При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Холера. 1972 год

Международные события года

30 января 1972 года в районе Богсайд североирландского города Дерри солдаты 1-го батальона Парашютного полка Великобритании под командованием подполковника Дерека Вилфорда и капитана Майка Джексона расстреляли демонстрацию местных жителей, пришедших на марш Ассоциации в защиту гражданских прав Северной Ирландии. При этом были убиты 13 безоружных демонстрантов, включая шестерых несовершеннолетних и одного священника, причём пятерых из них застрелили в спину. Ещё 14 человек было ранено, один из них впоследствии скончался. Данное событие вошло в историю как «Кровавое воскресенье», и оно привело к волне насилия в противостоянии Ирландской республиканской армии (ИРА) и Вооружённых сил Великобритании. Первое официальное расследование, проведённое в том же 1972 году, возложило ответственность за произошедшие события на демонстрантов, признав, что солдаты вынуждены были открыть огонь в целях самозащиты. Такая трактовка не устроила пострадавших и родственников убитых, и они потребовали повторного рассмотрения обстоятельств инцидента. Лишь в 1998 году Лондон согласился на проведение нового расследования, которое продолжалось 12 лет (самое долгое следствие в Великобритании). В июне 2010 года комиссия под руководством лорда Сэвилла признала, что «стрельба британских солдат по демонстрантам не имела законных оснований». В связи с этим премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон 15 июня 2010 года от имени государства извинился перед общественностью за Кровавое воскресенье.

 

16 апреля 1972 года в 17 часов 54 минуты с мыса Канаверал (США) состоялся старт космического корабля «Аполлон-16» (пятая лунная экспедиция) с экипажем в составе: Джон Янг, Чарльз Дьюк и Томас Маттингли. Посадочный модуль опустился на поверхность ночного светила 21 апреля, но не в лунном море, как это было в предыдущих экспедициях, а в высокогорном районе, на плато Кэйли (англ. Cayley Plains), севернее кратера Декарт. Командир экипажа Джон Янг и пилот лунного модуля Чарльз Дьюк провели на Луне почти трое суток — 71 час. Они совершили три поездки на «Лунном Ровере» общей протяжённостью 26,9 километра. Три выхода на поверхность Луны продолжались в общей сложности 20 часов 14 минут. Было собрано и доставлено на Землю 95,7 килограмма образцов лунной породы. В ходе этой экспедиции астронавты установили рекорд скорости передвижения по Луне на электромобиле — 18 км/ч. Затем после старта с Луны и перелёта к Земле спускаемый аппарат с астронавтами приводнился в Тихом океане 27 апреля в 19 часов 45 минут, и вскоре был принят на борт американского авианосца. В том же году, 7 декабря, состоялся полёт ещё одного космического корабля «Аполлон-17» с экипажем в составе: Юджин Сернан, Харрисон Шмит, Рональд Эванс (шестая лунная экспедиция). 11 декабря 1972 года лунный модуль совершил посадку на Луну в долине Таурус—Литтров, на юго-восточной окраине Моря Ясности. Астронавты работали на Луне чуть более трёх суток (74 часа 59 минут 40 секунд). За это время они совершили три выхода из корабля общей продолжительностью 22 часа 3 минуты 57 секунд. Астронавты трижды ездили на электромобиле в разные стороны от модуля и собрали в общей сложности 110,5 кг образцов лунной породы, которые доставили на Землю. Взлётная ступень стартовала с Луны 14 декабря в 22 часа 54 минуты, а 19 декабря в 19 часов 25 минут спускаемый аппарат «Аполлона-17» приводнился в Тихом океане, в 6,5 км от поисково-спасательного корабля ВМС США «Тикондерога». Эта миссия стала последней из всех полётов к Луне, намеченных по американской программе «Аполлон».

 

17 июня 1972 года в США начался знаменитый Уотергейтский скандал, в итоге закончившийся отставкой президента страны Ричарда Никсона. В тот день в штабе кандидата в президенты от Демократической партии Джорджа Макговерна, расположенном в вашингтонском комплексе «Уотергейт», были задержаны проникшие в отель 5 человек. Они занимались настройкой подслушивающей аппаратуры, и, по некоторым данным, фотографировали внутренние документы штаба демократов. Правда, так и не была доказана связь именно этого инцидента с администрацией Никсона. В ноябре 1972 года Никсон был переизбран на второй президентский срок, а в январе 1973 года начался суд над взломщиками, проникшими в «Уотергейт». В марте была сформирована сенатская комиссия по Уотергейту, и судебные слушания стали передаваться по телевидению на всю страну. Консультант Белого дома Говард Хант был признан судом «техническим» организатором «прослушки» и провёл в тюрьме 33 месяца. А в августе Никсон отказался предоставить прокуратуре комментарии насчёт системы правительственного аудиоконтроля и записанные в Овальном кабинете плёнки, документирующие его разговоры Никсона с помощниками. 6 февраля 1974 года Палата представителей США постановила начать процедуру импичмента Никсона. 9 августа 1974 года Никсон, лишившись всех союзников, перед лицом неминуемого импичмента ушёл в отставку, после чего президентом стал вице-президент Джеральд Форд. Это был первый за историю США случай, когда президент прижизненно и досрочно прекратил исполнение обязанностей. Форд сразу же помиловал Никсона «за все преступления, которые тот мог совершить», на что имел право. Позже Форд отмечал, что считает это решение одной из главных причин своего поражения на выборах в 1976 году.

 

2 сентября 1972 года впервые в истории хоккея с шайбой началась серия матчей между лучшими профессионалами Канады и сборной Советского Союза, вошедшая в историю как «суперсерия-1972». Сборной СССР в этих играх руководил заслуженный тренер СССР Всеволод Бобров, а помогал ему заслуженный тренер СССР Борис Кулагин. Сборную Канады возглавил Гарри Синден, а помощником у него стал Джон Фергюсон. Соглашение о встречах хоккеистов НХЛ с советской сборной было подписано весной 1972 года во время чемпионата мира в Чехословакии. При этом большинство ведущих специалистов и хоккеистов Канады считало предстоящую серию со сборной СССР лёгкой прогулкой, в которой они обязательно должны выиграть все матчи. Первая игра проходила в Монреале в 20 часов по местному времени (в Москве было 4 часа утра). Через 30 секунд после начала встречи Фил Эспозито с лёта послал отбитую Третьяком шайбу в ворота. В начале 7-й минуты матча Пол Хендерсон забил второй гол. После этого по трансляции на стадионе сыграли похоронный марш, поскольку посчитали, что судьба матча уже решена. Однако ещё до перерыва Евгений Зимин и Владимир Петров сравняли счёт. Во втором период два гола в ворота канадцев забил Валерий Харламов, и счёт стал 4:2. В начале третьей двадцатиминутки Бобби Кларку удалось отквитать одну шайбу, но на большее у канадцев уже не оставалось сил. Борис Михайлов, Евгений Зимин и Александр Якушев довели счёт до 7:3. Победа сборной СССР в первом же матче вызвала настоящий шок среди спортивной общественности Канады. При этом Дик Беддос, журналист газеты «Глоб энд Мейл» (Торонто), перед началом серии заявил, что съест свою статью, если русские выиграют хотя бы один матч. После поражения канадцев он приехал в отель в Торонто, где жили советские хоккеисты, и здесь выполнил своё обещание — закусил газетой со статьёй, макая её в тарелку с бульоном. Из последующих трёх матчей в Канаде ещё один выиграли хозяева, одну – сборная СССР, и одна игра завершилась вничью. Во второй половине сентября четыре ответные встречи прошли в Москве, из которых три выиграли канадцы, одну – советские хоккеисты. Общий счёт игр: в четырёх победила Канада, в трёх – СССР, один матч – ничья. При этом в восьми играх суперсерии-1972 советская команда забросила 32 шайбы, канадская — 31.

 

5 сентября 1972 года на Олимпийских играх в Мюнхене (ФРГ) впервые в истории Олимпиад был совершён террористический акт, осуществлённый членами палестинской организации «Чёрный сентябрь» в отношении израильской олимпийской сборной. Проникнув в пятом часу утра в корпус, где жили израильтяне, террористы захватили 11 заложников и предъявили властям свои требования – освободить более 200 палестинцев, находившихся в тот момент за разные преступления в израильских тюрьмах. Власти ФРГ предлагали им отпустить заложников в обмен на любую денежную сумму либо заменить их на немецких должностных лиц, однако террористы отвергли оба предложения. Только к вечеру они согласились на предоставление им самолёта для вылета вместе с заложниками в Египет или Ливию. Силы правопорядка ФРГ решили провести операцию по освобождению пленных израильтян в аэропорту, но предпринятый штурм оказался непрофессионально подготовленным, и потому при нём погибли 11 израильтян (4 тренера, 5 участников соревнований и двое судей), один западногерманский полицейский, а также были убиты пятеро из восьми террористов. Троих уцелевших палестинцев в течение двух последующих часов задержала полиция, однако позднее их пришлось освободить в обмен на авиалайнер компании «Люфтганза», захваченный другими уже членами группы «Чёрный сентябрь». Израиль ответил на теракт против своих олимпийцев операциями «Весна молодости» и «Гнев Божий», в ходе которых спецслужбы выследили и уничтожили некоторых подозреваемых в подготовке теракта. Кроме того, 8 сентября израильская авиация нанесла авиаудар по десяти базам организации освобождения Палестины, что привело к гибели свыше двухсот человек. Что касается Олимпийских игр, то впервые в истории все соревнования были приостановлены на один день, во время которого в Мюнхене проходила поминальная служба.

 

Российские события года

24 февраля 1972 года произошёл пожар в 8 и 9 отсеках советской атомной подводной лодки (АПЛ) К-19, на которой за время её эксплуатации с конца 50-х годов уже не раз происходили аварии с человеческими жертвами, в связи с чем американцы прозвали её «Оставляющая вдов», а советские моряки – «Хиросимой». Так, в 1959 году ещё до спуска подлодки на воду при окраске трюмов на ней вспыхнул пожар, и при этом два человека погибли. Сразу же после возобновления покрасочных работ в лодке задохнулась женщина-маляр. В 1961 году при погрузке ракет в шахты на К-19 один матрос был придавлен крышкой шахты и погиб. Во время похода 12 апреля 1961 года лодка чудом избежала столкновения с американской АПЛ USS «Nautilus», но из-за резкого маневра снижения глубины врезалась в дно, хотя значительных повреждений и не получила. Затем 4 июля 1961 года на К-19 произошла авария кормового реактора, устранение которой стоило жизни восьмерым морякам, а остальные члены экипажа получили высокие дозы облучения. Наконец, 15 ноября 1969 года в подводном положении К-19 столкнулась с американской АПЛ USS «Gato», но при этом обе подлодки получили лишь незначительные вмятины на корпусе. Но самый серьёзной аварией на К-19 стал уже упоминавшийся пожар в 8 и 9 отсеках 24 февраля 1972 года, из-за которого погибли 28 подводников и два спасателя. В этой сложной обстановке субмарине удалось всплыть на поверхность, и 40 моряков из передней части лодки затем были эвакуированы вертолётом на подошедшие корабли. Но ещё в начале пожара в кормовом 10 отсеке оказались заблокированы огнём 12 матросов. Спасательные суда затем в течение 23 дней буксировали аварийную лодку в Мурманск, и всё это время моряки пробыли в заточении без света, пищи и со скудными запасами воды, получая из центрального поста по трубопроводу только воздух. В итоге все они остались живы. После этого происшествия злополучная лодка вновь была отремонтирована, служила судном связи и утилизирована только в 2003 году.

 

10 марта 1972 года в футлярном цехе Минского радиозавода произошёл взрыв, который унёс жизни 104 человек, и ещё более 300 человек при этом получили ранения различной степени тяжести. Эта катастрофа была признана самой масштабной на территории Республики Беларусь после Второй мировой войны, как по количеству пострадавших, так и по масштабам разрушений. Взрыв произошёл около 19 часов 30 по местному времени, во время работы второй смены. Его сила оказалась такой, что двухэтажное железобетонное здание в доли секунды превратилось в руины. Взрыв слышали даже в нескольких километрах от места трагедии. Пожар при этом был минимальный, огонь вспыхнул лишь в вентиляционных шахтах, а также загорелись отходы производства, скопившиеся в цеху. В течение первых 10 минут до приезда спасателей местные жители и люди, случайно оказавшиеся недалеко от места катастрофы, бежали на территорию завода и оказывали посильную помощь пострадавшим. Позже милиция и армия оцепили место трагедии. Спасательная операция осложнялась тем, что в городе не было достаточной техники, чтобы разбирать образовавшиеся завалы. В ту пору стояли сильные морозы, и многие люди погибли от переохлаждения, а также от полученных травм, не дождавшись помощи. Имел место уникальный случай, когда один из рабочих, Валерий Соловьёв, был извлечён из завалов живым спустя почти трое суток после катастрофы. Проведённое расследование показало, что причиной взрыва стала мельчайшая пыль, образовавшаяся в процессе шлифования лака, которым покрывали корпуса телевизоров. Её концентрация в воздухе цеха достигала 65 граммов на 1 кубический метр, в то время как экспертиза показала, что для взрыва хватило бы даже 5 граммов на кубометр. А вентиляция в цехе, как оказалось, была крайне несовершенной, что в итоге и привело к катастрофе. По итогам расследования к небольшим срокам лишения свободы был осуждён ряд должностных лиц как из самого радиозавода, так и из ленинградского института, в котором разрабатывался проект здания.

 

18 мая 1972 года в Каунасе (Литва) прошли похороны 18-летнего учащегося вечерней школы рабочей молодёжи Ромаса Каланты, совершившего самосожжение в знак протеста против советской оккупации Литвы. Сутками раньше Каланта с возгласом по-литовски «Свободу Литве!» облился бензином и поджёг себя возле Музыкального театра на центральной улице Каунаса, у фонтана, где собиралась молодёжь. В его записной книжке остались строки: «В моей смерти виновен только строй». По указанию КГБ СССР его похороны были проведены 18 мая на 2 часа раньше, чем было намечено ранее, чтобы избежать скопления людей и антисоветских провокаций. Тогда собравшаяся у дома Ромаса толпа двинулась на центральную улицу города — аллею Свободы (Лайсвес аллея). Демонстрации не прекращались также и 19 мая, в них приняло участие свыше трёх тысяч человек, главным образом молодёжь. Для подавления акций протеста в город были введены воинские части, в задержании демонстрантов участвовали также дружинники и милиционеры. Протестующих избивали, задерживали и арестовывали, стригли наголо, некоторых вывозили за несколько десятков километров от города и там отпускали. Всего было арестовано 402 человека, из них 33 были привлечено к административной ответственности - за мелкое хулиганство они получили по 15 суток ареста. Впоследствии ещё восьмерых судили по статье, соответствующей ст. 190-3 УК РСФСР («уличные беспорядки»). Все подсудимые имели возраст от 18 до 25 лет, это были рабочие и учащиеся профессионально-технических училищ. Родителям в течение 8 лет не позволяли поставить надгробный памятник на кладбище Ромайняй (он был сооружён только в 1982 году). В 1989 году комиссия во главе с доктором Л. Радавичюсом, изучив имеющиеся данные и опросив друзей и родственников Каланты, пришла к выводу, что нет никаких доказательств того, что Каланта страдал каким-либо психическим заболеванием. В последующие годы в Каунасе стало традицией возлагать цветы на место самосожжения Каланты в годовщины его гибели, хотя в советское время молодых людей за это задерживала милиция, а учащихся исключали из школы.

 

9 июля 1972 года в 3 км от села Крестище Красноградского района Харьковской области с целью закрытия аварийного газового выброса был произведён первый промышленный ядерный взрыв на территории Украинской ССР мощностью 3,8 килотонн. Здесь было вскрыто мощное газоконденсатное месторождение, запасы которого оценивались в 700 миллиардов кубометров. В июле 1971 года при бурении новой скважины из неё под аномальным давлением около 400 атмосфер неожиданно произошёл выброс газоконденсата. При этом с верхней площадки буровой вышки были сброшены на землю и погибли два инженера. Для предотвращения случайного возгорания и взрыва было решено поджечь скважину, и этот факел затем не удавалось потушить около года. В связи со сложившейся ситуацией, и учитывая опыт тушения подобных факелов в Узбекистане, учёные предложили забить аварийную скважину при помощи ядерного взрыва. Постановление об этом было подписано лично Л.И. Брежневым и А.Н. Косыгиным. Выполнение взрыва поручили Министерству среднего машиностроения. Подготовка к операции заняла четыре месяца и проходила в обстановке строжайшей секретности. Сбоку аварийной колонны пробурили наклонную скважину глубиной 2400 м и поместили на дне её ядерное взрывное устройство. За час до взрыва всех жителей села Крестище временно эвакуировали. Ровно в 10 часов утра по местному времени 9 июля ядерное устройство привели в действие. Через 20 секунд из кратера вокруг скважины на высоту около 1 км вырвался мощный газовый фонтан, смешанный с породой, а ещё через минуту образовалось характерное грибообразное облако ядерного взрыва. Однако эксперимент не увенчался успехом — закрыть выброс с помощью взрыва не удалось. Жители вернулись в село через 30 минут после взрыва. А газовый факел потушили только в июле 1973 года стандартными методами — раскапыванием скважины и её механическим перекрытием.

 

13 октября 1972 года в Московской области на берегу Нерского озера потерпел катастрофу авиалайнер Ил-62 авиакомпании «Аэрофлот», который выполнял международный пассажирский рейс SU217 по маршруту Париж—Ленинград—Москва. При заходе на посадку на запасной аэродром Шоссейное к северу от столицы самолёт врезался в землю и полностью разрушился. Погибли все находившиеся на его борту 174 человека (10 членов экипажа и 164 пассажира), что сделало эту авиакатастрофу на то время крупнейшей в мире по числу жертв. На запасной аэродром лайнер был направлен в связи со сложными метеоусловиями в аэропорту Шереметьево. По данным комиссии по расследованию, все системы самолёта до его столкновения с землёй работали нормально. Погода на месте происшествия также не могла быть причиной падения: горизонтальная видимость 1500 метров, ветер слабый, температура +6 °С. До высоты 740—600 метров действия экипажа соответствовали правилам, и параметры полёта были в норме. Однако далее экипаж по неизвестной причине уже не предпринимал действий по выводу самолёта на горизонтальный полёт, а также по предотвращению столкновения его с землёй. При этом речевой самописец МС-61 переговоры пилотов не записал из-за израсходования носителя (проволоки). Поэтому точные причины, почему экипаж, начиная с высоты 600—500 метров, не стал прекращать снижение самолёта, так и не были установлены.

 

Самарские события года

11 января 1972 года бюро областного комитета КПСС рассмотрело вопрос «О работе Куйбышевского государственного университета». К тому моменту университет после своего открытия проработал уже два года, и в нём было создано четыре факультета – механико-математический, физический, химико-биологический и гуманитарный. В вузе насчитывалось 89 преподавателей, из которых 39 (43,8%) имели учёные звания и степени. В университете постоянно проводилась работа по улучшению качества лекций, семинарских и лабораторных занятий. Однако бюро обкома отметило, что на ряде кафедр лекции читают молодые и неопытные преподаватели и ассистенты. Успеваемость студентов низкая, особенно по специальным дисциплинам. Неудовлетворительные оценки получил каждый шестой студент, в связи с чем в университете допущен большой отсев, составивший за два года 14 процентов. Слабо велась работа по комплектованию групп за счёт сельской молодёжи – только 5 процентов студентов были из числа жителей села. Обнаружен ряд и других недостатков в работе вуза, как организационных, так и методических. В связи с этим бюро обкома КПСС обязало ректорат и партийное бюро устранить имеющиеся недостатки в работе университета, усилить контроль за качеством лекций, семинарских и лабораторных занятий, наладить методическую работу с молодыми преподавателями.

 

31 марта 1972 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР в Тольятти было образовано три района: Автозаводской, Комсомольский и Центральный. Необходимость нового административного деления возникла в результате бурного роста города в 60-х годах, строительства на его территории новых промышленных предприятий, и, как следствие, быстрого роста числа жителей. При этом характерной особенностью Тольятти стала территориальная обособленность его районов друг от друга. Ныне все районы получили прямое транспортное сообщение, из-за чего в Тольятти фактически имеет место сочетание трёх отдельных городов. После принятия нового административного деления в 1972 году в его восточной части города образовался Комсомольский район, который ныне включает в себя посёлки-микрорайоны Комсомольский, Жигулёвское Море, Фёдоровка, Шлюзовой и некоторые другие. Этот район исторически и географически связан со строительством плотины Жигулёвской (в прошлом Куйбышевской) ГЭС, и отдельные его участки с 50-х годов сохранились незатопленными водохранилищем. К северо-западу от Комсомольского района, отделенный от него трёхкилометровой полосой леса, расположен Центральный район, который тольяттинцы в быту называют Старым городом. Исторически этот район связан с затоплением прежнего Ставрополя при строительстве Куйбышевской (Жигулёвской) ГЭС и переселением его жителей, а также со строительством группы крупных химических предприятий, расположенных в промзоне, примыкающей с северо-востока к Старому городу. В Центральном районе Тольятти ныне размещается администрация этого городского муниципального образования. Близ затопленного старого Ставрополя находится микрорайон Портовый (Порт-посёлок). Западную часть Тольятти составляет Автозаводской район, отделённый от Центрального района массивом леса шириной 4-6 км. Исторически и функционально он связан с группой предприятий АвтоВАЗа, расположенного к северу от жилой части Автозаводского района.

 

14 апреля 1972 года коллегией Куйбышевского областного суда под председательством Е.В. Стафеевой был вынесен приговор по уголовному делу в отношении группы милиционеров отдела вневедомственной охраны Сызранского ГОВД – Василия Соколовского, Анатолия Мардарьева, Валерия Бадигина и Ибрагима Беделяева, которые обвинялись по ст.ст. 117 ч.3 и 171 ч.2 УК РСФСР. Будучи в пьяном виде, они на трассе у 2-го отделения колхоза «Большевик» Сызранского района останавливали машины и проверяли документы у водителей, а когда двое колхозников им не подчинились, заявив, что они пьяные, милиционеры обоих избили. Позже эти же подсудимые, проезжая ночью по улице Сызрани, насильно посадили в свой мотоцикл 16-летнюю Любу Я. и отвезли её на пустынный пляж, где и совершили групповое изнасилование. Решением суда за свои преступления Мардарьев был приговорён к лишению свободы на срок 12 лет, Соколовский – на 9 лет, Бадигин – на 6 лет, и Беделяев – на 5 лет, все - в колонии усиленного режима.

 

1 ноября 1972 года была принята в эксплуатацию первая очередь Куйбышевской ТЭЦ (после 1991 года - Самарской) на улице Алма-Атинской. Острая нехватка тепловой энергии в то время сдерживала жилищное строительство и развитие областного центра. Растущий город, число жителей которого в 1967 году перевалило за миллион, испытывал острую потребность в новых энергетических источниках. Перед властями этот вопрос особенно остро встал во второй половине 60-х годов, когда в Куйбышеве развернулось массовое жилищное строительство. В это время на городской карте появились так называемые «спальные» микрорайоны – 7-й, 13-й, 14-й, 15-й и другие, для отопления и горячего водоснабжения которых существовавших в то время мощностей не хватало. Решить эту проблему призвана была новая теплоэлектроцентраль, которая в рекордные сроки выросла на месте озера Ветляного на улице Алма-Атинской В целях ускорения процесса строительства здесь был впервые в СССР опробован экспериментальный крупноблочный монтаж ТЭЦ, который позже использовался при строительстве других станций страны. Оборудование поступало на стройплощадку уже частично смонтированным в блоки, что позволяло сократить время строительства важного для города энергообъекта. Заслуги энергетиков, обеспечивших ускоренный ввод в строй этого важнейшего теплоэнергетического сооружения, были отмечены Государственной премией Совета Министров СССР.

 

Главное самарское событие года

13 марта 1972 года было подписано Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 177 «О мерах по предотвращению загрязнения бассейнов рек Волги и Урала неочищенными сточными водами». Главной причиной принятия этого документа стала эпидемия холеры, которая с конца 1969 года охватила значительную часть бассейнов рек Волги, Дона и Урала. При этом быстрому распространению инфекции по этим регионам способствовал сброс неочищенных канализационных стоков в воды рек, которая затем использовалась для бытовых и технических нужд. После принятия указанного Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР из бюджета страны были выделены значительные средства на строительство очистных канализационных сооружений в прибрежных городах, которое было в основном завершено к концу 70-х годов. Эти меры позволили существенно снизить уровень заболевания холерой и прочими кишечными инфекциями в десятках областей и краёв Советского Союза, в том числе и в Куйбышевской области.

 

Холерное нашествие

Это был обычный туристический рейс по Волге, во время которого отдыхающие рассчитывали весело прокатиться на теплоходе «Герой Ю. Гагарин» от Куйбышева до Астрахани и обратно. Первая половина пути обошлась без приключений, а вот при возвращении обратно случилась непонятная трагедия. В своей каюте неожиданно скончался пассажир К., житель Куйбышева. Его тело было снято с борта в Саратове, а «Юрий Гагарин» отправился дальше вверх по Волге. И лишь на следующий день капитану по радио сообщили, что причиной смерти пассажира стало его заражение холерой (рис. 1).

 

Инфекция союзного масштаба

Радиограмма, поступившая на борт «Героя Ю. Гагарина», обернулась крупными неприятностями для всех его пассажиров и команды. На подходе к Куйбышеву теплоход встретили милицейские катера, в сопровождении которых судно было отведено на карантинную стоянку в одну из бухт речного порта. Пока медики в течение нескольких дней обследовали всех пассажиров (около 400 человек), никто из них не мог сойти на берег, а для того, чтобы кто-то случайно не сбежал, вокруг теплохода на катерах круглосуточно дежурила вооруженная охрана.

К счастью, носителей холерных вибрионов среди пассажиров больше не обнаружилось, но, тем не менее у всех отобрали продукты, а затем каждый из «узников» вынужден был пройти через дезокамеру, специально доставленную к месту карантина. Вот так в августе 1970 года для жителей Куйбышева выглядело начало масштабной эпидемии холеры, которая тогда охватила большинство регионов юга СССР и все Поволжье.

А началась она в Астрахани, где уже в конце июня медики зарегистрировали свыше 20 больных, и тогда же здесь хоронили первых умерших. В июле в этом регионе было уже отмечено около сотни случаев холеры. Всего же в Астрахани только за одно лето 1970 года было выявлено 1270 больных (из них 35 человек умерли) и 1120 вибриононосителей. Что же касается города Куйбышева, то у нас в связи с летальным случаем на теплоходе «Юрий Гагарин» уже 3 августа 1970 года по распоряжению Совета Министров РСФСР была создана областная чрезвычайная противоэпидемическая комиссия под руководством председателя облисполкома Виталия Воротникова. В неё также вошли первые руководители медицинских и коммунально-бытовых служб области, начальники областных УВД и УКГБ, председатели ряда гор- и райисполкомов, и другие ответственные работники.

По заключению специалистов, тогда наш регион оказался затронут волной VII-й пандемии холеры, случаи которой ещё в 1965 году впервые за многие десятилетия были отмечены в советских среднеазиатских республиках. А на Европейскую часть страны эпидемия холеры перекинулась в 1970 году, когда в начале лета произошли крупные вспышки болезни сразу в нескольких южных городах. Кроме Астрахани, эпидемия охватила также Одессу, Керчь и Ростов-на-Дону, а затем Николаев, Херсон, Махачкалу и Гурьев. При этом эпидемиологами так и не были окончательно установлены все пути, по которым инфекция попала в эти регионы СССР (рис. 2-4).

В Куйбышевской области в 1970 году было зарегистрировано восемь больных холерой и один вибриононоситель, из которых пятерых больных медики выявили в областном центре, и еще троих - в Сызрани. Кроме упомянутого выше умершего пассажира из Куйбышева, в нашем городе в том году от холеры скончались ещё два человека. Они оба оказались бродягами без определенного места жительства, которые за медицинской помощью не обращались.

В 1971 году медицинские службы у нас в области зарегистрировали еще 14 человек, заболевших холерой (11 в Куйбышеве и 3 в Сызрани), а также 34 вибриононосителя (26 в Куйбышеве и 8 в Сызрани). В 1972 году случаев инфицирования людей холерным вибрионом в нашей области отмечено не было, и медики уже рапортовали было наверх об окончательной победе над болезнью. Однако в дальнейшем (вплоть до 1981 года) в регионе все же продолжали регистрировать по 1-2 случая холеры ежегодно, в том числе в 1974 году – один со смертельным исходом.

Хотя об эпидемии здесь говорить уже не приходилось, тем не менее вплоть до 1976 года в области в летнее время вводился особый противоэпидемический режим, а на Волге у Куйбышева, вдоль левого берега реки, решением облисполкома запрещалось купание, рыбная ловля, использование воды для бытовых нужд и движение маломерного флота.

 

Вековая напасть

В библейской книге «Исход» Господь Бог так угрожал врагам избранного им еврейского народа: «И наведу на вас мстительный меч… и пошлю на вас моровое поветрие…» (читай – эпидемию). А в «Книге пророка Иеремии» сказано: «И накажу живущих в земле Египетской так, как я наказал Иерусалим: мечом, голодом и мором». Таким образом, уже из древнейших литературных источников видно, что массовые моровые нашествия преследовали человечество ещё на заре его существования. При этом перечень самых смертоносных заболеваний в течение тысячелетий практически не менялся: это оспа, чума, и, конечно же, холера.

Несмотря на то, что бурный двадцатый век к этому зловещему списку добавил также грипп и СПИД, все прочие вековые человеческие инфекции за минувшее столетие не раз проявляли себя в глобальном масштабе. Но если в отношении оспы Всемирная Организация Здравоохранения еще в 70-х годах объявила, что усилиями медиков эта болезнь окончательно побеждена, и на планете больше не осталось естественных источников заражения оспой, то с чумой и холерой ситуация оказалась куда более сложной. Природные очаги чумы на территории Средней Азии, несомненно, будут сохраняться ещё многие десятилетия - до тех пор, пока здесь будут обитать многочисленные грызуны, носители этого заболевания.

А вот что касается холеры, то её возбудители, как теперь выясняется, по сей день чувствуют себя на нашей планете очень даже хорошо. Во всяком случае, только в течение XIX-XX веков мир пережил не менее семи (!) пандемий этого страшного заболевания.

Справка. Холера - острая кишечная инфекция, которая вызывается холерным вибрионом – особым микроорганизмом, имеющим под микроскопом вид запятой. Впервые эта бактерия в чистой культуре была выделена немецким врачом Робертом Кохом в 1883-1884 годах, и затем им же подробно описана. Холерные вибрионы имеют жгутики, они необыкновенно подвижны и обладают быстрым ростом на обычных питательных средах. Биохимически они очень активны и способны разлагать все виды сахаров, которыми и питаются. Вибрионы устойчивы во внешней среде, особенно к низким температурам, но быстро погибают при кипячении, высушивании, воздействии солнечного света и различных дезинфицирующих средств. Основные пути заражения холерой – через грязные руки, продукты питания или через воду, содержащую эти микробы (рис. 5-9).

Холера относится к особо опасным, или карантинным, инфекциям, которая способна вызывать эпидемии и пандемии (то есть эпидемии, охватывающие практически всю планету). Заболевание известно с незапамятных времен, хотя в древние и средние века оно отмечалось в основном лишь в районах Юго-Восточной Азии, а также в Индии, в бассейнах рек Ганг и Брахмапутра. По всей видимости, именно эпидемия холеры остановила дальнейшее завоевание полуострова Индостан войсками Александра Македонского, который и сам пал жертвой поразившей его болезни, а затем был доставлен на родину в бочке с мёдом, обладающем консервирующими свойствами.

В последующие столетия вспышки холеры не раз происходили во время различных войн на Среднем и Ближнем Востоке, в том числе во время Крестовых походов и при арабских завоевательных походах на территории Палестины, Северной Африки и южной части Пиренейского полуострова. В средние века холера впервые проникла в Европу вместе с арабскими воинами и торговцами, однако в те годы её вспышки носили локальный характер, и в силу незначительного перемещения населения обычно не выходили за пределы одного города или района.

Только с наступлением XIX века на волне начавшихся процессов миграции огромных масс людей эта инфекция вырвалась из своих природных очагов и начала победное шествие по всему миру. Как уже говорилось выше, в течение XIX-XX столетий эпидемиологи насчитали семь пандемий холеры, каждая из которых длилась от 6 до 23 лет. В эти годы больные регистрировались практически во всех государствах мира (рис. 10-18).

 

Засекреченная инфекция

В России первая крупная вспышка этой болезни началась в 1817 году в Астрахани, куда её завезли торговые суда из Персии через Каспийское море. В течение пяти последующих лет холера по Волге распространилась на ряд других местностей России, в том числе на Москву и Санкт-Петербург, и далее - на европейские государства. Эта была волна самой первой холерной пандемии, которая продолжалась вплоть до 1825 года. Во время третьей и четвертой всемирных волн холеры (середина и конец XIX века) эта болезнь прокатилась через Азию, а затем распространялась на Африку, Европу и Америку. Все названные пандемии тогда захватили и Россию, куда инфекция обычно заносилась из Афганистана, Ирана, Турции, причем почти всегда она сначала проявлялась в Средней Азии и Закавказье, а затем - в губерниях Европейской части страны. Предпоследняя, шестая пандемия этой страшной болезни была спровоцирована первой мировой войной, и продолжалась она с 1914 по 1926 год. Всего же в период с 1825 по 1925 годы в России в придачу к мировым волнам холеры было также зарегистрировано еще не менее 55 крупных эпидемий этого заболевания, которые, хотя и не носили мирового масштаба, тем не менее охватывали значительную часть Российской империи, а также ещё некоторые из прилегающих к ней государств (рис. 19-21).

В 1830-1831 годах в нескольких городах России произошли холерные бунты, причиной которых стало недовольство запретами на передвижение, введёнными правительством (карантинами и вооружёнными кордонами), а также слухи о том, что лекари и чиновники намеренно травят простой люд. Поддавшись панике, возбуждённые толпы громили полицейские управления и казённые больницы, убивали чиновников, офицеров, дворян-помещиков. В частности, такой холерный бунт произошёл на Сенной площади Петербурга 22 июня (4 июля) 1831 года. Толпа, собравшаяся в этот день на рыночной площади, направилась громить центральную холерную больницу. На её усмирение генерал-губернатором Санкт-Петербурга графом П.К. Эссеном были направлены войска: сапёрный и Измайловский батальоны и взвод жандармов. Под дулами солдат бунтовщикам пришлось остановиться, после чего на Сенную площадь приехал лично император Николай I. В результате подобного хода событий появилась легенда об усмирении Николаем I холерного бунта, чему посвящён один из барельефов на памятнике императору (рис. 22).

Особенно серьёзным оказался мор 1847-1848 годов, когда в нашей стране холерой заболело почти 2 миллиона человек, и около 700 тысяч из них умерли. Во время другой крупной российской эпидемии 1892 года медики зарегистрировали более 520 тысяч больных, из которых умерли свыше 300 тысяч (рис. 23-27).

Вот хроника заболеваемости холерой в Самарской губернии во второй половине XIX века. Так, 25 июля 1853 года началась холерная вспышка в селе Вязовка Большеглушицкой волости, и к началу ноября в губернии было 3463 заболевших, из которых 1834 человека впоследствии умерли. В августе 1866 года в губернии вновь вспыхнула началась эпидемия этой болезни, в связи с чем в губернской земской больнице открылось холерное отделение. С 27 июня по 4 октября 1871 года эпидемия холеры свирепствовала по всей губернии, умерло 1486 человек. Губернская земская управа открыла особое отделение больницы, которое разместила в здании бывшей гауптвахты. В августе 1872 года у нас снова произошла вспышка холеры, от которой только с августа по 26 октября умерло 204 человека.

Во время шестой, предпоследней пандемии холеры в России произошли революционные потрясения, гражданская война, разруха и массовый голод 1921 года. Эти социальные катаклизмы, конечно же, отнюдь не способствовали борьбе с массовыми инфекциями, поразившими население страны. Тем не менее в результате противоэпидемических и пропагандистских мероприятий, на которые правительством были брошены значительные силы, медикам в основном удалось справиться с самыми серьёзными очагами этого заболевания. При этом значительные силы и средства были брошены на агитационные и пропагандистские мероприятия, разъясняющие населению необходимость профилактических мер против холеры (рис. 28-32).

В 1926 году сталинское руководство страны поспешило объявить всему миру, что холера в СССР ликвидирована окончательно и бесследно. Однако в 1938 году произошла вспышка этой инфекции в Хабаровске, а в 1940 году – в Киеве и Ленинграде, и при этом вся информация о них была строго засекречена. Как показали результаты расследований, во всех указанных городах заболевания начались из-за утечки бактериального материала из медицинских лабораторий.

Еще несколько опасных вспышек холеры в СССР произошли в период Великой Отечественной войны. Самая масштабная из них началась в августе 1941 года в Харькове, где эта инфекция была обнаружена у представителей контингента исправительного лагеря, которые работали здесь на возведении аэродрома. Расследование показало, что вибрионы холеры попали сюда, скорее всего, вместе с заключёнными, переброшенными под Харьков из Средней Азии и Азербайджана. Всего в те дни заболело 30 человек, из них семеро умерли.

 

Невидимый враг

(Данная глава написана по материалам книги «Холера в СССР в период VII пандемии». Под редакцией В.И. Покровского. М., Медицина. 2000 год).

После того, как в мае 1942 года возникла непосредственная угроза захвата Харькова немцами, весь спецконтингент, среди которого впоследствии оказалось немало холерных носителей, был эвакуирован отсюда в Сталинград, где заключённые продолжали работать на строительстве оборонительных сооружений. По официальным данным Народного комиссариата здравоохранения СССР, первые случаи заболевания холерой в Сталинграде были выявлены 18 июля 1942 года среди местного населения и военнослужащих. Тщательные поиски источников инфекции вновь привели медиков в исправительно-трудовые учреждения, где еще в июне среди заключённых отмечался значительный рост смертности от пеллагры. Бактериологическое обследование материалов трупов лиц, погибших якобы от этой болезни, позволило обнаружить возбудителя холеры. Надо полагать, что вместе с заключёнными из Харькова холера проникла в тюрьму еще в июне, но вплоть до 24 июля осталась нераспознанной вследствие атипичного клинического течения болезни среди ослабленного контингента (рис. 33-35).

Частое перемещение заключённых пешком через Кировский и Ворошиловский (ныне Советский) районы Сталинграда, проживание вольнонаемного персонала ИТК в этих же районах способствовали заражению военных и гражданских лиц. Всего было выявлено 112 заболевших холерой: 86 заключённых (76,9%), 20 военнослужащих (17,8%) и 6 гражданских лиц (5,4%). Вспышка холеры среди этих контингентов протекала по-разному. Если в осажденном городе её удалось ликвидировать в течение 10 дней как в войсках, так и среди гражданского населения, то в местах заключения эпидемическая ситуация сложилась совершенно иначе. Высокая смертность в лагерях считалась обычным явлением и этиологически связывалась с пеллагрой. Больные не изолировались, их бактериологическое обследование не осуществлялось, и заболевания холерой в лагерях продолжались до 17 августа. Приближение немецких войск к Сталинграду потребовало экстренной эвакуации, в том числе лагерей заключённых, ещё задолго до установления этиологии вспышки. Этапы заключённых направляли по Волге в Астрахань, Казань и Саратов, что явилось основной причиной распространения инфекции по стране в 1942 году.

В волжских городах больные холерой появились почти одновременно. В Астрахани 2 августа заболел рабочий водного транспорта, имевший непосредственную связь с заключёнными, эвакуированными из Сталинграда, в пункте их прибытия. Дальнейшее обследование заключённых различных участков астраханского лагеря выявило высокую смертность от острых кишечных заболеваний в течение июня и особенно июля 1942 года. Только на основании результатов бактериологических исследований была установлена их холерная этиология. Поздняя расшифровка природы вспышки этих заболеваний способствовала распространению инфекции среди местного населения, с которым заключённые контактировали во время работы в затоне и на различных заводах города. В результате за 3 месяца здесь переболели 254 человека. Вспышка тянулась довольно долго вследствие несвоевременного проведения противохолерных мероприятий.

В Казани холера впервые была диагностирована 5 августа у заключённых, эвакуированных из Сталинграда 19 июля, когда болезнь там оставалась еще нераспознанной. В пути на барже 8 человек умерли и были похоронены в Вольске без бактериологического обследования. Эксгумация и вскрытие 2 трупов через 2 недели уже не позволили выявить возбудителей холеры. В Казани обследование партии заключённых с баржи сразу же позволило выявить больных холерой. Оперативно принятые меры обеспечили локализацию инфекции в лагере. Вспышка ограничилась 45 случаями, из которых 33 были подтверждены бактериологически. Из местных жителей заболела лишь санитарка, заразившаяся в госпитале при уходе за больными холерой. Однако полностью избежать выноса инфекции за пределы данного очага не удалось: 3 сентября в Куйбышеве был выявлен больной холерой военнослужащий, несший охрану лагеря заключённых в Казани. Больной скончался.

В Саратовской области оказались поражёнными основные транспортные узлы (Саратов, Энгельс, Красный Кут, Балашов), куда по Волге и железнодорожной магистрали шёл поток раненых и эвакуированных из Астрахани и Сталинграда. В Балашов холера была занесена бортмехаником самолёта из Гурьева. Вспышка, начавшаяся 11 августа, характеризовалась быстрым нарастанием числа заболевших с максимумом в пятой пятидневке августа и охватила 83 человека. Диагноз холеры в 97,5% случаев был подтвержден бактериологически. Широкое использование лабораторных исследований позволило выявить значительное количество (34%) лёгких клинических форм болезни. В сентябре в Саратовской области регистрировали единичные случаи холеры.

Инфекция в Саратовской области распределялась следующим образом: в местах заключения – 36,1%, среди гражданского населения – 42,22%, в системе госпиталей – 9,6% и среди военных контингентов – 12,1%. Эпидемия приняла наиболее интенсивный характер среди заключённых (60 случаев на 10000 человек). Заболевали преимущественно мужчины в возрасте от 16 до 35 лет.

Еще до появления холеры среди гражданского населения болезнь длительное время протекала скрытно под диагнозом «пеллагра» в местах заключения в Саратове и сопровождалась высокой летальностью (56,7%). Поздняя диагностика холеры в местах заключения послужила основной причиной распространения инфекции на различные объекты, где работающие заключённые тесно контактировали с населением города. Об этом же свидетельствовал факт заноса инфекции в город Чкалов (ныне Оренбург) с этапами заключённых. Отдельные больные холерой были сняты с воинских эшелонов, следовавших из Сталинграда и Астрахани. Организованная система противоэпидемических мероприятий по нейтрализации источников и путей передачи инфекции обеспечила ликвидацию вспышек холеры в сравнительно короткие сроки.

Последний очаг холеры в 1942 году возник в поселке Рузаевка Мордовской АССР 3 декабря, когда уже почти около месяца регистрация больных холерой в стране прекратилась. Первым заболевшим оказался освобождённый из заключения, прибывший из Куйбышевской области. Диагноз холеры был установлен у него посмертно, на основании бактериологического исследования трупного материала. От этого больного заразилась санитарка больницы, которая в свою очередь явилась источником инфицирования 2 членов своей семьи. При этом её муж послужил источником инфекции на производстве.

Приведенный фактический материал подтверждает особое значение мест заключения, которое они имели в первые годы войны в плане длительного сохранения и распространения холеры на территории страны. Всего было поражено 30 населенных пунктов, расположенных преимущественно на побережье Каспийского моря, в Поволжье и Средней Азии.

Явившись продолжением харьковской вспышки холеры 1941 года, холера в 1942 году двигалась вместе с этапами заключённых и эвакуированным населением по водным и железнодорожным путям, поражая в основном крупные административные центры и транспортные узлы. Уровень заболеваемости зависел от санитарной обстановки, а также от своевременности и качества проводимых противохолерных мероприятий. В ряде населенных пунктов удалось избежать формирования местных очагов, несмотря на неоднократный завоз инфекции из поражённых областей (рис. 36-38).

 

Врач как враг народа

В течение 20 с лишним лет после этих событий холера на территории СССР практически никак себя не проявляла, хотя в среднеазиатских республиках регулярно отмечались отдельные случаи заболеваний, в основном заносные. Однако в середине 60-х годов эпидемиологическая ситуация в нашей стране резко осложнилось. Связано это было с волнами седьмой по счету пандемии холеры, которая началась в 1961 году в Индонезии, и затем через Юго-Восточную Азию распространилась по всему миру.

Особенностью этой пандемии стал новый тип возбудителя – вибрион Эль-Тор. Впервые он был выделен в 1906 году в Египте, в местности с таким названием, и долгие десятилетия считался не холерным, а лишь холероподобным вибрионом, не опасным для человека. Однако после того, как в конце 50-х годов в генотипе Эль-Тор произошли ещё не до конца изученные мутации, этот возбудитель неожиданно даже для эпидемиологов пошел беспрепятственно гулять по всему миру. По официальным данным, во время седьмой пандемии, которая продолжалось вплоть до 1990 года, на нашей планете заболели холерой свыше 1,7 миллиона человек, из которых свыше полумиллиона умерли. В общей сложности эта пандемия тогда охватила 117 государств мира.

На территории СССР первые проявления седьмой пандемии холеры были зарегистрированы в 1965 году в Каракалпакской АССР (536 больных и 67 вибриононосителей) и Хорезмской области (39 больных). Уже вскоре болезнь распространилась почти по всему Узбекистану и прилегающим к нему областям Туркменской ССР. Показательно, что первые руководители этих республик сразу же восприняли начавшуюся эпидемию как провокацию политического характера, главным образом со стороны медиков.

- В 1966–1969 годах узбекский Минздрав всячески препятствовал тому, чтобы я сообщал в Москву о случаях заболевания холерой в Ташкенте и других районах, хотя я обязан был это делать по долгу службы, – рассказывал впоследствии Александр Дятлов, руководитель эпидемиологической службы республики. – Меня вызывали в Совмин, уговаривали, угрожали. Доходило до самого Шарафа Рашидова, в то время – первого секретаря ЦК компартии Узбекистана, с которым я разговаривал по телефону из кабинета министра и получал от него наставления, что это-де наше внутреннее дело. Я соглашался, но все равно информация от меня в Москву поступала незамедлительно.

Подобная строптивость Дятлова привела к тому, что в конце 60-х годов под предлогом «подъёма национальных кадров он был освобождён от работы, а на его место и на должности начальников противоэпидемических станций стали назначать кого угодно, лишь бы эти люди были послушны начальству. И неважно было, что в инфекциях эти «спецы» вообще не разбирались…

В этом свете очень показателен следующий факт. В самом начале эпидемии врач Туркменской противоэпидемической станции Динара Жеглова выделила из воды реки Кушки холерный вибрион. По данным анализов получалось, что эта холера – местного происхождения. Однако республиканской санэпидстанции дурная слава была ни к чему, и её руководство накатало в КГБ заявление на Жеглову. Дескать, она – иностранный агент, потому что эта женщина… взяла холерный вибрион из музея живых культур противоэпидемической станции и заразила им воду Кушки. В итоге врача обвинили в совершении диверсии и завели на неё уголовное дело. Этим вопросом целый месяц занималась специальная комиссия, и в результате абсурдное обвинение в отношении Жегловой было отклонено. Что же качается холеры, то и в Туркмении, и в Узбекистане её затем всё-таки признали завезённой из Афганистана.

 

Момент истины

На Европейскую часть страны эпидемия холеры из Средней Азии перекинулась в 1970 году, когда в начале лета произошли вспышки этой болезни сразу в нескольких южных городах – в Астрахани, Одессе, Керчи и Ростове-на-Дону. Вскоре к ним добавились также Волгоград, Николаев и Херсон. При этом эпидемиологами так и не были окончательно установлены все пути, по которым инфекция попала в эти регионы СССР (рис. 39-41).

Как и за полтора века до этого, Астраханская область стала одним из первых регионов СССР, где в конце июня 1970 года началась серьёзная вспышка холеры. Всего в том году здесь было выявлено 1270 больных (из них 35 человек умерли) и 1120 вибриононосителей. Очень скоро заболевание отсюда перекинулось на Махачкалу, куда только за последнюю неделю июля, то есть уже после начала вспышки, из Астрахани прибыло 18 нефтеналивных, 5 рыболовецких и 7 сухогрузных судов.

В первых числах августа в Махачкале заболела холерой воспитательница детского комбината, явившаяся источником крупной вспышки холеры в этом городе (12 больных и 28 вибриононосителей). Как впоследствии выяснилось, муж этой воспитательницы работал на теплоходе, совершавшем регулярные рейсы в Астрахань и обратно, на котором был выявлен один больной и один носитель холерного вибриона.

Второй крупный очаг холеры астраханского происхождения в 1970 году сформировался в Волгограде, куда инфекция также была занесена речными судами. Похожая ситуация вскоре повторилась и в Гурьевской области, куда заболевание занесли рыболовецкие экипажи. Первые случаи холеры среди персонала рыболовецких бригад, промышлявших в устье реки Урал и в прилегающих районах, появились менее чем через две недели после начала эпидемии в дельте Волги. Правда, вспышка болезни в Гурьевской области была подавлена в том же 1970 году. Что же касается самой Астрахани, то здесь и в последующие годы также продолжали фиксировать случаи заболевания холерой: в 1971 году было зарегистрировано 27 больных (из которых один умер) и 487 вибриононосителей, в 1972 году – соответственно 99 и 1101, в 1974 – 15 и 12.

Основных версий распространения холеры в СССР в 70-х годах было две. Согласно первой, она пришла к нам из Туркмении и Ирана через Каспийское море, проникнув сначала в Астрахань, а уже отсюда судами класса «река-море» по Волго-Донскому каналу была перенесена на южную Украину. По второй версии, дело обстояло с точностью наоборот: болезнь была завезена в Одессу экипажами торговых судов из Индии и Пакистана, откуда затем распространилась в указанные выше южные портовые города. Но, скорее всего, тогда имели место оба направления заноса этой опаснейшей инфекции в южную Россию и на Украину, причем две вспышки совпали по времени и затем слились воедино. Очаги инфекции как бы подпитывали вибрионами друг друга, что и позволило холере в 70-х годах поразить сразу многие регионы Европейской части нашей страны.

Всего с 1965 по 1990 годы случаи холеры и вибриононосительства имели место на территории 102 областей, краев и республик СССР. В некоторых из них наличие холерной инфекции регистрировалось в течение 6 лет (Керчь и Николаев), 7 лет (Астраханская область и Нахичеванская АССР), 8 лет (Чимкентская область), 10 лет (Ташкентская область и Москва), 12 лет (Каракалпакская АССР) и 18 лет (Ростовская область). На большинстве других территорий страны эти сроки колебались от одного года до четырёх лет.

Установлено, что на территории СССР холера распространялась в основном через речные порты, а носителями вибрионов обычно оказывались экипажи и пассажиры теплоходов, которые зачастую демонстрировали вопиющее пренебрежение элементарными санитарными нормами. Так, на пассажирском теплоходе «Сухона» во время его стоянки в Ростове-на-Дону 3 августа 1971 года заболел холерой повар судна. За медицинской помощью он не обращался, лечился самостоятельно, и, так как заболевание протекало в легкой форме, продолжал работать на кухне. В итоге 9 августа заболел холерой и был госпитализирован в Ульяновске пассажир К., для которого повар готовил индивидуальные блюда. По прибытии в Казань судно было поставлено на карантин, и на нем выявили еще двоих больных и 17 вибриононосителей.

На танкере «Таймыр», прибывшем из Астрахани в Волгоград 1 сентября 1970 года, через 5 часов после прибытия заболела холерой женщина-повар. В тот же день на кухне была изолирована вторая больная, помогавшая повару на кухне. При бактериологическом обследовании членов экипажа было обнаружено 8 вибриононосителей. Инфицирование членов экипажа произошло пищевым путем во время следования судна по Волге.

Примером заражения членов экипажа в результате использования загрязненной забортной воды может служить очаг холеры, возникший на буксирном теплоходе СТ-814. Судно вышло из Астрахани 4 августа 1971 года и взяло курс вверх по Волге на Каму. По прибытии в Куйбышев на судне, экипаж которого состоял из 8 человек, был выявлен один больной холерой и один вибриононоситель. При расследовании установили, что водоснабжение экипажа обеспечивалось забортной водой при крайне неудовлетворительной работе очистных установок. В частности, культура вибриона Эль-Тор здесь была выделена из… бачка судового умывальника.

В рамках борьбы с эпидемией проводилось обследование поездов, в частности, 8-9 августа 1970 года (за день до наложения на город карантина) из Одессы вышли четыре поезда, следовавшие в Ленинград, Новосибирск, Харьков и Москву. При этом 2992 пассажира этих поездов были подвергнуты бактериологическому обследованию, в результате чего удалось выявить и госпитализировать 27 вибриононосителей Эль-Тор. В другие годы при обследовании пассажиров поездов подобного больше обнаружено не было, поскольку при продаже билетов в неблагополучных регионах с того времени требовали медицинские справки.

В 1970-1974 годах отмечались единичные случаи заноса болезни при посредстве авиатранспорта в другие регионы, благополучные по холере. Всего за этот период 4461 авиаэкипаж (31752 человека) совершал рейсы в 25 городов СССР, неблагополучных по холере, и 469 авиаэкипажей (3283 человека) – в аэропорты Индии. Ежемесячному бактериологическому обследованию подвергались 9397 (26,8%) членов авиаэкипажей в неблагополучный период. За это время среди экипажей не было выявлено ни одного больного или вибриононосителя. Но вылетевшие из Астрахани 26 июня 1972 года 2 пассажира по прибытии в тот же день в Богородск Горьковской области на вторые сутки заболели холерой. Один пассажир, вылетевший из Астрахани 29 июня 1972 года в Гродненский район Горьковской области, на третий день заболел холерой. Один больной был выявлен в Якутске после его прилета из Одессы 8 августа 1970 года, а второй, вылетевший из Волгограда 29 августа 1970 года – в городе Шевченко.

А вот в Астрахани, Ростове-на-Дону, Керчи быстро (в течение 1-2 лет) ликвидировать очаги холеры не удалось потому, что здесь постоянно продолжали существовать ведущие факторы передачи инфекции – использование для питьевых, хозяйственно-бытовых целей и купания воды, инфицированной необеззараженными канализационными стоками. Например, в Ростове-на-Дону ежесуточно в реку Дон сбрасывалось до 250000 кубометров неочищенных сточных вод, из которых вплоть до 1987 года выделяли вибрионы Эль-Тор. В Астраханской области вибрионы Эль-Тор выделяли из сточных вод с 1970 по 1982 годы включительно, когда эти исследования были прекращены. В Керчи с 1970 по 1980 годы из содержимого городской канализации на различных ее участках (в периферической сети и на станции перекачки) был выделен 301 штамм вибрионов Эль-Тор. При этом весь объем сточных вод (36000 кубометров в сутки) без очистки сбрасывался в Черное море, в том числе в местах, используемых для купания (рис. 42-44).

Холера в 70-х годах получила распространение в основном в летний период в районах массового скопления людей (курортные зоны) в условиях плохого обеспечения санитарно-гигиенических условий водоснабжения, питания, размещения, санитарной очистки, и тому подобное. В отдельных курортных районах в зонах отдыха местного населения основную роль в возникновении очагов и распространении холеры сыграло интенсивное систематическое загрязнение необеззараженными канализационными стоками поверхностных водоемов. Например, в 1970 году во время эпидемии холеры в Одессе примерно 85% заболевших инфицировались во время купания в море – в районе сброса основных канализационных коллекторов города. В этих районах в каждой из 27 исследованных проб был выделен вибрион Эль-Тор.

Преимущественная роль водного фактора в распространении холеры была установлена в Астрахани и в районах Астраханской области, расположенных в дельте Волги – ниже Астрахани, население которых использовало для питьевых и хозяйственно-бытовых целей, как правило, необеззараженную волжскую воду, куда в черте города Астрахани в первой половине 70-х годов ежесуточно сбрасывалось до 100000 кубометров сточных вод, не подвергшихся очистке. На долю водного фактора распространения холеры в Астраханской области в эти годы пришлось 75,26% от общего числа зарегистрированных случаев инфицирования.

Эта же причина в возникновении весьма крупных вспышек холеры была установлена в Запорожской (85,48% от общего числа всех инфицированных), Куйбышевской (78,1%), Херсонской (70,0%) и Ростовской (56,3%) областей. Именно прямой сброс канализационных вод с теплоходов в Волгу, а затем использование зараженной воды для бытовых нужд в 70-х было признано главным путем распространения инфекции в Поволжском регионе.

Но вот в Волгоградской области во время вспышки холеры в 1970 году (30 больных и 21 вибриононоситель) в 80,39% случаев инфицирование происходило контактно-бытовым путем. Ещё один крупный контактно-бытовой очаг холеры был выявлен в 1976 году в Ростове-на-Дону. Первой заболела в пути следования поезда Баку-Ростов-на-Дону работница вагона-ресторана. Источник инфицирования не был установлен. За медицинской помощью она обратилась спустя двое суток от начала заболевания. При бактериологическом обследовании членов бригады, в состав которой входила заболевшая, было выявлено три вибриононосителя. Еще четыре таких же носителя нашли в семье заболевшей, где она находилась до госпитализации, а один - в семье её сослуживца, который также оказался носителем вибриона.

Одним из важнейших итогов холерного нашествия на СССР в 70-х годах специалисты считают осознание властями всех уровней своей ответственности за экологическую обстановку на территории страны, в частности, на больших и малых реках. Одним из серьёзных проявлений такой ответственности стало Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 13 марта 1972 года № 177 «О мерах по предотвращению загрязнения бассейнов рек Волги и Урала неочищенными сточными водами».

Уже в 70-х годах в пассажирских и грузовых портах на этих реках были оборудованы специальные пункты для приёма от судов канализационных вод. Кроме того, во всех городах Поволжья и Приуралья уже к концу 70-х годов за счёт средств союзного бюджета удалось ввести в действие общегородские очистные сооружения, благодаря которым резко сократилось химическое и бактериальное загрязнение рек. Однако в дальнейшем регистрация отдельных случаев холеры в ряде регионов Советского Союза продолжалась вплоть до начала 90-х годов (рис. 45-50)

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Под ред. Г.И. Чудилина. Самара, Самарский дом печати. 2000. :1-408.

Васильев К.Г. История эпидемий в борьба с ними в России в ХХ столетии. М., Медицина, 2001. 256 с.

Ерофеев В.В. Холерное нашествие. – Газета «Волжская коммуна», 7 августа 2010 года.

Ерофеев В.В. «…И пошлю на вас моровое поветрие». – Газета «Секретные материалы», № 21 – 2010 год, октябрь.

Ерофеев В.В. Холерное нашествие. – «Тайны ХХ века», № 21 – 2013 год, май.

Самарская область (география и история, экономика и культура). Учебное пособие. Самара 1996. :1-670.

Синельник А.К. 2003. История градостроительства и заселения Самарского края. Самара, изд. дом «Агни». :1-228.

Холера в СССР в период VII пандемии. Под редакцией В.И. Покровского. М., Медицина, 2000 год. 482 с.

Храмков Л.В. 2003. Введение в самарское краеведение. Учебное пособие. Самара, изд-во «НТЦ».

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 1988. Край самарский. Учебное пособие. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-128.

Холера. 1972 год. Документы


Просмотров: 30


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара