При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

1917 год

Международные события года

25 Января 1917 года США приобрели за 25 миллионов долларов Датскую Вест-Индию (теперь Виргинские Острова). Сделать эту покупку американцы пытались еще в XIX веке, благо, что Дании, владевшей в то время этими территориями, архипелаг не был остро необходим. Сделка состоялась лишь в 1917 году, когда США вступили в Первую мировую войну и опасались, что Виргинские острова станут базой для германского флота. Тем временем в Дании провели референдум, в котором и жители европейской части страны, и обитатели самих островов проголосовали за эту продажу. К слову сказать, в то время 25 миллионов долларов равнялись половине годового бюджета скандинавского королевства.

 

5 февраля 1917 года была обнародована новая конституция Мексики, которая ознаменовала собой победу демократических сил в гражданской войне против диктатуры Порфирио Диаса, продолжавшейся с ноября 1910 года. Мексиканская революция 1917 года была призвана разрешить целый комплекс проблем. Ослабив позиции иностранного капитала, в первую очередь американского, она тем самым способствовала развитию национальной буржуазии. Сопротивление, оказанное в том году Соединённым Штатам Америки, укрепило суверенитет Мексики, предотвратив дальнейшую иностранную агрессию. А земельная реформа, предусмотренная конституцией 1917 года, стала выражением чаяний крестьян, составлявших большинство революционных масс. Однако стремления революционеров не были реализованы полностью, что стало причиной ряда последующих выступлений крестьян, продолжавшихся вплоть до 1920 года.

 

13 февраля 1917 года в Париже французская контрразведка арестовала голландскую подданную, исполнительницу восточных танцев Маргарету Гертруду Зелле (Margaretha Geertruida Zelle), выступавшую под псевдонимом Мата Хари. Как установила контрразведка, танцовщица была тайным германским агентом и во время Первой мировой войны передавала противнику секретные сведения, добытые от любовников, и впоследствии стоившие жизни военнослужащим нескольких французских дивизий. Суд над Мата Хари проходил при закрытых дверях. Она была приговорена к смертной казни и 15 октября 1917 года расстреляна на полигоне в Венсене.

 

1 мая 1917 года в Колумбийском университете в Нью-Йорке впервые состоялась торжественная церемония вручения Пулитцеровской премии, которая была учреждена после смерти газетного магната венгерско-еврейского происхождения Джона Пулитцера. Согласно его завещания, был основан фонд его имени с первоначальным капиталом в два миллиона долларов, из которого ежегодно в первый понедельник мая должны выплачиваться премии за выдающиеся достижения в области литературы, журналистики, музыки и театра. Самым первым лауреатом Пулитцеровской премии 1917 года стал американский журналист Герберт Байярд Своуп, которому её присудили за серию материалов в газете «The New York World» под названием «Изнутри Германской империи» («Inside The German Empire»), опубликованных в октябре 1916 года. Своупу был вручен денежный приз в размере 10 тысяч долларов. Ныне Пулитцеровская премия присуждается в 14 номинациях в сфере журналистики, в 6 литературных номинациях, за выдающееся музыкальное произведение, за театральные постановки. Также в ней учреждены специальные призы.

 

6 декабря 1917 года в гавани Бедфорд, близ города Галифакс (Канада) из-за нарушения правил навигации в узком фарватере столкнулись два сухогруза: норвежский «Имо» и французский «Монблан», направлявшийся в Бордо. На борту второго из судов находились 2300 тонн пикриновой кислоты, 200 тонн тринитротолуола, 35 тонн бензола, 10 тонн порохового хлопка. После столкновения на «Монблане» возник пожар, и тогда его команда, зная о взрывоопасном характере груза, по приказу капитана спешно покинула судно и успела добраться до берега. Неуправляемый пароход течением снесло к городскому причалу, у которого и произошёл чудовищной силы взрыв. На несколько секунд дно пролива обнажилось от воды, а порождённая взрывом ударная волна уничтожила все строения на обоих берегах пролива. Почти все суда, стоявшие в порту, выбросило на берег на расстояние до мили. Впоследствии 100-килограммовый кусок шпангоута «Монблана» был найден в лесу в 12 милях (19 км) от эпицентра взрыва. По официальным данным, в этой катастрофе погибли 1963 человека, более 2000 пропали без вести, около 9000 были ранены, 500 - лишились зрения, ещё 25 тысяч остались без крова. По другим сведениям, погибших было более 3200 человек. Эксперты считают, что взрыв в Галифаксе был самым мощным взрывом в истории человечества за всю доядерную эпоху.

 

Российские события года

23 февраля (8 марта) 1917 года антивоенные митинги, посвящённые Дню работницы и проходившие в это время в Петрограде, начали стихийно перерастать в массовые стачки и демонстрации, переходящие в столкновения с полицией. Именно эта дата считается началом Февральской революции. Несмотря на то, что вечером 25 февраля император Николай II отдал приказ, чтобы на другой день беспорядки в столице были прекращены, его решение так и осталось на бумаге. 26 февраля царским указом была распущена Государственная Дума распущена, а с 12 часов того же дня в столице начались новые митинги и демонстрации, которые власти пытались разогнать с применением оружия. Тут же в городе появились баррикады, в Петрограде поднялась всеобщая стачка, и в тот же день войска начали переходить на сторону восставшего народа. 27 Февраля образовался исполком Совета рабочих и солдатских депутатов Петрограда. Всё закончилось в штабе Северного фронта во Пскове, где 2 (15 марта) император Николай II подписал отречение от престола в пользу своего брата Михаила, но и тот на другой день отказался от российского трона на период до созыва Учредительного собрания, которое и должно было решить вопрос о форме власти в России.

 

3 (16) июня 1917 года в Петрограде открылся I Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. На нем присутствовали свыше 1000 делегатов, из которых 822 были с решающим голосом, а остальные - с совещательным. 285 мандатов принадлежали эсерам, 248 - меньшевикам и только 105 - большевикам. Большинство съезда отвергло мысль о переходе власти к Советам. Лидер меньшевиков И.Г. Церетели заявил: «В настоящий момент в России нет политической партии, которая говорила бы: дайте в наши руки власть, уйдите, мы займем ваше место…» В ответ В.И. Ленин от имени большевиков бросил с места: «Есть такая партия!» Встреченное смехом и критическими замечаниями лидеров эсеров и меньшевиков, заявление Ленина нашло отклик у рядовых депутатов - рабочих и солдат. Страна шла к социалистической революции.

 

21 июня (4 июля) 1917 года в Петрограде на площади у Исаакиевского собора состоялась церемония вручения знамени новой воинской части – женского «батальона смерти» под командованием унтер-офицера Марии Бочкарёвой. Разрешение на службу в действующей армии Бочкарёва в 1914 году добилась у самого императора Николая II. После этого она два с лишним года провела в окопах рядом с солдатами-мужчинами, и в результате стала знаменитой личностью в России. В начале 1917 года в своих выступлениях перед представителями Совета солдатских депутатов Бочкарёва высказала идею о формировании в русской армии женских «батальонов смерти», которые, по её мысли, могли бы «воодушевить мужчин на борьбу с врагом». Верховный главнокомандующий Алексей Брусилов к этой идее отнесся настороженно. Он заметил, что подобного формирования нет нигде в мире. «Надеетесь ли вы на женщин?» - спросил он Бочкареву. «Ручаюсь, что мой батальон не посрамит России», - отвечала командир. В результате было сформировано два женских пехотных «батальона смерти» и несколько команд, в состав которых вошли более трёх тысяч женщин. Вместо кокарды на фуражках они носили изображение черепа со скрещенными костями. В боевых действиях на германском фронте участвовал только батальон Бочкарёвой, которую за героизм и отвагу повысили до звания подпоручика. В октябре 1917 года один из женских батальонов оказался в числе последних защитников Временного правительства при Октябрьском перевороте в Петрограде. В январе 1918 года большевистское правительство распустило все женские батальоны, но многие их участницы позже продолжили службу в частях Белого Движения.

 

24 октября (6 ноября) 1917 года в Петрограде началось большевистское вооруженное восстание, решение о котором ЦК РСДРП (б) принял за день до этого события. За резолюцию о восстании, предложенную В.И. Лениным, проголосовали Я.М. Свердлов, И.В. Сталин, Л.Д. Троцкий, против – Л.Б. Каменев и Г.Е. Зиновьев. Вечером 24 октября Ленин покинул свое последнее конспиративное убежище на Выборгской стороне и в сопровождении финского рабочего Эйно Рахья пешком отправился в опасное путешествие в Смольный, где в это время начал свою работу II съезд Советов. Прибыв в Смольный, Ленин сразу же взял на себя руководство восстанием. В 21 час 40 минут крейсер «Аврора», вставший у Николаевского моста, произвёл холостой выстрел из носового орудия. Это был сигнал к штурму Зимнего дворца. В течение вечера и ночи революционные отряды захватили в Петрограде главный почтамт, Государственный банк, телефонную станцию, вокзал, мосты и другие стратегически важные объекты. В это же время уже начался штурм Зимнего дворца, который защищали отряды юнкеров. В первом часу ночи 25 октября в коридоры здания ворвались первые революционные бойцы, а в 2 часа 10 минут ночи Зимний был окончательно взят. Юнкера прекратили сопротивление, а члены Временного правительства были арестованы. С трибуны II съезда Советов В.И. Ленин сообщил, что в России произошла социалистическая революция. В целом Октябрьский переворот обошёлся относительно малой кровью: во время штурма Зимнего дворца с обеих сторон было убито 6 человек и около 50 ранено.

 

12 (25) ноября 1917 года начались выборы во Всероссийское Учредительное собрание, которые, однако, в ряде округов по техническим и организационным причинам были перенесены на декабрь и даже на начало января. Всего в Учредительном собрании предусматривалось 767 депутатских мест, однако в итоге было избрано лишь 623 депутата. Из них социалисты-революционеры (эсеры) получили 60,4% мандатов, представители РСДРП (б) - 23,9%, кадеты - 4,7%, меньшевики - 2,3%, остальное досталось различным мелким партиям. На первом заседании вновь избранного парламента 5 (18) января 1918 года, фракция большевиков предложила утвердить юридические акты, которые выпустил Совнарком после революционных событий в Петрограде, в том числе декреты «О мире» и «О земле», а также «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа». Однако депутаты не только не стали рассматривать эти документы, но и вовсе поставили вопрос о легитимности правительства Ленина, которое пришло к власти путем вооружённого государственного переворота. В итоге фракция большевиков в полном составе покинула зал заседаний, а в 4 часа утра на трибуну поднялся матрос Анатолий Железняков и произнес свою легендарную фразу: «Караул устал. Прошу покинуть помещение». На следующий день, 6 января, вышел декрет ВЦИК о роспуске Учредительного собрания, так что других его заседаний больше не проводилось.

 

Самарские события года

3 (18) марта 1917 года в Самаре после сообщения из Петрограда об отречении царя был сформирован Комитет народной власти. В первый день работы его председателем избрали кадета П.П. Подбельского, но 24 марта этот властный орган возглавил эсер К.Г. Глядков. Самарский Совет рабочих депутатов сразу же признал этот комитет и делегировал в его состав нескольких своих представителей. А 16 марта 1917 года в Самару с полпути в Туруханскую ссылку возвратились В.В. Куйбышев и А.С. Бубнов, которых в конце января по решению суда отправили по сибирскому этапу. Уже 18 марта оба участвовали в работе Самарского Совета рабочих депутатов и Самарского комитета народной власти. Одним из первых распоряжений нового властного органа был приказ об аресте губернатора Л.Л. Голицына, начальника жандармского управления полковника М.И. Познанского, его помощников В.А. Станкевича и Н.И. Еманова, самарского полицмейстера А.К. Крокосевича и некоторых других лиц. Правда, все они сидели в тюрьме недолго: уже 7 марта тот же комитет постановил освободить всех царских чиновников под их обещание никогда не выступать против Временного правительства.

 

3 (18) марта 1917 года в Самаре толпа граждан, взбудораженная сообщением об отречении царя, штурмом взяла губернскую тюрьму. Охрана не смогла оказать массам никакого сопротивления, и вскоре на свободе оказались все политические заключённые. В их числе была и П.А. Стяжкина, гражданская жена В.В. Куйбышева, которая тем утром прямо в тюремной камере родила мальчика, сына этого партийного деятеля, по фамилии которого через много лет была переименована Самара. В честь отца Куйбышева, казачьего полковника, мальчика через несколько дней назвали Владимиром. Возможно, что если бы не революционно настроенная толпа, ворвавшаяся в тюрьму буквально через час после рождения ребёнка, Валериан Владимирович вряд ли увидел бы своего наследника живым, потому что медицинскую помощь Стяжкиной во время родов оказать было некому.

 

27 марта (9 апреля) 1917 года в Ставропольской уездной тюрьме во время раздачи ужина надзиратель тюрьмы Роман Кузьмин отпер дверь камеры № 1 и выпустил дежурного за едой. В этот момент находившиеся в камере подследственные арестанты все разом бросились в отпертую дверь, обезоружили Кузьмина, а затем побежали вниз по лестнице ко входной двери. Здесь они отобрали ключи и револьвер у надзирателя Дмитрия Гадалина и оказались на тюремном дворе. Далее они обезоружили других надзирателей, открыли тюремные ворота и выбежали из двора на улицу. Всего бежало 16 человек, из которых в течение ближайших дней было разыскано и водворено обратно в камеры 9 беглецов, остальных семерых разыскать не удалось. На состоявшемся вскоре судебном заседании по делу о массовом побеге арестанты не признали себя виновными, объяснив, что между собой они заранее не сговаривались, насилия над стражею не совершали, а бежали только потому, что в это время все двери и ворота тюрьмы уже были открыты – как они сами предположили, это сделали революционно настроенные массы. В итоге решением коллегии присяжных все подсудимые были признаны невиновными.

 

21 мая (3 июня) 1917 года милиционер Бузулукской уездной милиции Николай Стребков, прибыв в пьяном виде в здание Елшанского волостного правления, потребовал привести к себе арестованных крестьян того же села Тимофея Манторова, Егора Толоконникова и Виктора Кудинова, над которыми устроил допрос. Во время допроса Стребков, назвав всех допрашиваемых «ворами», ударил Манторова кулаком по лицу, и от этого удара у него из носа потекла кровь. Затем Стребков стал наносить побои другим допрашиваемым, а потом, придя в сильно возбуждённое состояние, произвёл выстрел из револьвера в сторону допрашиваемых, и ударом обнажённой шашки по голове нанёс рану крестьянину Толоконникову, от каковой последний и умер 25 мая 1917 года в земской больнице. В тот же вечер Стребков был задержан и обезоружен главой и членами Елшанского волостного правления, а затем вызванным конвоем доставлен в Бузулук. Однако от следствия и суда он был освобождён, так как 4 (17) июня 1917 года отправлен на фронт, в действующую армию, в состав 244-го пехотного полка.

 

22 октября (4 ноября) 1917 года в селе Берёзово Николаевского уезда районный начальник милиции города Николаевска С.И. Воронин в присутствии председателя Берёзовского волостного исполнительного комитета А.И. Белянина, Берёзовского волостного милиционера В.А. Фомина и свидетеля, гражданина Афанасия Дмитриева Шаруева, составил протокол о том, что утром того же дня в село Берёзово привезли из села Студенцов подозреваемого в кражах Фёдора Шапошникова, жителя села Берёзова, который здесь был посажен под арест при волостном исполкоме. Однако после того, как стало известно о его доставке в Берёзово, у здания исполкома собралась толпа граждан в количестве 100-150 человек, которые требовали выдачи им вора. Несмотря на попытки председателя исполкома встать на его защиту, толпа взломала запоры на арестантской комнате и вывела Шапошникова на площадь, где над ним был произведён самосуд путём массового избиения, от чего арестованный скончался. После самосуда труп Шапошникова толпа народа отнесла в овраг возле кладбища и здесь зарыла в землю. По делу о самосуде было возбуждено формальное производство, однако никаких следственных действий по нему не проводилось.

 

Главное самарское событие года

25 октября (7 ноября) 1917 года в 2 часа дня в Самаре, в помещении Белого дома (ныне здание академии культуры и искусств, улица Фрунзе, 167) открылось совместное собрание всех имеющихся в губернии Советов (рабочих, крестьянских и солдатских депутатов). Председателем этого собрания избрали гласного городской Думы большевика Валериана Владимировича Куйбышева, который в это время уже был довольно известным политиком в городе, и его кандидатура ни у кого не вызвала никаких возражений. В президиум собрания избрали меньшевика Алексея Кабцана и эсера Илью Одайкина. Куйбышев зачитал присутствующим телеграммы о начале революционных событий в Петрограде, и от имени фракции большевиков поставил на голосование вопрос о немедленном переходе власти в Самаре в руки Советов. Однако у собрания не было кворума, и поэтому его перенесли на 26 октября в помещение театра-цирка «Олимп». Здесь в указанный день и было принято решение о мирном переходе власти в Самаре к Советам.

 

Политическая хитрость

Революционные настроения, поразившие в 1917 году всю Россию, не обошли стороной и Самару. В октябре в городе было неспокойно, начались перебои в снабжении многими продуктами, в первую очередь хлебом (рис. 1). Именно в такой обстановке самарских большевиков и застало пришедшее из Петрограда сообщение о свержении Временного правительства.

Согласно официальной партийной исторической версии, именно тогда и наступил звездный час в жизни Валериана Владимировича Куйбышева (рис. 2). В советское время любой здешний школьник на вопрос о том, почему же Самаре в 1935 году было присвоено имя этого политического деятеля, не задумываясь, ответил бы: «Потому что в 1917 году именно Валериан Куйбышев руководил партийной организацией нашего города, а вечером 26 октября со сцены театра-цирка «Олимп» он провозгласил переход власти в руки Советов».

Но если обратиться не к лакированным путеводителям советской эпохи, а к ныне рассекреченным материалам Центрального Государственного архива Самарской области (ЦГАСО), то мы увидим, что ни в одном из этих документов не видно какой-либо значительной роли Куйбышева в установлении советской власти в Самаре. Более того: описание того самого знаменательного выступления в «Олимпе» отсутствует даже в мемориальном сборнике о товарище Куйбышеве, вышедшем в «Политиздате» в 1936 году.

Еще более удивительным выглядит тот факт, что ни одного упоминания об октябрьских событиях 1917 года нет и в мемуарах самого… Валериана Куйбышева! И даже в собственной автобиографии, копия которой ныне хранится в Самарском областном архиве социально-политической истории (СОГАСПИ), он также ничего не написал о своем участии в том заседании (см. СОГАСПИ, Ф-1, оп. 1, д. 152, л. 116-117б). Неужели товарищ Куйбышев (крамольная для советских времен мысль!) в октябрьских событиях 1917 года вообще не принимал никакого участия, а все написанное о нем в партийных сборниках – лишь выдумка советских историографов?

Но нет, мы здесь все-таки не найдем масштабной сенсации, чего многим наверняка бы хотелось. Речь идет «всего лишь» о приукрашивании исторических фактов. В архивах и периодической печати того времени все же можно найти доказательства того, что 26 октября 1917 года (по новому стилю – 7 ноября) Валериан Куйбышев действительно принимал участие в собрании, которое решило вопрос о переходе власти в Самаре в руки Советов. Только вот роль в октябрьских событиях этого революционера, а впоследствии - сталинского выдвиженца, в 30-е годы по прямому указанию властей намеренно и серьезно преувеличили.

Как следует из архивных документов, в конце октября 1917 года мнение об установлении советской власти в нашей губернии было далеко не единым. Если 30-тысячный самарский пролетариат и солдаты 60-тысячного военного гарнизона действительно поддерживали в основном большевиков, то более чем полуторамиллионное крестьянство губернии с их позицией отнюдь не было согласно (рис. 3).

Мнение хлебопашцев выражал Совет крестьянских депутатов, в котором подавляющее большинство принадлежало партии эсеров. Они решительно высказались за скорейший созыв Учредительного собрания, а вовсе не за власть Советов. Большевики тогда не имели преимущества даже в Советах рабочих и солдатских депутатов. Поэтому на совместном заседании всех имеющихся в губернии Советов, которое открылось в 2 часа дня 25 октября (здесь и далее даты приведены по старому стилю) в помещении Белого дома (ныне здание Самарской академии культуры и искусств, улица Фрунзе, 167) (рис. 4), обстановка была крайне нервной и неопределенной.

Председателем этого собрания как раз и избрали Валериана Куйбышева. Почему именно его? Скорее всего, вопрос о руководстве в тот момент решающего значения не имел: ведь председатель должен был всего лишь следить за порядком выступлений и за соблюдением регламента. А поскольку Куйбышев тогда уже был довольно известным политиком в городе и гласным (депутатом) городской Думы, его кандидатура ни у кого не вызвала особых возражений. Еще в президиум избрали также меньшевика Алексея Кабцана и эсера Илью Одайкина.

После открытия собрания Куйбышев зачитал телеграммы о начале революционных событий в Петрограде, и от имени фракции большевиков поставил на голосование вопрос о немедленном переходе власти в Самаре в руки Советов (рис. 5). При этом сразу же было ясно, что из-за малой численности позиция большевиков потерпит полное поражение. Но здесь представителей пролетариата спасло то обстоятельство, что члены Совета крестьянских депутатов вообще отказались участвовать в голосовании, поскольку советская власть, по их мнению, без Учредительного собрания по определению оказывалась незаконной. Все крестьянские депутаты (109 человек из 188 присутствовавших) в знак протеста против такой постановки вопроса покинули зал, и собрание из-за этого потеряло кворум. Голосование было перенесено на 26 октября в помещение театра «Триумф» (в советские годы - кинотеатр имени Ленинского Комсомола, улица Куйбышева, 88) (рис. 6).

И тут большевики прибегли к политической хитрости. В течение всего дня они вели серьезную агитационную работу среди крестьянских депутатов, а также пригласили на собрание представителей всех более-менее известных в городе комитетов, стоявших на большевистских позициях - с заводов, фабрик, из полков и рот. В результате к 5 часам вечера, когда в театре «Триумф» вновь собралось объединенное заседание Советов, на нем ощутимый численный перевес уже имела партия большевиков, которую поддерживали многие сочувствующие.

Делегаты все прибывали, и когда число собравшихся перевалило за 500 человек, заседание перенесли в более просторное помещение - в театр-цирк «Олимп» (ныне на этом месте возведено новое здание филармонии, улица Фрунзе, 141) (рис. 7). Председатель собрания Валериан Куйбышев вновь поставил вопрос о переходе власти в городе в руки Советов. И поскольку теперь у большевиков был численный перевес, итог оказался заранее предрешенным. Из 580 присутствующих за установление советской власти в Самаре проголосовал 441 человек. Результаты подсчета и огласил председатель собрания Куйбышев (рис. 8).

Итак, мы имеем дело с очевидным историческим казусом. Судите сами: если бы в тот день собранию вдруг почему-то захотелось избрать себе нового председателя, то вполне возможно, что через много лет наш город стал бы именоваться вовсе не Куйбышев, а Кабцан или Одайкин, которые тоже были членами президиума. Конечно же, это предположение выглядит анекдотическим, но оно лишний раз подчеркивает, что какой-то особой роли товарища Куйбышева в установлении в Самаре власти Советов в октябре 1917 года из архивных документов вовсе не прослеживается. Тот факт, что он тогда руководил собранием в театре-цирке «Олимп», вряд ли можно признать достаточным поводом для переименования старинного русского города в 1935 году в честь этого человека.

(ЦГАСО, Ф-136, оп. 1, д. 7, л.л. 13-14; «Приволжская правда», №№ 148-150 за 1917 год; «Самарские ведомости», № 33 за 1917 год; «Волжское слово», № 235 за 1917 год).

 

Анархия – мать порядка

Новая власть сразу же показала обществу всю серьезность своих намерений в установлении в губернии коммунистических порядков, которые в то время озвучивались лозунгами типа «Земля – крестьянам!», «Заводы – рабочим!», «Коммунизм – всеобщее равенство и братство» и «Кто не с нами, тот против нас» (рис. 9, 10). Претворяя эти лозунги в жизнь, Самарский ревком под руководством В.В. Куйбышева (рис. 11) в течение октября - декабря 1917 года провел несколько крупных мероприятий, оказавших значительное влияние на жизнь горожан. В числе таких акций были создание штаба обороны города (29 октября), издание приказа о переходе всех войск Самарского гарнизона в полное подчинение ревкома (31 октября) и создание губернского Совета народных комиссаров в составе 15 человек (3 ноября). Позже началась «экспроприация экспроприаторов»: проведение принудительного займа средств у буржуазии (7 ноября), а также конфискация у прежних владельцев и передача союзу металлистов большинства городских предприятий (30 ноября). Но уже с 1 декабря важнейшим вопросом советской власти в Самаре стала организация отпора казакам атамана А.И. Дутова.

При этом ни у кого не было никакого сомнения в том, что после перехода власти в руки Советов в городе и в губернии насчитывалось много недовольных новыми порядками. И пусть нас не вводит в заблуждение тот факт, что в Самаре этот процесс, в отличие от ряда других российских городов, прошел вроде бы мирно и бескровно. Последующие события ноября-декабря 1917 года во многом убеждают нас в обратном.

Первой попыткой неповиновения новой власти можно считать инцидент, который произошел в 2 часа ночи 27 октября в помещении газеты «Волжский день». Когда здесь печатался тираж очередного номера, в типографию неожиданно ворвались около 20 вооруженных до зубов людей – как впоследствии оказалось, представители местных анархистов (рис. 12). Угрожая типографским рабочим винтовками и наганами, налетчики потребовали набрать и напечатать их листовки с воззванием, в котором партия анархистов выражала свое несогласие с принципами советской власти вообще и любой власти в частности. К утру было готово около тысячи листовок, и часть их уже расклеивалась по самарским улицам, но в этот момент в помещение вошел человек в военной форме, который заявил захватчикам, что типография окружена отрядами Красной гвардии – всего около 100 человек. Прикинув расклад сил, анархисты без боя сложили оружие и сдались представителям новой власти. Все они под конвоем были отправлены в Самарскую центральную тюрьму (рис. 13).

(ЦГАСО, Ф-153, оп. 41, д. 105, д. 284; «Приволжская правда», № 149 за 1917 год; «Самарские ведомости», № 33 за 1917год; «Самарская газета», № 165 за 1917 год).

 

Большевики взяли телеграф и газеты

Хроника событий конца 1917 года в Самаре говорит о том, что у жителей города и в дальнейшем было достаточно много причин для выражения недовольства большевистским режимом. В частности, уже 28 октября по распоряжению губернского революционного комитета на Самарском отделении правительственного телеграфа было введено круглосуточное дежурство комиссаров – представителей ревкома. Эти комиссары имели право не выпускать из города сообщения, которые, по их мнению, были направлены на подрыв советской власти, а также налагать арест на аналогичные телеграммы, пришедший в город из-за его пределов.

Возмущенные таким произволом, гласные (депутаты) Самарской городской Думы, входившие в партию эсеров (Фортунатов, Цодиков, Хаит, Смирнов, Волков, Ткачуков), в тот же день подготовили воззвание, в котором содержался призыв к неповиновению ревкому в целом и его комиссарам, распоряжавшимся на Самарском телеграфе – в частности. Листовки с текстом этого воззвания были переданы в типографию газеты «Волжский день». Однако во время их печатания сюда прибыл отряд красногвардейцев, который конфисковал весь тираж, а газету объявил закрытой.

В тот же день собрание почтово-телеграфных служащих Самары (около 900 человек) объявило 12-часовую забастовку с требованием отозвать комиссаров с телеграфа, а в случае, если ревком откажется это сделать, телеграфисты угрожали превратить свою акцию в бессрочную. Одновременно с этим о проведении забастовки солидарности с работниками редакции «Волжского дня» объявил и самарский профсоюз печатников, главным требованием которого стало возобновление выпуска закрытой газеты.

В ответ ревком ввел на Самарский телеграф верные ему воинские части, а за аппараты сели военные телеграфисты и даже саперы, имевшие навыки обращения с техникой связи. Но при этом не дремали и самарские депутаты от партии эсеров, которые сделали еще одну попытку напечатать свое воззвание против ревкома, на этот раз в типографии газеты «Волжское слово». Тираж листовок вновь был конфискован, а газету постигла та же участь, что и сутками раньше «Волжский день». В итоге 30 октября профсоюз печатников принял резолюцию в поддержку Временного правительства (правда, к тому моменту уже разогнанного и арестованного), а также с отказом выпускать в свет любые большевистские издания.

Переговоры Самарского ревкома во главе с В.В. Куйбышевым и представителей стачечного комитета почтово-телеграфных служащих продолжались вплоть до 3 ноября, когда, наконец, было выработано устраивающее всех решение. Согласно ему, кроме комиссаров ревкома, в группы контроля над телеграммами отныне включались и представители комитета народной власти (местного органа Временного правительства), а также профсоюза почтово-телеграфных служащих.

Что же касается переговоров с профсоюзом печатников, то они продолжались еще довольно долго, пока представителям ревкома не удалось склонить на свою сторону достаточное количество типографских рабочих, согласившихся встать к наборным и печатным станкам в цехах закрытых газет. После того, как типографии полностью перешли под контроль комиссаров ревкома, переговоры с профсоюзом печатников были прерваны, так как, по словам ревкомовцев, всякая необходимость в них отпала. Позже, уже в начале 1918 года, этот профсоюз был распущен как «не отражавший интересы рабочего класса».

В дальнейшем противники новой власти в Самаре не раз прибегали и к вооруженному сопротивлению. Так, во время очередного рейда по борьбе с подозрительными лицами, спекулянтами и уголовным элементом 13 декабря на вокзале был убит член боевой красной дружины П.П. Баранов. Похороны бойца вылились в широкую народную манифестацию.

(ЦГАСО, Ф-136, оп.1, д. 3, л.л. 25-26; Ф-277, оп.1, д. 1, л.л. 101-116; Ф-813, оп.1, д.1, л. 81; «Приволжская правда», №№ 151-155 за 1917 год; «Волжское слово», № 247 за 1917 год; «Самарские ведомости», № 37 за 1917 год).

 

Было ли покушение на товарища Куйбышева?

Однако кульминацией общественного недовольства властью большевиков можно считать мощный взрыв в Белом доме, который до Февральской революции был резиденций самарских губернаторов (ныне это здание государственной академии искусств и культуры, улица Фрунзе, 167). Он произошел в 1 час 30 минут ночи 15 декабря 1917 года. Именно в этот момент в здании шло объединенное заседание ревкома и губисполкома. Взрыв разрушил почти все крыло бывшего губернаторского дома, в том числе и ту комнату, где должно было проходить упомянутое мероприятие. Однако по счастливой случайности буквально за полчаса до происшествия заседание по техническим причинам было перенесено в соседнее помещение, так что большинство ответственных работников не пострадали. Легкое ранение получил лишь один член ревкома - С.Я. Тиунов. Однако при этом жертвами взрыва стали восемь рядовых красногвардейцев (Н.Я. Спрыгин, В.А. Цыкин, В.Х. Лужевский, Ф.А. Сопляков, И.Г. Гушель, П.П. Колодов, З.А. Сарбаев и А.В. Егоров), и еще более 30 человек оказались ранеными в различной степени. Несмотря на все усилия чекистов и милиции, виновников этого происшествия установить так и не удалось.

Уже в то время основной официальной версией взрыва стали происки контрреволюционеров, которые, по мнению следствия, покушались на членов ревкома. Этот взгляд на происшествие в Белом доме нашел свое отражение в биографическом романе о В.В. Куйбышеве «С открытым забралом» (автор М.С. Колесников), которые впервые вышел в свет в 1977 году. В этой книге утверждалось, что взрыв организовал не кто иной, как бывший соратник товарища Куйбышева по революционному подполью, а впоследствии провокатор Л.К. Соловьев (он же Сапожков), и целью его злодейской акции было убийство председателя ревкома. Пошел же на нее Соловьев из-за чувства личной мести по отношению к Куйбышеву - мол, Валериан Владимирович подозревал его в двурушничестве еще до Февральской революции. Однако из архивных материалов видно, что все описанное в романе - лишь плод фантазии Колесникова. На самом деле версия об организации Соловьевым взрыва в Белом доме ничем не подтверждается - ни воспоминаниями современников, ни тем более документальными источниками.

На первом губернском съезде Советов Куйбышев в дополнение к его прежней должности был избран еще и председателем губисполкома (рис. 14,15). Однако совмещать два ответственных поста ему пришлось меньше месяца: декретом Совнаркома от 30 декабря Самарский губревком был упразднен, и наш герой остался «только лишь» председателем губисполкома Советов. В этой должности он пребывал вплоть до мая 1918 года, когда ревком в Самаре был восстановлен в связи с чрезвычайными событиями, которые в советско-партийной литературе получили название «анархо-максималистского мятежа».

(Попов Ф.Г. 1969. Летопись революционных событий в Самарской губернии. 1902 – 1917. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, с. 582-594).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Под ред. Г.И. Чудилина. Самара, Самарский дом печати. 2000. :1-408.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Самарская губерния – край родной. Т. I. Самара, Самарское книжное изд-во, 416 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2008. Самарская губерния – край родной. Т. II. Самара, изд-во «Книга», - 304 с., цв. вкл. 16 с.

Земля самарская. Очерки истории Самарского края с древнейших времен до победы Великой Октябрьской социалистической революции. Под ред. П.С. Кабытова и Л.В. Храмкова. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1990. :1-320.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1977. :1-406.

Куйбышевская область (Рекомендательный список литературы). Куйбышев, тип. им. Мяги. 1978. :1-260.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк, изд. 2-е. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1983. :1-350.

Матвеева Г.И., Медведев Е.И., Налитова Г.И., Храмков А.В. 1984. Край самарский. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во.

Наш край. Самарская губерния – Куйбышевская область. Хрестоматия для преподавателей истории СССР и учащихся старших классов средней школы. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1966. :1-440.

Наякшин К.Я. 1962. Очерки истории Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-622.

Попов Ф.Г. Летопись революционных событий в Самарской губернии. 1902-1917. Под ред. Проф. К.Я. Наякшина. Куйбышев. Куйб. кн. изд-во. 1969. 624 с.

Самарская область (география и история, экономика и культура). Учебное пособие. Самара 1996. :1-670.

Сыркин В., Храмков Л. 1969. Знаете ли вы свой край? Куйбышев, Куйб. кн. изд-во: 1-166.

Храмков Л.В. 2003. Введение в самарское краеведение. Учебное пособие. Самара, изд-во «НТЦ».

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 1988. Край самарский. Учебное пособие. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-128.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу