При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Фальшивомонетчики. 1904 год

Международные события года

12 января 1904 года в Германской Юго-Западной Африке началось восстание племён гереро и нама под предводительством Самуэля Магареро. Причиной стала колонизация этих земель выходцами из Германии, которые селились здесь с 1878 года и отнимали лучшие участки у племён гереро и нама, которые были скотоводами. В начале восстания аборигены убили более сотни немецких поселенцев, но для их усмирения из метрополии прислали 14 тысяч солдат во главе с генералом Лотаром фон Тротом. Войска жестоко подавили восстание, убив более 40 тысяч гереро и нама. Однако отдельные выступления против колонизаторов здесь происходили вплоть до 1908 года.

 

4 мая 1904 года двое англичан - аристократ и спортсмен Чарлз Роллс и инженер-самоучка Генри Ройс, подписали контракт о партнёрстве в сфере автомобилестроения. Первый из них вкладывал в общий бизнес собственные средства и пробивной талант, а второй – свои технические идеи. Тандем двух энтузиастов-автомобилистов оказался настолько удачным, что уже 15 марта 1906 года была зарегистрирована компания Rolls-Royce Limited, выпустившая первую партию автомобилей этой марки. Машины стали пользоваться большим спросом не только в Англии, но и в других странах, что позволило предпринимателям значительно расширить своё дело. В 1914 году компания также начала производство авиационных двигателей, и во время Первой мировой войны они стояли на половине самолётов стран Антанты. Ныне автомобили марки Rolls-Royce считаются одними из самых дорогих и престижных в мире.

 

21 мая 1904 года в Париже представителями семи европейских государств (Голландии, Франции, Бельгии, Дании, Швеции, Швейцарии и Испании) был подписан документ об учреждении новой спортивной международной организации, объединяющей в себе футбольные ассоциации этих стран. Ныне она известна в мире как FIFA (фр. Fédération internationale de football association), а в русской транслитерации — ФИФА́. А вот англичан, как ни странно, среди её основателей не было. Англия присоединилась к FIFA только в 1905 году. Всероссийский футбольный союз вступил в неё в 1912 году. Ныне в FIFA входят 211 национальных ассоциаций, и это больше, чем число государств – членов ООН.

 

15 июня 1904 года около 9 часов утра вспыхнул пожар на экскурсионном колёсном пароходе «Генерал Слокам», который шёл по реке Ист-Ривер (приток Гудзона) в Нью-Йорке. На борту судна находилось 1388 человек. Команда не смогла быстро залить очаг пожара и даже вовремя не сообщила капитану о происшествии. И поскольку судно шло на большой скорости и против ветра, который раздувал пламя, стихии понадобилось всего полчаса, чтобы охватить весь пароход. Спасательные средства тоже были уничтожены огнём. К тому моменту пароход уже вышел в пролив Лог-Айленд, и люди либо гибли в пламени, либо тонули в море, выпрыгивая за борт. Всего при этом происшествии погиб 1021 человек. Трагедия «Генерала Слокама» по числу жертв ныне входит в числе крупнейших морских катастроф ХХ века.

 

27 октября 1904 года в Нью-Йорке была пущена в эксплуатацию первая линия подземной железной дороги (Subway) между станциями Бруклинский мост и Сити-Холл. Хотя система метрополитена в этом городе существовала с 1868 года, до сих пор все её линии были либо наземными, либо надземными (эстакадными). А в тот день подземная станция Сити-холл приняла первых пассажиров. На церемонии инаугурации метрополитена тогдашний мэр города Джордж Макклеллан вёл поезд собственными руками. Управлялась новая подземка компанией Interborough Rapid Transit. Ныне общая длина линий нью-йорского метро составляет 1355 км, и на них действуют 472 станции.

 

Российские события года

24 января (6 февраля) 1904 года Япония разорвала дипломатические отношения с Россией, а уже в ночь на 26 января японский военный флот вероломно напал на русские корабли в Порт-Артуре. Так началась Русско-Японская война, длившаяся полтора года. А 27 января у корейского порта Чемульпо произошел легендарный бой русского бронепалубного крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» против японской военной эскадры, состоящей из 14 кораблей. Во время этого сражения русские моряки сумели потопить вражеский миноносец и серьёзно повредить два крейсера. Однако силы были слишком неравны, и, чтобы не сдаваться врагу после того, как закончились боеприпасы, «Кореец» был взорван, а «Варяг» затоплен в порту. Впоследствии этот подвиг русских моряков был воспет в знаменитой песне «Наверх вы, товарищи, все по местам, последний парад наступает, врагу не сдаётся наш гордый «Варяг», пощады никто не желает».

 

16 (29) июня 1904 года в окрестностях Москвы был отмечен жесточайший смерч. Вот как об этом писала газета «Русское слово»: «Вчера, в 4 час. 20 минут пополудни между станцией Люблино и Москвою пронёсся смерч… Роща вблизи станции Люблино исчезла с лица земли. Парк в 80 десятин Н.К. Голофеева больше не существует. Люблинская роща почти положена, со многих дач снесены железные крыши. Ещё страшнее картину представляет деревня, лежащая ближе к Москве на Курской дороге. От половины домов остались только стены или развалины, другие стоят без окон и дверей, крыши размётаны. Вместо полей и огородов месиво, грязь и вода. В деревне никого не видно, только из одного двора доносится плач».

 

15 (28) июля 1904 года студент Егор Сазонов, член партии эсеров, на Измайловском проспекте в Санкт-Петербурге бросил бомбу в карету министра внутренних дел России Вячеслава Константиновича фон Плеве, который от взрыва погиб на месте. Сазонов при теракте получил контузию и был тут же схвачен полицией. Позже, вылечившись в тюрьме от увечий, полученных при покушении, Созонов написал в своих мемуарах, что он в этот день молился, чтобы его жертва не осталась в живых.

 

21 октября (3 ноября) 1904 года корабли Второй Тихоокеанской эскадры (30 боевых единиц, 228 орудий), которые направлялись из Ревеля в Порт-Артур, у Доггер-Банки в Северном море произвели несколько залпов по британским рыболовецким траулерам, в результате чего одно судно было потоплено. Выяснилось, что из-за тумана русские моряки приняли эти траулеры за японские военные корабли. Для урегулирования инцидента император Николай II согласился передать вопрос о возмещении ущерба в Гаагскую международную комиссию. Впоследствии Вторая Тихоокеанская эскадра почти полностью погибла в сражении при Цусиме.

 

В декабре 1904 года Россия получила первую в своей истории Нобелевскую премию, лауреатом которой стал физиолог Иван Петрович Павлов. Ещё из школьных учебников мы знаем о его опытах на собаках, по итогам которых учёный вывел фундаментальные законы физиологии пищеварения. Именно за их открытие И.П. Павлову и была присуждена Нобелевская премия по физиологии и медицине 1904 года. Впоследствии он занимался исследованиями нервной деятельности человека и животных, в результате которых в научную практику был внедрён термин «условный рефлекс». И.П. Павлов считается создателем науки о высшей нервной деятельности человека и автором ряда других научных направлений и терминов в медицине.

 

Самарские события года

15 мая 1904 года на курорте «Сергиевские минеральные воды» была открыта колония имени Петра Великого для содействия в получении бесплатного лечения малоимущих. Для заведования колонией была создана комиссия в составе В.А. Курлиной, Т.Е. Гавриловой, П.А. Сарычева и М.М. Грань. В год через эту комиссия проходило более сотни человек из числа малоимущих, нуждающихся в курортном лечении.

 

В июле 1904 года в Самару в товарном вагоне поезда прибыл самый первый автомобиль, владельцем которого был известный в городе художник и меценат Константин Павлович Головкин. Эту машину фирмы «Опель» он приобрёл в Берлине, и затем отправил его по железной дороге на берега Волги. Очевидцы вспоминали, что двигатель автомобиля, выгруженного из вагона, долгое время не заводился. Головкину пришлось нанять за четверть водки двоих дюжих грузчиков, чтобы они по очереди крутили рукоятку. Только через четверть часа мотор «Опеля» наконец взревел, и владелец под свист и улюлюканье толпы выехал с вокзала на улицу Москательную. Но в это время у здания спиртового завода грузили ящики с водкой на телеги. Запряжённые в них лошади испугались треска самодвижущегося экипажа и понесли, а с подвод повалились ящики со спиртным. Некоторые обыватели, воспользовавшись суматохой, смогли унести с места происшествия по нескольку бутылок водки, которые упали, но не разбились. Что же касается Головкина, то на другой день он вынужден был оплатить счета за испорченную продукцию, которые ему предъявили владельцы кабаков и винных лавок.

 

1 (14) июля 1904 года в Самару на царском поезде прибыл император Николай II. На привокзальной площади государя встречали губернатор Александр Брянчанинов, вице-губернатор Владимир Кондоиди, архиепископ Константин, главы земских управ, предводители дворянства, многочисленные представители общественности. Император обошел все депутации, собравшиеся на площади, осчастливив их принятием хлеба-соли. Затем он провел смотр войск, отправлявшихся в Маньчжурию на Русско-Японскую войну, а затем принимал военный парад. После этого официального действа император посетил кафедральный собор и Ольгинскую общину сестёр милосердия. Затем высокий гость проследовал на казенную пристань Самары, где осмотрел военно-санитарный пароход «Новик», специально оборудованный для отдыха раненых на войне против Японии. Перед отъездом из Самары Николай II передал губернатору Александру Брянчанинову 3000 рублей для раздачи беднякам.

 

9 (22) июля 1904 года в Самаре был торжественно открыт новый ажурный железнодорожный мост через реку Самару. Хотя железная дорога в губернский центр пришла еще в 1877 году, тогда на этом участке был построен лишь временный железнодорожный мост. Стальная магистраль ушла дальше на восток, а через реку в нашем городе поезда ещё более четверти века по-прежнему переправлялись лишь по времянке. Только в июле 1904 года по этой линии в наш город пошел основной пассажиропоток из Заволжья. В отличие от прежнего, временного, он уже был во всем похож на нынешний. Тем не менее паромное сообщение через Самару всё равно оставалось актуальным для города, поскольку проблема грузовых перевозок в то время до конца так и не была решена.

 

19 ноября (1 декабря) в Самаре прошла первая уличная революционная демонстрация, организованная Самарским комитетом РСДРП. Перед её началом в помещении губернской земской управы открылось разрешённое властями собрание семейно-педагогического кружка. Комитет РСДРП решил использовать это собрание как сборный пункт для демонстрантов, поэтому сюда явилось более сотни учащихся и рабочих, сочувствующих социал-демократии. В ходе собрания один из участников запел «Марсельезу» - это был сигнал для остальных. Выйдя из здания, публика сгруппировалась на углу улиц Саратовской и Москательной (ныне Фрунзе и Льва Толстого), после чего с пением «Марсельезы» и «Варшавянки», с возгласами «Долой самодержавие!» демонстранты двинулись по Москательной и свернули на Дворянскую (ныне улица Куйбышева). На подходе к улице Панской (ныне Ленинградская) шествие было разогнано конными городовыми и пешими полицейскими. За участие в демонстрации было арестовано 9 человек, которых потом привлекли к дознанию.

 

Главное самарское событие года

22 ноября (5 декабря) 1904 года в Самарском окружном суде начался судебный процесс по уголовному делу группы из шести крестьян, из которых главным считался 49-летний Федор Егоров Мосталыгин, житель села Екатериновка Самарского уезда. Подсудимым было предъявлено обвинение по 556 ст. «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных» (подделка золотой, серебряной, платиновой или медной монеты, или распространение таких подделок). По итогам судебных слушаний Мосталыгин был приговорён к 4 годам каторги, а остальных подсудимых суд оправдал по причине их активного содействия следствию.

 

Серебряный рубль

Здесь нужно сказать, в течение 1904-1905 годов в Самарском окружном суде прошла целая серия громких уголовных процессов по делам фальшивомонетчиков, орудовавших в это время в нашей губернии. А всё началось полутора годами раньше, когда ясным летним днём на сельском базаре один из продавцов стал внимательно разглядывать на солнечном свету серебряный рубль, которым с ним расплатился за пироги с виду вполне обычный покупатель. Торговец вдруг увидел, что буквы на монете выписаны подозрительно криво, да и сама монета не так ярко блестит, как прочие рубли. Между тем он выдал покупателю с этого рубля сдачу – целых 80 копеек. Чувствуя себя крупно обманутым, пирожник бросился к полицейскому уряднику, который, на его счастье, как раз совершал обход торговых рядов. Вдвоём они через несколько минут нагнали покупателя пирогов, который, будучи заметно навеселе, уже направлялся к выходу с базара.

Но еще раньше в Самарское губернское жандармское управление уже поступала оперативная информация о том, что в Самаре и в ряде окрестных сёл появились фальшивые монеты разного достоинства - от рубля до 10 копеек. При этом было задержано несколько распространителей таких монет, которые, впрочем, на поверку оказались неграмотными крестьянами, получившими этот «фальшак» в качестве сдачи на базаре от неизвестных лиц. Так что никаких ценных сведений от них получить не удалось. А вот на след изготовителя таких денег жандармам выйти никак не удавалось, в связи с чем все чины, работавшие непосредственно «на земле», а также многие торговцы получили указание: обращать повышенное внимание на подозрительных лиц, пытающихся рассчитаться за покупки монетой, которая хотя бы в чём-то отличается от остальных. И эта ориентировка вскоре дала результаты.

 

Из сводки происшествий по Самарскому уезду.

28 июня 1903 года в селе Марьевке, той же волости, Николаевского уезда, по подозрению в сбыте фальшивой серебряной монеты достоинством в 1 рубль был арестован в нетрезвом виде крестьянин села Троицкого, Томыловской волости, Самарского уезда Егор Петров Моргунов. При задержании Моргунов выхватил из своего кармана кожаный кошелек и бросил его в толпу народа. В этом кошельке оказалось 5 фальшивых серебряных рублей. По вытрезвлении 29 июня Егор Моргунов, расспрошенный полицейским урядником 23 участка Николаевского уезда Гаврилой Тальновым, поначалу отозвался полным незнанием, как попали к нему фальшивые рубли. Но затем при последующих допросах подследственный сознался, что эти монеты он получил на днях от своего сына Константина.

 

Для начала ХХ века в России 1 рубль был немалой суммой. Достаточно сказать, что в это время фунт (400 граммов) чёрного хлеба стоил 3 копейки, фунт белого хлеба – 5 копеек, фунт мяса – от 10 до 40 копеек, в зависимости от качества. В трактире можно было плотно пообедать (щи с мясом, пшённая или гречневая каша, чай, хлеб) за 15-20 копеек, взять поллитровую бутылку простой водки стоило в среднем 50 копеек, а водки «Смирновская» - полтора рубля. Сходить в баню можно было за 10 копеек, в такую же сумму обошлась бы стрижка у «людского» парикмахера, и даже за визит к проститутке в то время платили только 30 копеек (хотя тогда были и элитные «дамы полусвета», услуги которых оценивались от 3 рублей за ночь). В магазине готового платья среднего пошиба можно было приобрести костюм-двойку не более чем за 8-10 рублей, а костюм-тройку – за 12-15 рублей.

Что же касается размеров заработной платы того времени, то частные хозяева порой нанимали работника вовсе без денег, а просто за еду, которую ему выдавали ежедневно, а какую именно еду, зависело от личной договорённости. Помните: в пушкинской «Сказке о попе и работнике его Балде» нанятый работник говорит хозяину подворья: «Есть ты мне давай варёную полбу» (то есть пшеничную кашу). Такие натуральные «трудовые договоры» в XIX и в начале XX века у частных хозяев были обычной практикой, и в первую очередь при поведении сезонных работ на селе, при работе в грузовых портах, на вокзалах, на стройках и так далее. Разорившиеся «беспачпортные» крестьяне, которые в массе ехали из деревень в города в поисках заработка, чаще всего были рады и такой «натуроплате».

А вот в государственных организациях и предприятиях, на заводах и фабриках в начале ХХ века работнику платили уже не натурой, а деньгами. Уличный дворник в Самаре получал в среднем 8-10 рублей в месяц, чернорабочий на большой стройке или на промышленном предприятии – 10-15 рублей, а квалифицированный рабочий на Самарском трубочном заводе мог заработать гигантскую по тем временам сумму – порой до 50-60 рублей в месяц. Но при этом нужно учесть, что жалованье управленцев тогда было гораздо больше. И если простой конторский служащий на том же трубочном заводе в месяц получал в среднем 30-40 рублей, то мастер участка – до 70 рублей, а начальник цеха – до 100 рублей. Жалованье простого клерка в Самарской земской управе могло колебаться от 30 до 60 рублей в месяц, делопроизводителя – 70-80 рублей, а начальника стола (отдела) – до 120 рублей. К слову сказать, услуги тайного осведомителя охранного отделения или жандармского управления (сейчас бы сказали - стукача) правоохранители в то время оценивали весьма высоко – от 30 до 80 рублей в месяц, в зависимости от ценности полученных сведений.

 

Беглый фальшивомонетчик

Но вернёмся к уголовному делу, возбуждённому в июне 1903 года после ареста в селе Марьевка крестьянина Егора Моргунова, а затем и его сына Константина. Последний на допросе признался, что он не раз покупал фальшивые монеты разного достоинства у жителя села Екатериновка Самарского уезда Фёдора Егорова Мосталыгина. С ним Константина познакомил его давний приятель Григорий Абрамов Житин, тоже не раз приобретавший у него такие монеты и затем сбывавший их в кабаках.

Далее Константин Моргунов показал, что при первом визите к Мосталыгину, который случился на масленицу в 1903 году, тот за настоящие 2 рубля 50 копеек продал ему семь фальшивых рублей, семь монет по 50 копеек и пять монет по 20 копеек. Последние, по его словам, он впоследствии выбросил как дурно сделанные, а остальные начал сбывать. В июне 1903 года пять полтинников Константин потратил на водку, один фальшивый рубль проиграл в карты крестьянам Петру Софронову и Петру Самойлину, а оставшиеся шесть фальшивых монет рублевого достоинства он отдал отцу. Как мы знаем, именно на этих ненастоящих рублях семья Моргуновых вскоре и погорела. Примерно то же самое показал на допросе и Житин, с той лишь разницей, что он не признался в том, что платил «фальшаком» за водку в государевых кабаках, а сказал, что отдавал поддельные монеты по 20 и 50 копеек лишь при расчёте за карточные долги.

Припёртые к стене уликами, Житин и Моргунов-младший в итоге согласились помочь жандармам при задержании Мосталыгина с поличным. И тот, и другой ходили к фальшивомонетчику с предложением о новой покупке монет, но осторожный сбытчик поначалу им отказал, говоря, что готового товара у него сейчас нет. Однако в конце концов Мосталыгин согласился на сделку, но при условии, что приобретатели принесут ему в обмен фунт олова и еще немного цинка. Эти металлы, по словам исполнителя, легко можно найти у самарских лудильщиков, занимающихся починкой медной посуды и примусов.

Заказ был исполнен 5 июля 1903 года, когда Мосталыгин в обмен на купленные слитки олова и цинка выдал Константину Моргунову семь фальшивых рублёвых монет и два полтинника. После сделки продавец тут же был арестован жандармами. При последующем обыске в доме и надворных постройках Мосталыгина, кроме ещё двух слитков олова, правоохранители нашли также кусок свинца весом около фунта, плоский подпилок со следами олова на нем и железный молоток, опять же со следами олова или свинца. Но самое главное – в одной из подсобок были найдены гипсовые и алебастровые формы для отливки монет достоинством 1 рубль, 50, 20 и 10 копеек (рис. 1-4).

При допросе Мосталыгин показал, что подпилок он использовал для того, чтобы «довести» отлитые и остывшие монеты до нужного внешнего вида, поскольку на них после отливки часто оставались заусенцы и задорины, а молотком он выколачивал из формочек готовую продукцию. Часто он бывал недовольным результатами «доводки» товара, особенно 10-копеечных монет, которые у него получались хуже всего. В конце концов Мосталыгин и вовсе перестал их отливать. По его словам, сам он фальшивые монеты при покупках не использовал, так как боялся попасться, а потому сбывал их через знакомых крестьян. Но, как мы знаем, в итоге эта осторожность фальшивомонетчику не помогла. Сколько именно подделок он сумел изготовить за свою преступную карьеру, Мосталыгин точно сказать не смог, и назвал лишь приблизительную цифру – не менее сотни монет разного достоинства.

При дальнейших допросах обвиняемый показал, что он начал делать фальшивые монеты в конце лета 1902 года, причём научил его этому незаконному ремеслу неизвестный беглец, который тем летом неожиданно появился в его доме. Это был неряшливо одетый мужик, в бороде и волосах которого пробивалась проседь, с хорошо заметным шрамом на шее, на вид лет сорока – сорока пяти. Он вбежал к нему во двор ближе к вечеру, и с ходу попросил укрыть его от жандармов, которые, как он сказал, гонятся за ним по пятам. А с властями у Мостылыгина взаимоотношения к тому моменту не ладились, поскольку его подозревали в связях с хлыстами (кстати сказать, подозревали не напрасно, но доказать так и не смогли). Потому он спрятал пришельца в тайнике под крышей своего овина, где раньше и в самом деле укрывал сектантов.

Тем же вечером конный жандармский патруль несколько раз проехал по Екатериновке, а полицейский сотский спрашивал у крестьян, не пробегал ли по их улице чужой человек. Все говорили, что ничего подозрительного не видели, но один мужик заявил, что у него пропала лодка, привязанная к старому осокорю на протоке. Стражники тут же сделали вывод, что эту лодку украл тот самый беглец, который под покровом сумерек уплыл на ней в сторону соседней деревни Владимировки. С тем жандармский патруль и покинул Екатериновку.

А пришелец потом прожил у Мосталыгина без малого две недели – всё ждал, пока тревога вокруг не улеглась. Про себя он рассказал, что зовут его Иваном, а кличка – Резаный, которую он получил за шрам на шее. А шрам этот у него остался с юности, после того, как его полоснули ножом в пьяной драке. Парень в тот раз выжил, но на всю жизнь приобрёл эту особую примету.

Свою фамилию Резаный ни разу не называл, а хозяин ею не интересовался. Не спрашивал Мостылыгин своего гостя и о том, за что его преследовали жандармы, пока Иван наконец сам не решился об этом рассказать. Нежданный гость признался, что он беглый из Астраханской губернской тюрьмы, где содержался в качестве подследственного арестанта по обвинению в подделке серебряных монет. А сбежать ему удалось, когда группу арестантов вместе с ним вывели на работу на здешний огород. Из Астрахани Иван-Резаный сумел незамеченным добраться до Самары, где у него были давние знакомые. С их помощью он добыл олова и цинка, сделал из алебастра формочки для отливки фальшивых рублей, и даже сбыл несколько штук в кабаках и на базаре. Однако здесь его узнал жандармский агент, но Ивану всё же удалось добраться до вокзала и сесть в проходящий поезд, где его снова попытались схватить. Беглец на ходу выпрыгнул из вагона около станции Безенчук, откуда какой-то крестьянин довёз его до Екатериновки. Уже на краю деревни он заметил конный патруль, и понял, что это гонятся за ним. Резаный решил рискнуть и попросить убежища в первом же попавшемся дворе, где, как мы уже знаем, он и встретил Мосталыгина.

Всё это время беглец жил в тайной комнате, выходя из овина только по ночам. А перед тем, как покинуть убежище, он в благодарность за укрытие научил гостеприимного хозяина своему ремеслу – изготовлению фальшивых денег. Мосталыгин по его просьбе привёз из города все необходимые материалы. Резаный сам сделал из гипса и алебастра формочки для монет, отлил несколько образцов из сплава олова, свинца и цинка, а потом смотрел, как эти же самые операции выполнял хозяин, подсказывая при этом, в каких сочетаниях лучше всего смешивать металлы, чтобы монеты были «как настоящие». Покинул же он двор Мосталыгина под покровом ночи, и перед уходом призвал его быть осторожнее при сбыте подделок, не продавать их помногу, потому что их большое количество в обороте сразу же заставит жандармов и полицию начать розыск изготовителя. Как мы знаем, в итоге так оно и получилось.

 

Конец похождений Резаного

Несмотря на все усилия полиции, в тот раз найти Ивана-Резаного жандармам так и не удалось. Однако его след довольно скоро проявился снова, и опять в Самаре. Нештатному агенту сыскного отделения Владимиру Иванову знакомый продавец на Троицком базаре сообщил, что по рядам ходит какой-то незнакомец, который в открытую предлагает торгующим купить у него по дешёвке фальшивый рубль. При этом сбытчик говорил, что «фальшак» у него оказался случайно, и он готов продать его за настоящий полтинник. Иванов подошёл к незнакомцу и сказал, что он охотно купил бы поддельных рублей, но только не одну монету, а сразу большую партию. Продавец «фальшака» пообещал очень скоро принести ему сразу 70 таких монет, за которые он просил 30 настоящих рублей.

Участники сделки ударили по рукам и договорились встретиться через час на Алексеевской площади. Незнакомец появился у памятника императору Александру II в условленное время. Он уже шёл навстречу Иванову, но тут на площади появились вызванные агентом сыскного отделения городовые в форме, и фальшивомонетчик сразу всё понял. Он бросился бежать по улице Заводской, однако городовые не отставали. Тогда беглец, чтобы их задержать, совершил известный в криминальном мире трюк: он бросил в сторону проходивших по улице людей горсть сверкающих на солнце монет. Но то ли толпа в тот момент была слишком малочисленной, то ли городовые были хорошо натренированы на погоню, но на углу улиц Заводской и Саратовской им удалось настичь злоумышленника и повалить его на землю. Задержанного повязали и увезли на извозчике в отделение полиции, а Иванов и двое городовых собрали с уличной брусчатки 57 фальшивых рублей. Ещё пять таких же монет позже нашли в карманах неудачливого продавца, а остальные, как видно, сумели незаметно подобрать проходившие по этому перекрёстку обыватели.

Задержанным оказался 37-летний крестьянин села Мордовские Липяги Савелий Ященко, который на допросе объяснил, что дней десять назад к нему попросился на ночлег некий странник, имевший на шее хорошо заметный шрам и назвавшийся Иваном. На другой день пришелец предложил Ященко в благодарность за гостеприимство научить его делать фальшивые монеты, чтобы, как он сказал, «ты больше не испытывал бедности». У Ивана оказались с собой и формы для отливки монет, и некоторое количество белого металла – как он сказал, это олово и цинк. Вместе они сделали несколько образцов, качеством которых Иван остался доволен. Потом гость попросил хозяина узнать, где можно купить новый паспорт на любое имя, потому что свой, по его словам, он потерял. Ященко ответил, что таких знакомых у него нет, и вообще у них в деревне паспортами никто не занимается.

При уходе в дальнейший путь Иван оставил хозяину формы для отливки монет, и предупредил его, чтобы тот не жадничал и не сбывал за один раз слишком много «фальшака». Как мы теперь знаем, этому совету опытного фальшивомонетчика Ященко так и не внял, из-за чего в итоге и попался в полицейские сети. По решению Самарского окружного суда в соответствии со статьёй 556 «Уложений о наказаниях уголовных и исправительных» он затем был приговорён к 4 годам каторжных работ.

А развязка этой истории последовала через два года после начала всех событий. В августе 1905 года в деревне Димитровке Николаевского уезда (ныне оно находится в Саратовской области) при попытке расплатиться в трактире фальшивой 20-копеечной монетой был задержан 25-летний крестьянин Павел Суворов, уроженец Вятской губернии. При досмотре в отделении полиции при нём было найдено ещё семь таких же монет, а также два фальшивых серебряных рубля и гипсовая форма для отливки подделок. После непродолжительного допроса задержанный сознался, что научился этому криминальному ремеслу у своего отца, проживающего сейчас в селе Балаково Николаевского уезда.

Усиленная группа жандармов и сотрудников сыскного отделения немедленно отправилась в Балаково, где по указанному Павлом адресу был задержан мужчина средних лет со шрамом на шее, у которого при себе полицейские обнаружили паспорт на имя крестьянина Якова Иванова Краснова. Но арестованный категорически отказывался признавать, что он вообще знаком с Павлом Суворовым, и заявил, что он ничего не знает об изготовлении фальшивых монет, и никогда этим делом не занимался. И только после того, как задержанного доставили в Самару и предъявили ему материалы предыдущего уголовного дела, присланного из Астрахани, этот уголовник со стажем наконец «раскололся». Подследственный признался, что паспорт на имя Краснова купил, а на самом деле он 49-летний Иван Всеволодов Суворов по кличке Резаный, уроженец Вятской губернии, сбежавший два с лишним года назад из Астраханской губернской тюрьмы.

Далее при допросе фальшивомонетчик показал, что после «гастролей» в деревнях и сёлах в окрестностях Самары и покупки паспорта у знакомых он добрался до Балаково, где удачно нашёл работу и жильё. Немного освоившись на новом месте, Иван-Резаный написал письма своему сыну Павлу, который в то время проживал в деревне Михайловке Вятской губернии, и предложил приехать к нему в Балаково. Сын прибыл через несколько месяцев, и некоторое время жил с отцом, постигая премудрости в деле отливки фальшивых монет. В начале лета 1905 года он отправился в самостоятельное «турне» по Николаевскому уезду, но эта поездка, как мы уже знаем, для молодого человека оказалась неудачной.

По решению Самарского окружного суда в ноябре 1906 года отец и сын Суворовы были признаны виновными в соответствии со статьёй 556 «Уложений о наказаниях уголовных и исправительных». Павла приговорили к 2 годам и 8 месяцам каторжных работ, а его отца – к 10 годам каторги с последующей пожизненной ссылкой в отдалённые районы Сибири.

(При подготовке данной статьи использованы материалы дел Центрального государственного архива Самарской области (ЦГАСО), Ф-8, оп. 2, д.д. 2654, 3972, 4058, 4406).

 

Рассмотрено в суде

Это были далеко не единственные уголовные дела в дореволюционной криминальной истории Самарской губернии. Вот ещё несколько примеров на этот счёт из фондов ЦГАСО.

 

С апреля по июль 1848 года в Самарской палате уголовного суда слушалось дело крестьян села Муллловки 31-летнего Федота Антонова Карасева, а также 30-летних Никиты Романова Щербакова и Алексея Матвеева Терайкина. За два года до этого они сбежали от своей барыни, помещицы Мельгуновой, и с того времени жили в землянке в лесу, на берегу реки Черемшан. Пропитание беглецы находили от рыболовства и охоты, а также иногда воровали хлеб и разное имущество в соседних деревнях.

Однажды их землянку заметил смотритель леса Ларион Игнатьев Никитин, который сообщил об этом управляющему имением Константину Ситникову. Тот дал Никитину дворовых людей, вместе с которыми лесник прочесал берег реки, и все трое лесных жителей были схвачены, а затем переданы в руки полиции. При обыске в их землянке нашли три гипсовые формы для изготовления фальшивых серебряных монет, инструменты для их обработки и потребные материалы - олово, а также 16 фальшивых целковых рублей.

По приговору суда Карасёва и Щербакова подвергли публичному наказанию плетью (первому 60, а второму 80 ударов), после чего их отправили на каторгу на рудники Сибири сроком на 15 лет. А вот Терайкину за сотрудничество с судом и добровольные показания против подельников дали «всего лишь» 30 розог с последующей ссылкой в арестантские роты на 6 лет.

ЦГАСО, Ф-154, оп. 1, д. 10.

 

В 1892 году в Самарском окружном суде слушалось уголовное дело группы крестьян - 38-летнего Фёдора Филиппова и 15-летнего Евгения Федорова Щепиных, 30-летнего Фомы Фёдорова Арбузова и 45-летней Матрены Филипповой Дмитриевой. Первым троим предъявили обвинение в подделке и сбыте серебряных монет, а последней - в недонесении об этом преступлении.

Расследование дела началось весной 1892 года, когда в Бузулуке вдруг появились в обращении фальшивые серебряные монеты 10-ти, 15-ти и 20-ти копеечного достоинства. Полиция стала следить за появлением их, причем было замечено, что монеты эти сбывают проживающий в Бузулуке штукатур, крестьянин Сызранского уезда Федор Щепин, сын его Евгений, и крестьянин деревни Якутиной Бузулукского уезда, по профессии также штукатур, Фома Арбузов.

Первый из них два раза пытался расплатиться фальшивыми пятиалтынными и гривенником за пиво и квас в портерной Григорьева, а также успешно сбыл разным лицам четыре таких же гривенника через посредство крестьянина Дмитриева. Евгений Щепин на фальшивый гривенник хотел купить сахар в лавке Иванова, но неудачно, а Фома Арбузов сумел сбыть фальшивый пятиалтынный в гостинице Карпова. А 26 марта вечером две фальшивые 15-копеечные монеты были отобраны у Евгения Щепина, задержанного с поличным в трактире Патешева при расчёте за еду.

Подросток сначала утверждал, что получил эти деньги на базаре в качестве сдачи от неизвестного крестьянина при покупке у него картошки. Но когда урядник Симонов привёл парня в полицию, тот сознался, что фальшивые монеты ему дал его сосед Арбузов.

У Щепиных и у Арбузова в домах и во дворах был произведен обыск. Евгений Щепин добровольно указал, где в крыше их хлева спрятаны три алебастровых формы для отливки: две – для серебряных монет 10-копеечного достоинства, и одна – 15-копеечного. Там же нашлась и форма для отливки чайных ложек, а также шесть уже готовых фальшивых монет на общую сумму 85 копеек. Под печкой в избе полицейские нашли ковш, служивший злоумышленникам для расплавления металла, и подпилок со следами олова и цинка. У Арбузова в крыше сарая были найдены 5 алебастровых форм для отливки монет 15-ти и 20-ти копеечного достоинства разных годов, готовые фальшивые монеты на сумму 5 рублей, а также обрезки металлов, служивших для отливки. В его же сундуке и в портмоне обнаружились один двугривенник и один пятиалтынник, оба фальшивые, а также один настоящий пятиалтынник.

После обыска Щепин сознался в том, что он действительно занимался подделкой монет. Фальшивые деньги, по его словам, он в основном отдавал сыну для покупки разных продуктов. Арбузов же при допросе заявил, что в самом процессе изготовления фальшивых монет он лично не участвовал, а лишь хранил у себя материалы и оборудование для отливки. За это он получал от Щепина причитающуюся ему долю, которую тратил в лавках, трактирах и кабаках, хотя и знал, что его приятель сам делал эти деньги. А вот их соседка Матрёна Дмитриева попала под следствие потому, что она не раз видела, как Щепин отливал деньги в своём хлеву, но полиции об этом не сообщила.

Все монеты, отобранные у Щепиных и у Арбузова, кроме одного пятиалтынного, были отосланы на освидетельствование в монетный двор в Санкт-Петербург, который признал их фальшивыми, отлитыми из сплава олова и цинка.

На следствии и суде виновным было предъявлено обвинение по 556 статье «Уложений о наказаниях уголовных и исправительных». Приговор суда, вынесенный 16 октября 1892 года, гласил: лишить подсудимых всех прав лично и по состоянию присвоенных, Федора Щепина и Фому Арбузова сослать на каторжные работы сроком на 4 года каждого, Матрену Дмитриеву заключить в тюрьму сроком на 1 год, а Евгения Щепина оправдать по причине несовершеннолетия.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 1401.

 

В ноябре 1904 года в Самарском окружном суда началось слушание уголовного дела о крестьянах Василии Иванове Никитине, Петре Антонове Чупине и мещанине Иване Васильеве Ларинцеве, обвиняемых по 556 статье «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных». Дело было возбуждено после того, как 18 февраля 1904 года полицейский сотский села Абдулина Дементий Матвеев Земсков получил заявление от крестьянки Елизаветы Дегтяревой, продававшей калачи на здешнем базаре. Торговка жаловалась, что крестьянин Петр Чупин заплатил ей при покупке калача фальшивым рублём. Сотский отыскал Чупина и препроводил его в отделение полиции. Чупин не стал запираться и сразу признался, что он вместе со своими знакомыми Иваном Ларинцевым и Василием Никитиным участвовал в изготовлении фальшивых денег в бане своего хозяина крестьянина Голубева. Кроме того, Чупин при обыске добровольно указал, где хранятся необходимые материалы для подделки монет. И действительно, около бани под снегом полицейский надзиратель нашёл шерстяную варежку, в которой оказалось 8 фальшивых рублевых монет, 7 таких же двугривенных, несколько кусков олова и свинца и другие предметы, имеющие отношение к делу.

При дальнейшем расследовании выяснилось, что непосредственным изготовлением монет занимался только Никитин, у которого нашли гипсовые формы для их отливки. Ларинцев хотел заниматься вместе с ним тем же самым, но привести в исполнение свое намерение не успел, так как Чупин попался на сбыте одного из изготовленных Никитиным фальшивых рублей, после чего их всех задержала полиция.

Решением суда от 9 февраля 1905 года был вынесен следующий приговор: Никитина отдать в исправительное арестантское отделение на 3 года и 4 месяца, Чупина заключить в тюрьму на 1 месяц, а Ларинцева за отсутствием состава преступления оправдать.

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 2563.

 

В июне 1905 года в Самарском окружном суде слушалось уголовное дело в отношении 26-ленего крестьянина Даниила Афанасьева Ермолаева, обвиняемого в фальшивомонетничестве. Как выяснилось, 26 июля 1904 года в деревне Нижние Курмеи Бугурусланского уезда торговка Ирина Абрамова получила по ошибке два фальшивых серебряных рубля, один от Даниила Ермолаева в уплату долга, другой от мальчика Терентия Иванова за отпущенный товар. В тот же день муж Абрамовой представил эти деньги полицейскому сотскому Сергееву, а последний вызвал к себе для допроса Ермолаева и Иванова, и узнал от них, что Иванов покупал товар у Абрамовой по поручению и на деньги Ермолаева, который за это обещал ему 2 копейки.

В ответ на дальнейшие расспросы сотского Ермолаев заявил, что фальшивые деньги он сам получил по ошибке в селе Абдулино, и что больше у него таких денег нет. Однако при личном досмотре у него в чулке нашли еще один фальшивый рубль. Уже доставленный в отделение полиции Даниил Ермолаев при его допросе урядником Лебедевым сознался в том, что три фальшивых рубля он получил за один настоящий рубль от мельника деревни Емелькино Григория Ильина, у которого он был в тот день в гостях вместе со своим родственником Селиверстом Ермолаевым. Но последний подтвердил это показание лишь отчасти, удостоверив, что при нём пьяный Ильин хвалился своим умением делать фальшивые деньги. В тот же день урядник произвел у Ильина обыск. На огородах близ его мельницы были найдены закопанные в земле кусок свинца, шило, два подпилка и гвозди. Все эти вещи, не признанные Ильиным своими, оказались завёрнуты в такую же тряпку, какая нашлась и в доме Ильина.

По заключению Санкт-Петербургского монетного двора, все указанные фальшивые рубли были сделаны из олова с примесью цинка. Спрошенный в качестве обвиняемого Даниил Ермолаев не признал себя виновным в подделке и объяснил, что фальшивые рубли он действительно получил от Ильина, но о фальшивости их ничего не знал, и взял их только для того, чтобы купить для Ильина чаю, сахару и спичек. Но когда после этих показаний на мельницу в деревню Емелькино была направлена полицейская карета для ареста её хозяина, Ильина здесь уже не застали. Выяснилось, что после проведенного у него обыска, спешно собрав необходимые вещи и все наличные деньги (не фальшивые, а настоящие), он скрылся в неизвестном направлении.

К моменту завершения расследования данного уголовного дела Григорий Ильин по-прежнему находился в розыске, и о его местонахождении Самарскому губернскому жандармскому управлению ничего не было известно. В связи с этим на скамье подсудимых оказался один только Даниил Ермолаев, которому было предъявлено обвинение в сбыте фальшивых серебряных монет. По решению Самарского окружного суда от 27 января 1906 года он был лишён всех прав состояния и сослан на каторжные работы сроком на 4 года.

ГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 2754 (рис. 5-7).

Из истории изготовления фальшивых монет

(по материалам Интернета).

Фальшивомонетничество – одна из древнейших преступных профессий. Как только у человеческой цивилизации появились деньги, так тут же нашлись и люди, которые их стали подделывать. Разность в стоимости подталкивала махинаторов к замене дорогих металлов на более дешёвые, а в сплавах – к уменьшению в них доли драгоценного металла. Первые деньги в виде слитков имели стандартную форму (чаще прямоугольную), а для защиты от подделки на них чеканили клеймо властителя с указанием веса и состава слитка. Гениальной находкой стала округлая форма слитка, которая впоследствии и получила название «монета». Оригинальность и сохранность монет аналогичного достоинства стало легко проверить простым наложением округлого диска одной монеты на другую.

Издавна основным способом изготовления фальшивых монет являлась отливка копии в гипсовой или алебастровой форме из слепка с оригинального образца. Чтобы легко можно было определить, что монеты отливалась, а не чеканилась, на аверсе и реверсе настоящих монет оставляют плоские поля. Удар штемпелем при чеканке уплотняет верхний слой монеты, и тогда ровная поверхность получается идеально гладкой, тогда как такого качества при литье добиться бывает крайне трудно по причине неравномерной усадки остывающего металла. Поверхность фальшивой монеты в любом случае окажется более пористой, что заметно даже при небольшом увеличении. Поэтому даже при простейшей экспертизе легко определить, изготовлена монета литьём или чеканкой.

Для защиты своих монет от подделки государства всегда применяли довольно совершенную технику их чеканки, что затрудняло производство фальшивок. Подделка монет для рядового жителя всегда представляла большую трудность, так как для этого надо было обладать познаниями в металлургии и дорогой техникой для производства. Кроме того, государства всегда строго карали фальшивомонетчиков, которые наносили огромный урон бюджету.

Как правило, мерой наказания за изготовление фальшивых денег во всех государствах мира в прошлом была смертная казнь. В Древней Греции, Древнем Риме и Древней Иудее фальшивомонетчикам отрубали какие-либо части тела, а чаще всего голову. С Древним Римом связан самый масштабный судебный процесс в истории. Когда фальшивомонетчики, действовавшие на территории современной Венгрии, в III веке нашей эры поставили под угрозу финансы Римской империи, туда были посланы войска для их поимки. В результате в Рим доставили почти 7 тысяч таких мошенников, которых судили как государственных преступников, оскорбивших императора. С тех пор фальшивомонетчиков стали сжигать и отдавать на растерзание диким зверям.

А вот донесший на злодея свободный гражданин Рима на всю жизнь освобождался от всяких налогов. Если же фальшивомонетчика разоблачал раб, то он сразу же получал свободу.

В Англии, по эдикту короля Генриха I, изданного в XII веке, фальшивомонетчикам отрубали правую руку и половые органы. Но, несмотря на это, число фальшивомонетчиков на Британских островах не уменьшалось, и тогда их стали вешать. При этом фальшивомонетничеством занимались представители всех сословий, в том числе и духовного. Широко известна история аббата Мессендрона, который изготавливал и сбывал поддельные монеты в годы правления английского короля Эдуарда III (1312-1377). Мессендрона сначала вздернули на дыбе, а затем повесили.

Во Франции за подделку денег также нередко брались люди титулованные, иногда даже женщины. Целых семь лет в подвале своего родового замка в Тулузе чеканила поддельные монеты графиня Жанна де Болонь-э-Оверн. Чеканили их два особо доверенных лица госпожи, а ключ от двери, ведущей в подвал, графиня держала при себе, и лично присматривала за мастерами: а не чеканят ли они для себя. Но в 1422 году шайку разоблачили, и всех причастных к подделке монет, в том числе и графиню, арестовали и казнили.

В Московском государстве за изготовление «воровских» денег фальшивомонетчикам вливали в глотку расплавленный металл. Позже, уже при Екатерине II, согласно преданию, фальшивые серебряные монеты в своих подвалах тайно штамповали мастеровые заводчиков Демидовых. Однако их деньги были сделаны так качественно, что они ничем не отличались от продукции Императорского монетного двора, и потому уличены в подделке Демидовы так и не были.

Когда при императоре Александре II в Российской империи была высочайше утверждена первая редакция «Уложений о наказаниях уголовных и исправительных», в этом кодексе за изготовление фальшивых монет была предусмотрена кара в виде каторжных работ на срок от 8 до 10 лет. Однако при наличии смягчающих обстоятельств (например, при активном сотрудничестве со следствием) суды имели право сократить этот срок в два раза. А после либерализации уголовного законодательства, которое происходило после 1905 года, фальшивомонетчиков уже не осуждали более чем на 4 года каторжных работ.

По Уголовному кодексу РСФСР 1926 года (сталинский УК РСФСР) подделка и сбыт металлической монеты, а также казначейских билетов приравнивались к государственным преступлениям, и карались вплоть до высшей меры социальной защиты, то есть расстрела. По Уголовному кодексу РСФСР 1960 года (хрущёвский УК РСФСР) изготовление фальшивых денег больше не рассматривалось как государственное преступление. Но всё же и тогда в случае нанесения стране ущерба в особо крупных размерах (свыше 10 тысяч рублей) суды за такое деяние тоже могли приговорить виновного к расстрелу, что регулярно у нас и делалось. А вот в нынешнем российском Уголовном кодексе изготовление и сбыт фальшивых денежных знаков считается «всего лишь» экономическим преступлением, и оно карается лишением свободы на срок от 8 до 15 лет.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

 

Литература

 

Вермуш Г. Аферы с фальшивыми деньгами. М.: Международные отношения, 1998.

Джеймс П., Торп Н. Древние изобретения. Мн.: Попурри, 1997. 461 с.

Зашита денежных знаков: прошлое, настоящее. Департамент экономического развития, торговли и труда Курганской области. 2012.

Некрасов В.Ф., Полубинский В.И. МВД России: Энциклопедия. — М.: Олма-Пресс. 2002. С. 553.

Углеева Е.Ю. Способы подделки и защиты бумажных денежных знаков: история и современность. // Юридическая наука и практика. Вестник Нижегородской академии МВД России. 2011. № 1(14). С. 411-415.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара