При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Чисто тольяттинское убийство. 1992 год

Международные события года

16 января 1992 года в вузовском городке государственного университета города Ташкента (Узбекистан) начались студенческие волнения, вызванные резким подорожанием продуктов питания в ходе экономических реформ. После резкого увеличения цены на хлеб, порой в 2-3 раза, для малоимущих групп населения, в том числе и для студентов, были введены купоны (карточки) на покупку хлебо-булочных изделий. Однако многие студенты, не успев получить купоны, так и не смогли после 16 января купить хлеб в магазине. В результате у магазинов начались стихийные митинги, в которых участвовало множество студентов. Прибывшая милиция потребовала от всех участников выступлений разойтись, а некоторых наиболее активных ораторов забрали в отделение. В ответ студенты стали кидать в милиционеров камнями, на что стражи порядка ответили предупредительными выстрелами в воздух, а когда это не произвело эффекта на толпу, милиционеры открыли огонь на поражение. В итоге двое студентов получили смертельные пулевые ранения и скончались в машинах «скоро помощи». Утром 17 января стихийный митинг протеста продолжился у стен Ташкентского университета. Выступавшие требовали отпустить арестованных накануне студентов и создать комиссию по расследованию убийств их товарищей. Митинговавшие студенты также пытались пройти маршем протеста по центру Ташкента, но милиция, оцепившая вузовский городок, не дала им этого сделать. К митингующим приехал Генеральный прокурор Узбекистана Буритош Мустафаев, который пообещал, что по факту смерти студентов будет проведено тщательное расследование. Однако митинг продолжился до вечера, и тогда милиция разогнала студентов с применением дубинок. Начиная с 18 января, власти в принудительном порядке стали отправлять студентов, проживающих в общежитиях, на места их жительства - «на каникулы». Одновременно были срочно улажены все вопросы, связанные с продовольственным обеспечением вузовского городка. Затем вышло решение правительства о переводе из Ташкентского университета большинства активных участников выступлений в вузы областных центров Узбекистана. А дело по факту смерти студентов во время митингов проводилось чисто формально и вскоре было закрыто.

 

1 марта 1992 года (в ночь на 2 марта) в городе Дубоссары (Молдавия) неизвестными была расстреляна машина с приднестровскими милиционерами, выехавшими по вызову (как оказалось, ложному) в район между зданиями общежития и полиции. Во время этого обстрела был смертельно ранен начальник ГОВД Дубоссар И. Сипченко, который той же ночью скончался. В ответ на расстрел милиционеров 2 марта 1992 года приднестровские гвардейцы и казаки окружили здание дубоссарского отдела полиции, разоружили полицейских, посадили их в автобус и отправили в здание городского совета. При этом из окна второго этажа здания полиции местный пьяный сотрудник открыл автоматный огонь. В результате у казаков был убит наповал 19-летний М. Зубков, а казак В. Мешков получил ранение. Стрелявший спрыгнул со второго этажа в задний двор и скрылся, и найти его потом так и не удалось. А захваченных дубоссарских полицейских затем обменяли на задержанных полицией приднестровских гвардейцев. В тот же день отряд специального назначения МВД Молдавии вступил в бой с полком 14-й армии, расположенным возле села Кочиеры. На помощь полку прибыли приднестровские казаки и гвардейцы, а молдавский отряд тем временем блокировал дома с семьями военнослужащих 14-й армии. Приднестровская сторона затем утверждала, что семьи военнослужащих были взяты молдаванами в плен в качестве заложников. Вскоре казакам удалось вытеснить молдавский отряд МВД из жилых кварталов, а семьи военнослужащих 14-армии они вывезли в город Дубоссары. Дальнейшая эскалация конфликта привела к началу открытых военных действий. В Дубоссарском районе в те дни ожесточённые бои шли возле Кочиер и Рогов, и на развилке Кошницы-Дороцкое. Считается, что с этих событий в Молдавии началась самая «горячая» стадия гражданской войны 1992 года, которая продолжалась вплоть до 29 июля, когда в Приднестровье был введён миротворческий контингент России. 1 августа 1992 года вооружённое противостояние завершилось подписанием перемирия и «замораживанием» вооружённого конфликта.

 

22 апреля 1992 года в канализации города Гвадалахара (Мексика) произошла серия мощных взрывов скопившейся здесь газовой смеси, в результате чего было разрушено свыше 1000 зданий и прочих сооружений, сильно пострадали также асфальтовое покрытие улиц, линии связи и прочие коммуникации. По разным источникам, тогда погибло от 200 до 250 человек, более тысячи было ранено, а ещё 15 тысяч остались без крова. Один из чудом выживших местных жителей об этой трагедии рассказывал так: «Я просто шёл в магазин, а в следующее мгновение вся улица вдруг взорвалась. Машины оказались на крышах домов. Вокруг висели облака пыли, люди истерически плакали. Я никогда не видел ничего подобного»». Катастрофу можно было предотвратить ещё 18 апреля, когда жители района Аналько на западе города, тесно застроенного домами, где обитали преимущественно рабочие местной промзоны, неожиданно почувствовали непривычный острый запах газа и бензина. Впоследствии выяснилось, что причиной этого запаха и последовавшей вскоре катастрофы стали углеводороды, попавшие в систему городской канализации из бензинопровода нефтеперерабатывающего предприятия государственной нефтяной монополии Pemex, который проходил рядом с коллектором. Трубу бензинопровода в своё время проложили с грубыми нарушениями норм безопасности, и в итоге в ней в результате коррозии образовалось отверстие диаметром около 1 см. Через него в канализацию за несколько дней утекло около 600 тысяч литров бензина, пары которого в один прекрасный момент и воспламенились от какой-то случайной искры. Серия взрывов огромной разрушительной силы продолжалась в течение 4 часов 14 минут, а образовавшийся разлом прошёл сплошной линией как раз над трубой канализации. Власти страны провели расследование этой трагедии, в результате чего несколько человек, причастных к строительству трубы, получили от 4 до 6 месяцев тюремного заключения. А злополучный бензинопровод компания Pemex была вынуждена перенести за пределы города.

 

5 мая 1992 года в Таджикистане, в одном из кишлаков на Яванской дороге к югу от Душанбе, местные жители помешали проезду в город сторонников правительства из Куляба для участия в проправительственных демонстрациях. На место событий прибыли Национальная гвардия и некие вооружённые люди, в результате чего произошло вооружённое столкновение, в которого погибло около 15 местных жителей и два сотрудника особого батальона. Спустя несколько часов после этого группа людей, объединяемых термином «молодёжь Душанбе», захватила телецентр и передала его под контроль оппозиции. В течение следующего дня 6 мая в Душанбе продолжались вооружённые столкновения за овладение ключевыми правительственными зданиями. Сторонники оппозиции блокировали транспортные магистрали, а также установили контроль над аэропортом и вокзалом. На их сторону перешли местная милиция, ОМОН и советник президента по военным вопросам генерал-майор Бахром Рахмонов. 10 мая сторонники оппозиции подошли к зданию Комитета национальной безопасности, требуя, чтобы перед ними выступил президент, и в этот момент по ним был открыт огонь, в результате чего погибли ещё 14 человек. Эти события теперь считаются началом гражданской войны в Таджикистане, которая последовала почти сразу после провозглашения независимости страны в результате распада СССР, и продолжалась далее в течение 1992—1997 годов. Вооружённая борьба в основном шла между сторонниками центральной власти и различными группировками в лице Объединённой таджикской оппозиции. Наиболее ожесточённое противостояние в Таджикистане происходило с конца августа 1992 года по июль 1993 года, когда страна была фактически разделена на две части. С лета 1993 года интенсивность конфликта пошла на спад, хотя отдельные стычки продолжались вплоть до примирения противоборствующих сторон 27 июня 1997 года.

 

31 октября 1992 года в эфире британского телевидения демонстрировался фильм «Ghostwatch». По сюжету ленты команда специалистов исследовала дом, где, по словам местных жителей, в течение ряда месяцев наблюдалась паранормальная активность, причиной которой был призрак по имени Мистер Пайпс. Специалисты установили, что в доме действительно водятся привидения, причем злые, жестокие и опасные. В ходе телешоу Мистер Пайпс приобрёл небывалую силу и даже убил одного из экспертов по сверхъестественным явлениям Сару Грин. Затем призрак покинул дом и завладел студией BBC, вселившись в тело ведущего программы. И хотя вся лента от начала до конца была продуктом фантазии сценариста и умелой постановки режиссёра, создатели «Ghostwatch» при её демонстрации об этом «забыли» упомянуть. Поэтому сразу же после окончания фильма на канал BBC посыпались звонки от возмущённых и обеспокоенных зрителей, которые даже и не подозревали, что всё увиденное ими на экране в реальности никогда не происходило. Реакция на «Ghostwatch» оказалась настолько мощной, что руководителям BBC даже пришлось организовать специальное ток-шоу, куда были приглашены напуганные представители общественности. Люди жаловались на то, что их дети, да и они сами, получили психическую травму после просмотра телефильма, а у некоторых даже развилась депрессия. В итоге всё благополучно разъяснилось, и при этом никто из телевизионщиков за свою «забывчивость» наказан не был, а вот компания ВВС в ходе разбирательства этого инцидента получила дополнительную рекламу.

 

Российские события года

23 февраля 1992 года в Москве произошло одно из первых крупных столкновений между противниками реформ правительства Ельцина и правоохранительными органами. На этот день Союз офицеров подал заявку на проведение митинга с целью заявить протест против разделения Советской армии между бывшими республиками, ранее входившими в СССР. Основу протестующих составляли бывшие военнослужащие, и среди них было много ветеранов Великой Отечественной войны. Лидер Союза Офицеров Станислав Терехов предполагал после окончания митинга провести шествие к могиле Неизвестного солдата, где намечалось возложение к ней венков. И хотя правительство Москвы заявило о запрете всех митингов и демонстраций на период 22—23 февраля, Моссовет отменил его постановление. В итоге Союзу офицеров разрешили собраться на митинг на площади Маяковского, однако пройти по улицам к могиле Неизвестного солдата его участникам запретили. Во избежание возможного шествия улица Тверская была перегорожена машинами и отрядами ОМОН. Всего в блокировании задействовали 450 грузовиков, 12 тысяч милиционеров и 4 тысячи солдат дивизии имени Дзержинского. Столкновения произошли, когда митингующие всё же попытались прорваться на Тверскую и пройти к Кремлю для возложения цветов, и при этом демонстранты опрокинули один грузовик. Но по распоряжению властей попытки шествия были жестко подавлены. Как писал впоследствии очевидец этих событий Сергей Кара-Мурза, «крупную группу демонстрантов, запертую с двух сторон, жестоко и нарочито грубо избили дубинками — били стариков, инвалидов, заслуженных военачальников высокого ранга, всем известных депутатов и писателей». В журнале «Москва» отмечалось: «Только помрачением рассудка можно объяснить такую мерзость, такой позор, как избиение молодыми милиционерами стариков ветеранов, вышедших на демонстрацию 23 февраля 1992 года». В ходе столкновений скончался 70-летний ветеран Великой Отечественной войны генерал-лейтенант Николай Песков. Однако власти Москвы распространили информацию, что он умер ещё раньше в метро, и его смерть никак не была связана с разгоном митинга. При этом официального расследования московских событий 23 февраля не проводилось, и за массовое избиение демонстрантов никто никакой ответственности не понёс.

 

3 марта 1992 года в 5 часов 15 минут утра на разъезде Подсосенка близ города Нелидово (Тверская область) произошло крушение с тяжёлыми последствиями скорого пассажирского поезда № 4 сообщением Рига—Москва, который столкнулся с грузовым поездом № 3455 встречного направления. В то утро поезд № 4 сначала шёл с опозданием, и локомотивная бригада увеличила скорость для того, чтобы войти в график. Со станции Западная Двина поезд отправился уже почти по расписанию, а к разъезду Подсосенка он шёл с опережением графика на 3 минуты. В это время с противоположной стороны на ту же однопутную линию принимался сборный грузовой поезд, введённый диспетчером в оперативном порядке. При этом дежурный по станции отметил, что машинист пассажирского поезда на четырёхкратный вызов по радиосвязи не отвечал, скорость не уменьшал, и не отреагировал на красный запрещающий сигнал светофора, из чего диспетчер сделал вывод, что бригада пассажирского поезда отвлеклась от управления или даже спала. Тем утром на разъезде Подсосенка стоял густой туман, и потому машинист поезда № 4 применил экстренное торможение только после того, как совсем близко увидел мчащийся ему навстречу грузовой состав, но уже было слишком поздно. Лобовое столкновение произошло на стрелочном переводе № 1, после чего в обоих поездах начался пожар, распространившийся на пассажирские вагоны. В результате катастрофы целиком погибли обе локомотивные бригады, проводник второго вагона пассажирского поезда и 36 пассажиров, а всего погибло 43 человека, и ещё 22 пассажира были травмированы. Оба тепловоза оказались разбиты до степени исключения из инвентаря, сильно пострадали 8 вагонов грузового и 4 вагона пассажирского поезда, были разрушены стрелочный перевод и 23 метра пути. Перерыв в движении на этом участке составил 15 часов 30 минут. При расследовании катастрофы правительственная комиссия пришла к выводу, что причиной крушения стала кратковременная потеря локомотивной бригадой поезда № 4 контроля над движением - скорее всего, в результате сна. Но поскольку бригада погибла, к ответственности за это происшествия так никто и не был привлечён.

 

26 апреля 1992 года ночью в Казани произошло вооружённое нападение на управление спецсвязи по республике Татарстан, во время которого было убито 9 человек и ещё один тяжело ранен. Это преступление совершил 23-летний Андрей Шпагонов, который ранее некоторое время работал в управлении фельдъегерем, но в начале 1991 года был уволен за несоответствие занимаемой должности. После увольнения он пытался подыскать себе работу, но так и не смог найти ничего подходящего. В конце концов Шпагонов решился на налёт на своё бывшее место службы, а для помощи привлёк двоюродного брата — Дмитрия Ковалёва, которого он сумел убедить, что их никто не сможет опознать, потому что он убьёт всех свидетелей. Шпагонов после убийства дежурных намеревался забрать в управлении всё оружие, чтобы потом его продать, а Ковалёв должен был неподалёку сидеть в машине, и затем помочь брату скрыться. Шпагонов легко вошёл в здание управления, где несли вахту трое его старых знакомых. После распития спиртного двое пошли спать, в Шпагонов ударом ножа убил оставшегося на посту сотрудника, забрал у него пистолет, и из него застрелил остальных дежурных. После этого он убил в здании ещё 6 человек, в том числе двоих женщин. Но Шпагонов при этом не заметил, что третья женщина, Ляля Фарзеева, от выстрелов не умерла, а была лишь ранена. Когда Шпагонов вышел из комнаты, она смогла запереть дверь изнутри, и затем написала своей кровью на полу имя убийцы - «Андрей Шпагонов», после чего потеряла сознание. Шпагонов обошёл всё здание, но больше живых людей не обнаружил, и тогда он поджёг в помещении кучу бумаги и ветоши. Но преступник не знал, что Ковалёв его не дождался и на время уехал, чтобы вернуться попозже. А когда он вернулся, здание уже горело, поэтому Ковалёв испугался и окончательно уехал с места происшествия. Шпагонов же скрылся из города с мешком, в котором лежало 67 единиц оружия и 700 патронов. На него был объявлен всероссийский розыск, и в результате преступника задержали 4 мая 1992 года на станции Агрыз. Выяснилось, что он собирался уехать в Сибирь, здесь продать оружие и купить себе новые документы. Приговор по этому делу был оглашён 28 августа 1992 года. Дмитрий Ковалёв за соучастие был приговорён к 15 годам заключения, а Андрей Шпагонов — к смертной казни. Все его прошения о помиловании были отклонены. Приговор в отношении Шпагонова был приведён в исполнение 11 ноября 1995 года, а Дмитрий Ковалев вышел на свободу досрочно в 2005 году. Ляля Фарзеева, написавшая своей кровью имя убийцы, после этого происшествия выжила и была награждена орденом «За личное мужество».

 

14 августа 1992 года вышел Указ Президента РФ о введении в действие системы приватизационных чеков («ваучеров»), которые выдавались населению не бесплатно, а за каждый ваучер нужно было заплатить 25 рублей. Объявленная номинальная стоимость ваучера составляла 10 тысяч рублей, а общая их сумма равнялась 1400 миллиардов рублей - именно в такую цену правительство оценило имущество всех промышленных и сельскохозяйственных предприятий России. Глава Госкомимущества Анатолий Чубайс в начале приватизационной кампании заявлял, что один ваучер соответствует по стоимости двум автомобилям «Волга». Однако население быстро убедилось, что купить эти автомобили в обмен на ваучер было нельзя – в реальности номинальная стоимость приватизационных чеков оказалась гораздо ниже. Впоследствии многочисленные критики указывали, что ваучерная приватизация была нечестной, несправедливой, и лишь привела к незаслуженному резкому обогащению узкой группы лиц. В ответ на это Чубайс отвечал: «Мы не могли выбирать между «честной» и «нечестной» приватизацией, потому что честная приватизация предполагает чёткие правила, установленные сильным государством, которое может обеспечить соблюдение законов. А в начале 1990-х у нас не было ни государства, ни правопорядка… Поэтому нам приходилось выбирать между бандитским коммунизмом и бандитским капитализмом». Ваучерная приватизация в России была завершена в 1994 году.

 

15 октября 1992 года Ростовский областной суд вынес смертный приговор в отношении серийного убийцы, некрофила, садиста и каннибала, 56-летнего Андрея Романовича Чикатило, которого признали виновным в 52 убийствах. В ходе его розыска и следствия он также стал известен под прозвищами «Бешеный зверь», «Красный партизан», «Ростовский потрошитель», «Красный потрошитель», «Убийца из лесополосы», «Гражданин Икс», «Сатана», «Советский Джек-потрошитель». Было установлено, что в период с 1982 по 1990 годы Чикатило совершил в Ростовской области и в других регионах СССР 52 доказанных убийства, в том числе 21 мальчика в возрасте от 7 до 16 лет, 13 девочек в возрасте от 9 до 17 лет, 18 девушек и женщин. При этом сам преступник сознался в 56 таких преступлениях, но, по оперативным сведениям, всего маньяк совершил более 65 убийств. Чикатило был арестован 20 ноября 1990 года, после восьми с лишним лет розыска. Он долго ни в чём не сознавался, а прямых улик против него не было, и уже истекал установленный законодательством срок его содержания под стражей. Тогда следствие обратилось за помощью к психиатру А.О. Бухановскому, который согласился побеседовать с убийцей. Лишь после продолжительного разговора с врачом, во время которого тот ознакомил задержанного с выборочными местами из составленного им психологического портрета, Чикатило разрыдался и начал давать признательные показания в убийствах. Впоследствии Бухановский рассказывал, что он сразу понял: перед ним тот самый серийный убийца, которого много лет разыскивала вся милиция СССР. Объём материалов уголовного дела № 18/59639-85 по делу Чикатило составил 220 томов. Судебный процесс, начатый 14 апреля 1992 года, в течение полугода шёл в зале № 5 Ростовского дома правосудия. В итоге маньяка приговорили к смертной казни, но затем ещё полтора года высшие инстанции страны занимались рассмотрением его многочисленных жалоб и прошений о помиловании. Все они были отклонены, а 13 февраля 1994 года Чикатило сообщили, что ночным рейсом его доставят в Москву на новое обследование. Вечером 14 февраля на автомобиле УАЗ осуждённого вывезли в район Новочеркасска, в безлюдное место, в сопровождении двух конвоиров, где один из них выстрелил маньяку в затылок. Серийный убийца был похоронен под номером, как безымянное лицо, на кладбище близ Новочеркасской тюрьмы.

 

Самарские события года

16 января 1992 года было принято решение Самарского городского Совета народных депутатов о создании Самарского зоопарка. Считается, что его предтечей был маленький зверинец, который в 1990 году при Самарском госцирке организовал энтузиаст своего дела Александр Андреев. Но когда животные для него стали не источником прибыли, а средоточием сплошных убытков, владелец в конце 1991 года был вынужден подарить всю собранную им зооколлекцию городу Самаре. Тогда нашелся неравнодушный человек - Алексей Иванович Дегтярев, бывший электрослесарь, а в то время – депутат Самарского городского Совета народных депутатов. Он вплотную занялся решением участи оставленных животных, и именно с его подачи 16 января 1992 года в Самарском горсовете было подписано решение о создании Самарского зоопарка. Однако затем развитие учреждения застопорилось на целых восемь лет. Лишь в середине 2000 года, когда в его коллекции собралось более 2000 экземпляров животных, относящихся к 188 видам, было подписано решение о выделении для зоопарка 2,68 гектара земли в районе Постникова оврага. Однако 25 сентября 2005 года Алексей Дегтярев скончался от сердечного приступа. Руководство зоопарком тогда же взяла на себя его жена Тамара Николаевна, которая до этого работала заведующей научно-просветительским отделом. А выстраданное Дегтяревым решение о передаче зоопарка в собственность Самарской области было принято на очередном заседании областного правительства 7 июня 2006 года. В настоящее время рассматриваются различные варианты о размещении Самарского зоопарка на другой, более приспособленной для него территории.

 

28 мая 1992 года около 17 часов начался сильный пожар на открытом мазутохранилище Сызранского нефтеперерабатывающего завода. По тревоге «номер три» на место происшествия выехали пожарные расчёты. Как оказалось, горела половина мазутовой ямы № 3, однако огонь продолжал быстро распространяться по всей её поверхности в юго-западном направлении, и в конце концов он охватил территорию размером 175 тысяч квадратных метров. Руководство тушением пожара сразу же принял на себя заместитель начальника ОГПС-7 В.А. Матиевский. На место происшествия сразу же было направлено восемь подразделений, и первыми на пожар прибыли бойцы ВПЧ-26, возглавляемые командиром этой части майором М.В. Луценко. При этом на самом опасном участке он поставил отделение бойцов, которым командовал старшина С.А. Вотрин. Тем временем обстановка на мазутохранилище продолжала осложняться. Поднявшийся ветер стал раздувать пламя, и его высота на отдельных участках достигала 80-100 метров. Пенные атаки на горящие нефтяные пруды проводили раз за разом, но они долго не давали желаемых результатов. А поскольку в зону огня уже вылили огромное количество воды, то через некоторое создалась реальная угроза ее вскипания, и, как следствие, выброса горящих нефтепродуктов из пруда. Это и произошло около 20 часов, когда пылающая лава накрыла Луценко и Вотрина. Оба погибли практически мгновенно, а их обгоревшие тела извлекли из зоны пожара лишь после того, как пламя было полностью подавлено. Указом Президента РФ за героизм и стойкость, проявленные при тушении пожара на нефтяных отстойниках Сызранского НПЗ, майор Михаил Луценко и старшина Сергей Вотрин были посмертно награждены орденами «За мужество». Ныне на месте их гибели возведен мемориальный комплекс, а в музее боевой славы ОГПС-7 недавно была открыта экспозиция с макетом пожара на мазутных ямах.

 

20 августа 1992 года областной Совет народных депутатов принял решение об учреждении Герба Самарской области и положения о нём. Окончательный рисунок Герба был утверждён 8 октября 1992 года решением Малого совета Самарского городского Совета народных депутатов. За эталон законодатели приняли самарский герб, высочайше утвержденный ещё Указом Александра II от 5 (17) июля 1878 года. Также было принято следующее описание: «Герб города Самары представляет собой простой (неразделенный) щит французской формы, в центре которого изображена в лазоревом поле стоящая на зеленой траве дикая белая коза. Щит герба увенчан золотой императорской короной». Считается, что впервые герб у нашего города появился ещё в 1730 году, когда императрица Анна Иоанновна подписала указ об укреплении военных гарнизонов, находящихся на окраинах Российской империи. В числе множества городов, где должен был разместиться один из пехотных полков, была названа и Самара, которая тогда была всего лишь небольшим населённым пунктом. Но каков же должен быть рисунок знамени самарского полка? Ведь официально утвержденного герба у Самары в то время ещё не было. Тогда, согласно общепринятой ныне легенде, чиновник, готовивший царский указ к подписи, поручил своим клеркам разыскать любого офицера или хотя бы солдата, который был бы уроженцем тех мест. Вскоре нашли некоего артиллерийского сержанта Александра Чиркова, который до Москвы долго служил на Волге. При этом сержант вспомнил, что и он, и его приятели под Самарой не раз охотились на диких коз. Придворный художник с его слов быстро набросал ныне хорошо известный нам эскиз, в котором появилась «дикая коза белая, стоящая на траве в лазоревом поле». Подготовленный проект понравился императрице, и уже 8 марта 1730 года Анна Иоанновна подписала указ об утверждении описанного выше герба Самары.

 

15 октября 1992 года 17-летний боксёр из города Жигулёвска Самарской области Олег Элекпаевич Саитов, воспитанник тренера И.П. Уткина, в финальном бою на V чемпионате мира среди юниоров, который проходил в канадском городе Монреале, безоговорочно победил своего соперника, и в итоге стал чемпионом мира. А ещё раньше, в апреле того же года, Саитов на юниорском чемпионате в шотландском городе Эдинбурге стал чемпионом Европы. Впоследствии Саитов становился трёхкратным чемпионом России (1996, 1997 и 1999 годы), двукратным олимпийским чемпионом (1996 и 2000 годы), бронзовым призёром Олимпийских игр 2004 года в Афинах, а также выиграл ещё множество других российских, европейских и мировых турниров по боксу. За эти достижения спортсмены в 1995 году было присвоено звание заслуженного мастера спорта России. В 2000 году Саитов также стал обладателем Кубка Вэла Баркера - приза, который ещё с 1936 года вручается самому техничному боксёру Олимпийских игр. В июне 2005 года Олег Саитов был назначен руководителем департамента физической культуры и спорта Самарского региона (впоследствии департамент был преобразован в министерство). В 2013 году Олег Саитов переехал в Сахалинскую области, где сначала был назначен министром спорта, а с сентября 2017 года он является депутатом Сахалинской областной думы (председателем её постоянного комитета по спорту, туризму и молодежной политике).

 

Главное самарское событие года

28 мая 1992 года завершилось повторное рассмотрение дела Албычева Александра Юрьевича, 1968 года рождения, жителя Тольятти, убившего своих родителей из-за легковой машины. По завершении процесса судья Н.М. Шабанов приговорил Албычева к 15 годам лишения свободы. В ходе предыдущего слушания дела завершилось судья М.С. Медведев 9 октября 1990 года приговорил его к смертной казни, однако приговор был отменён, и дело было возвращено судом в прокуратуру для проведения дополнительного расследования.

 

Чисто тольяттинское убийство

Эти сцены красивой жизни ему снились чуть ли не каждую ночь. Словно наяву, перед его взором вновь и вновь возникали одним и те же картинки: он выходит из престижного ресторана, и, поигрывая ключами, направляется к собственной машине – «Мерседесу», «Форду», «Вольво», или, на крайней случай, к «девятке» последней модели. На него бросают завистливые взгляды и швейцар, и официанты ресторана, не говоря уже о рядовых прохожих. Стройные блондинки и жгучие брюнетки, толпой стоящие поодаль, замирают в ожидании – какую же из них этот шикарный юноша сейчас возьмёт под руку, усадит на переднее сиденье своего лимузина и отправится вместе с ней прямиком к тёплому морю…

Однако ночь всегда кончалась. Вместе с ней улетучивались, как дым, и эти сладкие грёзы. Он открывал глаза – и снова видел вокруг себя лишь серые бетонные стены камеры (рис. 1).

 

Пропавшие родители

Третий день подряд Саша Албычев, еще весной исключённый из Тольяттинского политехнического института за неуспеваемость, спокойно и безмятежно отдыхал. С утра он выводил из гаража родительский «жигулёнок», который наконец-то оказался в его руках, затем заезжал за своей новой пассией, которую звали Анжела, потом прихватывал кого-нибудь из её подружек – и молодые люди отправлялись на волжский пляж (рис. 2).

Погода в июле 1989 года удалась, солнце каждый день заливало берег Волги своими яркими лучами, а девушки, загоравшие на горячем песке, затаив дыхание, слушали Сашин рассказ о том, как накануне он провожал родителей в аэропорт на заграничный рейс. Особенно привлекало то, что его отец перед отъездом торжественно вручил Саше ключи от автомашины, доверенность на управление и крупную сумму денег, чтобы в их отсутствие парень мог широко пожить в свое удовольствие (рис. 3-5).

Однако вечером, когда счастливый автовладелец лихо подкатил к своему гаражу, он увидел у ворот старшего брата Павла. Тот явно был чем-то встревожен.

- Ты не знаешь, где родители? – спросил его брат.

- Позавчера уехали на дачу и до сих пор не вернулись, - безмятежно ответил несостоявшийся студент. – И вообще, мне до них нет никакого дела. Ты же знаешь: у родителей своя жизнь, у меня – своя…

- А чего это ты вдруг разъезжаешь на отцовской машине? – продолжал беспокойно допытываться Павел. – Они же на дачу всегда только на ней ездили…

- А на этот раз они решили отправиться автобусом, - невозмутимо отрезал Саша. – Причём перед отъездом отец отдал мне ключи и от машины, и от гаража. Уловил? При случае сам у них спросишь…

Старший брат ещё больше встревожился. Загадочное исчезновение родителей начинало беспокоить его всё больше и больше. Его отец Юрий Никандрович Албычев работал наладчиком на механосборочном производстве ВАЗа, а мать Валентина Павловна вместе с Павлом – в КВЦ завода: она – конструктором, он – слесарем. Началось же его беспокойство, когда утром к Павлу подошла сослуживица матери и спросила, что же это Валентина Павловна не выходит на работу. Мол, поступило срочное задание от руководства, и она в одиночку справиться с ним не в состоянии. И так как старший брат уже давно жил отдельно от родителей, то после этого разговора сердце у него не раз ёкало от тревожного предчувствия.

И вот сейчас, вечером, подтвердились самые худшие опасения Павла – с Валентиной Павловной и Юрием Никандровичем явно что-то случилось. А братец при этом, оказывается, уже который день подряд катает девочек на папиной машине, и при этом всех уверяет, что ничего не знает о родителях, хотя и живёт с ними в одной квартире. Все это выглядело очень странно: ведь Юрий Никандрович до сих пор категорически отказывался доверять ему руль автомобиля. А когда младший брат однажды взял без спроса у родителей ключи от гаража и от машины, чтобы покрасоваться за рулем перед знакомыми девушками, отец и вовсе врезал замок в дверь своей комнаты, запретив Александру без особого приглашения вообще переступать её порог. С того дня отношения между родителями и младшим сыном становились все более и более прохладными.

Из телетайпограммы Автозаводского РОВД г. Тольятти: «16 июля 1989 года супруги Албычевы - Валентина Павловна и Юрий Никандрович, проживающие по адресу: г. Тольятти, улица Степана Разина, д. 71, кв. 31, с утра уехали на дачу в район села Хрящевка и до сих пор не вернулись. Просим ориентировать на розыск весь личный состав».

Разговор с братом, казалось бы, озадачил Александра. Он оставил в двери соседней комнаты записку: «Родители, вас все потеряли. Позвоните к себе на работу», а затем и вовсе вызвался съездить на дачу в село Хрящевка. Однако, приехав сюда в сопровождении своей подружки Анжелы и её отца, Саша даже не стал заходить на дачу. Он только бросил беглый взгляд на садовый участок и на дрова, хранящиеся у сарая, после чего заявил: «Родителей здесь не было. Как мы с отцом сложили дрова у стены – в том же порядке они до сих пор и лежат».

 

Под давлением улик

Александр Албычев в тот момент даже и не подозревал, что как раз в день их поездки на дачу, упомянутой выше, случайные прохожие нашли на свалке в Комсомольском районе паспорт Валентины Павловны. Не знал он и о том, что работники милиции почти одновременно с этим закончили поквартирный оюход жителей дома № 71 на улице Степана Разина. Проживающая с ними в одном подъезде соседка А.М. Таранова рассказала следователю, что 16 июля Албычевы вернулись с дачи около полудня, и уже вскоре, буквально через полчаса после их возвращения, из окна послышался душераздирающий крик. Но больше всего Сашу наверняка встревожили бы показания А.А. Пулькиной, их соседки по даче. Она рассказала работникам милиции, что 16 июля Албычевы действительно находились на своём садовом участке, причем приехали они сюда на… собственной машине!

Утром 26 июля Александр Албычев был арестован по обвинению в умышленном убийстве своих родителей. На первых допросах он пытался отрицать, что вообще видел их дома в середине дня 16 июля. Затем, припёртый к стене показаниями свидетелей и данными судебно-медицинской экспертизы, Саша сделал первый шаг к признанию.

- Да, - заявил он, - на мне действительно лежит ужасный грех – убийство отца. Однако я сделал это, будучи в состоянии сильного душевного волнения и в пределах необходимой обороны, защищая свою жизнь и пытаясь отомстить за смерть матери…

Вот какие показания дал Александр Албычев 1 августа 1989 года в следственном изоляторе:

«Около 12 часов 16 июля я пришел домой, открыл дверь своим ключом – и увидел страшную картину: мать неподвижно лежала в своей комнате на паласе. Я позвал её, но мама не откликалась, и тут я понял, что она мертва. Я сразу же догадался, что её во время семейного скандала убил супруг, с которым мать давно не ладила. Отец в это время находился на кухне и не слышал, как я вошёл. Однако через несколько секунд он выглянул в коридор, увидел, что я смотрю на труп матери, и, поняв, что убийство раскрыто, начал бить меня по голове и по телу с целью лишения жизни. Отбиваясь от него, я схватил стоящую в углу полированную доску и ударил ею отца по голове, от чего он скончался на месте. В ту же ночь я вывез труп отца в лес и закопал, а на следующую ночь проделал то же самое с трупом матери. В милицию обо всем происшедшем я не заявлял, так как боялся, что меня обвинят в убийстве обоих родителей».

Александра отвезли за город, чтобы он показал место, где закопал трупы родителей. Их останки были извлечены из земли 3 августа. Казалось бы, версия сына во всём подтвердилась, и потому, при всём ужасе произошедшего, Александр вполне мог надеяться на снисходительность суда. Ведь по статье 106 УК РСФСР, карающей за убийство при превышении пределов необходимой обороны, в то время предусматривалось наказание не более двух лет лишения свободы.

Однако на этом этапе следствие отнюдь не завершилось. Вскоре в дело были подшиты протоколы новых свидетельских показаний, никак не согласующиеся с версией подозреваемого. Оказалось, что уже весной 1989 года, то есть за несколько месяцев до преступления, он начал распространять среди знакомых и соседей слухи о том, что его родители уже в ближайшее время якобы собираются эмигрировать в Йемен. При этом, говорил Саша, всё своё домашнее имущество, вместе, разумеется, с автомашиной, они оставляют ему, младшему сыну. Более того: за день до трагедии Александр уже сообщил Анжеле и её подруге Наташе, что сегодня утром он уже проводил Валентину Павловну и Юрия Никандровича в аэропорт, откуда они прямиком и отправились в Йемен. А в доказательство их отъезда Саша тут же предложил отцу Наташи купить у него гараж за 6 тысяч рублей, а также попросил помочь ему отвезти в комиссионный магазин принадлежавшие родителям стиральную и швейную машины, фотоаппарат и фотоувеличитель. Мол, теперь эти вещи принадлежат мне – что хочу, то и делаю с ними. Отец Наташи благоразумно отказался от покупки гаража, а поездку в комиссионку попросил отложить на несколько дней, сославшись на нехватку времени.

При дальнейшем следствии не нашли своего подтверждения и слова Албычева-младшего о том, что на него якобы набросился Юрий Никандрович, и что сын в результате убил отца, защищая собственную жизнь. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, на теле Александра не нашлось ни единой отметины, хотя бы отдаленно напоминающей последствия побоев. А вот под ногтями подозреваемого и на его шортах эксперты обнаружили пятна крови, принадлежащей отцу, на шее же Валентины Павловны – следы удушения двумя руками. При этом, согласно заключению судебных медиков, расположение и размер пальцев, которые оборвали жизнь женщины, как нельзя лучше подходили для кистей рук Александра, но ни в чём не соответствовали рукам его отца.

В ходе судебного процесса были подробно проанализированы показания свидетелей, данные экспертиз, осмотрены вещественные доказательства по делу и изучены другие улики, собранные следствием. В результате суд пришел к страшному выводу: да, действительно, днем 16 июля 1989 года в квартире на улице Степана Разина в Тольятти 19-летний Александр Албычев из корыстных побуждений совершил умышленное убийство собственных родителей. А поскольку сам обвиняемый и на предварительном следствии, и в ходе судебного процесса категорически отказывался сообщить, как всё происходило в реальности, автору этих строк придется восстановить сцену убийства по материалам его уголовного дела (рис. 6-9).

 

«Жигулёнок» как причина убийства

Да, отношения Саши и его родителей не сложились. Особенно напряженными они стали после того, как Сашу за неуспеваемость исключили из политехнического института, и он около полугода, что называется, сидел на шее у Юрия Никандровича. Правда, отец иногда подбрасывал ему десятку-другую, но при этом каждый раз напоминал, что он не намерен долго терпеть в своём доме тунеядца. Мол, пора бы молодому человеку и честь знать – нужно поскорее или устраиваться на работу, или снова поступать в институт. А уже родительская автомашина и вовсе стала для них «яблоком раздора». После того, как однажды Александр буквально из-под носа у отца угнал его «жигулёнок», Юрий Никандрович вообще запретил сыну даже заикаться о машине.

Как видно, мысль о необходимости избавиться от родителей пришла в голову Александру Албычеву задолго до того рокового дня, когда он совершил это жуткое преступление. Во всяком случае, для того, чтобы заранее обеспечить себе алиби, претендент на отцовскую машину уже за несколько месяцев до убийства стал рассказывать знакомым и соседям, что Юрий Никандрович якобы разочаровался в советской действительности, и потому, мол, он уже подготовил все документы для выезда за границу. А вскоре Александру представилась удобная возможность для осуществления своего преступного замысла.

Около 12 часов дня 16 июля его родители вернулись с дачи, причём Саша решил, что никто из соседей не видел, как они выходили из лифта. Остальное решили секунды. Когда отец наклонился над умывальником в ванной комнате, чтобы вымыть руки после поездки, сын схватил полированную доску, стоявшую в кухне, и нанес по голове отца два сильных удара, от которых Албычев-старший скончался на месте.

- Что это там у вас упало? – услышал Александр голос Валентины Павловны, которая в тот момент находилась в комнате. По звуку шагов он определил, что мать направляется в кухню, чтобы узнать, что же там случилось. Больше ничего она спросить не успела: сын встретил её на пороге комнаты, и, повалив на палас, схватил за горло. Тут-то и раздался тот самый предсмертный душераздирающий крик, который слышала соседка.

Самое страшное, что в душе подонка, зверски лишившего жизни собственных мать и отца, ни в момент убийства, ни после него не шевельнулось и тени раскаяния или сожаления. Об этом свидетельствуют все дальнейшие события. Для Александра главным в этой ситуации был тот факт, что желанная жестянка на четырех колесах наконец-то оказалась в его полном распоряжении. Поэтому он, едва смыв с рук кровь отца, тут же выхватил из его кармана ключи от машины и гаража, после чего, даже не убрав с паласа трупы, немедленно отправился развлекаться с девушками на пляж. Следующими ночами он закапывал в лесу тела родителей, а днём, как ни в чем не бывало, рассказывал окружающим байки об их отъезде в Йемен, распродавал их вещи и хвастался отцовской машиной перед Анжелой и её подругами.

Ещё на предварительном следствии Александр Албычев пытался симулировать сумасшествие, но психиатрическая экспертиза показала его полную вменяемость. А в судебном зале он своей вины так и не признал. Вместо дачи показаний подсудимый оскорблял прокурора, хамил судье, угрожал свидетелям. Он обливал грязью даже покойного отца: например, заявлял, что всё своё имущество Юрий Никандрович нажил за счет хищений с АвтоВАЗа, где он работал.

- Почему вы не занимаетесь расследованием его заводских преступлений? – выкрикивал сын на суде. – Ведь у отца была золотая челюсть. Неужели никто не видит, сколько он всего наворовал!

В конце концов из-за своего хулиганского поведения подсудимый был удален из судебного зала, и дальше уголовное дело дослушивалось уже без него. В итоге судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда под председательством Михаила Медведева признала Александра Албычева виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктами «а» и «з» ст. 102 УК РСФСР (умышленное убийство двух человек, при отягчающих обстоятельствах, из корыстных побуждений). Приговор был вполне ожидаемый: исключительная мера наказания, то есть смертная казнь через расстрел.

Правда, через несколько месяцев, Верховный суд РСФСРЮ после кассационной жалобы адвоката, принимая во внимание юный возраст осуждённого, возвратил его дело на новое рассмотрение в ином составе суда. Ещё через год в ходе нового судебного разбирательства судья Николай Шабанов приговорил Александра Албычева к 15 годам лишения свободы в колонии строгого режима, и эта мера наказания так и осталась окончательной.

В 2004 году убийца своих родителей вышел на свободу, отсидев «от звонка до звонка». Однако в Тольятти его никто не ждал. Ни брат, ни другие родственники Александра в течение этих долгих пятнадцати лет так ни разу и не посетили его в колонии, да и после освобождения они видеть его больше не захотели (рис. 10).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

(При подготовке публикации использованы материалы уголовного дела № 02-76-1992 год из архива Самарского областного суда).

 

Литература

Ерофеев В.В. «Жигулёнок» цвета крови. – Газета «Волжская коммуна», 29 ноября 2008 года.

Ерофеев В.В. Два трупа за «жигулёнок». – Газета «Мир криминала», № 17 – 2009 год, май.


Просмотров: 43


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара