При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Панисламисты. 1910 год

Международные события года

 

1 марта 1910 года снежная лавина, сошедшая с Каскадной гряды в штате Вашингтон (США), уничтожила деревушку Веллингтон и стоявший на станции поезд с пассажирами. До этого с конца февраля на район обрушился неимоверной силы буран, бушевавший в течение многих дней, и снежный покров нарастал со скоростью 30 сантиметров в день. В итоге он достиг трехметровой толщины и полностью блокировал Большую Северную железную дорогу. При этом снегопад преградил путь пассажирскому поезду со 100 пассажирами, который был вынужден остановиться на маленькой станции Веллингтон. А в час ночи 1 марта со склона горы сорвался снежный пласт высотой 6 метров, длиной 1 километр и шириной до 500 метров, который устремился в направлении деревни Веллингтон. Лавина на огромной скорости врезалась в железнодорожную станцию, снесла здание паровозного депо, водонапорную башню, прочие постройки, а также стоящий здесь пассажирский поезд, и сбросила всё это в ущелье 45-метровой глубины. Когда начались спасательные работы, живыми удалось обнаружить только 26 человек, а 96 пассажиров погибли в раздавленном поезде. Лишь весной после снеготаяния на дне ущелья были обнаружены обломки построек и вагонов, а также тела людей.

 

9 августа 1910 года житель Чикаго (США) Альва Фишер запатентовал электрическую стиральную машину. И хотя механические приспособления для стирки белья существовали еще с середины XIX века, их до сих пор нужно было приводить в движение мускульной силой человека. Так, ещё в 1851 году американец Джеймс Кинг создал барабанную стиральную машину. Она состояла из деревянной кадки на колесах, в которую вставлялась ось с вращающимся дырчатым цилиндром. В кадку складывали белье, заливали его мыльным раствором, а затем вручную вращали барабан. Эта конструкция была громоздкой, а стирка требовала немалых физических усилий. С того времени изобретатели придумали немало подобных устройств, но все они имели ручной или ножной привод. И только упомянутый Альва Фишер сумел создать электрическую стиральную машину, которая по производительности труда намного превосходила своих предшественниц.

 

27 августа 1910 года в Копенгагене (Дания) открылся конгресс II Интернационала, в рамках которого здесь же проходила Вторая международная социалистическая женская конференция. В ходе этого форума выступила немецкая политическая деятельница Клара Цеткин, которая предложила ежегодно 8 марта праздновать День международной солидарности женщин в борьбе за их экономическое, социальное и политическое равноправие. Почему она выбрала именно 8 марта? Дело в том, что как раз в этот день в 1908 году в Нью-Йорке по призыву социал-демократической женской организации более 15 000 женщин прошли маршем через весь город, требуя сокращения рабочего дня и равных c мужчинами условий оплаты труда. Кроме того, было выдвинуто требование предоставления женщинам избирательного права. И уже в 1911 году Международный женский день был отмечен митингами и демонстрациями в Германии, Австрии, Дании и Швейцарии. В России это впервые произошло в 1913 году.

 

28 августа 1910 года князь Черногории Никола объявил о независимости своего государства и провозгласил образование Королевства Черногория. Однако Османская империя для возвращения своей власти в стране вскоре развязала Первую Балканскую войну, в ходе которой Черногория вступила в союз с Сербией, и им совместными усилиями удалось освободить от османов исторический район Санджака, который также вошёл в состав Черногории. В начале Первой мировой войны королевство стало союзником Антанты, но с января 1916 по октябрь 1918 года Черногорию оккупировала Австро-Венгрия. После окончания Первой мировой войны Черногория с 26 ноября 1918 года официально вошла в состав Сербии.

 

В 1910 году польско-французская исследовательница Мария Склодовская-Кюри в сотрудничестве с Андре Дебьерном впервые в мире выделила из солей чистый металлический радий, после чего изучила свойства этого элемента, а не его соединения, как это было прежде. Тем самым был завершён 12-летний цикл исследований, в результате которого было неоспоримо доказано, что радий является самостоятельным химическим элементом. За этот открытие Марии Склодовской-Кюри в 1911 году была присуждена Нобелевская премия по химии с формулировкой «За выдающиеся заслуги в развитии химии: открытие элементов радия и полония, выделение радия и изучение природы и соединений этого замечательного элемента». Если учесть, что Мария Склодовская-Кюри в 1903 году совместно со своим мужем Пьером Кюри уже получала Нобелевскую премию по физике за работы по изучению явления радиоактивности, то тогда она стала первой и пока единственной женщиной - дважды лауреатом Нобелевской премии.

 

Российские события года

25 апреля (8 мая) 1910 года в Николаевской церкви села Никольская Слободка недалеко от Киева обвенчались уже знаменитый в то время поэт 23-летний Николай Гумилёв и потомственная дворянка 20-летняя Анна Горенко. Лишь через год под её стихами появился псевдоним «Анна Ахматова». Познакомились они ещё в 1903 году в Царскосельской гимназии, когда Анне исполнилось 14 лет, а Николай был старше её на три года. На их свадьбу родственники с обеих сторон не пришли, так все они были против этого брака. Никто не верил в счастливое будущее их союза, и все считали, что он долго не продержится. Тем не менее брак Гумилёва и Ахматовой продлился восемь лет, но он не принес счастья ни Анне, ни Николаю. Уже через два года после женитьбы Гумилев завёл серьезный роман на стороне, а легкие увлечения у него случались и раньше. Впрочем, и Ахматова тоже вела себя отнюдь не так, как положено верной жене. В итоге в августе 1918 года супруги официально оформили развод.

 

5 (18) июня 1910 года в Киеве состоялся первый в истории полёт аэроплана, полностью спроектированного и построенного в Российской империи. Его создал и поднял в воздух князь Александр Кудашев, который был выходцем из древнего и известного рода, получил образование в Петербургском Институте Корпуса инженеров путей сообщения, работал на строительстве Юго-Западной и Тифлисской железных дорог, а также преподавал в Киевском политехническом институте. Авиацией Кудашев увлекся вскоре после знаменитых полётов братьев Райт, и в 1910 году он сумел построить летательный аппарат собственной конструкции. Первый российский самолёт получил свое название в честь автора — «Кудашев-1». Это был деревянный биплан с обтянутыми прорезиненным полотном крыльями и мотором мощностью 35 лошадиных сил. Длина самолета не превышала 10 метров, размах крыльев — 9 метров. На Сырецком ипподроме в Киеве он поднялся в воздух, продержался в воздухе около минуты и благополучно приземлился. А затем 15 (28) августа 1910 года на Гатчинском аэродроме прошли испытания первого типового отечественного самолёта «Россия-А», созданного на петербургском заводе «Первого всероссийского общества воздухоплавания».

 

14 (27) июня 1910 года III Государственная Дума по инициативе П.А. Столыпина приняла закон «Об изменении и дополнении некоторых постановлений о крестьянском землевладении», что давало стране дополнительный стимул для развития сельскохозяйственного производства. Сбор хлеба в России в период с 1906 по 1913 год увеличился в 1,6 раза (то есть так же, как за предыдущие 40 лет) и достиг 4,2 млрд. пудов. Благодаря этому достижению наша страна вышла на первое место в мире по экспорту хлеба. На эти же годы пришелся и невиданный ранее подъём российской промышленности, когда в течение нескольких лет она прирастала от 13 до 19% в год. Это позволило России с 1909 по 1913 годы вдвое увеличить объёмы промышленного производства.

 

1 (14) сентября 1910 года в подмосковном селе Апрелевка открылась первая русская фабрика граммофонных пластинок, совладельцами которой были немецкие предприниматели Готлиб Молль и его сын Иоганн. Позднее предприятие получило название «Апрелевский завод грампластинок». В первый год здесь выпустили 400 тысяч дисков под марками Metropol и Record, которые разошлись в считанные недели. После революции предприятие было национализировано, а на пластинках тех лет появилась ласточка, державшая в клюве нотный знак золотистого цвета, которая стала его эмблемой. В 1964 году в СССР была создана фирма грамзаписи «Мелодия», в структуру которой вошел и Апрелевский завод. Здесь выпускалось до 60% всех производившихся в СССР грампластинок. Но после начала массового выпуска магнитофонных кассет тиражи виниловых дисков стали падать. В 1991 году, когда Апрелевский завод произвёл около 33 млн. пластинок, он уже работал в убыток. Последняя партия виниловых пластинок здесь была выпущена в 1997 году.

 

В ночь на 28 октября (10 ноября) 1910 года граф Лев Николаевич Толстой ушёл из Ясной Поляны. Он покинул своё имение, намереваясь начать жить в соответствии с собственным учением о новом христианстве, которое ещё при его жизни стали называть толстовством. Великий писатель ушёл втайне от своей жены Софьи, оставив ей короткую записку: «Я не могу более жить в тех условиях роскоши, в которых жил, и делаю то, что обыкновенно делает старик моего возраста: уходит из мирской жизни, чтобы жить в уединении и тиши последние дни своей жизни». Но в поезде Толстому стало плохо, и граф был вынужден сойти на маленькой железнодорожной станции Астапово, где он и скончался 7 (20) ноября. Ныне эта станция называется «Лев Толстой». Кстати, осмотревший пациента железнодорожный врач не признал великого писателя в лицо, и в графе «Должность» медицинской карты он записал просто: «Пассажир с поезда № 12».

 

Самарские события года

22 января (4 февраля) 1910 года сотрудники Самарского губернского жандармского управления произвели массовой арест членов нелегальной противоправительственной организации, существовавшей в Самарском реальном училище, в которой насчитывалось, по разным данным, от 30 до 50 участников и сочувствующих. Реалисты выпускали подпольный журнал «Пробуждение», а затем от основной массы откололась отдельная группа, которая тала выпускать журнал «В чужом стане». К реалистам-подпольщикам примыкали также ученики 1-й мужской гимназии, коммерческого училища, 1-й женской гимназии. Руководил организацией старшеклассник реального училища Евгений Охитович. По делу проводилось расследование, закончившееся отчислением из учебных заведений большой группы учащихся, которые были поставлены под гласный или негласный надзор в полиции.

 

3 (16) мая 1910 года в Самарском окружном суде началось слушание уголовного дела 30-летней крестьянки Елене Ивановой Ковтуненко, обвиняемой в незаконном содержании номеров для разврата. Как видно из материалов дела, «Ковтуненко, имеющая квартиру в Самаре в доме № 43 на улице Троицкой, в ночь на 31 марта 1910 года для непотребства пустила в содержимые ею номера крестьян Логинова и Сыромятникову». Согласно материалам предварительного следствия, сводница сдавала эти номера для целей разврата незаконно, не имея необходимой на то регистрации и не уплачивая пошлин и налогов. На этом основании суд приговорил Елену Ковтуненко к денежному взысканию в размере 100 рублей, а при несостоятельности - к замене штрафа арестом на один месяц. Апелляция Ковтуненко была оставлена без удовлетворения.

 

25 мая (7 июня) 1910 года в Самаре состоялась торжественная закладка трубочного завода (в советское время – завод имени А.М. Масленникова), а 27 мая (9 июня) того же года – закладка завода взрывчатых веществ у небольшой железнодорожной станции Томылово (ныне ОАО «Полимер»). Эти предприятия всего через полтора года после их закладки позволили выпускать для российской армии боеприпасы, снаряжённые тротилом – новейшим видом бризантного взрывчатого вещества. Строительство новых оборонных предприятий стало следствием поражения нашей страны в Русско-Японской войне, одной из причин которого как раз и стало отставание российских вооружений от иностранных аналогов.

 

3 (16) октября 1910 года над Самарой состоялся самый первый полёт аэроплана. Невиданное ранее в нашем городе зрелище проходило в рамках праздника воздухоплавания, проведенного Всероссийским аэроклубом в разных городах страны и финансируемого группой отечественных промышленников. Первым самарским аэродромом стало поле ипподрома скакового общества, который тогда располагался в районе нынешних клиник медицинского университета на Московском шоссе. Специально приехавший в Самару один из первых российских авиаторов Владимир Лебедев при огромном стечении народа около 5 часов вечера поднял в воздух французский летательный аппарат «Фарман», и через несколько минут вновь мягко опустил его на землю. В дальнейшем это поле самарского ипподрома, в то время расположенного далеко за городской чертой, регулярно использовалось как местными, так и приезжими авиаторами в качестве взлетно-посадочной площадки.

 

Главное самарское событие года

17 (30) ноября 1910 года в соответствии с секретным приказом губернатора Николая Васильевича Протасьева Самарское губернское жандармское управление (СГЖУ) начало расследование по делу группы самарских панисламистов (ваххабитов). В это время стало известно, что в Самарскую губернию под видом купцов с тайной миссией прибыли эмиссары панисламистского движения из Турции, имеющие своей целью налаживание связей со сторонниками Всемирного халифата на территории Бугульминского уезда Самарской губернии. Разработкой этих эмиссаров и их агентов СГЖУ занималось до марта 1911 года, после чего была проведена операция по их обезвреживанию.

 

Враг с Востока

«Когда окончательно осуществится наше объединение и будут достигнуты наши цели, тогда мы сможем присоединиться к Халифу нашего пророка… Все мусульмане земного шара обязаны находиться под покровительством великого Халифата. Необходимо, чтобы, как по шариату, так и по собственному мнению, мусульманские державы самоотверженно преследовали одну и ту же цель – свое объединение во всемирном Халифате. Это единение необходимо для мусульман, ибо они составляют одно тело, а Халифат – самая важная часть этого тела… Согласно статьям Корана, все мусульмане должны составлять мусульманское войско. В настоящее время, чтобы защищать права ислама, а также свою религию, мы должны приобретать оружие новейших систем и изучать его производство, так как тогда только мы и сможем стоять против наших врагов…»

 

Зеленое знамя ваххабитов

Это вовсе не выписка из агитки боевиков, которые и по сей день нелегально распространяются в Чечне и в некоторых других регионах Северного Кавказа. И хотя только что прочитанная вами выдержка, вне всякого сомнения, имеет самое прямое отношение к фундаменталистской пропаганде, она, оказывается, относится не к сегодняшнему дню нашей страны, а к российской истории почти столетней давности. Возможно, это вас удивит, но приведенный выше фрагмент представляет собой часть программной речи одного из лидеров ваххабизма, произнесенной им на горе Арафат в Мекке 4 декабря 1910 года и затем опубликованной на арабском языке в еженедельном мусульманском журнале «Сиратал-Мустагим» («Правильный путь») (рис. 1). А в феврале 1911 года этот журнал вместе с другой ваххабитской литературой был изъят при обыске в доме у муллы Закияна Шангареева, проживавшего в деревне Еланкуля Бугульминского уезда Самарской губернии. Сейчас материалы этого дела находятся в Центральном Государственном архиве Самарской области (ЦГАСО).

Как свидетельствуют материалы недавно рассекреченного следственного дела из фонда Самарского губернского жандармского управления (СГЖУ), хранящегося в ЦГАСО, в те зимние дни 1911 года в Самаре и в Бугульминском уезде проводилась операция по разоблачению и ликвидации активно действующей организации панисламистов. При этом в ходе следствия выяснилось, что такая структура была создана еще в конце лета 1910 года при непосредственном участии турецких агентов, которые под видом мусульманских миссионеров около двух месяцев нелегально находились на территории Самарской губернии.

Оказывается, идея о создании всемирного мусульманского Халифата и завоевания приверженцами ваххабитской идеологии всего земного шара возникла не пять и даже не десять лет назад, а еще в XIX веке. При этом после 1909 года, когда к власти в Турции и Персии пришли сторонники крайне правого исламского фундаментализма, лидеры ваххабитов резко усилили свою нелегальную пропагандистскую деятельность в тех российских губерниях, где численность жителей мусульманского вероисповедания всегда была традиционно высока.

Как известно, новая религия – ислам вместе с молодой арабской нацией стала распространяться на Ближнем и Среднем Востоке, а также в Северной Африке с VII века нашей эры. Но вершины своего политического могущества ислам достиг к середине XVII века. Главным оплотом этой религии в то время была Османская империя, покорившая Малую Азию, Сирию, Месопотамию, африканское средиземноморское побережье и все Балканы. В 1688 году османские войска лишь чудом не взяли Вену и поставили под угрозу само существование ряда европейских государств. Однако уже с начала XVIII века политическое влияние турок и ислама в целом пошло на убыль как в Европе, так и в Азии. С востока на Османскую империю начала наступать Великобритания, колонизировавшая Индию, с севера ее все сильнее теснила Россия, отбившая у нее Крым и Северное Причерноморье, а на западе османцы все сильнее ощущали влияние Австро-Венгрии, которая к концу столетия почти полностью завладела Балканами.

Неспокойно в это время было и на южных рубежах Османской империи. В середине XVIII века здесь подняло голову арабское освободительное движение, в котором наибольшую силу и влияние приобрел ваххабизм – религиозное течение, основателем которого стал сын шариатского судьи Мухаммед Абд аль-Ваххаб (рис. 2). Опираясь на философию суфизма, он проповедовал возврат к фундаментальному исламу, отказ от культа святых и различных бытовых новшеств (в ваххабизме они именуются «бида») - главным образом от тех, которые к тому времени стали нормой в среде турецкой знати. При этом провозглашалось, что для общения с Аллахом правоверному не нужны никакие земные посредники вроде священнослужителей, а также не нужны и специальные культовые сооружения.

Исходя из этого посыла, Ваххаб и его последователи призывали к строгому соблюдению морально-этических принципов ислама, провозглашенных еще в VII веке, осуждали роскошь и стяжательство, и при этом очень важное место отводили идее о священной войне (джихаде) как против неверных, так и против тех мусульман, которые «отступили» от принципов раннего ислама. Уже в то время для ваххабизма был характерен крайний фанатизм в вопросах веры и признание необходимости вооруженной борьбы со своими политическими и идеологическими противниками.

 

Под маской религиозных миссионеров

К началу ХХ века под влиянием общемировых революционных процессов резко усилились антиправительственные настроения в Османской империи и в Персии. В Стамбуле их итогом стал так называемые младотурецкий военный переворот, которой произошел в апреле 1909 года. Эти события продолжались несколько дней и закончились свержением деспотического режима Абдулы Хамида II (рис. 3), после чего на престол в Стамбуле был возведен султан Мохаммед V (рис. 4), провозгласивший в стране конституционную монархию. Но этим ближневосточные революционные события не закончились: в июле того же года практически по аналогичному сценарию произошел военный переворот в Тегеране, получивший название младоперсидского. В ходе его был свергнут шах Мохаммед Али (рис. 5), а его место занял 12-летний Ахмед-шах (рис. 6). При этом в обеих странах у власти оказались правители с откровенно фундаменталистскими взглядами на ислам, которые во многом совпадали с позициями лидеров набиравшего в то время силу арабского ваххабизма.

Уже в конце 1909 года младоправители Османской империи и Персии заявили о претензиях на усиление влияния своих государств в международных отношениях, и в первую очередь - в мусульманском мире. Радикальный (фундаментальный) ислам ими тогда же был объявлен наиболее авторитетной и «чистой» религией, которой по праву принадлежат души всех людей, проживающих в Азии и на Северной Африке, а в перспективе – и на всем земном шаре. При этом в сферу своих первоочередных интересов лидеры младотурецкого и младоперсидского режимов включили и Россию, где последователи мусульманства уже в то время находились на втором месте по своей численности после православных. Здесь необходимо отметить, что в деле своей экспансии в Россию стратеги панисламизма существенное место уделяли наркотикам, в первую очередь - на основе конопли, которые к тому времени уже сотни лет являлись необходимым элементом быта в Турции и Персии, а также средством удержания в повиновении самых широких народных масс.

Еще с середины XIX века, когда в арабских странах и в Османской империи начали заметно усиливаться позиции фундаменталистского ислама, стала расти и численность мусульманских миссионеров и проповедников, приезжавших с Ближнего Востока, из Аравии и Персии в российские регионы Поволжья и Северного Кавказа. Помимо пропаганды «чистого» ислама, они занимались тайным распространением идеологии других мусульманских течений - в частности, ваххабизма. К тому же очень многие мугаллимы (учителя) и имамы (священники) из Самарской, Казанской, Уфимской и ряда других российских губерний в то время получили образование в странах Востока.

Ко второй половине XIX века ваххабизм приобрел громадное влияние на религиозную жизнь ближневосточных государств, а в Саудовской Аравии стал государственной религией. Неудивительно, что тогда же проблемой проникновения в нашу страну чужой культуры стал вплотную заниматься Отдельный корпус жандармов, входивший в структуру МВД Российской империи (рис. 7).

Как известно, уже с момента своего создания все губернские жандармские управления Российской империи занимались не только борьбой с внутренними политическими врагами самодержавия, но в числе прочего выполняли еще и контрразведывательные функции. Особенно остро проблема восточной экспансии для мусульманских регионов России стала ощущаться в начале ХХ века, когда обстановка, сложившаяся в мире, уже предвещала приближение большой войны. Об этом как раз и свидетельствуют недавно рассекреченные материалы Самарского губернского жандармского управления (СГЖУ). Здесь стоит привести выдержки из этих уникальных архивных документов.

 

Дело бугульминских панисламистов

Вот какое письмо осенью 1910 года поступило из Санкт-Петербурга в Самару на имя губернатора Николая Васильевича Протасьева (рис. 8).

«Циркуляр департамента духовных дел МВД Российской империи, 7 октября 1910 года. № 9667. Направлено всем российским губернаторам. Секретно.

По доставленным Министерству сведениям, руководители младотурецкого движения, не ограничиваясь в пропаганде своих идей пределами Турции, решили способствовать возрождению ислама в других странах, и, в частности, развивать панисламскую и пантюркскую идею в России. С этой целью младотурецкие вожди послали в Россию под видом купцов, возвращающихся из Мекки богомольцев и т.п. ряд начитанных и преданных новым идеям ходжей для проверки среди наших мусульман теории о единстве всего мусульманского мира. Посылаются эти опасные для единства всего нашего государства проповедники большей частью на Волгу, в местности со значительным татарским и вообще мусульманским населением, затем в Крым, на Кавказ и в Туркестанский край.

Ввиду чрезвычайной серьезности предпринятой из Турции меры, могущей растлевающее повлиять на наше магометанское население, уже имеющее в своей среде немало лиц, сочувствующих обособлению своих единоверцев и тяготению их у Турции как к религиозно-политическому центру, я считаю необходимым обратить на изложенное особое внимание Вашего Превосходительства. Без сомнения, что всякое влияние на наших подданных мусульман со стороны политических деятелей культурно враждебного нам государства, каким является Турция, должно быть пресечено в корне. Поэтому независимо от общих мер, которые Ваше превосходительство имеете принять в зависимости от особенности местных условий, предлагаю Вам установить самое тщательное наблюдение за появление означенного рода лиц из Турции и при обнаружении их принимать самые безотлагательные меры для выдворения их за пределы Империи.

Об оказавшихся и об имеющих быть принятыми мерах Вашему Превосходительству надлежит незамедлительно доносить мне.

Подписал Министр внутренних дел, статс-секретарь П.А. Столыпин (рис. 9).

Скрепил директор, в должности гоф-мейстера Высочайшего двора Ал. Харузин» (рис. 10, 11).

К этому письму Столыпина прилагался перевод статьи из еженедельного журнала «Сиратал-Мустагим» («Правильный путь»), выдержка из которой как раз и приводилась в начале настоящей статьи. В связи с ней министр внутренних дел и предлагал жандармам обратить особое внимание на литературу, привозимую миссионерами из Турции и Персии, поскольку значительная ее часть по отношению к России носила откровенно подрывной характер.

Из всех районов Самарской губернии в начале ХХ века по численности исламского населения первое место занимал Бугульминский уезд (рис. 12), где большое влияние среди населения имели местные мусульманские священники (рис. 13). Именно оттуда в Самару чаще всего поступала агентурная информация о приезде и неблаговидной деятельности иностранцев, выступающих под личиной религиозных проповедников. В связи с этим уже вскоре после получения губернатором Н.В. Протасьевым циркулярного письма МВД начальником СГЖУ было направлено секретное предписание на имя Бугульминского уездного исправника С. Лукашенко, в котором говорилось следующее:

«Ноября 17 дня 1910 года.

Имеются слухи, что в настоящее время в Бугульминском уезде находятся два турецких эмиссара… Проживают турки по татарским паспортам. Главным пунктом их нахождения считается дер. Альметьево (ныне город Альметьевск, Татарстан – В.Е.), куда много съезжается из других деревень на базар; в Альметьево турки на почве своих проповедей имеют сношения с одним из мулл. Ввиду этого прошу Ваше Высокоблагородие о розыске турок, установить за ними негласное наблюдение, выяснить цель их приезда в уезд и о последующем меня уведомить» (рис. 14, 15).

К тому времени СГЖУ располагало сведениями о том, что данный приезд миссионеров из стран Востока в Самарскую губернию в период 1909-1910 годов был далеко не первым. Поэтому упомянутое выше указание о розыске турок, тайно прибывших в Бугульминский уезд осенью 1910 года, местные полицейские чины постарались тут же выполнить со всей тщательностью. Однако сделать это в полной мере им не удалось по причине того, что оба турецких нелегала еще недели за две до начала поисков отбыли из Самары в Астрахань последним пароходом, после чего, согласно агентурной информации, они намеревались следовать в сторону Баку. Наблюдением за их дальнейшими передвижениями по России занимались уже другие территориальные отделения корпуса жандармов, а вот в Самарской губернии тут же было установлено наблюдение за всеми муллами и мугаллимами, с которыми турецкие эмиссары общались теснее всего.

В связи с этим в конце 1910 года из Самары на имя Бугульминского уездного исправника С. Лукашенко одно за другим шли указания примерно такого характера: «Прошу принять самые энергические меры к приобретению секретной агентуры для освещения татарского движения во вверенном Вам уезде» (рис. 16, 17). Исправник же в одном из своих ответных писем по этому поводу написал начальству следующее: «Приобрести секретную агентуру и поставить ее правильно в Бугульминском уезде… чрезвычайно трудно. Этому препятствует прежде всего фанатизм мусульман, их сплоченность и то наказание, коим грозит Коран мусульманину, отдавшемуся в руки так называемых «неверных»… Во всяком случае, мне, хотя и с большим трудом, но удалось приобрести агентуру в лице имама Адылева, псевдоним «Татарин». Сей агент пошел на услуги не только ради материальной выгоды, сколь по причинам совершенно другого характера… Агент «Татарин» оплачивается в месяц 20-25 рублей… Есть и другой агент из мусульман, псевдоним «Рашид», человек весьма и весьма даже состоятельный, крупный торговец, очень развитой и начитанный… Он… оказывает нужные мне услуги не потому, что лично мне предан, а потому, что в силу некоторых обстоятельств неполитического характера находится в большой зависимости от меня» (л.л. 18, 19).

Османские деньги для подрыва России

С декабря 1910 года по февраль 1911 года исправник Бугульминского уезда получил большой объем агентурной информации, из которой следовало, что наибольшей активностью в панисламистской деятельности в этот период отличались двое жителей уезда – мулла Закиян Шангареев из деревни Еланкуля и бугульминский учитель Рифкат Даишев. Из-за рубежа (в основном из Стамбула) на их имя по-прежнему поступало большое количество газет, журналов и прочей литературы ваххабитского толка - как по почте и с нарочными. В распространении среди мусульманского населения этих изданий, содержащих в себе идеи создания «всемирного Халифата», оба наблюдаемых за эти месяцы проявили завидную активность.

К началу марта 1911 года жандармы собрали достаточное количество информации в том, что в Бугульминском уезде действительно действует «организация магометан, имевшая одной из своих задач подрыв благочиния и духовного благополучия Российской империи». Жандармское управление достоверно убедилось, что Шангареев и Даишев причастны к движению местных ваххабитов. После этого началась операция по нейтрализации преступного сообщества. В начале марта к обоим неблагонадежным деятелям нагрянула полиция. Шангареева и Даишева арестовали, а в их домах были произведены обыски. В общей сложности у них конфисковали несколько ящиков религиозной литературы фундаменталистского толка на татарском и арабском языках.

В частности, здесь была обнаружена статья под заголовком «Пробуждение в мусульманском мире», опубликованная в январе 1911 года в турецком журнале «Сиратал-Мустагим» (печатный орган фундаменталистов). В ходе следствия был сделан ее перевод на русский язык, который ныне тоже находится в материалах рассекреченного следственного дела. И сейчас, читая эту статью, поневоле поражаешься тому, что и сто лет назад лидеры ваххабизма проповедовали те же самые идеи, которые в наше время их последователи поднимают на свое зеленое экстремистское знамя. Вот выдержка из этой статьи, из которой читателю сразу все станет понятно.

«Что касается панисламизма, то он заключается в следующем. Мы, мусульмане, должны составлять из себя один цивилизованный народ, чтобы и в христианских странах мы пользовались такими же правами, как и христиане. Мы хотим, чтобы и в европейских странах у нас были наши фабрики, заводы, учебные заведения, чтобы эти страны постепенно тоже сделались мусульманскими… В прошлые времена мусульмане своей цивилизацией открывали глаза остальным невежественным народам. Те народы, которые находились в диком состоянии, после принятия религии ислама жили новой жизнью, делались нравственными, религиозными и цивилизованными. Из этого можно заключить, что цивилизация 20-го века должна принадлежать только мусульманам. Но сейчас нам очень и очень жаль, что мусульмане, достигнув своего могущества, ослабили веру в Бога, не обращают должного внимание на просвещение и науку, прекратили стремление к прогрессу, сделав тем самым шаг к невежеству. Поэтому европейцы захватили у мусульман науки и культурность, и, объявив себя цивилизованными, пытаются господствовать над исламом. Мусульмане же, вместо того, чтобы заключать союзы, поддерживать друг друга и действовать против неверных, начали ссориться между собой, благодаря чему попали в зависимость от европейцев. Только возврат к истокам ислама и объединение всех мусульман во всемирном Халифате может привести к вечному господству ислама на всем земном шаре» (рис. 20).

В целом же эта полицейская акция получила большой общественный резонанс не только в масштабах губернии, но и в прилегающих регионах, о чем исправник Лукашенко в своей докладной от 20 марта 1911 года на имя начальника СГЖУ писал следующее: «Почти одновременные аресты муллы Шангареева и учителя Даишева, произведенные в разных местах уезда, и при том в районе весьма важных пунктов, произвели огромное впечатление на мусульманское население и весьма отрезвляюще подействовали на некоторые горячие умы из среды духовных лиц и лиц педагогического персонала» (рис. 21).

Почти сразу же после ареста Шангареева и Даишева этапировали в тюрьму города Сарапула Вятской губернии (ныне он относится к Удмуртии). Это было связано с особенностями расследования: оказалось, что в Сарапуле практически одновременно с бугульминской жандармской операцией были арестованы двое мулл - братья Абдулла и Габайдулла Бобинские, с которыми Шангареев и Даишев поддерживали тесные контакты. Как выяснилось, Бобинских упрятали за решетку неспроста: в ходе агентурной разработки контрразведчикам удалось установить, что эти братья были фактически казначеями всей фундаменталистской исламской организации Среднего Поволжья и Южного Урала. На их имя не раз поступали крупные денежные суммы в российских рублях с анонимных счетов в Стамбуле, и эти деньги расходовались отнюдь не на нужды местных мусульманских общин, а опять же на издание литературы ваххабитского толка и на ее распространение. Часть турецких денег, как выяснилось, перепало также Шангарееву и Даишеву.

В том же 1911 году Абдулла и Габайдулла Бобинские решением суда были признаны виновными в подрывной деятельности против Российской империи и приговорены к десятилетним каторжным работам. А вот в отношении Шангреева и Даишева судьба оказалась более милостива, о чем свидетельствует коротенькая справка из следственного дела: «Шангареев и Даишев… содержались в Сарапульской тюрьме до 26 июня 1911 года. После этого дело в отношении их было прекращено за недостаточностью собранного против них материала» (рис. 22).

…Как известно, в Первой Мировой войне 1914-1918 годов Османская империя выступила на стороне прогерманского блока, и после своего поражения распалась на ряд балканских и ближневосточных государств. В 1918 году здесь произошла демократическая революция под руководством М. Кемаля (Ататюрка) (рис. 23), и в итоге в 1923 году было провозглашено Турецкое государство. Его руководство тогда же отказалось от радикальной исламизации страны, взяв курс на демократическое развитие общества по европейскому образцу, и именно тогда, по мнению историков, Турция перестала быть мировым апологетом панисламизма и ваххабизма. Однако история повторяется: как мы знаем, современные лидеры этих реакционных течений и по сей день не отказываются от бредовой идеи о создании всемирного мусульманского Халифата.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

(При подготовке данной публикации были использованы материалы Центрального государственного архива Самарской области – ЦГАСО: Ф-468, оп. 1, д.д. 1393, 1792, 1896 «с»).

 

Литература

Ерофеев В. Самарские жандармы против халифата. – Газета «Секретные материалы», № 5 – 2006 год.

Ерофеев В. Враг с Востока. – «Волжская коммуна», 27 ноября 2010 года.

Ерофеев В. Враг с Востока. – Журнал «Загадки истории», № 23 – 2013 год.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара