При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Стиляги. 1957 год

Международные события года

6 февраля 1957 года представители нескольких африканских британских колоний (Золотой Берег, Ашанти, Северные территории и Трансвольта-Тоголенд) на совместной конференции приняли решение объединиться в одно государство и провозгласить его независимость в составе Содружества. Это были первые британские заморские владения, который пошли на такой шаг. 6 марта того же года было объявлено, что новое государства будет называться Гана, его премьер-министром был избран Кваме Нкрума. Гана сразу же подала заявку о вступлении в Организацию Объединённых Наций и вскоре была в неё принята. Премьер-министр Нкрума с первых шагов в новом статусе в своей внутренней и внешней политике стал ориентироваться на социалистические страны, в первую очередь на СССР и КНР, и проводил реформы, направленные на усиление государственного сектора в экономике и избавление страны от экономической зависимости со стороны колониальных держав. Однако со временем в стране стало усиливаться недовольство его авторитарным стилем правления, коррупцией и отсутствием ощутимых результатов преобразований. В феврале 1966 года Нкрума был свергнут группой офицеров. Вслед за этим в течение нескольких десятилетий в Гане сменяли друг друга военные хунты и гражданские правительства, при которых проводился курс на развитие в стране частного предпринимательства. В настоящее время Гана является президентской республикой, ориентированной на сильные западные экономики.

 

25 марта 1957 года шесть европейских стран (Франция, Бельгия, Люксембург, Западная Германия, Италия, и Нидерланды) подписали Римский договор о создании Европейского экономического сообщества («Общий рынок») и Европейского сообщества по атомной энергии («Евратом»). Начавшееся тогда объединение Европы, наряду с экономическими выгодами, имело еще один важный аспект: пять европейских стран сделали примирительный жест по отношению к Германии. В отличие от Версальского договора, заключенного после Первой мировой войны, Римский договор должен был способствовать преодолению последствий войны не посредством конфронтации, а посредством сотрудничества. В рамках общеевропейского развития немцам, развязавшим войну, был предоставлен шанс восстановить экономику своей страны. И Германия воспользовалась этим шансом с удивительным энтузиазмом. Результатом стало экономическое чудо, до сих пор вызывающее восхищение во всем мире. Возможным это стало только благодаря тому, что экономика Германии была тесно связана с экономикой других европейских стран. Таким образом, заключенный 25 марта 1957 года Римский договор является своего рода свидетельством о рождении объединенной Европы, которая постепенно начала превращаться в политический союз.

 

21 сентября 1957 года в Атлантическом океане в 600 милях к юго-западу от Азорских островов попадало в сильнейший ураган западногерманское учебное четырехмачтовое судно «Памир». На его борту находилось 86 человек - экипаж из числа курсантов мореходных училищ. Рейс начался 11 августа 1957 года, когда «Памир» с грузом ячменя вышел из Буэнос-Айреса и взял курс на Гамбург. Капитаном на «Памире», был Йоханнес Дибич, практически не имевший опыта управления морскими крупнотоннажными парусными судами. Когда 21 сентября путь судну преградил ураган силой 12 баллов, получивший название «Кэрри», то из-за неумения команды управлять парусами в условиях шторма корабль стал опрокидываться на борт. Радист Вильгельм Зимерс в 11.00 подал в эфир сигнал SOS, но крен в этот момент достиг уже 35 градусов. В 11.54 радист подал второй сигнал SOS, а команда надевала спасательные жилеты и спускала на воду шлюпки. Около 13.00 «Памир» полностью лёг на борт, потом перевернулся кверху килем и носом вниз пошёл на дно. Шторм вскоре стих, но в шлюпках не было никаких запасов воды и продовольствия. Курсантов мучила жажда, у них начались галлюцинации, во время которых они «видели» катера и самолёты спасателей и стали выбрасываться за ними за борт. Прошло почти трое суток, пока спасатели наткнулись на шлюпку с пятью курсантами, а шестого выжившего затем подобрали из воды. Дальнейшие поиски ни к чему не привели, и вскоре спасатели покинули район бедствия. Остальные 82 человека были объявлены погибшими. Наиболее вероятной причиной крушения парусника признали смещение груза - ячменя, которых был помещён в трюмы насыпью, а не в мешках, как это предписывали правила безопасности.

 

10 октября 1957 года в Великобритании в городке Виндскейл произошла крупная авария на одном из двух реакторов по наработке оружейного плутония. Вследствие ошибки, допущенной при эксплуатации, температура топлива в реакторе резко возросла, и в активной зоне возник пожар, продолжавшийся около четырех суток. В результате сгорели 11 тонн урана, а в атмосферу попали радиоактивных вещества. Основное количество радионуклидов было выброшено, когда пытались охладить реактор с помощью струи воздуха, а затем при тушении пожара водой, подаваемой насосом в реактор. Радиоактивные осадки загрязнили обширные области Англии и Ирландии. В Лондоне в 500 километрах от Виндскейла радиационный фон повысился в 20 раз. К вечеру 11 октября радиоактивное облако достигло Бельгии и Дании; 12-го - ФРГ; 15-го - южной Норвегии. Власти Великобритании не эвакуировали жителей, проживавших вблизи предприятия, хотя те подверглись облучению, в десять раз превышающему допустимые нормы. Единственным защитным мероприятием в отношении населения было уничтожение примерно 2 млн литров молока, произведенного на загрязненной территории площадью более 500 квадратных километров. Максимальные дозы облучения щитовидной железы людей, проживавших в 5 километрах от реактора, были оценены в 1 сГр для взрослых и в 10 сГр для детей. Британский премьер-министр Г. Мак-Миллан скрыл причины случившегося, опасаясь, что эти данные могут подорвать доверие граждан к ядерной энергетической программе и затормозить развитие британского ядерного вооружения. Лишь спустя 25 лет скрытые сведения о последствиях аварии и их влиянии на здоровье населения стали открытыми. По оценкам независимых экспертов, авария вызвала свыше 1000 смертей.

 

6 декабря 1957 года состоялась первая попытка американцев запустить собственный искусственный спутник Земли, которая завершилась неудачей. Это был проект морской исследовательской лаборатории (Naval Research Laboratory - NRL)), в нём использовалась ракета «Авангард» («Vanguard»). Ещё 4 августа 1955 года группа консультантов, названная комитетом Стюарта, одобрила заявку ВМФ США на запуск искусственного спутника Земли к Международному геофизическому году, что и положило начало проекту «Авангард». В целом работы продвигались медленно, и ситуация изменилась только 4 октября 1957 года, когда СССР вывел в космос свой «Спутник-1». Этот факт заставил правительство США ускорить работы по запуску собственного аппарата на орбиту вокруг спутника Земли. Полезной нагрузкой «Авангарда» должен был служить микроспутник TV-3 массой 1,36 кг. Старт был назначен на мысе Канаверал при огромном стечении народа и прессы. Однако ракета смогла подняться лишь на 1,2 м, после чего накренилась и взорвалась. После этого американские СМИ несколько дней высмеивали создателей «Авангарда», придумывая обидные для них заголовки, производные от русского слова «Спутник» - «Флопник», «Упсник», «Капутник». А в конгрессе США звучали выступления о том, что «99 процентов разговоров о спутнике приходилось на американских ракетчиков, в то время как на стороне советских специалистов оказалось 100 процентов дела».

 

Российские события года

22 июня 1957 года в Москве открылся внеочередной Пленум ЦК КПСС. В последний день его работы, 29 июня, вышло в свет постановление о выводе из состава Президиума ЦК «антипартийной группы В.М. Молотова, Г.М. Маленкова, Л.М. Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова». В стране оно вызвало большой общественный резонанс, появились многочисленные слухи и домыслы, так как подробно о причинах такого решения в то время нигде не сообщалось. Лишь гораздо позже стало известно, что 18 июня на заседании Президиума ЦК КПСС группа высших партийных деятелей Советского Союза во главе с В.М. Молотовым выступила против тогдашнего Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущёва, требуя его отставки. Однако в ходе дальнейшего развития событий заметного числа сторонников Молотов так и не набрал, и в результате на срочно созванном Пленуме ЦК КПСС он и его соратники были выведены из состава ЦК КПСС, а позже и вовсе исключены из партии. В постановлении Пленума об этом говорилось так: «Ожесточённое сопротивление осуществлению ленинского курса, намеченного XX съездом партии, пыталась оказать фракционная антипартийная группа, в которую входили Молотов, Каганович, Маленков, Ворошилов, Булганин, Первухин, Сабуров и примкнувший к ним Шепилов». Неудивительно, что уже вскоре по Советскому Союзу прокатилась волна переименований населённых пунктов, районов, предприятий, учебных заведений и организаций, до этого носивших имя В.М. Молотова. В частности, тогда вернули историческое название городу Пермь, который стал называться городом Молотовым ещё в 1940 году. В августе 1957 года Молотовский район Куйбышевской области стал именоваться Волжским, а Молотовский район города Куйбышева – Советским.

 

28 июля 1957 года в Москве открылся VI Международный фестиваль молодёжи и студентов, на который приехали 34 тысячи юношей и девушек из 131 страны мира. Фестиваль продолжался в течение двух недель и стал во всех смыслах самым значимым событием для советских юношей и девушек за всю послевоенную историю. Он пришёлся на середину хрущёвской оттепели и запомнился атмосферой свободы и открытости. Ведь тогда прошло всего четыре года после смерти Сталина, при котором даже сам факт прямого общения с иностранцем для советского человека мог закончиться отправкой в лагерь. А теперь иностранцы свободно ходили по улицам Москвы, и никто не препятствовал их общению с москвичами и москвичками, в том числе и очень тесное. Так, в 1957 году в обиходе прочно укоренилось выражение «дети фестиваля». Считалось, что спустя 9 месяцев после праздника молодёжи в Москве произошел «цветной» бэби-бум, поскольку особый интерес у советских девушек вызывали выходцы из африканских стран. Известный джазовый саксофонист Алексей Козлов впоследствии так описывал тогдашнюю атмосферу раскрепощённости: «К ночи, когда темнело, толпы девиц со всех концов Москвы пробирались к тем местам, где проживали иностранные делегации… Никаких ухаживаний, никакого ложного кокетства. Только что образовавшиеся парочки скорее удалялись подальше от зданий, в темноту, в поля, в кусты, точно зная, чем они немедленно займутся… Образ загадочной, стеснительной и целомудренной русской девушки-комсомолки не то чтобы рухнул, а скорее обогатился какой-то новой, неожиданной чертой — безрассудным, отчаянным распутством. Вот уж, действительно - «в тихом омуте…» Одна из фестивальных передач «Вечер веселых вопросов» (или сокращенно ВВВ) впоследствии заложила основу для «Клуба весёлых и находчивых» (КВН). Прозвучавшая на церемонии закрытия песня «Подмосковные вечера» в исполнении Владимира Трошина и Эдиты Пьехи надолго сделалась визитной карточкой СССР. К фестивалю были написаны также песни «Если бы парни всей Земли…», «Зори московские…», «Звенит гитара над рекою…» и другие. Тогда же в стране стала распространяться мода на джинсы, кеды, кока-колу, рок-н-ролл и игру бадминтон. Символом и элементом эмблемы фестиваля стал знаменитый рисунок Пабло Пикассо «Голубь мира», в связи с чем к июлю 1957 года власти Москвы специально закупили голубей, которых потом участники выпустили в небо. Считается, что в тот год число этих птиц в столице превысило 35 тысяч.

 

29 сентября 1957 года в закрытом городе Челябинск-40 (ныне Озёрск) Челябинской области на химкомбинате «Маяк» произошла авария, которая по ближайшему к этому месту незакрытому городу получила название «Кыштымская». В здешнем хранилище радиоактивных отходов из-за выхода из строя системы охлаждения произошёл взрыв внутри огромной бетонной ёмкости, содержавшей радиоактивные вещества, из-за чего отбросило в сторону бетонное перекрытие толщиной один метр и весом 160 тонн. Специалисты оценили мощность этого взрыва в 70-100 тонн в тротиловом эквиваленте. Вырвавшееся в атмосферу на высоту до 2 километров радиоактивное облако, состоящее из твёрдых и жидких аэрозолей, накрыло нескольких предприятий комбината «Маяк», военный городок, пожарную часть, колонию заключённых и другие объекты. Радиационному загрязнению подверглась территория трёх областей - Челябинской, Свердловской и Тюменской общей площадью 23 000 км² с населением 270 000 человек, на которой в то время находилось 217 населённых пунктов. Сам Челябинск-40 не пострадал. При этом до 90% радиационных загрязнений выпали на территории химкомбината «Маяк», а остальная часть рассеялась дальше. Для ликвидации последствий аварии привлекались сотни тысяч военнослужащих и гражданских лиц, получивших значительные дозы облучения. В ходе ликвидации последствий аварии из наиболее загрязнённых районов были отселены 23 деревни с населением от 10 до 12 тысяч человек, а строения, имущество и скот уничтожены. Для предотвращения разноса радиации в 1959 году решением правительства СССР была создана санитарно-защитная зона на наиболее загрязнённой части радиоактивного следа, где всякая хозяйственная деятельность была запрещена, а с 1968 года на этой территории образован Восточно-Уральский государственный заповедник. В советское время все сведения об этой катастрофе были полностью засекречены. В настоящий момент зона заражения именуется Восточно-Уральским радиоактивным следом.

 

4 октября 1957 года в 22 часа 28 минут по московскому времени в СССР с полигона Тюратам в Казахстане был произведен успешный запуск первого в мире искусственного спутника Земли, который весил 83,6 килограмма и представлял собой полый металлический шар с приборами и с четырьмя отходящими от него антеннами. При этом незадолго до пуска на стартовую площадку № 1 вышел горнист в военной форме, который, несмотря на полночное время, протрубил утреннюю побудку, словно бы возвещая зарю космической эры. Это историческое событие стало возможным благодаря созданию в секретном ОКБ-1 под руководством Сергея Павловича Королёва принципиально нового ракетного изделия с шифром Р-7, первое успешное испытание которого состоялось 21 августа 1957 года. Эта ракета в конце 50-х годов не только стала основой для надежного ракетно-ядерного щита нашей страны, но и вывело человеческую цивилизацию в космическое пространство. Запуск первого спутника вызвал во всём мире широкий общественный резонанс, что для советского руководства стало полной неожиданностью, хотя и приятной. Многочисленные поздравления по этому поводу, поступившие в адрес Н.С. Хрущёва от большинства зарубежных лидеров, заставили правительство СССР обратить самое пристальное внимание не только на военную, но и на научную составляющую советской ракетной программы. И уже через месяц после успешного старта первого спутника, 3 ноября 1957 года, в космос вышел и второй, который весил уже 508,5 килограмма и нёс на борту контейнер с собакой Лайкой. А первый спутник в это время ещё находился на орбите – он после старта проработал 92 дня, совершив 1440 оборотов вокруг Земли.

 

12 ноября 1957 года в деревне Бусса Ивановского района Брестской области БССР во время киносеанса в помещении здешней школы возник пожар, при котором погибло 65 человек (из них половина - дети), и еще несколько получили ожоги и отравления продуктами горения различной степени тяжести. При расследовании этой трагедии выяснилось, что главным её виновником был киномеханик, привезший в деревню фильм «Парень из тайги» на десяти бобинах нитроцеллюлозной киноплёнки. Она очень легко воспламенялась, её почти невозможно было потушить, и к тому же при горении она выделяла соединения синильной кислоты, смертельно опасные при вдыхании. При демонстрации фильма киномеханик открыл все коробки и разложил их у входа в кинозал. Рядом горела укрепленная на стене керосиновая лампа, поскольку электричества в деревне тогда не было. От неловкого движения лампа с огнем упала на открытые банки с пленкой, и пламя в считанные минуты охватило всё помещение. Входные двери оказались запертыми, чтобы в зал не проникли безбилетники. Когда двери всё же удалось открыть, выскочить на улицу успели лишь несколько человек, остальные задохнулись в ядовитом дыму или погибли от огня. Жертв трагедии хоронили в братской могиле, спешно вырытой недалеко от села. В советских газетах о происшествии в селе Бусса ничего не сообщалось. Но этот случай рассматривался на заседании Совета Министров СССР, на котором было принято решение о прекращении производства в стране дешёвой нитроцеллюлозной киноплёнки, и переходе на выпуск более дорогой, но безопасной продукции на основе современных пластиков.

 

Самарские события года

23 апреля 1957 года было принято решение бюро Куйбышевского областного комитета КПСС «О неудовлетворительном выполнении плана строительства лечебных и детских учреждений в городе Куйбышеве и области, и мероприятиях по усилению строительства в 1957 году». В документе было отмечено, что капиталовложения, выделенные на 1956 год на эти цели, освоены крайне слабо, а именно: в Куйбышеве – на 61 процент, в Сызрани – на 58 процентов, в Жигулёвске – на 28 процентов, в Новокуйбышевске – на 26 процентов, и в Отрадном – на 22 процента. Из 16 пусковых поликлиник и больниц на 480 коек фактически было построено и введено только 4 больницы на 195 коек и 4 поликлиники. Из 18 зданий детских яслей на 1263 места в 1956 году было введено в эксплуатацию лишь 7 зданий на 465 мест. В решении бюро обкома КПСС перечислены десятки советских и хозяйственных организаций Куйбышевской области, которые безответственно отнеслись к возведению социальных объектов. При этом бюро предупредило руководителей этих организаций, что в случае невыполнения планов строительства как на 1957 года, так и остатков с 1956 года все они будут привлечены к строго партийной и дисциплинарной ответственности вплоть до освобождения от должности.

 

11 июля 1957 года в Куйбышеве на заводе № 18 (впоследствии Куйбышевский авиационный завод) по рекомендации областного комитета КПСС состоялся митинг, на котором, по заданию его организаторов, рабочие и служащие предприятия должны были одобрить решение Пленума ЦК КПСС о выводе из состава Президиума ЦК «антипартийной группы Молотова, Маленкова, Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова». Однако с самого начала митинг пошёл вовсе не по заданному сценарию. Как впоследствии писал в своих мемуарах В.И. Воротников, который в то время был секретарём парткома завода № 18, многие рабочие выступили с критикой решения Пленума и потребовали от присутствовавших на митинге представителей обкома и горкома КПСС более чёткого объяснения о том, в чём же именно провинились перед партией Молотов и другие участники «антипартийной группы». Но областные и партийные функционеры не смогли ответить на эти вопросы, потому что, как вспоминал впоследствии В.И. Воротников, они и сами толком не знали, почему это произошло. Лишь гораздо позже выяснилось, что Молотов и его соратники потребовали отставки Н.И. Хрущёва с поста Первого секретаря ЦК КПСС, однако тот собрал своих сторонников на Пленуме и сумел отразить атаку противников. Но тогда об этом ничего не знал не только простой народ, но и партийные функционеры на местах. Поэтому по итогам митинга на заводе № 18 не было принято никакого решения, что на заседании бюро обкома 15 июля было расценено как провал в работе парторганизации предприятия.

 

4 декабря 1957 года было принято постановление Куйбышевского горисполкома «О мерах по ликвидации загрязнения рек Волги и Самары сточными водами предприятий и хозяйственных организаций». Это был самый первый шаг официальных властей на пути решения экологических проблем нашего региона. Ещё к началу 50-х годов во многих регионах страны заметно ухудшилась санитарно-эпидемиологическая ситуация, увеличилась смертность, что вызывало беспокойство в верхних эшелонах власти. По заданию правительства в тех регионах бассейна Волги, где проблема загрязнения воды стояла наиболее остро, в середине 50-х годов началась разработка проектов общегородских очистных сооружений. В числе таких городов был и Куйбышев. Согласно проекту, все сточные воды города (и промышленные, и бытовые) предполагалось направить в два больших коллектора, из которых стоки затем шли в очистные сооружения, расположенные на Сухой Самарке. Данный проект был разработан и утвержден горисполкомом, однако достаточных финансовых средств на его реализацию в конце 50-х годов у города не было. На «пробивание» вопроса о финансировании проекта куйбышевским властям понадобилось около 15 лет. Лишь после того, как 13 марта 1972 года было принято совместное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по предотвращению загрязнения бассейнов рек Волги и Урала неочищенными сточными водами», деньги были выделены, да и то не сразу. Строительство очистных сооружений на Сухой Самарке проходило с 1975 по 1979 годы. В настоящее время они перерабатывают примерно 1 миллион 200 тысяч неочищенных городских стоков в сутки.

 

30 декабря 1957 года в городе Ставрополе (ныне Тольятти) была открыта станция Института биологии внутренних вод АН СССР. К концу 50-х годов на территории Волжского бассейна, занимающего лишь 8% территории России, уже было сосредоточено около 25% промышленного потенциала нашей страны, более 20% всего объема сельского хозяйства и почти 40% российского населения. Понятно, что такая огромная нагрузка на экологические системы не могла не отразиться на качестве волжской воды, на ее рыбных ресурсах и на общей санитарной обстановке в этом регионе. В связи с этим под влиянием научной общественности тогдашнее руководство СССР приняло решение о создании в одной из городов Средней Волги исследовательской биологической станции. Хотя в то время уже существовал академический Институт биологии водохранилищ (впоследствии - Институт биологии внутренних вод АН СССР), расположенный в поселке Борок Ярославской области, его сил и средств на изучение всего бассейна реки было явно недостаточно. Инициатором открытия нового учреждения в Ставрополе, где была построена крупнейшая в мире Куйбышевская ГЭС, был доктор географических наук Иван Дмитриевич Папанин, Дважды Герой Советского Союза, который тогда занимал должность директора упомянутого института. Впоследствии все эксперты отмечали, что с точки зрения научной значимости место для ее размещения в непосредственной близости от Куйбышевской ГЭС было выбрано идеально. А в 1983 году руководством страны было принято решение о преобразовании Тольяттинской биологической станции в отдельный Институт экологии Волжского бассейна Академии наук СССР (ныне – Российской Академии наук).

 

Главное самарское событие года

15 мая 1957 года Куйбышевский городской комитет ВЛКСМ попытался провести на улице Куйбышева («Броде») «зачистку» стиляг. Дело закончилось массовыми избиениями и беспорядками.

 

Стиляги из Куйбышева

Вышедший в 2008 году на экраны страны фильм режиссёра Валерия Тодоровского «Стиляги» сразу же стал культовым (рис. 1, 2, 3). Это и неудивительно: ведь события, о которых в нем рассказывается, происходили буквально на глазах нашего старшего поколения. «Стиляжничество», как тогда называли это явление, возникло в СССР в 50-х годах, и сразу же вызвало на себя огонь критики со стороны партийных и комсомольских организаций.

Считается, что само слово «стиляга» как обозначение молодых людей в яркой одежде и с нестандартным поведением в нашем лексиконе появилось после выхода в свет в 1949 году в сатирическом журнале «Крокодил» одноимённого фельетона, автором которого был журналист Дмитрий Беляев (рис. 4). О них говорилось так: «Стилягами называют сами себя подобные типы, на своем птичьем языке. Они, видите ли, выработали свой особый стиль в одежде, в разговорах, в манерах. Главное в их «стиле» – не походить на обыкновенных людей. И, как видите, в подобном стремлении они доходят до нелепостей, до абсурда».

При этом автор фельетона сравнивал стиляг с пшеничным колосом, который «берёт влагу и всё прочее от природы, но не даёт хлеба. В народе его называют пустоколоска. Есть и цветы такие в природе – выродки. Они часто красивы на вид, но внутренне бессодержательны и не плодоносят, называются пустоцветом» (рис. 5).

Появление стиляг именно в послевоенную эпоху стало вполне закономерным итогом похода Красной Армии в Европу. Советские солдаты, победившие фашизм, увидели здесь много такого, чего у них не было дома, в том числе совсем другие танцы, музыку, одежду. Но самое главное, что тогда поразило советских людей, вырвавшихся из-за «железного занавеса» – это иная идеология, иной уровень свободы в отношениях между людьми. Раньше сведения о Западе до нас доходили крайне дозировано и в искажённом виде, а теперь советские солдаты и офицеры смогли общаться с европейцами напрямую, без идеологических партийных посредников.

При этом сравнение двух разных стилей жизни, особенно в области быта и повседневной культуры, часто оказывалось не в пользу советской системы. И потому появление стиляг в советской молодёжной среде стало формой стихийного протеста против серости нашей жизни (рис. 6).

Быть стилягой в 50-е годы в первую очередь означало, что ты преодолеваешь самого себя, что ты бросаешь вызов застойной советской действительности, опостылевшему быту, идеологизированной культуре и невзрачной моде. «Продвинутая» молодёжь того времени выделялась из общей серой толпы своей броской одеждой, неповторимым лексиконом, который был наполнен английскими словами, часто переделанными на русский лад, и особой манерой поведения.

Для парней-стиляг считались обязательными узкие брюки, которые резко отличались от брюк советского пошива, имевших ширину штанин не менее 32 сантиметров. Непременным атрибутом также была цветастая рубашка, желательно с какими-то картинками, и удлиненный пиджак необычной раскраски, лучше всего в клетку или в полоску. Мужской костюм стиляги дополнялся ярким галстуком с экзотическим рисунком, имевшим длину почти до колен, и ботинками на рифлёной светлой подошве, которую называли «манной кашей». Причёску стиляги делали высокую, намазывая при этом волосы бриолином, чтобы на голове получался характерный «кок» (рис. 7).

Не менее вызывающе одевались в то время и подружки стиляг. Они обычно носили яркие обтягивающие юбки, выразительно подчеркивающие рельеф фигуры, кофточки немыслимых расцветок, часто с глубоким декольте, капроновые чулки с обязательной черной пяткой и туфли на высоком мощном каблуке («шпильки» появились уже в 60-х годах). На голове такие девушки сооружали либо большой узел из волос, либо коротко стриглись, особенно сзади (это называлось «обрубленный затылок»). Чуть позже в числе «стильных» женских причёсок появилась взбитая копна волос («бабетта»), и еще один вид короткой стрижки с торчащими во все стороны неровными вихрами, которую в народе прозвали «я у мамы дурочка». Были и другие «особые приметы», которые имели свою специфику для каждой отдельно взятой тусовки (рис. 8, 9).

Фирменным знаком «продвинутой» молодёжи той поры была западная музыка и «стильные» танцы. Чтобы приобщиться к этим веяниям, молодые люди собирались на «хате» - на отдельной квартире, на какое-то время оставленной им «предками» (родителями). На патефонах, а позже – на радиолах и магнитофонах звучала самая модная музыка. Сначала это были американские джазовые мелодии, а затем к ним добавились рок-н-ролльные ритмы. Для их прослушивания использовались привезённые с Запада пластинки, а затем – и магнитофонные плёнки, на которые переписывались музыкальные радиопрограммы «Голоса Америки» или Би-би-си (рис. 10, 11).

Рок-н-ролл произвел настоящую революцию в сознании и настроениях советских молодых людей 50-х годов, хотя к нам он опоздал на несколько лет, как и все заграничное. Конечно же, рок-н-ролльному буму способствовал в первую очередь Всемирный фестиваль молодёжи и студентов, прошедший в 1957 году в Москве. Особенностью этого танца было наличие в нем акробатических приемов, требующих от партнёров хорошей физической подготовки. Из-за сложности исполнения рок-н-ролл в нашей стране так и не стал массовым танцем, и в итоге перешёл в сферу профессиональных эстрадных исполнителей. А вот рок-н-ролльные мелодии ожидал шумный успех. К началу 60-х годов практически ни одна молодёжная вечеринка уже не обходилась без такой музыки. Позже появились и советские музыкальные коллективы, работавшие с рок-н-ролльными ритмами (рис. 12, 13).

 

Комсомол ответил «Есть!»

Во второй половине 50-х годов прошлого века в большинстве крупных городов СССР стихийно образовались так называемые «Броды» (считается, что это сокращение от слова «Бродвей»). Не только в Москве и Ленинграде, но и повсюду в провинции такие «Броды» были главным местом общения стиляг. Обычно они располагались на центральных, самых красивых и людных улицах или площадях. Так, в городе Куйбышеве (ныне Самара) это был участок от площади Революции до Струковского сада (рис. 15, 16). Старожилы вспоминают, что стиляги здесь чаще всего собиралась на пятачке возле гастронома «Утёс», на углу улицы Ленинградской, где они стояли мелкими группами, вальяжно облокотясь на перила ограждения.

После общей сходки стиляги компаниями по несколько человек, показывая окружающим характерную «шарнирную» походочку, начинали фланировать по Броду. Такие гуляния в будние дни продолжались до поздней ночи. В выходные же дни у стиляг было дополнительное развлечение: они всей тусовкой шли на танцы в клуб Дзержинского («Дзерж»), который, несмотря на свое строгое название, как это ни странно, оказался тогда главным центром их неформального общения (рис. 17, 18).

А еще куйбышевской спецификой было то обстоятельство, что в самом центре облюбованного стилягами Брода, в том здании, где ныне находится Самарский художественный музей, располагался городской комитет ВЛКСМ – главный идеологический противник доморощенных неформалов (рис. 19). Как и по всей стране, куйбышевский комсомол в 50-е годы тоже вёл непримиримую войну с «приверженцами западной культуры».

Накал борьбы комсомольского актива со стилягами достиг своего пика весной 1957 года, в период подготовки к VI Всемирному фестивалю молодёжи и студентов. И это происходило не только в Куйбышеве, но и по всей стране, поскольку вступить в борьбу со стилягами на широком идеологическом фронте приказала партия, а комсомол, как всегда, ответил: «Есть!» Поэтому в преддверии столь важного события, как Всемирный фестиваль, городские комитеты ВЛКСМ во всех концах Советского Союза создавали штабы по борьбе с «негативными молодёжными явлениями».

В Куйбышеве стратегию и тактику такой борьбы выработали на специальном пленуме городского комитета комсомола, прошедшем в марте 1957 года. О чем здесь говорилось, сейчас можно узнать из материалов, хранящихся в Самарском областном государственном архиве социально-политической истории (СОГАСПИ, он же бывший архив обкома КПСС).

Как тогда полагалось, на пленум в качестве «тяжёлой артиллерии» пригласили ветеранов партии, которые высказали свое крайнюю озабоченность самим фактом существования в городе такого позорного явления. Например, Герой Советского Союза генерал Иван Конев назвал стиляг «тунеядцами, не занимающимися общественно-полезным трудом, которые живут за счет пап и мам». Генерала при этом возмущало, что молодые люди «носят брюки покроя рейтуз, времён царя-самодура Павла I, по прусскому образцу, которые нужно одевать и снимать только стоя, не сгибая колен, иначе они порвутся».

В том же духе высказалась на пленуме и Лидия Ягунова, боец Чапаевской дивизии (легендарная «Лидка-чапаёнок»), одна из первых комсомолок Самары. Она поведала молодёжному активу такую историю: «Недавно подошла ко мне девушка из соседней квартиры, студентка педагогического института, и говорит: «Вы знаете, тетя Лида, у нас однокурсницу исключили из комсомола». «А за что?», - спрашиваю. «За то, что она ходит со стилягами, кричаще одевается и неправильно себя ведёт. Но, по-моему, исключать за это из комсомола - немного жестковато». А я ей говорю: «Нет, её правильно исключили, стиляги всех уже просто допекли».

Комсомольские активисты в свою очередь заверили старших товарищей, что теперь спокойной жизни стилягам они не дадут (рис. 20). В частности, Александр Чемельков, секретарь комитета комсомола завода имени Ворошилова (впоследствии Куйбышевский авиационный завод) в своём выступлении поделился опытом борьбы с «нехорошей» молодёжью: «К нам в Кировский район они не ездят, потому что знают, как здесь мы боремся со стилягами. Вот 3 января в клубе «Родина» проводился вечер. Все сначала было хорошо, но вдруг появились двое стиляг из города, и стали показывать свой умирающий танец. Рабочие завода смотрели на них, смотрели, да и надавали им по шеям. Дружинники их задержали, и оказалось, что оба они комсомольцы, учатся в строительном институте. Давайте в старом городе сначала наводить порядок, а когда стиляги к нам в заводской клуб еще придут, тут уж мы их опять уберём».

 

Идеологическое побоище

Весной 1957 года по заданию Куйбышевского горкома комсомола (рис. 21) на Броде появились рейдовые группы, которые повели свою борьбу чисто «совковскими» методами. Пользуясь грубой силой, активисты отлавливали типичных представителей стиляг и затаскивали их в штаб, где откровенно издевались над своими жертвами: ножницами распарывали им пиджаки и узкие брючишки, обрезали яркие галстуки, выстригали клочья волос на голове, а тех, кто пытался сопротивляться – просто избивали. Словом, все происходило так, как это показано в упомянутом выше фильме Валерия Тодоровского.

Однако стиляги не сдавались и демонстративно продолжали фланировать по Броду, при опасности быстро скрываясь во дворах. Тогда горком решил еще более усилить борьбу с «чуждыми элементами», для чего привлек учащихся сразу нескольких ремесленных училищ (рис. 22, 23). Вот так 15 мая 1957 года на Броде произошло побоище, которое через многие годы превратилось в настоящую городскую легенду.

В тот вечер на улице Куйбышева неожиданно для всех появились большие группы ремесленников, которые вышли сюда сразу с нескольких сторон. Многие из активистов были вооружены свинчатками или ремнями с бляхами, намотанными на кулак (рис. 24, 25). Пэтэушники толпой налетали на каждого, кто был одет в цветастый пиджак и узкие брюки, избивали его и бросали здесь же на улице, после чего переключались на следующего стилягу. При этом милиции было приказано без особой нужды не вмешиваться в «наведение порядка», из-за чего в отчетах УВД данная акция никакого отражения не нашла.

Неформалы отыгрались через несколько дней, о чем в своей книге «Самара молодости нашей» рассказал Владимир Лебедев, бывший куйбышевский стиляга, впоследствии - журналист: «Мы решили провести ответную акцию… Укрепив свои ряды спортсменами, мы, не показываясь на Броде, собрались к вечеру на набережной в районе Красноармейского спуска. На Брод же была направлена «группа разведки», не имеющая внешних признаков стиляг. Увидев шныряющих в поисках жертв ремесленников, они сказали им, что, мол, зря, ребята, здесь стиляг ищите – они сегодня на набережной тусуются, там их ловите. Ремесленники всей толпой кинулись туда - и попали в засаду. Пошли «стенка на стенку». Но численное, да и физическое преимущество стиляг в этот раз было явным. Не помогли ремесленникам их бляхи и другие подручные средства. Отлупили их нещадно. А некоторых, наиболее рьяных, даже побросали в Волгу – для охлаждения пыла».

В областном комитете КПСС эту акцию горкома комсомола вскоре осудили, справедливо отметив, что массовые избиения стиляг являются грубым нарушением социалистической законности. Однако никаких серьёзных оргвыводов тогда сделано не было – не в меру усердным комсомольским работникам просто «поставили на вид». Впрочем, уже через два месяца крутые меры все же пришлось принимать – правда, по несколько иному поводу.

Вот что на этот счёт было сказано в решении бюро Куйбышевского горкома ВЛКСМ от 3 августа 1957 года: «В пути следования в г. Москву на VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов… секретарь комитета ВЛКСМ завода имени Ворошилова тов. Чемельков организовал коллективную пьянку в своей группе. На станции Ряжск вместе с комсомолкой Сопляковой тов. Чемельков, напившись до бесчувственного состояния, упал с поезда на полном ходу, получив серьезное повреждение - сотрясение головного мозга».

«Комсомольский моралист» Чемельков из-за этого случая был исключен из рядов ВЛКСМ, а секретарь горкома комсомола Портнова и секретарь Кировского райкома ВЛКСМ Макаров «за беспринципное отношение к фактам аморальных явлений среди комсомольского актива» получили каждый по выговору по партийной линии (рис. 26).

А прошедший в июле 1957 года Московский Всемирный фестиваль молодёжи и студентов для советского народа стал откровением. Оказалось, что многое, с чем у нас тогда велась активная борьба, было нормальным, обыденным явлением в цивилизованных странах. Фестиваль положил конец физическим методам борьбы со стилягами, хотя идеологическая схватка с ними после этого шла еще многие годы.

 

Шаг на пути к коммунизму

Как уже было сказано, самим фактом своего существования стиляги шли наперекор советскому стандарту. С детства им навязывали ценности коллективизма — а они говорили о свободе индивидуальности. Им твердили, что духовное выше материального - а они могли потратить полжизни в погоне за модной тряпкой. Им внушали, что все заграничное плохо — а они же с восхищением смотрели на Запад и жадно впитывали доступные образцы западного образа жизни: музыку, причёски, стиль одежды.

Сейчас, по прошествии десятилетий, уже можно сказать, что в конце 50-х годов стиляги в плане изменения советского общества сделали то, о чем, вероятно, тогда они и сами не подозревали. В процессе борьбы с «негативными явлениями» даже высшие советские руководители наконец-то обратили внимание на то, как одеваются и как выглядят внешне советские люди. Так, в 1959 году на партийном пленуме разговор о моде завел не кто-нибудь, а сам Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущёв (рис. 27), который незадолго до того побывал в Америке. Руководитель страны посетовал: «Сейчас весь Запад носит штаны ýже, короче, чем у нас. У нас же мужчины ходят как косматые голуби — штаны внизу болтаются. Нужно и об этом подумать. Разве нужны обязательно широкие штаны? Даже и в этом есть мобилизация средств».

Партийные идеологи сразу же истолковали эти слова генсека следующим образом: на узких брюках и на коротких юбках нашей легкой промышленности можно существенно сэкономить. А экономичность производства – один из важнейших факторов движения нашего общества к коммунизму. Над этим сейчас можно посмеяться, но ведь еще лет за пять до этого выступления Хрущёва вряд ли кто из наших стиляг мог бы поверить, что его узкие штаны – это, оказывается, широкий шаг на пути к будущему коммунистическому обществу процветания.

Популярный в 50-х – 60-х годах саксофонист и джазмен Алексей Козлов (рис. 28) о том времени впоследствии вспоминал так: «После фестиваля незаметно произошла замена объекта запрета и травли — ширины брюк. До этого главным и прежде всего бросающимся в глаза признаком стиляги были узкие брюки. Все остальное население носило очень широкие, бесформенные штаны. Крупные партработники и подражающий им административно-хозяйственный актив вообще предпочитали галифе с сапогами или бурками, а вместо пиджака — китель. И вдруг в магазинах стали появляться отечественные костюмы с узкими брюками без манжет и кургузыми однобортными пиджачками. Постепенно к началу 60-х годов вся швейная промышленность перешла на этот стандарт, так что костюм старого сталинского образца можно было купить лишь в комиссионке».

А еще через несколько лет в нашу страну пришла другая мужская мода – на этот раз на «расклешённые», то есть на широкие снизу штаны. И на их обладателей блюстители нравственности вновь набросились с той же ожесточённостью, с которой они не так давно клеймили стиляг в узких брюках. Теперь приверженцев западной моды на карикатурах рисовали уже не в «дудочках» и с короткой стрижкой, а в «клёшах» и с длинными волосами, хотя и называли их так же, как и раньше – стилягами. С ними снова начали бороться не только путем обличения и осмеяния, но также и грубыми силовыми методами. Например, проводились милицейские рейды по отлову вот такого молодёжного «нестандарта». В отделениях милиции из расклешённых брюк задержанных вырезали вставленные клинья, а длинные волосы принудительно обрезали ножницами. Такое случалось и в 50-х годах, когда со стиляг, как уже было сказано, состригали «неправильные» причёски. Все это было, было, было… (рис. 29, 30, 31)

Во все времена в нашей стране официальные идеологи провозглашали, что одежда человека и его внешний вид есть отражение его нравственного состояния. При этом государственная власть, по их мнению, должна активно бороться за мораль и нравственность в обществе. Но вот за нормы морали у нас обычно принималась лишь точка зрения высших руководителей страны, и нормы эти колебались в очень широких пределах вслед за изменениями взглядов лидеров государства. Приведенное выше выступление Хрущёва – яркий тому пример. Впрочем, с того времени в общественном сознании мало что изменилось.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

Вощинин И., Хмельницкий Ю. Джаз в Самаре: вчера и сегодня. Самара, изд-во «Культурная инициатива», 2013, 128 с.

Ерофеев В.В. Стиляги из Куйбышева. – Газета «Волжская коммуна», 28 апреля 2012 года.

Ерофеев В.В. Стиляги. – Газета «Секретные материалы», № 25 – 2013 год, ноябрь.

Ерофеев В.В. Нашествие стиляг. – «Загадки истории», № 37 – 2013 год, декабрь.

Лебедев В.М. Самара молодости нашей. Записки бывшего стиляги. Самара, изд-во журнала «Самара и губерния». 2004. 126 с.

Лебедев В.М. Самара молодости нашей. Непридуманные истории. Самара, ООО «Книга», 2010. 200 с.

 

 

Дополнения

Из фондов Самарского областного государственного архива социально-политической истории - СОГАСПИ

 

СОГАСПИ, Ф-2461, оп.11, д.68.

Стенограмма XIX Куйбышевской городской комсомольской конференции. 7-8 декабря 1957 года.

Л.л. 102-103.

Из выступления тов. Ягуновой, бойца Чапаевской дивизии, одной из первых комсомолок города.

[…]

Мне уже под шестьдесят…

Скажу насчет стиляг. Дали мне в Ленинском райкоме комсомола билет на вечер молодёжи. Я пошла в Дом Красной Армии. Обычно большинство ведёт себя прилично. И вот откуда-то появляется вульгарная пара. Хвост у неё завязан, юбочка узкая, такие каблуки, а у него штаны такие короткие, чуб такой, и вот они трясут друг друга: она его так, он её так (показывает). Нужно ли это им? Неужели человек не уважает себя, строит из себя клоуна. Если он способен – пусть идёт в цирк. Это не нужно. Наши студенты, наши комсомольцы должны быть скромными во всех отношениях. Пусть они красиво одеты, но скромны. Когда я спросила, что это за люди, мне сказали: студенты строительного института.

[…]

Мне недавно стало известно, в нашем дворе приходит наша соседка из педагогического института и говорит: «Вы знаете, тетя Лида, у нас исключили из комсомола одну». «А за что?», - спрашиваю. «За то, что они кричаще одевались и неправильно себя вели. А ты как считаешь? По-моему, немного жестковато». Нет, правильно, если исключили, значит правильно, значит допекли.

Л.л. 166-167.

Из выступления тов. Конева, Героя Советского Союза, участника гражданской и Великой Отечественной войн.

[…]

Вчера останавливались на хулиганах и хулиганских поступках некоторых лиц. Я хочу коснуться этой категории – категории стиляг. Это тоже хулиганы, но другого пошиба. Это главным образом лица, не занимающиеся общественно-полезным трудом. Те, которые живут тунеядцами, за счет пап и мам. Этой категории от избытка ума, и, как говорят, мозг в голове не укладывается. Эта категория людей носит какие-то прически типа «ищу родную маму». Брюки носят покроя рейтуз, времён царя-самодура Павла I, по прусскому образцу, которые можно одевать и снимать стоя, не сгибая колен, иначе они порвутся. Обязательно эта категория людей, как правило, воображает, что они умнее всех окружающих, а все остальные – ничтожество.

Товарищи комсомольцы, такая категория людей – это результат недостаточного коммунистического воспитания, коллективного влияния на нашу советскую молодёжь. Нам нужно создавать нетерпимое отношение к таким людям в обществе. Только прошу меня не понять создавать такое, как в Куйбышеве учили эту категорию людей, снимали ремни, били бляхами, физически внушали нормы поведения в обществе. А то сошлётесь на мой авторитет, и скажете, что такому нетерпению учил генерал Конев.

Л.л. 170-172.

Из выступления тов. Дыбы, секретарь комитета ВЛКСМ 4-го ГПЗ.

[…]

Когда говорят о стилягах, я не согласен с тем, чтобы с ними вежливо разговаривать. Очень плохо, когда имеется огромная группа стиляг. Зачем из институтов стараются ласково говорить о стилягах, что у нас ничего они не позволяют. Я сам учусь в вечернем индустриальном институте. Когда приходит вечер – это зверьё какое-то, а не студенты. Может быть, это и грубо, но разве можно поставить с ними рядом товарищей мысленно, которые защищали Самару, а сейчас девушки 8-10 классов глупо подражают стилягам. Но лба, которому 25-30 лет, как можно перевоспитывать. Я не согласен с этим делом.

Дальше – студенты, как мне кажется, подходят не с той стороны: дайте нам клуб для молодежи. Это мероприятие хорошее, но надо подходить и с другой стороны – надо чаще встречаться с рабочей прослойкой, давайте приходить в рабочие клубы, встречаться с рабочей молодёжью в рабочих клубах и оказывать влияние на рабочую молодёжь. Если же к нам в клуб придут стиляги, то рабочие их выгонят, это стилягам пойдет на пользу с воспитательной точки зрения.

 

***

СОГАСПИ, Ф-2461, оп.11, д.69.

Протокол VI-го пленума Куйбышевского ГК ВЛКСМ от 13 марта 1957 года.

Повестка дня:

1. Об участии городской комсомольской организации в проведении II областного и VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов.

2. Об итогах работы VII пленума ЦК ВЛКСМ.

Л.л. 30.

Из выступления тов. Чемелькова, секретаря комитета комсомола завода им. Ворошилова.

[…]

В отношении стиляг. Почему борьбы со стилягами нет. Вот в Кировский район не ездят и не знают, как мы боремся со стилягами.

У нас в клубе «Родина» проводился 3 января вечер. И вот в клубе появляются стиляги из институтов. Появляются два субчика, и вот танцуют умирающий танец. А вечер кадровиков завода. Рабочие смотрели, смотрели, да выгнали их. Когда мы задержали их, оказалось, что они комсомольцы, учатся в институте. Давайте у себя сначала наводите порядок, а когда к нам на завод придут, мы их уберём.

Л.л. 32-33.

Из выступления тов. Сумбаева, секретаря комитета комсомола завода КАТЭК.

[…]

Хочется сказать об этих стилягах. 8 марта в клубе собрался наш рабочий коллектив. И вдруг в нашем коллективе появляется одна пара: девушка с обрубленным затылком, а парень – наоборот, с гривой. Весь коллектив зашипел. Я подошел к ним и говорю: «Вы не из нашего коллектива». Окружили их ребята. Потом завели их к директору, спросили их, откуда они – с инженерно-строительного института. Приятнова вела себя нахально. В процессе нашего разговора она говорит: «Товарищи, вы отстаете от культуры. В Дзержинке, в клубе Революции 1905 года, в оперном театре все так танцуют». Она говорит, что в этом году открывается дом заграничных мод. Мой товарищ говорит: «Я такой вывод делаю, что вы всю эту заграничную дрянь на себя напялили».

В заключение скажу. Мое предложение такое: вот пойти всем коллективом в эти институты, проверить все там, да перевернуть все вверх дном, а потом спросить этих голубчиков, будут ли они советскими юношами и девушками или не будут.

Л.л. 34-35.

Из выступления тов. Калининой, секретаря Самарского РК ВЛКСМ.

[…]

В отношении клуба Дзержинского. Порядок в этом клубе нам нужно наводить всем вместе, а тов. Самарцев не наведет один порядок. Мы на протяжении двух месяцев посещаем клуб. Действительно, стиляг очень много.

Есть здесь Додик. Этот Додик каждый раз присутствует, как только находит он денежки, чтобы бывать в клубе. Здесь много студентов. Вот 10 числа получилась драка. Когда студенческие вечера, полно стиляг. Когда проводятся районные вечера, нет стиляг, а когда проводятся вечера молодёжи города, то тоже полно стиляг.

 

***

СОГАСПИ, Ф-2461, оп.11, д.71.

Протокол № 30 заседания бюро Куйбышевского горкома ВЛКСМ от 3 августа 1957 года.

Л.л. 60-61.

Присутствовали: члены бюро т.т. Гавердовский Г.П., Портнова А.И., Игонтов, Савин П.В., Забродин В., Егоров С., Сидоров.

При обсуждении вопроса присутствовали: Перов И.М. – 2-й секретарь ОК ВЛКСМ, секретарь Кировского РК КПСС, Моисеев П., Самарцев Е., Макаров Р., Уколов, Куринов, Семин А.

О фактах недостойного поведения комсомольского актива Кировского района в пути следования на VI Всемирный фестиваль [молодёжи и студентов].

В пути следования в г. Москву отдельные туристы Кировского района организовали распитие спиртных напитков. Так, секретарь комитета ВЛКСМ завода имени Ворошилова тов. Чемельков организовал коллективную пьянку в своей группе. На станции Ряжск вместе с комсомолкой Сопляковой тов. Чемельков продолжал пьянствовать, и, напившись до бесчувственного состояния, упал с поезда на полном ходу, получив серьёзное повреждение (сотрясение головного мозга).

В г. Москве секретарь комитета комсомола «Металлургстроя» тов. Смирнов вел себя вызывающе и грубо с обслуживающим персоналом столовой.

Все эти факты недостойного поведения явились следствием того, что секретарь ГК ВЛКСМ тов. Портнова, секретарь Кировского РК ВЛКСМ тов. Макаров и члены бюро Кировского райкома ВЛКСМ товарищи: Макаров Р., Моисеев П., Куринов, Уколов проявили беспринципность, беззубость к фактам распития спиртных напитков некоторыми комсомольскими активистами и не создали вокруг них строгого общественного мнения.

Бюро горкома ВЛКСМ постановляет:

Обсудить беспринципную позицию бюро Кировского РК ВЛКСМ к фактам распития спиртных напитков отдельными туристами.

2. Объявить секретарю ГК ВЛКСМ тов. Портновой А. и секретарю Кировского РК ВЛКСМ тов. Макарову А. выговор без занесения в учётную карточку за примиренческое и беспринципное отношение к фактам аморальных явлений среди комсомольского актива Кировского района.

3. Поручить бюро Кировского РК ВЛКСМ обсудить недостойное поведение т.т. Чемелькова, Смирнова, Сопляковой и принять к ним строгие меры.

4. Просить бюро Кировского РК КПСС привлечь к партийной ответственности коммунистов, указанных в настоящем постановлении.


Просмотров: 18


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара