При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

1907 год

Международные события года

24 февраля 1907 года произошёл военный переворот в Гондурасе. В этот день силами оппозиции был свергнут проамериканский президент Мануэль Бонилья, который пришёл к власти тремя годами раньше при прямой поддержке США, поскольку с гондурасской территории американцы стремились установить полный контроль над всей Центральной Америкой. Но гондурасские оппозиционеры тогда обосновались на территории Никарагуа, где собрали значительные силы, что им и помогло 24 февраля 1907 года свергнуть режим Бонильи. 1 марта Никарагуа объявила войну Гондурасу, и 24 марта никарагуанские войска вступили в его столицу Тегусигальпу. После этого конфликт принял затяжной характер, и в нём участвовали также войска Сальвадора и США. Война завершилась только 20 декабря 1907 года, когда в Вашингтоне был подписан договор о мире и дружбе в Центральной Америке.

 

2 июня 1907 года открылась Вторая Гаагская международная конференция мира, которая явилась продолжением Первой конференции, созванной в 1899 году по инициативе выдающегося российского юриста-международника и дипломата Ф.Ф. Мартенса. Однако тогда достичь поставленных целей этому форуму так и не удалось. Вторая Гаагская конференция мира также была созвана по инициативе России, и в этот раз на ней удалось принять Конвенцию о законах и обычаях ведения сухопутной войны. Из них важнейшими стали такие принципы, как разграничение комбатантов и некомбатантов; право населения на вооруженное сопротивление; подробная регламентация прав военнопленных; запрещение использовать яды, оружие, снаряды и вещества, способные причинить излишние страдания; запрет убивать сдавшихся и «объявлять, что никому не будет дано пощады»; требование к командирам принимать все возможные меры к охране памятников старины и культуры, а также медицинских учреждений; запрет отдавать на разграбление города и местности, даже взятые приступом; и многие другие принципы. Впрочем, события двух мировых войн ХХ века показали, что эта конвенция не была всеобъемлющей, хотя она, несомненно, ограничивала в ряде случаев произвол воюющих сторон.

 

29 июля 1907 года генерал Роберт Баден-Пауэлл основал в Великобритании организацию бойскаутов, название которой произошло от английских слов «boy» – мальчик и «scout» – разведчик. С того дня и началась история мирового скаутского движения, которое пропагандирует систему физического, духовного и интеллектуального развития подрастающего поколения, вырабатывает у детей навыки самостоятельной жизни в естественных условиях (например, разведение костра, установка палатки, переправа через реку, оказание первой помощи пострадавшему, и так далее). В Россию это движение пришло в 1909 году, когда полковник Олег Пантюхов и штаб-ротмистр Григорий Захарченко после посещения Англии организовали в Царском Селе и в Москве первые русские лагеря бойскаутов. В 1922 году в Советской России была создана пионерская детская организация, которая заимствовала у скаутов практически все основные принципы и приёмы воспитания подрастающего поколения, а также символику, традиции и лозунги, вставив в них при этом коммунистическую идеологию. В частности, пионерский призыв «Будь готов! Всегда готов!» целиком копировал аналогичный скаутский призыв, а вместо зелёных скаутских галстуков пионеры стали носить красные.

 

13 ноября 1907 года французский изобретатель, мастер по ремонту велосипедов Поль Корню совершил первый в мире полёт на геликоптере (прежнее название вертолёта), который продолжался 20 секунд. Летающая конструкция представляла собой металлическую раму с двумя вращающимися роторами и весила 13 килограммов. На глазах изумленных зрителей, вертолёт с пилотом совершил подъём вертикально вверх до высоты 6,5 футов (около 2 метров), после чего снова опустился на землю. Это испытание показало Корню, что он на верном пути. Впоследствии он создал еще несколько моделей вертолётов, которые отличались разнообразностью конструкций и технических решений, и могли летать дольше и дальше, однако были плохо управляемы. Проблема управляемости вертолётов была кардинально решена только в 1911 году, когда русский инженер Б.Н. Юрьев опубликовал принципиальную схему автомата перекоса лопастей.

 

24 декабря 1907 года в подвале здания Парижской оперы прошла торжественная церемония закладки так называемых «капсул времени» - герметичных сосудов с 24 граммофонными пластинками с аудиозаписями знаменитых певцов и музыкантов того времени. Идея закладки «живых голосов» в «капсуле времени» принадлежала Альфреду Кларку, директору французского отделения Британской компании Gramophone (позже она стала называться EMI). В числе заложенных на хранение записей, в частности, была песня «Как король шел на войну» в исполнении Фёдора Шаляпина, «Сапатеадо» Пабло Сарасате, сыгранное чешским скрипачом Яном Кубеликом, ария «Niun mi tema» из вердиевского «Отелло» в исполнении Франческо Таманьо. Также в капсулы поместили записи голосов Энрико Карузо, австралийской сопрано Нелли Мелба, французской певицы и актрисы Эммы Кальве и других знаменитостей конца «Прекрасной эпохи» (Belle Epoque). Капсулы предписывалось вскрыть потомкам через 100 лет, что и было сделано 9 декабря 2008 года. Как выяснилось, пластинки лежали в двух свинцовых урнах, одна из которых оказалась поврежденной, что, впрочем, на сохранности дисков никак не отразилось. Специалисты извлекли хрупкое содержимое из стекло-асбестовых упаковок, которыми оно было защищено сто лет тому назад. Записи с 78-миллиметровой дорожкой после извлечения были оптически считаны и перезаписаны в цифровом формате хранения, после чего выложены в Интернет, и сейчас они доступны всем желающим для прослушивания.

 

Российские события года

20 февраля (5 марта) 1906 года состоялось первое заседание II Государственной Думы, левой по своему депутатскому составу (её ещё называли «Красная Дума», или «Дума крайних»). Она избиралась практически по тем же правилам, что и Первая Дума, и также вступила в резкую конфронтацию с Советом министров, из-за чего она оказалась ещё более «непослушной», чем Первая Дума. В частности, ею был выдвинут законопроект о реформе местного судопроизводства, а ещё Дума резко осудила незаконные действия полиции по усмирению беспорядков, а также она добивалась кардинальных изменений в аграрной политике, и так далее. В связи с этим на одном из заседаний Думы премьер-министр П.А. Столыпин в своём выступлении по земельному вопросу произнёс знаменитую фразу: «Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!» По итогам прочих выступлений 1 июня 1907 года 55 депутатам были предъявлены обвинения в антиправительственной деятельности. В итоге по Указу императора Николая II от 3 (16) июня 1907 года II Государственная Дума была распущена, после чего были опубликованы кардинальные изменения в Законе о выборах.

 

25 июня 1907 года в Тифлисе (ныне Тбилиси) произошёл налёт на карету казначейства, перевозящую деньги из почты в Тифлисское отделение Государственного банка. Нападение осуществили большевики Тифлисской организации РСДРП под руководством Симона Тер-Петросяна, известного под партийной кличкой Камо. В 11 часов при проезде через Эриванскую площадь боевики обстреляли охрану и забросали бомбами транспорт казначейства, а затем похитили из него деньги в сумме 250 тысяч рублей. При ограблении налётчики убили двух городовых, трёх казаков и ранили ещё 11 человек, включая случайных прохожих. Все участники акции сумели скрыться, избежав ареста. Деньги, захваченные в результате этой экспроприации, поступили в распоряжение группы Ленина в так называемый «большевистский центр» в Хельсинки, куда их доставил лично Камо. Согласно показаниям ряда свидетелей, одним из участников этого налёта был Иосиф Джугашвили (Коба), впоследствии вошедший в историю под фамилией Сталин. Но в официальную биографию советского вождя этот эпизод его деятельности никогда не входил, и долгое время он считался вымыслом троцкистской оппозиции.

 

17 (30) июля 1907 года в Санкт-Петербурге было подписано русско-японское соглашение по общеполитическим вопросам. Подписи поставили министр иностранных дел России А.П. Извольский и японский посол в России Мотоно. Соглашение стало результатом обсуждения условий Портсмутского мирного договора по вопросам торговли и рыболовства на Дальнем Востоке и по статусу маньчжурских железных дорог. В секретной части документа говорилось о разделе Маньчжурии на русскую и японскую зоны влияния. Россия признавала все трактаты, заключённые между Японией и Кореей, и обязывалась не чинить препятствий развитию японо-корейских отношений. В обмен России предоставлялось право наибольшего благоприятствования в Корее. В свою очередь Япония признавала во Внешней Монголии наличие специальных интересов России и обязывалась «воздерживаться от всякого вмешательства, способного нанести ущерб этим интересам».

 

18 (31) августа 1907 года в Санкт-Петербурге российским министром иностранных дел А.П. Извольским и послом Великобритании в России Артуром Николсоном была подписана Англо-русская конвенция о разграничении влияния Российской и Британской империй в Азии. По этому соглашению Россия признавала протекторат Великобритании над Афганистаном и обещала не входить в прямые отношения с афганским эмиром. Обе стороны признавали суверенитет Китая над Тибетом и отказывались от попыток установления контроля над ним, хотя Тибет никогда не приносил вассальной присяги цинскому императору и отвергал сюзеренитет Китая. В секретной части договора Персия разделялась на три сферы влияния: русскую – на севере, английскую – на юге, и нейтральную – в центральной части страны. Считается, что результатом заключения этой конвенции стало образование тройственной Антанты в Европе.

 

1 (14) ноября 1907 года начала свою работу III Государственная Дума, которую ещё называли «помещичьей». После внесения кардинальных изменений в законодательство о выборах, когда для низших сословий было введено ограниченное право голоса, в новой Думе 1/3 депутатов представляли правые и крайне правые партии, 1/3 - партию октябристов, и ещё 1/3 - партию кадетов, а также иногородцев и мелкие левые группы. Это был первый русский парламент, которому удалось проработать до следующих выборов, поскольку две предыдущие Думы были досрочно распущены царским правительством за неумеренно революционные настроения. К середине 1907 революционные настроения в обществе уже катились на спад, и депутаты шли в думу не митинговать, а упорно работать. Всего в III Думу был внесен 2571 законопроект, из которых 2197 утверждены царем и стали законами. Однако в большинстве своём это были незначительные документы, например, об отпуске средств на мелкие нужды министерств или поправки к финансовым решениям. В общей сложности III Государственная Дума проработала до 30 августа 1912 года.

 

Самарские события года

1 (14) января 1907 года самарский потомственный почётный гражданин, купец 1-й гильдии Антон Николаевич Шихобалов был удостоен звания коммерции советника за свою полезную деятельность на поприще отечественной торговли и промышленности. А.Н. Шихобалов финансировал в Самаре многие благотворительные проекты, в том числе строительство больниц, богаделен, содержание различных попечительских фондов, но самые большие средства он вложил в возведение здания Самарского кафедрального собора (около миллиона рублей). Он также был гласным Самарской городской Думы с 1870 по 1904 годы, хотя и с перерывом в 1893-1898 годах, когда он по ряду причин не принимал участия в работе Думы. А.Н. Шихобалов скончался в 1908 году и был похоронен в фамильном склепе у Покровского собора.

 

23 апреля (6 мая) 1907 года в Самаре в концертном зале «Аквариум» на улице Самарской прошел первый регулярный сеанс электрического синематографа в специально для того открытом зале. Вообще же первые киносеансы в Самаре прошли ещё в 1898 году в помещении собрания конторских служащих, а затем в течение нескольких лет они организовывались приезжими коммерсантами в различных клубах, а в тёплое время года – в летнем театре Струковского сада. Однако это всё были нерегулярные кинопоказы, которые проводились безо всякого графика, от случая к случаю. И только в «Аквариуме» в нашем городе впервые стало можно посещать киносеансы по заранее утверждённому расписанию, как в настоящем театре. А в середине ноября 1907 года почти одновременно открылись электрический театр «Экспресс» в гостинице «Националь», на углу улиц Панской и Саратовской (ныне улицы Ленинградская и Фрунзе), а также театр «Электро-Биоскоп» на Дворянской улице в доме купца Николая Казаченкова (впоследствии – «Триумф»).

 

1 (14) декабря 1907 года в Самаре состоялось торжественное открытие театра-цирка «Олимп» на углу улиц Саратовской и Москательной (ныне улицы Фрунзе и Льва Толстого). Здание в стиле модерн было построено архитектором Платоном Шиманским по заказу его владельцев, купцов Павла и Семёна Калининых. В театре насчитывалось 1100 зрительских мест – это в то время было самое большое число мест для культурных заведений Самары. В «Олимпе» создали свой постоянный оркестр, что позволило регулярно проводить в нём концерты, театральные и цирковые представления, а затем – и киносеансы. В театре по вечерам всегда работал буфет. В «Олимпе» в разные годы выступали Фёдор Шаляпин, Владимир Маяковский, Александр Блок, Леонид Собинов, Иван Козловский и другие выдающиеся деятели культуры. В октябре 1917 года в этом здании Валериан Куйбышев объявил о решении собрания депутатов ввести в Самаре советскую власть. В 1974 году по решению городских и областных властей здание «Олимпа» было снесено как достигшее крайней степени ветхости. Сейчас на его месте находится областная филармония, здание которой повторяет контуры и оформление «Олимпа».

 

19 декабря 1907 года (1 января 1908 года) в Самаре на улице Дворянкой (ныне улица Куйбышева) недалеко от Алексеевской площади выстрелом из браунинга был убит начальник губернского жандармского управления Михаил Павлович Бобров. Стрелявший скрылся дворами, и был арестован более чем через месяц в Московской губернии. Выяснилось, что этот террористический акт по приговору Поволжского областного комитета партии социалистов-революционеров совершил столяр Пётр Романов, который впоследствии был приговорён к смертной казни, но её заменили 20 годами каторги.

 

Главное самарское событие года

Утром 4 (17) октября 1907 года близ села Студенцы Самарского уезда боевой группой партии социалистов-революционеров был ограблен фургон казенной почты, из которого налётчики под угрозой оружия забрали деньги в общей сумме более чем 30 тысяч рублей. Хотя жандармы и полиция в течение нескольких дней смогли найти и арестовать почти всех участников ограбления, похищенные деньги правоохранителям отыскать так и не удалось.

 

Операция «Экспроприация»

Сейчас уже мало кто вспоминает трагические события 1905-1907 годов в России, которые в советской историографии называли Первой русской революцией. Социальные катаклизмы тех лет, вызванные общемировым экономическим и политическим кризисом, уже вскоре вполне закономерно привели человечество к Первой мировой войне и к исчезновению с географической карты сразу нескольких крупнейших империй, в том числе и Российской.

Как это всегда бывало во времена общенародных потрясений, беспорядками в стране тогда умело пользовались не только криминальные элементы, но и представители политических партий и течений. Вот одно из таких характерных происшествий, сведения о котором сейчас хранятся в Центральном государственном архиве Самарской области (ЦГАСО).

«Секретно. Экстренно.

4 октября 1907 года.

Начальнику Самарского губернского жандармского управления.

Сегодня в восемь часов двадцать минут утра пятью злоумышленниками ограблен почтовый экипаж, следовавший из села Студенцы на станцию Безенчук. Почтальон ранен. Похищено 30394 руб. казенных денег. Прошу Ваших указаний по производству следствия и розыску грабителей.

Пристав Воронков» (рис. 1).

Забегая вперед, нужно сказать, что уже через несколько дней после этого чрезвычайного происшествия следствие получило в свои руки неопровержимые доказательства того, что вооруженный налет на почтовый транспорт совершила боевая группа партии социалистов-революционеров (эсеров), которая таким способом существенно пополнила свою партийную кассу (рис. 2).

Историческая справка.

Партия социалистов-революционеров (эсеров) возникла на основе народнических организаций, распавшихся на рубеже XIX и ХХ веков. Объединительный съезд партии состоялся в январе 1902 года. Основой ее программы составляла идея о возможности перехода России к социализму некапиталистическим путём, для чего, по мнению партии, была необходима народная аграрная реформа. Поэтому эсеровские теоретики заявляли, что строительство социализма в России нужно начинать с преобразований не в промышленности, а в деревне. Такие идеи в то время пользовались огромной поддержкой в среде крестьянства, которое в России начала ХХ века составляло более 90 процентов от всего населения.

В связи с началом революционных событий в 1905 году партия социалистов-революционеров взяла на вооружение тактику индивидуального террора и экспроприации казенных денег и ценностей, которые затем направлялись на ведение партийной работы. В нашей губернии самый известный эсеровский теракт был совершен 21 июля 1906 года в Самаре на углу Вознесенской и Воскресенской улиц, когда взрывом бомбы был убит губернатор Иван Блок.

А экспроприациями (на революционном жаргоне – «эксами») в то время называли банальные разбойные нападения на государственные и частные структуры, в первую очередь на банки и на почтовые отделения, где в обороте бывает больше всего наличных денег. Одним из таких «эксов», как сразу же выяснило следствие, и было ограбление почтового экипажа у села Студенцы.

 

Личности грабителей установлены

По приказу полковника Михаила Павловича Боброва, начальника Самарского губернского жандармского управления (СГЖУ), на место происшествия немедленно выехал ротмистр Владимир Орлов. В середине дня 4 октября он уже был в Студенцах. Здесь жандармского офицера встретил помощник пристава Алексей Егоров, который доложил ему о предварительных результатах расследования.

По словам Егорова, злоумышленники, скорее всего, заранее знали о проезде по трассе почтового транспорта, поэтому четверо из них дожидались его примерно в двух верстах от деревни, спрятавшись в придорожных кустах. Когда экипаж приблизился к месту засады, двое налетчиков схватили лошадей под уздцы, а остальные наставили револьверы на седоков. При этом стражник Фёдор Пресняков не только не оказал грабителям никакого отпора, но как раз наоборот – убежал от них в поле, напрочь забыв про собственно оружие. О своем револьвере он вспомнил только в Студенцах, когда добрался до дома земского начальника Медведева.

Сопротивление бандитам попытался оказать только почтальон Фёдор Прохоров, за что и получил пулю в бедро. После этого налетчики связали 77-летнего ямщика Владимира Латунова, забрали почтовую сумку с деньгами и скрылись в кустах, где, как потом выяснилось, их уже поджидала бричка с пятым участником «экса». Помощник пристава Егоров с добровольными помощниками пошел по ее следу, который привел в соседнюю деревню Ольгино, расположенную в десяти верстах от места происшествия. Здесь след оборвался у дома сельского старосты Фёдора Никитина.

Находившиеся в это время во дворе сын старосты Кузьма и его родственник, здешний учитель Николай Иванов-Мартынов, едва завидев людей в форме, бросились было бежать, но их тут же задержали. А в конюшне старосты Егоров обнаружил двух взмыленных лошадей, на которых явно ездили не более часа назад. Путаные объяснения обоих Никитиных о том, что они якобы сегодня утром выезжали за сеном, полицейского не убедили, потому что никакого сена во дворе не оказалось. В результате всех троих отвезли в Студенцы и заперли в арестантскую.

Однако в ходе тщательного обыска в доме Никитиных и в прилегающих строениях денег так и не обнаружили. И тут кто-то из сельчан вспомнил, что часа три-четыре назад в город на своей телеге отправился Лаврентий Иванов-Мартынов – отец задержанного учителя. При этом на возке вместе с ним сидел какой-то незнакомец городского вида. За уехавшими была организована погоня с участием самого ротмистра Орлова, который лишь на другой день нашел Иванова-Мартынова на Троицком базаре в Самаре, где тот торговал курами.

На вопрос о том, кто такой его попутчик и где он сейчас, Лаврентий простодушно рассказал, что это был Иван Григорьев, служащий канцелярии самарского губернатора, знакомый его сына Николая. Вчера Григорьев неожиданно приехал к ним поздним вечером, и сын сказал, что горожанин у них переночует. А утром старик подвез гостя до переправы через реку Самару. Куда тот направился дальше, сельчанин не видел. При этом он вспомнил, что с собой у Григорьева был большой вещмешок, который тот нес за спиной.

 

Деньги для партии

В жандармском управлении Лаврентий Иванов-Мартынов по фотографии сразу же опознал своего попутчика. Им оказался Иван Терентьев, который ранее уже был известен охранному отделению как активный боевик партии эсеров. В 1905 году Терентьева задерживали в Пензе за покушение на полицейских, однако вскоре тот сбежал при конвоировании, перешел на нелегальное положение и затем участвовал как минимум еще в трех «эксах». В Самару он приехал в начале лета 1907 года, и по поддельным документам на имя Григорьева сумел устроиться на временную работу писцом в канцелярию самарского губернатора.

Штаб-квартиру боевиков в районе Хлебной площади жандармам удалось вычислить благодаря действиям своей агентуры. В ночь на 9 октября здесь был арестован Терентьев-Григорьев, а также его подельники, тоже принимавшие участие в ограблении почтового экипажа. Среди них оказался организатор «экса» - служащий губернской земской управы Иван Михайловский, он же – руководитель ячейки эсеровской группы, а также бывший матрос Николай Козырев, в партийных рядах известный под кличкой Гаврик.

В ходе следствия был выявлен еще один пособник грабителей – Евсей Мурин, земский десятник общественных работ села Студенцы. Как оказалось, он специально устроился на это место два месяца назад, чтобы разведать, в какие дни со здешней почты отправляются казенные деньги, какие перевозятся суммы и с какой охраной. Но при этом он сам не участвовал в налете утром 4 октября, а затем даже не счел нужным увольняться со своей должности, так что Мурина арестовали прямо на рабочем месте (рис. 3).

На допросе задержанный рассказал, что все нужные сведения он передал Терентьеву, и тот приехал в Студенцы вечером накануне ограбления. Кроме самого Терентьева, в экспроприации участвовали также Михайловский, Гаврик и Кузьма Никитин, а в кустах на бричке их поджидал учитель Николай Иванов-Мартынов, который, как выяснилось на следствии, уже давно сочувствовал эсерам. Почтальону в ногу выстрелил Гаврик, которому показалось, что Прохоров хочет его ударить.

Когда налетчики приехали в Ольгино, то Михайловский с бывшим матросом ушли отсюда по кружной дороге. Терентьева же сельский учитель отправил в Самару со своим отцом, который, конечно же, ничего не знал об истинной цели приезда городского служащего в их деревню. В заплечном мешке Терентьева уместилась вся огромная по тем временам денежная сумма, похищенная из почтового экипажа – 30 с лишним тысяч рублей.

Но самарским правоохранителям, как следует из материалов архивного дела, так и не удалось найти эти деньги. Вечером 4 октября на квартиру Михайловского пришел специальный представитель ЦК партии эсеров, которого в Самаре знали под кличкой Спартак. Положив всю сумму в большой саквояж, он тем же вечером отбыл из нашего города на пароходе в сторону Саратова. Агентурный розыск Спартака, немедленно организованный во всех городах Поволжья, так ничего и не дал.

В июле 1908 года решением Особого Совещания в соответствии с Положением о государственной охране Ивану Михайловскому была назначена высылка в Тобольскую губернию под гласный надзор полиции. Евсея Мурина, Николая Иванова-Мартынова, Николая Козырева и Кузьму Никитина отправили в ссылку под Архангельск, а Ивана Терентьева – в Якутскую губернию. Об их дальнейшей судьбе в архивах сведений не обнаружено.

А в Самаре 19 декабря 1907 года на Дворянской улице выстрелом в упор из браунинга был убит начальник СГЖУ полковник Михаил Бобров (рис. 4, 5). Как затем установило следствие, этот террористический акт был совершен по решению ЦК партии эсеров, а его исполнителем стал активный боевик партии Пётр Романов, работавший некоторое время столяром в одной из самарских мастерских. С места преступления ему удалось скрыться, и Романова смогли арестовать только в конце января 1908 года в одном из подмосковных поселков. Террорист был приговорен к расстрелу, которые ему вскоре заменили на 20 лет каторги.

Согласно агентурным данным, при подготовке убийства полковника Боброва эсеры частично использовали те самые деньги, которые двумя с половиной месяцами раньше были похищены из почтового экипажа у села Студенцы.

(При подготовке данной публикации были использованы материалы Центрального государственного архива Самарской области (ЦГАСО): Ф-469, оп. 1, д. 36).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Приложение

Выписки из материалов архивного дела: ЦГАСО, Ф-469, оп. 1, д. 36.

 

Л. 2.

№ 2696.

4 октября 1907 года.

Командующему Отдельным Корпусом Жандармов.

Копия: Департаменту Полиции.

В регистрационную книгу занесено.

Четвертого восемь утра пятью лицами ограблена в Самарском уезде почта, шедшая из Студенецкой почтовой конторы на станцию Безенчук. Ранен почтальон, похищено тридцать тысяч. По полученным второго октября агентурным указаниям о предполагаемом ограблении производятся розыски и приняты все меры к задержанию участников экспроприации, организованной боевой дружиной социалистов-революционеров.

Подписал: подполковник Бобров.

 

Л. 4.

№ 2703.

5 октября 1907 года.

Петербург.

Директору Департамента Полиции.

Дополнение 2696 номера вчерашнее ограбление почты организовано служащими Губернской Земской Управы Иваном Михайловским, Владимиром Шестаковым и служащим Губернском присутствии Иваном Терентьевым; последний непосредственно собирал оружие и дружинников точка. Комитет хорошо осведомлен, что осенью перевозятся десятки тысяч сопровождении иногда одного лишь стражника, сидящего в повозке с почтальоном, как это и было вчера. Двое вернулись, трое ожидаются, по-видимому, пароходом, деньги поступят Михайловскому и далее. Агентуру и наблюдение направляю на возможность ликвидировать с желаемыми результатами на ближайших же днях всю организацию, так как те же лица подготавливают ограбление на крупную сумму одного из Самарских банков, о чем доложил Губернатору. Подробности донесения почтой.

Подписал: подполковник Бобров.

 

Л. 9.

№ 2748.

7 октября 1907 года.

Петербург.

Директору Департамента Полиции.

Командированными на место ограбления почты штабс-ротмистром Орловым и помощником исправника установлено, что в числе нападавших на почту был сын старосты ближайшего к Студенцу села Ольгино Кузьма Никитин, ранивший почтальона в ногу и им опознанный. После ограбления все уехали в Ольгино на лошадях Никитина, оказавшихся при осмотре вскоре после грабежа сильно взмыленными. Отец Никитина давал ложные объяснения о лошадях и нахождении сына, не согласующиеся с показаниями последнего. Родственник Никитиных, проживающий в том же селе Ольгине поднадзорный Николай Иванов-Мартынов, по-видимому, принимал участие в организовании этого дела и в сношениях с Самарой, посещая земскую управу, где служат Михайловский и Шестаков. У Иванова в кармане оказались те самые папиросы, окурки от которых брошены на месте ограбления. Ямщику около 80 лет, он был связан; стражник бежал из повозки и ускакал на крестьянской лошади в Студенец, откуда и была организована погоня земским Начальником. Оба Никитины и Иванов доставлены в Самару и передаются мною прокурору. Дальнейший розыск продолжаю.

Подписал: подполковник Бобров.

 

Л.л. 15-17.

№ 3090.

Ноября 13 дня 1907 г.

Судебному следователю Самарского окружного суда 1 участка Самарского уезда.

Сообщаю Вашему Высокоблагородию, что по имеющимся у меня сведениям после арестов, произведенных в г. Самаре в ночь на 4 июня сего года, местный комитет партии социалистов-революционеров, избранный на конференции, происходившей за рекой Волгой в ночь на 20 апреля сего года, прекратил свою деятельность, и с того времени никакой планомерной работы в организации не велось. Главная причина бездеятельности заключалась в недостатке денежных средств. На это жаловались лица, стоящие во главе местной организации, к каковым, по имеющимся у меня сведениям, принадлежали освобожденный в июне месяце сего года из Самарской губернской тюрьмы Владимир Арсентьев Шестаков и служащий Самарской губернской земской управы бывший священник Иван Степанов Михайловский.

Последний заведовал денежной отчетностью местной организации, собирал и занимал деньги на партийные цели и выдавал на расходы по организации как местным членам ея, так и временно проживающим в городе нелегальным, которые направлялись к нему по партийной явке. 17 июля сего Михайловский присутствовал на конференции местной организации, происходившей за городом на Барбашиной поляне, при выборе делегата на областную конференцию.

В августе месяце сего года в г. Самару прибыл член боевой организации партии социалистов-революционеров, содержавшийся до того в Пензенской губернской тюрьме самарский мещанин Иван Григорьев Терентьев, живший и ранее в Самаре, где одно время, с 3 января 1906 года, содержался под стражей в порядке Положения о Государственной охране в губернской тюрьме, а потом, по постановлению Министра Внутренних Дел, был подчинен гласному надзору полиции на два года в избранном им месте жительства. Выехав в Пензу в декабре 1906 года, Терентьев был арестован с браунингом в руках 28 декабря при покушении на убийство городового, пытавшегося его задержать на квартире жены титулярного советника Прасковьи Павловны Черницыной, где он попал в засаду, поставленную на этой квартире полицией после произведенного в ней обыска. Кроме браунинга, у Терентьева оказался подложный паспорт.

До ареста в г. Самаре Терентьев служил писцом в канцелярии Самарского губернатора, почему его стали именовать в организации «Ванькой Губернатором».

По возвращении из Пензы Терентьев вошел в сношение с Михайловским; последний бывал у него на квартире и посещал его в Губернском Присутствии, куда Терентьев был принят на временную службу в качестве писца продовольственного отдела. Все эти сведения носили чисто деловой характер и обусловливались необходимостью поместить через Терентьева какого-либо нелегального на конспиративную квартиру, или снабдить кого-либо из них необходимыми для жизни средствами или же другими партийными целями.

В близких отношениях к Терентьеву находились его сослуживцы по Губернскому Присутствию члены местной организации партии социалистов-революционеров: крестьянин Иван Дмитриев Алексеев, крестьянин Александр Михайлов Пудовкин, крестьянин Кузьма Еремеев Власов, бывший народный учитель, социалист-революционер, крестьянин Матвей Кононов Мордвов и живший с ним на одной квартире нелегальный Самуил Моисеев Коген. На квартире Мордвова и Когена почти ежедневно происходили конспиративные собрания этих лиц.

Кроме названных лиц, в непосредственных сношениях с Терентьевым состоял десятник при общественных работах Самарского Губернского Земства Евсей Николаев Мурин, проживавший с Терентьевым в квартире его матери.

Названный выше Алексеев прибыл в г. Самару недавно; раньше проживал в г. Бузулуке, исполнял там обязанности секретаря в профессиональном обществе приказчиков и конторщиков и принимал участие в деятельности местной группы партии социалистов-революционеров.

Перед роспуском в июне сего года Государственной Думы Алексеев приезжал в Самару, участвовал здесь на происходившей 2 июня за рекой Волгой конференции Самарской организации партии социалистов-революционеров в качестве представителя Бузулукской группы и исполнял обязанности секретаря.

С конца сентября в квартире Терентьева прибывший из Казани матрос Николай Романов Козырев, именующийся в организации «Гавриком», который, по имеющимся у начальника Казанского Губернского Жандармского Управления сведениям, служил на броненосце «Орёл»; убил там кого-то из офицеров и в прошлом году участвовал близ Казани в одной экспроприации; 22 июня сего года был задержан в Чистопольском уезде урядником, бежал от него, и, отстреливаясь, переплыл реку и скрылся. Цель приезда его в Самару не была определена, и таковая выяснилась лишь при совершении ограбления 4 сего октября почты в Самарском уезде, направлявшаяся из с. Студенцы на станцию Безенчук Самара-Златоустовской железной дороги.

По поступившим во вверенное мне Управление сведениям, ограбление почты совершено по инициативе названного выше Михайловского и при участии Терентьева, который подыскал для выполнения ограбления подходящих людей и снабдил их оружием.

Названный выше Мурин, заведывавший общественными работами у с. Студенец, производил на месте разведку о количестве пересылаемых по почте денег и о числе охраны, сопровождающей почту. Им же, Муриным, был разработан план ограбления, которое и было выполнено 4 сего октября утром 5-ю лицами, причем сам Мурин непосредственного участия в грабеже не принимал.

Из участников грабежа известны: сын старосты д. Ольгиной Самарского уезда Кузьма Никитин и названный выше матрос Гаврик.

Кроме приведенных данных об участниках грабежа и лиц, к нему прикосновенных, имеются сведения, что сопровождавший почту почтальон Фёдор Михайлов Прохоров принадлежит к партийным людям; за несколько дней до ограбления он был в Самаре у Терентьева, ночевал у него и указал ему на возможность ограбления почты на большую сумму и без всякого риска для грабителей.

Эти указания Прохорова и послужили основанием к нападению на почту именно 4 октября, когда перевозилось 30.000 рублей.

Во время ограбления почтальон Прохоров был нечаянно ранен в ногу Гавриком, не узнавшим его, Прохорова. После ограбления Гаврик перевязал Прохорову рану платком. Гаврик был одет в пальто и шапку Терентьева. Трое грабителей, в числе которых был и Никитин, на лошадях его отца уехали в д. Ольгино, а двое к городу Самаре, куда и были перевезены деньги.

У кого находятся деньги, сведений пока не имеется.

Приложение: дознание по делу ограблении почты.

Подполковник (подпись отсутствует).

 

Л. 21.

Министерство внутренних дел.

Самарского Губернатора по Губернскому Правлению.

Отделение 1.

Стол 2.

1 ноября 1907 г.

№ 5157.

Начальнику Самарского Губернского Жандармского Управления.

В алфавит внесено.

(Штамп Самарского районного охранного отделения. Получено 1 ноября 1907 г. вх. № 3390).

Из возникшего в Губернском Правлении дела о полицейском стражнике Обшаровского пешего № 1 отряда Фёдоре Преснякове, обвиняемом в бездействии власти, допущенном при вооруженном ограблении злоумышленниками 4 сего октября почты, следовавшей из с. Студенца на станцию Безенчук Самарского уезда, между прочим, видно, что расследование по этому делу было произведено командированным офицером вверенного Вам Управления ротмистром Орловым.

Вследствие сего прошу Ваше Высокородие на основании произведенного ротмистром Орловым расследования не отказать сообщить мне свое заключение для соображения при рассмотрении дела о страннике Преснякове: насколько виновен Пресняков в нарушении служебного долга при нападении вооруженных злоумышленников на охраняемую им почту, действительно ли в данном случае Пресняковым оказано, по малодушию и трусости, полное бездействие власти, или же избранный им способ защиты почты от грабителей, - способ, не увенчавшийся успехом и выразившийся в спешном обращении его за помощью к крестьянам соседнего села и к местному земскому начальнику Медведеву, был более основателен и целесообразен при данной обстановке, чем непосредственное активное сопротивление его, Преснякова, злоумышленникам на месте ограбления почты.

Губернатор, Камергер Двора Его Величества (подпись неразборчива).

Вице-Губернатор (подпись неразборчива).

Советник (подпись неразборчива).

Делопроизводитель (подпись неразборчива).

 

Л.л. 25-26.

Секретно.

Вахмистр дополнительного штата Самарского губернского жандармского управления в гор. Самаре.

8 октября 1907 г.

№ 21.

Начальнику губернского жандармского управления.

(Штамп Самарского районного охранного отделения: Получено 13 октября 1907 г. вх. № 3634).

Доношу Вашему Высокоблагородию, что обстоятельства ограбления правительственной почты 4 сего октября близ села Студенцов Самарского уезда представляется в следующем: из показаний крестьян с. Студенцов двух братьев Елдашевых видно, что они того же числа пахали в 60 саженях от места ограбления, и что часов в 6 утра ими были замечены несколько людей, сидевших в кустах близ дороги, ведущей из с. Студенцов на ст. Безенчук, но, не придав тому значения, Елдашевы заключили, что эти люди собрались для охоты, но спустя около часу они видели, что неизвестные им люди перешли на несколько саженей дальше от места, где они раньше сидели, и уже дальше не обращали на них никакого внимания.

Далее Елдашевы услышали выстрелы и увидели бежавшего к ним стражника, который, подбежав, сказал им, что везшую почту им с почтальоном грабят, взял у них лошадь и верхом поехал шибко по направлению к с. Студенцы. Елдашевы не пошли к грабившим почту, боясь, что грабители могут их застрелить, а подошли уже потом, когда грабители скрылись в кустах. Между тем стражник мог бы собрать людей тут же, не ездя в с. Студенцы, так как по полю много работало крестьян, и находились они невдалеке от места ограбления, да мог бы немедленно дать знать о случившемся управляющему удельным имением, хутор которого отстоял в одной версте от места ограбления, и у которого в распоряжении имеются осетины.

Из разговора стражника Преснякова я узнал, что он, приехав в с. Студенцы, дал знать земскому начальнику г. Медведеву о случившемся, который собрал крестьян, взяв с собой стражника Преснякова и своего письмоводителя, отправился к месту происшествия, где при осмотре местности и из расспросов крестьян, бывших в поле и видевших, как грабили почтальона, дознал, что грабители бежали в кусты, где по следу, ведущему к д. Ольгиной, и из расспросов пастухов узнал о том, что несколько ранее мимо них проехали парой, запряженной в телегу, четверо неизвестных им людей, направившихся к д. Ольгиной, куда земский начальник и приехал.

Подъехав к дому сельского старосты Никитина, земский начальник, захватив в доме самого старосту Никитина, его сына Кузьму и племянника его Николая Иванова-Мартынова, которые при появлении земского начальника, кроме старосты, бросились бежать, Иванов-Мартынов был тотчас же задержан, а Кузьма Никитин задержан по приходе с ветряной мельницы, которые и староста Никитин были направлены в Студенецкое волостное правление, тем и ограничился розыск похищенных денег в сумме 30300 руб.

Между тем земский начальник не произвел обыска тотчас же на мельнице, куда уехал Кузьма Никитин, и не дознал того, что, как я 6 сего октября узнал в д. Ольгино, о том, что отец Николая Иванова-Мартынова Лаврентий часов в 11 утра 4 октября уехал из Ольгино вместе с приехавшим дня за три до ограбления человеком по фамилии Скирдов, проживающем на разъезде Сам.-Златоуст. жел. дор., у своего сына, помощника разъезда. Кроме того, земский начальник не сделал распоряжения о погоне за тремя лицами, выехавшими из Ольгино и виденных издалека письмоводителем.

По поручению штабс-ротмистра Орлова произвести розыск людей, выехавших на паре темной масти лошадей из д. Ольгиной, что мною и было исполнено через расспросы крестьян д. Николаевки и с. Натальино, пахарей и пастухов полей, прилагающих к полотну Сам.-Златоуст. ж.д., служащих удельного ведомства и служащих разъезда Башкирский, каковых никто не видел.

Вахмистр Баранкин.

 

Л.л. 27-29.

(Штамп Самарского районного охранного отделения: Получено 16 октября 1907 г. вх. № 3699).

Из произведенного расследования об ограблении 4 сего октября близ с. Студенцы земской почты на сумму 30394 руб. 39 коп. устанавливается, что нападение произведено было пятью молодыми людьми, одетыми по-городски в черные пиджаки, черные фуражки и высокие сапоги. Нападение было сделано в то время, когда почтовый тарантас отъехал от пахавших крестьян сажен на 200 и ехал вдоль канавы, окаймлявшей мелкую поросль (культурные посадки), или так называемую ленту, из каковой эти люди и выскочили, выстрелив в воздух.

Хорошо замечены были почтальоном Фёдором Михайловым Прохоровым двое: руководивший, по-видимому, нападавшими брюнет, обрезавший гужи и взрезавший сумки, и блондин, которого почтальон признал в сыне старосты с. Ольгино Кузьме Никитине, и который, вооруженный браунингом, выстрелил в почтальона, ранив его в ногу ниже колена и пробив кобуру револьвера (отверстие в кобуре указывает на то, что пуля была от браунинга). Стражник, обратившийся при нападении в бегство, и ямщик, обмерший, по его показаниям, от страха, и связанный по рукам, лиц не видели, хотя ямщик, насколько ему в этом помогает память, говорит, что, по-видимому, люди были молоды, одеты в черное не деревенское платье.

Крестьяне, находившиеся вблизи, хотя и видели нападавших, и даже видели, что ямщику вязали руки, но пойти на помощь с голыми руками не рискнули. Так как те же крестьяне видели этих людей еще до нападения, но сочли их за охотников, то думали, услышав выстрелы, что это стреляют по зайцам. Затем те же очевидцы ограбления показывают, что грабители бросились после нападения в «ленту», по каковому направлению поехала за ними и погоня. Расспросами по пути следования погони у крестьян, пахавших на лежавшей вдоль дороги, принятой грабителями, участках, установлено, что перед самой погоней, промчавшись на паре – рыжей и буланой лошадей - в телеге 4 молодых неизвестных, одетых в черные пиджаки и черные фуражки, прием один «светлый» правил лошадьми, а трое лежали на телеге.

В дальнейшем указания пастуха, мимо которого саженях в 20 промчались на тех же лошадях четверо молодых неизвестных, одетых в пиджаки по направлению к с. Ольгину, и следы колес и копыт от пары лошадей привели действительно к с. Ольгину. При осмотре двора сельского старосты названного села у него на дворе стояли лошади, сходные по приметам с теми, на которых проехали грабители, причем одна лошадь была сильно вспарена и загнана, а другая менее утомленная, но тоже вспаренная. На вопросы, почему лошади потные, староста показал, что пахал на них, но затем начал сбиваться в показаниях и был уличен во лжи, после чего же стал говорить, что лошади вспарены, так как их только что пригнал с поля его сын. Но и это, как равно и указание на пахатьбу, видимо, было ложь, так как, по его первому показанию, пахал он на 4 лошадях, по второму (по показанию сына) пригнаны были 4 лошади, а между тем вспарены были только 2 лошади, а 2 стояли совершенно сухими.

Затем староста сказал, что хомуты, на коих пахали, остались в поле, между тем хомуты находились под избой. Желая скрыть ложность показаний, староста сказал, что хомуты чинили, потому и пришел назад, но следов свежей починки на хомутах не было. Между тем в сенях обнаружены были хомуты со свежим потом. Затем староста показал, что он сам ходил утром справляться, можно ли работать на молотилке, а его сын Кузьма показывает, что ходил на молотилку по поручению отца – он, Кузьма.

С утра 4-го числа все время имел общение с домом старосты племянник его, народный учитель Николай Лаврентьев Иванов-Мартынов, приехавший часов в 5 утра того же числа из Самары. Названный Иванов-Мартынов при появлении земского начальника хотел уйти из дома старосты, но был задержан. Затем на месте ограбления найдены окурки от папирос такого же сорта, какие были обнаружены в карманах Иванова-Мартынова, хотя последний показывает, что так как он с утра виделся с Кузьмой Никитиным, то этот последний и мог взять или у него папиросы, или в лавочке его отца, у которого продаются такие же папиросы.

Показаниями раненого почтальона Прохорова установить других участников нападения, кроме Никитина, не удалось, так как троих из всей группы он не видел как следует, ввиду того, что они стояли сзади его, а по приметам, относящимся к руководителю нападения, в с. Ольгино и ближайших селениях никого подходящего не обнаружено.

По указанным данным является несомненным участие в организовании нападения крестьян с. Ольгино, т.е. сельского старосты Никитина, его сына, племянника Николая Иванова-Мартынова.

Ротмистр Орлов.

 

Л. 41.

Совершенно секретно.

(Штамп Самарского районного охранного отделения. Получено 29 ноября 1907 г. вх. № 4008).

Министерство внутренних дел.

Начальник Самарского почтово-телеграфного округа.

Ноября 29 дня 1907 г.

№ 432.

Г. Самара.

Начальнику Самарского Губернского Жандармского Управления.

Уведомляю Ваше Высокоблагородие, что почтальон Студенецкого почтового отделения Прохоров, до получения отношения Вашего за № 3608, мною уволен со службы.

Начальник округа (подпись неразборчива).

Делопроизводитель (подпись неразборчива).

 

Л. 46.

Петербург.

Директору Д[епартамен]та полиции.

Доношение № 2703.

В ночь на 9 сего октября ликвидирована в Самаре эсеровская группа, прикосновенная к ограблению почты. Арестованы инициатор грабежа Михайловский, у которого найдены документы, указывающие на его участие местной организации, организатор грабежа Иван Терентьев, его сожитель Евсей Мурин, посылавшийся для разведок на место грабежа, член местной организации Иван Алексеев и сношавшиеся с Терентьевым Александр Пудовкин, Матвей Мордов и Кузьма Власов, у которого найдена винтовка, патроны и капсюли к ним. Возбуждена переписка по охране. Прошу распоряжения о продлении срока ареста до окончания переписки.

(подписи нет)

 

Л. 56.

Секретно.

[Самарское Губернское Жандармское Управление]

8 февраля 1908 г.

№ 5157.

Самарскому губернатору.

При нападении на поту, шедшую из с. Студенца на станцию Безенчук, охранявший таковую стражник Фёдор Пресняков, как то выяснилось произведенным расследованием, соскочил с повозки и бросился бежать к пахавшим в 200 саженях крестьянам, как только выскочившие из канавы грабители дали залп в воздух. О каком-либо сопротивлении стражник Пресняков, видимо, не мог и думать, так как, несмотря на слова крестьян, чтобы он стрелял в грабителей, он настойчиво требовал для себя лошадь, чтобы скакать в с. Студенцы, совершенно забывая то, что в 2-3 верстах находился удаленный хутор, где имелась охрана из осетин. Видимо, стражник Пресняков настолько растерялся, что соображать о целесообразности того или иного способа оказания сопротивления и защиты почты он был не в состоянии; между тем при должном хладнокровии и самообладании он с успехом мог открыть огонь с 200 сажен, не рискуя подвергнуться опасности от револьверного огня грабителей и имея возможность не допустить их до себя на револьверный выстрел. А потому поведение стражника Преснякова можно приписать его малодушию и трусости.

Подполковник (подписи нет).

 

Л. 63.

Секретно.

В алфавит внесено.

[Самарское районное охранное отделение]

№ 5230.

9 октября 1908 г.

Начальнику Саратовского охранного отделения.

По полученным агентурным сведениям, в ограблении почты на 30000 рублей у деревни Студенцы Самарского уезда, происшедшем 4 октября прошлого года, участвовал прибывший накануне из гор. Саратова неизвестный, носящий партийную кличку «Спартак».

Прошу Ваше Высокоблагородие уведомить меня, не известно ли вам лицо, носящее означенную кличку, и, в положительном случае, не отказать сообщить имеющиеся в Вашем распоряжении сведения об упомянутом «Спартаке».

Полковник Критский (подписи нет).

Верно: Ротмистр (подпись неразборчива).

 

(Аналогичные письма были тогда же разосланы начальникам охранных отделений Саратова, Пензы, Казани, Тамбова, Астрахани).

 

Л.л. 64-70.

(Сообщения от начальников охранных отделений Саратова, Пензы, Казани, Тамбова, Астрахани о том, что «Спартак» им не известен, и никаких сведений о нём не имеется).

 

Литература

150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Под ред. Г.И. Чудилина. Самара, Самарский дом печати. 2000. :1-408.

1905 год. Сборник воспоминаний участников революционного движения в бывших Самарской и Симбирской губерниях. Под ред. А.А. Кузнецова. Истпарт Куйбышевского крайкома ВКП (б). М.-Куйбышев, Куйбышевское краевое изд-во. 1935. 192 с.

Елшин А.Г. 1918. Самарская хронология. Тип. Губернского земства. Самара. :1-52.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Самарская губерния – край родной. Т. I. Самара, Самарское книжное изд-во, 416 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2008. Самарская губерния – край родной. Т. II. Самара, изд-во «Книга», - 304 с., цв. вкл. 16 с.

Земля самарская. Очерки истории Самарского края с древнейших времен до победы Великой Октябрьской социалистической революции. Под ред. П.С. Кабытова и Л.В. Храмкова. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1990. :1-320.

Куйбышевская область (Рекомендательный список литературы). Куйбышев, тип. им. Мяги. 1978. :1-260.

Матвеева Г.И., Медведев Е.И., Налитова Г.И., Храмков А.В. 1984. Край самарский. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во.

Наякшин К.Я. 1962. Очерки истории Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-622.

Попов Ф.Г. Летопись революционных событий в Самарской губернии. 1902-1917. Под ред. Проф. К.Я. Наякшина. Куйбышев. Куйб. кн. изд-во. 1969. 624 с.

Сыркин В., Храмков Л. 1969. Знаете ли вы свой край? Куйбышев, Куйб. кн. изд-во: 1-166.

Храмков Л.В. 2003. Введение в самарское краеведение. Учебное пособие. Самара, изд-во «НТЦ».

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 1988. Край самарский. Учебное пособие. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-128.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара