При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Чернобыль местного значения. 1983 год

Международные события года

1 января 1983 года компьютерная сеть ARPANET (английская аббревиатура Advanced Research Projects Agency Network) впервые в мире была преобразована для передачи на расстояние не аналоговых, а цифровых данных, или, как выражаются специалисты, она с указанного числа сменила основной протокол с NCP на TCP/IP. Тем самым ARPANET стала прототипом современной всемирной сети Интернет. В ней с самого начала использовался маршрутизируемый протокол IP, который и поныне является основным протоколом передачи данных в Интернете. А история ARPANET началась ещё в декабре 1969 года, когда она в качестве экспериментальной сети была создана Агентством Министерства обороны США по перспективным исследованиям (сокращённо DARPA, аббревиатура от Defense Advanced Research Projects Agency). Тогда эта сеть соединила между собой четыре крупных компьютерных центра: Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе (UCLA), Калифорнийский университет в Санта-Барбаре (UCSB), исследовательский университет Стэнфорда (SRI) и университет штата Юта. В дальнейшем к этой компьютерной сети стали подключаться всё новые и новые пользователи, и через пять лет она охватила всю территорию Соединённых Штатов Америки, а затем вышла за её пределы. ARPANET как структура прекратила своё существование в июне 1990 года, органично влившись во всемирную компьютерную паутину. А дата 1 января 1983 года ныне считается днём рождения современного Интернета.

 

24 февраля 1983 года в Индии, в штате Ассам, во время предвыборной парламентской кампании начались жестокие столкновения между националистическими и экстремистскими группировками и местными жителями. В этом штате проживают около 115 различных этнических групп, говорящих более чем на 45 языках, среди которых наиболее распространены ассамский (52% от всего населения штата) и бенгальский (22%). Носители языка хинди, который в Индии является одним из государственных, в штате составляют всего лишь около 5%. В начале 80-х годов здесь резко активизировалась нелегальная политическая организация под названием «Объединённый фронт освобождения Ассама» (ULFA), которая на основании языковой структуры штата требовала отделения его от Индии и образования отдельного независимого государства. В начале 1983 года ULFA в своей борьбе перешёл на вооружённые и террористические методы, организуя взрывы в людных местах и столкновения между различными этническими группами населения, что и произошло в ходе предвыборной борьбы в штате Ассам. Здесь 24 февраля жертвами межобщинной резни, спровоцированной активистами ULFA, стали, только по официальным данным, свыше 1500 мирных жителей. После этого при столкновениях индийских войск с вооружёнными группировками ULFA погибло ещё не менее 10 тысяч человек. Индийская печать тогда отмечала, что беспорядки в штате Ассам стали прямым следствием вмешательства спецслужб США. Это подтвердили результаты операции, проведенной силами безопасности против экстремистов, во время которой были захвачены документы, неопровержимо свидетельствующие о наличии тесных связей между вооружёнными группировками из племени нага и ЦРУ США. Тогда же премьер-министр Индии Индира Ганди потребовала от сотрудников консульства США в Калькутте отказаться от вмешательства во внутренние дела северо-востока страны, однако ощутимых результатов её обращение не принесло. А 31 октября 1984 года Индира Ганди была застрелена собственными телохранителями.

 

25 апреля 1983 года американская школьница Саманта Смит получила приглашение от советского лидера Юрия Владимировича Андропова посетить СССР. Это был ответ на её письмо, в котором девочка выразила опасения о возможном начале ядерной войны. А началось всё с того, как в ноябре 1982 года на обложке журнала «Time Magazine» Саманта увидела фото президента США Рональда Рейгана и нового советского руководителя Юрия Андропова в качестве человека года. В одной из статей того журнала было сказано, что под руководством Андропова Советский Союз как никогда угрожает безопасности США. Тогда школьница и написала вот такое письмо: «Мне десять лет. Поздравляю Вас с Вашей новой работой. Я очень беспокоюсь, не начнётся ли ядерная война между Россией и Соединёнными Штатами. Вы собираетесь проголосовать за начало войны или нет? … Бог создал Землю, чтобы мы все вместе жили в мире и не воевали. Искренне Ваша, Саманта Смит». В начале 1983 года часть письма была опубликована в газете «Правда», а затем американская школьница получила письмо от Андропова, в котором генсек пригласил её посетить Советский Союз. Саманта с родителями прилетела в СССР 7 июля 1983 года. В аэропорту её встречало множество людей, неравнодушных к событию и политике. За две недели, проведённые семьёй Смит в Советском Союзе, посол доброй воли Саманта посетила Москву, Ленинград и главный пионерский лагерь «Артек» в Крыму. Она увидела Кремль, возложила цветы к месту погребения Юрия Гагарина и к могиле Неизвестного солдата, посетила мавзолей Ленина и зал заседаний Верховного Совета СССР. Хотя тяжело больной Андропов так и не встретился с американской гостьей, они разговаривали по телефону. Перед отлётом домой 22 июля Саманта улыбнулась телекамерам и с улыбкой крикнула по-русски: «Будем жить!». К сожалению, 25 августа 1985 года, возвращаясь со своим отцом со съемок сериала Lime Street, Саманта Смит погибла в авиакатастрофе. Это происшествие вызвало широкий общественный резонанс и породило множество теорий заговора. А в 1986 году в качестве ответного визита доброй воли в США побывала советская школьница Катя Лычёва.

 

25 октября вооружённые силы США начали операцию «Urgent Fury» («Вспышка ярости»), в ходе которой они вторглись на небольшой остров Гренада в Карибском море. По официальной версии Госдепартамента, вторжение было предпринято «с целью защиты американских граждан и восстановления стабильности в стране по просьбе Организации американских государств». До этого с 1974 года на Гренаде господствовал авторитарный режим Эрика Гейри, ставленника Великобритании и США. Но в марте 1979 года его правительство было свергнуто, а к власти пришло левое движение «New Jewel Movement» во главе с Морисом Бишопом. Новое руководство страны взяло курс на активное сотрудничество с Кубой, СССР и другими социалистическими странами. С этого времени США стали вести откровенную подрывную политику против правительства Гренады. Когда в начале 1983 года на острове при участии кубинских рабочих началось строительство нового аэродрома, президент США Рональд Рейган заявил, что «под видом международного аэропорта на Гренаде сооружается стратегическая советско-кубинская военная база, которая несет угрозу безопасности Америки». При содействии ЦРУ США 19 октября того же года на острове вспыхнул вооружённый мятеж под руководством командующего гренадской армией генерала Хадсона Остина, в ходе которого Морис Бишоп был арестован и расстрелян, а 25 октября в 6 часов утра на Гренаде высадились воздушно-десантные, артиллерийские и инженерные части США. Столица страны Сент-Джорджес была полностью захвачена за несколько часов. Дважды американцы ошибочно обстреляли советское посольство, при этом один из наших сотрудников был тяжело ранен. А вот здание, в котором жили кубинские строители аэропорта, американцы полностью уничтожили артиллерийско-миномётным огнём. Всего в момент вторжения на Гренаде находилось 784 кубинца, в том числе 636 строителей, 44 врача и учителя, 43 военнослужащих. По официальным данным, в ходе операции на Гренаде 24 кубинца погибли, 49 были ранены, а ещё более 600 попали в плен. Впоследствии их всех депортировали на Кубу. Также были убиты 45 и ранены 337 жителей Гренады, а ещё в ходе боёв погибли 19 и получили ранения 116 военнослужащих США. Вторжение нанесло инфраструктуре и экономике острова значительный материальный ущерб. Операция США на Гренаде была встречена широким международным осуждением, даже со стороны стран, являвшихся их союзниками. Американские войска в основном были выведены с острова 15 декабря, но здесь всё же остались 300 военнослужащих США, а также представители военного контингента восточно-карибских государств. 3 декабря 1984 года в стране прошли парламентские выборы, на которых победила Новая национальная партия под руководством правоцентриста Герберта Блейза.

 

26 ноября 1983 года в Лондоне, в аэропорту Хитроу, произошло ограбление склада, одно из крупнейших в мировой истории. Из хранилища компании «Brinks Mat» злоумышленниками было похищено £3 млн наличными, необработанные алмазы, и ещё 76 ящиков с 6800 золотыми слитками общей стоимостью около 26 млн. фунтов стерлингов, которые готовились к отправке на Дальний Восток. Шестеро грабителей в масках во главе с Брайаном Робинсоном (Brian Robinson) и Мики Мак-Эвоем (Micky McAvoy) ночью ворвались на склад, связали охранников, облили их бензином, и, угрожая поджечь, заставили отдать ключи. Затем бандиты с помощью автопогрузчика переместили ценности в грузовик и исчезли. Преступление было вскоре раскрыто в первую очередь не благодаря умению полиции, но из-за глупости и жадности самих преступников. Их наводчиком был один из охранников, и выяснить это полиции не составило особого труда. Но при этом два главных грабителя не только не попытались скрыться за рубеж, но открыто приобрели недвижимость в Юго-Восточной Англии. Один из них для охраны дома и участка завел ротвейлеров и назвал одного из них «Бринкс», а другого «Мэт». Но окончательно преступников выдал тот факт, что они переплавляли слитки золота в обычном сарае, и потому соседи очень скоро обратили внимание на раскаленный добела тигель, который ни от кого особо не прятали. Впоследствии Робинсон и Мак-Эвой по приговору суда получили по 25 лет лишения свободы каждый. Однако в ходе обыска у Робинсона и Мак-Эвоя удалось обнаружить меньше половины украденного золота, и при этом следствие выяснило, что у них было ещё четверо сообщников. Ни этих сообщников, ни оставшуюся часть слитков Скотланд-Ярду не удалось найти до сих пор.

 

Российские события года

5 июня 1983 года в 21 час 40 минут в районе Ульяновска теплоход «Александр Суворов» во время туристического рейса врезался в пролёт железнодорожного моста, пересекающего Волгу. Столкновение произошло потому, что вместо ближнего к правому берегу третьего пролёта, который специально был предназначен для прохождения судов, теплоход на полном ходу зашёл под шестой несудоходный пролёт Ульяновского моста, а он был значительно ниже третьего. Скорость теплохода перед столкновением составляла 25 км/час, то есть была близка к максимальной. Хотя после столкновения у теплохода заглохли двигатели, он тем не менее по инерции прошёл за мостом ещё около 300 метров. В результате катастрофы у судна оказались полностью срезаны дымовые трубы, а также снесены расположенные на верхней палубе рулевая рубка, танцплощадка и кинозал, где многие пассажиры в это время смотрели фильм «Возвращение Святого Луки». Все находившиеся в кинозале и на танцплощадке люди попали в настоящую мясорубку, так как корабельные надстройки, не проходившие под габарит моста, сминались нечеловеческой силой, перемалывая людей и разрывая их на части. Многие из тех, кто находился на нижних палубах, сначала даже не поняли, что произошло. Когда они спешно поднялись вверх по трапам, то увидели страшную картину. Вниз по лестницам рекой бежали потоки крови, а верхняя палуба представляла собой кошмарную мешанину из металлических обломков и кусков тел людей. В результате столкновения пролёт железнодорожного моста оказался смещён на 40 см. В это время по мосту следовал грузовой поезд с 53 вагонами, из которых 11 сошли с рельсов и опрокинулись, а находившийся в них груз (уголь, зерно, брёвна) посыпался на теплоход. При этом в фермах моста застряла цистерна с бензином, которая только чудом не рухнула на покорёженное судно и не вызвала пожар. Число погибших при этой катастрофе, по разным данным, составило не менее 176 человек. Неопределённость здесь связана с тем, что во время рейса на «Александр Суворов» попало невыясненное число безбилетников, в основном родственников членов экипажа и обслуживающего персонала. Ликвидаторы аварии работали без сна и отдыха в течение пяти суток подряд, разбирая завалы. Пострадавших доставляли в ульяновские больницы, где благодаря героизму медиков удалось спасти жизни многих пассажиров. В ходе расследования этой трагедии эксперты пришли к выводу, что к столкновению привели, во-первых, халатность штурмана Митенкова и рулевого Уварова, но оба они погибли при аварии; во-вторых, отсутствие сигнальных огней на мосту в тёмное время суток. Третьей причиной посчитали будку путевого обходчика на шестом пролёте, которая в темноте своими очертаниями походила на сигнальный щит, обозначавший судовой ход. За случившееся в итоге на 10 лет лишения свободы был осуждён капитан теплохода В.В. Клеймёнов, который во время столкновения с мостом не присутствовал на капитанском мостике, а отдыхал в своей каюте, поскольку должен был выйти в дежурство в полночь. Из положенного срока Клеймёнов отсидел около 6 лет и был досрочно освобождён по состоянию здоровья, так как страдал гипертонией. В 1990 году он умер от сердечного приступа. А теплоход «Александр Суворов» впоследствии был восстановлен и ещё несколько лет возил туристов по Волге.

 

21 июля 1983 года на советской станции Восток в Антарктиде было зарегистрировано самое низкое значение температуры воздуха за всю историю метеонаблюдений на Земле, равное -89,2°С. Но всё-таки основным «полюсом холода» нашей планеты продолжает считаться станция Оймякон в Якутии, где в 1938 году была отмечена температура воздуха - 77,8°С. И хотя на станции Восток температура оказалась более низкой, нужно учесть, что эта станция расположена на высоте 3488 метров над уровнем моря. Поэтому для сопоставления результатов необходимо привести оба значения к уровню моря, и в этом случае абсолютным чемпионом по холоду становится Оймякон. А вот самой большой амплитудой температур на нашей планете отличается город Верхоянск в Центральной Сибири, где летние температуры достигают плюс 37°С, а зимние – минус 68°С. Ещё нужно отметить, что 12 декабря 2013 года на конференции Американского геофизического союза группа американских исследователей сообщила о том, что 10 августа 2010 года температура воздуха в одной из точек Антарктиды опускалась до −135,8 °F (−93,2 °С), однако данная информация была выявлена в результате анализа спутниковых данных НАСА. Поэтому полученное американцами значение так и не было зарегистрировано в качестве рекордного, поскольку его определили в результате спутниковых измерений, а не с помощью термометра.

 

7 августа 1983 года было принято известное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об укреплении социалистической трудовой дисциплины», задачей которого было - побороть прогулы и опоздания на работу, искоренить пьянство на рабочем месте, уменьшить количество брака в выпускаемой продукции, одним словом - навести порядок на производстве и на службе. Это стало одним из самых ярких решений нового генсека Юрия Андропова, совсем недолго занимавшего этот пост в нашей стране. Но на деле исполнение этого партийно-правительственного постановления приняло весьма экстравагантную форму. Простому народу во многих советских городах то время запомнилось милицейскими нарядами с привлечением дружинников, которые в рабочее время устраивали массовые облавы в кинотеатрах, магазинах, парикмахерских, и даже в банях и церквях. Целью таких рейдов было выявление и привлечение к ответственности нарушителей производственной дисциплины, «тунеядцев» и прочих «лиц без определённого рода занятий». Сейчас историки задаются вопросом: а была ли реальная польза от «андроповских» облав? Тут мнения расходятся. Одни эксперты считают, что никакого эффекта от них не было. В подтверждение говорят, что сам Андропов якобы разочаровался в этом методе, побывав однажды в учреждении, где сотрудники, строго находясь на рабочем месте, вместо работы травили байки, пили чай, вязали и так далее. Другие же утверждают, что в то время дисциплина на предприятиях действительно улучшилась, что не замедлило сказаться на экономических показателях страны. Действительно, в 1983 году в СССР был отмечен существенный прирост объёмов промышленного производства. Но все сходятся во мнении, что объективную оценку этим мерам Юрия Андропова ныне дать трудно из-за того, что его программа была реализована лишь частично. Ко времени принятия упомянутого постановления генсек был тяжело болен, а в феврале 1984 года его уже не стало.

 

1 сентября 1983 года неподалёку от острова Сахалин произошла одна из крупнейших в мире на тот момент катастроф с южнокорейским авиалайнером Boeing 747-230В (позывной — KAL 007) авиакомпании Korean Air Lines (KAL), выполнявшим международный рейс KE007 по маршруту Нью-Йорк-Анкоридж-Сеул. На его борту находились 23 члена экипажа и 246 пассажиров. Полёт до Сеула должен был проходить над нейтральными водами Тихого океана, однако после Анкориджа самолёт стал уходить вправо от назначенного курса. Спустя некоторое время он настолько отклонился на запад, что вошёл в закрытое воздушное пространство СССР, пролетел над теми районами Камчатки, где находились военные объекты, и позже прошёл над островом Сахалин. Полёт KAL 007 с момента пересечения им воздушной границы СССР наблюдался советскими средствами ПВО, которые пытались связаться с ним по радиоканалам, но безуспешно – экипаж не отвечал на вызовы. Когда самолёт уже пересёк Сахалин, он был перехвачен советским истребителем Су-15, и, и поскольку экипаж по-прежнему не отвечал на вызовы, поступил команда на его уничтожение. Сбитый самолёт упал в пролив Лаперуза в 37 километрах к юго-западу от Сахалина. Погибли все находившиеся на борту 269 человек, в том числе член Палаты представителей США Лоуренс Макдональд, собиравшийся баллотироваться на пост президента США. На момент ракетной атаки самолёт отклонился от курса более чем на 500 километров. Эта катастрофа вызвала серьёзное обострение в отношениях между СССР и США, которые на тот момент и без того были непростыми. В ходе расследования, проведённого Международной организацией гражданской авиации (ИКАО (ICAO)), выяснилось, что «Боинг» всё время летел с постоянным магнитным курсом 245°, вероятно, под управлением автопилота. Вплоть до поражения «Боинга» ракетой его пилоты были спокойны и вели обычные разговоры. Ничто не свидетельствовало о том, что они знали об уходе с курса или видели перехватчик. Комиссия пришла к выводу, что наиболее вероятной причиной отклонения от маршрута полёта было то, что пилоты «Боинга» неправильно настроили автопилот и затем не выполняли надлежащих проверок для уточнения текущих координат. Таким образом, нарушение воздушного пространства СССР было неумышленным. Этот вывод предполагает или некомпетентность, или халатность экипажа рейса 007. Относительно ответственности советской стороны комиссия пришла к выводу, что в момент отдачи приказа на уничтожение самолёта в руководстве ВВС СССР считали, что они имеют дело с американским самолётом-разведчиком RC-135, похожим по очертаниям на «Боинг», но не произвели исчерпывающей проверки принадлежности самолёта из-за фактора времени — «Боинг» вскоре должен был покинуть воздушное пространство СССР. В итоге родственникам погибших по решению судов разных стран авиакомпания Korean Air Lines выплатила денежные компенсации.

 

18 ноября 1983 года в самолёте Ту-134А, следовавшем с 57 пассажирами и четырьмя членами экипажа по маршруту Тбилиси-Батуми-Киев-Ленинград, была совершена попытка его угона в Турцию. Группа молодых грузин, которые в основном были детьми высокопоставленных родителей, решила таким образом бежать из СССР на Запад. Лидером группы стал 25-летний Иосиф Церетели, художник киностудии «Грузия-фильм». Кроме него, в попытке угона участвовали 26-летний Каха Ивериели, ординатор кафедры госпитальной хирургии Тбилисского медицинского института, его брат 30-летний Паата Ивериели, врач, 21-летний Гега Кобахидзе, актёр киностудии «Грузия-фильм», 25-летний Давид Микаберидзе, студент Тбилисской академии художеств, 19-летняя Тинатин Петвиашвили, студентка той же академии, и 32-летний Григорий Табидзе, безработный, наркоман, ранее трижды судимый за грабёж, угон машины и злостное хулиганство. За день до полёта Кобахидзе и Петвиашвили сыграли свадьбу, и потому их, как молодожёнов, при посадке в самолёт не досматривали. Это позволило преступной группе пронести на борт оружие: два пистолета «ТТ», два револьвера системы Наган и две ручные гранаты, которые оказались учебными, но угонщики об этом не знали. Когда в воздухе начался захват самолёта, Церетели, Табидзе и Каха Ивериели взяли в заложники стюардессу Валентину Крутикову. Прикрываясь ею, они ворвались в кабину пилотов, и, угрожая пистолетами, потребовали лететь в Турцию. В ответ на возражения экипажа Табидзе открыл огонь, убив бортмеханика и тяжело ранив проверяющего. Штурман тоже открыл огонь из пистолета, в результате чего был убит Табидзе и тяжело ранен Церетели. Оставшиеся преступники отошли от кабины, дверь в которую удалось закрыть изнутри. Командир передал на землю сигнал тревоги и начал возврат в Тбилиси. Террористы устроили в салоне кровавую бойню - убили одного из пассажиров и ещё пятерых ранили. Тем временем экипаж сумел посадить захваченный лайнер в аэропорту Тбилиси, где был введён в действие оперативный план «Набат», а самолёт оцепили военные. Стюардесса Крутикова, пытавшаяся выпрыгнуть наружу, была убита Микаберидзе. Последний, увидев, что самолёт всё-таки приземлился в СССР, а не за границей, покончил с собой. Поздним вечером в аэропорт Тбилиси прибыл специальный рейс с сотрудниками группы «Альфа» КГБ СССР. После многочасовых безуспешных переговоров ранним утром 19 ноября спецназовцы начали штурм самолёта. Операция по обезвреживанию террористов длилась 8 минут, при захвате никто не пострадал. В результате неудавшегося угона погибли 7 человек: 3 члена экипажа (бортмеханик Чедия, проверяющий Шарбатян и стюардесса Крутикова), 2 пассажира и 2 террориста (Табидзе и Микаберидзе). Ранения получили 12 человек: 3 члена экипажа, 7 пассажиров и 2 террориста. Командиру экипажа Ахматгеру Гардапхадзе и штурману Владимиру Гасояну за героизм и мужество в критической ситуации было присвоено звание Героев Советского Союза, остальные члены экипажа получили государственные награды. В августе 1984 года Верховный суд Грузинской ССР приговорил Чихладзе, Кобахидзе и братьев Ивериели к смертной казни, а Тинатин Петвиашвили получила 14 лет лишения свободы. Президиум Верховного совета Грузинской ССР отклонил просьбу приговорённых к исключительной мере наказания о помиловании, и приговор был приведён в исполнение 3 октября того же года. Во времена независимости Грузии грузинскими националистами предпринимались попытки оправдать действия угонщиков борьбой с советским режимом, но безуспешно. Тинатин Петвиашвили была амнистирована в 1991 году указом Звиада Гамсахурдия и вышла на свободу досрочно.

 

Самарские события года

6 января 1983 года в Куйбышеве на улице Фрунзе, 155б, был открыт единственный в мире монографический музей А.Н. Толстого (ныне Музей-усадьба А.Н. Толстого). Эта городская усадьба второй половины XIX века уникальна в своем роде, и она имеет самостоятельную историко-культурную ценность помимо того, что здесь собраны уникальные экспонаты. Здание строилось в 1881-1882 годах по заказу отставного штабс-капитана А.И. Вернера, и в конце 1899 года оно стало собственностью Алексея Аполлоновича Бострома. В этом двухэтажном деревянном доме Алёша Толстой жил в 1899-1901 годах, когда он был воспитанником Самарского реального училища. Как свидетельствуют письма его родителей, в то время семья занимала правую сторону второго этажа. Здесь до своих последних дней жили мать и отчим Алексея Николаевича. Впоследствии, уже будучи студентом Петербургского технологического института, А.Н. Толстой постоянно приезжал в этот дом на праздники и каникулы. Это продолжалось вплоть до 1906 года, до смерти его матери. Позднее Алексей не раз бывал здесь в гостях у отчима. Последний раз он приезжал сюда в 1913 году. Усадьба принадлежала Бострому до 1918 года, после чего она была национализирована и стала коммунальным жильем. Но при этом семья Бострома и после революции продолжала занимать квартиру на втором этаже с правой стороны здания в глубине двора, остальные квартиры сдавались внаем. На первом этаже флигеля находились дворницкая, кухня, в подвале - прачечная. Часть двора тогда занимали два садика с беседками: одна - для взрослых, другая, с игровой площадкой – для детей. К нынешнему дню территория усадьбы восстановлена в своих исторических границах, на ней заново возведены прежние надворные постройки. В свете всего сказанного вполне логичным выглядело открытие в Самаре скульптуры Буратино, главного героя «Золотого ключика», которое состоялось 15 сентября 2013 года около здания музея-усадьбы А.Н. Толстого. Скульптура создавалась на основе образа главного героя советского фильма «Приключения Буратино». Дмитрий Иосифов, сыгравший Буратино в этом фильме, присутствовал на открытии композиции. Автор памятника — тольяттинский скульптор Степан Корслян. Композиция выглядит следующим образом: бронзовый Буратино стоит, высоко подняв вверх руку с ключиком, у его ног — большая книга.

 

10 марта 1983 года приказом по Приволжскому управлению гидрометеослужбы (УГМС) был организован Приволжский гидрометцентр (ГМЦ). Бурно развивавшаяся в то время экономика Среднего Поволжья требовала не только оперативной информации (гидрометеорологических и агрометеорологических прогнозов, предупреждений об опасных явлениях погоды, и так далее), но и обобщённых данных за многолетний период гидрометеорологический наблюдений. В 1981 году был окончательно автоматизирован процесс построения (наноски) кольцевых карт погоды. Это заметно повысило надёжность прогнозов погоды. Тогда же из Москвы в управление стали присылать составляемые ГМЦ СССР прогнозы максимальных и минимальных температур воздуха и вероятности осадков. В целом же к началу 80-х годов структура управления уже перестала соответствовать качественно и количественно изменившемуся объему работ бюро погоды и Куйбышевской гидрометобсерватории. Новый этап в деятельности Приволжского УГМС начался после того, как на базе действовавших в то время Куйбышевского бюро погоды и Куйбышевской головной гидрометобсерватории в соответствии с приказом по управлению № 43а от 10 марта 1983 года при нём был организован Приволжский гидрометцентр. Его начальником тогда же был назначен В.С. Никулин, заместителем начальника – И.С. Столярчук, главным инженером-синоптиком – Т.П. Иванова. Основными подразделениями в структуре ГМЦ стали отдел метеорологических прогнозов (ОМП), отдел агрометеорологических прогнозов (ОАМП), отдел гидрологических прогнозов (ОГП), отдел метеорологии (ОМ), отдел климата (ОКЛ) с входящей в него группой аэрологии, отдел гидрологии (ОГ) и некоторые другие – всего 14 подразделений.

 

2 сентября 1983 года близ посёлка Волжский Красноярского района инспектор дорожного надзора 22-летний сержант милиции Александр Егорович Соколов на патрульной машине ВАЗ-2101 обеспечивал безопасность движения колонны с рабочими, возвращавшимися с сельскохозяйственных работ. Неожиданно он увидел, что встречный автомобиль КАМАЗ, которым управлял И.З. Милишев, грубо нарушил правила дорожного движения - выехал на встречную полосу, по которой в тот момент шла колонна автобусов. Тем самым КАМАЗ создал аварийную ситуацию, грозящую гибелью многих людей, и при этом его водитель не реагировал на сигналы милицейской машины. Соколов в долю секунды принял единственно верное решение – он поставил свой патрульный автомобиль перед несущимся грузовиком, и в результате от сильного удара КАМАЗа в его машину погиб. Так А.Е. Соколов ценою свой жизни спас множество других людей. Указом Президиума Верховного Совета СССР бесстрашный сержант милиции был посмертно награждён Орденом Красной Звезды, а одна из улиц Куйбышева позже названа его именем.

 

15 ноября 1983 года на заседании бюро Куйбышевского областного комитета КПСС был рассмотрен вопрос «О ходе строительства и задачах по безусловному обеспечению ввода в эксплуатацию пусковых строек первостепенной государственной важности в 1983 году». На заседании было отмечено, что на большинстве таких строек план трёх кварталов выполнен. Высокую строительную и монтажную готовность имели такие объекты, как производственные корпуса Новокуйбышевской трикотажной и Тольяттинской швейно-трикотажной фабрик и завода «Сызраньсельмаш», где уже развернулись пусконаладочные работы. Вместе с тем план строительно-монтажных работ 10 месяцев не был полностью выполнен на производственных объединениях «Пластик» (город Сызрань) и «Трансформатор» (город Тольятти), на Чапаевском заводе химудобрений и на Кротовской птицефабрике. Трестами №№ 4 и 25 «Главсредневолжскстроя», «Промстроем-2» и «Куйбышевгидростроем» было допущено отставание в возведении новых мощностей на «Сызраньсельмаше» и тепличного комплекса «Овощевод». Трестом «Куйбышевтрубопроводстрой» не ликвидировано большое отставание на строительстве авиакеросинопровода производственного объединения «Куйбышевнефтеоргсинтез». На некоторых пусковых комплексах неудовлетворительно ведётся строительство вспомогательных объектов. Были выявлены недостатки и на других важнейших стройках. В связи с этим бюро обкома КПСС предупредило руководителей названных предприятий и строительных трестов об их персональной ответственности за своевременную сдачу в эксплуатацию этих пусковых объектов.

 

Главное самарское событие года

14 июня 1983 года в цехе № 81 производственного объединения «Куйбышевфосфор» (Тольятти) произошел радиационный инцидент, связанный с кражей радиоактивной капсулы практикантами СГПТУ-58 Ш.Ш. Яфизовым и М.К. Мельниковым, которые получили радиационные ожоги.

 

Чернобыль местного значения

Хотя с момента Чернобыльской катастрофы прошли уже десятилетия, рядовой гражданин, скорее всего, до сих пор так и не осознал всей значимости события, случившегося на севере Украины в ночь на 26 апреля 1986 года. И дело здесь вовсе даже не в «атомном джинне», столь неожиданно вырвавшемся из закупоренного сосуда - ядерного реактора. Дело здесь в другом: после Чернобыля кардинально изменилось наше отношение к радиации. Мы больше не считаем её безопасным и безвредным явлением, вроде кошки, мирно мурлыкающей под рукой…

И при этом мало кто знает, что вокруг нас ежедневно и ежеминутно работают сотни и тысячи небольших источников радиации, которые можно увидеть, например, на электростанциях, на промышленных и добывающих предприятиях, в научно-исследовательских институтах, и даже в медицинских учреждениях. Но при беспечном к ним отношении такие радиационные источники вполне способны породить вокруг себя самый настоящий «мини-Чернобыль», который вполне может нанести вред здоровью десятков и сотен людей. А в качестве примера такого воздействия нужно вспомнить радиационный инцидент, который в середине в 80-х годов прошлого века произошёл на тольяттинском объединении «Куйбышевфосфор», и причиной тому стала именно обычная повседневная безалаберность (рис. 1).

 

Любопытные пэтэушники

Из акта расследования радиационной аварии в производственном объединении «Куйбышевфосфор»:

«12 июля 1984 года при проведении дозиметрического контроля и проверки фактического наличия радиоактивных сигнализаторов уровня в цехе № 81 в отделении обжига фосфоритов было обнаружено отсутствие источника радиационного излучения № 083 в контейнере № 1916 на бункере 1670-II, в котором находился цезий-137. Одновременно было обнаружено радиоактивное заражение слесарной мастерской, мужских бытовых шкафов и двух участков на территории цеха. При расследовании установлено, что в июне 1983 года источник радиационного излучения был похищен слесарями-практикантами СГПТУ-58 Яфизовым Шамилем Шаукетовичем, 1965 года рождения, проживающем на улице Ново-Промышленной, 10, и Мельниковым Михаилом Константиновичем, 1965 года рождения, проживающем на улице Степана Разина, 18. В тот же день они принесли радиационный источник в слесарную мастерскую, и здесь разбили пополам, вследствие чего радиоактивный порошок был рассыпан по мастерской, а затем с мусором и пылью разнесён по территории цеха…»

Кстати, проведенные замеры тогда показали, что даже на газонах у цеха, где в течение года ссыпали выметенный с его территории мусор, уровень радиационного излучения составлял от 0,2 до 1,5 миллирентген в час, то есть он был в 1000 раз выше естественного фона. А вот в некоторых точках злополучной мастерской и в бытовых шкафах рабочих стрелка радиометра просто зашкаливала: здесь уровень радиации поднимался до 1 рентгена в час (рис. 2-4).

Вот как о том чрезвычайном происшествии вспоминала Людмила Ефимовна Королёва, которая в 1983 году была сотрудником отделением радиационной гигиены Самарского областного центра государственного санитарно-эпидемиологического надзора (рис. 5).

- Расследование аварии, случившейся на заводе «Куйбышевфосфор» в Тольятти, для меня и инженера-физика Владимира Исааковича Рубина началось с самого обычного телефонного звонка из Тольяттинской СЭС. Нам сказали так: «Приезжайте, у нас произошла авария». И мы поехали на этот завод. Это было в июле 1984 года. Но когда мы сюда прибыли, то выяснилось, что инцидент начал развиваться более чем за год до его обнаружения – в июне 1983 года. Объяснялась же эта задержка тем, что о происшествии долгое время никто не знал. Оно вскрылось лишь в результате планового обследования предприятия, которое здесь раз в год по договору проводили специалисты из Горького. Они-то и обнаружили очень высокий уровень радиации в одном из цехов, от которого их приборы просто зашкаливали, и следом за этим выяснилось, что на своём месте отсутствует источник ионизирующего излучения, установленный на цеховом трубопроводе за несколько лет до происшествия.

Справка. Радиационные источники по сей день применяются в различных контрольных и измерительных приборах, в медицинских аппаратах, в научно-исследовательских лабораториях, и так далее. Они представляют собой небольшое количество радиоактивного вещества (сейчас это чаще всего цезий-137), помещенного в непроницаемый для радиации кожух из свинца или урана-238. Через открывающееся по мере необходимости отверстие ионизирующее излучение выходит наружу и используется, например, для контроля уровня жидкостей в резервуарах и продуктопроводах, для обнаружения скрытых дефектов сварных швов, для облучения раковых опухолей и тому подобное (рис. 6).

На примере Чернобыля мы можем с горечью убедиться, что с радиоактивными веществами нельзя обращаться как с обычными промышленными материалами. Источники ионизирующего излучения, несмотря на имеющуюся при них защиту, легко могут стать очень опасными и для человека, и для окружающей среды. А сотрудники центра санэпиднадзора по своему опыту знают, что инциденты такого рода обычно происходят в результате утери радиационного прибора или вследствие его кражи.

Тем злополучным прибором на «Куйбышевфосфоре», вокруг которого в 1984 году и заварилась вся каша, был уровнемер – контрольно-измерительный прибор, установленный на одном из продуктопроводов. А за год до происшествия, как выяснилось, кто-то на беду сказал Яфизову и Мельникову, двоим молодым парням из профтехучилища, проходившим практику на «Куйбышевфосфоре», что внутри металлического корпуса этого прибора установлены какие-то особо ценные радиодетали. А происходили эти события, как уже говорилось, ещё до Чернобыльской катастрофы. В то время рядовой обыватель почти никак не был информирован о вредных последствиях радиационного облучения. Вот почему пэтэушники не обратили никакого внимания на чёрный трилистник в жёлтом треугольнике, нарисованный на корпусе злополучного уровнемера.

Тайком от всех они залезли на продуктопровод, открыли свинцовый кожух и извлекли из него маленькую стальную трубочку, а потом аккуратно поставили контейнер на место и даже, как могли, восстановили сорванную пломбу. Издалека она казалась совершенно нетронутой, и именно поэтому факт вскрытия прибора целый год никем не был обнаружен. А парни, проделав всю эту «операцию», пришли в слесарную мастерскую и попытались вскрыть свой «трофей» с помощью молотка. Однако нержавеющая сталь им не поддавалась, и тогда «исследователи» просто распилили трубочку ножовкой. Но вместо желанных радиодеталей любопытствующие обнаружили внутри нее какой-то неприметный порошок. Практиканты, разочарованные увиденным, бросили свою добычу в угол мастерской, а рассыпавшийся по слесарному верстаку порошок ладонями смахнули на пол. При этом один из парней вытер испачканную в серой пыли кисть руки о свои брюки в районе бедра.

Затем в течение полугода в этой слесарной мастерской постоянно находились люди, ничего не подозревающие о радиоактивном загрязнении. Причем они здесь не только работали, но еще и отдыхали, обедали и пили спиртное, а затем на своей обуви постепенно разносили радиоактивный порошок по всему цеху. Мало того: во время регулярных уборок мусор и пыль выносили из мастерской и высыпали на газон, что находится всего в нескольких шагах от цеховых дверей. В итоге радиоактивная соль с поверхности газона за год вместе с осадками проникла глубоко в почву.

О последующих событиях Людмила Королёва вспоминала так:

- Когда по вызову своих тольяттинских коллег мы приехали на «Куйбышевфосфор» и начали здесь свое расследование, то на след похищенного источника мы напали почти сразу. Наш дозиметр запищал в раздевалке того самого цеха, где и случилась пропажа. Здесь нам пришлось ужаснуться: внутри двух шкафов наш прибор показал превышение фонового уровня радиации в несколько сотен раз. Но тут же оказалось, что это были еще цветочки: когда мы с включенным дозиметром вошли в ту самую слесарную мастерскую, прибор просто замер на предельной отметке. Уровень радиации в этом помещении оказался более 1 рентгена в час, то есть фоновое значение было превышено в не менее чем в сто тысяч раз. Мы сразу же сообщили администрации завода, чтобы из слесарной мастерской эвакуировали весь персонал.

А дальше началось самое серьёзное. Королёва и Рубин понимали: куда проще было бы, если бы порошок цезия-137 остался внутри той самой стальной трубочки! В этом случае им оставалось бы лишь найти ее и отправить на захоронение. Но раз уж радиологи обнаружили, что произошла разгерметизация капсулы, то следовало искать и человека, её вскрывшего. Поэтому прямо из цеха «Куйбышевфосфора» специалисты СЭС отправились в заводскую поликлинику.

Здесь они нашли то, что ожидали. Оказалось, что к участковому врачу за полгода до их визита обращались те самые учащиеся СПТУ – Яфизов и Мельников, у которых обнаружились характерные покраснения и язвы на руках, а у одного ожог оказался также и на бедре – на том самом месте под брюками, о которое парень вытер пальцы, испачканные серым порошком.

Уже потом дозиметристы обследовали их квартиры, проверяли здесь радиационную обстановку. Рубин зашел с прибором в ванную комнату квартиры, где жил один из парней, и обнаружил, что даже через год на полу и на стенах этой комнаты, между кафельными плитками, сохранились «фонящие» участки. Оказывается, эти парни стирали здесь свою одежду, и поэтому микрочастицы радиоактивной пыли попали на кафель. Пришлось зачищать ванную комнату и забирать отсюда всю радиоактивную грязь.

Сами же парни к моменту расследования уже успели закончить СПТУ и проходили службу в армии. Хотя последствия радиоактивного облучения в виде язв и покраснений на коже у практикантов стали проявляться уже через несколько дней после контакта с порошкообразным цезием-137, военная медкомиссия их все же не стала браковать. Видимо, лучевая болезнь у них всё-таки развилась в слабой степени. Когда врач спрашивал, что это за краснота у них на руках, а у одного из них – и на бедре, парни отвечали, что это химический ожог, полученный ими во время прохождения практики на заводе. К моменту обследования на медкомиссии кожа у них уже начала подживать, и в результате оба бывших практиканта были признаны годными к военной службе.

А тем временем на заводе врачи выявляли всех рабочих того самого цеха, которые находились или могли находиться в загрязненной слесарной мастерской при запредельном уровне излучения. Всего обследованию подверглось более 90 человек, но лишь у 20 с небольшим из них в ходе анализов выявилось наличие внутреннего радиоактивного облучения. У каждого из обследуемых отбирались на анализ пробы мочи, чтобы выяснить, насколько пострадали эти люди. Затем методом выпаривания из отобранных проб выделялся цезий-137. Так вот, у некоторых из этих образцов дозиметры буквально захлебывались от превышения допустимого уровня радиации. Но всех пострадавших спасло то обстоятельство, что цезий-137, в отличие, например, от радиоактивного стронция, накапливается не в костях, а в мягких тканях, которые у человека обновляются очень быстро.

Кроме того, медикам известен ряд приемов, ускоряющих вывод радиоактивного вещества из тканей, в том числе питье этилового спирта, или хотя бы большого количества воды. В связи с этим всем пострадавшим на «Куйбышевфосфоре» врачи прописали диету, способствующую быстрому выведению цезия-137 наружу, в том числе фруктовые соки и спиртные напитки. В итоге у всех пациентов организм уже в скором времени освободился от опасного вещества, и серьезных последствий внутреннего облучения ни у кого из рабочих отмечено не было.

Что же касается радиоактивных отходов, в которые превратилось заводское оборудование и другие материалы, обнаруженные на месте этого происшествия, то их дезактивацией и захоронением занимались работники спецкомбината «Радон». То, что было возможно, они собрали, погрузили в специальный транспорт и вывезли для захоронения в могильник, расположенный у села Дубовый Умёт. В частности, рабочие сумели собрать грунт с тех точек заводской территории, куда попала радиоактивная пыль, а затем демонтировали часть облицовки цеха, верстаки и даже металлические лестницы (рис. 7-9).

А вот все прочее, и в первую очередь оборудование злополучной слесарной мастерской и железобетонные панели, из которых были построены её стены, вывезти в могильник оказалось невозможно. Поэтому все «фонящие» помещения просто залили бетоном до самой крыши. Теперь на месте той мастерской находится лишь громадный бетонный блок, который будет здесь стоять еще сотни лет – до тех пор, пока уровень излучения цезия-137 не снизится до безопасной отметки. У радиологов такой приём называется «дезактивация радиоактивных отходов методом фиксации».

Справка. В постсоветское время у предприятие «Куйбышевфосфор» сменилось несколько внешних управляющих, а в 2002 году оно было объявлено банкротом. В 2003 году здесь прекратилась всякая производственная деятельность. Социальные объекты завода были переданы муниципалитету Тольятти. В 2007 году оставшиеся активы ОАО «Фосфор» были приобретены самарской компанией «Русский фосфор». После этого на территории завода осталось несколько тысяч тонн материалов и отходов первого (самого высокого) класса опасности, в том числе бывшая слесарная мастерская, залитая бетоном. В 2011 году мэрия Тольятти приняла специальную долгосрочную программу по ликвидации экологического ущерба от прошлой деятельности ОАО «Куйбышевфосфор» (рис. 10-14).

 

Случай с радиографом

Однако происшествие на «Куйбышевфосфоре» – это далеко не единственная радиационная авария, случившаяся в Куйбышевской-Самарской области во второй половине ХХ столетия. Гораздо более серьёзным следует считать инцидент, который в 1961 году затронул сразу несколько районов областного центра, и в первую очередь территорию Винтайского машиностроительного завода, филиала производственного объединения имени М.В. Фрунзе.

Непосредственным свидетелем того случая стал Владимир Соломонович Хавин, который в 1961 году оказался самым первым дипломированным специалистом-радиографом в Куйбышеве, и в дальнейшем почти 40 лет имел дело с радиоактивными изотопами. Тогда Хавин узнал не понаслышке, чем может обернуться неосторожность и разгильдяйство при работе с излучающими материалами (рис. 15-17).

- В конце 50-х годов после окончания ремесленного училища я устроился простым техником в трест «Куйбышевгоргаз», - рассказывал автору этих строк Владимир Соломонович. – А в 1961 году мне предложили обучиться новой специальности. Оказывается, где-то «наверху» приняли решение: в ходе строительства новых газопроводов необходимо широко применять новый радиографический метод контроля за качеством сварных швов, для чего срочно потребовались специалисты-радиографы. А я в то время был молод и полон сил, и потому сразу же дал согласие учиться неизведанной, но перспективной профессии.

В том же 1961 году Хавин, единственный представитель Куйбышева, был включен в самую первую в СССР группу при учебном комбинате треста «Главленинградстрой», обучавшуюся в городе на Неве трудному и опасному ремеслу радиографа-контролёра. Окончив эти курсы в том же году, он получил официальный допуск к радиографированию всех видов промышленного оборудования, с правом выдачи экспертного заключения. Тем самым, как впоследствии оказалось, Владимир Хавин стал самым первым профессионалом в нашем городе, имевшим разрешение на работу с радиоактивными материалами. А руководство треста «Куйбышевгоргаз», получив в своё распоряжение специалиста столь редкой по тем временам профессии, сразу же приступило к созданию первой в нашем городе ведомственной радиографической лаборатории. В течение почти 20 лет она фактически являлась головным учреждением для всех строительных организаций области, использовавших в своей работе радиографический метод контроля промышленного оборудования.

- На первом этапе у нас, конечно же, было немало трудностей, - посетовал Владимир Соломонович. – Одна из них – полное отсутствие дефектоскопов заводского изготовления. Поэтому в первые годы работы лаборатории нам приходилось делать их самим. Как? Да очень просто. Из Москвы выписывали радиоактивные изотопы – например, кобальт-60. Берёшь такой излучающий кусочек длинным пинцетом, и кладёшь его в бронзовую или латунную трубочку, запаиваешь ее, а уже потом помещаешь в свинцовый защитный контейнер.

Сейчас мне наверняка скажут, что это просто безумие – работать с изотопом без специальной защиты. Но мы, конечно же, вовсе не собирались бездумно рисковать, а чётко контролировали уровень облучения для каждого сотрудника с помощью дозиметра, похожего на карандаш. В сутки человеку можно получать не более 17 микрорентген. Если же кто-то из нас облучался больше этой нормы, его на неделю отстраняли от работы с радиоактивными материалами. Поэтому в моем радиографическом подразделении за все годы работы ни разу не случалось каких-либо крупных инцидентов (рис. 18).

Но однажды Хавину всё-таки пришлось иметь дело с человеком, очень серьезно пострадавшим от губительного действия радиации. В том же 1961 году, когда молодой специалист вплотную занялся организацией своей лаборатории, к нему пришел 24-летний радиограф Юрий Петрович Воробьёв, в то время работавший в тресте «Куйбышевспецстрой». Этот трест вёл монтажные работы на территории Винтайского машиностроительного завода, филиала производственного объединения имени М.В. Фрунзе, а Воробьёв с помощью самодельного дефектоскопа обследовал сооружённые рабочими трубопроводы.

Так вот, визитёр пожаловался, что у него никак не получаются снимки сварных швов, а Хавин, как дипломированный специалист, сразу же заподозрил, что в его дефектоскопе разгерметизировалась капсула с излучающим порошком. Но и-за этого, сразу же предположил Хавин, наверняка произошло радиоактивное заражение местности. А расследованием аварий такого рода уже в те годы занималась санитарно-эпидемиологическая служба, куда Хавин и отправил радиографа. Там-то и выяснилось, что в его приборе находилась капсула с радиоактивным цезием-137. Воробьёв возил свой дефектоскоп на попутных машинах, и от тряски на плохих дорогах капсула с радиоактивным веществом разбилась. Цезий-137 из неё стал постепенно высыпаться, отчего произошло серьёзное радиоактивное заражение не только обширных участков местности, но также и самого Воробьёва, и ещё десятков людей, с которыми он контактировал по работе.

Этот случай хорошо запомнил и Владимир Исаакович Рубин, инженер-физик отделения радиационной гигиены Самарского областного центра санитарно-эпидемиологического надзора, непосредственный свидетель тех событий (рис. 19):

- Едва лишь Воробьёв вошёл в нашу радиологическую лабораторию, как все включенные дозиметры сразу же запищали. Как потом выяснилось, за те несколько дней, в течение которых из защитной капсулы сыпался порошок цезия-137, неопытный радиограф успел загрязнить этим опасным веществом собственную квартиру в Куйбышеве, квартиру своего брата в Ставрополе (ныне Тольятти), комнату общежития в Винтае, где он периодически останавливался, грузовики, на которых он ездил, а также заводские цеха, которые он обследовал с помощью самодельного дефектоскопа. Уровни излучения во многих точках были очень высокие – порой в десятки, а то в сотни раз выше естественного фона.

Сохранились документы по этому случаю, из которых видно, что для захоронения всех загрязненных Воробьёвым материалов, которые удалось собрать за последующие два месяца, на месте будущего могильника под селом Дубовый Умет был вырыт котлован длиной 8 метров, шириной 4 метра и глубиной 6 метров. Дно и стенки котлована покрыли толстым слоем бетона с гидроизоляцией. Спецкомбината «Радон» тогда еще не существовало (его официально открыли только в 1963 году), но указанное выше место для него было выделено уже тогда (рис. 20-22).

Что же касается самого Воробьёва, то он в ходе этого инцидента получил серьёзную радиоактивную травму кожи и мощное внутреннее поражение. Уровень излучения его мочи определить точно так и не удалось – все дозиметры зашкаливало. Воробьёв несколько месяцев лежал в куйбышевских больницах, где ему различными мазями лечили облезавшую кожу, а затем три или четыре года находился в шестой московской клинике, специализировавшейся на радиационных поражениях. В итоге он не только остался жив, но и поднялся на ноги, а ещё через несколько лет смог вернуть к своей прежней работе.

 

Радиация на свалке

Как уже говорилось, радиационные инциденты на промышленных и прочих предприятиях обычно бывают связаны с утерей или кражей капсулы с радиоактивным веществом. Но иногда они происходят также по причине бесхозяйственности и отсутствия учёта при хранении этих опасных веществ.

В 1994 году на одной из ректификационных колонн Новокуйбышевского НПЗ возник пожар. Уже потом выяснилось, что от высокой температуры на радиационном уровнемере, находящемся на этой колонне, расплавилась защитная свинцовая оболочка. В результате открылся источник излучения, создавший вокруг себя высокий радиационный фон. Все это было обнаружено только при плановой проверке, примерно через два месяца после пожара. Уровень радиации на указанном участке достигал 1 рентгена в час (в 100 тысяч раз выше естественного). Хорошо ещё, что на колонне всё это время никто не работал, и поэтому пострадавших от инцидента не оказалось. Спецбригада комбината «Радон» демонтировала источник и захоронила его на своём предприятии. Последующие проверки показали, что сразу после этого в районе злополучной колонны восстановился нормальный радиационный фон.

В том же году на предприятии «Нова» в Новокуйбышевске произошел ещё один драматический случай. Женщина-дефектоскопист, работавшая с радиационным прибором, допустила небрежность - и в результате капсула с радионуклидом выпала из защитной оболочки. Она взяла капсулу голыми руками и вложила её обратно в изолирующий кожух, но уже было поздно. Работница получила радиационный ожог руки и была госпитализирована. К счастью, полученная ею доза радиации оказалась не такой большой, и вскоре женщина поправилась и смогла работать дальше.

В 1997 году на одной из стройплощадок Тольятти случайно обнаружился брошенный кем-то ящик с радиоактивными извещателями дыма. Скорее всего, какие-то нерадивые хозяйственники на одном из предприятий решили не утруждать себя хлопотами с захоронением снятых с учета радиоактивных источников, и потому просто бросили ящик на безлюдной стройплощадке. Милиция вела проверку по этому факту, однако виновных так и не нашли.

Совсем уж удивительный инцидент произошел в 1999 году. Самарец Александр Герасимов, вселяясь в квартиру в доме № 68 на улице Чапаевской в Самаре, не думал и не гадал, какой сюрприз ждет его в заброшенном подвале. Свалку мусора и старых вещей здесь не разбирали, наверное, лет двадцать. А новый хозяин квартиры решил, что в подвале должен храниться не хлам, а что-нибудь полезное. Но когда Герасимов стал выбрасывать старьё из подвала во двор, то под слоем мусора он вдруг увидел странный, необычайно тяжёлый цилиндр сантиметров семьдесят в высоту. Затем хозяин стер пыль на боку цилиндра, и его бросило в жар: на гладкой поверхности красовался ныне хорошо всем известный трилистник - знак радиационной опасности.

Вскоре к дому № 68 прибыла бригада из комбината «Радон». Специалисты быстро определили, что радиационный фон в помещении и вблизи от него соответствует естественным нормам - следовательно, о заражении местности говорить не приходится. Загадочный цилиндр оказался выполненным из свинца упаковочным контейнером для хранения радиоактивных материалов марки УКТ-Д11 с серийным номером 2100. Выяснилось, что он был изготовлен аж в 1979 году. Внутри свинцового цилиндра находился еще один кожух, но уже сделанный из так называемого обеднённого урана. Вот этот-то второй контейнер, как показали замеры, давал радиоактивное излучение - около 1,7 миллирентгена в час, что примерно в 100 раз выше естественного радиационного фона. Хорошо еще, что внешняя свинцовая оболочка не была нарушена - иначе последствия этого инцидента не смогли бы предсказать даже специалисты.

Контейнер погрузили в оборудованный особым образом автомобиль и отвезли в хранилище «Радона». А информацию об инциденте передали в городское управление внутренних дел и в Самарское отделение Госатомнадзора РФ для проведения расследования. «Атомщики» тут же преподнесли сюрприз сыщикам: оказалось, что контейнер под номером 2100 числится за некоей организацией под названием «Самараконтрольсервис», к тому моменту уже не существующей. Дальнейшее расследование инцидента зашло в тупик. Следствие так и не смогло узнать, как в подвал жилого дома попал контейнер для хранения радиоактивных веществ, и куда подевалась его опасная начинка.

Один из наиболее серьезных инцидентов последних лет в нашей области произошел в августе 2000 года, когда радиационное поражение получила полевая бригада одного из подразделений «Самаратрансгаза», обследовавшая нитку газопровода «Самара-Похвистнево». Воздействию радиации тогда подверглись двое дефектоскопистов - 65-летний Игорь Емельянов и 33-летний Альберт Фахретдинов, а также водитель бригады 26-летний Евгений Селиверстов. Все они сразу же были отправлены в Москву, в клиническую больницу № 6 федерального управления «Медбиоэкстрем» Минздрава РФ.

Оказалось, что 23 августа, во время обследования очередного сварного шва на газопроводе из свинцовой оболочки дефектоскопа наружу, как обычно, выдвинулся сильно излучающий радиационный источник. Но когда «просвечивание» трубы было завершено, по какой-то причине заело механизм, задвигающий трубочку с изотопным материалом обратно в свинцовый кожух. По инструкции в такой ситуации бригада должна немедленно свернуть работы, обеспечить охрану опасного места и сразу же вызвать специалистов в защитных костюмах, которые как раз и должны исправить повреждение. Однако дефектоскописты решили сэкономить время - и начали поправлять заевший механизм самостоятельно, причем безо всякой радиационной защиты и, что называется, голыми руками. Капсулу с изотопом в конце концов удалось вернуть внутрь свинцовой оболочки, но даже за те короткие минуты, пока дефектоскописты загоняли опасный предмет на место, гамма-излучение успело сделать свое чёрное дело.

В результате у Емельянова была выявлена острая лучевая болезнь лёгкой степени, а Фахретдинов получил такое же поражение средней тяжести, с необратимой травмой пальцев и кистей обеих рук. Что же касается Селиверстова, то он получил острую лучевую болезнь в тяжёлой форме. У него на многих участках тела слезла кожа, а на голове стали выпадать волосы. Вот так из-за своей беспечности молодой парень был вынужден лечиться около года, и в результате получил инвалидность. При этом ни он, ни дефектоскописты уже больше не смогут работать по прежней специальности. Это объясняется полученной ими солидной дозой радиации, и теперь даже малейшая дополнительная «добавка» облучения может окончательно погубить человека.

Сейчас для нас нет никакой гарантии, что любой уголок Самары не был загрязнен радиоактивными веществами еще в прошлые времена. Так, в конце 90-х годов государственным геологическим предприятием «Кольцовгеология» по заказу администрации Самары были проведены плановые работы по радиационному обследованию территории нашего города. В результате радиоактивное пятно специалисты нашли в Кировском районе, на заводской площади перед проходными АО «Самеко». Здесь на поверхности земли радиационное излучение достигало 90 микрорентген в час, а при раскопках этого места оно повышалось до 130 микрорентген в час. Предполагается, что здесь когда-то имело место точечное цезиевое загрязнение почвы. Разумеется, с зараженного участка сразу же вывезли грунт, благодаря чему радиационная опасность была устранена.

А вот в Ленинском районе три участка с повышенным радиационным излучением были обнаружены… на памятнике Славы и на гранитных плитах здания областной администрации («Белого дома»). Все эти опасные участки оказались связаны с серыми и красными блоками гранитов, используемых при облицовке таких объектов. Дело в том, что довольно часто в природных гранитных залежах бывает естественное повышенное содержание урана или тория - радиоактивных химических элементов. Если такую плиту привозят с месторождения, она может стать источником повышенного радиационного фона. В частности, у перечисленных выше зданий и сооружений уровень радиации колебался от 62 до 130 микрорентген в час (примерно в 6-10 раз выше естественного фона). Конечно же, злополучные гранитные плиты сразу были заменены другими, радиационно чистыми, и ныне экологическая ситуация на этих участках находится в пределах нормы (рис. 23).

 

Радиация из подземелья

В связи с повышенным содержанием радиоактивных изотопов в некоторых гранитных плитах следует отметить один очевидный факт. Возможно, для многих это прозвучит как откровение, но дело в том, что земная радиация получила техническое происхождение лишь в последние 100 с небольшим лет. А ведь раньше в течение миллионов лет все живое на планете Земля развивалось в условиях естественного радиационного излучения, приходящего к нам сразу с двух сторон - из космических просторов и из недр земной коры.

Космическую радиацию практически полностью задерживает озоновый слой атмосферы, сохраняя тем самым саму возможность существования живых организмов на планете. А вот природное радиационное излучение, приходящее к нам из глубин планеты, в разных точках земной коры в зависимости от степени концентрации радия, урана и тория в горных породах может достигать разного уровня, причём порой довольно опасного для живых существ, случайно оказавшихся рядом. Вот только несколько примеров, наглядно показывающих, что и на территории Самарской области, которая, на первый взгляд, не входит в «радиационный пояс» Земли, подобные инциденты тоже могут иметь место.

Одним из проявлений естественной радиации стал инцидент на ряде нефтепромыслов в Похвистневском и Кинель-Черкасском районах. В конце 90-х годов радиометристы совершенно неожиданно обнаружили, что извлекаемые из скважин трубы имеют поистине запредельный уровень ионизирующего излучения - порой до 3000 микрорентген в час, что в 300 раз выше естественного фона. Тут же началась проверка, почему же такое стало возможным. После изучения злосчастных труб выяснилось, что за время работы оборудования на его стенках образовался толстый слой нефтяного осадка. Именно этот осадок и аккумулировал в себе радионуклиды, в ничтожных количествах содержащиеся в любой нефти - главным образом продукты распада природного урана: радий-226 и радий-228. В результате за тридцать-сорок лет эксплуатации нефтепромыслового оборудования радионуклидов на нём накопилось столько, что эти агрегаты стали реально угрожать здоровью работающих на промыслах людей. В связи с обнаруженными фактами Госатомнадзор тогда же направил предписания руководству НГДУ «Первомайскнефть» и «Жигулёвскнефть», на промыслах которых было обнаружено «грязное» оборудование. Согласно этим предписаниям, все подразделения упомянутых НГДУ тогда же были поставлены на учёт как организации, работающие с источниками ионизирующего излучения.

Эта история с заражением нефтяного оборудования естественной радиацией опровергла мнение некоторых геологов-теоретиков, утверждавших, что Самарская область находится за пределами зоны с относительно высоким содержанием в земной коре природных радиоактивных элементов, в первую очередь урана. Поэтому еще в 80-90-х годах специалисты ряда московских геологических НИИ и всероссийского концерна «Геологоразведка» провели оценку ряда территорий нашей страны в плане их перспективности на разведку и разработку месторождений урана. Эти исследования показали, что в недрах земной коры на территории Среднего Поволжья имеются месторождения естественных радиоактивных элементов. Проводились же такие исследования в первую очередь в связи с распадом СССР, после чего крупнейшие месторождения урана оказались за пределами России - в Казахстане и Узбекистане, а аналогичные российские месторождения уже в ближайшие годы должны быть закрыты по причине полного истощения урановых слоев.

Прямым подтверждением такого вывода геологов являются и обнаруженное совсем недавно высокое содержание естественных радиоактивных элементов в гравии, добываемом в ряде точек Сызранского района. В частности, на месторождении «Лысая гора», что находится в черте города Сызрани, местные строительные организации брали гравий для своих нужд в течение последних многих лет. Регулярное радиометрическое обследование карьера раньше показывало, что лишь в нескольких его точках уровень излучения от горных пород незначительно превышал норму. Поэтому добыча камня и далее успешно продолжалась.

Однако в один прекрасный момент на только что вскрытом участке карьера «Лысая гора» уровень радиации вдруг подскочил до 320 микрорентген в час, что в 25-30 раз выше естественного природного фона. Специалисты установили, что на этом разрезе в горных породах в достаточно высоких концентрациях содержатся изотопы урана. Все работы на опасном участке были немедленно свёрнуты, а урановую жилу решено было постепенно засыпать отходами горной добычи с других мест карьера. Пока же здесь красуется установленный недавно знак радиационной опасности, и мало кто из местных жителей рискует надолго заходить в «урановый» карьер.

Итак, одним из перспективных регионов России в плане добычи урана геологами-теоретиками ныне называется Среднее Поволжье, а более конкретно - Самарская область. Причём урановые рудопроявления у нас ныне известны не только в Сызранском районе. В частности, в плане детальной геологоразведки уже обсуждается группа урановых аномалий в палеозойских породах на реке Большой Кинель. Имеются урановые следы также и на Самарской Луке, и даже в ближайших окрестностях Самары. Вообще же, по данным специалистов, геологические слои с промышленным содержанием этого металла должны залегать в указанных точках территории Самарской области на глубине 300-500 метров от поверхности земли (хотя, как это видно на примере карьера «Лысая гора», они могут залегать и гораздо ближе). По поводу процентного содержания урана в таких месторождениях говорить ещё рано: это должны выявить дополнительные исследования. И потому вполне возможно, что уже в ближайшие годы в нашем крае будет добываться новое для этих мест полезное ископаемое.

В свете этого нужно отметить, что в Ульяновской области, на самой её границе с Самарской, сотрудники Кольцовской поисково-съёмочной геологической экспедиции проводили разведочные работы еще в 1996 году. В результате в этом районе на довольно большой глубине были выявлены запасы минеральных вод в верхнекаменноугольных отложениях с повышенным содержанием в них радона - естественного радиоактивного химического элемента. Кроме того, на территории уже упоминавшегося выше Сызранского района, а именно - близ села Репьёвка, ныне также выявлены предпосылки для получения из земных недр аналогичных вод - радоновых, сульфидных и йодо-бромных, приуроченных всё к тем же отложениям.

На основе заключения Всероссийского научного центра медицинской терапии эти воды могут быть рекомендованы для наружного бальнеологического применения при лечении хронических заболеваний центральной нервной системы, опорно-двигательного аппарата, периферических нервных стволов и кровеносных сосудов, некоторых болезней сердечной мышцы, клапанного аппарата, заболеваний и нарушений обмена веществ, болезней кожных покровов и так далее. Однако тут же специалисты отмечают, что для получения более конкретных данных о радоновых водах в пределах Самарской области необходимо провести более детальные поисково-оценочные работы в районе села Репьёвка.

Что же касается какого-либо вредного влияния радоновых минеральных вод на здоровье проживающих здесь людей, то оно, по мнению специалистов, совершенно исключается по причине крайне слабой радиоактивности этих вод и их глубокого залегания. По той же причине считается, что радоновые воды не оказывают никакого вредного воздействия на залегающие на другой глубине нерадиоактивные минеральные водные горизонты. Ведь именно из них получают очень популярные у самарцев минеральные воды «Дворцовую» и «Рамено» (рис. 24-28).

 

Не слишком приятные соседи

По данным Госатомнадзора РФ, ныне на территории Самарской области нет ни одного действующего ядерного реактора. Однако в непосредственной близости от наших границ такие объекты имеются. Они находятся на атомной электростанции в городе Балаково Саратовской области, а также в городе Димитровграде Ульяновской области, на Всероссийском научно-исследовательском институте атомных реакторов (ВНИИАР) (рис. 29-30).

Конечно же, нам далеко не безразличен тот факт, что на обоих объектах время от времени случаются радиационные инциденты. В частности, на Балаковской АЭС неоднократно фиксировались нештатные остановки реактора, которые, к счастью, не привели к каким-либо серьёзным последствиям. Тем не менее самарцам еще памятно начало лета 2004 года, когда из-за слухов об утечке радиации на Балаковской АЭС жители города в панике скупили все наличные запасы йода. Хорошо ещё, что те слухи оказались не более чем слухами. Ныне же радиационная обстановка в районе Балаково оценивается специалистами как благополучная.

Сложнее складывается экологическая ситуация в районе Димитровграда. Так, один из наиболее серьёзных инцидентов на ВНИИАР произошёл в январе 1997 года, причём эта авария сопровождалась выбросом в атмосферу некоторого количества радиоактивных веществ, которые, к счастью, не нанесли никому заметного вреда. А ещё нужно отметить, что в распоряжение экологических служб и по сей день регулярно поступает информация о радиоактивном загрязнении сточными водами ВНИИАР Черемшанского залива Куйбышевского водохранилища. Этот факт тоже не может оставить равнодушным ни одного самарца: ведь Димитровград и Черемшанский залив находятся выше нас по течению Волги, и, следовательно, существует постоянная опасность попадания радионуклидов в систему водопровода Тольятти, Самары, Новокуйбышевска и любых других населенных пунктов нашего края. Пока, по официальным данным, таких фактов зарегистрировано не было, но чем чёрт не шутит?

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

 

 

Дополнения

 

Из архива Центра Госсанэпиднадзора г. Тольятти

 

Утверждаю: Директор п/о «Куйбышевфосфор» Г.Д. Кутепов (подпись).

30 июля 1984 года.

Акт расследования аварии в производственном объединении «Куйбышевфосфор» в связи с утерей источника радиоактивного излучения.

1. Производственное объединение «Куйбышевфосфор» (445007, г. Тольятти, ул. Новозаводская) ВПО «Союзфосфор».

2. Состав комиссии.

От производственного объединения «Куйбышевфосфор» - главный инженер Карев В.Е., председатель комиссии; главный приборист Головинов В.Н. – член комиссии; начальник фосфорного производства № 1 Корнелаев В.А. – член комиссии; начальник ООТ и ТБ Диков В.С. – член комиссии; мастер изотопной мастерской Вишняков В.Б. – член комиссии.

От ВПО «Союзфосфор» - начальник ОТБ и ООС Гудков Ю.С.

3. Характеристика аварии.

При проведении дозиметрического контроля и проверки наличия источников радиоактивного излучения в контейнерах гамма-реле ГР-6С и ГР-7С в цехах объединения 12 июля 1984 года было обнаружено отсутствие источника № 083 в контейнере № 1916 в цехе № 81 подготовки сырья для фосфорного производства, установленного на аппарате 1670-II-бункере подачи фосфорита на обжиговую машину. При дальнейшей проверке с помощью дозиметрических приборов было обнаружено радиоактивное заражение слесарной мастерской, мужского бытового помещения и территории цеха.

4. Статистические данные.

Простоев оборудования - нет.

Потери выпуска продукции – нет.

Материального ущерба - нет.

5. Заключение комиссии», расследовавшей аварию.

12 июля 1984 года при проведении дозиметрического контроля и проверки фактического наличия источников в контейнерах радиоактивных сигнализаторов уровня специалистами специализированного монтажно-наладочного участка по радиационной технике № 17 (СМНУ-17, 603152, г. Горький, улица Ларина, дом № 9} в цехе № 81 в отделении обжига фосфоритов было обнаружено отсутствие источника радиоактивного излучения № 083 в контейнере № 1916, в качестве которого применён радиоактивный изотоп цезий—137, установленного для сигнализации нижнего уровня фосфорита в бункере позиция 1670-II. Также было обнаружено радиоактивное заражение слесарной мастерской, бытовых шкафов в бытовом помещении в количестве четырёх штук, два участка территорий цеха. При расследовании факта исчезновения источника радиоактивного излучения было установлено, что источник похищен практикантами-слесарями из СГПТУ-58 Яфизовым Шамилем Шаукетовичем, 1965 года рождения, проживающим в городе Тольятти, улица Ново-Промышленная, 19, и Мельниковым Михаилом Константиновичем, 1965 года рождения, проживающим в городе Тольятти, улица Степана Разина, дои № 18, квартира № 223, в июне 1983 года, занесён в слесарную мастерскую и ими же разбит пополам. Радиоактивный порошок был рассыпан по мастерской, а затем с мусором и пылью разнесён по территории цеха. При дальнейшем расследовании было выявлено, что дозиметрический контроль и проверка фактического наличия источников радиоактивного излучения в контейнерах согласно письма № 17/23-1 от 14.07.1981 г., подписанного главным Государственным санитарным врачом Куйбышевской области Спиридоновым А.М., и договоров Л 17/169 от декабря 1982 года и № 17/247 от ноября 1983 года ежеквартально производился специалистами СМНУ-17, г. Горький, а работники изотопной лаборатории объединения «Куйбышевфосфор» в связи с этим от указанной проверки освобождались, так как группа дозиметрического контроля была сокращена. Протоколы дозиметрических измерений СМНУ-17 заполнялись ежеквартально и предоставлялись объединению с указанием наличия источников и дозы их излучения, как обусловлено договорами и нормативно-технической документацией, хотя источника № 083 в контейнере № 1916 уже в наличии не было. Таких протоколов было представлено четыре — в июле 1983 года, в октябре 1983 года, в январе 1984 года и в апреле 1984 года.

При осмотре места установки контейнера было обнаружено, что Яфизов Ш.Ш. м Мельников М.К. сорвали пломбу, отвернули колпак контейнера, вынули источник, поставили колпак на место и аккуратно заделали пломбу в прежнее положение так, что визуально невозможно было обнаружить, что пломба сорвана. Поэтому технологический персонал цеха № 81 при ежесменной передаче источников не обнаружил сорванной пломбы и передавал по смене как целую. Записи в журнале регистрации радиоактивных источников имеются. Ежемесячные проверки наличия пломб на контейнерах работниками изотопной лаборатории цеха КИПиА также не выявили сорванной пломбы. Уровнемер нижнего уровня фосфорита в бункере позиция 1670 не срабатывал, так как бункер был постоянно загружен.

При обнаружении исчезновения источника радиоактивного излучения руководством объединения были приняты экстренные меры по розыску исчезнувшего источника. С этой целью были привлечены специалисты Тольяттинской горСЭС, Куйбышевской облСЭС, штабы ГО г. Тольятти и Куйбышевской области, главные специалисты – врачи горздравотдела и медсанчасти № 5 горздравотдела г. Тольятти, специалисты Ленинградского НИИ по радиационным излучениям.

Работниками горСЭС и облСЭС были проведены замеры уровня радиации в слесарной мастерской цеха № 81 по нулевой отметке отделения обжига фосфорита, отметках 12, 18, 27, 33, лестничной клетке и шахты лифта, бытовых помещений и на территории вокруг цеха, а также в квартирах работников группы механика, имевших непосредственный контакт со слесарной мастерской. Были приняты меры по локализации и дезактивации мест радиоактивного заражения по рекомендациям облСЭС и штаба ГО области. С помощью пылесосов была собрана пыль с полов, с помощью моющих средств вымыты полы помещения слесарной мастерской, нулевой отметки отделения обжига фосфорита, лестничная клетка, бытовые помещения, демонтированы полы в слесарной мастерской, убран грунт в месте нахождения ящика для мусора. Радиоактивная пыль, полы из слесарной мастерской, грунт заложены в металлические контейнеры и захоронены в спецмогильнике по предписанию облСЭС.

Проведена проверка уровня радиации в квартирах у работников, непосредственно связанных с работой в слесарной мастерской, обнаружено радиоактивное загрязнение в квартире у слесаря Воронцова, и произведена дезактивация. Указанные работы проводились в период с 18 июля по 24 июля 1984 года.

В результате принятых мер и проведённых замеров в местах загрязнения уровень радиации составил от 0,2 до 1,5 миллирентген в час при санитарной норме 0,5 микрорентген в час.

Группой главных врачей-специалистов городского отдела здравоохранения проведено комплексное медицинское обследование всех работников обжигового отделения, имевших возможность пребывания в местах заражения, в соответствии с актом по медицинскому осмотру рабочих цеха № 81 п/о «Kyйбышвз4ocфop» от 26.07.84 г. (см. акт). Проведённым медицинским обследованием, данных об острой или хронической лучевой болезни не выявлено.

Заключение комиссии.

а) Причина аварии - хищение источников радиоактивного излучения практикантами-слесарями СГПТУ-58 Яфизовым Ш.Ш. и Мельниковым М.К.

б) Предложенные комиссией технические и организационные мероприятия помещены в приложении [приложение отсутствует].

в) Виновные в аварии и меры наказания.

1. CMHУ-I7 треста «Промэлектромонтаж». Вина выражена в нарушении договорных условий и составлении фиктивных протоколов на проведение дозиметрического контроля и проверки фактического наличия источников радиоактивного излучения в контейнерах. Предлагается: материалы расследования передать в следственные органы.

2. Яфизов Ш.Ш. и Мельников М.К. Принять к сведению, что материалы на них находятся в следственных органах.

3. Гаврилушкин Н.П. - механик цеха № 81, не обеспечил должного контроля за работой практикантов СГПТУ-58 Яфизовым Ш.Ш. и Мельниковым М.К. Предлагается: приказом по объединению объявить дисциплинарное взыскание. Основание; должностная инструкция механика цеха.

4. Вишняков В.Б. - мастер изотопной лаборатории цеха КИПиА, ответственный за обеспечение надлежащего приёма, учета, хранения и выдачи радиоактивных источников излучения в объединении, не обеспечил контроля за исправностью пломб на контейнерах с радиоактивными источниками. Предлагается наказать в дисциплинарном порядке приказом по объединению. Основание: должностная инструкция мастера изотопной лаборатории.

5. Буков А.Ф. - начальник цеха Ж 81. Не организовал ведение работ в цехе в соответствии с требованиями рабочих и должностных инструкций. Предлагается наказать в дисциплинарном порядке приказом по объединению. Основание: Должностное положение о начальнике цеха.

6. Степанов В.Д. - начальник цеха КИПиА. Не организовал ведение работ в цехе в соответствии с требованиями рабочих и должностных инструкций. Предлагается наказать в дисциплинарном порядке приказом по объединению. Основание: должностное положение о начальнике цеха.

7. Головинов В.Н. - главный приборист-метролог. Не организовал должного контроля за эксплуатацией радиоизотопных приборов. Предлагается приказ по объединению «Куйбышевфосфор» наказать в дисциплинарном порядке. Основание: Должностное положение о главном прибористе-метрологе.

[…]

Председатель комиссии В.Е. Карев (подпись).

Члены комиссии: В.Н. Головинов, В.А. Корнелаев, В.С. Диков, В.Б. Вишняков (подписи).

От ВПО «Союзфосфор» Ю.С. Гудков (подпись).

 

***

Из фондов Самарского областного государственного архива социально-политической истории (СОГАСПИ).

 

Отдел здравоохранения исполнительного комитета Куйбышевского областного Совета депутатов трудящихся

№ 111-с

9 февраля 1961 г.

Секретно.

Секретарю областного комитета КПСС тов. Орлову В.П.

Копия: заместителю председателя областного Совета депутатов трудящихся тов. Чернышеву В.А.

Донесение.

Докладываю, что 8 февраля 1961 года в радиологическую лабораторию Куйбышевской городской санитарно-эпидемиологической станции обратился гр-н Воробьёв Юрий Петрович, 24-х лет, проживающий в гор. Куйбышеве, ул. Рабочая, дом № 31, с просьбой его обследовать по поводу радиоактивного загрязнения цезием-137. Воробьёв Ю.П. работает радиографом в Куйбышевском управлении треста «Металлургмонтажпрокатстрой». Образование среднее, специальность – радиограф.

В результате предварительного опроса гр-на Воробьёва Ю.П. работниками лаборатории установлено: Воробьёв Ю.П. работает с ампулой цезия-137 активностью 2 грамма эквивалента радия по контролю сварных швов. В конце января 1961 года в посёлке Винтай Куйбышевской области им производилась очередная дефектоскопия сварных швов в трубах высокого давления. Снимки не получились, а плёнки были засвечены. После этого он за консультацией обратился в Куйбышевский трест горгаза к тов. Хованскому [правильно – Хавину – В.Е.], последний его направил в радиологическую лабораторию городской СЭС. При дозиметрическом исследовании в лаборатории, произведённом 8 февраля 1961 года, обнаружено на одежде, головном уборе, обуви, руках и кожных покровах всего тела сильная загрязнённость бета-гамма радиоактивным веществом цезий-137.

При объективном внешнем осмотре Воробьёва Ю.П. врачом промышленной санитарии тов. Солитерман, определено поражение кожи на ладонной поверхности рук в виде эритемы. В лаборатории проводилась дезактивация рук от «Р.В.», но после проведенной контрольной дозиметрии положительного результата не достигнуто. При опросе тов. Воробьёва Ю.П. установлены контакты с членами его семьи (жена, его мать, мать жены и ребёнок 8-ми месяцев). При проведении дозиметрии н квартирах самого Воробьёва и его матери обнаружена загрязненность «Р.В.».

По распоряжению главного врача городской санитарно-эпидемиологической станции произведена обработка всех вышеуказанных лиц через городскую дезостанцию 8 февраля 1961 года. Семья Воробьёва при контрольной дозиметрии после санобработки имела меньшую загрязнённость цеаием-137, за исключением самого Воробьёва Ю.П., который остался загрязнённым в сильной степени. После санобработки семья Воробьёва и он сам помещены в квартиру его матери по адресу: ул. Фрунзе, д. № 60. Загрязнённые вещи «Р.В.» собраны в резиновый мешок и оставлены в квартире Воробьёва. К исходу дня 8 февраля 1961 года мною Вам было доложено лично, а также заместителю председателя областного Совета депутатов трудящихся тов. Чернышеву М.А.

Мероприятия 9 февраля с.г.:

Утром состоялось суженное заседание исполкома областного Совета депутатов трудящихся под председательством заместителя председателя облисполкома тов. Петрухина С.А., где были утверждены мероприятия по выявлению степени загрязнённости возможных прямых и отдалённых контактов. Созданы три бригады в составе службы МПВО, радиологов и врачей-гигиенистов. Одна группа работает по обработке очагов в квартире Воробьёва и его матери по вышеуказанным адресам, вторая группа работает в Кировском районе, в организации п/я № 630 по выявлению очагов загрязнения и контактов, третья группа выехала в район посёлка Винтая, где находится ампула с цезием-137, и будут определены ею места и степень их возможного загрязнения, где проводились Воробьёвым работы в последний раз. Лица, имеющие загрязнение «Р.В.» из семьи Воробьёва, и сам Воробьёв, после вторичной обработки будут госпитализированы в клинику госмединститута (госпитальная терапия) 9 февраля на лечение.

По мере поступления новых сведений о результатах работы оперативных групп периодически буду Вам докладывать.

Заведующий областным отделом здравоохранения М. Кочемазов (подпись).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 132, д. 12, л.л. 39-40.

 

***

Отдел здравоохранения исполнительного комитета Куйбышевского областного Совета депутатов трудящихся

№ 118-с

10 февраля 1961 г.

Секретно.

Секретарю областного комитета КПСС тов. Орлову В.П.

Копии: заместителю председателя областного Совета депутатов трудящихся тов. Чернышеву В.А.

Секретарю Куйбышевского горкома КПСС тов. Ветлицкому В.Ф.

Донесение.

По уточнению обстоятельств степени загрязнения Р.В. цезия-137 подконтрольных объектов по контакту с радиографом Воробьёвым Ю.П. установлено:

В Куйбышевском монтажном управлении треста «Металлургпрокатмонтаж» с мая 1960 года без ведома органов УВД и саннадзора получена ампула цезия-137 и помещена в хранилище Р.В., размещённого на территории треста. Ранее это хранилище в виде металлической будки с бетонной ямой размещалось на территории организации п/я 630 по разрешению УВД и саннадзора. Радиограф Воробьёв Ю.П. с мая месяца 1960 года триады выезжал на теплотрассу от координаторно-расточных станков к БТЭЦ с ампулой цеэия-137 для испытаний динамической прочности швов. За последнее время дважды выезжал для этих же целей в район Винтая.

В момент обследования хранилища цезия-137 9.02-1961 года обнаружено: яма хранилища заполнена льдом до уровня на 40-50 см от верхнего края ямы. Подход к хранилищу не расчищен от снега. Степень загрязнения снега около хранилища - 0,2 мкр/сек (микрорентгеносекунда). В самом хранилище: a) при входе – 0,2 мкр/сек; б) замок - 1,4 мкр/сек; в) на крышке ямы - 0,4 мкр/сек; г) в яме - 0,4 мкр/сек; д) пол хранилища - 0,2 мкр/сек.

Помещение, где находится рабочее место радиографа Воробьёва и станок для испытаний динамической прочности металла площадью около 20 кв. метров, дверь, выводящая в общий коридор - в этом месте загрязнение: на столах, папке для рентгеноплёнок, шкафу, станках - в пределах от 0,2 мкр/сек до 3,4 мкр/сек. Загрязнена автомашина № ВН 88-33. Мастерская опечатана.

Контактные лица с Воробьёвым: контрольный мастер по сварке Калинин Николай Тимофеевич, проживающий по адресу: ул. Черемшанская, д. 131/34, кв. 12, семья которого состоит из 4-х человек, в том числе двое детей, и шофёр вышеуказанной автомашины Ненашев Николай Иванович, проживающий по ул. Товарная, дом № 36, кв.16 в бараке, семья которого состоит из двух человек (он и жена), дозиметрически обследованы, причём оказалось, что Калинин с его верхней одеждой имеет сильное загрязнение, а шофёр Ненашев в меньшей степени. В квартирах Калинина и Ненашева загрязнения не определены. Санобработка проведена 10.02-1961 года. Госпитализации подлежит т. Калинин, который после вторичной санобработки и замены верхней одежды будет госпитализирован.

Путём тщательного опроса лиц, имеющих взаимосвязь по работе с Воробьёвым, установлены прямые и отдалённые контакты в количестве 58 человек. Все они прошли дозиметрию, результаты отрицательные, все они чистые.

В Винтае на объекте обнаружено загрязнение хранилище ампулы цезия-137, само хранилище занесено снегом. Ввиду высокой степени загрязнения и отсутствия специальных костюмов, хранилище 9.02-1961 года не вскрывалось, у хранилища выставлен часовой. Работа по определению состояния ампулы цезия-137 назначена на 11.02-1961 года. .

По очагу - улица Рабочая, № 44 (уточнённый адрес) работа продолжается: контактные лица в количестве 5 человек подвергнуты 11.02-1961 г. утром санобработке и при обмундировании их в чистое бельё будут госпитализированы. Утром 22.02 дом по улице Рабочая № 44 опечатан. Подготовлены контейнеры для сбора поражённых вещей от контактных лиц, прошедших санобработку в гордезстанции и личного имущества граждан дома ул. Рабочая, № 44.

В Винтае выявлено контактных 21 человек, которые при дозиметрии дали различную степень загрязнения. Эти лица раздельно сегодня переправятся в город Куйбышев для прохождения санобработки в гордезстанции, и определится необходимость их госпитализации. Обследование по дальнейшему определению контактных продолжается.

Для госпитализации лиц, имеющих прямой и косвенный контакт с Р.В. цезия-137, организован и развернут стационар на 35 коек в помещении административно-хозяйственного корпуса клинической больницы госмединститута. Госпитализированные ранее лица продолжают клинически обследоваться, и по мере поражения организма назначается необходимое лечение.

Заведующий областным отделом здравоохранения М. Кочемазов (подпись).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 132, д. 12, л.л. 41-42.

 

***

Отдел здравоохранения исполнительного комитета Куйбышевского областного Совета депутатов трудящихся

№ 185-с

8 марта 1961 г.

Секретно.

Обком КПСС.

Областной отдел здравоохранения, областная и городская гор. Куйбышева санитарно-эпидемиологические станции в 1959-60 г.г. санкцию (разрешение) на приобретение радиоактивных веществ Куйбышевскому монтажному управлению треста «Металлургпрокатмонтаж» не давали, и управление за таким разрешением не обращалось.

Заведующий областным отделом здравоохранения М. Кочемазов (подпись).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 132, д. 12, л. 43.

 

***

Отдел здравоохранения исполнительного комитета Куйбышевского областного Совета депутатов трудящихся

№ 448-с

2 июня 1961 г.

Секретно.

Экз. № 1.

Секретарю Куйбышевского областного комитета КПСС тов. Мурысеву А.С.

Решением бюро областного комитета КПСС от 23-го марта 1961 года за № 37, Куйбышевский Совнархоз (т. Смирнов) обязывался обеспечить строительство и ввести в действие в 1961 году спецсооружение для захоронения радиоактивных отходов. На 1 июня с.г. строительство спецсооружения для захоронения радиоактивных отходов ещё не начато и находится в стадии, не гарантирующей не только ввод его в эксплуатацию в текущем году, но даже начало его.

Подрядчик - стройтрест № 25 (т. Скачков) всячески это строительство оттягивает, да и в его плане строительства на 1961 год заложено всего лишь 50 тысяч рублей при сметной стоимости этого строительства в 331,77 тыс. руб. До настоящего времени не рассмотрен и не решён вопрос об изменении тресту № 25 плана до стоимости строительства, и не оформлено финансирование этого строительства.

Постановлением Совета Министров СССР требуется от Куйбышевской области построить в этом году и спецпрачечную. О строительстве спецпрачечной до сих пор не решён вопрос финансирования, так как стоимость строительства спецпрачечной определяется в 198,9 тыс. рублей, имеется же средств всего-навсего 331 тыс. рублей (исключая средства, израсходованные на строительство временного спецсооружения по захоронению радиоактивных отходов), что не хватает даже на полную стоимость сооружения для захоронения радиоактивных отходов. Докладывая об изложенном, прошу Вашего вмешательства.

Заведующий областным отделом здравоохранения М. Кочемазов.

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 132, д. 12, л.л. 54-55.

 

***

Отдел здравоохранения исполнительного комитета Куйбышевского областного Совета депутатов трудящихся

№ 498-с

5 июля 1961 г.

Секретно.

Секретарю Куйбышевского областного комитета КПСС тов. Мурысеву А.С.

Справка

В соответствии с постановлением бюро Обкома КПСС от 23-го марта 1961 года областной отдел здравоохранения усилил контроль за соблюдением санитарных правил при работе с радиоактивными веществами. В 1961 году санэпидстанция области дважды обследовала все предприятия и учреждения, применяющие радиоактивные вещества.

Большинство предприятий выполняют санитарные нормы. Однако обнаружены и факты безответственного отношения руководителей отдельных учреждений и предприятий к работе с радиоактивными изотопами.

Завод синтетического спирта не выполнил требования областной санэпидстанции о строительстве хранилища радиоактивных изотопов до 1 апреля 1961 года. В результате 9 ящиков с радиоактивным кобальтом-60 хранятся под открытым небом. Куйбышевский научно-исследовательский институт нефтяной промышленности не выполнил требований городской санэпидстанции, небрежно хранил радиоактивные эталоны. В 1960 году институт приобрёл радиоактивный тонзиномер, о чем в нарушение санитарных правил не известил органы саннадзора. Необходимо отметить, что завод синтетического спирта и институт нефтяной промышленности и ранее нарушали правила работы с изотопами, о чем говорилось в постановлении бюро обкома КПСС и распоряжениях совнархоза.

В мае 1961 года городская санэпидстанция вынесла постановление о приостановке работ с радиоактивными веществами в объединенной железнодорожной больнице ст. Куйбышев вследствие нарушения санитарных правил. Больница постановления не выполнила.

В апреле 1961 года трест № 25 приобрел гамма-установку промышленную ГУП-Со-0,5. В результате безответственного, небрежного отношения к хранению радиоактивной установки она была кем-то перенесена из пустой запертой и опломбированной комнаты в другую, где положена рядом с рабочим местом столяра и обнаружена санитарным врачом с помощью радиометра. Такое отношение к хранению радиоактивных веществ создает возможность тяжелых последствий. На руководителей всех вышеперечисленных предприятий областной санэпидстанцией наложен штраф.

Совет Народного Хозяйства в 1959-1960 г.г. издал три постановления об улучшении техники безопасности при работе с радиоактивными веществами. Однако Совнархоз не обеспечил выполнения этих постановлений и санитарных правил своими предприятиями. В Совнархозе не имеется отдела, который мог бы проверить и оказать помощь и дать квалифицированную консультацию по вопросам техники безопасности и технологии работы с радиоактивными веществами. Крайне необходимо и целесообразно было бы также создание в системе Совнархоза хозрасчетной централизованной лаборатории гаммадефектоскопии. Это обеспечило бы выполнение санитарных правил, высококачественный контроль сварки, и дало бы экономический эффект. Вопрос о создании службы техники безопасности при работе с изотопами и централизованной лаборатории гаммадефектоскопии ставился областной и городской санэпидстанциями перед Совнархозом неоднократно, однако разрешения не получил.

Учет радиоактивных веществ в Совнархозе неполон. Не была учтена купленная еще в 1956 году станкозаводом установка ГУП-Со-0,5, впоследствии переданная тресту № 25. Совнархоз согласовал проекты автомашин для перевозки радиоактивных веществ и отходов. Однако машины не оборудованы.

Трест № 25 ведёт работы по строительству могильника радиоактивных отходов в Дубовом Умёте. Согласно графика, утверждённого Облисполкомом, строительство должно быть окончено в декабре 1961 года. Выделено 250 тысяч рублей на строительство могильника. Его сметная стоимость - 331,7 тыс. рублей. Предполагается ввод могильника без благоустройства, озеленения, телефонизации и т.д.

Прачечная для загрязнённой радиоактивными веществами спецодежды не начата строительством. Строительство поручено тресту «Промстрой» при сметной стоимости 198,9 тыс. рублей, на прачечную ассигновано всего 50 тысяч рублей. По постановлению Совета Министров PСФСР срок ввода прачечной - 1961 год. Облисполком поручил управлению благоустройства г. Куйбышева и Совнархозу изыскать деньги на окончание строительства прачечной, однако средства пока не изысканы.

По постановлению суженного заседания Облисполкома Куйбышевский горисполком обязан в 1 квартале 1961 года выделить помещение для радиологической лаборатории областной санэпидстанции. Ни в первом, ни во втором квартале помещение не предоставлено, Куйбышевский горисполком ограничивается перепиской с Облисполкомом. Из-за отсутствия помещения страдает работа лаборатории, осуществляющей контроль за применением радиоактивных веществ по области.

Из вышеизложенного следует, что постановление бюро Обкома КПСС выполняется неудовлетворительно. Отдельные предприятия Совнархоза и учреждения здравоохранения проявляют безответственность в обращении с радиоактивными изотопами, что может повлечь весьма тяжелые последствия.

Облздравотдел просит Обком КПСС созвать совещание с участием руководителей Совнархоза, администрации предприятий и учреждений здравоохранения, облисполкома, Куйбышевского горисполкома и других заинтересованных лиц по вопросу о выполнении постановления бюро обкома КПСС, на котором заслушать руководство Совнархоза, Куйбышевской железной дороги и областную санэпидстанцию.

Заведующий областным отделом здравоохранения М. Кочемазов (подпись).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 132, д. 12, л.л. 61-63.

 

***

Совет Народного Хозяйства Куйбышевского экономического административного района

17 июля 1961 г.

№ 23/05628

г. Куйбышев

Секретарю Куйбышевского обкома КПСС тов. Бурову И.М.

Куйбышевский совнархоз направляет Вам справку о выполнении постановления бюро обкома КПСС от 23 марта 1961 г. по вопросу: «О серьёзных недостатках в хранении и перевозке радиоактивных веществ и мерах по их устранению».

Приложение: на 5 листах (несекретно).

И.О. председателя Совета Народного Хозяйства Л. Бенькович (подпись).

Справка о выполнении постановления бюро Куйбышевского Обкома КПСС от 23 марта 1961 года по вопросу: «О серьёзных недостатках в хранении и перевозке радиоактивных веществ и мерах по их устранению».

Куйбышевским совнархозом, его отраслевыми управлениями, предприятиями и организациями во исполнение постановления бюро областного комитету КПСС от 23 марта 1961 года, были приняты соответствующие меры к упорядочению работ с радиоактивными веществами. В техническом управлении совнархоза был проведён семинар-совещание по вопросу улучшения организации работ с радиоактивными веществами на предприятиях совнархоза в соответствии с требованиями санитарных правил № 333-60.

На семинаре-совещании присутствовали работники по технике безопасности отраслевых управлений, лаборатории института «Промстройпроект», НИИ нефтяной промышленности, работники радиологических лабораторий, промышленных отделов облсанэпидстанции и горсанэпидстанции г. Куйбышева. Участникам семинара была поручена проверка всех 35 предприятий и организаций совнархоза, применяющих у себя на производстве радиоактивные вещества и источники ионизирующих излучений.

Проверка показала, что в большинстве предприятий использование, перевозка и хранение радиоактивных веществ производится в соответствии с требованиями санитарных правил. В предприятиях и организациях были приняты меры к обеспечению работающих защитными средствами, приобретению дозиметрической аппаратуры и налаживанию дозиметрического контроля. Хранение радиоактивных веществ в подавляющем большинстве предприятий ведется в специально организованных хранилищах, с разрешения саннадзора и органов УВД.

Упорядочены вопросы по выделению на каждом предприятии (приказом руководителя) ответственных лиц за учёт, хранение и выдачу радиоактивных веществ; по регулярному и своевременному проведению медицинских осмотров; по обучению и инструктажу работающих с радиоактивными веществами. Устранены нарушения в предприятиях, которые были отмечены постановлением бюро обкома КПСС. Так, в тресте «Куйбышевнефтегеофизика» установлен строгий контроль и принимаются меры к организации работ при бурении по использованию нейтронных источников, в соответствии требований правил, и подобного нарушения, которое было в Красноярской промыслово-геофизической экспедиции, больше не имело места.

В данном тресте оборудовано специально 4 автомашины по перевозке и доставке к месту работы источников нейтронного излучения. На использование склада для хранения радиоактивных веществ в районе Красная глинка, тресту дано временное разрешение санэпидстанцией до окончания строительства типового задания для хранения и работы с радиоактивными веществами в г. Отрадном, строительство которого из-за отсутствия средств не было осуществлено в 1961 году, и в настоящее время приказом по управлению нефтяной и газовой промышленности ввод его в эксплуатацию намечен в 1962 году.

Устранены имевшие место недостатки в научно-исследовательском институте нефтяной промышленности, и институту горсанэпидстанцией 16 июня 1961 года выдан паспорт за № 2 на право хранения и работы с радиоактивными веществами.

На Сызранском нефтеперерабатывающем заводе радиоактивная светомасса постоянного действия, хранившаяся с нарушением правил, помещена на хранение в хранилище, принятое и разрешенное в эксплуатацию саннадзором и органами УВД.

Совнархозом приняты меры по оборудованию соответствующего специального транспорта для перевозки радиоактивных веществ и отходов. Транспортным управлением совнархоза выдано техническое задание на разработку проекта на оборудование машины для перевозки контейнеров, приборов, установок; рабочий проект институтом «Куйбышевпромстройпроект» в настоящее время дорабатывается. На ремонтном заводе транспортного управления приступили к изготовлению узлов для оборудования спецмашин для транспортировки твердых и жидких отходов радиоактивных материалов.

Постановлением Совмина РСФСР от 24 апреля 196l года за № 1865 разрешено совнархозу израсходовать на строительство на долевых началах с облисполкомом и горисполкомов г. Куйбышева специального пункта захоронения радиоактивных веществ и отходов и спецпрачечной для стирки спецодежды, 250 тыс. рублей. Строительство пункта захоронения возложено на строительный трест № 25 (т. Скачкова), строительство спецпрачечной на трест «Промстрой» (т. Калягина). Перечисление средств Облисполкому и горисполкому, как основным заказникам, совнархозом произведено 16 мая с.г. в сумме: для треста № 25 - 200 тыс. рублей, для треста «Промстрой» - 50 тыс. рублей.

Однако следует отметить, что на отдельных предприятиях совнархоза продолжают иметь место серьёзные нарушения правил работы с радиоактивными веществами. Проведенной проверкой были вскрыты факты, которые отмечались совнархозом в ранее выпущенных распоряжениях, были известны руководителям предприятий, однако должных выводов из этого некоторые из них не делают, и в отдельных организациях ведут работы с радиоактивными веществами с нарушением правил.

Так, заводом ртутных выпрямителей приобретена установка ГУП-кобальт 0,5; разрешение на право её хранения и использование в работе завод не имеет; ответственное лицо за приёмку радиоактивных веществ приказом не оформлено; инструкции о правилах работы, содержании помещений и мерах личной профилактики не разработаны; дозиметрическая аппаратура не приобретена: подготовка работников для работы на указанной установке не проведена; транспортных средств для перемещения радиоактивных веществ из места хранения к рабочему месту, нет.

На Сызранском ремонтно-механическом заводе установка ГУП-кобальт 0,5 хранится в общем заводском материальном складе, нет разрешения ни саннадзора, ни органов УВД; приказом нет назначенного лица, ответственного за учёт, хранение, выдачу радиоактивных веществ; отсутствует аппаратура для проведения дозиметрического контроля. Установлено, что не ведётся дозиметрический контроль из-за отсутствия дозиметров на Новокуйбышевском, Куйбышевском нефтеперерабатывающих заводах, машиностроительном (долотном) заводе.

Не устранены нарушения, отмеченные постановлением бюро обкома КПСС в организации хранение радиоактивных веществ на Куйбышевском заводе синтетического спирта, где хранение их продолжается на открытой площадке склада оборудования (с разрешения саннадэора и органов УВД). Руководители завода не заполнили предписание саннадзора об окончании строительства постоянного хранилища к 1 апреля 1961 года. Строительство склада (монтажные работы внутри помещения) будет закончено в июле 1961 года.

Санитарными правилами, утвержденными 14 января 1957 года за № 233-57 и действовавшими до 25 июня 1960 года, не был предусмотрен учёт и организация работы с естественными радиоактивными веществами. На предприятия совнархоза санитарные правила, утвержденные 25 июня 1960 года № 333-60, начали поступать только во втором квартале 1961 года.

В организациях п/я 32, 76 для сварочных работ применяются вольфрамовые электроды с содержанием тория 1,5%. Электроды на рабочем месте дотарируются двуокисью тория. Велись данные работы, как с обычным веществом. Указанным организациям даны соответствующие рекомендации и работы с применением окиси тория приведены в соответствие с требованиями санитарных правил.

На отдельных предприятиях совнархоза имеются эталоны с кобальтом-60 для дозиметрических приборов службы МПВО, которые хранятся без соблюдения мер защиты, и на учёт саннадзору не представлены. Зачастую предприятия, приобретая различные приборы с радиоактивными веществами, не регистрируют их в 10-ти дневный срок в органах саннадзора, как это предусмотрено санитарными правилами, и не используют их по прямому назначению.

Так, на толерубероидном заводе было приобретено 12 штук радиоактивных датчиков РД-6 в комплексе с радиоактивными счётчиками предметов РСП-11; применения на заводе данные приборы не нашли, сложены в металлический ящик в лаборатории КИП на хранение. Также не нашли своего прямого применения полученные радиоактивные счётчики на кондитерской фабрике, на Куйбышевском ликёроводочном заводе.

На предприятиях применяются радиоактивные изотопы для гаммадефектоскопии переносными ампулами цезия-137, кобальта-60; при этом имеют место такие факты, когда рабочие контейнеры, в своём большинстве местного, кустарного изготовления, не дают необходимой защиты от излучений.

По всем нарушениям, выявленным на предприятиях и организациях при использовании радиоактивных веществ были приняты меры по их устранению. Советом народного хозяйства будут и в дальнейшем принято ряд организационных мероприятий, направленных на упорядочение работ с радиоактивными веществами.

Начальник технического управления совнархоза М. Голубев (подпись).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 132, д. 12, л.л. 66-71.


Просмотров: 177


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара