При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

1909 год

Международные события года

6 апреля 1909 года 53-летний американский офицер Роберт Эдван Пири впервые в истории человечества достиг Северного полюса. Он стартовал на собачьих упряжках с северного побережья Гренландии за пять недель до указанной даты. Вскоре после своего возвращения Пири отправил телеграмму американскому президенту Уильяму Тафту, избранному на этот пост незадолго до начала его путешествия. В телеграмме Пири сообщил, что преподносит президенту в дар Северный полюс. Тафт ответил: «Благодарю за щедрый дар, но не знаю, что с ним делать». Кстати, в пути командора сопровождал его темнокожий слуга Мэттью Хенсон. Однако из-за цвета кожи и социального происхождения роль Хенсона в покорении Северного полюса американским правительством была официально признана только в 1945 году, когда ему была вручена медаль за выдающиеся заслуги в области науки.

 

27 апреля 1909 года лидеры радикального движения младотурок низложили султана Османской империи Абдул-Хамида II, после чего на престол был возведён его брат Мохаммед V (Мехмед V). С этого времени реальная власть в империи стала принадлежать уже не султану, а так называемому триумвирату – Энвер-паша, Талаат-паша, Джемаль-паша. Эти пришедшие к управлению Османской империей младотурки имели откровенно фундаменталистские взгляды на ислам, которые во многом совпадали с позициями лидеров набиравшего в то время силу арабского ваххабизма. Уже в конце 1909 года младоправители заявили о претензиях на усиление влияния своего государства в международных отношениях, и в первую очередь - в мусульманском мире. Режим младотурок оставался у власти до конца 1918 года, когда начала рушиться сама Османская империя.

 

28 июля 1909 года английский пассажирский пароход «Варата», на борту которого находилось 211 человек, вышел в рейс по маршруту Дурбан – Кейптаун (Южная Африка), после чего бесследно пропал без вести вместе с людьми. Несмотря на многомесячные поиски, до сих пор не удалось найти ни самого судна, ни его обломков или тел погибших.

 

В 1909 году американский эмбриолог Томас Хант Морган заново переоткрыл законы наследственности, установленные ещё Грегором Менделем в 1865 году. Используя для своих опытов плодовых мушек-дрозофил, имеющих очень короткий цикл размножения (всего восемь дней), Морган выяснил, что материальными носителями элементов наследственности (генов) являются особые структуры в клеточном ядре, называемые хромосомами. В 1933 году за своё открытие Морган был удостоен Нобелевской премии по физиологии и медицине.

 

В 1909 году Нобелевская премия по литературе впервые была присуждена женщине – шведской писательнице Сельме Лагерлёф за её детскую повесть «Чудесное путешествие Нильса Хольгерсона с дикими гусями». Книга задумывалась как учебная, которая в увлекательной форме должна была рассказать детям о Швеции, её географии и истории, легендах и культурных традициях. Главный герой книги Нильс, заколдованный гномом, становится очень маленьким, и вместе со стаей гусей, ведомой старой мудрой Аккой Кнебекайзе, на спине гуся Мартина путешествует по всей Швеции. Благодаря встречам и событиям в Нильсе просыпается доброта, он начинает волноваться о чужих несчастьях, радоваться успехам другого, переживать чужую судьбу, как свою. В итоге из путешествия Нильс возвращается настоящим человеком. Книга Сельмы Лагерлёф впоследствии была переведена на многие языки мира, в том числе и на русский, и выдержала множество изданий.

 

Российские события года

23 марта (5 апреля) 1909 года Россия под давлением Германии признала аннексию Боснии и Герцеговины, проведенную Австро-Венгерской империей ещё в октябре 1908 года. Против аннексии категорически возражала Сербия, которая считала Боснию и Герцеговину исконно сербской территорией. Однако Германия заверила Австро-Венгрию, что в случае военного конфликта с Сербией она может полностью рассчитывать на германские вооружённые силы. И когда 22 марта 1909 года Германия направила ультиматум России с требованием признать аннексию, император Николай II уже на следующий день телеграфировал кайзеру Вильгельму о том, что он согласен на это признание. В Европе такое решение русского царя назвали «дипломатической Цусимой». Затем под давлением России Сербия 31 марта также была вынуждена признать аннексию Боснии и Герцеговины.

 

18 (31) мая 1909 года в Париже постановкой «Князь Игорь» начались первые Дягилевские вечера Русского балета. Группа Сергея Павловича Дягилева, выдающегося русского театрального и художественного деятеля, прибыла во французскую столицу из Петербурга более чем за месяц до премьеры. Репертуар состоял из нескольких балетов, поставленных Михаилом Фокиным, который как раз в то время начинал свою карьеру хореографа. 19 мая парижскому зрителю были представлены также «Павильон Артемиды», «Половецкие пляски» и «Пир», а 2 июня – «Сильфиды» и «Клеопатра». Премьера балетных сезонов Дягилева настоящим триумфом, публика и критики восторженно отзывались о мастерстве русских танцовщиков, особенно отметив Нижинского, Павлову и Карсавину. Дягилевские вечера в Париже продолжались вплоть до 1929 года, до самой смерти Дягилева.

 

8 (21) июня 1909 года на Русско-Балтийском вагонном заводе, расположенном в Риге, началось массовое производство первого русского серийного автомобиля под названием «Руссо-Балт». Главным конструктором машины стал бельгийский инженер Жульен Поттера, который разработал её проект на основе автомобилей фирмы Fondu. Первая модель «Руссо-Балт-С» имела объём двигателя 4,5 тысячи кубических сантиметров, расчётную мощность 24 лошадиных силы, а максимальную - 30 лошадиных сил. Эта модель стала самой массовой в истории предприятия – всего было выпущено 347 экземпляров. После начала Первой мировой войны автомобильный отдел Русско-Балтийского вагонного завода в целях безопасности из Риги был эвакуирован в Москву, где также продолжалось производство машин. В 1918 году Русско-Балтийский завод был национализирован и переименован в Первый государственный бронетанковый завод.

 

29 сентября (12 октября) 1909 года в Москве был открыт памятник первопечатнику Ивану Фёдорову. Подписка на сбор средств для этого памятника началась ещё в 1870 году, а инициатором установки стало Московское археологическое общество. Но реализация проекта по ряду причин долго откладывалась, и лишь в 1901 был объявлен международный конкурс на лучший эскиз. Победителем был признан московский скульптор С.М. Волнухин. На открытии памятника были представители московских властей и общественных организаций, о вся церемония сопровождалась крестным ходом. На следующий день у памятника появился венок с надписью «Первому мученику русской печати», намекавший на подвижничество первопечатника и те опасности, с которыми ему пришлось столкнуться в Москве.

 

5 декабря 1909 года у Черной речки в Петербурге произошла дуэль на пистолетах между известными поэтами Николаем Степановичем Гумилёвым и Максимилианом Александровичем Волошиным. Поводом для дуэли стала начинающая поэтесса Елизавета Дмитриева, учительница подготовительного класса гимназии, публиковавшая свои стихи под псевдонимом Черубина де Габриак. В неё были влюблены и Волошин, и Гумилёв, но Дмитриева при откровенном разговоре отдала предпочтение Волошину. В ответ на это разочарованный Гумилёв позволил себе нелестные высказывания в адрес девушки, за что Волошин публично отвесил ему пощёчину. Местом для дуэли поэты выбрали знаменитую Чёрную речку, где за 70 лет до них уже сходились Пушкин и Дантес, и отыскали для этого пистолеты пушкинских времён. Распорядителем дуэли согласился стать уже известный в то время писатель Алексей Николаевич Толстой, который лично отмерил 20 шагов между барьерами. Стрелявший первым Гумилёв промахнулся, а у Волошина вышла осечка. Гумилёв потребовал второго выстрела, но Волошин намеренно выпустил заряд в снег мимо соперника. Алексей Толстой после этого объявил, что дуэль окончена. По факту дуэли состоялись следствие и суд, который приговорил Гумилёва к семи суткам домашнего ареста, а Волошина – к одним суткам. Поэты помирились только в 1921 году, незадолго до трагической гибели Гумилёва.

 

Самарские события года

14 июня 1909 года в Самаре в присутствии губернатора и правительственной комиссии был отслужен молебен на месте закладки первых труб городской канализационной системы. Еще через две недели уже были проложены первые сотни метров канализации. Но этому событию предшествовали переговоры городского мецената и владельца Самарского пивоваренного завода Альфреда фона Вакано и известного в Европе инженера Вильяма Линдлея, который в 1907 году дал согласие на разработку проекта самарской канализации. Тот же фон Вакано оплатил все проектные работы, которые ему обошлись в 15 тысяч рублей. После начала прокладки коллекторов Самарскую канализационную комиссию возглавил известный в Самаре другой известный в городе предприниматель Василий Павлович Ушаков. Он вплотную занялся сбором денег на будущее строительство, а также сам вложил в него немало личных средств. К началу революционных событий 1917 года в Самаре было построено свыше 35 километров основных коллекторов и трубных линий городской системы канализации. При этом следует отметить, что в то время подобную коммунальную систему имели лишь 11 городов России.

 

29 июня 1909 году самарский предприниматель и спортсмен Пётр Николаевич Поляков на машине марки «Берлие» принял участие в первых российских автогонках на выносливость по маршруту Петербург – Рига – Петербург общей протяженностью около тысячи вёрст. Известнейшие автомобильные фирмы Европы и Америки командировали на эти соревнования своих лучших гонщиков и механиков. Но в итоге из 23 участников к финишу прибыли только 11, в том числе и самарский автомобилист. Победителем гонок стал петербуржец А. Донье с результатом 13 часов 01 минута, однако Поляков, прошедший дистанцию за 14 часов, занял почетное третье место, и был награжден призовым кубком. Между прочим, в то время даже скорый поезд преодолевал расстояние от Петербурга до Риги лишь за 24 часа. Кстати, Поляков создал первый в Самаре спортивный автоклуб, а затем стал организатором автомобильных перевозок почтовой корреспонденции в пределах города.

 

17 сентября 1909 года в Самаре приехал известный оперный певец Фёдор Иванович Шаляпин, который пробыл здесь три дня и дал здесь несколько концертов. Это было его третье посещение нашего города. В этот раз великому певцу сразу же предложили выступать в театре-цирке «Олимп». В то время здесь была абсолютно круглая арена. Когда приезжала цирковая труппа, кресла снимались и ставился временный барьер. И когда Шаляпин вышел на сцену, где ощущался запах лошадей, он сказал: «Я в конюшнях не пою!» Положение спас лишь опытный продюсер концерта, который существенно поднял гонорар за его выступление, и в итоге артист всё же согласился петь даже «в конюшне». Ещё Шаляпин посетил могилу своей матери, умершей в Самаре в большой бедности и похороненной на Всесвятском кладбище. Но никто не мог указать точное место её захоронения, и певец довольно долго его искал, пока какой-то священник не отвёл его в уголок кладбища, заросший сорными травами, и сказал: «Кажется, здесь». В своих воспоминаниях Шаляпин позже написал: «Я взял отсюда комок земли, который храню и до сего дня, отслужил панихиду, поплакал о матери, а вечером, во фраке, с триумфом пел концерт. Как будто так и надо».

 

17 декабря 1909 года в 8 часов 15 минут вечера на станции Муханово Самаро-Златоустовской железной дороги вследствие неправильно переведённой стрелки товарный поезд № 991, шедший из разъезда Алтуховки названной дороги, был принят на второй путь, где уже стоял воинский эшелон № 92. При столкновении поездов получили повреждения новобранцы, находившиеся в поезде № 92 - крестьяне Никита Косолапов и Максим Овсянников. У Косолапова оказалась сломана бедренная кость на правой ноге, причем при её срастании получилось искривление ноги, ставшей короче на 3 сантиметра. Овсянников получил рану около уха (менее тяжкие телесные повреждения). Виновными в аварии были признаны стрелочник Александр Плешаков и дежурный помощник начальника станции Терентий Прусаков. Оба получили наказание: арест на семь дней каждому.

 

Главное самарское событие года

16 февраля (1 марта) 1909 года Самарский окружной суд вынес приговор по уголовному делу редактора газеты «Волжское слово» 32-летнего Василия Васильеве Ветрова, обвиняемого по п. «в» ст. 5 разд. VIII «Временных правил о печати». Ему было поставлено в вину, что в № 98 этой газеты от 9 мая 1908 года, в статье под названием «Бюджетное право», говорилось следующее: «Большинство Первой и Второй Думы заявляло, что бюджетные правила 8 марта связывают у Думы руки, что, руководствуясь ими, Дума не сможет действительно перерабатывать бюджет, что бюджетная работа почти наполовину фактически сведется к фикции, к простой регистрации изданных еще до Думы штатов и распоряжений, повелений и других начальных титлов, на которых покоится добрая половина бюджета, да к бухгалтерской проверке рядов цифр». Далее автор утверждал, что «…на отмену такой массы «титлов» и на издание соответствующего количества законопроектов потребуется много-много лет, да кроме того, если бы Дума даже и взялась за этот труд, но никто и ничто не мог бы гарантировать его успешного окончания, так как правительство всегда имеет право наложить свое veto на выработанный Думою законопроект и сохранить желаемое «титло».

Государственное обвинение в лице прокурора Самарского окружного суда посчитало, что данное утверждение автора в отношении Думы является клеветническим, так как избранный народом парламент «не может заниматься фикциями вместо законодательной работы», и, кроме того, «Дума не может заниматься работой, для которой государство и Его Императорское Величество не гарантируют успешного окончания».

Самарский окружной суд по требованию гособвинения признал указанную статью в газете «Волжское слово» клеветнической, и приговорил редактора газеты Василия Ветрова к денежному взысканию в размере 25 рублей, а в случае его несостоятельности предписал заменить взыскание арестом при полиции на четыре дня. Издатель выплатил требуемую сумму уже на следующий день после приговора.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 7984.

 

«От газет одна только крамола и вольномыслие»

В Самаре на момент обретения ею статуса губернского города еще не было ни одного местного печатного издания. Конечно же, сюда в то время регулярно привозили петербургские или московские газеты. Однако на здешнем информационном рынке они погоды не делали, а столичная подписка для нашего города в то время была экзотикой.

Между тем возможность получить собственное издание Самара имела еще в 1835 году, когда городской голова Пётр Синягин обратился ко всем гражданам, и в первую очередь к купечеству, как к наиболее состоятельной части населения, с предложением «основать особую коммерческую газету». Для этого нужно было собрать необходимые средства для организации регулярного выпуска первого местного печатного издания. Однако самарские деловые люди, посоветовавшись между собой, решили, что «никакой пользы торговому делу от газеты иметь не можно, а будет от нее одна только одна крамола и вольномыслие». Словом, в том году денег на издание нового средства массовой информации городскому голове купцы так и не дали.

Лишь после образования Самарской губернии наш город и городская власть получили свои первые печатные органы. На печальное положение дел в области культуры и просвещения уже в начале 1851 года обратил внимание первый самарский губернатор Степан Григорьевич Волховский, который написал прошение в канцелярию императора Николая I о выделении Самаре средств на покупку типографского оборудования. Этот вопрос в Санкт-Петербурге рассматривался более полугода, и в итоге он был решен положительно (рис. 1).

Самарская губернская типография была открыта в ноябре 1851 года, и на ее основе с 5 января 1852 года в нашем городе стала издаваться первая местная газета, которую по аналогии с уже существовавшими в других регионах изданиями была названа «Самарские губернские ведомости». Вплоть до 1855 года она выпускалась дважды в неделю, после чего по решению властей она стала печататься три раза в неделю. Так «Самарские губернские ведомости» продолжали выходить в свет вплоть до революционных событий 1905 года, когда ее выход увеличили до пяти выпусков в неделю (рис. 2-4).

В 1867 году в губернии стали издаваться также «Самарские епархиальные ведомости» и первая местная частная газета под названием «Самарский справочный листок». Долгое время эти издания были единственными газетами нашей губернии. Лишь к концу XIX века в городе возникли новые печатные органы – «Самарская газета», «Самарская Лука», «Голос Самары» и некоторые другие (рис. 5, 6).

Разовый тираж самарских газет в 50-х – 60-х годах позапрошлого столетия колебался от 100 до 200 экземпляров, которые расходились исключительно через частных торговцев - ведь поначалу подписчиков ни одна газета не имела, она появилась позже. Впрочем, и центральные издания у самарцев тех лет тоже не пользовались популярностью. Даже в 70-х годах XIX века в городе выписывалось лишь 24 экземпляра «Русских ведомостей», 12 – журнала «Отечественные записки», и всего один человек пожелал получать по подписке санкт-петербургский «Журнал для детей».

Общественность Самары относилась к своим печатным изданиям достаточно равнодушно. В частности, нештатных авторов и общественных информаторов у редакций тогда не было вовсе. Так, «Самарские губернские ведомости» неоднократно печатали на своих страницах призывы к «просвещенному самарскому обществу», чтобы последнее «поддержало свою газету нужными и интересными сведениями». Однако все эти призывы оставались гласом вопиющего в пустыне - никто не желал писать в газету заметки или хотя бы письма. Одними лишь официальными сообщениями от губернской и городской власти редакция не могла обойтись, и потому очень часто разделы светской хроники и неофициальной жизни Самары редакторы заполняли собственными заметками.

Лишь к 1875 году, после 23-х лет своего существования, «Самарские губернские ведомости» стали выпускаться форматом в целый печатный лист и два раза в неделю, и тогда тираж газеты поднялся до 500 экземпляров, причем в том году у неё набралось целых 116 подписчиков. В то же время «Самарский справочный листок», хотя и выходил вдвое меньшим форматом по сравнению со своим «старшим» собратом, в том же 1875 году смог заполучить целых 400 подписчиков при общем тираже 800 экземпляров. Дело в том, что это издание почти целиком состояло из объявлений и рекламы, из-за чего она пользовалась успехом у купечества и вообще у зажиточной части населения - ведь с помощью такой газеты можно было выгодно и быстро купить или продать нужный товар.

Вот некоторые образцы рекламы и объявлений, которые можно было увидеть в самарских газетах конца XIX - начала XX веков. «Вкусно, дешево, полезно пить настоящее какао», «Свежие гамбургские омары в магазине т-ва И.А. Журавлева и Ко» и так далее. Владельцы магазинов очень быстро поняли свою выгоду от регулярной публикации рекламы товаров в газетах, и потому многие фирмы имели свое постоянное место на первой и четвертой полосах «Самарских губернских ведомостей», «Самарской газеты» или «Самарского справочного листка». Из номера в номер со страниц этих газет звучал страстный призыв: «Вино Сен-Рафаэль - лучший друг желудка!»

Разумеется, и в те годы рекламировались не только продукты, но и, например, различные технические приспособления для скорейшего и вкуснейшего приготовления блюд: «Весьма оригинальный и практичный новоизобретенный прибор содержащий следующие предметы: 1. Аппарат-кухня с сухою, вечно не портящейся массою, благодаря которой аппарат-кухня моментально зажигается и горит сильным пламенем без копоти и дурного запаха, абсолютно безопасно. 2. Изящная кастрюлька. 3. Такая же сковорода. 4. Ложка, чайник накладного серебра. «Кухня-Чудо», благодаря своему складному прибору, служит настоящей дорожной практичной кухней. Цена всему аппарату с прибором - 3 р. 25 коп.» Оказывается, кухонные комбайны существовали еще в начале ХХ века!

После удовлетворения самых насущных потребностей можно было заняться и чем-нибудь более отвлеченным - например, собственной внешностью: «Я, Анна Чилляг, вырастила свои необычайно длинные (в 185 сантиметров длиною) волосы. напоминающие волосы Лорелей, благодаря 14-месячному потреблению особой, мною самою изобретенной помады. Цена банки 3 и 5 рублей». Чем не современная реклама «средств для упругих и здоровых волос»! А рядом с упомянутым выше объявлением предусмотрительная «Самарская газета» поместила и другое: «Сандарема» - полезные гигиенические продукты американской фабрикации». Как видно из прилагаемого рисунка, это - что-то похожее на так надоевшие всем современным телезрителям женские гигиенические прокладки (рис. 7-24).

На пути к свободе слова

Ещё в 1855 году, когда на российский престол вступил император Александр II, в стране уже стали ощущаться ветры перемен. Новый государь энергично взялся за реформирование законодательства страны, в том числе резко смягчил цензурные требования при издании газет и книг. Принятие соответствующих законов в 1863 году и отмена многих ограничений дали реальную основу для развития в России издательского дела.

Первая частная типография Самары, принадлежащая мелкому предпринимателю Дмитрию Щёлокову, начала свою работу в 1885 году на улице Дворянской. Однако газет и книг здесь не печатали, а выпускали только цветные обои, бланки документов, наклейки для товаров, рекламные и поздравительные листки и прочую разовую продукцию. Уже в первый год своей работы типография дала Щелокову ощутимую прибыль, после чего такие предприятия в нашей губернии стали появляться как грибы после дождя.

В 1887 году только в Самаре их уже было более десятка, а в 1888 году купец Ефим Синявский открыл первую типографию и в Сызрани. Издательское дело быстро стало настолько выгодным, что им начали заниматься даже люди, на первый взгляд, весьма далекие от книг и от грамотности. Например, в феврале 1892 года в поселении Балаково Николаевского уезда (ныне город Балаково) типографию открыл здешний крестьянин Егор Голубков. В ней он печатал этикетки для товаров, лубочные картинки, маленькие книжечки сказок для детей, и даже пытался выпускать собственную газету, но желающих писать в нее предприимчивый крестьянин так и не нашел.

Но открытие частным лицом собственного периодического печатного издания в конце XIX и в течение первых лет ХХ века по-прежнему оставалось делом крайне проблематичным. Разрешение на открытие газеты, даже в провинциальных городах, выдавалось только Министерством внутренних дел, причем для этого требовалось поручительство нескольких высокопоставленных лиц, имеющих чин не ниже статского советника. Но даже в этом случае любое сомнение чиновника МВД в политической благонадежности просителя ставило крест на его желании заняться газетным делом.

Только в ноябре 1905 года под влиянием событий Первой русской революции Николай II высочайше соизволил подписать Указ о «Временных правилах о печати». Теперь разрешение на открытие газеты можно было получить не в столице, а по месту своего жительства - в канцелярии губернатора. К тому же для этого более не требовалось поручителей – достаточно было документов о финансовой состоятельности.

Именно в это время началась история по-настоящему свободной самарской печати. Первыми газетами этой волны в 1905 году оказались «Волжский день» (издатель и главный редактор Сергей Александрович Елачич) и «Волжское слово» (издатель и главный редактор - известный общественный деятель и бывший присяжный поверенный Самарского окружного суда Андрей Николаевич Хардин) (рис. 25, 26).

Как известно, в 1892 году Хардин стал «крестным отцом» молодого самарского адвоката В.И. Ульянова, а впоследствии он стал представителем Самарского комитета конституционно–демократической партии России и был избран гласным Самарской городской Думы. А в качестве главного редактора «Волжского слова» этот неугомонный политик не раз подвергался штрафу за свои антиправительственные статьи. Позже Хардина сменил Василий Васильевич Ветров, на которого за его острые публикации не раз подавали судебные иски как прокурор Самарского окружного суда, так и городские обыватели разных чинов и званий.

Самое интересное в старых самарских газетах начала прошлого века - это городская и губернская хроника. Читая эти колонки, набранные дореволюционным шрифтом с «ятями» и «ерами», словно ощущаешь дыхание той давно ушедшей от нас эпохи. Вот только несколько заметок из самарских газет 100-120 летней давности, которые здесь приводятся безо всяких комментариев.

Так, в 1906 году здесь была напечатана такая заметка: «У нас появилась новая эпидемия - доносы. Например, в начале ноября стало известно, что уездный член суда Сосновский написал ложный донос на исполняющую делами нач-цы гимназии г-жу Н.В. Вейс. Гор. голова Цезарев взял на себя собирание подписей по этому доносу, и его подписали еще уездный предводитель дворянства Наумов и председатель уездной земской управы Тресвятский. Этот донос возмутил даже привычных ко всему самарцев. Общее собрание членов попечительского совета гимназии и родителей учащихся 10 ноября постановило: «Признаем Сосновского и Цезарева главными инициаторами, организаторами и воплотителями гнусного доноса, а потому выразить им негодование, порицание и презрение собрания и потребовать удаления их из состава попечительского совета».

«Преосвященным Гурием Епископом Самарским и Ставропольским в Самарском Алексеевском кафедральном соборе были совершены Божественная заупокойная литургия, а по окончании ея - панихида об упокоении души в Бозе почившего Императора Александра Третьего».

«Продажа имения Елизарова будет производиться без деления его на части. Торг начнется с недоимок банку по ссуде 2000 руб., в податях 69 руб. 11 коп. с присоединением к ним расходов банка по назначению имения в продажу… Желающие торговаться устно или посредством запечатанных объявлений должны представить в задаток 10% суммы, с которой начнется торг».

«Вчера в 7 часов вечера состоялось чрезвычайное заседание Самарской городской Думы по поводу участковых комиссий и составления дополнительных списков лиц, имеющих право участвовать в выборах в Государственную Думу. Союз приказчиков встревожен выпущенным воззванием к приказчикам от 17 декабря с.г. якобы организационным комитетом союза. Члены оргкомитета Недаров, Хитов, Великопольский заявили на чрезвычайном заседании, что комитет участия в этом воззвании никакого не принимал. Воззвание направлено исключительно против 4-х членов правления и призывает приказчиков к борьбе с оппозиционной партией».

«В помещении реального училища состоялось собрание родителей учеников, посвященное некоторым изменениям во внутреннем распорядке школьной жизни… Собрание выработало следующие требования… Ученики должны являться на уроки в форменных куртках и брюках. Пение в стенах училища может быть только с разрешения директора… Если ученик манкирует посещением школы, то классный наставник должен письменно уведомить о том родителей… Ученикам с 5-го до 7-го класса разрешается курить только в указанных помещениях, от 1-го и до 4-го классов разрешается курить только в том случае, если на это выразят согласие родители учеников письменным заявлением…»

«Из местной тюрьмы бежали арестанты из крестьян: Николай Аржавитин, Иблиамин Мухаметдаминеев и Тимирбай Миндубаев. Дознанием выяснилось, что побег был совершен при следующих обстоятельствах: содержась в одной камере, Аржавитин, Мухаметдаминеев и Миндубаев, посредством неизвестно какого и когда раздобытого орудия, около 5 часов утра, отперев замок у камеры, с помощью взятого полотенца и кушака бежали через каменную ограду тюрьмы. К поимке бежавших своевременно были приняты надлежащие меры, и в настоящее время неразысканным остается только арестант Аржавитин, товарищи же его пойманы и вновь заключены в тюрьму».

«Самарский городской водопровод начал поставлять воду из колодцев жесткостью в 19% вместо водопроводной прежней - жесткостью в 36%. За более чем 4-х-месячный отпуск воды г. Чумаковым комиссии удалось устроить соединение с новыми колодцами. Вода колодца бани Кошелева имеет жесткость в 21,1%. Официальное открытие колодцев последует в январе по окончательной их отделке» (рис. 27-34).

Строптивый «Прибой»

Конечно же, не могла остаться в стороне от газетного дела и самарская организация РСДРП (б). Считается, что первым большевистским изданием в нашем городе была газета «Борьба», первый выпуск которой нелегально вышел в свет 5 января 1906 года. Всего удалось выпустить четыре номера «Борьбы», после чего подпольная типография была выдана агентурой Самарского губернского жандармского управления и немедленно ликвидирована (рис. 35-37).

Через год с небольшим после этой попытки, 9 (по новому стилю 15) марта 1907 года, самарский губернатор Владимир Якунин подписал разрешение мещанину из города Орска Максиму Спиридонову на издание в Самаре ежедневной газеты «Прибой». Сейчас известно, что фактическим владельцем этой газеты был самарский комитет РСДРП (б). Именно это издание стало предшественником самарской областной газеты, которая в последующие годы называлась «Приволжская правда», «Коммуна» и «Средневолжская коммуна», а с 6 декабря 1929 года она стала именоваться «Волжская коммуна», и с того времени своего названия больше не меняла.

Газета «Прибой» уже с первого номера проявила себя как издание, стоящее в резкой оппозиции к тогдашней власти. Почти сразу же её редактор за острые публикации стал подвергаться преследованиям со стороны полиции. Уголовные дела, возбужденные в отношении Максима Спиридонова, ныне хранятся в Центральном Государственном архиве Самарской области (ЦГАСО) (см. приложения).

В ходе рассмотрения в суде первого из таких дел, открытого после выхода в свет заметки под заголовком «К забастовке рабочих на товарном дворе», помещенной в № 5 газеты «Прибой» от 20 марта 1907 года, редактор был подвергнут денежному начету в размере 10 рублей. Следующие номера этого издания тоже стали поводом для разбирательства с властями, по итогам которых суд оштрафовал Спиридонова на 25 рублей.

Последним стало уголовное дело, в ходе которого редактору было предъявлено следующее обвинение: «В № 14 газеты «Прибой» от 30 марта 1907 года… помещена в выдержках речь Министра финансов Коковцева, произнесенная им в заседании Государственной Думы 26 марта 1907 года, причем отдельные части и слова речи министра снабжены комментариями редакции, искажающими ее смысл и представляющие деятельность правительства в заведомо ложном виде».

Хотя в ходе судебных слушаний Спиридонов и возражал прокурору, что его комментарии, помещенные рядом со словами министра, искажениями не являются, суд в этот раз вынес в отношении строптивого редактора кардинальное решение: подвергнуть Максима Спиридонова тюремному заключению сроком на 10 месяцев. Что касается газеты «Прибой», то 3 мая 1907 года по представлению суда решением губернатора Владимира Якунина это издание было закрыто.

Возобновить выпуск своего легального печатного органа самарские коммунисты смогли только после Октябрьского переворота, когда были объединены редакции и полиграфические мощности редакций «Приволжская правда» и «Солдат, рабочий и крестьянин», и на их базе стала выходить газета под названием «Коммуна». При этом уже в конце 1917 года подавляющее большинство прочих самарских изданий было закрыто (рис. 38-41).

В течение последующих 70 с лишним лет в Самарской губернии, как, впрочем, и в других регионах страны, существовали лишь две областные газеты - «Волжская коммуна» и «Волжский комсомолец», которые были печатными органами соответственно обкома ВКП (б) (впоследствии – КПСС) и обкома ВЛКСМ. Только в 1969 году городу Куйбышеву, население которого к тому моменту достигло миллиона человек, разрешили иметь свою собственную вечернюю газету «Волжская заря», которая, как и областные партийная и комсомольская газеты, печаталась в типографии Куйбышевского обкома КПСС в Доме печати (рис. 42, 43).

Лишь после принятия в 1991 году Закона РФ «О печати» стало возможно говорить о новой странице истории самарской журналистики, полностью свободной от идеологического партийного диктата. Теперь выпускать свое собственное печатное издание может любое физическое или юридическое лицо, располагающее необходимыми для этого денежными средствами. Хорошо это или плохо – судить гражданам Самары, которые, согласно статистике, в большинстве своем являются читателями хоть какой-нибудь из местных газет.

В 1993 году Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 3 мая Всемирным днем свободы печати (World Press Freedom Day). Данное решение явилось результатом долгой работы Генеральной конференции ЮНЕСКО, в уставе которой теперь записано, что свободная и независимая печать является необходимым условием развития любого демократического общества. В нынешнем году этот день почти совпал со 100-летним юбилеем газеты «Правда», первый номер которой вышел 5 мая 1912 года, из-за чего в СССР эта дата много лет отмечалась как «День советской печати».

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

 

Приложения

(Некоторые судебные дела в отношении самарских периодических, рассмотренные в 1892-1915 годах Самарским окружным судом).

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о личном почетном гражданине Алексее Андрееве Александровском, 39 лет, обвиняемом по 1535 ст. Улож. о наказ. Начато 5 марта 1892 года.

В №№ 104 и 125 «Самарской газеты» 14 мая и 8 июня 1891 г. напечатаны две не подписанные автором корреспонденции из с. Ерзовки Бугурусланского уезда, в коих, между прочим, указано: в первой – что местный крестьянин Бегунов, по избрании его в волостные старшины, самоуправно захватил лучшее место в Ерзовском поле под пастьбу своего собственного скота, и запретил пастухам, под угрозой «ареста при волости», гонять на его места общественный скот, несмотря на протесты общественников; во второй – что Бегунов ни в грош не ставит мирскую волю, и хозяйничает в селе на правах полного владыки; по инициативе его Ерзовский лишил 17 семей душевых наделов земли за неисправную уплату общественных повинностей и недоимок.

Упомянутый в этих корреспонденциях волостной старшина крестьянин с. Ерзовки Дмитрий Иванов Бегунов, 38 лет, при производстве по жалобе его на клевету и оскорблении его в этих корреспонденциях предварительного следствия, доказывал лживость изложенного в них, просил привлечь автора их к ответственности «за сообщение ложных фактов».

Между тем к следствию привлечены в качестве обвиняемых в распространении путем печати корреспонденций, позорящих между просим достоинство волостного старшины: редактор «Самарской газеты» дворянин Иван Петров Новиков по 12-й ч. 1039 и 1044 ст. Улож. о наказ. И автор корреспонденций почетный гражданин Алексей Андреев Александровский по 1 ч. 1039 ст. Улож. о наказ., т.е. в деяниях, подсудных на основ. 1213-3 ст. Уст. Угол. Суд. Судебной Палаты.

Усматривая из вышеизложенного, что крестьянин Бегунов обвиняет почетного гражданина Александровского в том, что этот последний в напечатанных в «Самарской газете» корреспонденциях несправедливо приписывает ему известные, указанные в корреспонденциях неблаговидные поступки, т.е. значит в клевете, пред. 2 ч. 1535 ст. Улож. о наказ., и что в виду этого не было оснований к привлечению Новикова и Александровского в качестве обвиняемых по 1039 и 1044 ст. Улож. о наказ.; я полагал бы: следствию по обвинению дворянина Ивана Петрова Новикова по 12,1 ч. 1039 и 1044 ст. Улож. о наказ. И почетного гражданина Алексея Андреева Александровского по 1039 ст. Улож. о наказ. Дальнейшим производством прекратить; а ввиду предъявленного Бегуновым к почетному гражданину Александровскому обвинения в клевете подходящей под действие 2 ч. 1535 ст. Улож. о наказ., признать настоящее дело подсудным Самарскому окружному суду без участия присяжных заседателей.

Судебное заседание 10 ноября 1892 года завершилось мировым соглашением: Александровский обязался выплатить Бегунову 25 рублей до 1 февраля 1893 года, выплачивая по 5 рублей каждые две недели.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 1605.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о дворянине Московской губернии Иване Петрове Новикове, 30 лет, обвиняемом в преступлении, предусмотренном 1029 ст. Улож. о наказ. Начато 2 января 1893 года.

В подцензурном ежедневном издании «Самарской газете», издаваемым в Самаре дворянином Московской губернии Иваном Петровым Новиковым, предполагалось напечатать статью, посвященную памяти известного французского ученого Эрнеста Ренана, под заголовком «Потеря великого человека». Статья эта, подписанная литерою П., оканчивалась следующими словами: «Франция оплакивает потерю своего величайшего гения, завещавшего человечеству любовь, примирение и всепрощение. Какой великий, истинный христианин!»

6 октября 1892 года отпечатанные корректурные листы № 215 означенной газеты, долженствовавшего выйти в свет на следующий день, были доставлены г. Самарскому вице-губернатору Алексею Петровичу Роговичу, на котором, согласно 15 ст. Уст. Ценз., лежат обязанности цензора. В корректурных листах этих была помещена и упомянутая статья.

Имея в виду известные всей читающей публике воззрения Ренана на учение христианской церкви, г. Вице-Губернатор последние слова «Какой великий, истинный христианин!» нашел неудобными, почему, разрешив печатание всей статьи, слова эти вычеркнул красным карандашом.

Но на следующий день, 7 октября, помянутая статья в № 215 «Самарской газеты» явилась в ее первоначальном виде, т.е. статья «Потеря великого человека» заканчивалась словами: «Какой великий, истинный христианин!»

Все вышеизложенное удостоверяется имеющимися при деле корректурными листами и № 215 «Самарской газеты» от 7 октября 1892 года.

Приговор суда от 16 сентября 1893 года: денежный штраф в размере 10 рублей.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 2211.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о самарском купце Семёне Иванове Костерине, 40 лет, обвиняемом по ст. 7, отд. VII Временных правил о повременных изданиях. Начато 25 января 1906 года.

Апелляционный отзыв

Приговор г. уездного члена суда по обвинению Костерина в нарушении высочайше утвержденных 24 ноября 1905 года правил о повременных изданиях нахожу неправильным по следующим основаниям.

Против Костерина возбуждено обвинение в непредставлении вице-губернатору, как представителя Главного Управления по делам печати, экземпляра «Самарской газеты». Если бы было установлено, что Костерин мог, но не захотел почему-либо доставить цензору экземпляр газеты, в таком случае он несомненно подлежал бы ответственности.

На разборе дело, однако, выяснилось, что газета не была доставлена не по вине Костерина, объяснение которого сам же уездный член разделяет, а в силу непредвиденных и непредотвратимых обстоятельств. При таких условиях с Костерина, казалось бы, должна быть снята ответственность, а между тем к нему предъявляется уже другое обвинение, именно, в непринятии мер воздействия к лицам, по вине которых Костерин очутился в положении обвиняемого.

Таким образом, Костерин судится за недоставление цензору экземпляра газеты, а приговаривается к наказанию за другое деяние, которое по закону не карается.

Ввиду изложенного, находя приговор г. уездного члена неправильным, прошу передопросить указанных Костериным свидетелей Воробьева, Каприна и Ширкунова, приговор г. уездного члена отменить и признать Костерина по суду оправданным.

Прилагаю доверенность (подпись).

16 января 1906 года.

Из показаний в судебном заседании Осипа Никитина Ширкунова:

«Показал, что он служит машинистом (печатной машины – В.Е.) в типографии Костерина, и в указанное время работал в машинном отделении, откуда вышел (между 5 и 6 часами утра – В.Е.) в отделение печати, где увидел много неизвестных ему лиц, захвативших все готовые и неготовые №№ газеты и чистую бумагу, работа прекратилась, рабочие ему говорили, что неизвестные и ворвавшееся в типографию лица были вооружены, № газеты выпущен не был. Он, свидетель, после слышал, что похищенные №№ газеты похитители разбрасывали по городу».

Свидетель Иван Борисов Воробьев добавил, что «между 5 и 6 часами утра в типографию «Самарской газеты» ворвались неизвестные лица, человек 15-20, и забрали готовые и неготовые №№ газеты, всю приготовленную для печатания бумагу и удалились… Рабочих в типографии было 7-8 человек, и воспрепятствовать неизвестным лицам они не могли… Порядок в типографии существовал такой: рано утром являются разносчики и получают от сторожа №№ газеты… Однако в этот раз даже у тех разносчиков, которые успели получить в типографии газеты, их отобрали неизвестные лица, и ни одного экземпляра разносчики из типографии не унесли».

Приговор суда от 21 апреля 1906 года: Костерин по суду оправдан.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 99.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о самарском купце Семёне Иванове Костерине, 40 лет, обвиняемом по п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о повременных изданиях. Начато 20 февраля 1906 года.

В 13-м номере издаваемой в городе Самаре и редактируемой самарским купцом Семёном Ивановым Костериным газеты «Самарская газета» от 18 января 1906 года напечатана статья под заголовком «1905 год». Трактуя о «черносотенных» погромах и о причинах их, автор статьи указывает на малочисленность участников этих погромов и задается вопросом: «Как же могло случиться, что горсть шакалов могла среди бела дня на городских улицах и площадях праздновать свое мерзкое пиршество», и отвечает на него: «…внешней стороны это объясняется любезной и попечительной охраной, представленной палачам черной сотни полицией и казаками; полиция, шпионы и жандармы подготовляли, инсценировали и ставили потрясающие трагедии, страдающим элементом которых являлись старики, женщины и грудные младенцы; все, что было слабого, жалкого, беспомощного, зачислялось в разряд крамольников и свирепо уничтожалось под аплодисменты предержащих властей».

В том же номере означенной газеты, в разделе «Толки печати» приводится выдержка из газеты «Киевские отклики» по поводу политического состояния страны, причем эти выдержки отчасти приведены подлинником означенной газеты, отчасти в пересказе и с комментариями. Один из таких пересказов заключает в себе: «Ясно, что хочет правительство; оно думает не о том, чтобы осуществить необходимые реформы, а о том, чтобы свести их до возможного minimuma, или утопить даже всякую мысль об обновлении страны в море крови».

На основании изложенного самарский купец Семён Иванов Костерин обвиняется в том, что посредством издающейся в городе Самаре и редактируемой им, Костериным, газеты под названием «Самарская газета» распространять заведомо ложные о деятельности общей и жандармской полиции сведения, возбуждающие в населении враждебное к этим учреждениям отношение, поместив в тринадцатом номере означенной газеты от 18 января 1906 года статью под заголовком «1905 год», в которой говорится о «черносотенных» погромах и утверждается, что «полиция, шпионы и жандармы подготовляли, инсценировали и ставили потрясающие трагедии, страдающим элементом которых являлись старики, женщины и грудные младенцы; все, что было слабого, жалкого, беспомощного, зачислялось в разряд крамольников и свирепо уничтожалось под аплодисменты предержащих властей», и, во-вторых, в том, что посредством того же номера означенной газеты распространялись заведомо ложные о деятельности Русского правительства сведения, возбуждающие в населении враждебное к этому правительству отношение, поместив в разделе «Толки печати выдержки из газеты «Киевские отклики» о политическом состоянии страны, в которых говорится: «Ясно, что хочет правительство; оно думает не о том, чтобы осуществить необходимые реформы, а о том, чтобы свести их до возможного minimuma, или утопить даже всякую мысль об обновлении страны в море крови».

Приговор от 21 апреля 1906 года: подвергнуть Костерина денежному взысканию в размере 25 рублей.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 98.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о самарском купце Семёне Иванове Костерине, 40 лет, обвиняемом по 1036 ст. Улож. о наказ. Начато 2 сентября 1906 года.

В вышедшем 31 декабря 1905 года № 246 «Самарской газеты», издаваемой и редактируемой самарским купцом Семёном Ивановым Костериным, помещена передовая статья «Самара, 31 декабря», составленная в чрезвычайно резких выражениях против либеральной буржуазии, и, как выразительницы ея идей, конституционно-демократической партии. Статья эта начинается следующими словами: «Либеральная буржуазия зашевелилась. Встревоженная громом революции, она спешит организоваться, чтобы в решительный момент наложить свою лапу эксплуататора в экономическом смысле и пенкоснимателя в политическом на плоды пролетарской борьбы». Далее в статье говорится, что «конституционно-демократическая партия, раскрывая глаза на грозную действительность и не обращая внимания на муки борющегося народа, силится всеми средствами усыпить пробудившееся сознание пролетарских масс, предательски советуя подождать, успокоиться, а главное стать по ее знамя, на котором якобы начертаны «общенародные интересы». Как базарная торговка, она бросается во все стороны и выкрикивает: «Пожалуйте ко мне!.. Сюда!.. Вам чего угодно? У меня все есть, что только хотите… Продается по сходной цене…» И «честная публика» в лице буржуазии всех рангов валит толпой на этой зазыванье». В конце статьи помещены следующие выражения, относящиеся к либеральной буржуазии и конституционно-демократической партии: «Прочь с дороги! Пролетариат и революционное крестьянство вас не знают и знать не хотят».

Изложенные обстоятельства на следствии были установлены осмотром статьи «Самара, 31 декабря», помещенной в № 246 «Самарской газеты» от 31 декабря 1905 года.

Допрошенный на следствии в качестве обвиняемого в помещении в печати воззвания, возбуждающего вражду в одной части населения государства против другой, редактор-издатель «Самарской газеты» Семён Иванов Костерин не признал себя виновным и объяснил, что статья «Самара, 31 декабря» не заключает в себе никакого возбуждения вражды, а лишь высмеивает конституционно-демократическую партию и ея приемы. Костерин добавил, что автором статьи является сотрудник газеты дворянин Алексей Иванович Свидерский и представил подлинную рукопись статьи Свидерского «Самара, 31 декабря».

Приговор от 16 января 1907 года: статья не может быть признана возбуждающей вражду одной части населения против другой, так как содержит в себе лишь иронические упреки и насмешки по адресу конституционно-демократической партии, при этом партии легально не признаваемой, ввиду чего Костерин по суду оправдан.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 100.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о потомственном дворянине Александре Григорьеве Ёлшине, 28 лет, обвиняемом по п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о повременных изданиях. Начато 1 ноября 1906 года.

В номере 64/493 выходящей в гор. Самаре газеты «Самарский курьер» от 22 марта 1906 года, подписанном редактором Ёлшиным, помещена статья «Самара. 22 марта», в которой автор, говоря о выборах в Государственную Думу и о победах партии народной свободы, между прочим пишет: «Выборы привели даже к неожиданно хорошим результатам, принимая во внимание, что никогда и нигде, ни в одной стране цинизм административного насилия и воздействия не проявлялся так, как он проявляется у нас. Не умея и не надеясь провести так называемых «официальных кандидатур», кабинет постановил на разрешение избирателей проблему донельзя простую и страшную в этой своей простоте. Выборы проходили по такой правительственной «платформе», которая во всем напоминала «площадку» боен, где производятся выборы принимаемой на убой скотины. Вопрос ставился в упор, как дуло разбойничьего пистолета; предлагалось или голосовать за военное положение и удушение страны, или против такого порядка, при котором агенты правительственной власти могут насиловать арестованных девушек, избив их предварительно до скоротечной чахотки».

Означенные обстоятельства удостоверены на следствии осмотром № 64/493 газеты «Самарский курьер» от 22 марта 1906 года.

Допрошенный на предварительном следствии в качестве обвиняемого в распространении заведомо ложных о деятельности правительственных установлений сведений, возбуждающих в населении враждебное к ним отношение, редактор газеты «Самарский курьер» Александр Григорьев Ёлшин виновным себя не признал и объяснил, что помещенная в редактируемой им газете статья «Самара. 22 марта» проводит лишь параллель между старым и новым политическим строем и никаких ложных сведений о деятельности правительства не содержит.

На основании вышеизложенного редактор газеты «Самарский курьер» потомственный дворянин Александр Григорьев Ёлшин, 28 лет, обвиняется в том, что в № 64/493 выходящей в гор. Самаре газеты от 22 марта 1906 года в статье под название «Самара. 22 марта» поместил заведомо ложные о деятельности правительственных установлений сведения, возбуждающие в населении враждебное к ним отношение, говоря, между прочим, в этой статье, что «выборы привели даже к неожиданно хорошим результатам, принимая во внимание, что никогда и нигде, ни в одной стране цинизм административного насилия и воздействия не проявлялся так, как он проявляется у нас. Не умея и не надеясь провести так называемых «официальных кандидатур», кабинет постановил на разрешение избирателей проблему донельзя простую и страшную в этой своей простоте. Выборы проходили по такой правительственной «платформе», которая во всем напоминала «площадку» боен, где производятся выборы принимаемой на убой скотины. Вопрос ставился в упор, как дуло разбойничьего пистолета; предлагалось или голосовать за военное положение и удушение страны, или против такого порядка, при котором агенты правительственной власти могут насиловать арестованных девушек, избив их предварительно до скоротечной чахотки».

Означенное преступление предусмотрено п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о повременных изданиях.

Вследствие этого и на основании разд. Х временных правил о печати потомственный дворянин Александр Григорьев Ёлшин подлежит суду Самарского окружного суда без участия присяжных заседателей.

Приговор суда от 16 января 1907 года: подвергнуть Ёлшина денежному взысканию в размере 10 рублей.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 102.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о потомственном дворянине Александре Григорьеве Ёлшине, 28 лет, обвиняемом по п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о повременных изданиях. Начато 1 ноября 1906 года.

В № 57/486 издаваемой в гор. Самаре газеты «Самарский курьер» от 14 марта 1906 года, подписанном редактором Ёлшиным, в отделе «Общая хроника» помещена статья по поводу казни лейтенанта Шмидта и деятельности Министра Внутренних Дел Дурново, в которой между прочим автором помещены следующие выражения: «Убийство Шмидта произвело в Петербурге ошеломляющее впечатление… Жестокость по отношению к Шмидту объясняют исключительно желанием бросить новый вызов обществу. Одновременно указывают на чрезмерную жестокость и репрессии, применяемые в уездах Петербургской губернии по отношению к крестьянам. Уверяют, что всеми этими деяниями управляет какая-то темная сила, которая подготовляет новый взрыв негодования с тем, чтобы обрушиться на народ всей тяжестью военных репрессий и задавить всякое проявление свободной жизни…» «В одном из последних заседаний Совета Министров гр. Толстой горько жаловался премьеру на бесчисленные и ничем не оправданные аресты чинов Министерства Просвещения по распоряжению Дурново. Граф Витте на это ответил, что он, Дурново, и меня может арестовать, что поделаете».

Означенные обстоятельства на предварительном следствии были удостоверены осмотром № 57/486 газеты «Самарский курьер» от 14 марта 1906 года.

Привлеченный на предварительном следствии в качестве обвиняемого в распространении заведомо ложных о деятельности правительственных установлений сведений редактор газеты «Самарский курьер» Александр Григорьев Ёлшин виновным себя не признал и объяснил, что помещенная в № 57/486 редактируемой им газеты в отделе «Общая хроника» статья не является оригинальною, а составлена им путем перепечатки отдельных листов из столичных газет, или помещением получаемых редакциею от международного агентства «Батбюро» циркулярных известий.

Спрошенный на предварительном следствии свидетель, секретарь газеты «Самарский курьер» Владимир Кудряшов подтвердил показания обвиняемого Ёлшина, что помещенная в отделе «Общая хроника» заметка по поводу казни Шмидта есть дословная перепечатка рассылаемых агентством Батхон (Батбюро) циркулярных сообщений.

На основании вышеизложенного редактор газеты «Самарский курьер», потомственный дворянин Александр Григорьев Ёлшин, 28 лет, обвиняется в том, что в № 57/486 издаваемой в гор. Самаре газеты «Самарский курьер» от 14 марта 1906 года, подписанном редактором Ёлшиным, в отделе «Общая хроника» помещена статья по поводу казни лейтенанта Шмидта и деятельности Министра Внутренних Дел Дурново, в которой между прочим автором помещены следующие выражения: «Убийство Шмидта произвело в Петербурге ошеломляющее впечатление… Жестокость по отношению к Шмидту объясняют исключительно желанием бросить новый вызов обществу. Одновременно указывают на чрезмерную жестокость и репрессии, применяемые в уездах Петербургской губернии по отношению к крестьянам. Уверяют, что всеми этими деяниями управляет какая-то темная сила, которая подготовляет новый взрыв негодования с тем, чтобы обрушиться на народ всей тяжестью военных репрессий и задавить всякое проявление свободной жизни…» «В одном из последних заседаний Совета Министров гр. Толстой горько жаловался премьеру на бесчисленные и ничем не оправданные аресты чинов Министерства Просвещения по распоряжению Дурново. Граф Витте на это ответил, что он, Дурново, и меня может арестовать, что поделаете», т.е. в преступлении, предусмотренном п. «в» ст. 5 разд. VIII Временных правил о печати.

Вследствие этого и на основании разд. Х Временных правил о печати редактор газеты «Самарский курьер» Александр Григорьев Ёлшин подлежит суду Самарского окружного суда без участия присяжных заседателей.

Приговор или решение суда в деле отсутствуют.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 103.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения об отставном канцелярском служителе Антоне Антонове Васильеве, 33 лет, обвиняемом по п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о повременных изданиях. Начато 23 ноября 1906 года.

В вышедшем в городе Самаре 18 августа 1906 года № 176-604 газеты «Самарский курьер», редактируемой отставным канцелярским служителем Антоном Антоновым Васильевым, в отделе «Наши корреспонденции» помещена статья «Кинель-Черкассы, Бугурусланского уезда», описывающая происходившие после бывших в слободе Кинель-Черкассы беспорядков аресты, в каковой статье, между прочим, говорится: «Скоро на место происшествия явились исправник, товарищ прокурора и исполняющий должность самарского губернатора Кошко, и остановились у пристава. К ним были привезены арестованные, двое из них во время ареста были так избиты, что начальство, опасаясь за их жизнь, заставило причащаться в церкви. Уже после причастия полумертвые были подвергнуты вторичной экзекуции по распоряжению высшей администрации, несмотря на протест находившегося на месте следствия товарища прокурора, немедленно уехавшего после дикой расправы над лицами, вина которых не была даже удостоверена».

В вышедшем же 20 августа 1906 года № 178-606 той же газеты «Самарский курьер» напечатано на основании 138 ст. Уст. о цензуре, за подписью исправляющего должность самарского губернатора И. Кошко опровержение, из которого видно, что содержание корреспонденции из Кинель-Черкассы, помещенной в № 604 от 18 августа газеты «Самарский курьер», касающееся действий исправляющего должность самарского губернатора Кошко при подавлении беспорядков в этой слободе, где исполняющий должность губернатора Кошко будто бы допустил нанесение побоев арестованным, учинил над ними экзекуцию и вызвал своими жестокими распоряжениями протест товарища прокурора, представляет из себя сплошной вымысел, так как со времени убийства губернатора Блока, т.е. 21 июля, исправляющий должность губернатора Кошко никуда из Самары не выезжал, а, следовательно, 2 августа не мог быть в Черкассах.

На основании вышеизложенного отставной канцелярский служитель Антон Антонов Васильев, 33 лет, обвиняется в том, что посредством редактируемой им газеты под названием «Самарский курьер» распространил заведомо ложные о деятельности исправляющего должность самарского губернатора вице-губернатора Кошко сведения, возбуждающие в населении враждебные к нему отношения, поместив в № 176-604 означенной газеты от 18 августа 1906 года статью «Кинель-Черкассы, Бугурусланского уезда», в каковой статье, описывающей происходившие в слободе Кинель-Черкассы после беспорядков аресты, в каковой статье, между прочим, говорится: «Скоро на место происшествия явились исправник, товарищ прокурора и исполняющий должность самарского губернатора Кошко, и остановились у пристава. К ним были привезены арестованные, двое из них во время ареста были так избиты, что начальство, опасаясь за их жизнь, заставило причащаться в церкви. Уже после причастия полумертвые были подвергнуты вторичной экзекуции по распоряжению высшей администрации, несмотря на протест находившегося на месте следствия товарища прокурора, немедленно уехавшего после дикой расправы над лицами, вина которых не была даже удостоверена», т.е. в преступлении, предусмотренном п. «в» ст. 5 разд. VIII Временных правил о повременных изданиях.

Вследствие этого и на основании разд. Х Временных правил о печати означенный Антон Антонов Васильев подлежит суду Самарского окружного суда без участия присяжных заседателей.

Приговор суда от 16 января 1907 года: подвергнуть Васильева денежному взысканию в размере 15 рублей.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 104.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения об отставном канцелярском служителе Антоне Антонове Васильеве, 33 лет, обвиняемом по п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о повременных изданиях. Начато 28 ноября 1906 года.

В вышедшем 14 июля 1906 года в городе Самаре № 147-576 газеты «Самарский курьер», редактируемой отставным канцелярским служителем Антоном Антоновым Васильевым, помещена передовая статья «Самара 14 июля», критикующая слова циркуляра председателя Совета Министров Столыпина: «Борьба ведется не против общества, а против врагов общества». В означенной передовой статье, между прочим, сказано: «Жаль, что никто не постарался выяснить в том же циркуляре, о каком, собственно, «обществе» идет речь. Быть может, мы будем не так далеки от истины, если предположим, что при данных обстоятельствах г. Столыпин (с новым министерством, господа) имел в виду так называемое «высшее» общество; если да, то сколько у него «врагов», и все они подлежат уничтожению, так как цель всякой борьбы – уничтожить противника. Кого, в самом деле, нужно считать врагом общества». Далее в той же статье сказано: «Враги общества, по циркуляру Столыпина, это русский народ, страдающий, измученный и стоящий перед шеренгой сильной и твердой власти. О да – это власть твердая, ибо состоит она материально из стали штыков».

В описанных выражениях самарский вице-губернатор нашел распространение путем печати заведомо ложных сведений о деятельности правительственного установления сведений, возбуждающих в населении враждебное к правительству отношение, и просил привлечь виновных к ответственности.

На основании вышеизложенного отставной канцелярский служитель Антон Антонов Васильев, 33 лет, обвиняется в том, что посредством редактируемой им газеты под названием «Самарский курьер» распространил заведомо ложные о деятельности правительства сведения, возбуждающие в населении враждебные к правительству отношения, поместив в № 147-576 означенной газеты от 14 июля 1906 года передовую статью «Самара 14 июля», критикующую слова циркуляра председателя Совета Министров Столыпина: «Борьба ведется не против общества, а против врагов общества». В означенной передовой статье, между прочим, сказано: «Жаль, что никто не постарался выяснить в том же циркуляре, о каком, собственно, «обществе» идет речь. Быть может, мы будем не так далеки от истины, если предположим, что при данных обстоятельствах г. Столыпин (с новым министерством, господа) имел в виду так называемое «высшее» общество; если да, то сколько у него «врагов», и все они подлежат уничтожению, так как цель всякой борьбы – уничтожить противника. Кого, в самом деле, нужно считать врагом общества». Далее в той же статье сказано: «Враги общества, по циркуляру Столыпина, это русский народ, страдающий, измученный и стоящий перед шеренгой сильной и твердой власти. О да – это власть твердая, ибо состоит она материально из стали штыков», т.е. в преступлении, предусмотренном п. «в» ст. 5 разд. VIII Временных правил о повременных изданиях.

Вследствие этого и на основании разд. Х Временных правил о печати означенный Антон Антонов Васильев подлежит суду Самарского окружного суда без участия присяжных заседателей.

Приговора или решения суда в деле не имеется.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 105.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о редакторе-издателе газеты «Волжское слово» Василии Васильеве Ветрове, 30 лет, обвиняемом по 1 ст. Закона от 24 декабря 1906 года. Начато 31 марта 1907 года.

В приложении к № 8 выходящей в гор. Самаре под редакторством В. Ветрова газете «Волжское слово» от 14 января 1907 года помещена статья под заглавием «Маленький фельетон» за подписью «Одинокий». В начале статьи напечатана выдержка из газеты «Утро», передающая, что в Петербурге полиция решила отрезать головы у казненных, убитых и лишивших себя жизни террористов, и сохраняет эти головы в спирту для опознания. В содержании самой статьи автор выражает убеждение, что «придет время, когда огонь борьбы очистит нашу жизнь от «всего жестокого и злого, несправедливого и лишнего», и тогда люди «вспомнят тех, что погибли в упорной битве, зажгли огонь борьбы, своею кровью омыли дорогу к свободе»… «вспомнят имена этих людей и запишут их на той странице истории, где последующие поколения прочитают о жестокой несправедливости «сильных мира», о страданиях великого народа, о его кровавом шествии к свету, к свободе»… «люди, которые будут дышать воздухом вольной страны, выстроят большие, высокие здания, и на белых плитах мрамора напишут имена тех, которые полили своею кровью землю родных полей и камни улиц родных городов; буквами из золота и серебра будут написаны эти имена»… «и рядом поместят портреты погибших»… «и возьмут люди, гордые равенством и свободой, головы дорогих и близких, поставят их у жертвенников своей богини, осыпят их цветами и будут плакать над поруганной честью борцов»… «громы проклятий падут на зверей властелинов»… «придут к этим горячим и дорогим жертвам и те, которые спрятались во время битвы»… «робко будут они смотреть на головы, плавающие в спирту».

Привлеченный на предварительном следствии в качестве обвиняемого Василий Ветров виновным себя в помещении в редактируемой им газете «Волжское слово» статьи, заключающей восхваление преступных деяний, не признал, и объяснил, что статья эта представляет собой поэтическую картинку, абстрагированную от каких бы то ни было конкретных фактов.

На основании вышеизложенного помощник присяжного поверенного Василий Васильевич Ветров, 30 лет, обвиняется в том, что, состоя редактором выходящей в гор. Самаре газеты «Волжское слово», он в приложении к № 8 этой газеты от 14 января 1907 года, получившем распространение путем рассылки подписчикам и розничной продажи, поместил статью под названием «Маленький фельетон», заведомо содержащую в себе восхваление преступных деяний и лиц, совершивших таковые, говоря, между прочим, в этой статье, что люди «выстроят большие, высокие здания, и на белых плитах мрамора напишут имена тех, которые полили своею кровью землю родных полей и камни улиц родных городов; буквами из золота и серебра будут написаны эти имена»… «и рядом поместят портреты погибших»… «и возьмут люди, гордые равенством и свободой, головы дорогих и близких, поставят их у жертвенников своей богини, осыпят их цветами и будут плакать над поруганной честью борцов»… «громы проклятий падут на зверей властелинов»… «придут к этим горячим и дорогим жертвам и те, которые спрятались во время битвы»… «робко будут они смотреть на головы, плавающие в спирту».

Означенное преступление предусмотрено ст. 1 Закона от 24 декабря 1906 года.

Приговора или какого-либо иного решения суда в деле не имеется.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 115.

 

Производство Самарского окружного суда по 5-му столу Уголовного Отделения об утверждении ареста на №№ 89-90 газеты «Бузулукский справочный вестник» от 31 декабря 1906 года. Начато 10 января 1907 года.

Министерство юстиции.

Прокурор Самарского окружного суда.

8 января 1907 г.

№ 90.

Г. Самара.

В Самарский окружной суд.

На основании VI разд. ст. II закона от 24 ноября 1905 года предлагаю окружному суду составленное заключение об утверждении ареста, наложенного на №№ 89-90 газеты «Бузулукский справочный вестник» и один экземпляр означенного номера газеты, и при этом присовокупляю, что мною вместе с сим предложено судебному следователю 1 участка Бузулукского уезда произвести по сему делу предварительное следствие по признакам преступления, предусмотренного п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о печати.

Прокурор (подпись неразборчива)

Секретарь (подпись неразборчива)

В №№ 89-90 от 31 декабря 1906 года выходящей в гор. Бузулуке газеты «Бузулукский справочный вестник», редактируемой и издаваемой оренбургским мещанином Павлом Назаровым Жариновым, помещена передовая статья «Бузулук, 31 декабря», подписанная И. Туркельтаубом. В статье этой вообще говорится о направлении внутренней политики нашего правительства перед предстоящими выборами в Государственную Думу и о тех мерах, которые правительство предпримет для того, чтобы в Думу прошли угодные правительству элементы. Между прочим, в статье помещены следующие выражения: «В последнее время газетами упорно передаются сведения о том, что поведение нашего правительства перед выборами будет по отношению к народу еще более вызывающим, чем в настоящее время. Бюрократия входит в сношения с черносотенцами, всячески облегчая им избирательную кампанию. Зловредный элемент будет удаляться из деревень и городов. Правительство не надеется провести своих кандидатов ни в Петербурге, ни в Москве, ни в крупных центрах юга; что же касается провинции, то ее всевозможными средствами будут оберегать от крамолы. Столичная печать не будет допущена к распространению в провинциальных городах. Прогрессивные органы печати будут временно закрыты…» «Нечего и говорить, что всеми этими мерами самодержавно-полицейское правительство лишний раз желает напомнить населению о своем бессилии. Петербургские чиновники, чувствуя, что почва окончательно ускользает из-под их ног, хватаются, как утопающий, за соломинку. Жажда наживы и власти, один только шкурный вопрос, не позволяют им идти на уступки народным требованиям. Ни море крови, ни океаны слез, ни тысячи убиваемых сатрапами народных борцов, не смягчают их чугунных сердец…» «Страна гибнет… Народные богатства переходят в руки воров, авантюристов – вроде ватерклозетного поставщика Лидваля, наживающегося на счет народных бедствий. А там, в Петербурге, в апартаментах бюрократов, веселье, золото, шампанское…» «Оттуда по-прежнему сыпятся один за другим приказы о расстрелах, о субсидии погромщикам…»

Бузулукский уездный исправник отношением от 31 декабря 1906 года за № 5033, находя в означенной передовой статье признаки преступления, предусмотренного п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о печати, вошел с представлением о наложении на №№ 89-90 газеты «Бузулукский справочный вестник» ареста, конфискованный в 234 экземплярах.

Определением Самарского окружного суда от 15 января 1907 года решение об аресте тиража газеты оставлено в силе.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 203.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения об Анне Семёновой Базаевой, 27 лет, обвиняемой по п. «в». ст. 5 разд. VIII «Временных правил о печати». Начато 5 февраля 1907 года.

В № 19 выходящей в гор. Самаре газеты «Самарская Лука» от 15 ноября 1906 года подписанном за редактора А.С. Базаевой, в статье «Самара, 15 ноября», трактующей о переживаемом деревнею голоде и постановке продовольственного дела Правительством, помещены между прочим следующие выражения: «Своеобразность русской конституции и усмирительная политика правительства привели к тому, что заводы, фабрики и торговые заведения одно за другим закрываются, выбрасывая на улицу десятки тысяч безработных, а правительство сокращает расходы на общеполезные государственные предприятия, так как ему нужно много денег на стражников, полицию и пулеметы».

«Да, Думу нужно было разогнать, ибо она изгнала из заседаний господина Гурко, ибо она не допустила бы присуждать за несуществующие поставки на войну 5 миллионов каким-то Гинсбургам, в то время как по недостатку средств земские ходатайства о продовольствии скота урезываются вполовину и более».

«И будущие народные представители должны это твердо знать и помнить, что их дело – сидеть в Таврическом дворце и одобрять правительственные проекты об устройстве прачечной при Дерптском университете, но отнюдь не отыскивать следы народных денег, сотнями миллионов уплывавших в Манчжурию, миллионами застрявших в лесах Кореи, десятками миллионов затраченные на несуществующие железные дороги в Персии».

На основании вышеизложенного редактор газеты «Самарская Лука» Анна Семёнова Базаева обвиняется в том, что в № 19 редактируемой ею газеты «Самарская Лука» от 15 ноября 1906 года в статье «Самара, 15 ноября» помещены заведомо ложные о деятельности правительства сведения, возбуждающие в населении враждебное к нему отношение.

Обвинение предъявлено по п. «в». ст. 5 разд. VIII «Временных правил о печати». Приговор ОТ 22 ноября 1907 года: крестьянку Самарской губернии Новоузенского уезда Верхнее-Кушумской волости, села Бобринки Анну Семёнову Базаеву, 27 лет, на основании 3 п. 1034-4 (по прод. 1906 года) и 149 ст. Улож. о наказ., выдержать под арестом при полиции две недели. Номер 19 газеты «Самарская Лука» оставить при деле.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 4377.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о редакторе-издателе газеты «Волжское слово» Василии Васильеве Ветрове, 30 лет, обвиняемом по п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о печати. Начато 1 сентября 1907 года.

В № 78 выходящей в гор. Самаре газеты «Волжское слово» от 5 августа 1907 года, подписанной редактором В. Ветровым, помещена передовая статья «Самара, 5 августа», в которой автор, указывая на деятельность правительства по части выработки разного рода законопроектов, употребляет, между прочим, следующие выражения: «Манифест 17 октября должен был внести нужное успокоение, но правительство после издания его пошло по другому пути, и безжалостными руками стало разбивать те кумиры, которым поклонялись приверженцы освободительного движения… Под флагом борьбы с этой крамолой проводились меры, направленные не только против крамолы, но и против всякой независимой мысли, а меры эти, касаясь все больших и больших кругов населения, создали массовое недовольство правительством… В конце концов дошло до того, едва ли нормального положения, когда ко всяким мероприятиям правительства стали относиться с более или менее явным вопросом – утверждением: «Разве может быть что-то хорошего из Назарета?» «Как мера, направленная против революции, появился закон 3 июня, но, имея целью обезопасить правительство от нападений партий революционных, он главною тяжестью обрушился и на конституционалистов… Выражаясь общепринято, акт 3 июня – мера, разрушившая конституционные иллюзии».

На основании вышеизложенного редактор газеты «Волжское слово» Василий Васильев Ветров обвиняется в том, что в № 78 выходящей в гор. Самаре под его редакторством газеты «Волжское слово» от 5 августа 1907 года в статье «Самара, 5 августа» поместил заведомо ложные о деятельности правительства сведения, возбуждающие в населении враждебное к нему отношение, говоря, между прочим, в этой статье: «Манифест 17 октября должен был внести нужное успокоение, но правительство после издания его пошло по другому пути, и безжалостными руками стало разбивать те кумиры, которым поклонялись приверженцы освободительного движения… Под флагом борьбы с этой крамолой проводились меры, направленные не только против крамолы, но и против всякой независимой мысли, а меры эти, касаясь все больших и больших кругов населения, создали массовое недовольство правительством… В конце концов дошло до того, едва ли нормального положения, когда ко всяким мероприятиям правительства стали относиться с более или менее явным вопросом – утверждением: «Разве может быть что-то хорошего из Назарета?» «Как мера, направленная против революции, появился закон 3 июня, но, имея целью обезопасить правительство от нападений партий революционных, он главною тяжестью обрушился и на конституционалистов… Выражаясь общепринято, акт 3 июня – мера, разрушившая конституционные иллюзии»

Приговор от 20 марта 1908 года: подвергнуть Ветрова денежному взысканию в сумме 25 рублей.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 118.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о мещанине Максиме Дмитриеве Спиридонове, 28 лет, обвиняемом по п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о повременных изданиях. Начато 11 сентября 1907 года.

В № 14 выходившей в гор. Самаре газеты «Прибой» от 30 марта 1907 года, подписанном редактором М. Спиридоновым, в отделе «Телеграммы» помещена в выдержках речь Министра финансов Коковцева, произнесенная им в заседании Государственной Думы 26 марта 1907 года, причем отдельные части и слова речи министра снабжены комментариями редакции, искажающими ее смысл и представляющие деятельность правительства в заведомо ложном виде, а именно: «Коковцев. Переселите народ в деревню из душных городов, приведите в равновесие все отрасли промышленности, освободите Италию, Польшу, Венгрию (а Россию?), оказывайте поощрение искусству (о.о. Смирновых), дайте нам музыкантов, танцовщиц (чтобы услаждать голодных), покровительствуйте торговле овсом (Лидвалями напр.), создайте торговый флот. Государство (конечно, русские!) имеет целью просвещать (кнутом), развивать (нагайкой), возвышать (на перекладине), облагораживать и укреплять душу народную (пытками). Но долой новые налоги! Мы требуем отмены старых».

Привлеченный на предварительном следствии в качестве обвиняемого Максим Спиридонов виновным себя не признал и объяснил, что примечания редакции к речи министра не имеют своею целью исказить смысл речи и возбудить в населении враждебное отношение к деятельности правительства, а лишь являлись ироническими замечаниями, указывающими на реальные несоответствия речи с фактами.

На основании вышеизложенного мещанин гор. Орска Оренбургской губернии Максим Дмитриев Спиридонов, 28 лет, признать виновным на основании 1,2 и 6 п.п. 1 ч. 129 и 2 п. 132 ст. Уголовн. Улож, и подвергнуть его заключению в тюремной крепости на 10 месяцев. На основании Закона от 22 ноября 1906 года выпуск газеты «Прибой» прекратить навсегда; Спиридонову воспретить принимать на себя в течение пяти лет звание редактора или издателя какого бы то ни было повременного издания; судебные издержки возложить на осужденного.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 119.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о редакторе и издателе газеты «Прибой» Максиме Дмитриеве Спиридонове, 28 лет, обвиняемом в оклеветании в газете Василия Тимофеева Бухтулова. Начато 13 сентября 1907 года.

Судебному следователю Самарского окружного суда.

Жандармского унтер-офицера Самарского жандармского отделения при ст. Самара Василия Тимофеева Бухтулова.

Прошение.

В № 18 газеты «Прибой» от 4 апреля 1907 года в местной хронике помещена статья «Все это было бы смешно, когда бы не было печально», в которой говорится, будто бы я допускаю неправильности по службе из корыстных целей, и требовал взятку с токаря Михаила Козлова за прекращение какого-то дела. Все помещенное в этой статье есть умышленная клевета.

В статье говорилось, что токарь ж/д станции Самара Михаил Козлов обронил свой инструмент (марку) около вагона и ушел, не заметив пропажи. Марку нашел Бухтулов при осмотре вагона, поскольку вагон оказался обкраденным. Когда Козлов вернулся за пропажей, Бухтулов обвинил его в краже, но, чтобы не возбуждать против Козлова дело, жандарм потребовал с токаря 15 рублей. Козлов отдал требуемую сумму, о чем и написала газеты.

При расследовании дела о клевете Козлов по повесткам на допрос к следователю не являлся, а когда редактор Спиридонов был осужден на 10 месяцев тюрьмы, дело о клевете было прекращено.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 121.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о помощнике присяжного поверенного Василии Васильеве Ветрове, 30 лет, обвиняемом по п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о печати. Начато 8 октября 1907 года.

В № 104 выходящей в гор. Самаре газеты «Волжское слово» от 11 сентября 1907 года, подписанной редактором В. Ветровым, в отделе «Общая хроника» помещена статья под заглавием «Кадетская декларация». В указанной статье автор, знакомя читателей со взглядами партии «Народной свободы» на современное политическое положение и на значение предстоящей избирательной кампании в третью Государственную Думу, между прочим говорит: «…Вместе с роспуском 2-й Думы отменен был с прямым нарушением основных законов и прежний закон о выборах. Без согласия Думы и Государственного Совета издано было новое положение 3 июня, по которому перевес на выборах отдан крупным землевладельцам. Широкие демократические слои населения, а также и население окраин государства лишены были своих избирательных прав, или, если и сохранили их, то лишь в ограниченном и ослабленном виде. В тот момент, когда народное единение всего нужнее России, новый закон усилил классовую и национальную рознь. Тяжелая опасность грозит теперь стране. Если выборы в Государственную Думу отдадут законодательную власть в руки привилегированных общественных групп, Дума будет не народной, а господской. Ее могут сделать тогда послушным орудием своекорыстных, сословных и владельческих интересов, или даже попытаться ее вовсе уничтожить… Все современное положение России: дошедший до крайних пределов произвол администрации, рост преступлений и насилий, грабежей и убийств полное отсутствие личной и имущественной безопасности, экономический кризис, безработица в городах, все новые частые голодовки, все увеличивающееся обнищание в деревнях, падение государственного кредита и ослабление международного значения России – все эти явления в своей совокупности ясно показывают, что ни репрессии и попытки возвращения к старому строю, ни те полумеры, которыми правительство старается успокоить и расположить в свою пользу различные классы населения, ни в состоянии вывести наше отечество из его тяжелого положения».

На основании вышеизложенного помощник присяжного поверенного Василий Васильевич Ветров, 30 лет, обвиняется в том, что в № 104 выходящей в гор. Самаре и редактируемой им газеты «Волжское слово» от 11 сентября 1907 года, подлежащем распространению путем рассылки подписчикам и розничной продажи, поместил статью «Кадетская декларация», содержащую заведомо ложные о деятельности правительства сведения, возбуждающее в населении враждебное к нему отношение, говоря между прочим в этой статье, что «…Вместе с роспуском 2-й Думы отменен был с прямым нарушением основных законов и прежний закон о выборах. Без согласия Думы и Государственного Совета издано было новое положение 3 июня, по которому перевес на выборах отдан крупным землевладельцам. Широкие демократические слои населения, а также и население окраин государства лишены были своих избирательных прав, или, если и сохранили их, то лишь в ограниченном и ослабленном виде. В тот момент, когда народное единение всего нужнее России, новый закон усилил классовую и национальную рознь. Тяжелая опасность грозит теперь стране. Если выборы в Государственную Думу отдадут законодательную власть в руки привилегированных общественных групп, Дума будет не народной, а господской. Ее могут сделать тогда послушным орудием своекорыстных, сословных и владельческих интересов, или даже попытаться ее вовсе уничтожить… Все современное положение России: дошедший до крайних пределов произвол администрации, рост преступлений и насилий, грабежей и убийств полное отсутствие личной и имущественной безопасности, экономический кризис, безработица в городах, все новые частые голодовки, все увеличивающееся обнищание в деревнях, падение государственного кредита и ослабление международного значения России – все эти явления в своей совокупности ясно показывают, что ни репрессии и попытки возвращения к старому строю, ни те полумеры, которыми правительство старается успокоить и расположить в свою пользу различные классы населения, ни в состоянии вывести наше отечество из его тяжелого положения». Означенное преступление предусмотрено п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о печати.

Защитником подсудимого явился присяжный поверенный Хардин, избранный самим подсудимым. Защитник заявил суду, что инкриминируемая подсудимому статья есть перепечатка из газеты «Русская недвижимость», и потому Ветров за нее ответственности не несет.

Приговора в деле нет. Решением суда дело возвращено прокурору для проведения следствия по существу.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 123.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о редакторе газеты «Волжское слово» Василии Васильеве Ветрове, 30 лет, обвиняемом по п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о печати. Начато 18 октября 1907 года.

В № 115 выходящей в гор. Самаре газеты «Волжское слово» от 25 сентября 1907 года, подписанном редактором В. Ветровым, в отделе «Из иностранной печати» помещена статья под заглавием «Программа работ в третьей Думе», трактующая о тех законопроектах, которые будут внесены на обсуждение Думы и начинающиеся следующими словами: «В Думу прежде всего будут внесены проекты реформ, самоуправления и местных судов, причем по вопросу о реформе самоуправления правительство намерено защищать реакционные направления».

На основании вышеизложенного помощник присяжного поверенного Василий Васильевич Ветров, 30 лет, обвиняется в том, что в № 115 выходящей в гор. Самаре и редактируемой им газеты «Волжское слово» от 25 сентября 1907 года, подлежащем распространению путем рассылки подписчикам и розничной продажи, в отделе «Из иностранной печати» поместил статью под заглавием «Программа работ в третьей Думе», содержащую заведомо ложные о деятельности правительства сведения, возбуждающее в населении враждебное к нему отношение, говоря в этой статье, что В Думу прежде всего будут внесены проекты реформ, самоуправления и местных судов, причем по вопросу о реформе самоуправления правительство намерено защищать реакционные направления». Означенное преступление предусмотрено п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о печати.

Защитником подсудимого явился присяжный поверенный Хардин, избранный самим подсудимым. Защитник заявил суду, что инкриминируемая подсудимому статья есть перепечатка из иностранного журнала от 1 октября 1907 года, и потому Ветров за неё ответственности не несет.

Приговора в деле нет. Решением суда дело возвращено прокурору для проведения следствия по существу.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 125.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о редакторе газеты «Волжское слово» Василии Васильеве Ветрове, 30 лет, обвиняемом по п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о печати. Начато 18 декабря 1907 года.

Дело о редакторе газеты «Волжское слово» В.В. Ветрове, обвиняемого в оклеветании Сергея Зинова слушалось без участия присяжных заседателей.

В номере 22 от 27 мая 1907 года газеты «Волжское слово», выходящего под редактированием Василия Васильева Ветрова, в разделе хроники была помещена заметка о том, что председатель Полубояриновского сельскохозяйственного общества Самарского уезда Зинов по распоряжению Самарского отделения Государственного банка после проведенной ревизии, обнаружившей массу злоупотреблений, отстранен от должности председателя этого общества, и что Зинов представил через инспектора земледелия Упейс постановление Полубояриновского сельскохозяйственного общества, подписанное только им самим, о награждении его, Зинова, за особые заслуги.

Признавая эту заметку фактически неверной и клеветнической, Зинов в прошении на имя прокурора суда возбуждает против Ветрова уголовное преследование по 1535 ст. Улож. о наказ., утверждая, что он от вышеозначенной должности устранен не был, и что представление о наградах было послано по принадлежности за подписью двух членов совета Воробьева и Стралина, как видно из приложенной к делу копии отношения общества в Департамент Земледелия от 4 февраля 1905 года за 1283.

На суде Зинов подтвердил вышеизложенное. Подсудимый Ветров, не признавая себя виновным, объяснил, что в заметку вкралась коррекционная ошибка в название общества. Зинов был лишен председательствования в Моршанском кредитном товариществе. Свидетель инспектор земледелия Упейс показал, что Зинов состоял в двух обществах председателем: в Моршанском кредитном товариществе и в Полубояриновском сельскохозяйственном обществе, что по ревизии дел уполномоченный от Государственного банка в первом были обнаружены злоупотребления, и Зинов был отстранен от должности с преданием суду, что на Зинова бывали жалобы как на председателя Полубояриновского кредитного общества различного характера, и на то, что он действовал единолично. Наконец, свидетель Лисовский подтвердил показания Упейса о результатах ревизии дел кредитного товарищества, заявив, что он слышал, что в Департамент земледелия посылали бумаги за подписью одного Зинова.

Приговор Самарского окружного суда вынесен 23 июня 1908 года. Суд решил, что ошибка в названии общества, в котором Зинов отстранен от председательствования, не образует состава преступления о клевете, поскольку все остальные факты, изложенные в заметке, являются подлинными и доказанными. Решением суда Ветров оправдан.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 126.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о крестьянине Алексее Филиппове Попове, 33 лет, обвиняемом в нарушении правил издания газеты по 1039 ст. Улож о наказ. Начато 28 января 1908 года.

Об оклеветании в печати Августовского волостного старшины Шувалкина.

Его Высокородию Господину Прокурору Самарского Окружного Суда

Николаевского уезда Августовского волостного старшины Якова Сергеева Шувалкина.

Прошение.

В № 207 газеты «Самарский курьер» от 26 января сего года помещена корреспонденция из Николаевского уезда за подписью «Брусника», в которой изложено следующее: «(Солдатки). Их сегодня вошло в избу до десятка… Лукерья Кузнецова, Евдокия Заруднева, Федосья Заруднева, Маланья Гузанихина, и проч., и проч.

Это солдатки.

Со слезами на глазах (некоторые даже всхлипывали) стали они жаловаться на Августовского старшину Шувалкина.

Жалобу передаю их же словами.

- Первый раз давал на способие старшина в октябре месяце. Нате, грит, по 1 р. 22 коп., вперед также земство, грит, присылать будет. Мы ему: спасибо, дай Бог здоровья…

В ноябре он призвал нас и дал нам сразу на два месяца – за ноябрь и декабрь, и сказал – а за январь дам в январе. Когда давал за два-то месяца, то по гривеннику на едока не додал… Раньше мы слышали, что он вычитал с большечерниговских солдаток по 10 коп., будто бы за хлопоты… Может и с нас так же? Только там сказал, что за хлопоты, а нам нет…

- Вчерась мы пошли к нему за способием за январь, поэтому эфтово месяца уже десятое число, а он и говорит: што вы ко мне лезете! Вить за января я вам выдал еще в ноябре, и до марта не дам… Мы тово… Ваше, говорим, степенство, мы по твоим же словам пришли… Потому велел… А он как затопает, мы бежать…

- Куды ж нам теперь деваться, кому жаловаться? Мы с детьми голодны, а денежки старшина, мотри, тово…

- Ох-хо-хо-о-о-о… Их-хи-хи-и-и… Господи, жисть проклятая, хуть головой о камень, и то легче…

И полились горькие слезы из заплаканных глаз бедных солдаток…

Так-то у нас в деревне призревают семейства солдат, сражающихся там на Дальнем Востоке».

Так как из вышеуказанной статьи ясно видно обвинение Августовского волостного старшины в лихоимстве по отношению к солдатским женам, выраженное в удержании из отпускаемого от земства солдатского пособия по 10 коп.

При этом обвинение ни на чем не основано, хотя и ссылаются на фамилии солдаток, а потому и прошу корреспондента привлечь к уголовной ответственности за оскорбление меня как должностного лица и распространение ложных слухов в лихоимстве печатными словами. При сем представляется произведенный мною опрос указанных корреспондентом солдаток при понятых, а также № газеты.

Волостной старшина Шувалкин.

№ 388.

Февраля 1905 года.

Зарегистрировано в Самарском окружном суде № 2386 от 7 марта 1905 года.

Приговора в деле не имеется. Возможно, стороны пришли к мировому соглашению.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 107.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о мещанине Максиме Дмитриеве Спиридонове, 28 лет, обвиняемом по 129 ст. Уст. Ценз. И 1033 ст. Улож. о наказ. Начато 21 февраля 1908 года.

3 апреля 1907 года в № 17 издаваемой в г. Самаре под редакцией Максима Дмитриева Спиридонова газеты «Прибой» за подписью и.д. губернатора вице-губернатора Белявского было помещено письмо в редакцию, содержащее в себе опровержение статьи, появившейся в № 5 той же газеты от 20 марта 1907 года под заголовком «К забастовке рабочих на товарном дворе» и изложение подлинных обстоятельств происшедшего. Помещая это опровержение и.д. губернатора, редакция снабдила его примечанием, в котором снова утверждается, что «все написанное в № 5 – правильно».

Обвинение предъявлено по 129 ст. Уст. Ценз. И 1033 ст. Улож. о наказ. Определение суда от 4 апреля 1908 года: дело производством прекратить в связи с тем, что 17 сентября 1907 года Спиридонов уже осужден Саратовским окружным судом в тюремную крепость на 10 месяцев.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 141.

 

Дело Самарского окружного суда по 2-му столу Уголовного Отделения о редакторе-издателе газеты «Возрожденное крестьянство» Алексее Ивановиче Зерюнове, 34 лет, обвиняемом по 1040 ст. Улож. о наказ. Начато 5 июня 1908 года.

В газете «Возрожденное крестьянство», издаваемой в гор. Бугульме, в № 28 от 7 марта 1908 года была помещена статья «Рассадники революции», в которой, между прочим, значится: «Представим для примера, что во главе Бугульминского Съезда стоит осмысленный и односторонний поляк… Поляк этот гораздо умнее других и настолько умнее, что умеет незаметно, исходя из принципа, чем хуже в России, тем лучше для окраины, умеет, как говорится, развести революцию… Что ему за смысл держать высоко Правосудие… Наоборот, для его цели правосудие будет лишь средство выносить за преступление не наказание, а оправдание, а под сурдинку, умело и незаметно для других и поощрения… Современное золото, вроде представленного мною типа судьи, толкает на путь бессмысленных и безотчетных преступлений. Хочется верить, что придет время, и все те, кому это ведать надлежит… повыгоняют этих законоведов и не дадут им больше торговать правосудием». Статья подписана «А. Зерюнов».

При сопоставлении этой статьи со статьей «Скажешь правду, потеряешь дружбу», помещенной в том же номере названной газеты за подписью «А.З», становится очевидным, что приведенные выдержки из статьи «Рассадники революции» касаются служебной деятельности уездного члена Самарского окружного суда по Бугульминскому уезду г. Добошинского, почему последний и обратился к прокурору Самарского окружного суда с просьбою возбудить против редактора-издателя названной газеты крестьянина Зерюнова уголовное преследование за оскорбление его, Добошинского, в печати.

Привлеченный к следствию в качестве обвиняемого Зерюнов, не признавая себя виновным, объяснил, что статья «Рассадники революции» написана им самим, но при составлении этой статьи он имел в виду не Добошинского, а вообще тип судьи, который в дело правосудия приносит свои политические взгляды.

Выписка из заключения помощника прокурора Самарского окружного суда.

Статья «Скажешь правду, потеряешь дружбу» в газете «Возрожденное крестьянство» от 7 марта 1908 года касалась служебной деятельности уездного члена Самарского окружного суда по Бугульминскому уезду г. Добошинского в связи с разбиравшимся в Бугульминском уездном суде делом о похищении частновладельческого леса, по каковому делу Уездный Съезд изменил приговор Суда первой инстанции, и назначенное сим судом тюремное заключение заменил денежным взысканием. В статье сказано, что «обвиняемый постарался увидеть перед судом г. Добошинского… Добошинский обвиняемого успокоил, чтобы он особенно не беспокоился, что земский начальник напрасно их присудил к тюрьме».

Приговора суда в деле не имеется.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 286.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о помощнике присяжного поверенного Василии Васильеве Ветрове, 32 года, обвиняемом по п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о печати. Начато 27 сентября 1908 года.

В № 334 выходящей в гор. Самаре газеты «Волжское слово» от 8 июня 1908 года, подписанном редактором-издателем В. Ветровым, помещена статья графа Л.Н. Толстого под заглавием «Не могу молчать», трактующая, главным образом, о смертных казнях, назначаемых в России судебными приговорами. В статье этой содержится резкое порицание правительства по поду применения к населению административных высылок, заключения в тюрьмы, а, в особенности, смертной казни. При этом о деятельности правительства в означенной статье сообщаются заведомо ложные сведения, возбуждающие в населении враждебное к правительству отношение.

Наиболее характерными в этом смысле являются следующие места в статье:

«С тою же хдаднокровною жестокостью (как и смертные казни) совершаются самые разнообразные мучительства и насилие по тюрьмам, крепостям, каторгам».

«Возмутительно, когда один человек может отнять у другого его труд, деньги… Но насколько возмутительно то, что один человек может отнять у другого его душу, сможет заставить его сделать то, что губит его духовное «я», лишает его духовного блага. А это самое делают те люди, которые устраивают все это (смертные казни), и спокойно, ради блага людей, заставляют людей, от судьи до палача, подкупами, угрозами, обманами совершать эти дела, наверное, лишающие их истинного блага».

«Вообще, благодаря деятельности правительства, допускающего возможность убийства для достижения своих целей, всякое преступление: грабеж, воровство, ложь, мучительство, убийство считаются несчастными людьми… делами самыми естественными, свойственными человеку».

«Я долго боролся с тем чувством, которые возбуждают во мне виновники этих страшных преступлений (правительство)… Людям, не видящим всей своей преступности, необходимо обличение».

В заведомо неверных и преувеличенных красках изображает автор названной статьи последствия правительственной деятельности, предпринятой, по его словам, «во имя общего блага», для всего населения, а, следовательно, и для него, автора: «Для меня, стало быть, и нищета народа, лишенного первого, самого естественного права человеческого пользования той землей, на которой он родился; для меня есть эти высылки людей из места в место, для меня эти сотни тысяч голодных, блуждающих по России рабочих, для меня эти сотни тысяч несчастных, мрущих от тифа, от цинги в недостающих для всех крепостях и тюрьмах, для меня эти виселицы с намыленными петлями, с висящими на них женщинами и детьми».

Привлеченный в качестве обвиняемого Василий Васильев Ветров виновным себя не признал и объяснил, что статья «Не могу молчать» перепечатана им из газеты «Слово», и в содержании этой статьи нет признаков преступлений, усматриваемых цензором, и что № 334 газеты «Волжское слово», в котором была помещена статья, распространения не получил.

На основании вышеизложенного помощник присяжного поверенного Василий Васильев Ветров обвиняется в том, что в № 334 выходящей в гор. Самаре и редактируемой им газеты «Волжское слово» от 8 июля 1908 года, подлежащем распространению путем рассылки подписчикам и розничной продажи поместил статью графа Л.Н. Толстого под заглавием «Не могу молчать», содержащую заведомо ложные сведения, возбуждающие в населении враждебное к правительству отношение, каковые сведения в статье этой изложены в следующих местах:

«С тою же хдаднокровною жестокостью (как и смертные казни) совершаются самые разнообразные мучительства и насилие по тюрьмам, крепостям, каторгам».

«Возмутительно, когда один человек может отнять у другого его труд, деньги… Но насколько возмутительно то, что один человек может отнять у другого его душу, сможет заставить его сделать то, что губит его духовное «я», лишает его духовного блага. А это самое делают те люди, которые устраивают все это (смертные казни), и спокойно, ради блага людей, заставляют людей, от судьи до палача, подкупами, угрозами, обманами совершать эти дела, наверное, лишающие их истинного блага».

«Вообще, благодаря деятельности правительства, допускающего возможность убийства для достижения своих целей, всякое преступление: грабеж, воровство, ложь, мучительство, убийство считаются несчастными людьми… делами самыми естественными, свойственными человеку».

«Я долго боролся с тем чувством, которые возбуждают во мне виновники этих страшных преступлений (правительство)… Людям, не видящим всей своей преступности, необходимо обличение».

В заведомо неверных и преувеличенных красках изображает автор названной статьи последствия правительственной деятельности, предпринятой, по его словам, «во имя общего блага», для всего населения, а, следовательно, и для него, автора: «Для меня, стало быть, и нищета народа, лишенного первого, самого естественного права человеческого пользования той землей, на которой он родился; для меня есть эти высылки людей из места в место, для меня эти сотни тысяч голодных, блуждающих по России рабочих, для меня эти сотни тысяч несчастных, мрущих от тифа, от цинги в недостающих для всех крепостях и тюрьмах, для меня эти виселицы с намыленными петлями, с висящими на них женщинами и детьми».

Дело слушалось в суде 22 декабря 1908 года. Приговор вынесен по совокупности с делом, решенным 16 февраля 1909 года № 29.II.09 г.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 147.

 

Дело Самарского окружного суда по 2-му столу Уголовного Отделения о редакторе-издателе газеты «Возрожденное крестьянство» Алексее Ивановиче Зерюнове, 34 лет, обвиняемом по 1040 ст. Улож. о наказ. Начато 3 декабря 1908 года.

Товарищ прокурора Самарского окружного суда г. Кайсер представлением от 21 марта 1908 года обратился к прокурору того же суда с просьбою о возбуждении против редактора-издателя газеты «Возрожденное крестьянство» крестьянина Зерюнова уголовного преследования за оскорбление его, Кайсера, в печати.

На произведенном по сему предмету следствии выяснилось, что в № 28 газеты «Возрожденное крестьянство», выпущенном в свет 7 марта 1908 г. в гор. Бугульма и подписанном: редактор-издатель крестьянин А. Зерюнов, помещена статья «Рассадники революции», в которой, после оскорбительного отзыва о деятельности председательствующего в судебных заседаниях Бугульминского Уездного Съезда, значится: «Теперь представим и то, что рядом с ним (председательствующим) будет сидеть этакое же золото и г.т. прокурора с фамилией, кончающейся обыкновенно сэр-эр».

Привлеченный к следствию в качестве обвиняемого Зерюнов не признал себя виновным.

Приговора или иного судебного решения в деле не имеется.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 288.

 

Дело Самарского окружного суда по 5-му столу Уголовного Отделения о мещанине Павле Назарове Жаринове, 55 лет, обвиняемом по п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о печати. Начато 16 января 1909 года.

3 ноября 1906 года в № 66 издаваемой в гор. Бузулуке под редакцией оренбургского мещанина Павла Назарова Жаринова газеты «Бузулукский Справочный Вестник» была помещена корреспонденция из села Гришкина Ромашкинской волости. Неизвестный автор этой корреспонденции, скрывшийся под псевдонимом «Нестерпевший», описывает, как в названном селе Гришкине местный урядник, встретив на улице толпу подвыпивших крестьян, не послушавшихся его пьяного окрика, убил одного из них ударом шашки в живот. Указывая затем как на безнаказанность этого урядника, будто бы совершившего такое преступление, так и вообще на полную безответственность в настоящее время чинов полиции, автор заканчивает свою статью обращенной к представителям администрации и суда угрозой народным самосудом, расправой, к которой должен будет прибегнуть народ, выведенный из терпения отсутствием в стране равного для всех правосудия.

Осмотром находящегося на производстве Самарского окружного суда уголовного дела о крестьянине Перелыгине установлено, что 22 октября 1906 года в селе Спиридоновке (Гришкино тож) крестьянину Ивану Резаеву была действительно нанесена смертельная рана в живот. Из имеющихся же в настоящем деле сведений видно, что за нанесение этой раны Резаеву судебным следователем 3 участка Бузулукского уезда был привлечен в качестве обвиняемого не полицейский урядник, а крестьянин Алексей Михайлов Перелагин.

Будучи допрошен на предварительном следствии в качестве обвиняемого Павел Назаров Жаринов, не признавая себя виновным, показал, что, помещая инкриминирующую статью в своей газете, он вовсе не имел намерения возбудить этой статьей в населении враждебное отношение к чинам полиции, и не может теперь назвать имени ея автора.

Приговора суда или иного решения суда в деле не имеется.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 232.

 

Дело Самарского окружного суда по 5-му столу Уголовного Отделения о мещанине Павле Назарове Жаринове, 55 лет, и крестьянине Иване Дмитриеве Алексееве (он же Архипов), 21 года, обвиняемых по п. «в» ст. 5, отд. VIII Временных правил о печати. Начато 16 января 1909 года.

1 января 1907 года в № 1 издаваемой в гор. Бузулуке под редакцией оренбургского мещанина Павла Назарова Жаринова газеты «Бузулукский Справочный Вестник» была помещена передовая статья «Бузулук, 1 января», подписанная «А-ъ» и принадлежащая перу крестьянина Ивана Дмитриева Алексеева (он же Архипов). Названная статья в извращенном виде рисует деятельность Правительства по отношению к выборам в Государственную Думу, и положение в 1906 году деревни, «переживающей ужасы голода». Подводя итоги произведенным в 1906 году по стране арестам, автор статьи ставит их в тесную связь с желанием Правительства создать путем этих арестов, а также последующих казней угодную ей Думу. Число таковых арестов перед выборами во вторую Думу, по мнению автора, должно сильно повыситься, так как в прошлом году в Думу прошли «трудовики – родные братья С.-Р-ам», оставленные тогда без внимания, но также неудобные для Правительства, которое, в случае крамольного состава новой Думы, «устроит ряд черносотенных погромов при благосклонном участии полиции и жандармов».

Переходя затем к обсуждению нужд русской деревни, автор в самых мрачных красках рисует положение крестьян, почти умирающих благодаря неурожаям от голода, разоренных «сворой больших и маленьких Гурко-Лидвалей и других опекателей всех рангов», и оканчивает статью свою призывом граждан смело идти «по пути к свету и свободе», не страшась того, что этот путь «тернист, и на нем виселицы и «Якутка».

Будучи привлечен на предварительном следствии в качестве обвиняемого Павел Назаров Жаринов виновным себя не признал, показав, что инкриминируемую статью написал крестьянин Иван Дмитриев Алексеев.

Допрошенный же в качестве обвиняемого Иван Дмитриев Алексеев (он же Архипов), признавая себя виновным в составлении статьи «Бузулук 1 января», заявил, что он своей статьей вовсе не имел в виду возбуждать в населении враждебное отношение к Правительству.

Приговор от 15 апреля 1909 года: подвергнуть Жаринова денежному взысканию в размере 25 рублей, а в случае несостоятельности штраф заменить арестом при полиции на 7 дней; Алексеева оправдать.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 233.

 

Дело Самарского окружного суда по 2-му столу Уголовного Отделения о редакторе-издателе газеты «Возрожденное крестьянство» Алексее Ивановиче Зерюнове, 34 лет, обвиняемом по 1535 ст. Улож. о наказ. Начато 18 июля 1909 года.

Определение.

1909 года сентября 21 дня Самарский окружной суд по Уголовному отделению, в распорядительном заседании… выслушал письменное заявление статского советника Леона Добошинского, в коем он ходатайствует о прекращении возбужденного им в порядке частного обвинения дела о редакторе-издателе газеты «Возрожденное крестьянство» Алексее Ивановиче Зерюнове по обвинению его по 1535 ст. Улож. о наказ., так как Зерюнов не был автором инкриминируемых статей газеты и даже принимал статьи, находясь в отлучке, по телеграфу, чтобы означенные статьи в газете его не помещались.

В связи с заявлением Добошинского дело против Зерюнова решением суда прекращено.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 294.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о редакторе газеты «Голос Самары» Сергее Александровиче Богушевском, 34 лет, обвиняемом по 2 ч. 1535 ст. Улож. о наказ. (клевета). Начато 17 октября 1909 года.

В издающейся в гор. Самаре газете «Голос Самары» № 190 от 5 сентября 1909 года была напечатана статья под названием «Карты раскрываются», в которой перечисляются лица, входящие в состав беспартийной группы избирателей Самарского городского головы, и в числе этих лиц назван Матов, о котором в названной статье сказано: «А.И. Матов, всем известный деятель той же эпохи, путешествие которого из Самары на север и затем по направлению к Бугульме сопровождалось «иллюминациями» помещичьих усадеб». Крестьянин Нижегородской губернии Александр Иванов Матов, находя, что смысл означенной статьи заключается в том, что он в 1905 году ездил по селам Самарской губернии и подстрекал крестьян к поджогу помещичьих усадеб, и усматривая в этом клевету, направленную к опозорению его доброго имени, возбудил через прокурора Самарского окружного суда уголовное преследование по 2 ч. 1535 ст. Улож. о наказ. против редактора газеты «Голос Самары» Сергея Александровича Богушевского… В вышепомянутой статье, касающейся частного обвинителя Матова, говорится о его поездках из Самары на север и к Бугульме, сопровождающихся иллюминациями помещичьих усадеб, в каковых выражениях не имеется никаких указаний на деяния, опорочивающие честь Матова, и что если, по мнению Матова, смысл означенной статьи заключается в том, что ему прописываются поездки в 1905 году по селам Самарской губернии для подстрекательства крестьян к поджогу помещичьих усадеб, то обвиняемый (редактор) этой ответственности подлежать не может, так как он отвечает только за те подлинные выражения и слова, которые напечатаны (1041 ст. Улож. о наказ.), а не за личные, субъективные выводы и умозаключения, делаемые из его статей обвинителем.

Ввиду изложенных соображений окружной суд не усматривает в деянии Богушевского признаков преступления, предусмотренного 2 ч. 1535 ст. Улож. о наказ.

Приговор от 20 декабря 1910 года: по сим основаниям окружной суд определяет: потомственного дворянина Сергея Александровича Богушевского, 34 лет, на основании 1 п. 771 ст. Уст. Уголов. Судопроизв. считать по суду оправданным.

Матов подал апелляцию в Саратовскую Судебную палату, которая решением от 22 сентября 1911 года приговор Самарского окружного суда оставила в силе.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 158.

 

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о помощнике присяжного поверенного Василии Васильеве Ветрове, 39 лет, обвиняемом по 1039 ст. Улож. о наказ. Начато 30 мая 1915 года.

В № 52 от 6 марта 1914 года издающейся в г. Самаре газеты «Волжское слово» была помещена заметка под заглавием «Племянничек и дядюшка» за подписью «Вильям» о служебной деятельности председателя Самарского епархиального училищного совета архимандрита Виссариона и самарского епархиального наблюдателя церковных школ священника Никольского, причем архимандрит Виссарион именуется «племянничком», а священник Никольский «дядюшкой»; в этой заметке указывается, между прочим, что «…сколько поступало местных средств, известно лишь дядюшке и племянничку…», что «…при всем недостатке средств у совета, о. Виссарион водрузил в канцелярии совета камин ценой в 200 рублей…», что это является «любопытным фактом его хозяйничанья» в епархиальном совете, и что когда в декабре 1913 года не хватило денег на уплату жалованья трем учительницам – всего в количестве 90 рублей, то «дядя и племянник молчали», так как «им было некогда – они составляли ведомость о выдаче наградных… И было выдано: о. архимандриту председателю совета (племяннику) наградных – 500 рублей, о. наблюдателю (дяде) – 400 рублей».

Означенный нумер газеты был выпущен за подписью редактора Ветрова.

Привлеченный к следствию в качестве обвиняемого Ветров, не признавая себя виновным, объяснил, что все сведения, изложенные в упомянутой выше заметке – верны.

На основании вышеизложенного присяжный поверенный Василий Васильев Ветров, 39 лет, обвиняется в том, что, состоя редактором издающейся в Самаре газеты «Волжское слово», допустил в № 52 газеты от 6 марта 1914 года заметки о служебной деятельности председателя Самарского епархиального училищного совета архимандрита Виссариона и самарского епархиального наблюдателя церковных школ священника Никольского, заключающей в себе оглашение обстоятельств, могущих повредить их чести и достоинству, в какой заметке автор ея, именуя архимандрита Виссариона «племянничком», а священника Никольского - «дядюшкой», означил, между прочим, что «…сколько поступало местных средств, известно лишь дядюшке и племянничку…», что «…при всем недостатке средств у совета, о. Виссарион водрузил в канцелярии совета камин ценой в 200 рублей…», что это является «любопытным фактом его хозяйничанья» в епархиальном совете, и что когда в декабре 1913 года не хватило денег на уплату жалованья трем учительницам – всего в количестве 90 рублей, то «дядя и племянник молчали», так как «им было некогда – они составляли ведомость о выдаче наградных… И было выдано: о. архимандриту председателю совета (племяннику) наградных – 500 рублей, о. наблюдателю (дяде) – 400 рублей».

Решением окружного суда от 7 июля 1917 года дело производством прекращено в силу 2 ст. 1 отд. Постановления Временного Правительства от 17 марта 1917 года.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 177.

 

Литература

 

50 лет Союзу журналистов. Альманах-справочник. Самара. ООО «Самарское книжное издательство». 2008. 184 с.

Алексушина Т.Ф., Крамарева И.В. 2007. Листая подшивки старых газет (ещё раз о тайнике в доме Алашеева). - «Неизвестная Самара». Сборник статей. Городская научная конференция. 15 марта 2007 года. Самара, 2007. Тип. ООО «Культурная инициатива», с. 50-57.

Век «ВК» [«Волжской коммуны»]. 1907-2007. Газета как зеркало жизни. Самара. ОАО «Издательство «Самарский Дом печати». 2006. 800 с.

Галактионов В.М. Истоки самарской журналистики: 1852-1914 г.г. Исторический очерк (документы, воспоминания современников). Самара, ПГСГА. 2011. 250 с.

Друзья, прекрасен наш Союз! Альманах-справочник [Самарского отделения Союза журналистов РФ]. Самара. ООО «Издательский центр «Книга». 2003. 184 с.

Колесов А.В. 1994. Два очерка из истории самарской журналистики. – В сб. «Самарский краевед». Историко-краеведческий сборник. (Сост. А.Н. Завальный). Самара. Кн. изд-во, стр. 70-78.

Корецкий А.Б. 1979. «Самарская газета» о проблемах русского провинциального театра (1884-1894 гг.). – В сб. «Краеведческие записки». Выпуск V. Куйбышев, Куйбышевское книжное издательство, стр. 64-70.

Мартиновская А.И. 1990. По страницам «Самарской газеты» 1905 года. – В сб. «Самарский краевед». Историко-краеведческий сборник. (Сост. А.Н. Завальный). Куйбышев. Кн. изд-во, стр. 148-163.

Мартиновская А.И. 1995. Из истории «Самарского справочного листка». – В сб. «Самарский краевед». 1995. (Сост. А.Н. Завальный). Самара. Изд-во «Самарский университет», стр. 117-122.

Титов И. 1990. Гласность Самары. – В сб. «Голос земли самарской». Литературно-публицистический сборник. (Сост. Ю.И. Шаньков). Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, стр. 149-158 (К истории самарской периодической печати XIX-XX веков).


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу