При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Сапожков. 1920 год

Международные события года

16 января 1920 года вступила в силу Восемнадцатая поправка к Конституции США, что означало введение запрета на употребление, перевозку и производство спиртных напитков («сухого закона») на всей территории страны. Запрещая своим гражданам алкоголь, американские законодатели преследовали вроде бы благие намерения: улучшить здоровье и моральную гигиену нации, уменьшить преступность и коррупцию в обществе. И действительно, в первые месяцы в США выросло потребление молока и значительно упала уличная преступность. Однако вскоре в стране наступил расцвет коррупции и бандитизма. Гангстерские группировки наживали громадные капиталы на контрабандных поставках спиртного, или бутлегерстве (на американском сленге bootlegger — подпольный торговец, контрабандист). Соответственно в разы увеличилась коррупция, поскольку гангстеры всегда имели своих людей в полиции. Контрабандный алкоголь стоил дорого, и простые же люди не могли себе его позволить, и поэтому пили всё, в чем содержался этиловый спирт. В результате в первые три года «сухого закона» смертность от отравлений суррогатами выросла в четыре раза, а количество хронических алкоголиков – более чем в два раза. «Сухой закон» отменили 5 декабря 1933 года, когда при президенте Ф.Д. Рузвельте была ратифицирована Двадцать первая поправка к Конституции США, прекратившая действие Восемнадцатой поправки.

 

24 февраля 1920 года в мюнхенской пивной «Хофбройхаус» начинающий политик Адольф Шикльгрубер, который взял себе псевдоним «Гитлер», впервые озвучил знаменитые 25 пунктов программы НСДАП. Как позже он сам писал в своей базовой книге «Mein Kampf», это произошло «под радостные возгласы почти двух тысяч человек, и каждый отдельный пункт был одобрен всеобщим ликованием». А с 1 апреля 1920 года эти 25 пунктов стали официальной программой его нацистской партии. В частности, Гитлер потребовал объединения немцев в великую Германию, денонсации Версальского договора, права на приобретение территорий жизненного пространства для производства продуктов питания и заселения их немцами, и многое другое. Кроме того, будущий фюрер (по-немецки - вождь) чётко ответил на вопрос о том, кто может быть гражданином великой Германии - только люди с немецкой кровью. Все прочие нации, по его мнению, являются неполноценными, и они должны подлежать либо уничтожению, либо порабощению. В 1920 году эти пункты выглядели лишь теоретическими выкладками мелкого политика, однако в 1933 году Гитлер пришёл к власти в Германии, а в 1939 году развязал Вторую мировую войну, в ходе которой он стал на практике воплощать эти программные положения своей партии.

 

8 сентября 1920 года в Атлантик-Сити (штат Нью-Джерси, США) был проведён первый конкурс красоты «Мисс Америка», на котором победила 16-летняя жительница Вашингтона Маргарет Горман, дочь чиновника министерства сельского хозяйства. Кстати, это был всемирный дебют полуобнаженного тела — девушки впервые в истории подобных соревнований показались на публике в купальниках. Но тем не менее поведение победительницы должно было быть примером для каждого американца. В 1949 году для конкурсов красоты ввели новые правила, исключавшие участие в них замужних и разведённых женщин, тех, кто имел детей, и кто делал аборты. Это произошло после того, как «Мисс Америка-1949» умудрилась в течение года после получения титула выйти замуж и развестись. Вплоть до 1951 года оценивалась не красота участниц в целом, а совершенство и пропорциональность их «составных частей». Самым важным считалось лицо — за него давали до 15 баллов. За красивые грудь, руки или талию можно было получить до 10 баллов. А после того, как победившая в 1951 году Иоланда Бетбезе отказалась позировать перед фотокамерами в купальном костюме, производители пляжной моды отказались спонсировать далее конкурс «Мисс Америка» и организовали собственные соревнования — «Мисс США» и «Мисс Вселенная».

 

2 ноября 1920 года считается началом официального регулярного радиовещания на нашей планете. Тогда в США компания «Вестингауз» открыла первую в мире коммерческую радиостанцию KDKA, окончание строительства которой совпало с очередной президентской выборной кампанией. Поэтому в тот день на волне KDKA около 1000 обладателей радиоприёмников смогли прослушать первую передачу с отчётом о результатах президентских выборов. Очередным президентом Соединенных Штатов в ноябре 1920 года был избран Уоррен Г. Хардинг. После этой передачи американцы быстро убедились, что радио позволяет им получать новости намного быстрее, чем это ранее делали газеты. А имеющиеся в продаже кристаллические наборы были просты в сборке и недороги, что позволило радиоприёмникам в последующие годы получить широкое распространение не только в США, но и в других странах мира.

 

16 декабря 1920 года в провинции Ганьсу (Китай) произошло катастрофическое землетрясение силой 8,6 балла по шкале Рихтера. За первым ударом подземной стихии в течение трёх минут последовала еще серия мощных толчков (афтершоков), которые завершили разрушение тех зданий, которые поначалу смогли хоть как-то удержаться. Это землетрясение по числу жертв входит в число крупнейших природных катастроф в мировой истории – в нём в общей сложности погибло более 270 тысяч человек. Кроме того, ещё свыше 20 тысяч человек после прекращения подземных толчков той зимой умерли от сильных морозов в условиях полного отсутствия неразрушенного жилья. Когда из восточных районов Китая на место трагедии подоспела помощь, то её оказывать здесь было уже некому. Не случайно район площадью 150 на 450 км в китайской провинции Ганьсу в то время получил название «Долина смерти».

 

Российские события года

7 февраля 1920 года в 5 часов утра в Иркутске, в устье реки Ушаковки близ её впадения в Ангару, были расстреляны Верховный правитель России адмирал Александр Васильевич Колчак и председатель Совета Министров Российского правительства Виктор Николаевич Пепеляев. Расстрел был произведён по распоряжению Иркутского военно-революционного комитета, возглавляемого большевиками. Общее руководство казнью осуществлял председатель Иркутской губернской ВЧК Самуил Чудновский, расстрельной командой руководил начальник гарнизона и одновременно комендант Иркутска Иван Бурсак. После расстрела тела Колчака и Пепеляева были сброшены под лёд реки Ушаковки и унесены течением. Ранее Верховный правитель России находился фактически под арестом у командования чехословацкого корпуса, которое 15 января 1920 года с санкции французского генерала Жанена и в результате тайных переговоров выдало Колчака представителям эсеро-меньшевистского «Политцентра», а те передали адмирала Иркутскому военно-революционному комитету. Хотя в советской историографии всегда утверждалось, что именно этот орган санкционировал расстрел Колчака и Пепеляева, ныне рассекречены документы, подтверждающие, что согласие на казнь посредством шифрованной телеграммы дал лично В.И. Ленин.

 

28 февраля 1920 года польские войска вторглись на территорию советской Белоруссии, и это стало началом войны Польши, получившей незадолго до того независимость, против Советской Республики. 17 апреля поляки заняли Лиду и Барановичи, 19 апреля их кавалерия вступила в Вильно, а 28 апреля – в Гродно. К этому моменту линия фронта на Белоруссии проходила по реке Березине. 25 апреля 1920 года польские войска перешли в наступление на Украине, имея около 200 тысяч штыков и сабель, и уже 6 мая взяли Киев. Контрнаступление Красной Армии началось только после того, как командующим Западным фронтом был назначен М.Н. Тухачевский, и сюда же перебросили Первую конную армию С.М. Будённого. В итоге 12 июня красные войска выбили поляков из Киева, 10 июля ими был взят Ровно, 11 июля – Минск, а 14 июля – Вильно. Польский фронт стал практически разваливаться. 12 августа Тухачевский перешёл в наступление на Варшаву, а Будённый пытался штурмом взять Львов. Однако красное командование явно переоценило свои силы, которые к тому времени уже были на исходе. В августе полякам и их западным покровителям удалось собрать свежие войска и отбить наступление большевиков по всем направлениям. В результате к зиме фронт стабилизировался на линии, проходящей западнее Пскова и Минска и восточнее Львова. Польско-советская война завершилась 18 марта 1921 года подписанием мирного договора в Риге.

 

28 октября 1920 года Красная Армия начала наступление против войск генерал-лейтенанта Петра Николаевича Врангеля, которые контролировали Крымский полуостров. 7-9 ноября прошла операция по взятию Перекопа, в ходе которой красные войска по мелководному заливу Сиваш обошли основные укрепления и ударили в тыл защитникам перешейка. Узнав о взятии Перекопа, Врангель приказал тут же начать эвакуацию из Крыма всей Белой Армии и населения. 14 ноября Красная армия заняла Севастополь, и в этот же день на последнем корабле, линкоре «Корнилов», генерал Врангель навсегда покинул Россию. В течение 15-16 ноября советские войска полностью заняли остальную территорию Крыма, что в советской историографии считалось окончанием Гражданской войны и полной победой в ней большевиков. Однако при этом всегда умалчивалось, что после 28 ноября по всему полуострову начались массовые казни пленных русских офицеров, дворян и прочих «классовых врагов», нелояльных коммунистическому режиму. Только по нынешним официальным данным, тогда большевики уничтожили 56 тысяч человек, однако независимые историки считают, что в 1920 году в Крыму в числе жертв «красного террора» оказалось не менее 120 тысяч человек.

 

20 декабря 1920 года был создан Иностранный отдел (ИНО) ВЧК при НКВД РСФСР - российская внешняя разведка. Его первым руководителем был Давыдов (Давтян) Яков Христофорович. Политбюро ЦК РКП (б) приняло решение о реорганизации внешней разведки в связи с итогами польской кампании, после чего в сентябре 1920 года была создана комиссия под председательством руководителя ВЧК Ф.Э. Дзержинского. По итогам её работы и был подписан приказ № 169 о создании Иностранного отдела ВЧК. Впоследствии эта структура неоднократно переименовывалась, пока на закате существования Советского Союза она не стала называться Первым главным управлением (ПГУ) КГБ СССР. Ныне эти задачи выполняет Служба внешней разведки РФ.

 

22 декабря 1920 года в Москве на VIII Всероссийском съезде Советов был утверждён план ГОЭЛРО (Государственный план электрификации России). Ныне энергетики России считают эту дату днём своего профессионального праздника. А месяцем раньше, 20 ноября, на Московской конференции РКП (б) В.И. Ленин произнёс свою историческую фразу: «Коммунизм есть Советская власть плюс электрификация всей страны». План ГОЭЛРО ещё в начале 1920 года начал разрабатываться комиссией по электрификации России под руководством инженера Г.М. Кржижановского, соратника Ленина по дореволюционной подпольной борьбе, и затем 21 февраля 1920 года его утвердил Президиум ВСНХ. План был рассчитан на 10-15 лет, и предусматривал строительство 30 районных электрических станций (20 тепловых и 10 гидроэнергетических) общей мощностью 1,75 млн. квт. Считается, что ленинский план ГОЭЛРО заложил основу индустриализации страны. В основном он был выполнен к 1931 году, то есть в предусмотренные ранее сроки.

 

Самарские события года

10 января 1920 года президиум Самарского губисполкома принял постановление о том, что в связи со снежными заносами и обледенением участков железнодорожных путей на станции Самара все отделы советских органов и подведомственные губисполкому учреждения должны будут ежедневно выделять 10 процентов личного состава рабочих и служащих в возрасте от 18 до 50 лет для расчистки путей на станции. В противном случае из-за снежных заносов создавалась угроза остановки движения поездов и погрузки-выгрузки хлеба. Проведение мобилизации было возложено на фабзавкомы и месткомы. В первом субботнике по очистке железнодорожных путей от снега приняли участие 1441 человек.

 

27 марта 1920 года в уездном центре Бугульма Самарской губернии по инициативе татаро-башкирской секции РКП (б) состоялся съезд мусульманского духовенства, в котором участвовало около 300 мулл. Были заслушаны доклады на темы: текущий момент; отношении духовенства к революции; декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви; национальный вопрос в советском строительстве. Съезд принял воззвание к татаро-башкирскому населению губернии с осуждением выступлений контрреволюционеров, которые имели место в Бугульминском уезде в течение января-марта 1920 года. При окончании съезда была принята резолюция с выражением доверия к Советской власти и политике, проводимой центральным и местными органами РКП (б).

 

10 сентября 1920 года в Самаре начал свою работу Первый научный съезд, организатором которого был Самарский государственный университет. Активное участие в его организации и проведении приняли также руководители и активисты Самарского общества археологии, естествознания, истории и этнографии (сокращённо СОАЕИиЭ). В работе съезда участвовали профессора и преподаватели университетов Поволжья и ближайших к нему российских губерний, а также представители учреждений и организаций, деятельность которых была связана с развитием науки. С докладами на заседаниях съезда выступали профессора А.П. Нечаев, В.В. Гориневский, В.Н. Клименко, П.В. Зинченко, П.А. Преображенский и другие. Съезд завершил свою работу 15 сентября.

 

15 декабря 1920 года в Самаре открылся приём учащихся в Свободные государственные учебные художественные мастерские. Это было высшее учебное заведение с двумя факультетами: живописным и конструкторским. В мастерских также открывалось подготовительное испытательное отделение. Срок обучения составлял 3 года, а после его окончания предусматривался 1 год обязательных работ в лаборатории. К 22 декабря на обучение уже было подано более 70 заявлений. Занятия должны были начаться с 1 января 1921 года, но по ряду организационных и финансовых причин были перенесены на 1 сентября. Однако по причине начавшегося катастрофического голода в Поволжье открытие Свободных государственных учебных художественных мастерских в 1921 году так и не состоялось.

 

Главное самарское событие года

В июле-августе 1920 года в Бузулукском и Новоузенском уездах Самарской губернии произошло антибольшевистское восстание, названное по фамилии его руководителя, левого эсера, происходившего из крестьян-середняков, бывшего командира 9-й кавалерийской дивизии Красной Армии Александра Васильевича Сапожкова. Считается, что главным поводом для того, что он пошёл против коммунистического режима – это даже не его происхождение, мировоззрение и партийность, а в первую очередь личная обида Сапожкова на высшее военное руководство, которое освободило его от должности командира дивизии и заменило на «спеца», то есть на бывшего офицера царской армии, принявшего после революции сторону большевиков. Неудивительно, что главным лозунгом восставших был следующий: «Да здравствует Советская власть, да здравствует III Интернационал, долой буржуазных спецов и лжекоммунистов».

 

Александр Сапожков (фото не сохранилось) (рис. 1).

Он происходил из крестьян Новоузенского уезда Самарской губернии. Участвовал в Первой мировой войне в 1917 году в чине подпоручика, затем вернулся в Новоузенск. Александр Сапожков стал первым председателем Новоузенского уездного совета, был фактически «главным руководителем Октябрьского переворота в уезде» как позднее было записано в документах следствия.

В мае 1918 года Сапожков был избран членом самарского губревкома. Был левым эсером, но после восстания чехословацкого легиона стал называть себя коммунистом, однако не вступая в партию. Создавал в Новоузенском уезде красногвардейские отряды из революционно настроенных крестьян и бывших фронтовиков.

Красногвардейские бригады Сапожкова и Чапаева, собиравшего отряды в соседнем Николаевском уезде, вошли в созданную в июне 1918 года 4-ю Армию Восточного фронта. Отряды принимали участие в боях в районе Уральска против казаков и Народной армии Комуча.

В ходе боёв Сапожков зарекомендовал себя как талантливый командир. Служил в 22-й дивизии. После того, как в части разразился мятеж, в ходе которого были убиты члены Реввоенсовета 4-й Армии Линдов, Майоров, Мяги, предыдущий начдив А.А. Дементьев был снят с поста, и тогда дивизию возглавил Александр Сапожков.

В апреле 1919 года дивизия была окружена в Уральске белоказаками под командованием генерала Толстова. 20 апреля город был объявлен на осадном положении. Связь со штабом 4-й Армии осуществлялась только по радио и самолётами. Осада длилась 80 дней, после чего была снята 25-й стрелковой дивизией и Особой коммунистической бригадой (командир — И.М. Плясунков) под общим командованием В.И. Чапаева. Героическая оборона прославила дивизию: три её полка были награждены Почётными революционными Красными Знаменами, ещё один полк, а также свыше 100 человек лично — орденами Красного Знамени (рис. 2, 3).

Вскоре 22-я дивизия была переброшена на Южный фронт, сражалась в Донской области, но Сапожков «за неумелое командование и за разлагающую политику… был убран с фронта и послан в тыл для формирования частей из собранных дезертиров».

Вернувшись с фронта, Сапожков попытался прекратить в Новоузенском уезде продразвёрстку и восстановить свободную торговлю, что, конечно же, окончилось неудачей. Однако именно ему было поручено формирование в Бузулукском уезде Самарской губернии 9-й кавалерийской дивизии для дальнейшей отправки на Юго-Западный фронт.

 

Формирование дивизии

9-я кавалерийская дивизия создавалась в составе двух полков. Один полк был сформирован в основном из бывших бойцов 25-й Чапаевской дивизии с основным ядром из местных крестьян. Второй — из уральских казаков, перешедших на сторону красных. На командные должности Сапожков назначал своих старых боевых товарищей, многие из которые также были местными уроженцами и левыми эсерами. Даже особый отдел дивизии возглавлял преданный Сапожкову Василий Масляков.

Дивизия отличалась слабой дисциплиной: командованию округа поступали донесения о насилии, творимом бойцами дивизии над крестьянами, об агитации против продовольственной политики Советской власти и даже об оскорблении портрета В.И. Ленина. В конце июня Сапожков был вызван в штаб Заволжского военного округа, где ему было сделано строгое предупреждение о недопустимости антисоветской агитации в дивизии, которое не возымело действия.

Всё это в итоге и послужило причиной для отстранения Сапожкова от командования дивизией. 4 июля командующим войсками ЗВО К.А. Авксентьевским (рис. 4) был издан приказ об отстранении Сапожкова с должности начальника 9-й дивизии в связи со служебным несоответствием. На его назначался бывший офицер царской армии Г.О. Стосуй.

Однако штаб округа совершил ряд непонятных ошибок. Несмотря на то, что 4-6 июля Сапожков находился в Самаре, ему не было сообщено о подписанном приказе, и он спокойно вернулся в дивизию. Известие об отстранении дошло до Александра Сапожкова только 8 июля, и произвело на него, по утверждениям свидетелей, «потрясающее впечатление».

По показаниям В. Маслякова:

«Вид у него (Сапожкова) был похоронный; прислонясь к забору, он нервно говорил о том, что он все свои способности, силы и здоровье отдал на укрепление Советской власти. При этом вынул из кармана копию радиотелеграммы от т. Ленина, полученной им в Уральске во время осады, в которой Ленин телеграфировал ему, Сапожкову, что Республика его (Сапожкова) за удержание Уральска не забудет. А теперь, говорил далее Сапожков — меня смещают… Сапожков уже плакал».

 

Причины восстания

Традиционно считается, что восстание имело под собой только личные причины его руководителя. Александр Сапожков был обижен отстранением от командования дивизией, ненавидел военных специалистов из царской армии, одним из которых его заменили. Амбиции, авантюризм и левоэсеровское прошлое подтолкнули его на путь мятежа. А рядовые красноармейцы участвовали в мятеже несознательно из-за непонимания ситуации.

Однако документы дают и другую трактовку событий. 27 июля ответственный работник Петухов из Самары сообщал в ЦК партии следующее:

«Сапожков поднял бунт после отстранения его от командования за пьянство, он был прав, возмущаясь этим поступком Заволжского округа, ибо таковое во главе с Авксентьевским, Андерсом и другими само часто является даже на службу в штаб в невменяемом состоянии от опьянения… По некоторым версиям, я слышал, если послать категорический приказ о сдаче Сапожкова за подписью товарищей Ленина и Троцкого, и в этом же приказе отозвать Авксентьевского и человек пять генштабистов из штаба округа: Андерса, Балтийского, Токаревского, Кирпичникова и Волкова, то Сапожков сдастся».

В материалах следственного дела, расследовавшего деятельность командования округа в конце 1920 года, приводятся факты: красноармейцы округа, в том числе и восставшей 9-й дивизии, находились в ужасающем положении. Не было продуктов, обмундирования, снаряжения. Развивалось дезертирство, росло число преступлений, не велась культурно-просветительская работа. Росло число больных тифом и цингой, заражённых паразитами. В частях процветали пьянство, картёжная игра и мордобой. В то же время командование округа жило совсем иначе: «Все вместе представляет чудовищный конгломерат из грязи, крови, авантюр, винных паров, безобразий, преступлений, самоуправства, спекуляции, обмана… Все спешат, все веселятся, устраивают бесшабашные оргии, дым идёт коромыслом, и все это на глазах разутых и раздетых красноармейцев, на глазах голодных рабочих и крестьян, на глазах всего населения».

В заключении следственной комиссии подчеркивалось, что восстание назревало, с одной стороны, при условиях общего недостатка, холода и нищеты в рядах красноармейцев, и, с другой стороны, при обжорстве, пьянстве, разврате и полной оторванности от масс высшего командования и политруководства округа и отсутствии политической работы в частях.

 

Начало восстания

9 июля Сапожков на встрече с близкими ему командирами сообщил о своей отставке и предложил «выразить протест вооруженной силой». Тогда же он предложил идейную платформу для будущего восстания:

- долой комиссаров и старых спецов;

- освободить из тюрем политзаключённых и других мелких преступников, за исключением контрреволюционеров и совершивших преступления с корыстной целью;

- реорганизовать советы, в выборах которых имеют право участвовать только имевшие к 1914 году капитал не более десяти тысяч рублей.

13 июля собрание комсостава дивизии подтвердило решение о вооружённом выступлении. Опасные для начинания люди были немедленно арестованы.

14 июля на дивизионном митинге в селе Погромное, в 25 верстах от Бузулука, Сапожков зачитал приказ № 1 о переименовании 9-й кавдивизии в 1-ю Красную армию «Правды». В приказе также содержался призыв выступить против буржуазии и «других элементов, которые недавно под мощным ударом Красной Армии сложили оружие, и в настоящее время занимают видные ответственные посты, как-то: в совнархозах, райпродкомах, штабах». Сапожков заявил, что в РКП (б) произошёл раскол, а в стране введено «неправильное государственное правление». Была объявлена и цель восстания: «Объединить всё беднейшее рабоче-крестьянское население в одной идее, сломив слишком обуржуазившихся некоторых ответственных членов коммунистической партии под лозунгом: «Вся власть Советов действительна по программе партии большевиков на основе Конституции!»

Также в приказе разрешалась свободная торговля всеми продуктами, при этом указывалось, что спекулянтов будет ждать суровое наказание.

Армия была разделена на 1-ю кавалерийскую дивизию, 1-ю стрелковую дивизии, состоящую из двух пехотных полков, а также конную батарею из 4 орудий. Политическим руководителем армии назначался Ф.И. Долматов, начальником кавалерийской дивизии — Т.Ф. Зубарев, начальником штаба — Е.А. Хорошилов, его помощником по административной части — С.А. Хорошилов, командиром 1-й стрелковой бригады 1-й стрелковой дивизии — тов. Воробьев. Политотдел и особый отдел упразднялись. Бойцам армии предписывалось соблюдать самую строжайшую дисциплину, «поскольку дисциплина — это основа Красной Армии и ее боеспособности, а всякое разгильдяйство, неподчинение и неисполнение приказов, соответственно, будет строго караться».

Для привлечения новых бойцов и формирования 2-й стрелковой дивизии Сапожков отправил одного из своих соратников И.М. Плясункова в Пугачёвский уезд. Планировалось поднять население уезда на борьбу, захватить Пугачёв и Балаково. В помощь Плясункову было выделено 30 красноармейцев, ранее служивших в 25-й Чапаевской дивизии, некогда сформированной из добровольцев Пугачёвского (до 1920 года — Николаевского) уезда. Очевидно, планировалось использовать связи чапаевцев с местными жителями и авторитет имени Чапаева для вербовки сторонников. Однако затея провалилась. Уже 18 июля К.А. Авксентьевский доложил, что Плясунков был взят в плен.

 

Программа мятежников

Эта программа, описанная ими в приказе № 1 и в ряде других документов, а затем оглашённая на митингах, была тесно связана с борьбой крестьянства против политики военного коммунизма.

Основными требованиями программы были перевыборы советов, отмена продотрядов, возврат к свободной торговле.

Указывалось, что «нынешняя партия коммунистов забрала всю власть в стране и всецело стала проводить диктатуру, то есть полную власть одной только партии коммунистов, но не диктатуру всего пролетариата, как это должно быть».

Общей целью восстания объявлялось следующее: «Мы хотим заставить правительство прислушаться к нашему голосу и вашему стону, увидеть те тюрьмы и места заключения, битком набитые нами, и изменить политику в образе правления страной. Если это правительство действительно народная власть, то она и поймёт нас, и услышит, и облегчит нашу жизнь, если же она не послушает нас, то это правительство не желает добра народу» (рис. 5).

Боевые действия

Первой целью восставших стал Бузулук. Силы Сапожкова в начале восстания составляли 500 штыков, 500 сабель, 2 орудия и три пулемёта. Им противостоял гарнизон численность 700—800 штыков (рис. 6-8).

После того, как о восстании стало известно, несколько раз предпринимались попытки связаться с Сапожковым по телефону, но безрезультатно. В городе немедленно был организован военно-революционный комитет, ненадёжные воинские части разоружили, зато вооружили местных коммунистов и комсомольцев. Около 12 часов дня на личные переговоры с Сапожковым в Ново-Александровку выехал уездный военком Степан Сучков. Сапожков первоначально предъявил требования: выдать советских партийных работников, разрешить вольную торговлю, разогнать райпродком. Однако вскоре все требования были заменены на одно: сдать город, или он будет взят штурмом.

В 15 часов началось наступление сапожковцев на Бузулук. Город сопротивлялся всего один час, а затем его защитники отступили. Захватив город, часть сил Сапожков отправил на станцию Колтубанка, после захвата которой был разобран железнодорожный мост через реку.

По словам очевидца, на красном знамени въехавших в Бузулук восставших было написано наверху мелкими буквами «Рос. Сов Социал. Респ.», и в середине крупными буквами: «Долой яйца и масло, да здравствует соль!». В разговорах повстанцы утверждали, что они стоят за Советскую власть. Обещалось разрешение вольной торговли, разгон райпродкомов и коммунистов, перевыборы Советов. В качестве причины же выступления назывались недовольство продовольственной политикой «засевших за власть коммунистов», и последняя развёрстка губпродкома на масло и яйца.

Часть гарнизона немедленно присоединилась к восставшим. В городе повстанцы разжились военным имуществом, продуктами, а также транспортом: уводился гужевой транспорт и лошади.

Вечером в городе был вывешен приказ, по которому город объявлялся на осадном положении, всем жителям под страхом расстрела предписывалось сдать оружие, а также объявлялась мобилизация крестьян окрестных деревень. Мобилизация оказалась успешной, крестьяне охотно вступали в ряды Красной Армии «Правды». Был избран новый исполком, причём с коммунистом во главе. Новым комендантом города был назначен Василий Серов.

Советские и партийные работники, отказавшиеся перейти на сторону повстанцев, были арестованы. Однако никаких расстрелов, избиений и прочего не производилось. Сохранились подробные записи разговоров Сапожкова с арестованными, в которых он высказывал свою позицию.

Он упомянул расстрел Б.М. Думенко по подложному обвинению, сказал, что «если бы Чапаев не был убит, его бы, конечно, расстреляли, как, несомненно, расстреляют и Буденного, когда будут в состоянии без него обойтись». По его мнению, в Красной Армии наблюдалось засилие военспецов, которые стали в ней полными хозяевами, в отличие от проверенных бойцов: «Остается ожидать только, что пригласят великого князя Николая Николаевича». По его мнению, советские работники оторвались от масс, обуржуазились, сформировав особую привилегированную касту. Высказывалась критика и к внешней политике: по мнению Сапожкова она принимала захватнический характер, и что следует принять мирные условия Польши. Критиковалась Красная Армия: институт военных комиссаров вносит двоевластие, а командовать частями должны не спецы, а испытанные боевые революционеры.

Резкой критике была подвергнута продовольственная политика, которая, по его мнению, осуществляется просто безобразно, сопровождаясь угнетением крестьян и насилием, и требует полной реорганизации. А местные коммунисты, по его словам, творят преступления и ложно информируют центр о своей работе и политике на местах.

Коснулся он и еврейского вопроса, выразив удивление фактом, что «евреи кишмя кишат в тылу, в то время как на фронте их чрезвычайно мало».

В целом все разговоры велись Сапожковым в очень корректном тоне, возможно он хотел привлечь арестованных на свою сторону. Также он выразил твёрдую уверенность, что через 3 дня он возьмёт Самару, а через 2 недели на его стороне будет всё Поволжье.

15 июля Реввоенсовет Армии «Правды» принял «Декларацию прав человека и гражданина Р.С.Ф.С.Р.», которая среди прочих предусматривала следующие шаги:

- провести перевыборы Советов с тщательной фильтрацией всех Советов и исполкомов «от присосавшегося буржуазного элемента»;

- все органы РКП (б) оставить на месте, но произвести тщательную перерегистрацию членов партии в соответствии с указаниями ЦК;

- всю промышленность и торговлю передать государству «с ревизиями созданной Рабоче-Крестьянской инспекции», после чего каждый гражданин может «пользоваться кустарным производством и вести торговлю, не превышающие сумму 100 000 рублей»

Тогда же состоялись три митинга, на которых населению разъяснялась позиция восставших, о том, что их действия направлены против центральной власти, которая теперь, как и раньше, населению ничего не даёт, а «только все берёт и разоряет, ведя теперь уже войну на чужих территориях». Отвечая на вопросы, выступающие заявили, что коммуны они считают буржуазными организациями, и их, соответственно, не поддерживают, а совхозам же придают большое значение и признают необходимым способствовать их развитию.

 

Действия большевиков

Несмотря на то, что Сапожков заранее (8-13 июля) разговаривал с Авксентьевским и предупреждал того, что его отстранение вызовет недовольство или даже восстание, это не было принято во внимание. Авксентьевский 12 или 13 июля говорил подчинённым, что если восстание произойдёт, то Сапожков со всеми своими частями будет немедленно раздавлен, однако никаких мер к этому предпринято не было. Впрочем, в советской историографии данный факт обычно никогда не упоминался, а восстание преподносилось как совершенно неожиданное для командования округом, хотя возможность мятежа была понятна ещё во время пребывания Сапожкова в Самаре, когда для его предотвращения требовалось лишь не допустить возвращения Сапожкова 6 июля в часть.

После начала открытого восстания вечером 14 июля Самарский губисполком направил для борьбы с повстанцами отряд под командованием тов. Шпильмана, который 15 числа уже вел бои с сапожковцами северо-западнее Бузулука. Ему в поддержку были также направлены эскадрон запасного кавалерийского дивизиона и рота добровольцев из Самары. В то же время Оренбургский губком РКП (б) выслал отряд численностью свыше 1000 бойцов под командованием тов. Келлера.

Противостоять таким силам сапожковцы смогли лишь два дня. 16 июля Бузулук был взят красными. 18 июля их отряды объединились в Бузулукскую группу войск под командованием В.П. Распопова, общее командование по подавлению мятежа возлагалось на К.А. Авксентьевского.

Всего для подавления восстания было привлечено 12362 штыков, 1659 сабель, 89 пулемётов, 46 орудий. Но и первоначальные силы повстанцев после отступления из Бузулука существенно выросли: в Армию «Правды» вступило около 1300 человек. Многие из новобранцев были дезертирами из Красной Армии, присоединялись к ним и уральские казаки.

Сапожков отступил из города на юго-восток. В связи с этим начальник оперативного отдела Заволжского военного округа Фёдоров докладывал: «Чем дальше он двигается на юг, тем более сочувствия среди населения встречает Сапожков, и тем удачнее его мобилизации. Сапожкову здесь радуются, нас боятся и ненавидят. Чем дальше Сапожков будет двигаться, тем труднее будет с ним борьба».

В советской историографии преобладала идея, что повстанцы не пользовались поддержкой со стороны населения. Об этом же говорилось и в официальных сообщениях и докладах в вышестоящие органы. Однако военные донесения свидетельствуют об обратном: «Не имея шифра, ответа дать не могу, так как население почти поголовно сочувствует Сапожкову», «Местные жители в громадном большинстве на стороне сапожковцев, сбивая с пути наши разъезды», «Местные жители ему обо всем сообщали» и т.д.

Командование военного округа действовало весьма нерасторопно. 22 июля Авксентьевский объяснил медлительность в подавлении восстания тем, что повстанцы конные, а посланные для их ликвидации отряды — пешие. Также действиям Красной Армии мешали, по его словам, степная местность, отсутствие связи и хороших дорог.

Такая медлительность не устраивала центральную власть. 28 июля на имя Авксентьевского поступила телеграмма от Л.Д. Троцкого следующего содержания:

«Мятеж Сапожкова должен быть ликвидирован как можно скорее. Виновники сверху донизу должны быть беспощадно покараны. В подведомственном вам районе возможны широкие кулацкие восстания. Предупредить их можно только дав незабываемый урок всем элементам, которые прямо или косвенно поддерживают мятеж Сапожкова. Кара должна быть распространена не только на командный состав, но и на солдат. Если считаете полезным, выезжайте сами в район ликвидации мятежа. Полезно распространение воззваний самолетами в районе восстания. В этих воззваниях вы могли бы сказать, что вами получен приказ расстреливать всякого повстанца, захваченного с оружием в руках. Смягчение участи ожидает только добровольно сдавшихся с оружием. Сообщите состав трибунала и инструкции, данные трибуналу»

Но телеграмма не возымела эффекта. 29 июля Саратовский губком РКП (б) докладывал в ЦК, что командования в красных частях фактически нет, из командиров никто не знает общего положения дел, учёт воинских отрядов не ведётся, командующий округом Авксентьевский пьянствует, доверяя ведение операций неблагонадежным членам реввоенсовета — спецам, авторитет советских работников в частях, ведущих операции против восставших, сведён на нет.

1 августа в штаб округа пришла ещё одна телеграмма от Троцкого с обвинениями в непозволительном затягивании ликвидации мятежа.

2 августа в адрес руководства штаба по ликвидации восстания пришла телеграмма уже за подписью Ленина, в которой для недопущения бегства Сапожкова предлагались следующие меры:

«1) обязать все ревкомы и исполкомы оставаться на местах до последней возможности, энергично ведя агитацию против изменника и всячески препятствуя его агитации среди населения… 5) пресекать в корне всякое проявление сочувствия и тем более содействия местного населения Сапожкову, используя всю полноту революционной власти; в тех случаях, где содействие имело место, потребовать выдачу виновных главарей; от селений, лежащих на пути следования Сапожкова, брать заложников, дабы предупредить возможность содействия».

Такое давление из центра, наконец, сказалось на действиях на месте. Была разработана операция, по которой предполагалось наступление с окружением деревни Таловой (Пугачёвский уезд), находившейся в руках сапожковцев с 26 июля. Однако Сапожков, разбив свою армию на два отряда, ускользнул из окружения. 8-й полк Армии «Правды» под командованием Усова и Серова ушёл в сторону Уральска, а Сапожков с 7-м полком ушёл в направлении Новоузенска.

Уральск был объявлен на осадном положении, в городе прошла мобилизация. Взять город сапожковцам не удалось. А в бою 9 августа в районе Кон-Так-Кулук отряд Усова был разбит частями под командованием Келлера. Сам Усов с небольшой группой человек с места сражения скрылся, и через несколько дней присоединился к Сапожкову. У Сапожкова боевые действия также шли неудачно. 6 августа он попытался атаковать Новоузенск, но его усиленный гарнизон устоял, хотя, по докладам чекистов, часть местного населения ждала повстанцев. Повторная атака 11 августа также не принесла повстанцам никаких результатов.

В то же время предпринимались и другие меры, предложенные Лениным и Троцким. В Пугачёвском уезде велась информационная агитация о «гнусностях Сапожкова», листовки с соответствующим содержанием разбрасывались с самолета. Особому отделу было отдано распоряжение арестовать в качестве заложников семьи и родственников лидеров восставших. 8 августа была взята в плен восемнадцатилетняя Дарья Степановна Сапожкова, жена бывшего командира дивизии, с момента восстания следовавшая за мужем. 2 сентября ревтрибуналом она была приговорена к расстрелу по обвинению в государственной измене. Однако 3 сентября исполнение приговора было отложено, поскольку «сохранение жизни осужденной Сапожковой как лица, имеющего значение для Сапожкова, является желательным именно в данный момент напряженного преследования главного мятежника, в целях его обуздания, дабы создать положение компенсации на случай, если бы кто из преследующих его доблестных героев Красной Армии, случайно оказался пленённым мятежниками».

22 сентября, уже после гибели Сапожкова, В.П. Распопов, командующий войсками по подавлению мятежа, в письме во ВЦИК предлагал пощадить жизнь Дарьи Сапожковой, которая, по его словам, была машинисткой комдива, а затем «случайно оказалась на положении жены главного бунтовщика». Дальнейшая её судьба неизвестна.

 

Конец восстания

В течение всего августа продолжались бои между силами Армии «Правды» и преследующими их частями Красной Армии. Силы сапожковцев таяли, и они были вынуждены отступать в заволжские степи, в район озера Бак-Баул (Астраханская губерния).

6 сентября состоялся решающий бой. Отряд красноармейцев Тимашева в количестве 70 человек настиг сапожковцев в районе аула Койм. В ходе последней атаки Сапожков лично руководил ей, находясь впереди своего отряда. Курсант борисоглебских кавалерийских курсов Шевцов с тремя другими всадниками бросились тому наперерез. Сапожков, однако, заметил манёвр и сам бросился на преследующих, но был окружён. Выстрелом была убита лошадь под ним, которая падая придавила всадника. На помощь Сапожкову бросились командир батареи Землянский и его помощник Будыкин. Шевцов, видя, что живым взять Сапожкова не удастся, убил его, выстрелив в упор.

Остатки мятежников, разделившись на несколько групп по 10-15 человек, рассеялись в южном и в юго-западным направлениях, преследуемые частями Красной Армии (рис. 9-11).

Следствие

С 7 по 14 августа 1920 года в Самаре проходили открытые судебные заседания ревтрибунала Заволжского военного округа по делу о вооружённом контрреволюционном мятеже 9-й кавалерийской дивизии под руководством бывшего начдива Сапожкова. Из 150 человек, представших перед судом, 52 были приговорены к расстрелу, в том числе бывший начальник особого отдела дивизии Василий Масляков (29 лет), начальник активной части особого отдела дивизии Георгий Дворецкий (20 лет), председатель полевой комиссии по борьбе с дезертирство Андрей Осипов (25 лет), комбриг Фёдор Зубарев (37 лет).

На местах работали выездные сессии ревтрибунала, разобравшие дела более 2 тысяч человек. К расстрелу было приговорено как минимум 117 человек.

Из командного состава 9-й кавалерийской дивизии удалось скрыться Серову, Усову и Долматову. Серов вновь вступил в Красную Армию, очевидно, утаив часть своей биографии, и уже в апреле 1921 года возглавил очередной мятеж, в котором принимали участие также и отряды Усова и Долматова.

 

Причины поражения и последствия

Мощного восстания, как надеялся Сапожков и чего опасались большевики, так и не произошло. В большинстве своём поддержка повстанцев крестьянами носила пассивный характер. Повстанцам помогали едой, подводами, лошадьми, разведданными, но лично из числа крестьян присоединялись к восставшим лишь немногие.

Среди причин этого исследователи отмечают моральную усталость населения от непрекращающейся войны, неверие в победу над большевиками, жестокие меры по пресечению попыток поддержать или присоединиться к мятежу, предпринятые властями.

То, что на ликвидацию мятежа потребовалось два месяца, объясняется не его масштабами, а недостаточно эффективной организацией со стороны командования Заволжского военного округа.

Мятеж породил волну бунтов, прошедших по уездам Самарской и Саратовской губерний. В военный отдел Продармии сообщалось: «Во всех районах наблюдаются восстания кулачества, которые избивают членов райпродколлегии, райпродкомиссаров, и в дальнейшем ведение продработы без помощи вооружённой силы недопустимо». Однако основные военные силы в регионе оказались заняты в подавлении мятежа. Только к концу сентября властям удалось продолжить продработу, которая шла необычайно тяжело из-за неурожая в 1920 году.

 

Примечание

Авксентьевский позднее он был снят со всех должностей из-за пьянства.

При подготовке публикации использованы материалы ресурса:

http://ru.wikipedia.org/wiki/Восстание_Сапожкова

 

Литература

150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Под ред. Г.И. Чудилина. Самара, Самарский дом печати. 2000. :1-408.

Были пламенных лет. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1963.

Ерофеев В.В. 2004. Валериан Куйбышев в Самаре: миф сталинской эпохи. Самара. Самарское отделение Литературного фонда. 160 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Самарская губерния – край родной. Т. I. Самара, Самарское книжное изд-во, 416 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2008. Самарская губерния – край родной. Т. II. Самара, изд-во «Книга», - 304 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Галактионов В.М. 2013. Слово о Волге и волжанах. Самара. Изд-во Ас Гард. 396 стр.

Ерофеев В.В., Захарченко Т.Я., Невский М.Я., Чубачкин Е.А. 2008. По самарским чудесам. Достопримечательности губернии. Изд-во «Самарский дом печати», 168 с.

Кабытова Н.Н., Кабытов П.С. 1997. В огне гражданской войны (Самарская губерния в конце 1917 – 1920 г.г.). Самара, изд-во Самарского гос. Университета, с. 1-92.

Колесников И.А. 1927. Военные действия на территории Самарской губернии. Самара. Госиздат.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1977. :1-406.

Куйбышевская область (Рекомендательный список литературы). Куйбышев, тип. им. Мяги. 1978. :1-260.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк, изд. 2-е. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1983. :1-350.

Матвеева Г.И., Медведев Е.И., Налитова Г.И., Храмков А.В. 1984. Край самарский. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во.

Наш край. Самарская губерния – Куйбышевская область. Хрестоматия для преподавателей истории СССР и учащихся старших классов средней школы. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1966. :1-440.

Наякшин К.Я. 1962. Очерки истории Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-622.

Попов Ф.Г. 1959. За власть Советов. Куйбышев. Куйб. кн. изд-во.

Попов Ф.Г. 1920 год в Самарской губернии. Хроника событий. Куйбышев. Куйб. кн. изд-во, 1977. 176 с.

Самарская область (география и история, экономика и культура). Учебное пособие. Самара 1996. :1-670.

Сыркин В., Храмков Л. 1969. Знаете ли вы свой край? Куйбышев, Куйб. кн. изд-во: 1-166.

Таубин Р.А. Разгром кулацкого мятежа Сапожкова // Борьба классов. 1934. № 12. С. 56-57.

Храмков Л.В. 2003. Введение в самарское краеведение. Учебное пособие. Самара, изд-во «НТЦ».

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 1988. Край самарский. Учебное пособие. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-128.

 

 

Приложения

 

Архивные материалы цитируются по изданию: Крестьянское движение в Поволжье. 1919-1922 г.г. Документы и материалы. М., Росспэн, 2002 год.

 

Список сокращений.

ГАРФ – Государственный архив Российской Федерации;

РГАСПИ – Российский государственный архив социально-политической истории;

РГВА – Российский государственный военный архив;

СОГАСПИ – Самарский областной государственный архив социально-политической истории;

ЦА ФСБ РФ – Центральный архив Федеральной службы безопасности Российской Федерации;

ЦГАСО – Центральный государственный архив Самарской области;

ЦДНИСО – Центр документов новейшей истории Саратовской области.

 

Доклад уполномоченного особого отдела Самарской губчека А. Булышева о выступлении Сапожкова

Не ранее 15 июля 1920 г.

О происшествии в г. Бузулуке

Прибыв в г. Бузулук в 8 час. утра 14 июля, я заметил, что в городе полное наружное спокойствие. Между тем от заведующего политбюро т. Заря мне стало известно, что кавалерийская 2-я Туркестанская дивизия, расквартировавшаяся вблизи Бузулука в сёлах Липовке и Новой Александровке, волнуется, выставляя требования о назначении командиром дивизии Сапожкова, который раньше занимал эту должность, но за какие-то проступки, которые мне остались неизвестными, был смешен на низшую командную должность данной дивизии. Сапожков - штабс-капитан. И действительно, в 10 час. утра уже стало известно, что город окружен этой дивизией двумя цепями совместно с 1-й Туркестанской дивизией в составе кавалерии и пехоты. Общее командование ими находилось в руках Сапожкова, находившегося в своём новоорганизованном штабе в с. Новой Александровке в 5 верстах от I города. В 11 часов дня открылись переговоры со штабом повстанцев, которые выставили следующие требования:

1) Выдать им 15 человек бузулукских советских и партийных работников, каких — не знаю, ибо не житель г. Бузулука; 2) Разрешить вольную торговлю; и 3) Разогнать райпродком.

Таковы были первые три требования повстанцев, которые к 2 часам дня свелись к следующим определённым с их стороны требованиям: сдать Бузулук, иначе они его возьмут боем. После этого переговоры прекратились, и наша батарея, стоящая около элеватора, пустила три снаряда по подступающим колоннам противника со стороны Новой Александровки. За время ведения переговоров в городе происходило разоружение тех воинских частей, которым не было доверия, и вместе с этим вооружение коммунистов и союза коммунистической молодежи и записавшихся добровольцев, так что, таким образом, мы со своей стороны выставили цепь вокруг г. Бузулука. До 3 часов дня велись переговоры с Оренбургом и Самарой о высылке боевых сил, после чего провода были прерваны противником, и мы получили сведения, что ими захвачен в плен поезд № 6, шедший из Самары на ст. Тоцкая, заняты ст. Тоцкая и Погромная. С 3 часов дня начались со стороны неприятеля наступления колоннами, причем противник надвигался в сторону вокзала лишь при тех орудийных с их стороны выстрелах с небольшой пулемётной стрельбой по городу, результатом чего были жертвы среди мирного населения г. Бузулука. До 4 часов дня мы держались, но после чего стали отступать по улицам Бузулука, где были настроены баррикады, понеся в городе приблизительно 10 человек убитыми, в сторону с.1 на Бугуруслан. О результатах эвакуации учреждений, которая началась с 10 час. утра, не знаю. Вслед за отступившими силами пошла и конница противника, часть которой повернула на ст. Колтубановки, где ими был захвачен автомобиль с 5 ответственными работниками г. Бузулука, в числе которых были уездвоенком т. Сучков и его помощник. Заняв ст. Колтубановки, противник в числе 36 человек оставил заставу разобрать путь жел[езной] дор[оги] через р. Колтубанка.

На знамени въехавшего в Бузулук противника, которое было революционного цвета, было написано наверху мелкими буквами «Рос. Сов. Соц. Респ.», и в середине большими буквами «Долой яйца и масло, да здравствует соль». Отдельные всадники противника, останавливаясь, говорили, что ими одновременно заняты г. Самара и Оренбург, и скоро падет Бугуруслан, куда ушли их силы вслед за отступившими, что они стоят за Советскую власть, разрешают вольную торговлю, разгоняют райпродкомы и коммунистов, переизберут совет. Главные же мотивы их восстания, как отдельные личности противника заявляли — недовольство продовольственной политикой засевших за власть коммунистов и последняя развёрстка губпродкома на масло, яйца, что у крестьянина берут все, дают — ничего. На следующий день, т.е. 15 июля, назначался митинг, который произошел, как я после узнал, при стечении всех граждан г. Бузулука от малого до великого. Репрессий в тот день, т.е. 14 июля, с их стороны над нашими остававшимися работниками не было видно. С 10 часов вечера ими был вывешен приказ за № 100 следующего содержания: «1) Комендантом города назначить т. Серова и вместе с ним командиром запасного полка; 2) Объявляется осадное положение, воспрещается появление на улице с 6 часов вечера до 6 часов утра старого времени; 3) Всем сдать оружие под страхом расстрела на месте; 4) 15 июля всем выйти под страхом ответственности на свои места службы; 5) В каждом квартале выбрать квартального старосту с помощником; 6) Объявляется запись добровольцев в армию «Правды» у коменданта Серова на ул[ицах! Почтовой и Успенской. Подлинный приказ подписал к[оманди]р Туркдивизии Сапожков».

Все арестованные, находившиеся в местах заключения г. Бузулука, вплоть до уголовных, освобождены. Что мне пришлось заметить, которые уже по сёлам, т.е. на следующий день, 15 июля, сильно сердились на слово «товарищ», требуя называть их «господами станичниками». Настроение массы г. Бузулука — все на стороне противника, запись в добровольцы колоссальная, как среди городского населения, [так] и особенно среди крестьян. По городу фигурируют определенные сведения, что с восставшими и 40-тысячный отряд Каширина, который через Пугачёв идёт окольными путями в Самару взять её неожиданно. Вооружения у них много лишнего, и сами они превосходно вооружены. Каждый всадник вооружён гранатами, шашкой, пикой, трехлинейной винтовкой и большим запасом патронов. Общую численность их, как они сами определяют, 15 тыс. человек, но я сам этому не верю. И точно, хотя бы приблизительно, сказать не могу, зная, что вооружения у них хватит на все огромное количество добровольцев, которые все наплывают и наплывают к ним, поэтому силы у них растут с каждым днём. Настроения у массы населения г. Бузулука — все на их стороне, особенно по деревням среди крестьянства, где мне пришлось понаблюдать среди граждан с. Глапановки, где ими избиты насмерть милиционеры и ведется вооружённая ловля бежавших советских работников в ближайшем лесу и в с. Колтубановки, где крестьяне самолично арестовывают всех подозрительных, а не только советских работников, — вот так они настроены реакционно. Между селами Заплавка и Благовещенское (гвардейцы) в лесу находится много дезертиров. Конечной целью повстанцы ставят завоевать Самарскую губернию вплоть до Волги.

Уполномоченный по следствию особотдела Самгубчека А. Булышев

ЦГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 89. Л. 89—89 об. Подлинник.

1 Так в тексте.

 

Запись разговора по прямому проводу командира 8-й бригады ВОХР Андреева со штабом Заволжского сектора войск ВОХР Угновенко о плане разгрома восстания Сапожкова

15 июля 1920 г.

[Андреев:] — У аппарата командир 8-й бригады Андреев.

[Угновенко:] — У аппарата начоперод Заволжского Угновенко.

[Угновенко:] — Тов. Андреев, давайте оперативную сводку.

[Андреев:] — [В] 17 часов у аппарата быть не мог, так как провод был занят Заволжским округом.

[Угновенко:] – Я знаю, дайте сводку.

[Андреев:] - 20 часов 15 июля, [по] последним сведениям, отряд Штильмана высадился на ст. Неприк и занял реку Неприк, выслал разъезды севернее и южнее Колтубановского леса: противник занял ст. Лес, разобрал восточнее железнодорожный путь. Отряду Штильмана дана задача: отбросить противника на Бузулук с целью занять ст. Елшанка, что [в] 12 верстах западнее Бузулука. По сведениям разъездов, повстанцы ласково принимают в свои ряды красноармейцев, в том числе и коммунистов, но арестовывают комиссаров и комсостав полка, так как ими выдвинут лозунг «Долой комиссаров, генералов-командиров и хищников продовольствия, да здравствует свободная торговля!»; население относится к повстанцам недоверчиво и почти не идёт в их ряды.

Предвидя возможность движения повстанцев на юг. в сторону Уральска и Пугачёва, принимаются меры: приведены пугачёвские отряды в боевую готовность, и делается распоряжение о высылке агентов-осведомителей с целью изъятия повстанческих агитаторов в указанном кулацком районе. Основанием последнего предположения является происхождение командира Сапожкова родом из Новоузенска и составом отряда его, большей частью стоящих из уральских казаков и дезертиров Чапаевской дивизии1 действовавших на Уральском фронте ранее; новых сведений пока не поступало. Комбриг-8 ВОХР Андреев.

[Угновенко:] — Тов. Андреев, в Пугачёв высылается 250 штыков при двух пулемётах 337-го б[атальо]на, в Ершово отправлено: 215-й батальон - 345 штыков при 17 000 патрон[ов], 4 пулемётах, 19 лентах и 10 000 патрон[ов] к ним, 30 — комсостава, 25 револьверов, 9 кавалеристов, 9 лошадей, 5 повозок, 2 кухни и два взвода отдельного] кав[алерийского] эскадр[она], к пулемётам придана пулемётная команда 50 человек. Начвойск сектора приказал ежедневно к 11 и 18 часам доносить прямым проводом о ходе операций. Я кончил.

[Андреев:] — Слушаю, будет выполнено. Ставлю аппарат штабригады. Я кончил.

[Угновенко:] — Отлично, до свидания.

[Андреев:] — Подождите уходить, ставлю Вас в известность для передачи начвойск сектора, что общее командование всеми отрядами по ликвидации мятежа принял на себя командующий Заволжским военным округом. Командование отрядом: со стороны Самары — т. Штильману, со стороны Оренбурга — т. Келлеру, со стороны Саратова — комбригу-108 и распоряжение начсектора. Я кончил.

[Угновенко:] — Всё Вами изложенное сегодня же будет доложено начвойск сектора. Я кончил.

[Андреев:] — Ещё вот, штабом Заволжвоенокруга [в] штаб сектора ежедневно будет предоставляться копия оперативной сводки; теперь всё. До свидания.

[Угновенко:] — Помимо этой сводки, как я Вам говорил, доносите ежедневно, непосредственно к 11 и 18 часам. Я кончил.

[Андреев:] — До свидания.

РГВА. Ф. 5. Оп. 1. Д. 170. Л. 90. Рукописный экземпляр.

1 Речь идёт о 25-й стрелковой дивизии, которой командовал В.И. Чапаев.

 

№ 444

Из двухнедельной информационной сводки Саратовской губчека за период с 15 июля по 2 августа 1920 г.

Не ранее 2 августа 1920 г.

...Восстания. В Перекопном Новоузенского у[езда] за отчётное время произошло восстание на продовольственной почве. Участниками восстания были преимущественно женщины. Восстание сопровождалось следующими лозунгами: «Не будет на фронте хлеба — не будет войны!», «Дайте нам мужей!». Восстанием руководил соц[иалист]-рев[олюционер]; три соц[иалиста]-рев[олюционера] арестованы. Приняты меры к выяснению зачинщиков’

Восстание Сапожкова и 2-й Туркестанской кавалерийской дивизии

В связи с восстанием Сапожкова и 2-й Туркестанской дивизия нами был послан уполномоченный с 6 агентами на ст. Ершово, откуда были разосланы агенты для наблюдения за настроением крестьян, находящихся в районе восстания, и также за агентами Сапожкова, агитирующими за восстание. Нашим уполн[омоченным] арестованы пом[ощник] начальника сапожковской дивизии И.Г. Шмидт, командированный в Саратов, и Елатов Пётр, командированный ни ст. Урбах для встречи груза, следуемого из Саратова на адрес указанной дивизии. По имеющимся у нас сведениям, из докладов посланного уполномоченного, особый отдел Трудармии 2-й, находящийся в Новоузенске, состоит исключительно из друзей Сапожкова. Заведующий особым отделом Трудармии 2-й Нифанов предписывает вину Советской власти, оправдывает Сапожкова, называя его идейным анархистом. Сведения эти подтверждены председателем Новоузенского ревкома т. Акимовичем. Губчека и губисполкомом зав. особым отделом Нифанов, пред[седатель] исполкома Тышков отзываются в Саратов. Также послана надежная рота усиления гарнизона и рота в район Литерки. Поручено срочно уполномоченному арестовать всех правых эсеров и анархистов, меньшевиков, быв. видных партизан и заложников из буржуазии и направить в губчека.

По имеющимся у нас сведениям, Сапожков пользуется большой популярностью среди своих красноармейцев и среди крестьян Новоузенского уезда.

Сапожков стремится взять Уральск и пробраться в киргизские степи, где скрывается много дезертиров, соединиться с ними и пробраться в Новоузенск.

При сём прилагаются три копии воззваний, распространяющихся среди населения агентами Сапожкова. Также прилагается выписка из информац[ионного] материала особотдела Сар[атовской] губ. ЧК о 2-й Туркестанской дивизии…

Предсаргубчека [подпись отсутствует]

Завед. секрет. операт. отделом Ермилов

Секретарь комиссии [подпись неразборчива]

ЦА ФСБ РФ. Ф. 1. Оп. 4. Д. 222. Л. 73-73об, 74. Подлинник.

Опубликовано: Советская деревня глазами ВЧК—ОГПУ—НКВД. 1918—1932/Т. 1. С. 281—282.

 

Из оперативно-разведывательной сводки № 190 Штаба войск ВОХР за 20 июля 1920 г. о ходе подавления мятежа Сапожкова

20 июля 1920 г.

…Приволжский сектор

Бузулукский район. Отмечается продвижение повстанцев Сапожкова на юг, где им заняты села Кутум, Андреевка и Гаршино — 70 вер[ст] южн[ее] Бузулука; предполагается возможность перехода 7-го и 8-го полков в Кутуме на сторону Сапожкова. За время восстания Сапожков организовал отряд силой 2000 сабель, 4 орудия, 8 пулемётов.

Отходя на юг, Сапожков намерен направить один полк на Уральск, другой на Пугачёв. Для преграждения Сапожкову пути на Пугачёв и Уральск созданы укреплённые пункты в с. Скобелево и Пугачёве. Командующим Уральским районом назначен комендант Уральского укр[еплённого] района т. Кривошеин, командующим Пугачёвским районом — Самарский губвоен т. Ульянов. В район Б[ольшая] Глушица выслан 4-й кавалерийский эскадрон.

Начальник штаба Афанасьев.

РГВА. Ф. 5. Оп. 1. Д. 170. Л. 91. Подлинник.

 

Записка по прямому проводу Л.Д. Троцкого командующему войсками Заволжского военного округа К.А. Авксентьевскому о ликвидации мятежа Сапожкова.

№ 719

28 июля 1920 г.

Мятеж Сапожкова должен быть ликвидирован как можно скорее. Виновники сверху донизу должны быть беспощадно покараны. В подведомственном Вам районе возможны широкие кулацкие восстания. Предупредить их можно только дав незабываемый урок всем элементам, которые прямо или косвенно поддержали мятеж Сапожкова. Кара должна быть распространена не только на командный состав, но и на солдат. Если считаете полезным, выезжайте сами в район ликвидации мятежа. Полезно распространение воззваний самолётами в районе восстания. В этих воззваниях Вы могли бы сказать, что Bами получен приказ расстреливать всякого повстанца, захваченного с оружием в руках. Смягчение участи ожидает только добровольно сдавшихся с оружием.

Предреввоенсовет Троцкий

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 109. Д. 117. Л. 4. Копия.

 

Доклад уполномоченного РВС 2-й армии Марголина члену РВС армии Уайдлеру об организации политработы в связи с восстанием Сапожкова

г. Саратов

31 июля 1920г.

Поездка в Новоузенск

15 июля я, согласно приказу Реввоенсовета, выбыл в г. Новоузенск для организации политработы в связи с восстанием Сапожкова. С собой я забрал из политотдела 5 товарищей инструкторов. В Новоузенск также со мной выехал и уполномоченный губкома т. Палагин. В Новоузенске мною были информированы о выступлении Петров - председатель уисполкома, т. Иванов — начдорполитотдела. На совместном совещании было решено, во-первых, усилить политработу в гарнизоне, во-вторых, предложить волисполкомам и волвоенкомам усилить в пределах своих волостей надзор за прибывающими элементами, задерживать всех подозрительных и тех, кто имеет удостоверения частей 2-й Туркестанской дивизии, прислушиваться ко всем настроениям и слухам в населении и обо всем немедленно сообщать в Новоузенск. Для руководства всей этой работой были выделены 13 человек партответственных т[оварищей], которые были размещены в следующие пункты: Митринское, Корсаковка, Головищенское, Натальино, Ершово, Дергачи, Чалыкма, Семиглавый Мар, Орлов Гай, Малый Узень. Дав товарищам инструкции, обязав их немедленно отбыть на место назначения, я, согласно приказа, выбыл в Пугачёв. О новоузенских организациях могу сообщить очень мало, ибо несколько часов моего пребывания там не дают мне права вывести окончательное мнение. Укажу лишь, что т. Петров — председатель уисполкома, Пономарев — руководитель политбюро — заслуживают внимания.

Пребывание в Пугачёве

В Пугачёве я нашел уполномоченного округа и губкома т. Ульянова, которым был организован в Пугачёве штаб войск Пугачёвского района. Он является общим и главным руководителем работы штаба войск, является начальником агитбюро, т.е. руководителем политработы. Вступив в тесный контакт с местным уездвоенкомом, я приступил к своей работе, которая мне представлялась в следующем виде: 1) работа в частях; 2) работа среди населения; 3) работа по разложению противника.

В Пугачёве к этому времени находились следующие воинские части: 1 батальон особого назначения — часть вполне дисциплинированная и в политическом отношении вполне надежная; тер[риториальный] полк, караульная рота - не вполне заслуживающая доверия. В этих частях был проверен их наличный состав коммунистов и политруков, было устроено несколько митингов, собеседований на тему о сапожковском выступлении. При отправке на фронт батальона особого назначения туда были посланы 4 товарища коммуниста. В связи с назначением на фронт против Сапожкова Немецкого полка, мною были отправлены в Балаково 2 товарища, кои должны были прибыть с частями в Пугачёв и по дороге ознакомиться с настроением и физиономией частей. В этом отношении т[оварищи] встретили большие трудности: незнание немецкого языка — приходилось лишь основываться на указании парткомсостава, комиссара и политруков. В политическом отношении части вполне благонадежны, в военном отношении пехота хорошо обучена и дисциплинирована, 1-й эскадрон слаб, 2-й — удовлетворителен.

После отправки т[оварищей] на фронт связь с товарищами не удавалось наладить первое время. В Пугачёве в связи с событиями было приступлено к формированию коммунистического батальона из коммунистов города и уезда, и караульной части в 300 человек, куда была брошена группа товарищей.

Для ознакомления населения со всеми событиями были выпущены 2 воззвания, в которых расшифровывались лозунги, которыми Сапожков прикрывает своё выступление.

Всем ячейкам, волисполкомам, исполкомам было предложено выловить всех подозрительных, быть начеку, выделив и организовав «десятки» для обороны, сохранять порядок, не поддаваться панике и держать на учёте настроение населения. В волости, соприкосновенные с расположением неприятеля, как-то: Бол[ьшую] Глушицу, Грачёвый Куст, Солянка, Нижняя Покровка, Кузябаево и Смоленка были посланы по нескольку т[оварищей] с определенными инструкциями. В самом городе Пугачёве были устроены 2 собрания — коммунистической организации, другое всех рабочих по вопросу о сапожковщине.

Для разложения противника было выдвинуто предложение послать делегацию от уезда и организаций к сапожковским частям с целью склонить их миром уладить конфликт. Это предложение было поддержано и Т.И. Ульяновым, уполномоченным ВЦИК, но было отклонено П. Ульяновым, который считал, что против сапожковщины необходимо применять только оружие и силу. Но все сошлись тогда на необходимости издания воззвания к красноармейцам 2-й Туркдивизии, в котором указывалась бы вся их преступность, гибельность этой авантюры, что и было сделано.

Настроение крестьян

Из поступивших донесений с мест уполномоченных, от опроса товарищей, прибывающих из глубины уезда, удалось выяснить как общее явление — отрицательное отношение к этому выступлению.

Замечается, с одной стороны, определенное недоумение по поводу выступления, крестьяне не понимают причин сапожковского выступления и его целей, а с другой стороны подавленное, ибо какие бы цели Сапожков не ставил, а мобилизация подвод, мобилизация людей нарушает мирный ход их жизни, отрывает их от страдной работы. Подавленность крестьянства ещё усиливается полным неурожаем.

Таково же настроение было у жителей и самого Пугачёва.

Сапожковские части

О состоянии сапожковских частей т[оварищи], бежавшие из его плена, также информацией выяснено следующее.

Бежавший член ячейки 7-го полка рассказывает: при получении приказа от Сапожкова идти на Бузулук части не знали, для какой цели они идут. Неслись лишь в их среде слухи, что идут усмирять часть, не желавшую ехать на фронт. Также бежавший из плена указывает на то, что в последнее время в связи с предстоящей отправкой на фронт появилась в среде красноармейских частей дисциплина и рост сознательности.

Тов. Агафонов, член уездисполкома, и уполномоченный Б. Черниговского района т. Акимов попали в плен к Сапожкову. Там встретили определённо дезорганизованные банды, которые не ведали, что они делают, не подчинялись никакому начальству. Им удалось выяснить, что у Сапожкова имеются кавалерийские части, пехота, передвигаются на мобилизованных 600 подводах. Со стороны красноармейцев слышались выкрики против продработников «Яичники, масленники!», но не слышно было ни одного антисоветского лозунга.

Тов. Агафонов рассказывает, что дорогой во время следования в стан Сапожкова ему пришлось разговаривать с провожатыми, кои признавались, что не понимают, что они творят. Дезертирство в его рядах достигает ужасных размеров, наряду с этим необходимо отметить приток в его ряды многих дезертиров из пределов Пугачёвского, Бузулукского и Новоузенского уездов, из коих Сапожков создал особую часть. Необходимо отметить существование у него особой «чёрной сотни» — части, составленной из киргизов-татар.

Для характеристики жизни и настроения сапожковского командования необходимо подчеркнуть, как показательные, два факта: первое — взятие в плен пьяным помощника Сапожкова Зубарева, письмо члена его реввоенсовета Будыгина к некоему милиционеру Алфарову, в котором он пересыпает свои слова самыми отборными ругательствами, предлагает Алфарову взять Пугачёв.

Сапожков и его лозунги

О лозунгах Сапожкова можно судить, с одной стороны, по его воззваниям, с другой стороны — по действиям его частей. Из попавших в плен и созданных им декретов и выданных им документов видно, что Сапожков называет свою армию «Армией правды». В воззвании он призывает население сохранять спокойствие и порядок, заканчивает лозунгами: «Да здравствует III Коммунистический Интернационал!», «Да здравствует Рабоче-Крестьянская власть!», «Долой золотопогонников, лжекоммунистов, продовольственников!»

Осуществляются эти лозунги в жизни весьма просто — избивают и арестовывают коммунистов, членов совета и продовольственников. Правда, были случаи, как, например, в Б. Черниговке, когда приехавший разъезд Сапожкова отнесся к оставшемуся члену совета весьма доброжелательно. Сапожков в беседе с Агафоновым так объяснил своё выступление: лишь устроить вооружённый протест против залезших в наши высшие органы золотопогонников и лжекоммунистов. На вопрос т. Агафонова: «Как отразится эта авантюра на положении фронта?», - Будыгин дал пространное объяснение: «Фронт с нами, Саратов, Самара уже в их руках, и даже пол-Москвы на их стороне».

Оценке сапожковщины

Сапожковщина сама по себе представляет собой явление анархическое, следствие определенного разложения и темноты в массах. Это глухой протест собственнических, не вполне сознательных чувств и настроений, поэтому с сапожковщиной нужно бороться не широкими военными операциями, а несколькими решительными ударами. Партизану Сапожкову необходимо противопоставить партизана же.

Марголин

ЦГАСО. Ф. P-521. Оп. Т: Д. 567. Л. 1—2. Заверенная копия.

 

Телеграмма В.И. Ленина Уральскому ревкому, президиуму Саратовского губисполкома, командующему войсками Заволжского военного округа К.А. Авксентьевскому, Уральскому и Саратовскому губкомам РКП(б) о мерах по ликвидации восстания Сапожкова

№ 220/ш

2 августа 1920 г.

По прямому проводу

Уральск, ревкому Уральской области, президиуму исполкома Саратова Копия — Авксентьевскому, копия — Уральск, губкомпарт; Саратов, губкомпарт.

Бывшим начдивом 2-й Туркдивизии Сапожковым поднято восстание в Бузулукском районе. Сапожкову удалось привлечь на свою сторону некоторые красноармейские части и часть кулацкого населения, и в настоящее время стремится пробиться на Новоузенск, и далее, вероятно, к низовьям р[ек] Волги и Урала. Целью облегчить борьбу с Сапожковым и воспрепятствовать его успешному бегству предлагаю: 1) обязать все ревкомы и исполкомы оставаться на местах до последней возможности, энергично ведя агитацию против изменника и всячески препятствуя его агитации среди населения; 2) направить в распоряжение Авксентьевского ряд серьёзных работников; 3) установить самую тесную связь между подчинёнными вам ревкомами и исполкомами и воинскими отрядами, обеспечив согласованность действий, принять меры [по] охранению технической связи; 4) вести самое тщательное наблюдение за движением отрядов Сапожкова, используя местных жителей, сообщая результаты наблюдения ближайшим войсковым начальникам; 5) пресекать в корне всякое проявление сочувствия и тем более содействия местного населения Сапожкову, используя всю полноту революционной власти; в тех случаях, где содействие имело место, потребовать выдачу виновных главарей, от селений, лежащих на пути следования отрядов Сапожкова, брать заложников, дабы предупредить возможность содействия.

Настоящее распоряжение требует самого срочного и энергичного выполнения под личной ответственностью всех исполнителей.

Предсотрудобороны Ленин

Передать через штаб Заволжского округа, возложив ответственность на комиссара штаба.

Зампредреввоенсовресп Склянский.

Зашифрована в Секретариате зампредреввоенсовета Республики 2 августа

Передана 2 августа 1920 г.

20 Час. 10 мин.

Принял; комиссар штаба Попов

РГАСПИ. Ф. 2, Оп. 1, Д. 14890. Л. 1—2. Заверенная копия. Опубликовано: Ленин В.И. Поли. собр. соч. т 51 С. 347—348.

 

Телеграмма Саратовского губисполкома и губкома РКП (б) В.И. Ленину о принятых мерах по ликвидации восстания Сапожкова

№ 9585

г. Саратов

5 августа /9201.

19 час. 11 мин.

В ответ на Ваш № 220/ш2 губком ЦК РКП и губисполком сообщает командарм Авксентьевский уверяет3, [что] ликвидация сапожнической3 авантюры идёт к концу. Со стороны нас приняты меры: 1) в Новоузенске образован ревком, брошено 20 ответственных партийных советских работников во главе [с] членом президиума губкома; 3)4 Чека даны директивы и работники.

Товарищ предгубисполкома Рейтштейн

Секретарь губкома Токин

Резолюция зампредреввоенсовресп т. Склянского:

«Послать копию этого номера в СНКомиссаров к сведению. 6 августа Ск[лянский]».

РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 14890. Л. 2. Расшифрованный экземпляр.

1Телеграмма была переслана В.И. Ленину из РВСР (см. резолюцию Э.М. Склянского).

2 См. предыдущий документ.

3 Так в тексте.

4 Пункт 2 пропущен в тексте документа.

 

Сводка особого отдела 2-й Трудовой армии о положении в Новоузенске и уезде в связи с восстанием А.В. Сапожкова

г. Новоузенск

Не ранее 17 августа 1920 г.1

Секретно

16 августа Новоузенск ожидал Сапожкова. Из Алгая получены сведения, что Алгаевская ячейка обсудила вопрос о посылке делегатов к Сапожкову с целью выяснить, что он добивается, и в зависимости от его лозунгов поддержать его или коммунистов. Ячейка механической мастерской Алгай-Эмба на заседании (последний протокол) указывает на недопустимое отношение спецов к производству, к рабочим, требует поставить комиссара во главе производства. Рабочие используются не по специальности. Преступление конкретно не указывают, но сильно возмущаются, требуют прислать комиссию по производству. В это тяжёлое время все силы отвлечены на сапожковский фронт, могло это2 отразиться на деле, но политическая работа абсолютно не ведется никакой даже в г. Новоузенске, не говоря о беспартийных2.

Коммунисты задумываются и определяют своё положение так, чтобы в случае прихода Сапожкова оправдаться. На почве халатности друг друга подозревают. На мои несколько предложений вести политическую работу, послать в Алгай дли этого хорошего работника, мер не принято. Надо арестовать поддерживающих Сапожкова, но надо нести политработу. Завлечь многих колеблющихся на свою сторону, ревкомами меры не принимаются. Политотдел Трударм-2, дорполит2 у Алгай-Эмбы ничем не помогает, сильная оторванность. Причем Сапожковым посланы [в] Новоузенский и Пугачёвский уезды агитаторы с удостоверениями 25-й дивизии. Среди наших частей и Коммунистического батальона Новоуэенска дисциплина плохая: в заставах спят, [в] декретах спят, курят, громко разговаривают, обнаруживают себя. По показанию пленных и разведки, Сапожков стал коммунистов [из] комсостава расстреливать. Расстрелял взятых в плен 15 августа из отряда особого назначения Алгаевского гарнизона следующих товарищей: 1) Гаранин, начальник отряда; 2) Рахматуллин, помощник; 3) Логачёв из комроты; 4) Брюховецкий; 5) Фнухин; 6) Сихмара; 7) Федотов.

17 августа Сапожков стремился взять г. Новоузенск, за что обещал своим солдатам по 50000 рублей. Налицо 250 всадников, 160 взяты в плен из Татарского полка и от немцев Поволжья, 3 орудия, 6 пулемётов, 148 снарядов. Настроение - биться до последней капли крови. Последний бой Сапожков оставил 40 пленных, перебежавших к нам, много убитых й раненых. Последних Сапожков подобрал. Крестьяне с. Петропавловки его встречают с торжеством и с приветом, подводы выставили сами.

Врид начособотдела Матюшин

ЦГАСО. Ф. P-521. Оп. 1. Д. 567. Л. 26. Заверенная копия.

1 Датируется по содержанию документа.

2 Так в тексте.

 

Оперативная сводка штаба Заволжского военного округа о ходе подавления Сапожковского восстания

№ 01821/оп

29 августа 1920 г.

Сапожковское восстание. Сводным конным отрядом, преследующим противника, сапожковцы были настигнуты 25 августа около 20 часов у аула Альтик (50 вёр[ст] юго-зап[аднее] Александрова Гая (на карте нет), где противник вступил [в] бой. Под прикрытием артогня противник два раза переходил в контратаку, оказывая упорное сопротивление нашим частям. В результате боя нами взят один пулемёт; потеряв 6 человек убитыми и несколько ранеными, противник отошел [в] юго-западном направлении на Кара-Жара; преследование продолжается. Наши потери — 4 раненых. Для оказания должного отпора, и чтобы разбить противника до подхода его [в] Ханскую Ставку, Царицынскому губвоенкому приказано сформировать отряд из трёх родов войск, который уже направляется навстречу противнику. 27 сего августа разъездами, высланными киргизским военкомом из Ханской Ставки для выяснения движения противника, замечено присутствие отряда неизвестной численности [в] Районе Кара-Жара—Таловка. Сведения проверяются. Отдано распоряжение мобилизовать весь гарнизон Ханской Ставки для задержания противника до подхода Царицынского отряда.

Врид начоперупрокр Заволжского

Военком

РГВА Ф. 5. Оп. 1. Д. 67. Л. 199. Заверенная копия.

 

Свидетельство бывшего помощника начальника штаба

2-й Туркестанской дивизии С. Хорошилова1 о мятеже Сапожкова

7 августа 1920 г.

Сапожковщина

Сапожкова я до поступления во 2-ю Туркестанскую кавалерийскую дивизию не знал лично. Познакомился с ним в последних числах апреля c.г., когда был представлен ему как адъютант комбрига-1 Зубрева (личного друга Сапожкова), благодаря которому я и попал в дивизию по его усиленным просьбам, чуть ли не с декабря прошлого года, как опытного начальника штаба и оператора. По слухам, а потом я и сам убедился, у Сапожкова с первых же дней шли крупные нелады с подивом дивизии, которые особенно сильно обострились во время стоянки дивизии в Пугачёвском уезде, когда в г. Пугачёв приезжал ревтрибунал Заволжского военного округа, поарестовавший много лиц из комсостава за драки и пьянство, которые, кстати, благодаря общему кумовству, карались не особенно строго. Комбриг Зубрев, со слов Сапожкова, объяснил эти нелады с политическими работниками дивизии тем, что «пришлют молокососов, соскочивших со школьной партийной скамьи с правом учить других, контролировать и арестовывать… А где же они были, когда в [19]18 г. мы выходили с голыми руками против буржуазии, когда, окруженные со всех сторон, мы боролись против [в] тысячи раз сильнейшего врага: когда же коснется дела идти в бой и умирать, эти «узколобые псы» разбегутся кто куда, и останутся класть головы все те же Сапожковы и Зубревы». Вот одно из выражений Зубрева. Намека и разговора на восстание никогда не было. Все ограничивалось лишь разговорами. Мнение большей части комсостава и красноармейцев было на стороне Сапожкова и Зубрева, так как большая часть дивизии была с ними ещё с начала 1918 г. на Уральском и Южных фронтах.

10 июня дивизия была переброшена в Бузулукский уезд, где должна была довооружиться и идти на Польский фронт взамен первоначальной цели формирования — идти в Туркестан. Настроение было повышенное. Все рвались в бой на Польском фронте, о чем говорили резолюции красноармейцев и комсостава. В начале июля появилось известие, что Сапожкова и Зубрева сменяют, взамен их дают каких-то бывших полковников, которых никто не знал. Стало известно, что решено оздоровить весь комсостав дивизии последовательной сменой и назначением новых людей. В дивизии народ, сжившийся со своими командирами в боях, невзгодах двухлетней гражданской войны, такими же мужиками, как и они, но кровью доказавшими свою преданность Республике и трудящимся, заволновался. Носились слухи, что всех новоузенцев по прибытии на фронт разгоняют по другим частям, комсостав снимут с должности. Сапожков в то время усиленно пьянствовал, и, мне кажется, под давлением алкоголя и решился на свою авантюру. Он стал потихоньку объезжать полки, говорил как бы в подтверждение всех нелепых слухов, винил во всем политработников вообще, изменивших политику [19]18 г., и политработников дивизии в частности. Было, кажется, несколько тайных собраний комсостава, на которых я не присутствовал, так как находился на гауптвахте. На этих собраниях были вынесены резолюции: «Да здравствуют борцы [19]18 года!», «Долой спецов!», и было решено оказать вооружённый протест, но крови не проливать.

14 июля полки были двинуты на Бузулук, но точную цель их наступления не знаю. Местным начгарнизона была устроена защита города, причем в цепь были введены запасной стрелковый полк, караульные роты, находившиеся в Бузулуке военнослужащие и два орудия; когда к цепи подъехали парламентёры от Сапожкова, то по ним была открыта стрельба, после чего полки бросились в атаку, и город был захвачен. Раненых и убитых с обеих сторон было человек по пяти. Бузулукский гарнизон был немедленно разоружен. Дезертиры, находившиеся в бараках, как раз около цепи, разбежались, уголовные преступники из тюрьмы выпущены не были, и был отдан приказ, чтобы все учреждения работали так, как они работали раньше, и все, кто не явится на работу, будут считаться контрреволюционерами. По занятии Бузу лука Сапожков хотел переговорить с командующим Заволжским военным округом т. Авксентьевским, но к вечеру вместе с Зубревым напился пьяным, и когда комвойск просил его к аппарату, он ответил, что говорить уже поздно, и к аппарату не подошёл. В этот же день, по занятии города, Сапожковым был назначен начальником гарнизона некто Серов, бывший командир, кажется, 450-го или 440-го стрелкового полка, который находился на службе при отделе снабжения дивизии. Этот же Серов был назначен командиром зап[асного] полка стрелкового, находившегося в Бузулуке. На следующий день Сапожков приказал Серову формировать стрелковый полк боевой из имеющихся людей в запасном полку, а другому, некоему Белову, — откуда он и чем2 раньше был, не знаю, — 2-й стрелковый полк из всех добровольцев, откуда бы они не были. В тот же день были высланы заставы на ст[анции] Елшанка и Погромная.

Первые два дня население ни во что не посвящали, т.е. что случилось и почему. Все ходили в недоумении, даже и большинство солдат. На третий день были устроены митинги в городе, на которых выступали присоединившиеся к Сапожкову: военком 49-го (2-го кав[алерийского]) полка Далматов, Серов, новый начгарнизона, начальник отделения особого отдела Мысляков, следователь особого отдела Дворецкий, причем в это время были выброшены лозунги: «Долой примазавшуюся к Советской власти белогвардейщину!», «Долой диктатуру коммунистической партии!» Требовалось немедленного отстранения от должностей и предания суду всех «замаскировавшихся во вред народу» и т.п. В этот же день бывший комбриг 25-й стрелковой дивизии Плясунков с 32 человеками комсостава, следовавший в Туркестан, предложил Сапожкову сформировать дивизию стрелковую в Пугачёвском уезде и поднять восстание. Ему был отпущен аванс три миллиона рублей, грузовой автомобиль, два пулемёта и около 150 винтовок с патронами и дано было еще человек 25—30 из служивших в 25-й дивизии с Плясунковым, после чего Плясунков со своей компанией уехал. Между тем выяснилось, что сформировать стрелковые полки не удалось, а также не удержать г. Бузулука в своих руках. Все пехотные отрядики, которые наспех вооружились и отправились против правительственных войск, были только до первой стычки, после чего сдавались или разбегались, да и со стороны кавчастей появились отдельные случаи перебежек и дезертирства куда попало. Сапожков и Зубрев продолжали пьянствовать, причем Сапожков напивался к вечеру, а Зубрев круглые сутки был без сознания, в каком виде и попал в плен под дер. Колтубановки отряду Штильмана.

С первых дней восстания дивизия была переименована в дивизию или Армию «Правды». Получилось у всех такое явление, что никто не знал, что делать, и даже не понимал, что получилось из этого восстания. На третий день, т.е. 16 июля, сапожковские отряды на станциях Колтубановке, Елшанке н Погромная были сбиты, и к вечеру все восставшие войска покинули город и отошли в с. Новую Александровку, что в 6 верстах от города. Во время наступления на Бузулук в вагоне поезда в Оренбург были захвачены 300 миллионов рублей, направлявшиеся в Оренбургский ревсовет или ревком. Кроме того, был взят один вагон консерв[ов]. Во время отступления отдел снабжения оставил половину своих складов, т.к. увезти не представлялось возможным. За эти дни особых переформирований и назначений не было, так как хаос был полнейший. По оставлении Бузулука, из Новой Александровки решено было отходить через Липовку, Гришкино на Уральский тракт, причём обозы 2-го разряда были в день восстания отправлены через Н. Александровку, Лобазы и Скворцовку. Вечером 16-го обозы 1-го разряда, 8-й казачий полк и пехота, собранная в один полк, человек 400 -500, начали отступать на Гришкино, а кавалерией с пехотой с боем занять Бузулук. В эту же ночь комбриг-1 Мысляков сбежал в Бузулук. Когда я приехал в Новую Александровку, меня встретили в пьяном виде комполка-8 (он же 50-й кав[алерийский]) Усов, комполка стрелкового Серов, б[ывший] военком Далматов, вновь назначенный Сапожковым комбригом стрелковой, которая ещё не существовала, Воробьев, которые кричали, что сейчас идём наступать на Бузулук, так приказал Сапожков! С большим трудом мне удалось выяснить им, что наступать бесполезно, т.к., хотя занять город была возможность, будут только напрасные жертвы, и удержать его не будет сил. После этого немедленно начали отступление к обозам; 7-й полк кавал[ерийский] (49-й) в это время с вечера 16 июля находился на ст. Колтубановки, где сражался с отрядом Meтильмана. Между прочим, в этот день выяснилось, что со стороны Бузулука вышел отряд с тремя орудиями, которого цель — обойти нас справа и захватить обозы. Обозы 2-го разр[яда] были немедленно сдвинуты в Гришкино, и навстречу отходящему отряду был выслан один эскадрон. Здесь, в Гришкино, вся пехота окончательно была слита в один полк, разбита на роты, взводы, кроме того, здесь же образовался Революционный Совет Армии «Правды», в который вошли: военком-7 (49-го) полка Далматов, военком отдела снабжения Карякин, б[ывший] инструктор поручений при начдиве Будыкин и сам Сапожков. Ревсовет разбивался на отделы: отдел формирования, агитационный, разведки, конского запаса и т.п. Это было единственное учреждение, которое, хота немного, но работало. Штаб армии (он же и дивизион) продолжал только числится штабом, организовывать и формировать его не было желания, так как ясно чувствовалось, что вся эта история ненадолго. Главные надежды Сапожкова были на падение Уральска, где он смог бы иметь опорную базу и собраться с силами, на Уральское казачество и на восстание в Пугачёвском уезде, которое должен был поднять там Плясунков. В Уральске Сапожков надеялся на члена укрепрайона Почиталина, которому он посылал два письма и который якобы был одних с ним взглядов и обещал поддержать его. Между тем правительственные войска напирали со всех сторон. Сапожков решил со 100 кавалеристами и обозом отходить на Шипово—Семиглавый Мар, а остальную часть людей, т.е. казачий полк и пехоту бросил на Уральск, но из всего ничего не получилось, и Сапожков отступает под напором безо всякой цели.

Отношение населения тех сёл, где проходили сапожковские войска и где делались митинги, поражало своей осторожностью и молчаливостью. Сами крестьяне в откровенных разговорах говорили, что «вот вы сегодня уйдете, а нам отплачиваться за вас», но, несмотря на это, все сёла выносили резолюции: мобилизовать на помощь Сапожкову от 18 до 45 лет, но желающих присоединиться нечем было вооружить, да и вообще-то запас патронов в армии Сапожкова был всего 9000 шт[ук], кроме розданных на руки, запас снарядов был ещё, пожалуй, меньше. Ревсоветом усиленно велась агитация, рассылались воззвания, которые крестьяне, сами переписывая, передавали из села в село. Рассылались агенты для разведок, но большинство их, как мне известно, рвало воззвания и разбегалось по домам. Вообще всю работу ревсовета полностью не знаю, т.к. там сидели люди, близкие исключительно одному Сапожкову, все — жители г. Новоузенска. Мне, например, начальнику штаба, ревсоветом официальной бумажкой было предложено: «Ни в коем случае не опрашивать перебежчиков, агентов и пр[очих], а также не посылать самостоятельно, т.к. ревсовет взял это все на себя», но, между прочим, за все время разведывательная сводка давалась только одному Сапожкову. Забираемые пленные и арестованные возились на повозках, причем, по желанию некоторым давалось оружие, некоторые помогали в обозе, но расстрелов я лично не я не наблюдал. Вообще во всей этой истории так много странного, что, если опросить всех, что думали вы, когда начинали все это, и что думаете дальше, ответ, по-моему, будет один: «Не знаю». Вряд ли кто, кроме разве Сапожкова, отдавал себе отчёт, что делал.

Моё личное мнение о Сапожкове — это то, что он человек с больными нервами, хотя и служивший с 1917 г. Советской власти, но со взглядами правее, чем РКП, да ещё страшно раздражённый вмешательством политработников в дела, которые подчас их совсем не касались, да плюс к этому ежедневная выпивка. Мне думается, что он хотя и поднял восстание, но и сам на успех не надеялся, а так - насолить всем, а потом сбежать с несколькими верными людьми в Бухорино, что, наверное, и случится. Что же касается остального командного состава, то это все крестьяне Новоузенского уезда, ещё в начале [19]18 г. большая часть из них, сформировав из своих односельчан отрядики, выходили на борьбу с Уральским казачеством. Люди — все, безусловно, преданные рабоче-крестьянской власти, но не понявшие, что повлечет за собой их выступление.

Случаев контрреволюционной пропаганды в белогвардейском духе среди красноармейцев не наблюдалось, и я сам был свидетелем того, как один тип из населения, — не помню какого села, — за белогвардейскую пропаганду был арестован, да и сами солдаты всем заявляли: «Пусть не радуются богачи, белогвардейцы и попы: мы боремся не за них, а все за того же несчастного крестьянина, которого примазавшиеся к народу гады душат окончательно». Я нахожу, что те, от кого зависели все эти перемещения должностей, допустили огромную ошибку, что ударила по больному месту, и мне кажется, что не трогай Сапожкова, Зубрева и других, с которыми люди сжились в боях и невзгодах, Республика не потеряла бы бригаду солдат, рвущихся в бой, как один все, спаянных в одну семью сильной революционной дисциплиной, не потеряла бы миллионы, затраченные на формирование дивизии, и не видела бы тех убытков, какие принесла эта ненужная бесцельная бойня. Штаб Зав[олжского] воен[ного] окр[уга] ни разу не спросил: «Что вам надо?», а только лишь пушками захотел говорить, ну и получилось то, что можно было бы вполне избежать2. Взять, как пример, командира бригады Зубрева Фёдора Андреевича, первого помощника Сапожкова в этом восстании: это человек, который в 1907 г. отбывал 3 [года] в Киевской крепости и 1 год дисциплинарного батальона за политические убеждения; в 1917 г. с марта был выборным в комитетах, первый снял корпус — в котором он был и где состоял председателем боевой комиссии 2-го кавал[ерийского] корпуса — с позиции, не дал ему идти на Петроград во время наступления Корнилова, разогнал Земского, чуть ли не по всей Самарской губ. организовал из своих односельчан отряд в феврале 1918 г., и с того момента борется не покладая рук; его знает Центр, и ему Республика обязана многим. Он крестьянин из бедноты, и неужели он контрреволюционер, а такие, как он — были все: кто же прав и где правда?..

Евгений Хорошилов.

Саратов

7 августа 1921 г.

Тюрьма № 3 губЧК, камера № 14.

ЦДНИСО Ф. 27. Оп. 1. Д. 534. Л. 15—16. Заверенная копия.

1До начала восстания Сапожкова арестованный Хорошилов Е. занимал командную должность помощника начальника штаба дивизии по оперативной части. Перешёл добровольно из «армии» Сапожкова на сторону властей.

2Так в тексте.

 

Из двухнедельной информационной сводки Саратовской губчека за период с 1 по 15 августа 1920 г. о действиях против отрядов Сапожкова

Не ранее 15 августа 1920 г.1

…Восстания. В связи с восстанием Сапожкова от нашего уполномоченного из Новоузенска за отчётное время получили следующие сведения и сводки.

В ночь на 3 августа был бой с мятежниками в селениях Меловое и Красненское. В бою принимали участие Самарский отряд под командованием т. Келлера, отряд курсантов и 25-й Саратовский батальон ВОХР. Причём отрядом Келлера был разбит отряд Усова (мятежника). Взято 350 пленных, один автомобиль, 500 винтовок, 10 ящиков [со] снарядами, одно орудие, отбиты пленные агитаторы, за исключением члена самарского губисполкома, судьба которого неизвестна. Остальные банды в составе 150 всадников, 500-600 пехоты при одном орудии, 12 пулемётов прорвались через ст. Деркули и направлялись на с. Широкое в сторону Новоузенска, очевидно, для соединения с Сапожковым. Отряд Келлера преследует его по пятам. К вечеру этого дня прибыли отряд артиллеристов с 4 орудиями и полк пехоты. Перед отправлением был устроен митинг, на котором речи ораторов были покрыты бурными аплодисментами.

По донесении наштагруппы Новоузенской от 6 августа 1920 г. в 5 часов утра остатки мятежников группами 15—20 человек при неизвестном количестве пулемётов и двух орудиях после налёта на северную и юго-западную части Новоузенска и порчи железнодорожных сообщений на 129-й версте преследуются нашими частями в направлении Куриловка (20 верст севернее Новоуэенска).

7 августа 1920 г. по войсковой разведке было выяснено, что остатки Сапожкова около 50 всадников при неизвестном количестве пулемётов и одном орудии ушли из Дмитриевки. Из того же источника: в ночь на 7 августа в 15 верстах северо-западнее Алгая на полотне железной дороги обнаружено около 50 всадников. В 10 верстах юго-восточнее Новоузенска остатки Сапожкова испортили сообщение железной дороги (разобрано по одному звену).

8 августа 1920 г. Сапожков с 8-м полком вновь наступал на Новоузенск. Нашими войсками был разбит у хут. Мылова, а оставшиеся 150 человек с обозом с одним орудием и 8 пулемётами отправились к Уральским степям, преследуемые оренбургскими курсантами и отрядом т. Келлера. Во время боя захвачено много оружия и патронов. Один перебежчик из сапожковских банд принес знамя эскадрона 5-го кавалерийского полка.

12 августа 1920 г. — из донесений уполномоченного.

От разборки железнодорожных путей произошло крушение, разбило локомотив, два вагона, и в результате 5 чел[овеческих] жертв. Сапожков отправился на Петропавловку, где окончательно был разбит отрядом Шпильмана. Сапожков с 25 человеками в панике бежал к астраханским степям, преследуемый грузовыми автомобилями с 80 человеками. По имеющимся сведениям, родина Сапожкова приблизительно в районе от Орлова Гая до Малого Узеня, где, при полной ликвидации, можно ожидать его появление. В указанный район послан сотрудник с рекомендательным письмом от арестованного агента Сапожкова. Арестованных и доставленных в Саргубчека 9 человек, среди них имеется видный зачинщик.

Сегодня, 17 августа 1920 г., получены следующие известия: Сапожков — на окраине уезда, из его остатков и сочувствующих ему крестьян собрал банду в 300 человек. На совместном заседании президиума губисполкома с президиумом губкома решено дать в распоряжение губчека 100 коммунистов и поручить вести всю агентуру - как военную, так [и] особого отдела губчека, мы командируем члена коллегии т. Кубасова для окончательной ликвидации сапожковской авантюры и разрежения контрреволюционной атмосферы на территории Новоузенска, а также изъять из уезда всех элементов2.

Предгубчека [подпись отсутствует].

Завед. сек. Опер. отделом Филиппов.

Секретарь комиссии Казаков.

ЦА ФСБ РФ. Ф. 1. Оп. 4. Д. 222. Л. 7—7об. Подлинник.

1 Датируется по содержанию.

2 Так в тексте.

 

Из двухнедельной сводки Саратовской губчека за период с 1 по 15 сентября 1920 г. О повстанческих формированиях в губернии и гибели Сапожкова.

Не ранее 15 сентября 1920 г.1

Общее политическое состояние. Настроение населения, рабочих, крестьян таково: рабочие к политической жизни государства относятся пассивно, крестьяне некоторых уездов, а именно Балашовского, Хвалынского, Вольского, Петровского, Камышинского, благодаря плохому урожаю и разным пудовым повинностям недружелюбно относятся к Советской власти и коммунистической партии.

…Восстания. Согласно сводке Штаба ВОХР, под Новой Казанкой разбит отряд Сапожкова. Сам Сапожков убит. Остатки Сапожкова разбежались по степям.

Уполномоченным в Дергачах Новоузенского уезда в связи с сапожковским восстанием арестовано 79 человек, среди них есть важные преступники: задержан агент особых поручений при Сапожкове, у которого найдено 29 печатей разных гражданских и военных учреждений, как печать ВЦИК, конного полка красных коммунаров и других воен[ных] и гражданских учреждений.

[…]

Зам. пред. Сар[атовской] губчека Ермилов

Завед. секрет, операт. отделом [подпись неразборчива]

ЦА ФСБ РФ. Ф. 1. Оп. 4. Д. 222. Л. 16—17. Подлинник.

1Датируется по содержанию.

 

Приговор 583

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики Военный Трибунал Заволжского Военного Округа, в публичных судебных Заседаниях 7-8 августа 1920 года в составе:

Председателя – тов. Эльтмана

Членов: т.т. Сперанскаго и Гусева

при Секретаре тов. (неразборчиво),

рассмотрев дело о вооруженном контрреволюционном восстании против РСФСР 9-й Кавалерийской Дивизии в Бузулукском уезде в июле 1920 года под предводительством государственного преступника Сапожкова, поставившего себе целью захватить власть в области Заволжья, в лице следующих участников этого восстания:

1) Начальника Особого Отделения при 9-й кавалерии гр. Новоузенского уезда Маслякова Василия Никитича, 39 лет, занимавшего в армии Сапожкова должность «Председателя Революционного Военного Совета».

2) Начальника Активной Части особого отделения при той же дивизии, гр. Смоленской губернии Дворецкаго Георгия Федоровича, (неразборчиво) лет, состоявшего в «армии Сапожкова» Членом Революционного Совета.

3) Председателя Полевой Комиссии по борьбе с дезертирством при той же дивизии, гр. Мелекесской губ. Осипова Андрея Осиповича, 25 лет, состоявшего в «армии Сапожкова» Членом Революционного Совета.

4) Командира 1-й бригады той же дивизии гр. Новоузенского уезда Зубрева Федора Андреевича, 37 лет, занимавшего в «армии Сапожкова» должность «Начальника Дивизии».

5) Помощника командира 7-го полка 9-й кавдивизии, гр. Новоузенского уезда Маслякова Александра Никитича, 31 года, занимавшего у Сапожкова должность «Командира Бригады».

6) Помощника командира (неразборчиво) эскадрона, гр. Уральской области, станции Бударино Албаева Василия Фомича, 33 лет.

7) Взводного командира (неразборчиво) эскадрона, гр. Ровенской губернии Якобсона Августа Петровича, (неразборчиво) лет.

8) Взводного командира (неразборчиво) эскадрона, гр. Уральской области г. Уральск, Чернышкова Андрея Михеевича, 27 лет.

9) красноармейца-курсанта курсов Красных Командиров, гр. Саратовской губернии Хвалынского уезда Ларева Григория Алексеевича, 33 лет.

10) Командира Автомотоциклетного завода, гр. Ореховского округа, станции Усть-Илим (неразборчиво) Тимофея Гавриловича (неразборчиво) лет.

11) Старшина (неразборчиво) эскадрона Уральской области станции (неразборчиво) Колпакова Терентия Андреевича, 35 лет.

12) Красноармейца гр. Курской губ. Лазарева Павла Никитича, 22 лет.

13) Делопроизводителя хозяйственной части Штаба 9 Кавдивизии, г. Новоузенска, Остапенко Александра Мартыновича, (неразборчиво) лет.

14) Письмоводителя политотдела (неразборчиво) Кавдивизии, гр. г. Уральска Романичева Александра Яковлевича, 22 лет.

15) Заведывающего хозяйством госпиталя-приемника при 26-м Эвакогоспитале, гр. Орловской губ. Болховского уезда, Данкова Василия Ивановича, (неразборчиво) лет.

16) Командира 4-й роты запасного полка г. Бузулука, гр. Род. (неразборчиво) Георгия Николаевича, 22 лет.

17) Помощника командира 4-й роты Бузулукского запасного полка, Тамбовской губ., г. Козлова, Потапова Сергея Христофоровича, 24 лет.

18) Красноармейца, члена коллегии Бузулукской уездной комиссии по борьбе с дезертирством, гр. Бузулукского уезда, Самарской губ. Лихачёва Ильи Егоровича, 26 лет.

19) Коменданта г. Бузулука, гр-на Бузулука Удейнова Дмитрия Семеновича, 27 лет.

20) Помощника коменданта г. Бузулука, гр-на Бузулука Павлова Алексея Архиповича, (неразборчиво) лет.

21) Уполномоченного Особого отдела Самарского Губчека гр. (неразборчиво) губ. г. Ростова, Куренина (неразборчиво) Петровича, 22 лет.

22) Мотоциклиста гр. г. Пугачёва Кондарева Карпа Парфеновича, (неразборчиво) лет.

23) Шофера гр. г. Симферополя Протасова Василия Николаевича, (неразборчиво) лет.

24) Помощника шофера гр. г. Пугачёва (неразборчиво) Александра Игнатьевича, (неразборчиво) лет.

25) Шофера гр. Самарской губ. Пугачёвского уезда, (неразборчиво) Ивановича, 30 лет.

26) Помощника шофера гр. Саратовской губ. Новоузенского уезда, (неразборчиво) Василия Егоровича, (неразборчиво) лет.

27) Вестового, гр. г. Уральска Бородина Алексея Семеновича, (неразборчиво) лет.

28) Красноармейца (неразборчиво) эскадрона, гр. г. Уральска Абдрахманова (неразборчиво), 24 лет.

29) Сигналиста 8 полка гр. Уральской области Решетнова Федора Александровича, 36 лет.

30) Начальника школы верховой езды при 8-м полку гр. г. Новоузенска Холопова Петра Алексеевича, 26 лет.

31) Инструктора Бузулукского отдела Народного Образования Бугурусланского уезда Красильникова Федора Григорьевича, 42 лет.

32) Красноармейца гр. Уральской области Федосия Григория Даниловича, 24 лет.

33) Красноармейца гр. Новоузенского уезда Маслякова Федора Никитича, 18 лет.

34) Красноармейца Бузулукского запасного полка, гр. Петроградской губ. г. Луга Владимирова Семена Владимировича, 44 лет.

35) Красноармейца (неразборчиво) роты гр. Тургайской области Ручей Федора Яковлевича, 24 лет.

36) Красноармейца гр. Бузулукского уезда Самарской губ. Василевского Павла Тимофеевича, 21 года.

37) Красноармейца гр. Бузулукского уезда Самарской губ. Зимина Павла Артемьевича, 34 лет.

38) Красноармейца гр. Бузулукского уезда Самарской губ. Буханова Егора Елизаровича, 25 лет.

39) Красноармейца гр. Бузулукского уезда Самарской губ. Мордасова Ефима Григорьевича, 30 лет.

40) Красноармейца 7-го полка, гр. Новоузенского уезда Саратовской губ. Лукьянова Алексея Игнатьевича, 24 лет.

41) Красноармейца 7-го полка, гр. г. Твери Зубовича Пантелея Арсентьевича, 25 лет.

42) Красноармейца, гр. Новоузенского уезда Саратовской губ. Субботина Кирилла Алексеевича, 32 лет.

43) Красноармейца 8-го полка, гр. г. Уральска Мосеева Георгия Лаврентьевича, 24 лет.

44) Красноармейца 8-го полка, гр. Тургайской области Актюбинского уезда Бодлова Василия Андреевича, 26 лет.

45) Красноармейца гр. Уральской области г. Кустаная Корненко Дмитрия Емельяновича, 24 лет.

46) Красноармейца гр. Бузулукского уезда Самарской губ. Куликова Василия Сергеевича, 19 лет.

47) Красноармейца 3 батальона гр. Бузулукского уезда Самарской губ. Тимофеева Григория Степановича, 19 лет.

48) Красноармейца 8 полка, гр. Сыр-Дарьинской области Баранова Ивана Никоновича, 28 лет.

49) Красноармейца 8 полка, гр. Уральской области Мулюкова Ибятуллы, 21 года.

50) Красноармейца, гр. Пугачёвского уезда Медведева Гавриила Федоровича, 22 лет.

51) Заведующего аптекой 9-й дивизии, гр. Ярославской губ. г. Данилова Троицкого Александра Дмитриевича, 28 лет.

52) Взводного командира гр. Бузулукского уезда Самарской губ. Каштанова Сергея Гавриловича, 22 лет.

53) Красноармейца, гр. Бузулукского уезда села Спиридоновки Сараева Андрея Дмитриевича, 22 лет.

54) Красноармейца, гр. Бузулукского уезда села Спиридоновки Васильева Поликарпа Карповича, 21 года.

55) Красноармейца, гр. Бузулукского уезда (неразборчиво) Петра Семеновича, 25 лет.

56) Красноармейца (неразборчиво) отдельного стрелкового полка, гр. Бузулукского уезда Самарской губ. Филиппова Андрея Тимофеевича, 22 лет.

57) Красноармейца 1-го Карачского полка, гр. Бугульминского уезда Самарской губ. Бурцева Федора Никитича, 23 лет.

58) Красноармейца 3-й стрелковой бригады Эстонской дивизии, гр. Бузулукского уезда Вергизова Дмитрия Кондратьевича, 20 лет.

59) Красноармейца 416 полка стрелкового полка, гр. Бузулукского уезда Титова (неразборчиво) Фроловича, 20 лет.

60) Красноармейца 416 полка стрелкового полка, гр. Бузулукского уезда Горбунова Сергея Карповича, 22 лет.

61) Гр. Бузулукского уезда села Спиридоновки Иванова Николая Степановича, 23 лет.

62) Гр. Бузулукского уезда села Спиридоновки Веригина Федора Гавриловича, 18 лет.

63) Красноармейца гр. Бузулукского уезда села Спиридоновки Горбунова Сергея Климовича, 20 лет.

64) Красноармейца 3-го запасного Дорогобужского полка гр. Бузулукского уезда села Спиридоновки Вергизова Максима Михайловича, 20 лет.

65) Гр. Бузулукского уезда села Спиридоновки Чинаева Василия Филипповича, 18 лет.

66) Гр. Бузулукского уезда села Спиридоновки Сараева Петра Петровича, (неразборчиво) лет.

67) Красноармейца 29-го артиллерийского стрелкового полка, гр. Бузулукского уезда села Спиридоновки Горбунова Федора Никитича, 20 лет

68) Красноармейца (неразборчиво) кавалерийского полка, гр. Бузулукского уезда села Спиридоновки Кадышева Ивана Васильевича, 21 года.

69) Гр. Бузулукского уезда села Спиридоновки Старухина Дмитрия Степановича, (неразборчиво) лет.

70) Гр. той же местности Резаева Семена Ананьевича, 18 лет.

71) Красноармейца 67 полка гр. Бузулукского уезда села Спиридоновки (неразборчиво) Василия Пантелеймоновича, 26 лет.

72) Красноармейца, гр. той же местности Сараева Емельяна Ивановича, (неразборчиво) лет.

73) Красноармейца, гр. той же местности, Астафьева Семена Васильевича (неразборчиво) лет.

74) Гр. той же местности Горбунова Леонтия Максимовича, 37 лет.

75) Гр. той же местности (неразборчиво) Григория Михайловича, 26 лет.

76) Железнодорожного служащего, гр. той же местности Храмова (неразборчиво) Васильевича, (неразборчиво) лет.

77) Гр. той же местности Чинаева Сергея Ионовича, 19 лет.

78) Гр. той же местности Акранова (?) Тимофея Егоровича, 22 лет.

79) Гр. той же местности Зузина Петра Васильевича, 18 лет.

80) Красноармейца легкой батареи Туркфронта, гр. той же местности (неразборчиво) Григория Афанасьевича, 20 лет.

81) Красноармейца отдельной стрелковой роты, гр. той же местности Сараева (неразборчиво) Афанасьевича, 23 лет.

82) Красноармейца особой роты, гр. той же местности Вергизова Василия Алексеевича, 20 лет.

83) Красноармейца, гр. той же местности Русанова Якова Леонтьевича, 23 лет.

84) Красноармейца 1-го армейского транспорта, гр. той же местности, Русанова Василия Ивановича, 20 лет.

85) Красноармейца 489 полка, гр. той же местности Семёнова Виталия Пантелеевича, 24 лет.

86) Красноармейца 489 полка, гр. той же местности Горбунова Федора Трофимовича, 23 лет.

87) Гр. той же местности Иванова Василия Ефимовича, 18 лет.

88) Гр. той же местности Горбунова Семена Васильевича, 36 лет.

89) Гр. той же местности Зузина Василия Павловича, 38 лет.

90) Гр. той же местности Иванова Лаврентия Максимовича, 42 лет.

91) Гр. той же местности Дорофеева Семена Петровича, 35 лет.

92) Гр. той же местности Аксанова Петра Ивановича, 22 лет.

93) Красноармейца 3 Революционного Украинского полка, гр. той же местности Корнева Терентия Кирилловича, 20 лет.

94) Красноармейца, гр. той же местности Старухина Гаврила Георгиевича, 20 лет.

95) Железнодорожного рабочего, гр. той же местности Соколова Афанасия Андреевича, 25 лет

96) Гр. той же местности Барабащина Леонтия Ивановича, 20 лет.

97) Гр. Бузулукского уезда села (неразборчиво) Крикунова Ивана Поликарповича, 18 лет.

98) Гр. Бузулукского уезда села Спиридоновки Филиппова Егора Кузьмича, 23 лет.

99) Гр. той же местности Дубровина Семена Никифоровича, 35 лет.

100) Гр. Бузулукского уезда села Таволжанка Антонова Петра Ивановича, 26 лет.

101) Гр. Бузулукского уезда села Таволжанки Рожкова Филиппа Никоноровича, 22 лет.

102) Гр. той же местности Писарева Александра Петровича, 21 года.

103) Гр. той же местности Бобрищева Михаила Андреевича, 19 лет.

104) Гр. той же местности Бобрищева Федора Тимофеевича, 25 лет.

105) Гр. той же местности Панина Александра Трофимовича, 26 лет.

106) Гр. той же местности Кашкарцева Михаила Прокофьевича, 22 лет.

107) Гр. той же местности Хвастунова Александра Фроловича, 22 лет.

108) Гр. той же местности Скрипачева Ивана Арсентьевича, 20 лет.

109) Красноармейца 8 полка Витощнева Осипа Ульяновича, 25 лет, происходящего из Уральской области.

110) Гр. Бузулукского уезда села Таволжанки Васильева Иллариона Тихоновича, 20 лет.

111) Гр. той же местности Охрикова Алексея Яковлевича, 20 лет.

112) Гр. той же местности Рыбакова Петра Илларионовича, 24 лет.

113) Красноармейца 8 полка, гр. Пензенской губ. Саранского уезда (неразборчиво) Николая Константиновича, 28 лет.

114) Гр. той же местности Алдарова Бориса Петровича, 33 лет.

115) Гр. Бузулукского уезда села Усманка Стрелеева Василия Лукьяновича, 33 лет.

116) Гр. Бузулукского уезда села Таволжанка Антонова Ильи Сергеевича, 22 лет.

117) Гр. той же местности Антонова Степана Сергеевича, 28 лет.

118) Гр. той же местности Черникова Александра Ефремовича, 25 лет.

119) Старшего команды Пугачёвского военного комиссариата, гр. Тобольской губ. Ишимского уезда Шевелева Ивана Игнатьевича, 25 лет.

120) Гр. Бузулукского уезда села Таволжанки Власова Филиппа Ефимовича, 31 года.

121) Гр. той же местности Бочарова Василия Дементьевича, 20 лет.

122) Гр. той же местности Портнова Петра Кузьмича, 30 лет.

123) Гр. той же местности Аксиньина Егора Васильевича, 20 лет.

124) Гр. той же местности Рыбакова Степана Даниловича, 27 лет.

125) Гр. той же местности Капустина Федора Никифоровича, 23 лет.

126) Гр. той же местности Бобрищева Алексея Евстигнеевича, 20 лет.

127) Гр. той же местности Евандерова Прокофия Васильевича, 25 лет.

128) Гр. той же местности Монастырского Константина Владимировича, 23 лет.

129) Гр. той же местности Андреева Ивана Тимофеевича, 20 лет.

130) Гр. той же местности Добрынина Петра Александровича, 29 лет.

131) Гр. той же местности Бредихина Ивана Степановича, 20 лет.

132) Гр. Бузулукского уезда Мордасова Ивана Васильевича, 23 лет.

133) Военкома Кавалерийского дивизиона, Гр. Бузулукского уезда Горбачева Сергея Кузьмича, 25 лет.

134) Красноармейца отдельного Кавалерийского дивизиона, гр. Самарской губ. Бугульминского уезда Карматаева Емельяна Ивановича, 20 лет.

135) Гр. Бузулукского уезда Фролова Семена Павловича, 20 лет.

136) Военкома 704 запасного военного госпиталя (неразборчиво) Владимира Ивановича, 37 лет.

137) Гр. Бузулукского уезда Шопина Федора Савельевича, 62 лет.

138) Гр. той же местности Шопина Алексея Ильича, 36 лет.

139) Гр. той же местности Шопина Степана Кузьмича, 19 лет.

140) Гр. той же местности Шопина Гаврила Федоровича, 29 лет.

141) Гр. той же местности Гончарова Василия Семеновича, 50 лет.

142) Гр. той же местности Чемоданова Федора Сергеевича, 50 лет.

143) Сотрудника отдела снабжения 2-й Туркдивизии, гр. Новоузенского уезда Саратовской губернии Заглядова Николая Федоровича, 20 лет.

144) Быв. Председателя Контрольно-хозяйственной комиссии Отдела снабжения 9-й Кавдивизии, гр. Новоузенска Заглядова Константина Федоровича (неразборчиво) лет.

145) Гр. Новоузенского уезда с. Куриловки Скокова Ивана Трофимовича, 36 лет.

146) Гр. Бузулукского уезда села Спиридоновки Горлова Николая Михайловича, 24 лет.

147) Гр. Бузулукского уезда села Таволжанки Писарева Семена Никифоровича, 30 лет.

148) Гр. Бузулукского уезда села Таволжанки Рыбакова Федора Петровича, 24 лет.

149) Гр. Бузулукского уезда села Гостевки Мордосова Ефрема Григорьевича, 30 лет.

150) Старшего врача 8 полка, гр. г. Кинешмы Иванова Ивана Григорьевича, 30 лет.

Постановил: принимая во внимание, что виновность Аксанова Григория, Чиндяева Сергея, Аксанова Тимофея, Белгородова Тимофея, Аксанова Петра, Шевелева Ивана, Лазарева Григория, Лазарева Павла, Романичева Александра, Данкова Василия, Бондырева Карпа, Бородина Алексея, Красильникова Федора, Соколова Афанасия, Барабащина Леонтия, Крикунова Ивана, Батырщина Николая, Улинского Владимира, Зубовича Пантелея, Бодлова Василия, Баранова Ивана, Мулюкова Ибятуллы, Медведева Гаврила, Барматаева Ивана, Шопина Федора, Шопина Степана, Шопина Алексея, Шопина Гаврила, Гончарова Василия, Чемоданова Федора, Витощнева Осипа – не доказана и что перечисленные лица участия в восстании Сапожкова не принимали, постановил признать виновными:

1) Маслякова Василия Никитича в том, что, состоя членом РКП большевиков и занимая должность начальника Особого отделения, перешел на сторону восставшего против РСФСР государственного изменника Сапожкова, занял в «армии» последнего должность «Председателя Революционного Военного Совета», составлял и редактировал контрреволюционные декларации и воззвания к населению, подписывал в качестве «Председателя Революционного Военного Совета» контрреволюционные приказы и постановления, выступал на митингах, устраиваемых Сапожковым, с речами явно контрреволюционного характера и своим авторитетом политического работника и коммуниста санкционировал в глазах несознательных красноармейских масс – безумный мятеж Сапожкова.

2) Дворецкого Георгия Федоровича в том, что, состоя членом РКП большевиков и занимая должность начальника активной части Особого отделения, примкнул к вооруженному восстанию Сапожкова, занял у Сапожкова должность «члена Революционного Военного Совета», составлял для распространения контрреволюционные декларации и воззвания, выступил в г. Бузулуке, когда город был занят бандами Сапожкова, на митингах с контрреволюционными речами и своим авторитетом коммуниста и политического работника укреплял в глазах населения и красноармейцев положение Сапожкова.

3) Осипова Андрея Осиповича в том, что, состоя членом РКП большевиков и председателем Полевой Комиссии по борьбе с дезертирством, примкнул к Сапожкову, занял у него должность «члена Революционного Военного Совета», выступал на митингах в г. Бузулуке с явно контрреволюционными речами и (неразборчиво) свободной торговли.

4) Зубарева Федора Андреевича в том, что, состоя членом РКП большевиков и командиром 1-й бригады 9-й кав. дивизии из-за (неразборчиво) соображений примкнул к его мятежному выступлению против РСФСР, принимал в этом мятежном выступлении самое активное участие, занял должность «начальника дивизии» в армии «правда» Сапожкова, во главе мятежных банд захватил город Бузулук и руководил другими (неразборчиво) операциями банд Сапожкова.

5) Маслякова Александра Никитича в том, что, состоя членом РКП большевиков и помощником командира 7-го полка той же дивизии, перешел на сторону изменника Сапожкова, принял активное участие в вооруженном восстании, участвовал во взятии бандами Сапожкова г. Бузулука и занимал в «армии» Сапожкова должность «командира бригады».

6) Албаева Василия Фомича в том, что, занимая в Красной Армии должность помощника командира 2-го эскадрона, перешел на сторону Сапожкова, принимал активное участие в вооруженном выступлении и во главе одного из отрядов сапожковских банд, занял ст. Погромную.

7) Якобсона Августа Петровича в том, что он, состоя членом РКП большевиков и взводным командиром 2-го эскадрона, перешел на сторону Сапожкова и принимал участие в захвате бандами Сапожкова ст. Погромной.

8) Чернышкова Андрея Михеевича в том, что, состоя членом РКП большевиков и взводным командиром, перешел на сторону Сапожкова и принимал активное участие вместе с бандами Сапожкова в занятии дороги на Бугуруслан.

9) М(неразборчиво)ва Тимофея Гавриловича в том, что, состоя в красной армии командиром авто-мотоциклетного взвода, в нарушение своего долга перед РСФСР, разрешил своей команде присоединиться к мятежным бандам Сапожкова и передал в распоряжение Сапожкова вверенные ему автомобиль мотоциклеты.

10) Колпакова Терентия Андреевича в том, что, состоя в красной армии на должности старшины 3-го эскадрона, перешел на сторону Сапожкова и принимал участие в занятии бандами Сапожкова станции Погромной.

11) Остапенко Александра Мартыновича в том, что, состоя членом РКП большевиков и делопроизводителем хоз. части штаба дивизии, перешел на сторону Сапожкова, где получил должность казначея, и по приказу Сапожкова распределял между сотрудниками Сапожкова деньги, захваченные бандами (неразборчиво) на ст. Погромной, каковые деньги были собственностью РСФСР и предназначались для нужд Туркестанского фронта, но согласился служить у Сапожкова под угрозами.

12) (неразборчиво)рчука Георгия Николаевича в том, что, состоя членом РКП (б) и командиром 4-й роты Бузулукского запасного полка, перешел на сторону Сапожкова, приняв от него назначение – в цепь и распоряжение участника мятежа (неразборчиво).

13) Потапова Сергея Христофоровича в том, что, состоя помощником командира (неразборчиво) роты Бузулукского запасного полка, перешел на сторону мятежника Сапожкова, где получил должность командира взвода и принимал участие в операциях на стороне Сапожковских войск против красной армии.

14) Лихачова Ильи Григорьевича в том, что в бытность в городе Бузулуке Сапожковских банд выступал на (неразборчиво) по приказу Сапожкова с погромной, контрреволюционной речью.

15) Удейнова Дмитрия Семеновича в том, что, состоя членом РКП (б) и комендантом города Бузулука, при наступлении Сапожковских войск бежал из г. Бузулука, не приняв никаких мер к обороне города, бросив на произвол судьбы канцелярию и имущество комендатуры.

16) Павлова Алексея Архиповича в том, что, состоя членом РКП большевиков и помощником коменданта города Бузулука, при приближении и наступлении Сапожковских банд на г. Бузулук никакого участия в обороне и защите города не принял и бежал совместно с комендантом Удейновым.

17) Буренина Ивана Петровича в том, что, состоя членом РКП большевиков и уполномоченным Самарской губчека по Бузулукскому уезду, при наступлении Сапожковских банд бежал из г. Бузулука, озаботившись, однако, своевременной эвакуацией из города вверенных ему по службе дел и переписок.

18) Протасова Василия Николаевича в том, что, состоя шофером в красной армии, под угрозой расстрела Сапожковым перешел на сторону его и служил у него шофером.

19) (неразборчиво) в том, что служили шоферами в бандах Сапожкова.

20) Холопова Петра в том, что, состоя начальником школы 8 полка, не сознательно примкнул к мятежу Сапожкова, участвовал в предварительных контрреволюционных совещаниях командного состава, где разрабатывал (неразборчиво) восстания, во время самого восстания арестовал оставшегося (неразборчиво) РСФСР комиссара бригады и издевался над захваченными в плен Сапожковым коммунистами.

21) Маслякова Федора в том, что по своей молодости, неопытности и под давлением и влиянием своих братьев Василия и Александра Масляковых перешел на сторону Сапожкова и участвовал в захвате г. Бузулука.

22) Троицкого Александра в том, что, состоя заведующим аптекой 9-й кав. дивизии, перешел на сторону Сапожкова с аптекой и денежными суммами и затем бежал от Сапожкова, оставив в его распоряжении аптеку, денежные суммы и канцелярию.

23) Иванова Ивана в том, что, будучи назначен старшим врачом 8 полка, приехав на место своей службы (неразборчиво) июля, перешел к Сапожкову в его «армию», где занял должность начальника санчасти 1-й кав. дивизии, но при первом представившемся случае бежал от Сапожкова вместе с медикаментами и медицинским имуществом, которое сдал отряду Шпильмана.

24) Баштакова Сергея в том, что состоял в «армии» Сапожкова помощником командира батальона и в селе Спиридоновке сорганизовал в помощь Сапожкову роту из дезертиров, устроив предварительно в селе Спиридоновке контрреволюционное собрание с призывом вступить в «армию» Сапожкова, причем организованная Баштаковым рота дезертиров напала на красноармейский отряд т. Шпильмана и убила (неразборчиво) красноармейцев из этого отряда, а также в том, что организовывал в помощь Сапожкову банды дезертиров и в других селах.

25) Абурахманова Абубакира, Солохова Федосия, Владимирова Семена, Ручей Федора, Василевского Павла, (неразборчиво) Павла, Баханова Егора, Мордасова Ефима, Лукьянова Алексея, Мосеева Георгия, Корненко Дмитрия, Куликова Василия, Тимофеева Григория, в том, что благодаря своей крайней малосознательности и под давлением своего командного состава перешли на сторону Сапожкова, но активного участия в операциях сапожковских банд против (неразборчиво) красной армии не принимали.

26) Сараева Андрея, Васильева Поликарпа, Попова Петра, Филиппова Андрея, Бурцева Федора, Вергизова Дмитрия, Титова Сергея, Горбунова Сергея Карповича, Вергизова Федора, Вергизова Максима, Сараева Петра, Горбунова Сергея Ефимовича, Горбунова Федора, Кадышева Ивана, Сараева Емельяна, Асташева Семена, Горбунова Леонтия, Храмова (неразборчиво), Сараева Якова, Вергизова Василия, Русанова Якова, Семенова Виталия, Горбунова Федора, Горбунова Семена, Зюзина Василия, Иванова Лаврентия, Дорофеева Семена, Аксанова Петра, Старухина Гаврила, Филиппова Егора, Дубровина Семена в том, что, перейдя на сторону Сапожкова, вооружились винтовками и около села Спиридоновки предательски напали на (неразборчиво) Шпильманом и стреляли из винтовок, убили 20 красноармейцев из отряда Шпильмана.

27) Антонова Петра в том, что, перейдя на сторону Сапожкова, организовал из дезертиров, укрывавшихся в лесу, «роту дезертиров» для помощи Сапожкова.

28) Рожкова Филиппа, Писарева Александра, Бобрищева Михаила, Бобрищева Федора, Панина Александра, Кашкарцева Михаила, Хвастунова Александра, Скрипачева Ивана, Васильева Иллариона, Охрикова Алексея, Рыбакова Петра, Рыбакова (неразборчиво), Алдарова Бориса, Стрелеева Василия, Антонова Ильи, Антонова Степана, Черникова Александра, Власова Филиппа, Бочарова Василия, Портнова Петра, Рыбакова Степана, Аксиньина Егора, Капустина Федора, Бобрищева Александра, Кандерова Прокофия, Монастырского Константина, Бредихина Ивана, Добрынина Петра, Мордасова Ивана в том, что, уклонялись от службы в красной армии под теми или иными предлогами и укрывались в лесах, добровольно явились к Сапожкову, когда он поднял восстание, и заявили о своем желании войти в состав сапожковской «армии», причем Черников, (неразборчиво) и Добрынин являются злостными и неисправимыми дезертирами.

29) Горбачева Сергея в том, что, состоя членом РКП большевиков (неразборчиво) кав. дивизии, во время сапожковского мятежа укрывал дезертиров, распускал ложные слухи об успехах сапожковских банд, и, кроме того, дезертировал из своей части.

30) Заглядова Николая, Заглядова Константина в том, что, состоя сотрудниками отдела снабжения 9-й кавдивизии, перешли на сторону Сапожкова и поступили к нему на службу, причем Константин (неразборчиво) снабжал сапожковские банды мукой и крупой со складов 9-й кавдивизии.

31) Мордасова Ефрема и Решетнова Федора в злостном дезертирстве из рядов красной армии, Мордасова Ефрема, кроме того, в симулировании религиозными убеждениями, не позволяющими якобы ему служить в рядах красной армии.

32) Чиндяева Василия, Зюзина Петра (неразборчиво) Федора в том, что они принимали активное участие в действиях сапожковских банд против красной армии, но делали это по малосознательности, молодости и неопытности.

33) Иванова Николая, Чиндяева Василия, Старухина Дмитрия, Резаева Семена, (неразборчиво) Василия, Горбунова Леонтия, (неразборчиво) Григория, Русанова Василия, Горбунова Федора, Иванова Василия в том, что они, хотя и принимали активное участие против войск красной армии, но факт вооруженной борьбы судебным следствием не доказан.

Приговорил:

Аксанова Григория, Чиндяева Сергея, Аксанова Тимофея, Богородова Григория, Аксанова Петра, Шевелева Ивана, Лазарева Григория, Лазарева Павла, Романичева Александра, Данкова Василия, Бондырева Карпа, Бородина Алексея, Красильникова Федора, Соколова Афанасия, Барабащина Леонтия, Крикунова Ивана, Батырщина Николая, Улинского Владимира, Зубовича Пантелея, Бодлова Василия, Баранова Ивана, Мулюкова Ибятуллу, Медведева Гаврила, (неразборчиво) Ивана, Шопина Федора, Шопина Степана, Шопина Алексея, Шопина Гаврила, Гончарова Василия, Чемоданова Федора, Витощнева Осипа – считать по суду оправданными.

(неразборчиво) Дмитрия, Куликова Василия, и Тимофеева Григория к условному лишению свободы каждого и к немедленной отправке на фронт через Самарский запасный полк.

(неразборчиво) Василия, Иванова Василия, Рожкова Филиппа, (неразборчиво) Василия, (неразборчиво) Александра, (неразборчиво) Федора, (неразборчиво) Василия, Абдрахманова Абубакира, (неразборчиво), Владимирова Семена, Ручей Федора, Василевского Павла, Забелина Павла, Быханова Егора, Мордасова (неразборчиво), Лукьянова Алексея, Мосеева Георгия, Антонова (неразборчиво), Писарева Александра, Бобрищева Михаила, Бобрищева Федора, Кашкарцева Михаила, Васильева Иллариона, (неразборчиво) Алексея, Рыбакова Петра, Алдарова Бориса, (неразборчиво) Василия, Антонова Илью, Антонова Степана, (неразборчиво) Филиппа, Бочарова Василия, Портнова Петра, (неразборчиво) Степана, Аксиньина Егора, Бобрищева Александра, (неразборчиво) Прокофия, Бредихина Ивана, Фролова Семена, (неразборчиво) Ивана, Писарева Семена, Рыбакова Федора – к условному лишению свободы сроком на десять лет каждый и к немедленной отправке на фронт через Самарский запасный полк.

Маслякова Федора к условному лишению свободы сроком на пятнадцать лет и к отправке на фронт.

(неразборчиво) Илью, Павлова Алексея, Иванова Николая, Старухина Дмитрия, Русанова Василия, Монастырского Константина, Андреева Ивана, Заглядова Николая, Буренина Ивана, Субботина Кирилла, Панина Александра, Хвастунова Александра, Скрипачева Ивана – к лишению свободы с применением принудительных работ сроком на десять лет каждого.

Иванова Ивана – к лишению свободы с принудительными работами сроком на пятнадцать лет.

Остапенко Александра, (неразборчиво), Карпова, Вергизова, Чиндяева Василия, Резаева Семена, Зюзина Петра, Горбунова Федора Трофимовича, Корнеева Терентия, признавая заслуживающими расстрела, но принимая во внимание обстоятельства, смягчающие вину, приговорил – к лишению свободы с применением принудительных работ сроком на пятнадцать лет каждого.

Мордасова Ефрема, (неразборчиво) Федора, Горлова Николая, Заглядова Константина, Горбачева Сергея, Мордасова Ивана, Добрынина Петра, Капустина Федора, Черникова Александра, Дубровина Семена, Филиппова Егора, Старухина Гаврила, Дорофеева Семена, Иванова Лаврентия, Зюзина Василия, Горбунова Семена, Семенова Виталия, Русанова Якова, Вергизова Василия, Сараева Якова, Храмова Григория, Горбунова Леонтия, Астахова Семена, Сараева Емельяна, Кадышева Ивана, Горбунова Федора Никитича, Сараева Петра, Вергизова Максима, Горбунова Сергея Ефимовича, Титова Сергея, Вергизова Дмитрия Кондратьевича, Бурцева Федора, Филиппова Андрея, Попова Петра, Васильева Поликарпа, Сараева Андрея, (неразборчиво) Сергея, Троицкого Александра, Холопова Петра, Удейнова Дмитрия, Потапова Сергея, Ромарчука Георгия, Колпакова Терентия, (неразборчиво) Тимофея, (неразборчиво) Андрея, Якобсона Августа, Сараева Василия, Маслякова Александра, Осипова Андрея, Дворецкого Георгия, Маслякова Василия, Зубарева – расстрелять.

Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.

Председатель Эльтман (подпись).

Члены: Сперанский (подпись).

Гусев (подпись).

СОГАСПИ. Ф-1, оп. 1, д. 379, л. 1-7об.

 

[Из отчёта следственной комиссии ВЦИК, составленного по итогам разгрома сапожковского восстания].

[Начало документа отсутствует]

Действия сапожковцев в городе

Сапожков двинул войска в (неразборчиво) порядке на город. Делали попытки вступить в переговоры для предотвращения кровопролития (неразборчиво) безуспешными.

Коммунистической фракции об опасности стало известно только утром 14-го числа, когда неприятель уже двигался на город. Спешно был сформирован отряд, занявший позиции перед городом совместно с милицией и более надежной частью гарнизона / всего около 460-500 человек против 1000 приблизительно сапожковщины.

В 2 часа дня Сапожков пустил в город два снаряда, на которые гарнизон ответил четырьмя. Конница противника медленно приближалась, сверкая в воздухе обнаженными шашками. После небольшой перестрелки малочисленный отряд из коммунистов, стоящий в (неразборчиво), отступили к северу. (неразборчиво) неприятеля смешались с нашими сломленными цепями, причем наступавшие предлагали не стрелять, заявляя, что они такие же красноармейцы и не питают никаких враждебных намерений. Некоторые из нападавших говорили, что они коммунисты, и в доказательство предъявляли партийные билеты, чем приводили в полное замешательство участников обороны, совершенно не осведомленных о ходе (неразборчиво) и целях выступления.

Вообще бой был (неразборчиво) слаб. Среди отступающих коммунистов потерь совершенно не было, в то время как Сапожковцы лишились несколько человек. Часть нашего гарнизона сразу присоединилась к восставшим.

Занявши город, сапожковцы немедленно приступили к увозу всего военного имущества и к угону гужевого транспорта. Одновременно они (неразборчиво) продовольствием и различными материалами, предъявляя учреждениям формальные требования составить (неразборчиво) документы. (неразборчиво) не производили, между прочим, им было отнято свыше (неразборчиво) спирта /в том числе и комсостав/, перепились, было издано предписание всем должностным лицам зарегистрироваться «(неразборчиво) безопасности» учреждениям. К спокойно продолжать занятия. 16 числа новыми хозяевами города устраивались митинги и велась агитационная работа, а (неразборчиво)-го сконструирован новый исполнительный комитет. Арестов было произведено не много и усиленных розысков (неразборчиво) не было. частности (неразборчиво)? бывший в это время в Бузулуке (неразборчиво) в характеристике отношения сапожковцев к коммунистам следует указать, что ими были (неразборчиво) неподалеку от Бузулука (неразборчиво), произведен обыск, и тут отобрали деньги сверх суммы 1000 рублей. Обходя мост, сапожковцы кричали: «Буржуи», (неразборчиво) комиссары выходи» коммунистов, как таковых, не трогали.

Буржуазия сначала (неразборчиво) радостно приветствовала выступление, (неразборчиво) быстро охладилась, притихла, после того, как познакомилась (неразборчиво) пришельцев и заняла выжидательное положение. Случаев (неразборчиво) коммунистов буржуазией не наблюдалось, да этого сапожковцы и не требовали.

 

Программа и лозунги восставших

О своих взглядах сапожковцы оповестили население в приказах и объявлениях, в выступлениях на утренних митингах на тему «причины политического восстания», наконец, в речах на собрании рабочих и служащих, созванным для выборов нового Исполкома.

Ценный материал дает также (неразборчиво) Сапожкова (неразборчиво) Губкома Вершинин (неразборчиво) военкомом дивизии (неразборчиво) и др. Указанным (неразборчиво) следующее.

Со стороны центра наблюдается недопустимое отношение к старым заслуженным революционерам. Расстрелян (неразборчиво) Думенко. Если бы Чапаев не был убит, его бы, конечно, расстреляли, как, несомненно, расстреляют Буденного, когда будут в состоянии без него обойтись. Его, Сапожкова, невзирая на его боевые (неразборчиво) перед Советской властью, отстранили от командования дивизией. В общем, наблюдается закабаление армии военкомами, делающимися в ней полными хозяевами, вместо испытанных революционных (неразборчиво) Дошли до того, что приглашают определенных (неразборчиво) Верховского и др. Остается ожидать только, что пригасят великого князя Николая (неразборчиво) Советское (неразборчиво) оторвались от масс, обуржуазились (неразборчиво) какую (неразборчиво) живущую в исключительных цивилизованных условиях (неразборчиво) золоте и бриллиантах. Даже Троцкий, о котором Сапожков был высокого мнения, настолько уже продался буржуазии, что в качестве (неразборчиво)

В связи с этим, (неразборчиво) (неразборчиво)ческий характер (неразборчиво) условия (неразборчиво)7 должны быть (неразборчиво) во всяком случае, после первых (неразборчиво) должны предложить Польше мир, этого, однако, не сделали (неразборчиво) Варшаву.

Сапожков устраивает здесь определенно отказ от принципов большевизма.

Армия сконструирована неудовлетворительно. Институт военкомов вносит двоевластие, скверно отражается на боевой работе, ведет к развитию взаимного (неразборчиво) среди красноармейцев. В армии должно быть проведено строгое единоличие, причем командовать частями должны не спецы, а испытанные, боевые революционеры.

Продовольственная политика ведется безобразно и сопровождается угнетениями крестьянства и всяческими насилиями, она в корне должна быть реорганизована. Местные коммунисты чинят преступления, ложно информируют центр о своей работе и положениях на местах.

В заключение Сапожков коснулся еврейского вопроса, выразив удивление, что евреи кишмя кишат в тылу, в то время как на фронте их чрезвычайно мало.

На вопрос о том, как он смотрит на свое выступление, он ответил, что не сомневается в успехе, через 2 недели на его стороне будет все Поволжье, через 3 дня будет взята Самара. К своему выступлению он готовился задолго, сначала формированный дивизион, подбирая определенный состав. Его красноармейцы относятся к восстанию совершенно сознательно.

Весь разговор велся Сапожковым в очень корректном тоне, а по впечатлениям т. Графонова, он как будто бы рассчитывал склонить на свою сторону арестованных им ответственных работников.

В прилагаемом приказе (неразборчиво) 1-й Сапожков выдаёт себя за представителя коммунистической оппозиции и он (неразборчиво) произошедшим в партии расколом, о котором он говорил т. Вершинину, восстает обуржуазившихся комиссаров и наблюдающегося якобы соглашательства с буржуазией. В дальнейших частях приказа он устраняет инструкцию военкомов, заменяя их помощниками командиров по политической части и, наконец, отдает распоряжение содопущении свободной торговли. свою армию Сапожков объявляет «Красной Армии Правды».

Чрезвычайно любопытно еще более безграмотная, чем приказ № 1, «Декларация прав человека и гражданина» (см. приложение), составления, как говорят, завед. активной части особого отдела дивизии, «коммунистом» Дворецким и оглашенная на собрании служащих и рабочих в исполком 16-го числа.

В декларации мы встречаем те же перепевы о коммунистах и (неразборчиво) как основной мотив (см. приложение). Характерна оговорка, (неразборчиво) в вопросе о свободе торговли: таковая допускается лишь на (неразборчиво) до 100 рублей (то есть как будто бы лишь для беднейшего и среднего крестьянства), те же указания о свободе торговли сапожковцы делали в своих митинговых выступлениях.

В ответах на вопросы, задававшиеся ораторам, сапожковцы отвечали, между прочим, что отобранное имущество буржуазии возвращаться отнюдь не будет, на вопрос об отношении к совхозам и коммунам, что коммуны они считают буржуазными организациями, они их не поддерживают. Совхозам же придают большое (неразборчиво) значение и признают необходимым способствовать их развитию. Между прочим, один из сапожковцев (Дворецкий) произнес о III интернационале, объявив, что ему посылается приветственная телеграмма, в связи с открытием 2-го Съезда.

Ораторами были не богаты. Преимущественно выступали нач. особого отдела Масляков, нач. активной части того же отдела Дворецкий, значительно менее сам Сапожков, далее политработники Долматов, Воробьёв и некоторые другие. Сапожков выступал на митинге в сильном подпитии, его же правая рука комбриг Зубарев был настолько пьян, что три раза, принимаясь говорить, оказывался не в состоянии связать несколько слов и вынужден был отказаться от (неразборчиво).

Этими пьяными выступлениями сапожковцы чрезвычайно дискредитировали себя в глазах даже тех частей населения, которые им сочувствовали.

Между прочим, значительным успехом пользовались нападки на продовольственников, в особенности в связи с последним сбором яиц и масла, которые якобы пожираются самими комиссарами, при этом ничего не перепадает населению, лозунг «долой яичников» и «масленников», как уверяют, пользовался в городе порядочной популярностью.

Следует заметить, что официально каких-либо антисемитских лозунгов сапожковцы не выбрасывали. Однако антисемитизм чувствовался сильно. Об этом свидетельствуют хотя бы вышеприведенный разговор арестованных работников с Сапожковым. Другой иллюстрацией может служить характерный ответ на один из вопросов, заданный из публики Маслякову (записано со слов самого Маслякова, допрошенного в тюрьме). Именно, была подана записка следующего содержания: «Вы дошли до жидов, а забыли лозунг: «бей жидов, спасай Россию, да здравствует Сапожков» (этот вопрос достаточно свидетельствует о содержании речи, в связи с которой он был задан). На записку ответил так, говорит Масляков: «Если будут добираться до жидов, то начнут с подавшего записку».

 

Конструирование новой власти

Утром 16-го пом. Сапожкова по политической части Долматов созвал в здании исполнительного комитета служащих и рабочих для выборов нового Исполкома. На собрание явился, после долгого ожидания, подвыпивший Сапожков, заявивший, что за ним, как за Чапаевым, пойдет всё Поволжье. Далее Сапожков заявил, что власть должна быть в руках рабочих.

Затем он ушел, но вернулся опять, и почему-то заговорил о религии, объявив, что сам лично верит в существование какого-то верховного начала, но считает, что каждый верует, как хочет, религия должна быть свободна. В объяснениях по поводу порядка выборов другой оратор, Масляков, указал, что выборы нужно произвести по Советской Конституции с поправкой следующего содержания: избирать и быть избираемым может быть лишь тот, кто в 1914 году имел состояние не свыше, чем на сумму 10 000 рублей.

На собрании преобладали советские служащие. Ввиду того, присутствующие здесь члены уездного бюро профсоюзов предложили перенести на 7 часов вечера, когда удастся обеспечить менее случайный и более рабочий состав, Сапожков дал свою санкцию.

Перед вечерним собранием уездный Сопрос имел пленарное заседание. Здесь характерно отметить, что, по словам опрошенных лиц, никаких прений по вопросу об отношениях к событиям, и об отчасти в новом исполкоме, будто бы не было. Следует отметить также, что не состоялось никакого фракционного заседания, и коммунисты заседали все время вместе с беспартийными. Решили составить свой список из активных работников-профессионалистов.

Вечером состоялось в исполкоме назначенное окончательное собрание. на него явился весь Пленумом сопроса, рабочие заводы №1, частью другие рабочие и служащие. Подавляющим большинством собрание приняло список Сопроса с небольшим изменением, ввели 2-х красноармеек (представительницы семей красноармеек). Из 15 чел. вновь избранного Исполкома около половины коммунистов.

Своим председателем новорожденный исполком тут же избрал коммуниста Рузанова, члена бюро Сопроса. На самом избирательном собрании председ. завед. отд. труда коммунист Гололобов, а секретарь – упомянутый Рузанов.

 

Отношение к «Красной Армии Правды» различных слоёв населения

На вопрос, поставленный в заголовке, комиссия Губкома (неразборчиво) свое (неразборчиво) внимание. К созданию она была связана чрезмерно кратким временем, сверх того, не имея при себе секретных (неразборчиво), была вынуждена собирать сведения от местных активистов, партийных и советских работников, от профессионалистов, наконец, от заключённых сапожковцев, в самых (неразборчиво) расследования (неразборчиво). Таким образом, полученный материал отличался (неразборчиво) той, и самое расследование может считаться лишь предварительным. Нужно такую иметь ввиду, что сапожковское выступление (неразборчиво) успевши расцвесть, а, следовательно, физиономия его не успела явиться с достаточной яркостью.

 

Буржуазия

Как уже сказано, буржуазия сначала заинтересовалась, услышав, что сапожковцы обвиняют коммунистические верхи в неверном направлении и соглашательстве, затихла и заняла выжидательное положение. На митингах ея почти не было видно. В окрестных деревнях, однако, зашевелились, и даже стали активно выступать попы и другие ярко белогвардейские элементы, старавшиеся использовать создавшееся положение и направить движение по желательному руслу.

 

Крестьянство

В местах, занятых сапожковцами, проявило резко враждебное отношение к коммунистам.

В селе Елшанка над двумя милиционерами был учинен кровавый самосуд. Этим самосудом, однако, и исчерпались активные выступления крестьян, за трехдневное владычество Сапожкова мужики, сочувствуя, колебались и выжидали. Выбор добровольцев, объявленный Сапожковым, дал слабые результаты. Являлись (неразборчиво), выпущенные Сапожковым из тюрьмы, но часть их, по получении обмундирования и оружия, разошлись по домам.

 

Рабочие

Активных действий в пользу Сапожкова не наблюдалось. Однако здесь мы вынуждены констатировать следующий факт. Среди более или менее значительной части рабочих лозунги Сапожкова вызвали сочувствие. Резким симптомом этого хоз. поведение коммунистов, о чем см. несколько ниже. Характерны в данном отношении также настроение на митинге, устроенном в городе. Если речи большинства ораторов (за исключением тех случаев, когда громила продовольственников) встречались, в общем, довольно сдержанно, то две речи на этом митинге (состав его красноармейцы, рабочие и мелкое мещанство) имели особо шумный успех.

Первая речь члена коллегии Бузулукского уездкомдезерт (неразборчиво) Лихачева, бывшего, по его словам, в 1917 г. коммунистом, но потом отставшего от партии. В речи громились отступавшие лже-коммунисты грабители, приветствовалась истинная носительница коммунизма «Красная Армия Правды» и бросался призыв записаться в ее ряды. Не менее бурные аплодисменты вызвала речь (неразборчиво) Дворецкого, посвященная 2-му съезду III Интернационала и законченная оратором возгласами: «Да здравствует Ленин и Троцкий. Да здравствует III Интернационал». Сопоставление успеха этих двух речей чрезвычайно показательно.

Не разъяснено пока поведение местных профессионалистов, которое сейчас тщательно обследуется. Крайне маловероятно, что вопрос об отношении к сапожковской авантюре вовсе не дебатировался, как утверждает Предисполкома Рузанов. Если это не верно, то, очевидно, дебаты были не таковы, чтобы о них сочли удобным рассказывать. Если бы дебатов действительно не было, и просто решили участвовать в выборах, находя это чем-то вполне естественным, то и это рисует настроение местных работников профессионального движения в весьма печальном свете.

(неразборчиво) в состав нового исполкома вошли: член бюро Сопроса Рузанов, он же зав. Профобром, член того же бюро завед. отделом труда Гололобов, председатель союза металлистов Селезнёв, председатель Союза «Игла» Голов и завед. уездн. отделом Наробраза Малевин (бывший кадет), Пантеровский от учителей, два представителя от союза служащих – Клюев и Кожевников, две кр-ки Калинская и Бочинкова и некоторые другие.

Сами профессионалисты объясняют свое хождение в исполком стремлением якобы удержать власть в руках рабочих, обуздать сапожковщину. (неразборчиво) стремился будто бы в первую очередь спасти заключенных и вернуть угоняющийся Сапожковым транспорт.

На вопрос об отношении рабочих к авантюре Рузанов, который, по-видимому, может считаться наилучшим выразителем настроения известной их части (о его выступлении см. ниже) – судя по тому, что избирался в президиум собрания и прошел в Пред. исполкома, - отвечал так: «Рабочих отталкивало от сапожковцев отсутствие у них вполне определенной программы, противоречия в их выступлениях. Кроме того, будто бы, по мнению рабочих, такое выступление могло бы иметь успех года полтора тому назад, когда Советская власть ещё была слаба, сейчас же оно слишком безнадежно». Заметив удивление спрашивавших, Рузанов поспешил добавить: «В то время было легче воспользоваться (неразборчиво) нотой и несознательностью рабочего класса». Прибавил, что имеются сведения о выступлениях некоторых рабочих в пользу Сапожкова на ст. Колтубанка близ Бузулука (неразборчиво) лесопильный завод.

Вообще комиссии совершенно не (неразборчиво) чтобы (неразборчиво) какие выпады против Сапожкова на митингах или на собраниях в исполкоме, выступления же обратного характера определенно имели место. Разумеется, при оценке этого обстоятельства нельзя упускать из виду, что открытые нападки на Сапожкова были небезопасны – конечно, затыкало рты его противникам из среда местного (неразборчиво).

Следует заметить, что расследование комиссии в части (неразборчиво) выяснения настроения рабочих чрезвычайно затруднялось стремлением заинтересованных лиц отрицать свое какое-либо участие и сочувствие к Сапожкову – с одной стороны, и явным стремлением местных работников представить настроение рабочих в приятном для (неразборчиво) самолюбия свете – с другой.

Только путем более или менее и искусных подходов упорные разъяснения смысла своего расследования комиссии добиваться признания, что здесь далеко не все обстояло отлично, признания, которого опрашиваемые всячески старались (неразборчиво) различными оговорками и указанием на сравнительную редкость сочувственных Сапожкову проявлений.

Лишь секретная разведка в толпе рабочих масс может (неразборчиво) в этом отношении вполне надежную картину.

 

Красноармейцы

Здесь приходится перейти к одной из самых (неразборчиво) сторон всего события.

Как уже указано, за Сапожковым довольно дружно пошли (неразборчиво) полка вместе с коммунистами. По-видимому, если не большинство, то очень многие из солдат при этом относились к авантюре достаточно сознательно. По крайней мере, когда при вступлении (неразборчиво) город, ничего не ожидавший, и оторопелый обыватель, видевший, что красноармейцы идут против красноармейцев и коммунисты против коммунистов, (неразборчиво) «победителей» вопросами о смысле события, те давали (неразборчиво) разъяснения, далеко не лишенные противоречивости, но в общем и целом совпадавшие с официально выставлявшимися сапожковцами (неразборчиво).

Часть Бузулукского гарнизона присоединилась к восставшим, и благодаря этому Сапожков, обладавший только кавалерией и артиллерией, обзавелся и также небольшим отрядом пехоты, который при отступлении авантюристов еще несколько возрос путем присоединения дезертиров из деревень (точная численность отряда пока не установлена).

Нельзя не упомянуть здесь про сообщения членов Губкома тов. Васянина, прикомандированного для связи и наблюдения к отряду Шпильмана, двинутому из Самары против сапожковцев. Сообщения эти уже относятся к войскам, дерущимся на нашей стороне.

По словам тов. Васянина, настроение в отряде имеет сильный уклон в сторону сапожковщины. Авантюру осуждать, но только потому, что находят ее затеянной слишком рано и плохо подготовленной.

Самую же расправу признают вообще необходимой. Беседуя с красноармейцем горной батареи, во время обстрела ею одной из деревень, занятой Сапожковым, тов. Васянин, по его словам, совершенно недоумевал: «Хоть поворачивай пушку обратно».

Отряд Шпильмана является одним из самых лучших и отборных отрядов Заволжского военного округа.

 

Действия коммунистов

Картина позорная и вопиющая. Коммунистами возобновлялась оборона города, коммунисты стояли во главе банд, нападавших на город, коммунисты же, наконец, возглавляли и ту своеобразную, не то нейтральную, не то скрытно-враждебную к одной (неразборчиво) сторон группу, которая взяла в свои руки гражданскую власть во время свалки и сконструировала новый исполком.

В общем и целом, местная Бузулукская организация в составе города и железно-дорож. районов действовала неплохо. Отряд сформировался быстро. Явилось большинство перерегистрированных членов и даже часть выбывших при перерегистрации. Отступление произведено в (неразборчиво)

Неоднократная часть, однако, осталась в городе, и часть даже выступала в пользу сапожковцев. имеются, например, сведения, что выбранный впоследствии председатель нового исполкома Рузанов (коммунист с 1918 г., техник с низшим образованием) выступал с публичной речью, в которой грязно нападал на ушедших сотоварищей и приветствовал сапожковцев. Коммунист Филатов, казначей укомпарта, в разговорах заявлял: «Наконец-то воры получили по заслугам». Даже на железной дороге, где рабочие наиболее враждебно отнеслись к сапожковщине, были отдельные коммунисты, выступавшие за Сапожкова (комиссии была названа одна фамилия).

Среди членов сапожковского исполкома несколько человек указано, коммунисты профессионалисты. Таковы, например, кроме Рузанова и Гололобова, зав. отд. Труда Голов, председатель Селезнев и Доленко.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что (неразборчиво) новый исполком, как утверждают безо всякого предварительного сговора (даже честного) оставшиеся коммунисты, в то же время не заботились совершенно созданием подпольного руководящего органа, несмотря на то, что сделать это было весьма легко и безопасно. Розыск у Сапожкова был поставлен скверно (если он вообще существовал), да коммунисты, вообще-то говоря, (неразборчиво) вовсе и не преследовались.

Опрошенные участники отступающего ком. батальона заявили, что среди отступающих с оружием в руках они из профессионалистов видели только одного - председателя уездного бюро профсоюзов тов. Деревенских.

Что касается попадавших банд, то главарями восстания (неразборчиво), если не считать самого Сапожкова, поголовно коммунисты той же Бузулукской уездной организации. При этом по сведениям (неразборчиво) от немногих не присоединившихся к волостным политработникам и значительной части коммунисты не последней формации, но и трехгодичным стажем. Вот перечень наиболее активных участников авантюры.

Чины реввоенсовета «Красной Армии Правды» Масляков нач. особого отдела, коммунист с 1917 г. Долматов, военком 7 полка коммунист с 1917 года Осипов, предкомдезертир при штабе дивизии коммунист с 1917 года Алексеев, который, по утверждении Дворецкого, будто бы являлся душой восстания; рабочий-металлист, служащий на фабрике (неразборчиво) и заводе в Питере, по его показанию, в партии он состоит с февральского переворота 1917 г., но ранее работал околоподпольно, в подтверждение того, он ссылается тогда на (неразборчиво) и Калугина. К сожалению, пока не удалось установить точно положения большинства руководителей восстания. Во всяком случае, архибезграмотность их литературных произведений свидетельствует, что об активном участии здесь интеллигенции говорить не (неразборчиво). Равным образом пока не для всех выяснен и партийный стаж (неразборчиво) других руководителях.

Следует назвать: Маслякова 2-го, командира 7-го полка, Макарова, политрука 8 полка, коммуниста с (неразборчиво), председателя ком. ячейки 21-го полка Половникова, секретаря ячейки 7 полка, председателя ком. ячейки этого же полка Митеневского, секретаря ячейки (неразборчиво) Зубарева (коммунист с 1918 г.), командира 8 полка Усова (коммунист с 1918 г.), начальников пулеметных команд обоих полков Курова и Коваленко, пом. командира 8 полка Андреевского, коменданта штаба дивизии Карцева (коммунист с 1918 г.), инструктора для поручения при штабе дивизии Булыкина, в РКП с 1917 г., помвоенкома 8 полка Азовского, военкома 8 полка Усова, 2-го следователя особого отдела (неразборчиво), политрука 8 полка Симбирцева, политруков 7 полка Сергиенко (в РКП с 1918 г.), и Суркова (в РКП с партийной недели), членов культпросвета 7 полка Шарикова и Солпенко, завед. актив. частью и особого отдела дивизии Дворецкого (в РКП с 1917 г.).

В общем, коммунисты обоих полков участвовали в восстании почти в полном составе. На допросах активность своего участия большинство из них признаёт, ссылаясь на то, что были введены в заблуждение. Всего коммунистов замешано до (неразборчиво) человек.

По отзыву завполитодом тов. Брюханова, по своему уровню ячейки обоих полков производили на него впечатление вполне удовлетворительное, и представлялись по меньшей мере нисколько не худшими, чем любая ячейка какого-либо другого полка.

 

Выводы

В Бузулукских событиях бросается в глаза, что Сапожковым были пущены в ход лозунги, могущие рассчитывать на отклик в партийной среде. Искусно подобраны и пущены в ход ходячие выкрики против спецов, против обуржуазившихся комиссаров и т.п. Даже антисоветская струя, чувствовавшаяся в сапожковщине, к сожалению, как известно, не чужда некоторым из членов РКП.

Если мы сопоставим это выступление с той уродливой борьбой, которая глухо идет во многих партийных организациях и иногда безобразно проявляется на конференциях с обозначительностью и с разделением партии на классы то, «верхи» и «спецы» (сами эти слова считаются в партии обычными недопустимыми и свидетельствуют о глубокой ненормальности) с успехом, которым пользуются даже и иногда и на партийных собраниях выпады против ответственных работников таковых, с тем фактом, что слова «Вторая октябрьская революция» стали крылатыми, и их приходится слышать от рабочих во многих местах России, - мы должны будем признать, что проходит с легким сердцем мимо сапожковской авантюры (неразборчиво)

Восстание, возглавляемое целым сонмом «коммунистов», да еще с лозунгом: «Да здравствует РКП, да здравствует III Интернационал, долой лже-коммунистов», вещь у нас, как кажется, небывалая. Бывали примеры, но такого развала в организации, когда выставлены друг против друга с оружием ее членов, случилось впервые.

Характерно, что нездоровые настроения чувствуются, ожидают смелость авантюристам с надеждой на успех поднятыми лозунгами, ходячими среди отсталой партийной массы (неразборчиво), и действительно кое-какого успеха и добивается.

Очевидно, что в партии не все обстоит благополучно. Обозначается серьёзная болезнь, к извлечению которой должны быть приняты срочные и энергичные меры.

Секретарь (подпись отсутствует).

С подлинным верно.

Исправленному верить.

Сотрудник следственной комиссии ВЦИК (подпись отсутствует).

СОГАСПИ. Ф-1, оп. 1, д. 379, л. 10-15об.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара