При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Сектанты. 1903 год

Международные события года

В 1903 году немецкая фирма «Одеон» впервые выпустила в широкую продажу двусторонние граммофонные пластинки из нового материала – шеллака, основой для которого стала природная смола, получаемая из надкрылий тропического жучка из семейства червецов. Кроме своей двусторонности, шеллаковые пластинки выгодно отличались от аналогичной продукции фирм-конкурентов ещё и повышенной прочностью и низкой ценой. Названные преимущества впоследствии дали возможность грампластинкам из этого материала господствовать на рынке звукозаписи в течение полувека. Лишь в начале 50-х годов, когда был изобретён винил, шеллаковые пластинки начали постепенно уступать место в домашних фонотеках звуковым дискам из нового материала.

 

В 1903 году в Лондоне появились самые первые в мире автомобили-такси. Хотя индивидуальный заказной транспорт в английский столице и раньше был весьма развит, но до сих пор это были лишь конные экипажи (кэбы), в которых место для извозчика располагалась позади пассажира. Такие кэбы современному российскому зрителю хорошо знакомы по телевизионному сериалу о Шерлоке Холмсе. Теперь же впервые в мировой практике пассажиру предлагался моторизованный экипаж, который и получил соответственное название «мотокэб». Сначала это были французские машины марки Prunel, и лишь через три года лондонцы смогли проехаться на автомобилях-такси английского производства.

 

22 января посол Колумбии Томас Эрран и госсекретарь США Джон Хей подписали договор, по которому Колумбия отдавала в аренду Соединенным Штатам сроком на 100 лет полосу земли для сооружения Панамского канала. Однако колумбийский сенат отказался ратифицировать этот договор. Тогда США при прямом вмешательстве своего военного флота 4 ноября 1903 года провели отделение от Колумбии штата Панамы, который провозгласили независимым государством. В итоге 18 ноября 1903 года Панамская республика подписала договор о передаче США в вечное владение зоны Панамского канала шириной 10 миль от Атлантического океана до Тихого. Строительство канала началось в 1904 году, первый пробный проход судов был осуществлён в 1914 году, а его официальное открытие состоялось 12 июня 1920 года. Территориальный конфликт между США и Колумбией был улажен лишь в 1921 году.

 

1 июля 1903 года на старт самой первой велогонки «Тур де Франс» в пригороде Парижа Монжероне (местные власти запретили старт в столице) вышли 60 велосипедистов: 50 французов, 4 швейцарца, 3 бельгийца, 2 немца и 1 итальянец. Самую первую гонку выиграл француз М. Гарен. Соревнование было изначально учреждено как рекламный проект газеты L’Auto (предок нынешнего L'Équipe). «Тур де Франс» по сей день остаётся одной из самых престижных велосипедных гонок в мире. Она ежегодно проводится во Франции и в близлежащем зарубежье в течение трёх недель в июле. Только во время Первой (1915—1918) и Второй мировых войн (1940—1946) «Тур де Франс» был отменён.

 

17 декабря американские изобретатели братья Уилбур и Орвилл Райты в долине Китти-Хоук (штат Северная Каролина) совершили первые три полёта на аппарате тяжелее воздуха «Флайер-1», оснащённом бензиновым двигателем внутреннего сгорания. Первый полёт совершил Орвилл, он пролетел 36.5 метров за 12 секунд. Следующие два полёта были длиной около 52 и 60 метров, совершённые Уилбуром и Орвиллом соответственно. Высота каждого не превышала 3 метров над уровнем земли. Теперь дата 17 декабря 1903 года считается днём рождения мировой авиации.

 

 

 

Российские события года

В 1903 году простой калужский учитель Константин Эдуардович Циолковский небольшим тиражом выпустил в свет брошюру под заголовком «Исследование мировых пространств реактивными приборами». Современники его публикацию практически не заметили, что неудивительно – ведь мы теперь знаем, что этой работой Циолковский на многие десятилетия опередил своё время. Сейчас считается, что в брошюре калужского учителя были заложены основы совершенно нового раздела теоретической физики — механики тел переменного состава, главные положения которого до сих пор используются при создании космических ракет и при полётах в космос.

 

В 1903 году в московском детском журнале «Малютка» под псевдонимом «А.Э.» было опубликовано стихотворение начинающей поэтессы Раисы Адамовны Кудашевой «Ёлка». Через два года музыкант-любитель, агроном Леонид Карлович Бекман подобрал к этим стихам несложный мотив. Его супруга Елена Александровна сначала исполняла новое творение в узком семейном кругу, а потом его стали петь и на массовых детских мероприятиях. Так родилась знаменитая новогодняя песенка «В лесу родилась ёлочка», мимо которой, как мы это знаем с детства, пробегали трусишка зайка серенький, и сердитый волк, а потом некий мужичок срубил её под самый корешок и увёз в дровеньках, после чего ёлочка много-много радости детишкам принесла. Песенка и по сей день остаётся обязательным атрибутом новогодних праздников.

 

В 1903 году был основан российский «Союз освобождения» - нелегальное политическое движение, объединившее «освобожденческие» кружки, поначалу в 22 городах России. Ядро организации сформировалось из сторонников журнала «Освобождение». Главной своей задачей участники движения видели защиту экономических прав простого труженика. Тактика движения состояла в осаде самодержавия с помощью публичных массовых кампаний. Исходя из патриотических побуждений, Союз не проводил ни одной антисамодержавной акции. На учредительном съезде организации в Шаффхаузене (Швейцария), прошедшем 20-23 июля 1903 года (2-4 августа по новому стилю), приняли участие Н.А. Бердяев, В.И. Вернадский, В.В. Водовозов, Д.Е. Жуковский, Е.Д. Кускова, П.Б. Струве и ряд других деятелей науки и культуры. После Февральской революции 1917 года движение прекратило своё существование.

 

6-7 (по новому стилю 19-20) апреля в российском губернском городе Кишинёве (ныне столица независимой Молдавии) произошёл один из самых известных в отечественной истории еврейских погромов. Формальным поводом для него считается убийство 14-летнего подростка Михаила Рыбаченко. Тут же пошёл слух, что это якобы дело рук иудеев, совершивших изуверский ритуал. Несмотря на официальное опровержение, беспорядки в городе продолжались в течение двух дней, и в результате погрома погибли 49 человек, 586 оказались ранены, и были разрушены более 1500 домов (свыше трети от всех домовладений Кишинёва). Полиция практически не вмешивалась в действия погромщиков, и лишь введение войск в город помогло восстановить порядок. В результате расследования кишинёвский губернатор Р.С. фон Раабен был отправлен в отставку.

 

17 (по новому стилю 30) июля в Брюсселе открылся II съезд нелегальной Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). В этом городе съезд работал до 24 июля (6 августа), но потом бельгийская полиция вынудила делегатов покинуть страну, после чего съезд перенёс свои заседания в Лондон, где 10 (23) августа он и завершил работу. Считается, что это был фактически учредительный съезд РСДРП (впоследствии РКП (б) – ВКП (б) - КПСС). На нём произошёл раскол российской социал-демократии на большевиков (во главе с В.И. Ульяновым-Лениным) и меньшевиков (во главе с Ю.О. Мартовым). Съезд утвердил Устав и Программу партии в том варианте, который был предложен Лениным. Она состояла из двух частей — «программы-максимум» и «программы-минимум». В первой части говорилось о конечной цели партии — организации социалистического общества и об условиях осуществления этой цели — социалистической революции и диктатуре пролетариата. Программа-минимум освещала ближайшие задачи партии: свержение царского самодержавия, установление демократической республики, введение 8-часового рабочего дня, установление полного равноправия всех наций, утверждение их права на самоопределение, уничтожение остатков крепостничества в деревне.

 

 

Самарские события года

В 1903 году в небольшом посёлке Безенчук Самарского уезда начала свою работу Безенчукская удельная опытная станция (впоследствии - Безенчукская сельскохозяйственная опытная станция), основателем которой был агроном-исследователь Иван Николаевич Клинген. Первым её директором стал Яков Михайлович Жуков. Станция имела отдел полеводства и метеорологическую службу, и за долгие годы учёные-агрономы провели множество сельскохозяйственных исследований не только в Самарской, но также в Симбирской и Уфимской губерниях. На основе полученных результатов они выработали целый ряд мер противостояния засухе в степных районах Поволжья. В течение 1910-1916 годов станцией руководил выдающийся русский и советский учёный Н.М. Тулайков, который в короткие сроки превратил её в одно из лучших опытных учреждений России.

 

7 января Самарский комитет РСДРП выпустил гектографированную прокламацию, озаглавленную «К самарским рабочим, крестьянам и ко всему самарскому обществу». Прокламация изобличала архиепископа Гурия, клеветавшего в своей проповеди в селе Царевщина на революционеров, обвиняя их в подстрекательстве народа к грабежам и расправам.

 

1 июля в слободе Покровской Новоузенского уезда вспыхнул сильный пожар, который начался в 8 часов утра и был потушен только к вечеру следующего дня. В огне сгорело 180 амбаров, 500 домов, 11 барж с 2,5 миллионами пудов пшеницы, 40 вагонов и платформ с товарами. При пожаре погибло 40 человек. Убыток от этого бедствия составил 8 млн. рублей, при этом большинство имущества не было застраховано. Точная причина пожара так и не была установлена.

 

7 ноября Самарским губернским жандармским управлением в связи с поступившей агентурной информацией был произведён обыск на квартире у рабочего Н.П. Ковригина, куда ранее были доставлены ящики с нелегальной литературой, поступившей по железной дороге из Варшавы. При обыске здесь в большом количестве были обнаружены прокламации с призывами к забастовкам, а также номера газеты «Искра» и листовки с текстом программы РСДРП, принятой в августе в Лондоне. По результатам обыска был арестован целый ряд распространителей нелегальной литературы в Самаре.

 

 

Главное самарское событие года

В ежегодных «Обзорах важнейших дознаний, проводившихся в жандармских управлениях Российской империи», которые составлялись Отдельным корпусом жандармов в период с 1890 по 1903 годы, сыскной и карательной работе против христианских ересей всегда отводилось далеко не самое заметное место. Но к 1903 году наиболее авторитетные руководители сект уже были выявлены жандармской агентурой и приговорены к ссылке в отделённые районы Сибири и Закавказья. При этом оказалось, что Самарская губерния в указанные годы была средоточием крупнейших по численности объединений раскольников (старообрядцев, староверов), хлыстов (христововеров), молокан, беспоповцев и некоторых других. К 1903 году большинству участников этих сект уже была вынесены судебные приговоры.

 

Марксисты и сектанты

Примечательно, что именно в том же 1903 году в Брюсселе и Лондоне состоялся II съезд РСДРП (фактически учредительный съезд партии), которая в течение ХХ века несколько раз переименовывалась, и сыграла при этом громадную роль в возникновении и развитии государства под названием Союз Советских Социалистических Республик (СССР). При этом нельзя не обратить внимания на следующий парадокс. Если при советской власти большинство христианских сект были объявлены вне закона (точно так же, как и при царском режиме), и за принадлежность к ним можно было получить немалый срок в лагерях, то основатели РСДРП – ВКП (б) – КПСС, напротив, видели в деятельности сектантов не что иное, как проявление новых демократических сил (рис. 1-4).

В начале ХХ столетия марксисты старались привлечь лидеров русских ересей и сектантских объединений к борьбе против самодержавия и всевластия Русской православной церкви. Об этом на II съезда РСДРП была принята соответствующая резолюция.

Сборник «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК». Т. 1. М., Политиздат, 1970, стр. 72.

Из резолюций II съезда РСДРП, 1903 год.

Все резолюции принимались на последнем, 37-м заседании съезда в Лондоне, 10 (23) августа 1903 года.

«Резолюция «О работе среди сектантов». Подготовлена В.И. Ульяновым-Лениным и Г.В. Плехановым.

Принимая в соображение, что сектантское движение в России является во многих его проявлениях одним из демократических течений, направленных против существующего порядка вещей, II съезд обращает внимание всех членов партии на работу среди сектантов в целях привлечения их к социал-демократии. Съезд поручает ЦК заняться вопросом о предложении, заключающемся в докладе т. Бонч-Бруевича».

Упомянутый в этой резолюции доклад В.Д. Бонч-Бруевича – это достаточно уникальное явление в истории российского и советского коммунистического движения. Дело в том, что вскоре после Октябрьского переворота 1917 года, и особенно после принятия «сталинского» Уголовного кодекса РСФСР 1926 года его текст был засекречен наравне с ленинским «Письмом к съезду» и некоторыми другими документами. Почему это было сделано, стало понятным в постперестроечные годы, когда исследователи смогли ознакомиться с упомянутым докладом в свободном доступе. Ведь согласно ст. 5810 УК РСФСР выпуска 1926 года (контрреволюционная религиозная агитация и пропаганда) за участие в сектах были предусмотрены немалые сроки заключения в лагерях, что видно из архивов областных и республиканских судов всех регионов бывшего СССР.

Примечательно, что и в настоящее время рассекреченный доклад В.Д. Бонч-Бруевича «Раскол и сектантство в России» также вызывает негативное к себе отношение в церковных и даже некоторых научных кругах. Это и неудивительно, так как этот документ опровергает ныне распространяемый РПЦ пропагандистский миф о дореволюционной «святой Руси», в которой российский народ якобы сплошь был «воцерковлённым» и неукоснительно веровал в православные каноны. Но В.Д. Бонч-Бруевич впервые в научной литературе показал, что это было далеко не так, и что весьма существенная часть русского населения империи, особенно крестьян, в дореволюционные годы отвергала классическое православие и искала истинную веру в различных еретических толках и в отколовшихся от РПЦ учениях.

 

Биографическая справка

Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич родился 28 июня (10 июля) 1873 года в Москве в семье землемера, выходца из польской шляхты Могилёвской губернии. В 1883 году он поступил в подготовительные классы Константиновского межевого института в Москве; в 1884—1889 годах учился в этом институте; за организацию выступления студентов был исключён и сослан под надзор полиции в Курск, где окончил землемерное училище.

В 1892 году Владимир вернулся в Москву и вошёл в «Московский рабочий союз», где организовал гектографическую печать и распространение нелегальной литературы. С 1895 года он участвовал в работе социал-демократического кружка, позже также вошедшего в «Московский рабочий союз». В 1896 году Бонч-Бруевич эмигрировал в Швейцарию, и здесь организовывал пересылку в Россию революционной литературы и полиграфического оборудования. После знакомства с В.И. Ульяновым (Лениным) он стал активным сотрудником «Искры». Осенью 1898 года начинающий марксист выехал в Англию, где участвовал в организации переселения духоборов с Кавказа в Америку. Позже Бонч-Бруевич изучал жизнь и верования разнообразных сектантов, в том числе на предмет возможности рассылать им «Искру» (рис. 5-10).

В издательстве Чертковых Бонч-Бруевич выпускал «Материалы к истории и изучению русского сектантства. В 1904 году он издавал специальный социал-демократический журнал для сектантов «Рассвет». В 1905 году он вернулся в Россию, где работал в газете «Новая жизнь», участвовал в подготовке вооружённого восстания в Санкт-Петербурге, организовывал подпольные склады с оружием. В 1909 году он опубликовал собранные им материалы о жизни и вере духоборов («Животная книга духоборцев»).

В 1908—1918 годах революционер руководил большевистским издательством «Жизнь и знание» (издательством «им. В. Бонч-Бруевича и Н. Ленина»). С 1912 года он - член редколлегии газеты «Правда». Неоднократно арестовывался, но серьёзным преследованиям не подвергался. В 1917 году Бонч-Бруевич - член исполкома Петроградского Совета, редактор газеты «Рабочий и солдат». В том же году он возглавлял комендатуру района Смольный — Таврический дворец, затем до октября 1920 года был управляющим делами Совета Народных Комиссаров (рис. 11, 12).

В 1918—1919 годах Бонч-Бруевич — руководитель издательства ЦК РКП (б) «Коммунист». В 1918—1920 годах он издал ряд книг: «Кровавый навет на христиан», «Волнения в войсках и военные тюрьмы», и другие. После смерти Ленина Бонч-Бруевич перешёл к научной работе. Автор сочинений по истории революционного движения в России, истории религии и атеизма, сектантству, этнографии и литературе. Инициатор создания и первый директор (1933—1945) Государственного литературного музея в Москве. В 1945—1955 годах — директор Музея истории религии и атеизма в Ленинграде.

Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич скончался 14 июля 1955 года в Москве и был похоронен на Новодевичьем кладбище.

 

Евангелие от Маркса

Первая встреча Бонч-Бруевича с Лениным произошла в январе 1894 года. Затем они виделись ещё не раз, но самая их главная беседа прошла в 1900 году в Женеве. До этого здесь же, в Швейцарии, Бонч-Бруевич подружился с Г.В. Плехановым, а его жена Вера Величкина - с женой Плеханова Розой Марковной Боград-Плехановой, дочерью состоятельного одесского коммерсанта.

Для многих это станет неожиданностью, но рассекреченные ныне архивные материалы об истории РСДРП (б) дают нам интереснейшие факты, говорящие о том пристальном интересе, который в начале ХХ века основатели компартии проявляли к сектантской идеологии. Узнав о том, что Бонч-Бруевич увлекался историей религиозных течений в России, отколовшихся от официальной русской православной церкви, Плеханов поручил ему еще глубже изучить сектантов на предмет того, нельзя ли превратить их в резерв революционного движения и дополнительный отряд революционеров, который можно было бы бросить против царизма совместно с рабочими. Для этого Бонч-Бруевича направили в Лондон, сделав сотрудником издательства «Свободное слово», при котором существовал обширный архив материалов по истории и изучению русского сектантства. В Швейцарию супруги Бонч-Бруевичи вернулись вполне обнадеженными, и доложили Плеханову, что сектанты вполне созрели для социализма, и что их вполне можно привлечь к революционную делу.

Но вот практической работой по привлечению сектантов к революционному делу стал заниматься уже не Плеханов, а Ленин, который прибыл в Женеву из России в июле 1900 года. Тогда же он дал поручение Бонч-Бруевичу собрать материал о российских православных сектах и об их учениях. Задание было выполнено к началу II съезда РСДРП, для которого исследователь подготовил специальный доклад «Раскол и сектантство в России». Впоследствии в своих воспоминаниях Бонч-Бруевич писал об этом так: «Сектанты нашему товарищу (В.И. Ульянову-Ленину – В.Е.) очень понравились. Он ими прямо очарован и говорит, что раньше совсем иначе представлял себе русских сектантов… Они удивительно терпимы и находят, что революция в России неизбежна, и чем скорее она произойдет, тем лучше… В них ключ к аграрной политике партии: путь социал-демократов в деревню лежит через давно существующие там прекрасные сектантские организации» [Бонч-Бруевич В.Д. Избранные сочинения в трёх томах. М.: Изд-во АН СССР, 1959—1963].

Как далее излагал Бонч-Бруевич, Владимиру Ульянову особенно симпатичными показались хлысты: «Эта секта наиболее воинственная по своим воззрениям, наиболее сплоченная и организованная… Хлыстовская тайная организация, охватившая огромные массы деревень и хуторов юга и средней части России, ныне распространяется все сильней и сильней». И в самом деле, в начале ХХ века сектантство оказалось одной из самых мощных общественных сил, поддержавших Первую русскую революцию 1905-1907 годов. Бонч-Бруевич на этот счёт писал следующее: «Сектантство следует характеризовать как одно из демократических течений, направленных против существующего порядка вещей… С политической точки зрения хлысты потому заслуживают нашего особого внимания, что они являются страстными ненавистниками всего, что исходит от духовенства и правительства… Я убежден, что при тактичном сближении революционеров с хлыстами мы можем приобрести там очень много друзей» [Бонч-Бруевич В.Д. Раскол и сектантство в России. - Избранные сочинения, Т.1, М. Изд-во АН СССР. 1959].

Несмотря на то, что доклад «Раскол и сектантство в России» был зачитан в 1903 году на II съезде РСДРП, через 20 с небольшим лет, уже в сталинское время, сам факт такого выступления стал тщательно скрываться партийными историками. Их вполне можно понять, поскольку в этом докладе будущий вождь мирового пролетариата отметил наличие в хлыстовской идеологии немало совпадений с линией РСДРП, и в первую очередь их принципиальный отказ от частной собственности и от буржуазного института семьи. И поскольку эти же положения, как известно, были краеугольным камнем также и в воззрениях Карла Маркса и Фридриха Энгельса, что они высказали в своей работе «Манифест коммунистической партии», то эту книгу с легкой руки лидеров русского хлыстовства в их среде в то время называли не иначе, как «Евангелие от Маркса».

Свои давние симпатии к религиозным диссидентам В.И. Ленин наглядно продемонстрировал также и после прихода его партии к власти в России в результате Октябрьского переворота. Знаменитый ленинский декрет от 2 февраля 1918 года «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» во многом урезал права Русской православной церкви, и в то же время не только легализовал многочисленные секты, в том числе и христововеров, но и гарантировал им ряд имущественных и налоговых льгот. Но через 11 лет на деятельность хлыстовских общин в нашей стране был вторично введён законодательный запрет – как уже говорилось, это произошло при Сталине, в 1929 году. С этого момента пророки христововеров снова перешли на нелегальное положение – так же, как это было и при царском режиме.

 

Кто такие хлысты

Христововеры (они же хлысты, «люди божьи») – одна из форм старого русского сектантства, возникшая в центральных российских губерниях во второй половине XVII века. Основателем секты считается костромской крестьянин Даниил Филиппович (Филиппов). Хлысты отвергали главенство Русской православной церкви во имя авторитета святого духа, чем выражали протест против ее идеологического засилья в обществе. Сектанты объединялись в общины («корабли») во главе с «христами» и «богородицами». Их моления (радения) представляли собой коллективные пляски с «хождением в духе», с самобичеванием и впадением в экстаз (рис. 13).

Характерная черта христововерия – строжайший аскетизм в быту и пище и отказ от церковного брака и семьи. При этом мужчины-хлысты имели «духовных жен», которые давались им «христами» или «пророками» на радениях. Хлысты всячески оправдывали и поощряли внебрачные отношения мужчин и женщин, в том числе и «свальный грех» (по-современному – групповой секс). Согласно учению хлыстов, плотские связи «духовного мужа» и его «духовных жен» не составляют греха, ибо здесь проявляется уже не плоть, а духовная любовь («христова любовь»).

Хлысты считают, что существуют небо и земля, мир духовный и мир материальный. Всего небес семь, а на седьмом небе обитают Святая Троица, Богородица, архангелы, ангелы и святые угодники. Что такое Троица, архангелы и ангелы, хлысты не разъясняют. Можно думать, что под этими названиями они разумеют не лица, а только нравственные свойства, различные проявления одного и того же божественного существа. С таким пантеистическим взглядом у хлыстов соединяется учение о воплощениях Божества в человека, раскрываемое у них с особенной подробностью. По учению хлыстов, Бог может воплощаться в людей неопределенное количество раз, смотря по надобности и нравственному достоинству людей. По их мнению, в основателе секты Даниле Филиппове воплотился Бог Отец Саваоф, а в теоретиках секты Суслове, Лупкине и других — Сын Божий, то есть Христос. Считается, что воплощения Божества в человека идут непрерывно: за одним христом является другой. Воплощение христа может совершаться путем естественной передачи христом своего духа сыну своему по плоти; но чаще воплощение христа достигается хлыстом через продолжительный пост, молитву и добрые дела в хлыстовском смысле.

Свое название секта получила, по-видимому, от религиозного обряда самобичевания жгутами, прутьями (вербой) и другими предметами (хлыст — кнут). И если на вербе появляется кровь, потом они после смерти кладут эту вербу в гроб как свидетельство истовости служения. С другой стороны, название может быть искажением слова «христ», поскольку «корабли» (общины) хлыстов возглавляли самозваные «христы». По мнению известного русского писателя, исследователя раскола и сектантства, бывшего чиновником МВД по особым поручениям П.И. Мельникова (Андрея Печерского), слово «хлысты» изобретено духовными лицами, считавшими неприличным в названии секты употреблять имя Иисуса Христа (рис. 14).

В середине XIX века в «Уложение о наказаниях» Российской империи был введен специальный Раздел II «О преступлениях против веры и о нарушении ограждающих оную постановлений». В нем подробно перечислялись различные виды ересей, толков и расколов, нарушающих целостность Русской православной церкви. Принадлежность к ним влекла за собой уголовную ответственность, в том числе лишение всех прав состояния и ссылка в отдаленные провинции государства. Конечно же, в перечень еретических сект тогда попали и все христововерческие (хлыстовские) организации.

Из полицейского справочника конца XIX века о русских сектах и толках:

«Следуя заповеди своего основателя «Не женитесь, а кто женат, живи с женой, как с сестрой; не женимые не женитесь, женимые разженитесь»,- хлысты со всей решительностью отвергают брак. Неизбежным следствием этого является отсутствие деторождения, крайний разврат, в самом корне, в самой основе разрушающий семейные отношения, в которые вступают хлысты притворно в Православной Церкви для замаскирования своего отделения от нее…

Уродливости семейной жизни хлыстов, вытекая с неизбежностью из отвержения сектантами законных браков, обусловливаются всем хлыстовским учением. То не грех, говорят хлысты, когда брат и сестра по указанию «духа» сходятся на «духовные» сожительства; не грех, когда эти «духовные» сожительства будут и далеко не духовными… не грех, когда эта «духовная» любовь примет и такие противонравственные, гнусные действия, как свальный грех… Дети, зачатые от этого греха, богохульно признаются зачатыми по наитию «Св. Духа», родившимися «не от крове, ни от похоти плотские, ни от похоти мужеския, но от Бога»; им усвояется название христосиков. Таким образом, с заповедью о безбрачии у хлыстов соединяется разврат» [см. ресурс интернета http://bulgakov_heretics.academic.ru/224/хлысты ].

Архивные материалы Отдельного корпуса жандармов МВД Российской империи свидетельствуют, что во второй половине XIX века хлыстовская община Самарской и Оренбургской губерний была одной из самых крупных и влиятельных в своей среде в масштабах всего государства. Наибольше распространение хлыстовское учение имело, конечно же, в сельской местности, где в запрещенные секты тогда в общей сложности входило несколько тысяч крестьян. Благодаря работе своей агентурной сети Самарское губернское жандармское управление регулярно устраивало облавы на хлыстов, отправляя их лидеров на вечное поселение в Сибирь. Однако, несмотря на гонения, общая численность сектантов в Среднем Поволжье с годами не только не уменьшалась, но даже постепенно росла, достигнув к началу ХХ столетия 10-12 тысяч человек. Как известно, к хлыстовской общине принадлежал и знаменитый авантюрист Григорий Распутин (Новых). Он сыграл немалую роль в дискредитации членов царской семьи и последующем падении монархии в России (рис. 15, 16).

Самарские хлысты в 1891-1903 годах

Ниже приводятся рассекреченные материалы Самарского губернского жандармского управления, которые ныне хранятся в Центральном государственном архиве Самарской области (ЦГАСО). Эти документы отражают его сыскную и агентурную работу в отношении хлыстовских сект на территории Среднего Поволжья. По большинству этих нелегальных объединений впоследствии были вынесены судебные решения.

 

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 551.

«Дело Самарского окружного суда по 5-му столу Уголовного Отделения о крестьянах Василии Иванове Шалистове, Вакхе Пименове Капанкине, Ефросинье Ефремовой Ефремовой и других, обвиняемых по ст. 203 Уложения о наказаниях (распространение хлыстовской ереси). Заседание назначено на 18 марта 1891 года.

 

Л.л. 6-13.

Обвинительный акт о предании суду Самарского окружного суда с участием присяжных заседателей крестьян: Ставропольской губернии, дер. Архангельской, Василия Иванова Шалистова, 45 л.; Казанской губ. села Шумкова Вакха Пименова Капанкина, 28 л.; Бузулукского уезда дер. Березовки Ефросиньи Ефремовой Ефремовой, 54 л.; села Палимовка Кузьмы Сергеева Коротких, 37 л.; Пелагеи Сергеевой Крюковой, 32 л.; Андрея Лаврентьева Крюкова, 32 л.; Михаила Васильева Махотина, 32 л., и Емельяна Антонова Мезенцева, 48 л. – за преступления, предусмотренныя 203 и 196 ст. Улож. о наказ.; крестьян с. Палимовки Елена Антоновой Коротких, 39 л., Якова Иванова Порохова, 35 л., Анастасьи Павловой Махотиной, 28 л., Павла Антонова Мезенцева, 40 л., Алексея Васильева Фокина (он же Туляков), 25 л., Василия Сергеева Коротких, 30 л., села Царской-Александровки Емельяна Архипова Мяскова, 31 г., и Матрены Афанасьевой Швеевой, 50 л., - за преступление, предусмотренное 203 Улож. о наказ.

Все обвиняемые под особым надзором полиции (л.л. 53).

Священник села Палимовки, Бузулукского уезда, Михаил Малиновский 14 февраля 1888 года донес местному благочинному, что в с. Палимовке местные крестьяне с августа месяца 1887 г. стали собираться в некоторых крестьянских домах для чтения книг религиозного содержания и пения молитв. В этих религиозных собраниях принимают участие главным образом крестьяне Андрей Крюков (он же Портянкин), жена его Пелагея Чертяева, Емельян Мезенцев, Василий Коротких (он же Коновалов), жена его Елизавета Гаврилова, Кузьма Коротких (он же Коновалов), Михаил Махотин и отставной солдат Иван Тимофеев, и к ним приезжают из гор. Бузулука, состоящий под надзором полиции Василий Шалистов, и девица Ефросинья, которые являются главными руководителями вышеупомянутых религиозных собраний.

По мнению Малиновского, все названные лица уклонились от православия в секту хлыстов. Такое мнение свое Малиновский основывает на том, что, по словам крестьянина Михаила Гладких, когда он был однажды на этих собраниях, односелец его Андрей Крюков сказал ему, что внешняя молитва не имеет перед Богом цены, а нужна только молитва в душе. Василий же Шалистов, поучая собравшихся, надевал на себя большой крест, и, по словам крестьянина Василия Попова, велел присутствовавшим на собраниях называть девицу Евфросинию «Богородицей», а Андрея Крюкова – «Братом Господним». Помимо этого, Малиновский разъяснил, что, по сведениям, собранным им в частных разговорах между прихожанами, ему удалось узнать, что сектанты, о которых идет речь, относятся враждебно к лицам, не посещающим их собрания и называют их «жидами», хотя в то же время сами сектанты посещают православную церковь и исполняют ея обряды и таинства; но это последнее обстоятельство не может служить опровержением того, что вышеназванные лица не принадлежат к секте хлыстов, так как отличительной чертою этой секты является строгое наружное почитание догматов православной церкви. Ко всему тому Малиновский добавил, что брат сектанта Андрея Крюкова – Андроник, передал ему на словах стихи, которые заучил на память от брата, и которые поются сектантами на их собраниях. В стихах этих собрание сектантов называется кораблем, а главный учитель их именуется «корабельным управителем» или «кормщиком»; названия же эти, как свидетельствует о том исследователь секты хлыстов и скопцов Кутепов, преимущественно употребляются хлыстами.

Помимо этого, произведенным полицейским надзирателем гор. Бузулука Соколовым, дознанием обнаружилось, что в селе Палимовке, в доме крестьянина Михаила Махотина, собираются его односельцы – Андрей Крюков, Емельян Мезенцев и другие, и к ним приезжают из гор. Бузулука крестьянин Казанской губ. села Шумкова Вакх Капанкин и состоящий под надзором полиции Василий Шалистов. На этих собраниях, по словам Михаила Махотина, они читают Евангелие и поют «молитвенные стихи», и, между прочим, поют стихи следующего содержания: «Заступница-Владычица проповедовала сиротам и вдовицам: не ходите никуда – ни в пиры, ни в беседы, и на все мирские суеты. Я вам белыя розы сошью и с херувимами вам сошлю; я сама к вам сойду на землю – к лику вашему; я на небо с собой возьму; я буду век вековать с вами; еще мало вам, то я на ваши головушки золотые венцы совью».

Затем надзирателем было дознано, что на собраниях сектантов Василий Шалистов поучал, что таких, как он, проповедников, на свете 12 человек; что они были на преломлении хлеба; что православная церковь чтит Казанскую Божью Матерь, Иверскую и других; в действительности же Божья Матерь должна быть одна; причем, указывая на девицу Ефросинью Ефремову, говорил: «Вот Божья Матерь, он соблюла девство, она – ваша мать»; указывая же на Андрея Крюкова, называл его старшим братом; кроме того, Шалистов, уводя посетителей ранее в сени того дома, где бывало сборище, исповедовал их.

Ввиду таких данных, Самарская Духовная Консистория пришла к заключению, что вышепоименованные Василий Шалистов, Вакх Капанкин, Андрей Крюков, Ефросинья Ефремова должны быть признаны принадлежащими к секте хлыстов и распространителями ея учения.

10 мая 1888 г. судебный следователь произвел в Бузулуке осмотр дома, в котором проживали Андрей Крюков, Василий Шалистов и Вакх Капанкин, причем выяснилось, что в доме, в который прибыл следователь, проживал уже один только Капанкин, Крюков же приобрел себе дом в Палимовских выселках и проживал в нем вместе с Шалистовым. По осмотру дома Капанкина оказалось, что он имеет две половины – жилую, в которой помещался Капанкин с женою, а другую, нежилую, состоящую из одной комнаты, соединяющуюся с первой половиной дверью; ставни у окон нежилой половины были заперты на болты. Затем в квартире Капанкина ничего, имеющего значение для дела, обнаружено не было.

Того же числа судебный следователь прибыл в Палимовские выселки, в дом Андрея Крюкова, у которого он застал Василия Шалистова и крестьянскую девицу дер. Березовки Бузулукского уезда Ефросинью Ефремову. Дом Крюкова, по внутреннему своему устройству, никаких особенностей не представлял. У Крюкова оказалось много книг религиозно-нравственного содержания, и, кроме того, у него был найден сверток рукописных стихов и несколько писем, одно из последних «от Корнила Михайловича Горбачёва брату Василию Иванову», другое «от Михаила Хабарова брату Степану Николаевичу», и третье, заклеенное в пакет, с адресом: в гор. Георгиевск, Ставропольской губ., мещанину Терентию Белякову. Это последнее письмо без подписи написано на имя какого-то старца Петра Даниловича.

Затем на одном из косяков висел на черном снурке серебряный вызолоченный крест длиною около двух вершков, и на оборотной его стороне оказались вырезанными буквы «В» и «Ш». Крест этот оказался принадлежащим Василию Шалистову, которым также было составлено письмо на имя старца Петра Даниловича. На письме на имя Василия Ивановича, который называется адресатом письма Горбачёвым «братцем», сделана надпись о принадлежности его Шалистову и келейнице Ефросинье Ефремовой. В письме этом Горбачёв просит прислать ему стихи, о которых он говорил ранее, и передать поклон «сестрице Ефросинье». В письме Хабарова на имя Степана Николаевича Хабаров просит научить его «как мне с вами быть братьями и жить с Богом». В письме на имя старца Петра Даниловича Шалистов просит, между прочим, «помочь его недостатку душевному», благодарит за то, что ему посланы братья и сестры, которых он называет духовными детьми названного Петра Даниловича, жалуется на то, что на него, Шалистова, восстали многие книжники и фарисеи, и передают его в Иудейские руки. В заключение Шалистов просит передать его письмо «Купцу, который ближе душе Петра Даниловича».

Спрошенные при следствии свидетели показали: отставной унтер-офицер Василий Гаврилов Попов, проживающий в с. Палимовке, что у них в селе с праздника Пасхи 1887 г., в нескольких домах его односельцев собирались для молитвы односельцы его: Андрей Крюков с женою, Кузьма и Василий Коротких с женами, Яков Порохов с женою, Емельян Мезенцев, Павел Мезенцев с женою, Михаил Махотин с женою, Алексей Туляков с женою, и к ним приезжают из гор. Бузулука Василий Шалистов, Вакх Капанкин и девица Ефросинья Ефремова. Ему, свидетелю, два раза случалось быть на этих религиозных собраниях в доме Кузьмы Коротких. Последний раз он был 9 мая 1887 г. В этот день у Кузьмы Коротких было много народа, большинство приходило просто из любопытства посмотреть; днем читали и пели молитвы.

Жена Кузьмы Коротких – Елена сказала ему, свидетелю, чтобы он приходил вечером, когда народ разойдется. Вечером в доме Коротких закрыли ставни и занавесили окна; затем читали священные книги, пели молитвы. Собрание в этот раз состояло из брата Коротких – Василия с женою и матери его, Якова Порохова, Андрея Крюкова с женою, Шалистова, Ефросиньи Ефремовой и Вакха Капанкина.

Первоначально читал Евангелие Капанкин – «кому где откроется», затем пели молитвы, причем в продолжение пения все несколько раз вставали из-за стола, кланялись друг другу, и, целуясь, говорили: «Прости меня», причем в это время пели какие-то стихи, но не молитвы, содержания которых он, свидетель, не запомнил. Во время этого пения Шалистов вызвал его, свидетеля, в сени, сказал ему: «Кайся! В церковь ходи, священнику кайся, и мне кайся, я твои грехи принимаю на себя». При этом Шалистов говорил, что таких проповедников, как он, послано в разные места 12 человек; что все они были на преломлении хлеба, посланы поддержать народ, который распустился, вследствие чего гор. Бузулук скоро провалится, а последователи его, Шалистова, попадут в обетованную землю.

Возвратясь в избу, Шалистов сказал присутствующим: «Вот, говорят – Божьих Матерей много: Казанская, Иверская и другие, а я разузнал, что Божья Матерь одна, и вот у нас Божья Матерь»; при этом он поставил перед всеми Ефросинью Ефремову и продолжал: «Она соблюла девство»; затем, указав на Андрея Крюкова, сказал: «А это ваш старший брат, на манер того, как говорил Спаситель на кресте своему ученику». Вслед за этим Капанкин пояснил жене свидетеля, что Шалистов наставит его, и он со своим стадом придет в царствие небесное.

При этом свидетель разъяснил, что во время этих собраний Шалистов надевал на себя большой крест, изображал из себя какого-то апостола и говорил, что вообще здесь народ неверный, он не знает, что с ним делать, то есть нужно ли его поражать. Вообще сам Шалистов и его последователи считают православных людьми погибшими, а себя святыми; все они стараются зазвать к себе больше народа.

В тот же вечер, по словам свидетеля, все присутствующие исповедовались в сенях: мужчины – у Шалистова, а женщины – у Ефросиньи Ефремовой; Шалистов не исповедовал только Порохова и Емельяна Мезенцева. Последний, как передавала свидетелю крестьянка Ненила Панкратова, исповедовал ее Великим Постом 1888 года, причем советовал ей каяться священнику только в маленьких грехах, а ему, Мезенцеву, каяться в больших.

Анастасья Данилова Попова, подтвердив показание мужа, добавила, что обыкновенно сектанты собирались в доме её односельца Кузьмы Коротких, причем на эти собрания сектантов Андрей Крюков привозил из гор. Бузулука Василия Шалистова, Капанкина и Ефросинью Ефремову, а из них Василий Шалистов поучал всех на этих собраниях, разъяснял прочитанное из Евангелия, называл всех присутствующих братьями сестрами.

В одно из таких собраний Елена Коротких велела ей, свидетельнице, и ея мужу, приходить вечером, когда разойдется народ. Вечером Василий Шалистов выслал Кузьму Коротких посмотреть, не подглядывает ли кто в окна; затем окна занавесили и закрыли ставни, после чего Василий Шалистов и Ефросинья Ефремова вышли в сени и стали поочередно исповедовать присутствующих; ее, свидетельницу, исповедовала Ефремова, причем заставляла целовать себя и Евангелие. После исповеди все кланялись в ноги Шалистову и Ефремовой, которую Шалистов называл «Божьей Матерью», а Пелагея Крюкова говорила ей, свидетельнице, что Шалистов сошел с небес, что за него нужно крепко держаться, и на вопрос свидетельницы, почем сектанты коротко стригутся, пояснила, что все апостолы, кроме Иуды, были острижены, и что остриженные волосы сектанты посылают на Афон.

По словам крестьянки села Палимовки Ненилы Панкратовой, ей раза три случалось бывать на собраниях сектантов в доме Кузьмы Коротких, проживавшего вместе со своим отцом Сергием Коротких. Обыкновенно на этих собраниях, которые происходили по вечерам, при огне, молились Богу, читали Евангелие, послания Апостолов, пели церковные стихи и какие-то другие, так, например: «Заповедовала Владычица», при прощании же говорили один другому: «Простите, братья и сестры!» Как-то перед Масленицей 1888 г. крестьянка Анастасия Махотина позвала ее, свидетельницу, в дом Емельяна Мезенцева, у которого в этот вечер собрались только одни палимовские; Шалистова же, Капанкина и Ефремовой в этот раз не было. При приходе свидетельницы Емельян Мезенцев вышел в сени с восковой свечой и Евангелием и стал ее исповедовать, заставив после исповеди поцеловать Евангелие и его руку. После этого в избе все стали петь: «Как нам душу спасти», и пели так часто, как поют песни на вечерах; затем пели: «Со Святыми упокой», и разошлись уже поздно ночью.

Крестьянин Николай Сосунов заявил, что Ненила Панкратова передавала ему, что вера сектантов показалась ей сомнительною вследствие того, что Емельян Мезенцев научал ее не каяться священнику в грехах, говоря, что «священникам не дана власть отпускать грехи, что в них сидит сатана, и что это не попы, а медведи лохматые».

Кроме того, также Ненила Панкратова передавала крестьянке Марфе Пузачевой, что в тот раз, когда Емельян Мезенцев исповедовал ее у себя в доме после происходившего пения, все присутствующие легли спать на одной большой кошме, разостланной на полу – «бабы по краям, а мужики в середине».

Сельский староста села Палимовки Матвей Белов показал, что на Рождество 1888 г. он застал собрание сектантов в доме односельца своего Махотина, у которого в этот раз были: Василий Шалистов, Вакх Капанкин, Павел Мезенцев и Иван Гниломедов, все они, сидя за столом, читали какую-то книжку; теща же Махотина Ульяна жаловалась ему, что сектанты не дают ей покоя, все смущают бросить все дела и молиться с ними.

То же самое Ульяна Булгакова заявляла полицейскому, десятскому Петру Киселеву, сказав ему, что сектанты выгоняют их из дома уговорами своими обратиться в их веру.

Независимо от этого, следствием выяснилось, что сектанты посещали село Царскую-Александровку, где у них также были последователи.

По словам крестьянина села Царской-Александровки Семена Полякова, как-то зимой 1888 г. дети передали ему, что в доме односельца его Емельяна Мяскова хорошо что-то поют. Придя к Мяскову, он застал у него Федора и Матрёну Швеевых и крестьянина села Палимовки Андрея Крюкова (он же Портянкин) с женою; все они пели какие-то стихи, но не церковные; Емельян Мясков читал Евангелие; Андрей же Крюков проповедовал, что священным писанием запрещено жить с законной женой, а нужно взять себе другую жену – «просвещенную».

Крестьянка того же села Царской-Александровки Екатерина Швеева между прочим объяснила, что золовка ея Матерена Швеева как-то приглашала ее идти с собой в Бузулук посмотреть Василия Шалистова, говоря при этом, что он «совсем святой».

Помимо всего этого, Андрон Лаврентьев Крюков передал судебному следователю, что он запомнил стихи, которые постоянно пел его брат Андрей.

Стихи эти следующего содержания.

«Запоем: «Христос воскрес»,

И во соборе все мы здесь;

Запоем от престола,

Не дают нам жить простора;

Теснят, гонят нас и бьют,

В сибирские края шлют.

А мы с радостью пойдем,

С собою Мать Божию возьмем;

Мы и там не погибнем,

Корабль море не покинет,

Корабельный управитель,

Сорокадневный наш Спаситель,

Наступает правой ногой,

Затрубил златой трубой.

Мы на глас матрос сошлись,

Виноватые нашлись.

Я вам вину прощаю,

Вперёд делать запрещаю.

Тебя, Господи, благодарим,

За Царя Бога молим».

Спрошенные в качестве экспертов законоучитель Самарской классической гимназии Петр Степанов Архангельский и преподаватель Самарской духовной семинарии Федор Иванов Смирнов пришли к заключению, что распространяемое Шалистовым и другими вышеназванными лицами вероучение принадлежит к существующей уже еретической секте хлыстов, учение которой относится к противонравственным, так как ими отвергается брак, а проповедуется духовное супружество, соединенное с плотскими связями.

Священник села Палимовки Малиновский объяснил, что он, следя за поведением сектантов и получая сведения об их поведении от прихожан, пришел к убеждению, что главными распространителями хлыстовской сеты являются: Василий Шалистов, Ефросинья Ефремова и крестьяне села Палимовки: Андрей Крюков, Михаил Махотин, Емельян Мезенцев; Алексей же Туляков считается у сектантов одним из главных апостолов; кроме того, вероучением сектантов проникнуты: Кузьма Коротких и Павел Мезенцев; Иван же Гниломедов только посещал их собрания. Собрания сектантов бывают: открытые, доступные для всех, и тайные, в которые допускаются только лица, уже посвященные в ересь.

В период времени с 26 ноября по 30 декабря 1888 г. все вышепоименованные обвиняемые были допрошены судебным следователем, причем они, не признав себя виновными в приписываемых им преступлениях, заявили, что они исповедуют православную веру, и ни к какой секте не принадлежат.

Вслед за этим в ночь на 3 марта 1889 г. полицейские служители Бузулукского Уездного Полицейского Управления Васильев, Гребенщиков, Бородулин и Моршанский застали в Памиловских выселках в доме проживающих здесь крестьян Василия Шалистова и Ефросиньи Ефремовой мещанина г. Бузулука Спиридона Шалистова, крестьян Бугурусланского уезда села Малый Толкай Наума Исаева, Дементия Митрофанова, Семена Горбунова, Фрола Трифонова, Бузулукского уезда села Александровки Марию Мяскову и девицу села Новой Тепловки Фёклу Витовтову, которые пели какие-то стихи. На возвратном пути из Палимовских выселок названные полицейские служители встретили шедших по направлению к дому Шалистова самого Василия Шалистова, Вакха Капанкина и его жену Аксинью Гордееву, причем в узелочках, которые несла последняя, оказался ладан и три небольших кусочка хлеба, имеющих вид просфоры. На расспросы полицейского надзирателя Темникова крестьяне Исаев, Митрофанов, Горбунов и Трифонов объяснили, что они пришли в Бузулукский мужской монастырь говеть и в городе встретили Капанкина, который послал их в дом Шалистова, где они вместе с другими пели божественные стихи, Витовтова же и Спиридон Шалистов заявили, что они постоянно живут в доме Василия Шалистова.

19 марта к тому же полицейскому надзирателю Темникову явился священник Бузулукского собора Белогородский с крестьянкой села Родионовки Соломонидой Ульяновой Заляшовой, и заявил, что последней многое известно о Василии Шалистове и о секте, которую он распространяет. Вслед за этим Заляшева рассказала, что 1½ года тому назад она была совращена племянником ея Вакхом Капанкиным, Василием Шалистовым и Ефросиньей Ефремовой из православия в секту, ими проповедуемую.

В то время, по словам Заляшевой, в доме Капанкина временно проживала ея дочь Авдотья; она как-то приехала навестить последнюю, и в это время ночью собралось в доме Капанкина много народа. Капанкин, а равно и Василий Шалистов стали бранить Авдотью за то, что она оставила у себя ночевать ее, свидетельницу, говоря при этом, что она грешная, и в ее присутствии не сойдет благодать, в виду чего она спросила Василия Шалистова, что же нужно ей делать? Шалистов велел покаяться в грехах Ефросиньи Ефремовой, пояснив, что священникам каяться не следует, так как они пьют вино и курят табак.

Вслед за этим Ефремова, взяв Евангелие и другую какую-то книгу, стала что-то читать, велела ей приложиться к книге, поклониться в ноги и поцеловать ей руку, затем ввела ее в соседнюю комнату, в которой сидело много народа, собравшегося на моление. По ея приходу в эту комнату окна занавесили, двери заперли, и мужчины стали петь какие-то стихи, причем после каждого пропетого стиха все целовали друг друга, не различая пола, во время же пения стихов женщины падали на землю к ногам Василия Шалистова, плакали и кричали до тех пор, пока Шалистов их не поднимал, говоря, что сходит благодать. Некоторые женщины от крика и плача впадали с бесчувственное состояние. По окончанию моления она, свидетельница, вышла в соседнюю комнату, а все остальные ночевали в другой комнате и оставались в ней до утра, но как они разместились, ложась спать, она не видела.

Дочь Соломониды Заляшевой Авдотья Еремилова показала, что два года тому назад она гостила в гор. Бузулуке у своего родственника Вакха Капанкина. Вместе с Капанкиным жил в то время Андрей Крюков с женой, Василий Шалистов и Ефросинья Ефремова. По вечерам к Капанкину собиралось много народа, собравшиеся до света читали и пели; Василий Шалистов исповедовал мужчин, и Ефремова – женщин, для чего они уходили в отдельные комнаты.

Во время этих собраний присутствующие кланялись Василию Шалистову в ноги и целовали его руки. Шалистов всегда сидел с крестом на груди – на первом месте, называл себя святым апостолом Петром-Павлом, сошедшим с небес, а Ефремову он и другие бывшие на собраниях называли Богородицей. Живя у Капанкина, она, свидетельница, заболела, и Василий Шалистов вместе с другими говорили ей, чтобы она не каялась священнику, а покаялась бы в грехах жене Андрея Крюкова – Пелагее. Все они, т.е. Василий Шалистов, Ефросинья, муж и жена Капанкины и Крюковы постоянно говорили, что только их вера истинная – настоящая.

При предъявлении обвиняемым следствия 29 июня 1889 г. Андрей Крюков заявил, что он разошелся с Шалистовым и снова обратился в православие, покаявшись во всем своему приходскому священнику. Обратился снова в православие, удивившись в несправедливости учения Шалистова, который говорил, что в Киеве мощи святых угодников – восковые, и показываются для наживы; затем, когда однажды ему, обвиняемому, принесли из монастыря 6 просфор, Шалистов отдал их лошади; про икону Казанской Божьей Матери он говорил, что это не Божья Матерь, а Анастасия, которая спасалась с Андреем, - Шалистов обыкновенно исповедовал народ, и по его настоянию и он исповедовал двух человек, но при этом Шалистов предупреждал его, что он еще не вполне посвящен во все тайны его учения.

Поучая, Шалистов говорил, что нужно брать себе духовную жену, настоящая же жена должна быть только прислужницей; сам Шалистов всегда спал с Ефремовой в одной постели и советовал всем спать подряд. В конце концов Шалистов стал сильно притеснять его, обвиняемого, требуя, чтобы он «предал» ему свою жену. Будучи последователям Шалистова, он все, что имел и зарабатывал, отдавал ему в полное распоряжение. Ко всему этому Крюков добавил, что Шалистов ото всех своих последователей требовал, чтобы они заманивали бы народ в его секту.

На основании изложенного – крестьяне: Василий Иванов Шалистов, 45 л., Вакх Пименов Капанкин, 28 л., Ефросинья Ефремова Ефремова, 54 л., Кузьма Сергеев Коротких, 37 л., Пелагея Сергеева Крюкова, 32 л., Михаил Васильев Махоткин, 32 л., и Емельян Антонов Мезенцев, 48 л., обвиняются в том, что принадлежат к секте хлыстов, вероучение коей соединено с противоестественными действиями, они распространяли вероучение этой секты между православными, - т.е. в преступлениях, предусмотренных 196 и 203 ст. Улож. о Наказ.; остальные же: Елена Антонова Коротких, 39 л., Яков Иванов Порохов, 35 л., Анастасия Павлова Махотина, 28 л., Павел Антонов Мезенцев, 40 л., Алексей Васильев Фокин (он же Туляков), 25 л., Василий Сергеев Коротких, 30 л., Емельян Архипов Мясков, 31 г., и Матрена Афанасьева Швеева, 50 л., обвиняются в том, что хотя и не распространяли вероучения хлыстовской секты, но в то же время сами принадлежали к ней, - т.е. в преступлении, предусмотренном 203 ст. Улож. о Наказ., за что все они на основании 201 ст. Уст. Угол. Суд. подлежат суду Самарского окружного суда с участием присяжных заседателей.

Обвинительный акт этот составлен 12 октября 1889 г. в г. Самаре и подлежит рассмотрению Самарской судебной палате.

Товарищ прокурора Бузулукского участка Сосновский.

 

Л. 126.

Протокол допроса эксперта.

1888 года ноября 10 дня, в г. Самаре, и.д. судебного следователя Самарского окружного суда по 1-му участку Самарского уезда.

Имя, отчество, фамилия – Петр Степанович Архангельский.

Звание – священник, учитель Самарской классической гимназии.

Возраст – 45 лет.

Религия – православный.

Место жительства – г. Самара.

Судимость – не судился.

Отношение к участвующим в деле лицам – никаких отношений.

Ознакомившись с протоколами предварительного следствия о Василии Иванове Шалистове и других, обвиняемых в преступлении, предусмотренном по 196 ст. Улож. о нак., а также с вещественными доказательствами, относящимися к этому делу, я прихожу к следующему заключению.

1. Распространяемое обвиняемыми вероучение относится к существующей секте хлыстов, или «людей Божиих», как хлысты сами себя называют.

2. Учение это нередко соединяется с противонравственными действиями, так называемым «свальным грехом», и с отрицанием брака.

3. Две печатные книжки с духовными стихами, а также писаные стихи, по всей вероятности, употреблялись данными сектантами при их богослужебных собраниях, так как подобные стихи распевают сектанты на собраниях. Письма принадлежат к переписке между хлыстами. Об образке не могу сказать ничего решительного. Пустая комната, найденная г. суд. Следователем при осмотре квартиры Андрея Крюкова 10 марта 1888 года, по всей вероятности, назначалась для богослужений собраний хлыстов.

Священник (подпись)

 

Л.л. 509-512.

1891 года марта 21 дня в 8 ч. пополудни настоящий приговор объявлен членом Самарского окружного суда С.К. Щегловым при товарище прокурора С.А. Сосновском и пом. секретаря А.Г. Когут порядком, указанном 820-834 стат. Уст. Угол. Суд. Императора Александра II (изд. 1883 г.). К выслушанию приговора были доставлены подсудимые Шалистов, Ефремова, Емельян Мезенцев, Кузьма Коротких, Порохов, Михаил и Анастасия Махотины, Фокин и Мясков, которым по объявлению сего приговора согласно их ходатайству были выданы копии сего приговора. Подсудимые Пелагея и Андрей Крюковы, Елена Коротких, Павел Мезенцев и Василий Коротких – не явились.

Член суда (неразборчиво)

Приговор

1891 года марта 18-19 дня. По указу Его Императорского Величества Самарский окружной суд, по временному уголовному отделению, в закрытом судебном заседании, в следующем составе:

Председательствующий А.И. Смирнитский;

Члены суда: М.М. Васильев, С.К. Щеглов;

При пом. секретаря А.Г. Когут;

При товарище прокурора А.С. Сосновском.

Слушал: с участием присяжных заседателей дело о крестьянине Ставропольской губернии, Новогригорьевского уезда, Архангельской волости, деревни Архангельской Василии Иванове Шалистове, он же Шелестов и Шелест, крестьянке Самарской губернии, Бузулукского уезда, Твердиковской волости, деревни Березовки Ефросиньи Ефремовой Ефремовой, крестьянине Казанской губернии, Лакшевского уезда, Анатовской волости села Шумкова Вакхе Пименове Капанкине, запасного рядового из крестьян Бузулукского уезда, Елшанской волости, села Палимовки Кузьмы Сергеева Коротких (он же Коновалов), крестьянки помянутого села Палимовки Пелагеи Сергеевой Крюковой (она же Портянкина), крестьянина того же села Палимовки Андрея Лаврентьева Крюкова (он же Портянкин), крестьянина того же села Палимовки Михаила Васильева Махотина, крестьянина того же села Палимовки Емельяна Антонова Мезенцева, крестьянки того же села Палимовки Елены Антоновой Коротких (она же Коновалова), запасном рядовом из крестьян помянутого села Палимовки Якове Иванове Порохове, крестьянки того же села Палимовки Анастасии Павловой Махотиной, крестьянине того же села Палимовки Павле Антонове Мезенцеве, крестьянине того же села Палимовки Алексее Васильеве Фокине (он же Туляков), крестьянине того же села Палимовки Василии Сергееве Коротких (он же Коновалов), и крестьянине Бузулукского уезда Сурковской волости села Царской Александровки Емельяне Архипове Мяскове, обвиняемых в распространении хлыстовской ереси.

Решением присяжных заседателей признаны виновными: во-первых, крестьянин Ставропольской губернии, Новогригорьевского уезда, Архангельской волости, деревни Архангельской Василий Иванов Шалистов, он же Шелестов и Шелест, 45 лет; крестьянка Самарской губернии, Бузулукского уезда, Твердиковской волости, деревни Березовки Ефросинья Ефремова Ефремова, 54 лет; крестьянин того же Бузулкского уезда, Елшанской волости, села Палимовки Емельян Антонов Мезенцев, 48 лет; уволенные в запас армии рядовые из крестьян того же села Палимовки Кузьма Сергеев Коротких (он же Коновалов), 37 лет, и Яков Иванов Порохов, 35 лет; крестьяне того же села Палимовки: Михаил Васильев Махотин, 32 лет, Анастасия Павлова Махотина, 28 лет, Алексей Васильев Фокин (он же Туляков), 25 лет, и крестьянин Бузулукского уезда Сурковской волости села Царской Александровки Емельян Архипов Мясков, 32 года, все девятеро – в том, что они принадлежат к еретической секте хлыстов, вероучение коей, отвергающее брак и проповедывающее духовное супружество, соединенное с противонравственными действиями, заключающимися в поголовных между присутствующими на их собраниях плотских связях, называемых «свальным грехом», и во-вторых, из числа названных выше лиц: Василий Иванов Шалистов, Ефросинья Ефремова Ефремова, Емельян Антонов Мезенцев и Кузьма Сергеев Коротких – также и в том, что в 1887 и в последующие затем годы распространяли вероучение секты хлыстов между православными Бузулукского уезда в селах Палимовке и Царской Александровке, следствие чего и было отпадение от православия и обращение в раскол названной секты нескольких лиц из жителей помянутых сел. При этом из числа подсудимых Алексей Васильев Фокин (он же Туляков) признан заслуживающим снисхождения. На вопрос о виновности названного выше подсудимого Михаила Васильева Махотина в распространении хлыстовской ереси между православными, а также на вопросы о виновности подсудимых, крестьян: Казанской губернии, Лакшевского уезда, Анатовской волости села Шумкова Вакхе Пименове Капанкине, означенного выше села Палимовки Пелагеи Сергеевой Крюковой (она же Портянкина), Андрея Лаврентьева Крюкова (он же Портянкин), - в обоих вышеназванных преступлениях, и крестьян того же села Палимовки Елены Антоновой Коротких (она же Коновалова), Павла Антонова Мезенцева и Василия Сергеева Коротких (он же Коновалов), - в принадлежности к хлыстовской секте, даны ответы отрицательные. Обращаясь к определению законных последствий такого решения присяжных заседателей, окружной суд находит:

I. Упомянутым решением признано, что вероучение секты хлыстов, к коей принадлежат подсудимые: Шалистов, Ефремова, Емельян Мезенцев, Кузьма Коротких, Яков Порохов, Михаил и Анастасия Махотины, Фокин (он же Туляков) и Мясков, соединенное с противонравственными действиями, заключающимися в поголовных между присутствующими на их собраниях плотских связях, называемых «свальным грехом», а потому все девятеро названных подсудимых, как оказывающиеся виновными в принадлежности к ереси, соединенной с противонравственными действиями, и подлежат ответственности по 1 части 203 ст. Улож. о Нак., подвергающей виновных лишению всех прав состояния и ссылке: из Европейской России – в Закавказье, и из Северного Кавказа и Закавказья – в Сибирь, для водворения особо от других поселенцев и старожилов. Что касается распространения означенной ереси между православными, в чем признаны виновными подсудимые: Шалистов, Ефремова, Емельян Мезенцев и Кузьма Коротких, то таковое является преступлением, предусмотренным 1 ч. 106 ст. Улож. о Наказ., и также влекущим для виновных лишение всех прав состояния и ссылку на поселение, смотря по местностям, из коих они происходят, в Закавказье или в Сибирь.

Основываясь на вышеприведенных указаниях, а также руководствуясь по отношению к подсудимым Шалистову, Ефремовой, Емельяну Мезенцеву и Кузьме Коротких, постановлением, выраженном в 1 пункте 152 ст. Улож., и имея в виду: с одной стороны, что ссылка на поселение сопровождается последствиями, указанными в 26 ст. Улож., а с другой – что, хотя один из подсудимых, Фокин, и признан заслуживающим снисхождения, но что наказание, определенное в 1 ч. 203 ст. Улож. не может быть уменьшено и для этого подсудимого, ибо это наказание поставлено вне общей лестницы наказаний, надлежит приговорить: а) за исключением подсудимого Шалистова, принадлежащего к числу жителей Северного Кавказа (Ставропольской губернии), всех остальных подсудимых, признанных виновными, - к лишению всех прав состояния и к ссылке в Закавказье, для водворения там особо от других поселенцев и старожилов, с последствиями по 26 ст. Улож. о Наказ., и б) подсудимого Шалистова – по лишению всех прав состояния в места Сибири не столь отдаленные, также для водворения там особо от других поселенцев и старожилов и с последствиями по 26 ст. Улож., и

II. Подсудимых Вакха Пименова Капанкина, Пелагею Сергееву и Андрея Лаврентьева Крюковых (они же Портянкины), Елену Антонову Коротких (она же Коновалова), Павла Антонова Мезенцева и Василия Сергеева Коротких (он же Коновалов) как признанных невиновными по предъявлению к ним обвинения, согласно 1 п. 771 ст. Улож. следует считать по суду оправданными; подсудимого же Михаила Васильева Махотина, обвиненного в принадлежности к хлыстовской ереси, по тем же основаниям надлежит считать оправданным по другому предъявленному к нему обвинению, а именно по обвинению его в распространению означенной ереси между православными.

По изложенным основаниям, и приняв на вид производство по делу судебных издержек и наличность по оному вещественных доказательств, окружной суд определяет:

1) крестьянина Ставропольской губернии, Новогригорьевского уезда, Архангельской волости, деревни Архангельской Василия Иванове Шалистова, он же Шелестов и Шелест, 45 лет, признанного виновным, на основании 1 ч. 196, 1ч. 203 и 1-й 152 ст. Улож. о нак., по лишении всех прав состояния сослать в места Сибири не столь отдаленные для водворения там особо от других поселенцев и старожилов, с последствиями по 26 ст. Улож. о нак.,

2) крестьянку Самарской губернии, Бузулукского уезда, Твердиковской волости, деревни Березовки Ефросинью Ефремову Ефремову, 54 лет, крестьянина того же Бузулукского уезда, Елшанской волости, села Палимовки Емельяна Антонова Мезенцева, 48 лет, уволенных в запас армии рядовых из крестьян того же села Палимовки Кузьмы Сергеева Коротких (он же Коновалов), 37 лет, и Якова Иванова Порохова, 35 лет, крестьян того же села Палимовки Михаила Васильева Махотина, 32 лет, Анастасию Павлову Махотину, 28 лет, Алексея Васильева Фокина (он же Туляков), 25 лет, и крестьянина Бузулукского уезда Сурковской волости села Царской Александровки Емельяне Архипове Мяскове, 31 года, признанных виновными: первых троих – а основании 1 ч. 196, 1 ч. 203 и 1 ч. 152 ст. Улож. о нак. , по лишении всех прав состояния сослать в Закавказье, для водворения там особо от других поселенцев и старожилов, с последствиями по 26 ст. Улож. о нак.,

3) крестьян: Казанской губернии, Лакшевского уезда, Анатовской волости села Шумкова Вакха Пименова Капанкина, 28 лет, означенного выше села Палимовки: Пелагею Сергееву Крюкову (она же Портянкина), 32 лет, Андрея Лаврентьева Крюкова (он же Портянкин), 32 лет, Елену Антонову Коротких (она же Коновалова), 39 лет, Павла Антонова Мезенцева, 40 лет, и Василия Сергеева Коротких (он же Коновалов), 30 лет, а равно означенного выше Михаила Васильева Махотина – по обвинении его в совращении православных в секту хлыстов, на основании 1п. 771 ст. 4 ст. Уголов. Суд., считать по суду оправданными,

4) судебные издержки по сему делу, согласно 976-999 ст. 4 Уголов. Суд, взыскать с подсудимых: Шалистова, Ефремовой, Емельяна Мезенцева, Кузьмы Коротких, Порохова, Михаила и Анастасии Махотиных, Алексея Фокина и Мяскова, поровну и с круговою друг за друга ответственностью, и в случае их несостоятельности принять на счет казны;

и 5) из вещественных доказательств: образок – выдать Андрею Крюкову, две печатных брошюры и тетрадку, написанную славянским шрифтом, отослать в Самарскую духовную консисторию, а письма приобщить к делу, перечеркнув их крестообразно (на 4 странице приписано: названного уже выше).

Председательствующий А. Смирнитский (подпись).

Члены суда (подписи).

Помощник секретаря (подпись)».

 

Жандармский секретный агент

После указанного выше судебного процесса бывший участник хлыстовской секты, крестьянин Вакх Пименов Капанкин был завербован Самарским губернским жандармским управлением (СГЖУ). Затем Капанкин уже в качестве тайного жандармского агента посещал собрания хлыстов и полученные таким образом сведения передавал в жандармское управление. Эти сведения затем явились основанием для возбуждения новых уголовных дел о преступлениях против православной веры.

Ниже приводятся оперативно-следственные материалы СГЖУ, в которых содержатся сведения об агентурной работе Вакха Капанкина.

 

 

ЦГАСО, Р-472, оп. 1, д. 57.

Л.л. 3-4.

«Секретно.

Получено 17 января [1898 года].

Его Высокоблагородию, господину помощнику начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

Унтер-офицер дополнительного штата Самарского губернского жандармского управления.

15 января 1898 года.

№ 6.

г. Бузулук.

При сем представляю к Вашему Высокоблагородию о бывшем ереснике Вакхе Пименове Капанкине, проживающего в городе Бузулуке, прейсколе себя рукоположенных Братьев троих и села Покровке Бугурусланского уезда, которые проживают в Бузулукском, Тифинском женском монастыре, под видом чернорабочих, Терентий, Сергий, Захар Спиридоновы.

Капанкин пригласил к себе в квартиру Терентия 13 сего января в 7 ч. вечера. Капанкин и Терентий вели разговор о братецкой жизни, в числе которых был предложен Капанкиным вид странника. Капанкин сам бывший ересник. Некоторых знает ересников и старцев. Стал расспрашивать Терентия, не стесняя себя, объясняя, как живут и в каких местах, селах, хуторах.

В селе Кузькиной Бугурусланского уезда есть мамаша Надежда Платоновна, очень принимает братьев, и в селе Покровка Бугурусланского уезду, Михаил, отец Сергия, который живет в монастыре. Михаил ездит в Тольнский монастырь к сестрам, которые множество там верующих. Капанкин стал расспрашивать, кто там верующий, Терентий объяснял, есть Улита, мамашина дочь, и Анна, живущая в Тольнском монастыре. В селе Кирюшкиной Бугурусланского уезда есть Артемий Иванов, очень братьев принимает верующих. Село Саргир Бугурусланского уезда, Михаил Иванов принят во дворе. К нему братья собираются множество.

Капанкин под видом ересника собирается ехать к ним, быть верующим. Капанкин спрашивает в Бузулукском женском монастыре, есть верующий Терентий, объясняет, есть Фомонда, Федора, Авдотья, Анна, Васена. Капанкин спрашивает, где вы с сестрами беседуете во время службы, более летом на хуторах, от Бузулука 20 верст. Капанкин спрашивал Терентия, как вы потом [приезжаете] сюда, Терентий объяснял, что нас сюда проводила мамаша для поддержки монастыря, потому что погибает без верующих монастырь, а также и лица высших наук погибают, и мамаши их очень плачет об этом. Капанкин стал спрашивать, какие у вас поются канты, Терентий стал диктовать, Капанкин стал записывать канты.

Кант.

Пойдем в дом Божий молиться, там все чудные дела, все праведные ликуют. Как ангелы в высоте прибывают, в страхе Божием, в премудрости и в чистоте, но не так, как Давид пред своим ковчегом. С людьми Божьими, святыми, скакаша, играша во круге, мыслями соединимся, руками восплещем, и ногами праведно трепещем. Злые фарисеи все на то дивятся, зайти в Божие царство умом не ухитрятся. Высокий их разум не может смириться, не может небесной мудрости научиться. Там от них заперты царские ворота, туда только ходят кроткие, смиренные, бедные земледельцы, все рабы простые, праведные, святые. Вот полно вам, братцы, с Богом делиться, долго ли, коротко, надо помириться, отцу, сыну Божию и духу Святому, пророку живому. Аминь. Богу слава, вечно с похвалой, вовеки веков, Аминь, тебя, Господи, благодарим. Конец.

Этот кант у них поется, кода самая ихняя благодать сходит. Чудные дела творятся и все члены трепещут.

Капанкин спрашивает этого ересника, как мамаша и пророки воспоминают о просвящённом, тоже погибает его душа, а скориться не хочет мамаше и пророкам живым. Капанкин спрашивает ересника, как воспоминают мамаша и пророки о Государе, тоже плачет, что погибает. О чём имею честь донести Вашему Высокоблагородию.

Унтер-офицер Гражданкин.

 

Л.л. 5-7.

Секретно.

№ 32.

Начальнику упр[авления, Самарского губернского жандармского].

23 января [18]98 г.

В 1892 году в Самарском окружном суде судилось значительное число последователей хлыстовской секты, и главный обвиняемый, лже-христос Василий Шелестов, сослан на Сахалин. В числе обвиняемых был привлечен также бузулукский мещанин Вакх Пименов Капанкин, но, как раскаявшийся и во всем сознавшийся, наказание не понес, и с тех пор Капанкин, движимый раскаянием, что впал в ересь, в безнравственности которой он вполне убедился, задался целью всячески способствовать раскрытию главных руководителей «хлыстовщины», с целью препятствовать распространению этой вредной секты.

После ссылки в 1892 году главного руководителя Шалистова распространение ереси в уезде прекратилось, но, по прошествии нескольких лет, явились новые руководители, и ересь вновь стала распространяться, охватив Бузулукский и Бугурусланский уезды, последователи которой в обоих уездах постоянно находятся между собой в сношениях и подчиняются одним и тем же руководителям.

Раскрытие ереси полицейскими методами и привлечение распространителей к суду в виду принимаемых последними мер крайней предосторожности и сокрытии улик цели не достигает, и привлекавшаяся неоднократно к суду хлыстовская «богородица» Надежда Платоновна за отсутствием улик каждый раз была оправдываема.

В бытность мою в мае прошлого года в гор. Бузулуке ко мне явился мещанин Капанкин с заявлением, что хлыстовская ересь вновь распространяется в уезде в значительных размерах, и руководители ереси не ограничиваются распространением ее среди крестьян, имеют своих клевретов в обоих монастырях – мужском и женском. При этом Капанкин предлагал, предварительно заручившись некоторыми данными, способствовать обнаружению всех главных руководителей ереси и раскрытию мест сборищ сектантов, так как последние вновь склоняют его к переходу в ересь, и при желании он может быть посвящен во все их тайны.

В настоящее время мещанин Капанкин вторично явился ко мне и заявил, что он, войдя в сношение с сектантами, заручился карточками их «богородицы» и старшего «брата», вследствие чего ему открыт доступ на все их тайные сборища, и он готов не только их указать, но и ввести на эти собрания свидетелей под видом вновь завербованных «братьев».

Принимая во внимание, что хлыстовская ересь, помимо распространенных извращений Богослужения, является особо безнравственною и вредною также и потому, что предписывает своим последователям при соитии с женой принимать меры к неимению детей, я о вышеизложенном имею честь доложить Вашему В. Бл.

Ротмистр Битенаж (подпись).

 

Л. 8.

Секретно.

Получено 7 февраля [1898 года].

Вх. № 40.

Помощнику начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

Унтер-офицер дополнительного штата Самарского губернского жандармского управления.

5 февраля 1898 года.

№ 8.

г. Бузулук.

Согласно личного приказания Вашего Высокоблагородия мне передать словесно Капанкину. Приискать двух свидетелей против мормонской (на самом деле хлыстовской – В.Е.) секты, которые приисканы Капанкиным. Мещанин г. Бузулука Михаил Сергеев Решетников и Синбирской губернии Алексей Степанов, проживающий в г. Бузулуке 20 лет. Эти личности слово дали исполнить в секрете. Капанкин сего числа едет в Самару лично к Вашему Высокоблагородию.

Унтер-офицер Гражданкин.

 

Л.л. 9-12.

Секретно.

№ 39.

Начальнику упр[авления, Самарского губернского жандармского].

8 февраля [18]98 г.

г. Самара.

В дополнение представления мною от 23 прошлого января за № 32 имею честь донести Вашему В[ысоко]Бл[агородию], что из произведенных мною дальнейших расспросов мещанина Вакха Пименова Капанкина, заявившего желание способствовать к раскрытию руководителей хлыстовской секты с целью привлечения их к суду, выяснилось следующее: все последователи хлыстовской секты, для отвлечения от себя подозрений в принадлежности к ней, имеют у себя в домах православные иконы, которым не молятся, и, не веря в Св. Причастие, неоднократно в году его принимают у православного священника, заручаясь каждый раз необходимыми удостоверениями, каковыми доказательствами и оправдываются в случае привлечения к ответственности за принадлежность к хлыстовской секте. Этими мерами, а также соблюдаемою хлыстами крайней осторожностью при собраниях, доступ на которые лицам непосвященным представляется совершенно невозможным, они достигают того, что после ссылки в 1892 году «лже-христа» Василия Шалистова неоднократно возбуждаемые полициею преследования против его последователей, за отсутствием прямых улик, судом прекращались.

Ввиду изложенного, мещанин Капанкин изъявляет желание способствовать к обнаружению хлыстов-руководителей не иначе, как при содействии чинов Корпуса Жандармов.

Усматривать в предложении Капанкина корыстных или иных каких-либо личных целей оснований нет, так как Капанкин вознаграждения не просит, и объясняет свой поступок желанием «порадеть» для православия и способствовать искоренению секты, безнравственность и кощунственные действия которой ему хорошо известны как принадлежавшему к ней несколько лет.

При сем имею честь доложить, что для приведения в исполнение предложенного Капанкиным плана необходимо мещанина Капанкина вместе с двумя свидетелями, приискал которых он бережно, доставить последовательно во все пункты, где проживают хлыстовские «лже-пророки», у которых происходят сборища хлыстов, начав в селе Сарагиз Бугурусланского уезда, на что потребуется расход по прилагаемому приблизительному расчету.

Наиболее удобным временем для раскрытия хлыстовских сборищ представляются пасхальные праздники.

Расчет расхода.

Проезд заявителя и двух свидетелей на паре лошадей из гор. Бузулука в село Сарагиз Бугурусланского уезда, и затем по Бугурусланскому уезду: из села Сарагиз в с. Покровское, из Покровского в Матвеевское, из Матвеевского в Кузькино, из Кузькина в Кирюшкино, из Кирюшкина в Большой Толкай, и затем на железнодорожную станцию «Ключи» Самаро-Златоустовской жел. дор. по грунтовой дороге около 300 верст, полагая по 3 коп. за версту и лошадь – 18 р.

От станции «Ключи» до станции «Кинель» 3 билета 3 класса – 3 р. 90 к.

От станции «Кинель» до села Каменки Самарского уезда и обратно по грунтовой дороге 90 верст – 5 р. 40 к.

От станции «Кинель» до села Березового Гая и Колывани и обратно по грунтовой дор. 90 верст – 5 р. 40 к.

От станции «Кинель» в гор. Бузулук по железной дор. на 3 билета – 5 р. 25 к.

От гор. Бузулука на хутора Рахманина, Бахметьева и Барсукова и обратно в гор. Бузулук по грунтовой дор. 80 верст – 4 р. 80 к.

Плата двум свидетелям за 10 дней по 1 р. 50 к. в день – 30 р.

На поездки в пункты в настоящее время не предусмотренные и на непредвиденные расходы – 47 р. 25 к.

Итого – 120 р.

С подлинным верно.

Ротмистр Битенаж.

 

Л. 13.

Секретно.

№ 43.

Унт.-оф. Гражданкину.

11 февраля [18]98 г.

г. Самара.

Передай Капанкину на словах, что дело о хлыстах представлено на разрешение в Петербург. До получения ответа из Петербурга пусть Капанкин не прекращает сношений с хлыстами, дабы заручиться необходимыми сведениями на случай, если последует разрешение дело это расследовать, но свидетелей покуда приискивать не надо, чтобы не возбудить лишних разговоров и подозрений.

С подлинным верно.

Ротмистр Битенаж.

 

Л.л. 14-15.

Секретно.

Получено 11 февраля.

Вх. № 47.

Начальник Самарского губернского жандармского управления.

№ 180.

Февраля 10 дня 1898 года.

г. Самара.

Помощнику моему в Самарском и Бузулукском уездах.

Усматривая из донесений Вашего Высокоблагородия в записках от 23 минувшего января и 8 сего февраля за №№ 32 и 39 неполноту сведений в заявлении Капанкина, прошу предложить ему дать нижеследующие дополнительные объяснения и сведения, и затем исполнить следующее.

1) Указать имя, отчество, фамилию, звание, место приписки и жительства, а также занятия и знакомства так называемой «богородицы» хлыстов.

2) То же относительно так называемых «лже-пророков» хлыстов, главных радетелей этой секты и выдающихся особенно чем-либо, выказывающих себя фанатичными приверженцами этой секты.

3) О месте и времени замеченных сборищ для обрядности хлыстовской секты и в чем именно эти обрядности проявлялись?

4) Не согласится ли Капанкин выдать карточку «богородицы» хлыстов, служащую для пропуска на ограниченные сборища?

5) Не может ли Капанкин указать благонадежных лиц, проживающих в местах замеченных сборищ хлыстов, которые согласились бы способствовать жандармам в деле собрания нужных совершенно секретных сведений, могущих уличить последователей хлыстовской секты?

и 6) Заручившись таковыми сведениями от Капанкина, предложить ему оказать содействие в смысле своевременных указаний и руководительство назначенным подведомственным вам двум расторопнейшим жандармам в деле собрания секретным путем сведений и разведок об означенной секте, ея руководителях, последователях и сборищах для совершения обрядностей секты.

О результатах требуемых сим переговоров с Капанкиным и сделанных Вами согласно таковых распоряжениях, прошу подробно донести.

Добавляю для сведения, что по получении ожидаемых согласно сему от Вашего Высокоблагородия дополнительных сведений, которые будут подлежать проверке и негласным разведкам в районе Бугурусланского уезда, исполнение этого согласно изложенному выше в п. 6 сего предписания, будет предложено ротмистру Муромцеву.

Полковник Чарнецкий.

 

Л. 16-17.

Секретно.

№ 45.

Начальнику упр[авления, Самарского губернского жандармского].

12 февраля [18]98 г.

г. Самара.

На предписание от 10 числа за № 180 имею честь донести Вашему В. Бл., что хлыстовская «богородица» проживает в селе Кузькино Бугурусланского уезда, где содержит странноприимный дом; известна она под именем Надежды Платоновны; фамилии же ея заявитель Капанкин не знает.

Из хлыстовских «лже-пророков» Капанкину покуда известны: Михаил по прозвищу «Покровский», купец Утин, Бахметьев, Рахманин и Барсуков, их коих первый проживает в селе Сарагиз Бугурусланского уезда, второй – в гор. Бузулуке, а последние трое – на собственных хуторах, недалеко от гор. Бузулука.

Сборище хлыстов, более или менее значительных и в настоящее время Капанкину известных, происходит в пунктах, означенных в приложенных к донесению моему от 8 числа за № 39 расчет расходов, т.е. в селах: Сарагиз, Покровском, Матвеевском или Матюшкиным, Кузькине, Кирюшкине и Большом Толкае Бугурусланского уезда, в селах Самарского уезда: Каменке, Березовом Гае и Колывани, в гор. Бузулуке и на хуторах Рахманина, Бахметьева и Барсукова, близ гор. Бузулука.

Предложение о выдаче карточки хлыстовской «богородицы» мною Капанкину было сделано, но он от этого уклонился, объясняя свой отказ тем, что приобретенная им с большим трудом карточка имеет значение только в руках лица, хорошо ознакомленного со всем церемониалом, строго соблюдаемым при входе нового лица на хлыстовское собрание и умеющего отвечать на предлагаемые в таких случаях различные вопросы, чем хлысты и ограждают себя от проникновения на их собрания лиц посторонних.

Собрания хлыстов обыкновенно начинаются с бесед на тему о близком пришествии антихриста и о том, что спасение обретут только хлысты, как истинно верующие, затем поют свои канты, после чего происходит исступленная пляска и рыдания женщин. Наличность «свального греха» Капанкиным также подтверждается.

По возвращении в настоящем месяце из очередного отъезда могущие быть полученными от Капанкина новых сведений мною будут представлены Вашему В. Бл.

Ротмистр Битенаж.

 

Л. 18.

Секретно.

Получено 15 февраля.

Вх. № 51.

Помощнику начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

Унтер-офицер дополнительного штата Самарского губернского жандармского управления.

14 февраля 1898 года.

№ 11.

г. Бузулук.

Согласно предписанию Вашего Высокоблагородия от 11 февраля сего года за № 43, мною лично словесно передано Капанкину, что дело о хлыстах представлено на разрешение в Петербург. До получения ответа из Петербурга Капанкину не прекращать сношения с хлыстами, чтобы более заполучить необходимые сведения на случай расследования, но свидетели пока не нужны, и чтобы подозрения не было со стороны. Доношу Вашему Высокоблагородию.

Унтер-офицер Гражданкин.

 

Л.л. 19-20.

Секретно.

№ 68.

Начальнику упр[авления, Самарского губернского жандармского].

17 марта [18]98 г.

г. Самара.

На предписание от 10 прошлого февраля за № 180 имею честь донести Вашему В. Бл., что при бытности 15 числа в гор. Бузулуке мною получены от мещанина Капанкина следующие дополнительные о хлыстах сведения: по п. 1-му предписания – фамилии проживающей в с. Кузькино Бугурусланского уезда, и содержащей там странноприимный дом хлыстовской «богородицы» Надежды Платоновны Капанкину неизвестны, и ея фамилию ни от кого слышать не приходилось, так как она всем известна по имени и отчеству.

п. 2) из выдающихся хлыстовских «лже-пророков» известны мещане Утин, Андрей Николаев и Волков Яков Александрович, проживающие в гор. Бузулуке, и два крестьянина Бугурусланского уезда Михаил «Покровский» и Михаил «из Сарагиз», известные по именам, и имеющие, кроме того, прозвания по тем селам, в которых проживают.

п. 3) Определенных дней для хлыстовских сборищ нет. Особенно большие сборища происходят на масличной и на пасхальной неделях. Сборища происходят у названных «богородицы» и «лже-пророков», а также в селах и у владельцев хуторов, перечисленных мною в донесении от 12 февраля за № 45, где изложены также и обрядности хлыстов.

п. 4) При сем предоставляется фотографическая карточка Надежды Платоновны с двумя дочерьми, их коих старшая Улита, помещенная на карточке с левой стороны, проживает при Таллинском монастыре, что в селе Таллы Бузулукского уезда, где и занимается пропагандой «хлыстовщины». Как зовут младшую – неизвестно.

п. 5) Указать лиц, проживающих в местах хлыстовских сборищ, которые могли бы способствовать в деле собрания о хлыстах сведений, Капанкин не может, так как не знает таких лиц, на которых можно было бы положиться.

п. 6) Лично участвовать в раскрытии хлыстовских сборищ и оказывать содействие в этом деле Капанкин по-прежнему соглашается, причем добавляет, что он под видом желания вновь вступить в секту продолжает поддерживать с хлыстами сношения и получает от них приглашения приехать на их собрания.

С подлинным верно, ротмистр Битенаж.

 

Л. 21.

Секретно.

Получено 2 апреля [1898 года].

Вх. № 100.

Начальник Самарского губернского жандармского управления.

№ 525.

Апреля 1 дня 1898 года.

г. Самара.

Помощнику моему в Самарском и Бузулукском уездах.

О расспросе Капанкина.

В записке Вашего Высокоблагородия от 23 января с.г. за № 32 упоминалось о получении от мещанина Капанкина заявления, что он в 1892 году в Самарском окружном суде судился и был освобожден от наказания как раскаявшийся и сознавшийся на суде в своей бывшей принадлежности к секте «хлыстов», причем на том же суде был будто бы осужден к ссылке на остров Сахалин лже-христос оно церкви Василий Шеметов, а именовавшая себя «богородицей» секты некая Надежда Платоновна, оказавшаяся крестьянкой-мордовкой с. Кузькино Бугурусланского уезда Надеждой Платоновной Коноваловой, 70 лет, привлекавшейся в качестве обвиняемой на том же суде и неоднократно впоследствии, была каждый раз за недоказанностью оправдываема. Между тем, согласно наведенным тщательным справкам в Самарском окружном суде, в оном не оказалось никаких сведений о судимости названных лиц не только в 1892 г., но и в последующих годах.

Сообщая об изложенном, прошу Ваше Высокоблагородие негласно предложить Капанкину дать дополнительные объяснения к сделанному им вышеупомянутому заявлению, для фактического выяснения противоречия между сведениями, имеющимися в Самарском окр. суде и таковыми же сообщенными Капанкиным.

Об оказавшемся прошу донести.

Полковник Чарнецкий.

 

Л.л. 22-23.

Секретно.

№ 103.

Начальнику упр[авления, Самарского губернского жандармского].

20 мая [18]98 г.

г. Самара.

О подтверждении заявления мещанина Капанкина.

Вследствие предписания Вашего В. Бл., ввиду противоречия между заявлением мещанина Капанкина и сведениями, полученными из Самарского окружного суда, предложить Капанкину дать дополнительные объяснения к сделанному им заявлению о судимости распространителей хлыстовской секты в 1892 году, мною вновь был опрошен мещанин Капанкин, который вновь подтвердил сделанное им заявление, добавив только, что за точность определенно года судебного разбирательства дела о «хлыстах» он ручаться не может, так как, наверное, года не помнит, и возможно, что дело разбиралось не в 1892 году, а годом ранее.

Независимо опроса мещанина Капанкина я частным образом обратился к товарищу прокурора Самарского окружного суда господину Микулину с просьбой дать справку из архива окружного суда, и в настоящее время мною получен от господина Микулина следующая справка, вполне подтверждающая справедливость заявления мещанина Капанкина: по Бузулукскому уезду, за 1891 год, находится в архиве окружного суда, № арх. 30430, дело о крестьянине Ставропольской губ., Новогригорьевского уезда, Архангельской волости, Василии Иванове Шалистове (он не Шелестов и не Шелест), мещанине Вакхе Пименове Капанкине, Ефросинье Ефремовой Ефремовой и друг. В числе 15 человек, обвиняемых в распространении хлыстовской секты, причем главный виновный Василий Шалистов приговорен к ссылке в Сибирь на поселение.

О чем имею честь донести Вашему В. Бл.

Справка. Предписание от 1 апреля за № 525.

Ротмистр Битенаж.

 

Л. 24.

Секретно.

Получено 17 июня 98 г.

Вх. № 151.

Господину помощнику начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

Унтер-офицер дополнительного штата Самарского губернского жандармского управления.

30 мая 1898 года.

№ 38.

г. Бузулук.

Представляю к Вашему Высокоблагородию подписку крестьянина Самарской губернии Бугурусланского уезда Покровской волости и того же села Захара Матвеева Саламатина о хлыстовской и мормонской иеговистов секты, который был на беседе у Капанкина под видом Терентия. В числе я с ними был 13 февраля сего года, который проживал в Бузулукском Тифинском девичьем монастыре Терентий и Сергий, которых выгнали из монастыря на родину. Захар возвратился обратно в город Бузулук с женой и детьми. 16 сего мая прибыл к Капанкину в дом, имел цель ехать в Оренбургскую губернию. Капанкин и священник протоиерей Николай Иванов Тимофеев, настоятель Бузулкского Троицкого собора. Захар был склонен к православию от заблуждённой секты подпиской. Эта подписка читана мною Захару Матвееву Саламатину. Доношу Вашему Высокоблагородию.

Унтер-офицер Гражданикин.

 

Л.л. 25-27.

Копия.

1898 года, мая 24 дня.

Я, нижеподписавшийся крестьянин Самарской губ. Бугурусланского у., Покровской волости и села Захар Матвеев Соломатин в том сознаюсь, что я виновен в хлыстовской, или мормонской, или иеговистской секте, и сам не могу познать, какие это ереси.

Раньше я был православный христианин; я не знал никаких сект, что такие есть пагубные ереси, так что под видом благочестия. А вместо того оказалось страшное заблуждение. И вот потому назад семь лет я познакомился того же села Покровки с Михаилом Павловичем Бурцевым. И он сначала меня научал, что жить нужно благочестиво, а не как мир живет, что мир весь погибает. Не только мир погибает, но также и все власти, гражданская и духовная, и даже сам Государь. Я и спросил, почему же все погибают – потому, что высокий разум не может смириться, не может небесной мудрости научиться, там от них заперты Царские ворота, а ключи от царства у старцев. Я и спросил, где этих старцев найти можно, а Михаил говорит, если нужно, я покажу тебе старцев, которые могут все грехи простить. Вот, во-первых, говорит, есть в Кузькином селе мамаша Надежда Платоновна, у которой странноприимный дом, и еще в селе Кирюшкине Артемий Иванович. А потом и оказал себя за старца и за живого пророка и говорит мне, что попы не могут простить грехи, что они сами связаны грехами и не могут развязать связанных. И с тех пор я у них стал исповедоваться, а церковь и священников пренебрегал, и отпала у меня любовь от церкви и от священников, и я называл их дураками, и даже считал за врагов, только смеясь над ними. И говорили, хоть сам архиерей приезжай, и то не послушаем, и преосвященный также гонитель православия и апостольских соборных церквей, а приходских-мирских не гонит, за что его называли сатаною. И я сам тоже, по научению старцев, называл такими страшными словами. И еще тоже, по их научению, называл я сам все власти и Государя язычниками. А они, старцы, называют так, что не могу такое слово выразить (антихрист); даже очень страшно. И я до настоящего времени ничего не понимал, думал, что это истина, что только мы можем спастись, и всегда они устрашали, что миру и жизни скоро конец, только вот жди того, как провалится, как Содом и Гоморра. Я всегда боялся этого. Что они, старцы, велели, то я и делал всякие пакости.

Когда бывали у нас собрания, то Михаил говорил нам, что он жил в селе Кирюшкине у отца Артемия; он называл его отцом и рассказывал, как у них собиралось очень много народа, и пели стихи и читали разные книги, и мне все это казалось хорошо. Я думал, что самый истинный путь. Михаил рассказывал, как жил в Кузькине у Надежды Платоновны, и называл он ее мамашей, и я за ним называл тоже мамашей. И еще я был на празднике в селе Матвеевке на беседе у Данилы Евдокимова у солдата; он служил на Кавказе и принес оттуда жизнь заблудшую и пагубную, все тоже сходственную с нашей. Также все власти опровергает, и живет он не с женой, а с блудницей, и считает это за истину; и еще ходит к нему своесельский богатый человек Павел Васильев – все то же распространяет лжеучение. Еще в селе Покровке проживают два лже-пророка, выдают себя за великих пророков, и у них тоже такие страшные заблуждения. Говорят, что будто у нас всякие чудеса являются, а жен побросали и живут с келейницами блудно, и во время беседы делают страшные дела. Зовут их: одного Елизар Дмитриев Кондратьев, а другого Василий Степанов Краснов. Что у них такое страшное похуление на все святыни и таинства, и на все власти, духовные и гражданские, и на Государя, говорят, нам не нужен Государь. Ему нечего делать, он гонит самых первых христиан; не дает нам утвердиться в христианстве.

Еще были у нас из Оренбургской губ., много раз приезжали и беседовали у нас. Все тоже заблуждение одно и похуление на все власти, и на Государя также всячески похуляют. Какие бы не были у нас, или мы не были у таких же ересников – все одно и то же заблуждение – блудное, как у нас. И что делаются всякие пакости после беседы, что ни на есть расходятся попарно для осквернения, а потом по домам разойдутся. А у них, которых считают за пророков, живут по три блудницы или по четыре, и те же самые лже-учителя приказывают, чтобы детей не было у вас плотских, а чтобы были дети духовные. Кто познает от вас этот путь, тот и народится от вас сыном духовным или дочерью духовною – вот у нас и дети, а плотских считали за врагов. А мы так и делали.

И вот теперь я раскаиваюсь в таких преступлениях и во грехах. Все это, что написано мною – правильно. И теперь этот самый путь я считаю пагубным и развратным, проклинаю трижды; анафема; проклят путь и старцы, которых я считал за живых пророков, а теперь я их считаю за блудников и за антихристовых предтечей и за жрецов идольских.

И вот в 1898 году я проживал в Бузулуке в Тихвинском женском монастыре. И вот в одно время приходит Капанкин в монастырь к каким-то ересницам монашкам к Авдотье и говорит ей, что я был в селе Кузькине у мамаши Надежды Платоновны, и показывает от нее портрет и говорит, вот мне дала мамаша для поклонения. А Авдотья этому обрадовалась, что еще такой брат оказался верующий; взяла этот портрет и поцеловала вместо живой. Потом Капанкин говорит ей, что просит она у вас у всех верующих сестер – не поможете ли ей сколько-нибудь деньгами, и велела передать всем верующим сестрам: Фомаиде, Федоре, и Малиновским: Федоре, Паше, Аннушке и Васене. И вот нас посылает Авдотья в праздник воскресенья: иди в город – был какой-то человек, показывал от мамаши портрет и сказал, что у него есть от нея письмо, а звать не знаю его как, он говорит, что живет где-то около богадельни. И вот мы пошли, нас было трое, еще жили со мною наши односельцы, как зовут их – одного Сергеем Михайловым – сын живого пророка, а другого зовут Терентий. И вот я пошел с Сергеем, и я, Захар Саламатин, пошли к Капанкину; дорогою мы думали, что как найти его. А Капанкин стоял в это время у двора; мы остановились и думаем, как бы кого спросить, а Капанкина спросить не смеем, думали, это какой-то купец или барин, потому что на нем был тулуп – купеческий ергак. И вот мы потом осмелились спросить у него, а что, брат, не знаешь ли, где живет здесь Капанкин? А он спрашивает нас, на что вам его? А мы говорим – здесь есть письмо из Кузькина. А он говорит – так. Подробно стал расспрашивать нас, откуда мы, где проживаем и от кого посланы. А мы рассказали ему, и он нас так хорошо и любезно принял, никак невозможно было догадаться. И нам тоже показал портрет, и мы очень обрадовались, что такой верующий брат есть. Вот мы с тех пор познакомились, и стал я ходить к нему часто. И вот в одно время я, Захар, пришел к Капанкину, и вот пришел к нему странник и говорит – я уральский казак, и служил будто бы на Кавказе. Капанкин и этот странник стали они премудро расспрашивать, и нельзя было никак признать, что они выпытывали у меня и разузнавали секту. Они меня стали спрашивать, как ваша мамаша и живые пророки, как они говорят, от кого такое гонение. Капанкин говорит и странник, почему так гонят, а я начал говорить им: раньше были язычники и гнали православных, и ныне тоже гонят. Также язычники все власти, и даже Государь такой же язычник. Я также и завсегда помышлял по своему недоумению, по ихнему научению, как научили меня лже-пророки.

Вот я, Захар, вполне удостоверяю то, что я жил в Тихвинском женском монастыре; я жил один – без жены; еще жили со мной наши Покровские, Бугурусланского уезда: Сергей и Терентий. Ее там в монастыре проживают семь монашек – такие же ересницы, как и я. И вот мы с ними назывались родными, а мы вовсе чужие, и для того мы назывались родными, чтобы нам можно было с ними сходиться побеседовать о лжеучении. И мы так делали. Нас считали за родных, и мы ходили к ним, когда уходили все ко всенощной или во время обедни. Вот мы и имели с ними такие мирские дела, что и страшно об этом подумать. Я до сего времени не считал за грех, что это такое заблуждение блудно так жить. Я думал, так и нужно жить, так велели нам мамаша и лже-пророки, как они сами живут блудно, так и нам велят. Теперь я вот в этом раскаиваюсь, что я был такой блудник, и еще в какое время прегрешал–то - во время службы. Хуже язычников и не знаю. Как нам теперь Господь простит? А зовут их сестер: во-первых, Фамаида, Федора, Авдотья, Анна, Васёна, Феодора и Паша. Оне когда ездят гостить будто бы к своим родным, а оне вовсе вот в Кузькино к Надежде Платоновне и к Михаилу, и там тоже беседуют с пакостными делами. Конец.

Подписал Захар Матвеев Саламатин.

Ротмистр Битенаж.

 

Кант.

Пойдем в дом

Божий молиться,

Там все чудные дела,

Там все праведные ликуют,

Как ангелы с высоты,

Пребывают в страхе,

Божием премудрости, в чистоте,

Но не так, как Давид

Пред своим ковчегом

С людьми Божиими святыми скакаша,

Играша вокруг мысли,

Соединиша руками восплещут,

Руками, ногами праведна трепещут.

Дом, ты дом, дом Давыдов,

Что в тебе творится.

Молятся до поту,

Льется как волны,

Блескают глазами,

Премудры из уст выпущают,

Злые фарисеи все на то дивятся,

Взойти в Божие царствие

Умом не ухитрятся,

Высокий их разум

Не может смириться,

И не может небесной

Мудрости научиться.

Там от них заперты

Царские ворота.

Туда только входят

Кроткие и смиренные

Бедные земледельцы,

Все рабы простые,

Праведны, святые.

Вот полно вам, братцы,

С Богом делиться,

Долго ли, коротко ли,

Надо покориться.

Отцу, Сыну Божию

И Духу Святому,

Пророку живому, аминь.

Богу слава, вечно с похвалами,

Во веки веков,

Аминь тебе

Господа благодарим.

Конец.

Подписал Захар Саламатин.

Ротмистр Битенаж.

Резолюция на документе:

Ввиду того, что в заявлении Саламатина есть указания на произнесение «хлыстами» оскорбительных для Государя Императора выражений, то по заявлению возбуждено дознание в порядке ГП 35 ст. Уст. Уг. Суд., и дальнейшая переписка по заявлению выделена в дело № 16.

 

Л. 34.

Секретно.

Вх. № 233.

Вр. и. д. начальника Самарского губернского жандармского управления.

№ 1160.

Июля 30 дня 1898 г.

г. Самара.

Помощнику начальника сего управления в Самарском и Бузулукском уездах.

Самарская духовная консистория от 24 января с.г. за № 1350 уведомила, что подозреваемые в распространении пропаганды «хлыстовства» кр[естьяне] села Вязового Гая Николаевского уезда Василий, Григорий и Федор Камызинские, как совершившие над собой оскопление, и тем подтвердившие подозрение в принадлежности их не только к хлыстовству, но и к скопчеству, в настоящее время содержатся в Самарской губернской тюрьме. Вместе с тем из произведенного со стороны епархиального начальства дознания усматривается, что несомненно принадлежащими к одному с Камызинскими верованию должны считаться проживающие в с. Андреевка Бузулукского уезда Марфа и Анастасия Толстовы, Евдокия Тихонова, Косых – одна келейница, хромая из с. Кутуш, Марфа и Зиновия Востриковы, и Петр Тихонов Леонов (он же Бирюков) с женою Евдокией Семеновой.

Сообщая об изложенном, прошу Ваше Высокоблагородие установить негласное наблюдение за поименованными лицами.

Ротмистр Муромцев.

 

Л. 43

Секретно.

Получено 22 октября.

Вх. № 301.

Начальник Самарского губернского жандармского управления.

№ 1538.

Октября 20 дня 1898 года.

г. Самара.

Помощнику моему в Самарском и Бузулукском уездах.

Предлагаю Вашему Высокоблагородию от получения сего немедленно отобрать и представить мне удостоверение Самарского губернатора от 25 июля с.г. за № 2908, выданное на имя мещанина г. Бузулука Вакха Пименова Капанкина, на беспрепятственные разъезды по Самарской губернии, для содействия по исполнению поручения по делу хлыстов.

Полковник Чарнецкий.

 

Л. 44.

Секретно.

№ 243.

Начальнику упр[авления, Самарского губернского жандармского].

27 октября [18]98 г.

г. Самара.

Имею честь представить Вашему В. Бл. удостоверение Самарского губернатора за № 2908, выданное секретному агенту крестьянину Капанкину.

Справка. Предписание от 20 числа за № 1538.

Ротмистр Битенаж.

 

Л. 45.

Секретно.

№ 325.

В Самарское Губернское Правление.

31 декабря [18]98 г.

г. Самара.

Имею честь препроводить в Губернское правлние три расписки от 18 июля, 8 и 27 августа крестьянина Капанкина в получении им на секретные расходы семидесяти руб., полученные мною из казначейства по талонам за №№ 2128, 2318 и 2601, препровожденных Губернским Правлением при отношении от 24 июля за № 2142, 13 августа за № 2319 и от 10 сентября за № 2602.

Ротмистр Битенаж.

 

По указанным выше фактам, собранных Вакхом Капанкиным и его подручными в отношении хлыстовских общин, в 1899 году в Самарском окружном суде прошли судебные процессы. Лидеры сектантов были приговорены к ссылке на вечное поселение в отдалённые районы Сибири. Однако гораздо большее число ересников было оправдано за недоказанностью обвинения.

 

 

В начале нового века

После разгрома хлыстовских общин в Бузулукском уезде жандармы переключились на сбор сведений о сектантах из других волостей Самарской губернии. При этом основу агентуры на местах в это раз составляли сельские старосты, полицейские сотские и десятские, а также здешние активисты.

 

ЦГАСО, Р-472, оп. 1, д. 120.

Л.л. 5-6.

Секретно.

Начальнику Управл[ения, Самарского губернского жандармского].

№ 44.

23 февраля 1900 г.

Самара.

Вследствие предписания от 21 декабря прошлого года за № 2019, по рассмотрении донесения миссионера Кесарева, имею честь донести Вашему В. Бл., что изложенные в донесении факты распространения хлыстовской ереси и ея вредное направление, выражающееся в проповедывании извращенного богослужения, сопровождающегося безнравственными действиями, а также фанатизма последователей секты и трудность борьбы с нею, ввиду полной взаимной солидарности ея последователей и принимаемых ими предосторожностей, мною установлено при производстве по этому поводу негласного расследования в 1898 году, о чем представлены донесения от23 января, 8 и 12 февраля, 20 мая и 10 июня 1898 года за №№ 32, 39, 45, 103 и 124. Причем при разведывании, кроме приведенных миссионером Кесаревым фактов, было установлено вредное противоправительственное направление последователей хлыстовства и порицание ими Верховной Власти и порядка Престолонаследия.

При расследовании было также установлено, что село Большая Каменка Самарского у[езда] принадлежит к пунктам, где проживает значительное число хлыстов, но в числе последних участие старшины Казакова обнаружено не было, в виду чего в настоящее время было о нем произведено дополнительное расследование по содержанию изложенного в письме миссионера, причем выяснено следующее: несмотря на сознание Казакова в принадлежности его к хлыстовской ереси и произнесении им клятвенного отречения, произведенным на месте расследованием не представилась возможным установить не только степень участия Казакова в сектантстве, но само участие его всеми расспрашиваемыми отвергнуто, что можно объяснить опасением расспрашиваемых показывать правду против старшины, пользующегося большим влиянием, как вследствие расположения к нему начальства за распорядительность по службе, так и вследствие поддержки со стороны достаточных крестьян села Каменки, к которому числу достаточных принадлежит и сам Казаков.

Также не получено сведений, что Казаков тормозил постройку церкви, которая уже готова, за исключением иконостаса, заказанного в Оренбурге к настоящей весне. Получено мною сведение, будто бы Казаков, будучи главным заведующим при постройке церкви, попользовался от подрядчика.

Несколько лет тому назад о старшине Казакове производилось следствие по делу о нанесении им побоев при исполнении служебных обязанностей, не выяснившее данных по обвинению Казакова.

Примечание: письмо Преосвященного Гурия от 18 декабря прошлого года за № 14832 и донесение миссионера Кесарева.

Ротмистр Битенаж.

 

Л. 11.

Секретно.

Получено 27 мая [1900 года].

№ 26.

26 мая 1900 года.

Г. Бузулук.

Представляю настоящее предписание помощнику начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

Доношу Его Высокоблагородию, что 24 сего мая я проезжал через деревню Яковлевку, и при частном разговоре со своим сослуживцем Ефимом Абрамовым Жалыбиным мне он рассказал, что в прошлом 1899 году в декабре месяце в названной деревне местным урядником Поповым и с обходом ночью было поимано в дому собравшихся крестьян, подозреваемых в хлыстовской секте, не менее пятнадцати человек прихожан, из числа их оказалось иногородних четыре человека, два симбирских и два саратовских, один из города Бузулука Утин, остальные местные жители названной деревни, и были все личности переписаны местным урядником Поповым.

Сего же числа проездом чрез село Ароновку при частном разговоре с местным псаломщиком Иваном Степановым о жителях ихнего прихода крестьянах, то он мне рассказывал, что в селе Ароновке никаких разноверцев нет. А из деревни Дементьевки церковный попечитель Журавлев заявлял два раза местному священнику, что в деревне Дементьевке, состоящей из 19 домохозяев, большинство подозреваемых в хлыстовской секте между собой делают сборища, и ездят на хутора к землевладельцу Ивану Никитину Барсукову, а также и к ним приезжают с названных хуторов в деревню Дементьевку к Туркину.

Сего же числа проездом чрез село Тримихайловку при частном разговоре с местным священником Тихомировым священник рассказывал мне, что в деревне Яковлевке в его приходе есть распространение хлыстовской секты и сборища, и были поиманы урядником Поповым в прошлом 1899 году. Но улик никаких не было. А тоже мною было выспрошено у священника Тихомирова о сельском писаре Иване Жалыбине, также улик никаких нет. А земский начальник 7 участка Племянников спрашивал Жалыбина о хлыстовской секте, но он показал, что ничего не знает за собой никакого подозрения в хлыстовской секте.

С копии списка лиц, заподозренных в принадлежности к хлыстовской ереси, мною переписаны из списка, и что-либо будет мною замечено или узнато за подозрительными лицами в хлыстовской секте и ихних сборищах, то мною будет донесено Вашему Высокоблагородию.

Унтер-офицер Гражданкин.

 

Л. 12.

Секретно.

Получено 25 сего апреля.

Помощник начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

23 апреля 1900 г.

№ 80.

г. Самара.

Унтер-офицеру Гражданкину.

Получены сведения о сильном распространении хлыстовства в приходе села Тримихайловки, т.е. в самой Тримихайловке и в деревнях Яковлевке, Ароновке и Дементьевке, причем имеется подозрение, что главным распространителем ереси в этой местности является крестьянин, он же и сельский писарь деревни Яковлевки Иван Жалыбин. Предписываю тебе посредством негласного наблюдения установить деятельность Жалыбина, как распространителя хлыстовщины, и также выяснить участие в секте лиц, заподозренных в принадлежности к секте и поименованных в прилагаемом списке. Необходимые сведения ты можешь получить на месте от священника села Тримихайловки, которые сведения нужно проверить через расспрос посторонних лиц, но не расспрашивая крестьян, поименованных в списке, так как эти лица сами подозреваются в принадлежности к секте.

Ротмистр Битенаж.

 

Л. 16.

Секретно.

Получено 24 июня [1900 года].

23 июня 1900 года.

№ 34.

г. Бузулук.

Представляю настоящее предписание помощнику начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

Доношу Его Высокоблагородию, что 21 сего июня месяца проездом через деревню Дементьевку Покровской волости при частном разговоре с крестьянином означенной деревне Федотом Максимовым Журавлевым я узнал от него следующее: крестьяне дер. Дементьевки подозреваются в хлыстовской секте, собираются по несколько человек, от 8 до 35 человек в известных домах, к ним приезжают из Самары, из хуторов Березовских в 4 верстах от Дементьевки и из села Сухоречки на сборища; и выставляют сторожа, который им условным знаком [сообщает о появлении] кого-либо из не принадлежащих к их секте. Так как церковным попечителем Федотом Максимовым Журавлевым было сообщено священнику села Ароновки, что крестьяне собрались для своего радения, и когда священник стал подходить, то сторож дал знать хлыстам, они разбежались кто куда.

Подозреваемых в хлыстовской секте лиц дер. Дементьевки 11 семей: Федор Степанов Фролов, Иван Трофимов Бахметьев, Степан Михайлов Барсуков, Туркин, Борис Матвеев Бахметьев, Андрей Максимов Морозов. Деревни Петровки: Максим Семенов Хромов, Филимон Дмитриев Никаноров, Емельян Дмитриев Логонов, Семен Лазарев Логонов.

21 сего июня я был проездом у священника села Ароновки, который при частном разговоре мне сообщил: он слышал от урядника села Сухоречки, что в деревне Яковлевке крестьяне были поиманы на сборище, заподозреваются в хлыстовской секте, и был в числе их сельский писарь той же деревни Иван Дмитриев Жалыбин.

Сего числа я проездом был в деревне Яковлевке и при частном разговоре с крестьянином Гавриилом Матицыным узнал от него, что их общество заподозренных в хлыстовской секте будет домов 50.

Унтер-офицер Гражданкин.

 

Л. 17.

Секретно.

Получено 7 июня.

Помощник начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

6 июня 1900 г.

№ 107.

г. Самара.

Унтер-офицеру Гражданкину.

Ввиду подтвердившихся сведений о принадлежности жителей деревень Яковлевки и Дементьевки к хлыстовской ереси, предписываю тебе путем негласного наблюдения установить участие в секте как писаря Ивана Жалыбина, так и лиц, поименованных в препровожденном тебе при предписании от 23 апреля за № 80 списке, каковое наблюдение не прекращать до получения определенных против означенных лиц улик.

Ротмистр Битенаж.

 

Л. 18.

Секретно.

Получено 28 июля.

Помощнику начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

Унтер-офицер дополнительного штата Самарского губернского жандармского управления.

27 июля 1900 года.

№ 43.

Бузулук.

Доношу Вашему Высокоблагородию, что 26 сего июля проездом через село Сухоречка Покровской волости от священника о. Рязанова я узнал следующее: 2 января сего года в 9 часов вечера два крестьянина того же села шли по улице и услышали пение в дому Дия Никитина Ракитина. Они, крестьяне, сообщили священнику о. Рязанову. Рязанов пригласил местного урядника, псаломщика и вышеозначенных крестьян, и отправились к Ракитину, и застали у него сборище человек 15, в числе их были женщины и писарь Иван Жалыбин. Священник спросил, для чего они собрались, и что те подозреваемые отвечали: так себе, кое о чем поговорить, а петь, говорят, мы не пели. Крестьяне, которые слышали пение, стали уверять их, что они слышали, как они пели, тогда подозреваемые ответили: может быть и пели. Священник спросил, что же пели, песни или молитвы, они ответили: может быть песни, а может молитвы. Священник прибавляет, что по их лицам можно догадаться, до чего они напугались и растерялись, не знают даже, что сказать.

Унтер-офицер Гражданкин.

 

Л.л. 20.

Секретно.

Получено 31 августа.

Вр. и. д. помощника начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

Унтер-офицер дополнительного штата Самарского губернского жандармского управления.

29 августа 1900 года.

№ 47.

г. Бузулук.

Доношу Вашему Высокоблагородию, что 21 августа с.г. при частном разговоре с крестьянином деревни Дементьевки Покровской волости Федотом Максимовым Журавлевым я узнал от него следующее: крестьяне деревни Дементьевки, подозреваемые в хлыстовской секте, 11 сего августа собирались ночью несколько человек в доме крестьянина той же деревни Степана Михайлова Барсукова для моления. При объезде участка 23 августа с.г. в селе Любимовке той же волости 12 сего августа врачебно-продовольственный пункт, дешевая столовая и чайная закрыты.

Унтер-офицер Гражданкин.

 

 

ЦГАСО, Ф-472, оп. 1, д. 151.

Л.л. 4-5.

Секретно.

Унтер-офицер дополнительного штата Самарского губернского жандармского управления.

26 января 1901 г.

№ 2.

С. Борское.

Его Высокоблагородию помощнику начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

Доношу Вашему Высокоблагородию, что при объезде вверенного наблюдению участка за январь месяц мною посещены нижеследующие волости: Покров-Тананыцкая, Патровская, Алексеевская, Ромашенская, Сурьяновская, Тупиновская, Елшанская, Павловская и Больше-Малышевская, найдено следующее.

Частно узнано, что в дер. Мойки Елшанской волости сильно распространена тайная продажа вина, даже сам земский начальник 4-го участка посылает покупать для себя вино.

Волостной писарь Покрово-Тананыцкой волости передавал, что ввиду распространения мормонской секты, скрывающейся под видом молоканской веры, крестьянских несколько семейств села Покровки, он вместе со старшиною советовались с местным священником вызвать миссионера для борьбы о вере с сектантами, но священник почему-то отклоняет вызывать миссионера.

Унтер-офицер Баранкин.

 

Л.л. 28-29.

Секретно.

Унтер-офицер дополнительного штата Самарского губернского жандармского управления.

30 мая 1901 г.

№ 15.

Г. Бузулук.

Его Высокоблагородию помощнику начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

Доношу Вашему Высокоблагородию, что при объезде вверенного мне участка с 16 по 19 числа сего мая месяца, через волости: Покровское, Твердиловское, Таллинское, Ямуран-Табынское, Вознесенское, Графское, Боголюбовское, Барабановское, 22 и 23 мая через Тепловское, Пронкинское, Баклановское…

16 мая мне сообщил при частном разговоре помощник волостного писаря Таллинской волости Мазонов, что в последних числах апреля месяца с.г. в деревне Ягодной Таллинской волости в доме крестьянина Егора Разина в 12 часов ночи было сборище хлыстов человек 15 обоего пола. Мазонов был с местным учителем земской школы деревни Ягодной, и смотрели через несколько отворённые ставни окна, внутрь избы, и видели, как хлысты бегали кругом кадки среди избы, в одних рубашках, и кричали непонятные слова. В настоящее время учителя в деревне Ягодной нет, а выехал в село Лаврентьевку покров Тананыкской волости к родственникам.

Унтер-офицер Гражданкин.

 

Л.л. 35-36.

Секретно.

Унтер-офицер дополнительного штата Самарского губернского жандармского управления.

28 июня 1901 г.

№ 17.

Г. Бузулук.

Его Высокоблагородию помощнику начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

Доношу Вашему Высокоблагородию, при объезде вверенного мне участка с 21 по 24 сего июня через волости Погроменское, Логачёвское, Любимовское, Ефимовское, Андреевское, Курманаевское, Лобазинское, Твердиловское, Покровское, Таллинское, Ключевское и Сорочинское, я узнал, что в селе Александро-Грачёвки Андреевской волости 18 сего июня в 8 часов утра было собрание мормонов, во дворе крестьянина село Домашки той же волости Бузулукского уезда, проживающего в селе Александро-Грачёвке Никифора Григоровского, где он имеет торговлю железным и бакалейным товаром. Сельский старшина с крестьянами застали мормонов на месте их сборища, их было 32 человека, они все сидели, на столе лежала книга, какая неизвестно, они её не посмотрели. Староста спросил причину их сборища, они ответили грубостью, почему мы за вами не следим, когда у вас бывают собрания.

Унтер-офицер Гражданкин.

 

Л.л. 43-44.

Секретно.

Унтер-офицер дополнительного штата Самарского губернского жандармского управления.

30 июля 1901 г.

№ 22.

Г. Бузулук.

Его Высокоблагородию помощнику начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

Доношу Вашему Высокоблагородию, что при объезде вверенного мне участка с 25 по 29 сего июля через волости: Ключевское, Кузьминское, Пронкинское, Баклановское, Тоцкое, Лабазинское, Курманаевское, Андреевское, Ефимовское, Логачёвское и Погроменское; в селе Александро-Грачёвке Андреевской волости крестьяне, подозреваемые в мормонской секте, собираются у крестьянина Никифора Григоровского, так как местные власти заставали их несколько раз человек по 30.

В деревне Дементьевке Покровской волости крестьяне, подозреваемые в хлыстовской секте, часто собираются и днём, и ночью в известных домах; раньше всё-таки делали сборища с большой осторожностью, а в настоящее время до того стали смелые, что ничего не боятся.

Унтер-офицер Гражданкин.

 

Л.л. 53-54.

Секретно.

Унтер-офицер дополнительного штата Самарского губернского жандармского управления.

28 августа 1901 г.

№ 30.

Г. Бузулук.

Его Высокоблагородию помощнику начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

Доношу Вашему Высокоблагородию, что при объезде вверенного мне участка с 23 по 26 сего августа через волости: Старо-Тепловское, Пронькинское, Баклановское, Тоцкое, Марковское, Богдановское, Любимовское, Ефимовское, Андреевское, Курманаевское, Лабазинское и Матвеевское я узнал, что в деревне Грязновке (она же Никифоровка)…

1 августа в селе Андреевка Покровской волости местные крестьяне застали сборище мормонов в доме келейницы Анастасии Толстовой человек 20, все женского пола; когда крестьяне дали знать полицейскому уряднику Гаврину, который застал только пять человек, а остальные разбежались, девицы Матрёна и Марфа Толстовы, крестьянка Акулина Толстова, девица Афимия Косых, и село Александро-Грачёвки Елена Лопухова, все поименованные лица состояли под судом, так как они раньше подозревались в мормонской секте.

Унтер-офицер Гражданкин.

 

Л.л. 62-63.

Секретно.

Унтер-офицер дополнительного штата Самарского губернского жандармского управления.

23 сентября 1901 г.

№ 29.

С. Богдановка.

Его Высокоблагородию помощнику начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

При очередном объезде с 16 по 20 сего сентября я посетил селения Тростянку, Чёрновку, Чесноковку, Елшанку, Кандабулак, Петропавловку, Красное Поселение, Елховку, Буян, Красный Яр, Чубовку и Богдановку, где и собранные мною сведения [изложил].

Из крестьян деревни Путиловки Степан Еремеев Чегунов в разговоре мне высказал, что 27 июля, накануне праздника Смоленской Божьей Матери, священник села Богдановки Алексей Благовидов ходил у них в д. Путиловке с молебном по домам, так как ежегодно так исполняется, но священник не окончил всей деревни, так как осталось домов десять, не стал их дохаживать, стал собираться к земскому начальнику, но оставшиеся кр-не стали просить священника, чтобы он у них отслужил, он сказал, что я устал, да ещё не собирал я по вас гривенники.

Из разговора кр-н села Чесноковки Елшанской волости, что у них священник Владимир Викторов Белов играет часто в деньги на карты, и при этом сильно выигрывает, но так как в этом селе много раскольников, которые указывают православным, что их священники пьют водку, играют в карты, так как это не подобает делать священнику, будто из-за того они и не ходят в церковь. Даже я сам, проезжая через с. Чесноковку, 17 сентября в 9 часов вечера, заезжая в Елшанское волостное правление, в коридоре застал играющих на карты в деньги священника Белова, волостного писаря Дмитрия Онисимова Кроткова и волостного старшину Илью Афанасьева Зиновьева. Священник был здорово выпивши, и требовал с писаря расписку на 5 рублей, которая будто бы ранее была проиграна священнику писарем.

Унтер-офицер Малышев.

 

 

ЦГАСО, Р-472, оп. 1, д. 156.

Л. 1.

Секретно.

Получено 10 февраля [1901 года].

Начальник Самарского губернского жандармского управления.

№ 171.

Февраля 8 дня 1901 г.

Помощнику моему в Самарском и Бузулукском уездах.

Препровождая при сем копию определения Самарской Духовной Консистории от 31 января с.г., предлагаю Вашему Высокоблагородию учредить за крестьянином Феоктистом Макашевым негласное наблюдение, и обо всем замеченным за ним в смысле проповедей и совращении в сектантство мне доложить.

Полковник (подпись неразборчива)

 

Л. 2

1901 января 31 дня Самарская Духовная Консистория слушала рапорт священника села Медведки Бузулукского уезда Иоанна Ключарева от 21 сего января за 14-ми о появлении в селе Медведки Бузулукского уезда крестьянина Томской губернии Бийского уезда села Сытовки Феоктиста Макашева, который стал собирать к себе народ, читать и объяснять присутствующим Св. Евангелие и петь с ними Акафисты и другие песнопения. Усмотрев в действия Макашева сектантское направление, он, священник, обратился за содействием к бузулукскому уездному исправнику, который и вытребовал Макашева в Бузулукское уездное полицейское управление. На сем рапорте последовала резолюция Его Преосвященства от 28 сего января таковая: «Священник Ключарев поступил так, как и должен был поступить в отношении к очевидному сектанту… Не отправился бы он куда в другое село? Предлагаю консистории обратить внимание на это донесение». Приговорили: об учительстве и сектантском характере деятельности Макашева сообщить Преосвященному Епископу, прося уведомления, не замечался ли он, Макашев, в пропаганде сектантства. Просить жандармское полицейское управление учредить негласный надзор за Макашевым. Архипастырскую резолюцию объявить духовенству. Подлинную за надлежащим подписали.

Адъютант управления ротмистр Соколовский (подпись).

(Резолюция: Поручить унт-оф. Гражданкину. Запросить исправника об имеющихся сведениях).

 

Л. 5.

Секретно.

14 февраля 1901 года.

Получено 16 февраля [1901 года].

№ 6.

г. Бузулук

Представляю настоящее предписание помощнику начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

Доношу Его Высокоблагородию, что 13 февраля я был в селе Медведки Погроменской волости, и от местного священника О. Ключарева я узнал следующее: крестьянин Феоктист Макашев в селе Медведки появился с 15 августа 1900 года, находился до 8 января 1901 года, по ремеслу плотник и бочар, работал крестьянам села Медведки бесплатно, и д 1 декабря 1900 года за ним ничего предосудительного замечено не было, а затем местные крестьяне сообщили священнику, что Макашев стал читать вечерами от 6 часов Акафисты, в тех домах, у кого работал, Спасителю, и Божией Матери, и стал разучивать припевы к ним. На чтение и пение собирались женщины числом от 7 до 12 человек. Священник призвал тогда Макашева к себе на квартиру и запретил ему делать такие сборища.

Вообще священнику Макашев показался подозрительным. Священник обратился к местному уряднику Репину, чтобы тот проверил у Макашева паспорт. Репин спросил паспорт, который оказался без надлежащей печати, и сделал обыск. При обыске ничего не оказалось, кроме Акафистника.

10-го января с.г. Макашев был осмотрен в Бузулукском уездном полицейском управлении городским врачом, и признан не в здравом смысле, а 11 января Макашев препровожден был в Самарское губернское жандармское управление.

Унтер-офицер Гражданкин.

 

 

ЦГАСО, Ф-472, оп. 1, д. 218.

Л. 13.

Секретно.

Помощник начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

23 декабря 1902 года.

№ 391.

Г. Самара.

Унтер-офицеру Малышеву.

Получено сведение, что летом настоящего года а колонию Каменный Враг Самарского уезда, к немцу Василию Фёдорову Саксу приезжал какой-то студент, который вёл с населением беседы, указывая, что Иисус Христос простой висельник, и что духовенство обманывает народ, и что в беседах этих принимал постоянно участие проживающий в селе Васильевке столяр Фёдор Тибирков с братом Михаилом. Предписываю тебе произвести по этому поводу негласное расследование и совершенно секретным путём установить фамилию студента; необходимо также дознать, не раздавал ли при этом студент какие-либо книги или листки.

Ввиду имеющихся сведений, что студент будто бы постоянно проживает в Самаре, не относятся ли полученные сведения к бывшему студенту Эдуарду Рейсс.

Ротмистр Битенаж.

 

Л. 28.

Секретно.

Помощник начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

13 февраля 1903 года.

№ 60.

Г. Самара.

Начальнику Самарского губернского жандармского управления.

На предписание от 27 прошлого января за № 334 имею честь донести Вашему Высокоблагородию, что негласным расследованием деятельности учителей Смирновых установлено: Михайловский волостной старшина Бузулукского уезда Перов показал, что от бывшего псаломщика села Несмеяновки Руфимского ему известно, будто бы учитель, проживающий в селе Несмеяновка Дмитрий Павлов Смирнов не признаёт икон, о чём Руфимским донесено Самарскому епископу Гурию, и что Руфимский, зайдя в квартиру Смирнова в ноябре прошлого года, видел у него на столе книгу под заглавием «Свобода», на вопрос о способе получения которой Смирнов Руфимскому ответил, что получил книгу в Самаре во время учительского съезда. Давал ли Смирнов кому-либо читать эту книгу или какие-либо другие книги, расследованием не установлено.

Об учителе Петре Павлове Смирнове, проживающем в селе Максимовке (Коржевка тож), неблагоприятном в политическом отношении, сведений не получено.

Ротмистр Битенаж.

 

Л. 29.

Секретно.

Помощник начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

13 февраля 1903 года.

№ 61.

Г. Самара.

Начальнику Самарского губернского жандармского управления.

Предоставляя настоящую переписку начальнику Самарского губернского жандармского управления, имею честь донести Вашему Высокоблагородию, что негласным расследованием по содержанию отношения Самарского губернатора за № 6361 установлено, что летом прошлого года в колонию Фюрстенштейн (Каменный Враг тож, Самарского уезда) к колонисту Василию Фёдорову Сакс приезжал его племянник, бывший студент Эдуард Рейс, привлекавшийся в 1891 году к производимому мною дознанию в качестве обвиняемого по 2 ч. 250 и 2 ч. 252 ст.ст. Улож. о наказ. За время жизни в названной колонии Рейс, так же, как и исполнявшие в колонии столярные работы братья Федот и Михаил Чибирковы столовался у дочери Сакса Елены Морицевой, у которой и встречался с Чибирковыми, по показанию которых у них с Рейсом произошёл однажды из-за веры спор, во время которого Рейс назвал Иисуса Христа простым висельником, а также при этом говорил, что правительство действует неправильно, облагая большим акцизом сахар, и дозволяя излишек вывозить за границу беспошлинно, вследствие чего сахар в продаже вместо 8-ми стоит 16 копеек. Далее, по показанию Михаила Чибиркова, Рейс перед отъездом в Самару дал ему две книги, из которых одна московского издания «Новой библиотеки», 1900 г., под заглавием «Башка. Из рассказов погибших детей», заглавие же другой Чибирков не помнит. Книги небольшого формата, вроде переданных Михаилу Чибиркову, последние видел у Рейса много. Давал ли Рейс другим, кроме Чибиркова, какие-либо книги, дознанием не установлено.

Ротмистр Битенаж.

 

Л. 30.

Секретно.

Унтер-офицер дополнительного штата Самарского губернского жандармского управления.

14 февраля 1903 г.

№ 74.

Г. Бузулук

Его Высокоблагородию помощнику начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

Представляя настоящее предписание помощнику начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

Доношу Его Высокоблагородию, что 10 сего февраля мне сообщил курманаевский старшина г. Гражданкин об учителе земской школы села Кондуровки Алексее Павлове Сафронове, что он против правительства ведёт пропаганду. Я 10 февраля поехал в село Кондуровку, при частном разговоре и негласным путём узнал, что учитель Сафронов 5 лет как в селе Кондуровке учителем, ведёт жизнь трезвую, вероисповедания православного, книгу выдавал читать крестьянину Филиппу Герасимову, а так как Герасимова 10 февраля не было в селе Кондуровке, то я ездил 13 февраля, и при частном разговоре Герасимов мне передал, что учитель Сафронов давал ему книгу читать сочинения графа Толстого, книжка старая, и Сафронов велел её не возвращать назад, а сжечь. Содержание книги не помнит, говорит, что вся книга была о какой-то барыне. Земский начальник 12 участка господин Зимнинский по этому делу вызвал крестьянина села Кондуровки Павла Катенёва для допроса.

Сафронов в с. Кондуровке хочет открыть кредитное сельское общество помимо земли начальника и священника без их разрешения. Знакомство и переписку Софронов имеет с учителем села Костино Покров Тананыкской волости.

Унтер-офицер Гражданкин.

 

Л. 45.

Секретно.

Помощник начальника Самарского губернского жандармского управления в Самарском и Бузулукском уездах.

15 марта 1903 года.

№ 98.

Г. Самара.

Начальнику Самарского губернского жандармского управления.

На предписание от 11 прошлого февраля за № 577 имею честь донести Вашему Высокоблагородию, что об учителе Алексее Павлове Сафронове негласным расследованием установлено: крестьяне села Кандауровки Курманаевской вол., Бузулукского у., Филипп Герасимов и Павел Катенёв показали, что в декабре прошлого года, будучи в нетрезвом виде, они зашли к учителю Сафронову, при разговоре с которым о намерении Катенёва поступить псаломщиком в село Багровку, учитель, не советуя Катенёву поступать на эту должность, высказался, что от священников нужно держаться подальше, и что, не будь он учителем, он никогда не ходил бы в церковь. Разговор этот Катенёвым был передан священникам села Кандауровки и Багровки, а священником последнего села земскому начальнику 12 уч. Зимнинскому, который по этому поводу вызвал Катенёва для допроса. При означенном посещении учитель дал Герасимову какое-то сочинение Толстого, сказав, чтобы по прочтении он книгу сжёг, что Герасимовым и было сделано, причем содержание сочинения он позабыл и восстановить не может.

Оба священника названных сёл показали, что Катенёв им передавал только о вышеприведённых словах учителя, касающихся священников и посещения им церкви, причём из расспросов священника села Кандауровки, местного старшина и других проживающих в селе Кандауровке лиц не установлено, что учитель Сафронов занимался противоправительственной пропагандой или распространением запрещённых книг, или чтобы у него происходили сборища. Только Катенёв показывает, что четыре года тому назад учитель Сафронов высказался, что Государь получает очень большое жалованье и разбрасывает деньги во все стороны, как, например, на театр.

Ротмистр Битенаж.

 

Как мы видим, в жандармских сводках по Самарской губернии за 1903 год уже больше не фигурируют хлыстовские и мормонские секты. При этом вполне возможно, что под последними жандармские чиновники чаще всего подразумевали всё те же хлыстовские объединения. Отсутствие видимой активности приверженцев еретических течений в это время в основном объясняется активностью жандармской агентуры, в результате чего в 1901-1902 годах многие лидеры самарских хлыстов и других сект были арестованы и осуждены. Приговорённых чаще всего отправляли на вечное поселение в отдалённые регионы Сибири и Дальнего Востока. Однако дальнейшие события показали, что в это время далеко не все сектантские объединения были разгромлены. На самом деле многие просто прекратили на время свою деятельность, и возобновили её после революционного подъёма в России в 1905-1907 годах.

 

 

Самарские скопцы

Скопцы (самоназвания «агнцы Божьи», «белые голуби») — последователи мистической секты «духовных христиан», возводящей операцию оскопления в степень богоугодного дела.

По мировоззрению близка к хлыстам (христоверам), в части обрядности - к старообрядцам. Как секта в религиоведческом понимании возникла в XVIII веке, основателем считается беглый крепостной Кондратий Селиванов, покинувший секту хлыстов «богородицы» Акулины Ивановны, разочаровавшись в своих прежних религиозных убеждениях.

Общины скопцов считали, что единственным путём спасения души является борьба с плотью путём оскопления (удаления половых органов). В царской России секта скопцов преследовалась, её члены ссылались в Сибирь. Первый суд над сектой состоялся в 1772 году, когда судили целую общину в количестве 246 человек. Несмотря на это, секта была довольно многочисленной. Во второй половине XIX века скопцов в России насчитывалось около 6 тысяч, главным образом в Тамбовской, Курской, Орловской губерниях, и в Сибири, где ссыльные скопцы объединялись в общины и покупали земли у местного населения (рис. 17-20).

В СССР секта скопцов была запрещена. В 1929 году состоялся громкий судебный процесс над сектой. Согласно Большой Советской Энциклопедии, в 1947 году секта ещё действовала в СССР. Имеются сведения об отдельных общинах скопцов, существовавших в 1990-х годах в Латвии, Москве, Ставрополе, Орле. В настоящее время небольшое количество скопцов осталось в некоторых районах Северного Кавказа. Это так называемые «духовные» скопцы (в их общинах хирургическое оскопление не производится). От участников этих сект требуется отправление определённого культа, сохранение аскетического образа жизни.

(Справка из Википедии).

 

В Самарской губернии в конце XIX – начале XX веков скопческие общины существовали в основном в Николаевском уезде. Ниже приводятся некоторые материалы о дореволюционных самарских скопцах, ныне хранящиеся в Центральном государственном архиве Самарской области (ЦГАСО).

 

«Дело Самарского окружного суда по 1-му Уголовному Отделению о крестьянах Якове Николаеве Семенникове, Иване Яковлеве Семенникове, Иване Михееве Аникине, Ермолае Егорове Ситникове, Гавриле Егорове Ситникове, Пантелее Петрове Уколове, Варваре Ивановой Уколовой, Данииле Моисееве Хренакове, Степане Моисееве Хренакове и Поликарпе Степанове Хренакове, обвиняемых в принадлежности к скопческой ереси. Заседание назначено на 20 июня 1879 года.

Обвинительный акт, коим предполагается предать суду Самарского окружного суда, с участием присяжных заседателей, проживающих в с. Перелюб Николаевского уезда, крестьян Якова Николаева Семенникова, 37 лет, Ивана Яковлева Семенникова, 16 лет, Ивана Михеева Аникина, 34 лет, Ермолае Егорове Ситникове, 43 лет, Гавриила Егорова Ситникова, 16 лет, Пантелея Петрова Уколова, 42 лет, Варвару Иванову Уколову, 44 лет, Даниила Моисеева Хренакова, 27 лет, Степане Моисееве Хренакове, 40 лет, и Поликарпе Степанове Хренакове, 15 лет, обвиняемых в принадлежности к скопческой секте.

Все обвиняемые содержатся под стражей.

В конце марта 1879 года до сведения пристава 5-го стана дошло, что в с. Перелюб Смоленской волости Николаевского уезда появились скопцы. Сообщавшие об этом не называли фамилий крестьян, принявших скопческую ересь. Поэтому пристав поручил полицейскому уряднику 18-го участка Аверину собрать более подробные сведения на месте, в с. Перелюб. Вскоре после этого урядник Аверин дознал, что скопческую ересь приняли более семидесяти человек, что оскопленные имеются в семействах кр-н Семеникова, Ситникова, Уколова и Хренакова, что на моленье скопцы чаще всего собираются в доме кр-на Аникина, и что ересь распространяет какой-то крещеный татарин. Вследствие сего пристав 5 стана в ночь на 9 мая произвел в домах заподозренных лиц обыски и осмотры, и нашел оскопленными: Якова Семеникова, сына его Ивана, Ермолая Ситникова, брата его – Гавриила, Ивана Аникина, Пантелея Уколова, и проживающих в с. Перелюб кр-н Саратовской губернии, Балашевского уезда, с. Еловатки Степана Хренакова, брата его Даниила, и сына Поликарпа.

По судебно-медицинскому осмотру оказалось, что у всех названных лиц отрезаны яички каким-нибудь острым режущим орудием, и что, судя по цвету рубцов, оскопление Ивана Аникина произведено более полугода, а всех остальных – менее полугода тому назад.

Спрошенные в качестве обвиняемых все вышепоименованные крестьяне, не отрицая принадлежности своей к скопческой секте, показали:

Яков Семенников, Иван Аникин, Степан Хренаков, Пантелей Уколов и Ермолай Ситников – что все они женаты и имеют детей, оскопились ради царствия небесного для спасения души, причем первые трое сослались на 19-ю главу Евангелия от Матфея, в которой говорится о скопцах. (сноска: 12 ст. 19 гл. Ев. Матф.: «Суть бо скопцы, ибо из чрева матери родишася тако; и суть скопцы, иже скопишася от человека: и суть скопцы, ибо искадиша сами себе, царствия ради небесного»).

Даниил Хренаков – что он в 1871 году был болен горячкой, и во время болезни его оскопили, но кто именно – не знает; о том, что оскоплен, не сожалеет.

Гавриил Ситников (16 лет), Поликарп Хренаков (15 лет) и Иван Семенников (16 лет) – что они оскопились потому, что не желали жениться, и что оскопиться их никто не уговаривал. Кроме сего, Ситников и Хренаков объяснили: первый – что он отца и матери не имеет и живет при брате Ермолае; а второй – что он с отцом своим всю зиму 1878-1879 годов прожил в доме Якова Семеникова.

Затем судебный следователь осмотрел через врача 65 крестьян с. Перелюба, на которых указывали как на лиц, принадлежащих к скопческой ереси, и по осмотру оказалось, что у 64 лиц никаких признаков оскопления нет. При осмотре же жены Пантелея Уколова Варвары Ивановой Уколовой обнаружено, что у нея нижних сегментов у обоих околососковых кружков нет, соски удлинены, и под ними в поперечном направлении имеются рубцы длиной один дюйм, млечных железок нет совсем, малые губы отрезаны, осталась только незначительная часть их, покрытая рубцовою тканью. На основании этих данных врачи: Николаевский земский Свечин, и Николаевский уездный Косицын заключили, что Варвара Уколова оскоплена.

При следствии Варвара Иванова Уколова показала, что она к скопческой ереси не принадлежит; повреждения, найденные у нее на груди, произошли от грудниц, объяснить же отсутствие малых губ ничем не может.

По соображении всего вышеизложенного оказывается, что, хотя Варвара Уколова и не признает себя виновной, но заключением врачей вполне уличается в возведенном на нее преступлении.

Вследствие сего кр-не Яков Семенников, Иван Аникин, Степан Хренаков, Пантелей Уколов, Ермолай Ситников, Даниил Хренаков, Гавриил Ситников, Поликарп Хренаков, Иван Семенников и Варвара Уколова обвиняются в том, что по заблуждению фанатизма оскопили себя, т.е. в преступлении, предусмотренном 201 ст. Улож о нак.».

(Решением суда присяжных все подсудимые были признаны виновными, заслуживающими снисхождения. Приговор от 19 декабря 1879 года: выслать всех подсудимых на поселение в отдаленный край Восточной Сибири под надзор полиции).

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 77, л.л. 5-6.

 

«Дело Самарского окружного суда по 6-му столу Уголовного Отделения о крестьянах Еремее Абрамове Трушине, Якове Яковлеве Семенникове и других в числе 14 человек, обвиняемых в принадлежности к скопческой ереси. Начато 16 октября 1891 года.

Обвинительный акт о предании суду Самарского окружного суда, с участием присяжных заседателей, крестьян села Криволучь-Ивановки, той же волости, Николаевского уезда: Еремея Абрамова Трушина, 77 лет, села Перелюба Смоленской волости, Якова Яковлева Семеникова, 19 лет, крестьянок села Перелюба Смоленской волости Авдотью Федорову Семенникову, 50 лет, Марину Ефимову Аникину, 41 года, Христинью Иванову Аникину, 50 лет, Анну Михееву Горюшину, она же Арзамасова, 43 лет, Матрену Иванову Горюшину, она же Арзамасова, 13 лет, Степаниду Тарасову Зюзину, 73 лет, Елену Афанасьеву Гусеву, 38 лет, и Авдотью Петрову Попову, 55 лет, села Еловатки Балашевского уезда, Анну Пантелееву Коваленкову, 45 лет, Феклу Андрееву Коваленкову, 70 лет, жену запасного ефрейтора Лукерью Степанову Агапову, 27 лет, и самарскую мещанку Марью Петрову Хренакова, 55 лет, за принадлежность к скопческой ереси.

В первых числах марта месяца 1890 года в с. Перелюб Смоленской волости Николаевского уезда распространились слухи о том, что некоторые из православных крестьян отпали в секту скопцов, и при проверке этих случаев оказалось, что крестьянин Еремей Абрамов Трушин, Яков Яковлев Семенников и крестьянка Авдотья Федорова Семенникова и другие действительно принадлежат к скопческой секте и оскоплены.

При следствии осмотром через врача заподозренных в принадлежности к скопческой секте установлено: 1) что у Трушина и Семеникова на мошонках находится только втянутый рубец, а яичек нет; 2) у Авдотьи Семенниковой на правой груди около соска белый линейный рубец, правая малая срамная губа значительно срезана, а в области переднего края половой расщелины находится белый поперечный рубец; 3) у Арины Ефимовой Аникиной в половой расщелине выше крайней плоти - рубец в 1 дюйм; 4) у Христиньи Ивановой Аникиной левая и правая малые срамные губы почти отрезаны, выше клитора в переднем крае расщелины находится белый рубец; 5) у Анны Михеевой Горюшиной срамные малые губы почти все отрезаны, а в области половой расщелины имеется рубец; 6) у Матрёны Ивановой Горюшиной тоже имеется рубец в области переднего края половой расщелины; 7) у Степаниды Зюзиной в области переднего края половой расщелины находится белый рубец, а крайняя плоть клитора разрезана на две части в поперечном направлении; 8) у Елены Афанасьевой Гусевой в области переднего края половой расщелины находятся два параллельных между собою неровных белых рубца, и верхняя часть крайней плоти разрезана пополам в продольном направлении; 9) у Авдотьи Петровой Поповой в области переднего конца половой расщелины находится узкий рубец; 10) у Анны Пантелеевой Коваленковой левой малой срамной губы нет, а правая значительно срезана, и в области половой расщелины находится рубец; 11) у Фёклы Андреевой Коваленковой также в области переднего края половой расщелины находится рубец; 12) у Лукерьи Степановой Агаповой клитор разрезан в продольном направлении пополам, крайняя плоть его почти вся отрезана, и края ран еще гноятся, и наконец 13) у Марии Хренаковой в области переднего края половой расщелины около клитора имеется также рубец.

Врач, производивший освидетельствование поименованных лиц, что Трушин и Семенников оскоплены посредством отнятия яичек, так называемой малой, или серебряной царской печатью, а у Авдотьи Семенниковой и других имеются также явные признаки оскопления посредством надрезов половых частей.

Далее при следствии выяснилось следующее: священник с. Перелюба Федор Андреев Надеждин объяснил, что в с. Перелюб появилась секта так называемая хлыстово-скопческая с 1860 г. и обнаружена была в 1873 году, и последователи ея тогда же подвергнуты были наказанию, а затем в 1879 году также были осуждены некоторые, и с этого времени никаких слухов на некоторое время не было об этой секте. После этого, назад тому года четыре, в с. Перелюб переселилась из Саратовской губернии Анна Коваленкова, и с появлением ея снова начались толки о скопческой секте. Вследствие этого она – Коваленкова была удалена из с. Перелюб административным порядком в свое местожительство. Затем Коваленкова через некоторое время начала выезд в с. Перелюб секретно, а затем снова поселилась, и с Авдотьей Поповой и с Марией Хренаковой начала распространять эту ересь. Сборищ у них никаких не устраивалось, и они нарочно высказали свою принадлежность к православию и бывали в церкви у Св. причастия.

Крестьянин Борис Павлов Ферафонтов показал, что со скопцами он имел разговоры и слышал, что Анна Коваленкова у них считается «богородицей».

Крестьянин Павел Киреев Недоговоров разъяснил, что назад тому лет 18 они с женою решили вступить в секту скопцов, и ездили для этого в г. Самару к какой-то старой деве, которая давно уже померла, и она приняла их; принятие это заключалось в следующем: ставился сосуд с водой и опускался туда крест, и перед этим клялись: не судить ближних, не есть мяса, не пить вина и не совершать блуда. После этого он уже допускался к участию в молитве у скопцов, и видел, что они все ходят кругом друг за другом и поют какие-то стихи, содержание которых он не помнит. В том же году многие в с. Перелюб оскопились, и их тогда же судили и сослали, а он до этого отстал от этой секты.

Федосья Иванова Логинова разъяснила, что все лица, которые были заподозрены в скопческой ереси: Трушин и другие, перед масленицей начали часто ходить друг к другу и перешептываться; а затем стали хворать, и в банях париться, и сделались бледными, и все это послужило поводом предполагать, что они оскопились, и что, по ее мнению, Анна Коваленкова главная распространительница скопческой ереси.

Крестьянин Исай Афанасьев Дятлов удостоверил, что года два тому назад в доме Якова Аникина он видел Анну Коваленкову, Лукерью Агапову, Авдотью Семенникову, Авдотью Попову, Елену Гусеву, Марью Хренакову, Христинью Аникину, Анну Горюшину и Еремея Трушина на молении, и вынес то убеждение, что руководительницей у них была первая. Во время молитвы они усаживались в кружок, и, похлопывая себя, пели: «Ах вы, голуби, голуби, голуби белые. Мы не голуби, мы не белые, а мы ангелы светлые. Где вы были, побывали, а мы были, побывали, душу грешную пробуждали», и т.д. На эти молитвы его допускали потому, что рассчитывали, что он присоединится к ним, но он, несмотря на уговоры Анны Коваленковой, и, несмотря на его обещания дать ему денег, не согласился на это.

Крестьянин Игнатий Павлов Ферапонтов объяснил, что, когда распространились слухи о том, что Трушин и другие оскопились, он заявил об этом уряднику, который их тогда же собрал, и они все сознались в оскоплении самих себя и в принадлежности к скопческой секте.

Независимо от сего семейные поименованных Трушина и других показали:

Мария Еремеева Борикина – дочь Трушина – что первоначально ей не было известно, что отец ея принадлежит к секте скопцов, а затем перед масленицей он пошел к Поповой дать корму скотине, и не возвращался домой, а затем она узнала, что он болен. Вследствие этого она отправилась посмотреть отца, но Попова не допустила до этого. После этого, когда на отца пало подозрение, что он оскоплен, то он ей говорил, что он действительно оскоплен в то время, когда лежал у Поповой, но кем, он не знает. Затем Яков Семенников ей объяснил, что его соблазнили к оскоплению в то же время, и если бы не мой отец, то он бы не согласился на оскопление, но кто их соблазнил, он и отец ей не говорили.

Леонтий Матвеев Гусев – свекор Елены Афанасьевой Гусевой – что Елена часто великим постом отлучалась из дома к Анне Горюшиной, где нередко ночевала, и в это время, вероятно, оскопилась.

Ульяна Михайлова Семенникова – дочь Авдотьи Семенниковой, что перед масленицей Яков Семенников был болен недели две и жаловался на горло, а перед этим он жил долго у Авдотьи Поповой.

Иван Афанасьев Арзамасов, он же Горюшин – муж Анны Горюшиной и отец Матрены – что жена его долго поговаривала о хлыстово-скопческой ереси и приглашала его; но он запретил ей даже думать об этом; затем великим постом он заболел, и жена начала отлучаться из дома, и, вероятно, в это время оскопила себя и дочь свою Матрену.

Ефим Харитонов Агапов – муж Лукерьи Агаповой и зять Марии Хренаковой – что до заарестования жены его и тещи он не знал, что жена оскопилась на пятой или шестой неделе поста, когда его не было дома.

Яков Матвеев Аникин – муж Христиньи Аникиной – что ему неизвестно, когда жена оскопилась, так как он до заарестования ея надолго отправился на заработки в степи.

Обвиняемые Еремей Абрамов Трушин, Яков Яковлев Семенников, Авдотья Федорова Семенникова, Марина Ефимова Аникина, Христинья Иванова Аникина, Анна Михеева Горюшина, Матрена Иванова Горюшина, Степанида Тарасова Зюзина, Елена Афанасьева Гусева, Авдотья Петрова Попова, Анна Пантелеева Коваленкова, Фекла Андреева Коваленкова, Лукерья Степанова Агапова и Мария Петрова Хренакова показали: первый – что он не принадлежит к секте скопцов, а оскоплен был какими-то неизвестными лицами случайно, перед масленицей, когда он пошел давать корм скотине; второй – что он оскопился сам с той целью, чтобы увидаться с отцом, который сослан был за оскопление же, а остальные – что они действительно принадлежали к скопческой ереси и оскопили себя сами незадолго перед заарестованием их: одни великом постом, а другие перед новым годом.

На основании изложенного крестьяне с. Криволуч-Ивановки, той же волости Николаевского уезда Еремей Абрамов Трушин, 77 лет, села Перелюба Смоленской волости того же Николаевского уезда Яков Яковлев Семенников, 19 лет, крестьянки того же села Перелюба Авдотья Федорова Семенникова, 50 лет, Марина Ефимова Аникина, 41 года, Христинья Иванова Аникина, 50 лет, Анна Михеева Горюшина, она же Арзамасова, 43 лет, Матрена Иванова Горюшина, она же Арзамасова, 13 лет, Степанида Тарасова Зюзина, 73 лет, Елена Афанасьева Гусева, 38 лет, Авдотья Петрова Попова, 55 лет, с. Еловатки Балашовского уезда Саратовской губернии Анна Пантелеева Коваленкова, 45 лет, Фекла Андреева Коваленкова, 70 лет, жена запасного ефрейтора из самарских мещан Лукерья Степанова Агапова, 27 лет, и самарская мещанка Мария Петрова Хренакова, 55 лет, обвиняются в том, что в с. Перелюб Смоленской волости Николаевского уезда в конце 1889 г. и в начале 1890 г. по заблуждению фанатизма оскопили самих себя, т.е. в преступлении, предусмотренном 2 ч. 201 ст. Улож. о нак., а Анна Пантелеева Коваленкова, кроме этого, обвиняется и в том, что она с 1886 г. там же, в с. Перелюб, распространяла скопческую секту, а в 1888 году принимала все мера к совращению в таковую крестьянина с. Перелюб Исая Афанасьева Дятлова, т.е. в преступлении, предусмотренном 197 ст. Улож. о наказ.

Вследствие сего и на основании 201 ст. Уст. Угол. Судопр. Все вышепоименованные лица, Трушин, Семенников и другие, подлежат суда Самарского окружного суда с участием присяжных заседателей.

Составлен 30 августа 1890 г. в г. Николаевске.

Товарищ прокурора (подпись неразборчива)».

(Приговор по делу был вынесен 27 марта 1891 года. Присяжные признали всех подсудимых виновными, кроме несовершеннолетней Матрены Горюшиной. Все подсудимые были лишены прав состояния и сосланы на поселение в отдаленные части Восточной Сибири).

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 553, л.л. 5-9.

 

«Дело Самарского окружного суда по 5-му столу Уголовного Отделения о крестьянах Сергее Константинове Попове, Антоне Яковлеве Тишкове, Фекле Харитоновой Зелениной и других, обвиняемых в распространении скопческой секты. Начато 9 октября 1893 года.

Обвинительный акт о предании суду Самарского окружного суда с участием присяжных заседателей крестьян: с. Сергиевки Покрово-Тананыкской волости Бузулукского уезда Сергея Константинова Попова, 65 лет, села Шестаковки Богдановской волости Бузулукского уезда Антона Яковлева Тишкова, 60 лет, Любови Яковлевой Тишковой, 70 лет, Романа Лукьянова Попова, 45 лет, Матрены Антоновой Поповой, 45 лет, Ефросиньи Романовой Поповой, 24 лет, Правсковьи, 20 лет, и Марфы, 21 года, Романовых Поповых, Анастасии Лукьяновой Поповой, 35 лет, Феклы Харитоновой Зелениной, 19 лет, Пелагеи Антоновой Половинкиной, 48 лет, Надежды Григорьевой Зелениной, 55 лет, Агафьи Семеновой Зелениной, она же Якунина, 26 лет, Ирины Васильевой Поповой, 50 лет, Натальи Федотовой Поповой, 17 лет, Натальи Ефремовой Половинкиной, 37 лет, Федоры Ермолаевой Половинкиной, 40 лет, Агафьи Константиновой Паниной, 48 лет, с. Погромного Бузулукского уезда Еремея Ильина Дунилина, 39 лет, мещанина города Кокчетава Акмолинской области Ивана Семенова Самсонова, 35 лет, жены его Варвары Прохоровой Самсоновой, 39 лет, крестьянина села Березова Кушевской волости Лихвинского уезда Данила Михайлова Корнеева, 20 лет, крестьян села Андреевки Бузулукского уезда Ивана, 35 лет, Григория, 40 лет, Петровых Черниковых, с. Преображенского того же уезда Петра Григорьева Корнеева, 20 лет, и крестьянок названного села Андреевки Прасковьи, 44 лет, Анны 40 лет, Петровых Черниковых, Елизаветы Архиповой Черниковой, 65 лет, дер. Краснояровки Марьи, 20 лет, Прасковьи, 10 лет, Карповых Малаховых, с. Андреевки Екатерины Никифоровой Чекменевой, 30 лет, и Анастасии Владимировой Косых, 25 лет, и с. Шестаковки Агафьи Яковлевой Половинкиной, 79 лет.

4 декабря 1891 года в г. Бузулуке полицейским следователем Крючковым были задержаны мещанин Иван Семенов Самсонов, крестьяне Даниил Михайлов Корнеев и Иван Петров Черников по подозрению в принадлежности к скопческой секте».

Затем 18 января 1892 года в Бузулуке были задержаны по подозрению в принадлежности к той же секте крестьяне (перечислены фамилии). Кроме этих лиц, в с. Андреевке при исследовании пало подозрение в принадлежности к той же секте на крестьян (перечислены фамилии).

Далее 12 марта 1892 года дознано было, что в селе Шестаковке Бузулукского уезда есть последователи скопческой ереси, и как на распространителей таковой указано на крестьян (перечислены фамилии).

Подсудимым было предъявлено обвинение по 1 ч. 201 ст. Уложения о наказаниях.

(Приговор вынесен 9 октября 1893 года. Вердиктом присяжных все подсудимые, кроме несовершеннолетних, были признаны виновными, не заслуживающими снисхождения, и приговорены к ссылке на вечное поселение в отдаленный край Восточной Сибири).

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 2026, л. 7.

 

 

Самарские молокане

Молокане — разновидность духовного христианства, а также особая этнографическая группа русских. В Российской империи они были отнесены к «особенно вредным ересям» и преследовались вплоть до указов Александра I, относящихся к 1803 году, которые дали молоканам и духоборам некоторую свободу. У молокан утвердилась уверенность о существовании царского указа «О свободе вероисповедания молокан и духоборцев» от 22 июля 1805 года. Основанием этой уверенности послужила хранящаяся у одного из молокан записка о походе к царю поверенных от молокан Журавцова, Мотылёва и Лосева, Государственном совете, который Александр I созвал для рассмотрения их прошения, и последующем царском указе. Эта записка послужила поводом для проведения молоканами юбилейного съезда в июле 1905 года в селе Воронцовка Тифлисской губернии.

Молокане представляют собой не единую церковь, а скорее религиозное движение с единым корнем, но с большими различиями во взглядах, песнопениях, учении, соблюдаемых праздниках. Среди таких направлений в молоканстве заметно выделяются «мокрые молокане» (практикующие водное крещение), молокане-прыгуны, молокане-субботники (соблюдающие субботу), дух-и-жизники (полагающие книгу «Дух и жизнь» в престоле, считая её третьей частью Библии) и другие (рис. 21-23).

(Справка из Википедии).

 

В Самарской губернии в конце XIX – начале XX хотя и существовали молоканские группы (в основном в Николаевском уезде), но они были не столь распространены и многочисленны, как секты хлыстов. Действуя в соответствии с «Уложением о наказаниях уголовных и исправительных» Российской империи, Самарское губернское жандармское управление в этот период выявило большинство активных молокан, после чего в отношении их были вынесены судебные приговоры. Вот только некоторые документы о самарских молоканах, ныне хранящиеся в Центральном государственном архиве Самарской области (ЦГАСО).

 

«Дело Самарского окружного суда по 6-му столу Уголовного Отделения о крестьянине Петре Абрамове Святихине, он же Игошкин, обвиняемом в распространении молоканской ереси. Начато 22 августа 1890 года.

Обвинительный акт, коим предается суду Самарского окружного суда, без участия присяжных заседателей крестьянин села Селезнихи Шиншиновской волости Николаевского уезда Петр Абрамов Святихин, Игошкин тож, за распространение молоканской секты.

3 мая 1890 года Шиншиновский волостной старшина Николай Малышин составил акт о том, что в дер. Подшиваловке Шиншиновской волости Николаевского уезда крестьянин села Селезнихи молоканин Петр Святихин, выдавая себя за странника, проповедовал учение своей секты и убеждал народ, что не следует молиться иконам и строить церкви.

Самарская Духовная Консистория на основании этого акта возбудила против Петра Абрамова Святихина преследование за распространение молоканства.

На предварительном следствии спросом свидетелей: священника Андрея Иванова Житникова, Анны Ивлиевой Вагановой, Мирона Гаврилова Сидорова, Михаила Иванова Горчакова и других выяснилось следующее: 29 апреля в дом крестьянки Анны Вагановой явился под видом богомольца крестьянин Петр Святихин с котомкою, в которой были книги, и начал читать находившееся при нем Евангелие; читал он только некоторые места, касающиеся учения молоканства, и читал настолько громко, что проходившие мимо дома Вагановой невольно останавливались и заходили в дом. Когда набралось человек двадцать в избу Вагановой, то Святихин начал доказывать и убеждать присутствующих, что не следует есть мясо, поклоняться иконам и строить церкви, так как церковь существует в каждом человеке. Во время чтения Евангелия и Библии Святихин несколько раз плакал с целью подействовать на слушателей; но своей цели – привлечь кого-либо к отчуждению из православия в молоканство не достиг, так как из числа слушающих его крестьянин Михаил Горчаков вступил с ним в спор и затем предложил ему удалиться из деревни. Сущность учения молоканской секты, по объяснению священника Житникова, заключается именно в том, что они отвергают храм Божий, священства и почитание икон.

Обвиняемый Петр Абрамов Святихин, он же Игошкин, не признавая себя виновным в распространении учения молоканской секты, объяснил, что он в означенное время действительно был в дер. Подшиваловке случайно и зашел в дом Вагановой, где с ним крестьяне завели разговор о вере, но в это время он ничего не говорил о том, что не следует почитать иконы и строить церкви».

Предан суду по обвинению в преступлении, предусмотренном 2 ч. 196 «Уложения о наказаниях…»

(Приговор вынесен 27 марта 1891 года: подвергнуть Святихина заключению в тюрьме сроком на 1 год).

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 704, л. 3.

 

«Дело Самарского окружного суда по 6-му столу Уголовного Отделения о крестьянах села Романовки Криволучье-Ивановской волости Николаевского уезда Григория Артемьева и Ивана Денисова Пеньковых, обвиняемых в распространении молоканской ереси. Начато 26 ноября 1892 года.

Обвинительный акт о предании суду Самарского окружного суда с участием присяжных заседателей крестьян села Романовки Криволучье-Ивановской волости Николаевского уезда Григория Артемьева Пенькова, 50 лет, и Ивана Денисова Пенькова, 31 года, за распространение молоканской ереси.

Обвиняемые на свободе.

В марте месяце 1892 года в селе Романовке Николаевского уезда местным благочинным священником Вианцевым по распоряжению Самарской Духовной Консистории произведено было дознание об отпадении от православия в молоканскую секту крестьян: Никифора Кофанова, Даниила Букреева, семейства Масловых и других. При этом путем расспросов многих крестьян села Романовки Вианцев обнаружил, что молоканская секта в названном селе распространяется крестьянами Григорием и Иваном Пеньковыми, которые, помимо совращения многих из православия своих односельцев, между прочим, еще и обвенчали православную девицу Ирину Головкову с молоканином, последствием чего также было отпадение Головковой от православия.

По возбуждении затем Самарской Духовной Консисторией против Пеньковых уголовного преследования на предварительном следствии свидетели Тимофей и Василий Степановы, Кузьма Глебов и Иван Торгин объяснили, что Григорий и Иван Пеньковы в 1891 году действительно позволяли себе проповедовать учение своей молоканской секты, и старались вовлекать в эту секту православных, для чего иногда зазывали православных к себе домой, а иногда и сами посещали дома тех лиц, которые проявляли склонность к молоканству.

Далее из объяснения свидетелей Трофима Торгина, Лаврентия Дмитриева и Степана Андреева выяснилось, что перед тем, как крестьянин Егор Кофанов совратился в молоканство, Пеньковы усиленно часто посещали дом Кофанова. Свидетели же Борзенков и Яков Небуров, кроме того, удостоверили: первый – что он от самого Кофанова слышал, что последний совратился в молоканство благодаря лишь объяснениям Пеньковых, а второй – что ему, Небурову, известно, что Пеньковы, между прочим, за переход в молоканство предлагали Никифорову Кофанову дать пшеницы и денег.

Независимо от всего этого показаниями священника Доброхотова и свидетелей Епифана Глебова, Степана и Натальи Головковых и Якова Небурова установлено также, что в 1891 году Пеньковы обвенчали по молоканскому обряду девицу Ирину Головкову, считавшуюся тогда православной, с молоканином Ефремом Масловым, и что после этого Головкова действительно немедленно отпала от православия.

Привлеченные к следствию в качестве обвиняемых в распространении раскола Григорий Артемьев и Иван Денисов Пеньковы, хотя и не признали себя виновными, но при этом дали в свое оправдание объяснение совершенно голословные».

Предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 196 «Уложения о наказаниях…»

(Приговор от 21 сентября 1893 года: лишить Пеньковых всех прав состояния и сослать в Закавказье).

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 1841, л. 3.

 

Дело Самарского окружного суда по 6-му столу Уголовного Отделения о запасном рядовом из крестьян Семёне Семёнове Соломатине, обвиняемом в проповедовании молоканской ереси. Начато 1 июля 1895 года.

Обвинительный акт о предании суду Самарского окружного суда без участия присяжных заседателей запасного рядового из крестьян с. Брыковки Григорьевской волости Николаевского уезда Семёна Семёнова Соломатина, 30 лет, за публичное проповедование молоканской ереси.

Обвиняемый на свободе.

Летом 1891 года на мельнице кр-на с. Панкратова в с. Григорьевке Николаевского уезда поселился мельник – запасной рядовой Семён Семёнов Соломатин – молоканин, и стал всем лицам, посещавшим мельницу, открыто хвалить молоканскую ересь, убеждая оставить православную веру и перейти в молоканство.

На произведенном по этому поводу, согласно определения Самарской Духовной Консистории предварительном следствии выяснилось, что действительно Соломатин, поселившись летом 1891 года на мельнице Панкратова, начал всем посещавшим мельницу проповедовать молоканское учение и убеждать православных перейти в эту секту, говоря между прочим православным, что врата царствия небесного для них закрыты, для молокан уже отворены, что если они, православные, не перейдут в молоканство, то полетят кувырком в ад. При этом Соломатин излагал сущность молоканского учения, заключающегося в том, что они признают поклонение Богу только духовное, все же видимое - внешнее, как-то: все обряды, таинства, храмы и т.д., они отвергают.

Однако проповедь Соломатина успеха не имела, и никто из православных в с. Григорьевке в молоканство не перешел (показания Василия и Ирины Маняшкиных, свидетелей Репьева и Панкратова).

Будучи привлеченным в качестве обвиняемого в публичном проповедовании молоканской секты Соломатин виновным себя не признал, ничего заслуживающего внимания в свое оправдание не представил».

Предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного 3 ч. 196 ст. «Уложения о наказаниях…»

(Приговор в отношении Соломатина вынесен 13 января 1893 года: подвергнуть заключению в тюрьме сроком на 1 год).

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 2237, л. 3.

 

Скопческие и молоканские общины в Самарской губернии после 1900 года официальными правоохранительными органами больше не регистрировались. Тем не менее и после этого периодически появлялись сообщения о деятельности отдельных активистов названных сект, которые, впрочем, не меняли общую картину религиозной приверженности населения губернии.

 

«Оценивая историческое значение сектантского движения в России XVIII – конца XIX века, следует иметь в виду его оппозиционный господствующим классам характер. В большей или меньшей степени эта оппозиция расшатывала и церковь, и самодержавие. Это была резкая и беспощадная критика церкви, а зачастую и самодержавия, и всего строя социального гнёта и эксплуатации. Борьба в рамках антицерковной оппозиции стоила народу многих жертв, ибо господствующая церковь и самодержавие предавали её участников казням, бросали их в тюрьмы».

Клибанов А.И. Народные противоцерковные движения. – В сб. «Русское православие. Вехи истории». М., Политиздат, 1989, стр. 580.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

Белов А. Секты, сектантство, сектанты. М., Политиздат, 1978.

Бонч-Бруевич В.Д. Животная книга духоборов. Спб., 1909.

Бонч-Бруевич В.Д. На заре революционной пролетарской борьбы. - М.: Федерация, 1932.

Бонч-Бруевич В.Д. Раскол и сектантство в России. - Избранные сочинения, Т.1, М. Изд-во АН СССР. 1959.

Бонч-Бруевич В.Д. Избранные сочинения в трёх томах. М.: Изд-во АН СССР, 1959—1963.

Бонч-Бруевич В.Д. Воспоминания. М.: Худож. лит., 1968. 206 с.

Бонч-Бруевич Владимир Дмитриевич // Деятели революционного движения в России : в 5 т. / под ред. Ф. Я. Кона и др. — М. : Всесоюзное общество политкаторжан и ссыльнопоселенцев. 1927—1934.

Карташёв А.В. Очерки по истории русской церкви. (Собрание сочинений в 2-х томах). М., Терра, 1992.

Клибанов А.И., Когдан Ю.А., Сурикова К.Б., Шейнман М.М. Краткий очерк общественно-политической и научной деятельности [В.Д. Бонч-Бруевича] // Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич: [1873-1955] / вступ. статья Г.И. Петровского; [«Краткий очерк обществ.-полит. и науч. деятельности»]. — М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1958. — С. 13—27. — 122 с. — (Материалы к биобиблиографии ученых СССР; вып. 5. Серия истории).

Клибанов А.И. В.Д. Бонч-Бруевич и проблемы религиозно-общественных движений в России // Бонч-Бруевич В.Д. Избр. соч. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. Т. 1. С. 7—28.

Клибанов А.И. Религиозное сектантство в прошлом и настоящем. М., Политиздат, 1973.

Критика религиозного сектантства (опыт изучения религиозного сектантства в 20 – начале 30-х годов). М., Политиздат, 1974.

Никольский Н.М. История русской церкви. М. Политиздат, 1985. 448 с.

Пругавин А.С. Монастырские тюрьмы в борьбе с сектантством. М., 1905.

Пругавин А.С. Раскол и сектантство в русской народной жизни. М., 1905.

Пругавин А.С. Религиозные отщепенцы. Очерки современного сектантства. Два выпуска. СПб. 1907.

Русское православие. Вехи истории (Науч. ред. проф. А.И. Клибанов). М., Политиздат, 1989, 719 с.

Фельштинский Ю.Г. Вожди в законе. М.: Терра, 2008. 384 с.

Эткинд А. Хлыст: секты, литература и революция. М., 1998.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара