки от недоедания

24 октября 1921 г.

Фельдшер Кузоватовского пункта т. Сазиков в присутствии председателя сельсовета с. Баевки Кирилла Казакова, членов сельсовета Иглиным и Новиковым составил настоящий акт в нижеследующем: по прибытии в с. Баевку для оказания помощи больным гражданам, причём оказалось, что большинство заболеваний происходит от суррогатного питания, кроме того, оказалось три трупа, которые по осмотру, оказалось, померли на почве голодной смерти, а именно: Мария Петрушина, Христинья Бурова и Иван Агафьевич Разин. В чем и подписывается фельдшер Кузоватовского пункта Сазиков, председатель сельсовета Казаков, члены сельсовета: Иглин и Новиков, а за них, неграмотных, и за себя расписался С. Тергашев.

С подлинником верно.

Делопроизводитель (подпись неразборчива).

С подлинным верно заведующий сан. эпид. подотделом врач (подпись неразборчива)

Делопроизводитель подпись (подпись неразборчива)

2 ноября 1921 г.

Сызранский филиал ЦГАСО. Ф. P-491. Оп. 1. Д. 30. Л. 18. Зав. копия.

 

Из письма секретаря Бузулукского укома РКП(б) в информационный отдел Самарского губкома об экономическом состоянии уезда в октябре

10 ноября 1921 г.

Прежде чем приступить к описанию проведенной укомом работы, необходимо подчеркнуть то политическое, экономическое состояние уезда, которое определялось к 1 октября. Если в конце августа и весь сентябрь население, в особенности крестьянство, жило чаяниями и ожиданиями продовольственной помощи, то в октябре эти чаяния и ожидания сменяются полным отчаянием, а отсюда и следует политическое и экономическое состояние уезда. Возможность добычи корневых трав и надежда на скорую продовольственную помощь давали уверенность крестьянам избежать голодной смерти и, тем самым, меняли политическую обстановку уезда, но начинающиеся заморозки и отсутствие надежды на скорую продовольственную помощь положение меняют резко в худшую сторону. Инициатива, проявляемая на местах, при отсутствии каких-либо возможностей не дает тех необходимых результатов, какие в данном случае нужны. Устройство столовых и самообложение временно кое-что давало, но это постольку, поскольку возможно чего было взять путем самообложения, а возможность была только в сентябре, а если нет, то столовая закрывается. Полученный из центра картофель и небольшая часть хлеба, выдаваемая через кооперативы, хотя не полностью, но дает облегчение на некоторое время. Кооперация же, в особенности сельскохозяйственная, отчасти находясь еще в процессе развития, отчасти благодаря трудностям, встречаемым на пути, существенно даёт очень мало, и надежды на улучшение почти никакой нет. Общественные работы, за отсутствием средств, прекращаются, вследствие всего этого процент голодных смертей все увеличивается и увеличивается. В октябре достигает ещё больших размеров. В некоторых селах и волостях сотни опухших и смертность несколько десятков в день - обычное явление. Скот убивается беспощадно, и в большинстве волостей нет надежды хотя бы что-нибудь coхранить к весне. Паломничество в Туркестан за хлебом, несмотря на ж/д строгости, всё увеличивается, с наступлением холодов и развивающейся какой-то болезнью, 2-3% всех пускающихся в путь выживают, а остальные десятками и сотнями валяются окоченевшими трупами по линии Ташкентской ж/д. Вот такое положение уезда в политическом и экономическом отношении. Продовольственное положение членов РКП почти не изменилось, за исключением полученных 83 пудов муки, половина которой брошена в уезд. [...]

Секретарь уездкома Ильин

СОГАСПИ. Ф.1. Оп. 1. Д. 532. Л. 25. Подлинник.

 

Из двухнедельной информационной сводки председателя Самарской губернской ЧК о политико-экономическом состоянии губернии с 16 сентября по 1 октября

11 ноября 1921 г.

Сов. секретно

1. Общее политическое и экономическое состояние

Из поступивших сведений видно, что политическое состояние населения Самарской губернии за отчётный период времени с 16 сентября по 1 октября, с одной стороны, заметно сильно повлекло крестьянскую массу с получением семян для засева озимых полей в лучшую сторону, с другой стороны, последние, не получая хотя бы минимального пайка, которым можно было бы переводить душу к дальнейшему существованию своей жизни, почему вынуждены питаться разными травами, не считаясь с её вредностью на организм, и силу чего остаются всё то же негодование и недовольства среди крестьян по отношению к Советской власти. Со стороны более несознательного элемента замечается больше негодования и грубости, последние говорят, что Советский власть является единственной виновницей постигшего Самарскую губернию голод[а], коммунисты не дают хлеба, имея целью - истребление народа. Среди рабочих фабрично-заводских предприятий и служащих государственных учреждений замечается недовольство меньше на тот получаемый ими минимальный паёк, который, безусловно, не удовлетворяет потребности последних. [...]

2. Борьба с голодом

[...] Положение детей в Самарской губернии не изменилось и продолжает быть катастрофическим, как и было до сего времени, на 1 октября 1921 года в Самарской губернии значится детских домов 407, приёмников - 39, детски больниц - 5, всего детей находится в детских домах и приёмниках 29 606 человек. Эвакуация детей продолжается, но слишком медленно. Со дня начала эвакуации эвакуировано детей в урожайные губернии 906 человек. Количество голодающих детей в Самарской губернии в настоящее время, по статистическим данным, насчитывается 878943 человека, только что на днях планируется открыть организацию от представительства административной помощи голодающим детям Поволжья, последними будет оказана помощь лишь только тем детям, которые не организованы и не находятся в детских домах. Со стороны АРА предполагается на своё иждивение прокормить всего в Самарской губернии 200 000 детей, преимущественно по деревням, и кормить таковых предполагает до 1 августа 1922 года. Общественное питание в Самарской губернии пока ещё находится в стадии организации.

Продналог

В силу неотзывчивости крестьян, которые говорят, что, сдавая хлеб, будем сами голодать, почему и продналог в Самарской губернии протекает весьма слабо, за отсутствием зерна таковой заканчивается, приступают к проведе­нию картофельной кампании.

Заключение

Группируя весь информационный материал, приходится сказать следующее: постигшее Самарскую губернию невыносимое бедствие - голод, безусловно, породило, что и в дальнейшем с каждым днём продолжает порождать бандитизм и всевозможные хищения и преступления должностных лиц, что и вызывает со стороны комиссии самую интенсивную реальную борьбу [...]. Необходимо оказать государственную помощь крестьянскому населению, ибо с наступлением зимы таковое обречено на голодную смерть.

Предсамгубчека Бирн      подпись отсутствует

СОГАСПИ. Ф 1. Оп. 1. Д. 516. Л. 136,139. Зав. копия.

 

Из доклада заведующего общественным питанием Сорочинского многолавочного потребобщества о состоянии голодающего населения

19 ноября [1921 г.]

В особенности тяжёлое положение в Матвеевской и Любимовской волостях. Представитель укомголода Федоровский, приехавший из поездки по району, говорит, что взрослое население Матвеевской волости [Бузулукского уезда], в особенности татарское население, обречено на смерть от голода, если только не будет оказано скорой помощи. Теперь уже не успевают хоронить (т.е. зарывать в землю), а кладут в амб[а]ры в кучи десятками. Питаться совершенно нечем, например, в с. Старая Белогорка два месяца тому назад было до 300 лошадей, теперь осталось 25 у самых зажиточных жителей, а 275 лошадей съели. Коров давно уже нет, добивают собак и кошек. По дороге в Сорочинское две недели тому назад было много (до полутора десятков) трупов павших лошадей, теперь же всё подобрали голодающие. Часто целыми толпами и одиночками ходят по берегам рек и озёр в надежде найти какую-нибудь себе пищу - траву или корень, сдирают с деревьев сухую кору, которую толкут и едят. Целыми семьями бродят опухшие, с невероятно обезображенными лицами и воспалёнными глазами люди всех возрастов в Советы и комитеты, просят им по­мочь. Было несколько случаев, когда, потеряв надежду добыть что-либо, дабы утолить голод, по выходе из учреждения теряли последние силы, падали и умирали. Некоторые не переносят мучений царя-голода и теряют рассудок, сходят с ума. Наблюдаются часто в нашем районе такие картины, что ребё­нок отказывается получать пищу для себя, а просит разрешения накормить своей порцией мать. Но есть случаи, когда перед своей смертью мать душит своих детей, чтобы не оставлять их мучиться.

Слыша здесь о таком ужасном бедствии нашего многострадального крестьянства, когда-то кормильца и поильца, и видя, как падают эти столпы на­шего Рабоче-крестьянского государства, и в силу человеческого сострадания не в состоянии сдержаться, чтобы не закричать: «Товарищи, помогите, пока не совсем ещё поздно тому, кто в тяжёлые годины войны и революции положил на алтарь отечества последнее своё достояние, а теперь одинокий, всеми по­кинутый, как ненужный, околевает с голоду. Помогите пока ещё не поздно!»

Поверьте, наконец, что бедствие слишком велико, во сто крат больше, чем вы там думаете, и та помощь, какая оказывается теперь вами, есть только ка­пля в море.

Заведующий общественным питанием    И. Полнев

СОГАСПИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 744. Л. 311, 311 об. Зав. копия.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара