При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Серебряков. 1969 год

Международные события года

14 июля 1969 года в Центральной Америке начался вооружённый конфликт между Сальвадором и Гондурасом, который вошёл в историю под названием «футбольная война», так как формальным поводом для неё стал проигрыш команды Гондураса сальвадорцам в отборочных играх чемпионата мира по футболу 1970 года. Однако историки называют истинной причиной этого конфликта территориальный спор между двумя странами, тянувшийся ещё с XIX века. Так или иначе, но 8 июня, после футбольного матча между командами Сальвадора и Гондураса на стадионе в Тегусигальпе, который выиграли хозяева со счётом 1:0, начались избиения гостей. Ответный матч в Сан-Сальвадоре 15 июня выиграла уже команда Сальвадора со счётом 3:0, и в этот раз были избиты гондурасские футболисты и болельщики, сожжены гондурасские флаги. Третий матч состоялся 27 июня в Мехико, и его выиграла команда Сальвадора со счётом 3:2, которая в итоге и попала на чемпионат мира. После этого поражения Гондурас разорвал дипломатические отношения с Сальвадором, на его территории начались нападения на граждан этой страны. В ответ правительство Сальвадора объявило чрезвычайное положение, а 14 июля начались боевые действия против Гондураса, захватив часть его территории. На первом этапе Сальвадору сопутствовал успех, так как армия этой страны была более многочисленна и лучше подготовлена. Однако вскоре гондурасская авиация уничтожила сальвадорские нефтяные хранилищ, лишившее армию топлива. Уже 15 июля Организация Американских Государств (ОАГ) призвала к прекращению огня и выводу сальвадорских войск из Гондураса. Сначала Сальвадор игнорировал эти призывы, требуя, чтобы противник согласился на выплату репараций за нападения на сальвадорских граждан, но 18 июля стороны всё же достигли договоренностей о прекращении огня. Однако полностью боевые действия завершились лишь 20 июля. Последствия войны были печальными для обеих сторон. В ходе конфликта погибло около 2000 мирных жителей, а около 100 тысяч граждан Сальвадора бежали из Гондураса. Торговля между странами прекратилась, а граница закрылась, что нанесло ущерб обеим экономикам. Что же касается футбола, то сборная Сальвадора на чемпионате мира проиграла все свои матчи всухую и заняла последнее место на турнире.

 

16 июля 1969 года в 16 часов 32 минуты со стартовой площадки № 39 на мысе Кеннеди начался полёт к Луне космического корабля «Аполлон-11» с астронавтами Нейлом Армстронгом, Эдвином Олдрином и Майклом Коллинзом на борту. Уже 20 июля в 00 часов 44 минуты корабль вышел на орбиту вокруг Луны. В тот же день, в 23 часа 18 минут кабина с Армстронгом и Олдрином мягко опустилась на лунный грунт в районе Моря Спокойствия. В 5 часов 56 минут утра 21 июля 1969 года на поверхность Луны впервые ступила нога человека с планеты Земля. К сожалению, это был не гражданин СССР, о чём в Советском Союзе много говорили и писали с начала 60-х годов, а американский астронавт Нейл Армстронг. Впоследствии он и Эдвин Олдрин около девяти часов гуляли по Морю Спокойствия, установив здесь государственный флаг США и множество различных приборов и оборудования, после чего стартовали обратно на окололунную орбиту. А 24 июля спускаемый аппарат «Аполлона-11» успешно приводнился в Тихом океане, к юго-западу от Гавайских островов. После этого Америка смогла вздохнуть спокойно: США наконец-то достойно «отомстили» Советскому Союзу за полёт Гагарина в 1961 году. В дальнейшем по этой программе до 1972 года было выполнено шесть полётов на Луну с посадкой на её поверхность космических кораблей «Аполлон» №№ 11, 12, 14, 15, 16 и 17. Не удалось побывать на поверхности нашего ночного светила только экипажу «Аполлона-13», на борту которого во время перелёта взорвался кислородный баллон, из-за чего посадка была отменена. В общей сложности американские астронавты проработали на Луне 150 человеко-часов, установили здесь шесть комплектов научной аппаратуры, собрали и доставили на Землю около 400 килограммов образцов лунных пород, привезли детали, снятые с автоматической станции «Сервейор-3» («Surveyor-3»), путешествовали по Луне пешком и на электромобиле. Первая посадка на Луну обошлась американским налогоплательщикам в 19,3 миллиарда долларов, а каждый следующий полёт стоил 2 миллиарда долларов.

 

1 сентября 1969 года в Ливии произошёл военный переворот левого толка, который был осуществлён подпольной армейской организацией «Свободные офицеры юнионисты-социалисты» под общим руководством полковника Муаммара Каддафи. Тем самым вместо монархии в этой стране была провозглашена Ливийская Арабская Республика. Король Идрис I во время осуществления переворота находился на лечении в Турции, и, несмотря на поддержку его правительства западными державами, никак не смог воспрепятствовать революционерам. До этого Ливия была английским протекторатом и обрела независимость лишь в декабре 1951 года, после чего она стала конституционной монархией, а эмир Идрис I принял титул короля. После своего свержения 1 сентября 1969 года король смирился с низложением и уехал в Египет, где впоследствии дожил до возраста 93 лет. А новое правительство Ливии уже 29 октября 1969 года потребовало от Великобритании ликвидировать все её военные базы на своей территории, а 13 ноября национализировало четыре крупнейших банка. Бывшая резиденция короля близ Бенгази была передана под туберкулёзную больницу. Попытки Великобритании сохранить статус-кво ни к чему не привели, и 13 декабря английское правительство объявило о выводе из Ливии всех своих войск в срок до 31 марта 1970 года. Такая же участь вскоре постигла и военную базу США Уилус-Филд, которая была закрыта 11 июня 1970 года. В целом военный переворот привел к радикальному изменению внешней политики Ливии, она выступила против вмешательства и её дела западных держав и стала ориентироваться на социалистические страны и на Лигу арабских государств.

 

19 ноября 1969 года в футбольном матче между командами «Сантос» и «Васко да Гама» легендарный бразильский нападающий Пеле (настоящее имя - Эдсон Арантис ду Насименту), с юных лет игравший за «Сантос», забил тысячный гол в своей карьере. К этому юбилею в Бразилии начали готовиться заблаговременно, но точной даты не знал никто. Сначала все сходились на том, что Пеле забьёт свой тысячный гол 1 ноября, но к этой дате у него на счету было только 996 мячей. Следующий гол он провёл в ворота соперника 9 ноября. Ещё два мяча Пеле забил 15 ноября, и у него стало 999 голов. В следующем матче, 16 ноября, «Сантос» встречался с «Байей». Все были уверены, что в этом матче Пеле забьёт свой тысячный мяч. Стадион уже готовился к торжествам, а сам Пеле объявил, что сегодня он обязательно забьёт. Но футболисты «Байи» стойко оборонялись, матч закончился вничью — 1:1, а Пеле и в этот раз гола опять не забил. Теперь бразильская футбольная общественность ждала следующей игры — 19 ноября в Рио-де-Жанейро. Первый тайм закончился со счётом 1:0 в пользу «Васко да Гамы». Во втором тайме, за 13 минут до конца, судья Лима за снос полузащитника «Сантоса» Клодоалдо назначил пенальти в ворота «Васко да Гамы». Пеле не собирался бить этот одиннадцатиметровый, но публика начала скандировать: «Пе-ле! Пе-ле!» Лишь после того, как в репродукторах раздался голос диктора: «Должен бить Пеле!», легендарный нападающий забил свой тысячный гол. Трибуны ревели, репортёры окружили Пеле, а матч был прерван. Под овации публики и по просьбе двух команд юбиляр совершил круг почёта. Тогда же Пеле вручили диплом, заблаговременно присланный Международной федерацией футбола. В нём говорилось следующее: «Футбольный мир аплодирует выдающемуся достижению Эдсона Арантиса ду Насименто (Пеле), забившему 1000 мячей». А всего за свою футбольную карьеру (1956-1977 годы) в официальных матчах он забил 1281 гол.

 

12 декабря 1969 года в помещении Banca Nazionale dell’Agricoltura на пьяцца (площади) Фонтана в Милане (Италия) произошёл взрыв, вследствие чего погибли на месте 12 человек, более 90 были ранены. Позднее умерли ещё пять пострадавших. В тот же день неразорвавшееся взрывное устройство было обнаружено в помещении Banca Commerciale Italiana на пьяцца Скала, и ещё три взрыва произошли в Риме. В итоге 14 человек получили ранения после теракта в Banca Nazionale del Lavoro, а трое пострадали после двух взрывов у мемориала Витториано. Начавшееся расследование взрыва на пьяцца Фонтана на первом этапе привело к аресту анархистов Пьетро Вальпреда и Джузеппе Пинелли. Но уже 15 декабря Пинелли при невыясненных обстоятельствах во время допроса выпал из окна четвёртого этажа полицейского управления Милана и погиб. Через два года возобладала другая версия, и в августе 1972 года обвинения были предъявлены неофашистам Франко Фреда и Джованни Вентуре. В последующие годы были вскрыты факты причастности спецслужб к укрывательству от следствия важных подозреваемых, но в 2000 году под подозрение попал ещё один ультраправый экстремист — Дельфо Дзордзи. В общей сложности за 35 лет состоялись семь процессов: в Риме, Милане (дважды), Катандзаро (трижды) и Бари (последний приговор кассационного суда был оглашён 3 мая 2005 года), но в итоге никто не был признан виновным в совершении теракта. Позднее появились новые свидетельства и улики, позволившие осудить в двух процессах ультраправых террористов, связанных с Фреда и Вентурой, но сами они не подлежат новому суду, поскольку были ранее полностью оправданы по данному делу

 

Российские события года

14 января 1969 года с космодрома Байконур был произведён старт космического корабля «Союз-4» с космонавтом Владимиром Шаталовым на борту. На следующий день стартовал корабль «Союз-5», на борту которого находился экипаж в составе Георгия Шонина, Алексея Елисеева и Евгения Хрунова. 16 января в 8 часов 20 минут корабли «Союз-4» и «Союз-5» состыковались на орбите, и это была первая в мире стыковка двух пилотируемых кораблей. На 35-м витке Хрунов и Елисеев вышли в открытый космос из корабля «Союз-5» и перешли в корабль «Союз-4». Лишь через много лет был рассекречен тот факт, что этот переход в январе 1969 года был элементом подготовки к предполагаемому полёту на Луну. Первым в открытый космос вышел Евгений Хрунов. В это время состыкованные корабли находились над Южной Америкой и не имели радиоконтакта с центром управления полётом в СССР. Выход Елисеева происходил уже над территорией СССР, когда поддерживался радиоконтакт с Землёй. Хрунов и Елисеев передали Шаталову письма, телеграммы и газеты, которые вышли уже после его старта. Корабли «Союз-4» и «Союз-5» находились в состыкованном состоянии 4 часа 35 минут, а после расстыковки 17 января «Союз-4» приземлился в 40 км юго-западнее Караганды. «Союз-5» с Борисом Волыновым на борту приземлился 18 января в 200 километрах от Кустаная, причём его спуск происходил нештатно, с нерасчётными перегрузками и закруткой парашютов. Нерасчётно сработала и система мягкой посадки, в результате чего Волынов получил инерционные травмы, но тем не менее остался жив. За успешное осуществление этого полёта и проявленное при этом мужество 22 января 1969 года Шаталову, Волынову, Елисееву и Хрунову было присвоено звание Героя Советского Союза.

 

22 января 1969 года в Москве, недалеко от Кремля, произошло неудачное покушение на Генерального секретаря ЦК КПСС и лидера СССР Леонида Ильича Брежнева. В этот день проходила торжественная встреча экипажей космических кораблей «Союз-4» и «Союз-5» - Владимира Шаталова, Бориса Волынова, Алексея Елисеева и Евгения Хрунова. С аэродрома кортеж вёз участников торжества в Кремль. Неожиданно у съезда с Большого каменного моста из-за спин оцепления выскочил человек, одетый в милицейскую форму, и открыл стрельбу по корежу из двух пистолетов. Во втором ЗИЛе обычно ездил Генеральный секретарь, но на этот раз Брежнев сидел в третьей машине. В результате стрельбы генсек не пострадал, но был убит водитель обстрелянного автомобиля Илья Жарков, а мотоциклист эскорта Виктор Зацепилов и космонавты Георгий Береговой и Андриян Николаев ранены. Террорист сразу же был схвачен сотрудниками КГБ. Им оказался младший лейтенант Советской Армии Виктор Ильин, который накануне выкрал два пистолета из оружейной комнаты своей воинской части в городе Ломоносове Ленинградской области, благополучно добрался до Москвы с огнестрельным оружием, а затем, похитив у родственника милицейскую форму, приехал на место встречи космонавтов. Проведённое затем расследование пришло к выводу, что он страдал психическим заболеванием, и в результате Ильина не осудили, а поместили в спецлечебницу, где он провёл 13 лет.

 

2 марта 1969 года начался советско-китайский пограничный конфликт на острове Даманском, расположенном на реке Уссури. Накануне ночью 77 китайских военнослужащих, вооружённых карабинами СКС и автоматами Калашникова, переправились на Даманский и залегли на более высоком западном берегу острова. Их заметили в 10 часов 20 минут утра, и на остров выехали советские пограничники во главе с начальником заставы старшим лейтенантом Иваном Стрельниковым, который при сближении с китайцами потребовал, чтобы они покинули территорию СССР. Тут один из китайцев поднял руку вверх, и это послужило для остальных солдат сигналом к открытию огня. В итоге в скоротечном бою погибли Стрельников и ещё 18 советских пограничников. Получив донесение о стрельбе на острове, с соседней заставы на БТР-60ПБ выехали бойцы во главе с начальником старшим лейтенантом Виталием Бубениным. Здесь вместе с группой младшего сержанта Юрия Бабанского он атаковал выдвигающуюся к острову китайскую пехотную роту, уничтожив её почти полностью. В итоге около 13 часов китайцы в беспорядке отступили. Всего в бою 2 марта погиб 31 советский пограничник, а ещё 14 получили ранения. После этого боевые действия на Даманском повторились 14 марта, когда в 15 часов на остров выдвинулось подразделение китайцев численностью до 500 человек. Их атаковали четыре танка Т-62 под командованием начальника 57-го погранотряда полковника Демократа Леонова, однако танк Леонова был подбит, а самого полковника убил китайский снайпер при попытке покинуть горящую машину. В итоге советские пограничники всё-таки были вынуждены отойти с острова. Стало ясно, что введённых в бой сил не хватает, а китайцы по численности значительно превосходят отряды пограничников. В этой критической ситуации, в нарушение указания Политбюро ЦК КПСС не вводить в конфликт войска СА, по приказу командующего войсками Дальневосточного военного округа генерал-лейтенанта Олега Лосика по Даманскому и по китайскому берегу был открыт огонь из секретных на тот момент реактивных систем залпового огня (РСЗО) «Град». Эти реактивные снаряды уничтожили большую часть техники и живой силы китайской группировки численностью в несколько тысяч человек. В итоге китайцы начали беспорядочно отходить с занятых позиций и больше масштабных враждебных действий на этом участке границы не предпринимали. За проявленные мужество и героизм в этом конфликте получили звание Героя Советского Союза полковник Демократ Леонов (посмертно), старший лейтенант Иван Стрельников (посмертно), младший сержант Владимир Орехов (посмертно), старший лейтенант Виталий Бубенин, младший сержант Юрий Бабанский, а другие пограничники и военнослужащие Советской Армии награждены орденами и медалями. В последующие годы в ходе переговоров по пограничному вопросу остров Даманский был передан Китаю и получил название Чжэньбао дао.

 

4 апреля 1969 года на центральном стадионе Ташкента «Пахтакор» состоялся первый матч 31-го футбольного сезона чемпионата СССР по футболу среди команд Высшей лиги. Играли местный «Пахтакор» и минское «Динамо». В начале матча ташкентцы забили гол, но судья его не засчитал. Почти сразу на узбекских трибунах появились плакаты националистического содержания, начались словесные перепалки между болельщиками двух команд. До перерыва минчане забил гол в ворота «Пахтакора», и счёт 0:1 сохранился до конца матча. Этот проигрыш команды хозяев разогрел толпу до предела, и по окончании матча массовые беспорядки вылились на улицы Ташкента. Начались драки между группами узбекской и русской молодежи, а движение по центральному проспекту Навои, находившемуся рядом со стадионом, было перекрыто. По словам очевидцев, узбеки нападали на всех людей славянской внешности. Толпы хулиганов с криками «Ур!» («Бей!»), с гиканьем и руганью гонялись по улицам города за женщинами, одетыми в европейские платья. Они валили их наземь, разрывали одежду в клочья, оставляя голыми. Когда из общежития строительного техникума кто-то, увидев происходящее, выкрикнул: «Что вы делаете, сволочи!», окна здания забросали камнями. Толпа кричала: «Ур урус!» («Бей русских!»). При этом у многих свидетелей сложилось впечатление, что местная милиция сочувствовала узбекам. Беспорядки продолжались несколько дней, после чего властям всё же удалось навести порядок в городе, для чего пришлось перебрасывать из Москвы в Ташкент батальон внутренних войск, задействовать оперативные силы МВД, спецсредства и военную технику. Были арестованы около тысячи человек, однако суровых приговоров вынесено не было.

 

13 июля 1969 года с космодрома Байконур стартовала ракета-носитель «Протон-К», которая вывела на траекторию полёта к Луне автоматическую межпланетную станцию «Луна-15». К этому времени и специалистам, и руководству страны стало ясно, что СССР окончательно проиграл США в пилотируемой «лунной гонке». Однако лишь недавно был рассекречен тот факт, что даже накануне объявленного старта «Аполлона-11» к Луне у Советского Союза всё же оставался шанс бросить свою «ложку дегтя» в американскую «бочку меда», испортив тем самым впечатление от «лунного триумфа» Америки. Сделать это могла автоматическая станция «Луна-15», на борту которой было установлено оборудование, разработанное в НПО имени С.А. Лавочкина под руководством Г.Н. Бабакина, которое предназначалось для бурения лунного грунта и последующей доставки его образцов на Землю. В случае успешного полета «лунного робота» СССР получал возможность если не высадить первым своего космонавта на поверхность ночного светила, то хотя бы раньше американцев доставить на Землю пресловутый «лунный камень». Однако использовать этот шанс Советскому Союзу так и не удалось. Прилунение советской автоматической станции оказалось крайне неудачным. Как потом было установлено, аппарат пошел на посадку в районе с сильно пересеченным горным рельефом, в результате чего на 237-й секунде снижения связь с ним внезапно прервалась, а все попытки операторов снова связаться с ним оказались бесплодными. Скорее всего, станция при посадке ударилась о склон горы и разбилась.

 

Самарские события года

1 января 1969 года в Куйбышеве вышел в свет первый номер городской вечерней газеты «Волжская заря». Её главным редактором с этого дня, и затем в течение почти 20 лет был Владимир Яковлевич Ястребов. Прошения в ЦК КПСС об учреждении в областном центре городского печатного органа Куйбышевский обком КПСС направлял регулярно, начиная с 1965 года. Первое время московские партийные власти в этом отказывали, однако после того, как в 1967 году Куйбышев стал городом-миллионером, очередную просьбу Куйбышевского обкома приняли к рассмотрению. В 1968 году от ЦК КПСС было получено разрешение об создании в Куйбышеве городской газеты. «Волжская заря» стала вечерним изданием в связи с тем, что по ночам в Доме печати все полиграфические мощности были заняты тиражированием областных газет «Волжская коммуна» и «Волжский комсомолец», а также всех центральных изданий, начиная с «Правды». Печатные машины оказывались свободными только в середине дня, и именно в это время с них сходил тираж «Волжской зари». В киоски «Союзпечати» газета поступала в послеобеденные часы, а подписчики получали её только на следующий день утром. Но это никого особо не смущало, поскольку теперь в Куйбышеве стало на одну газету больше. В дальнейшем у «Волжской зари» появились рекламно-информационные приложения «Самарская неделя» и «Вечерняя Самара».

 

29 сентября 1969 года решением Совета Министров СССР в Шигонском районе Куйбышевской области образовалось государственное охотничье лесохозяйство «Волжский Утёс». Впоследствии на его основе на этой территории был создан правительственный санаторий, который сейчас носит название ФГБУ «Санаторий «Волжский утёс», относящийся к ведению Управления делами Президента Российской Федерации. А до этого ещё в 1968 году начальник Четвертого главного Управления при Минздраве СССР Е.И. Чазов поставил задачу: создать здравницу высшего уровня в Жигулёвских горах. Место для строительства выбирал он сам вместе с партийным руководством города Сызрани и Шигонского района. В том же году были начаты геодезические работы по обеспечению строительства крупного санаторно-курортного комплекса и рабочего посёлка для сотрудников. Правительственный объект, называвшийся в то время «Усольским санаторным комплексом», проектировала московский архитектор Л.А. Эренбург (ЦНИИЭП Курортных зданий, г. Москва). Строительство вёл 4-й Стройтрест города Сызрань под наблюдением Е.И. Чазова и Л.А. Эренбург. В 1974 году была учреждена Дирекция строящегося санатория, главным врачом которого тогда же назначили Л.В. Сухорукова. В 1976 году началось оснащение корпусов мебелью и медицинским оборудованием, были запущены в работу котельная, тепловые и водные коммуникации. Датой открытия санатория «Волжский Утёс» считается 1 декабря 1976 года. Санаторий был полностью реконструирован к проведению саммита «Россия—ЕС» 17 мая 2007 года. Сейчас его услуги доступны для всех желающих. Здесь успешно лечат болезни сердца и сосудов, опорно-двигательного аппарата, эндокринной и нервной системы, а также заболевания желудочно-кишечного тракта. Одновременно на его территории имеется ряд объектов для проведения конференций и корпоративных встреч, оборудована вертолётная площадка. Здесь также расположена официальная резиденция Президента Российской Федерации, которая находится в отдельно стоящем двухэтажном комплексе, изначально построенном для членов Политбюро. Резиденция президента включает в себя большой парк и пляж, закрытый бассейн, водогрязелечебницу и зимний сад.

 

17 октября 1969 года в театре оперы и балета состоялось торжественное заседание, посвященное открытию Куйбышевского государственного университета. Фактически это было третье рождение вуза, поскольку первый раз госуниверситет в нашем городе был образован решением Комуча в августе 1918 года, но с возвращением большевиков в Самаре в октябре он был ликвидирован. Вторично Самарский госуниверситет был учреждён в январе 1919 года в соответствии с декретом В.И. Ленина, но он просуществовал только до 1927 года, когда его вновь закрыли в связи с финансовыми трудностями. И лишь после того, как в середине 60-х годов в области резко возросла потребность в специалистах с университетским образованием, было принято постановление Совета Министров СССР от 14 декабря 1966 года «Об организации Куйбышевского государственного университета». Временное здание на улице Осипенко для размещения нового вуза было сдано в эксплуатацию 26 августа 1969 года, а в октябре здесь начались занятия. В дальнейшем университет переехал в здание бывшей школы на улице Потапова, а с 1977 года стали постепенно приниматься в эксплуатацию корпуса на улице Академика Павлова. В 2016 году СГУ был объединён с Самарским государственным аэрокосмическим университетом, и ныне носит название «Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королёва».

 

31 декабря 1969 года в Куйбышеве Государственная комиссия приняла в эксплуатацию шоколадную фабрику «Россия». Дирекция этого предприятия, на тот момент ещё строящегося, была образована в соответствии с решением Совета Министров СССР от 6 июля 1968 года. Возглавить его поручили Елене Васильевне Шпаковой, которая до этого была директором Куйбышевской кондитерской фабрики, и затем почти полтора года совмещала сразу две руководящие должности. А вскоре после того, как предприятие было принято, решением Совета Министров СССР от 14 января 1970 года оно получило официальное название «Куйбышевская шоколадная фабрика «Россия», и передано в подчинение Министерства пищевой промышленности РСФСР. Считается, что именно благодаря Шпаковой и заложенным ею кондитерским традициям город Куйбышев в конце 60-х годов и был выбран в качестве места для размещения крупнейшего в то время в СССР шоколадного производства. Выбор правительственной комиссии в ходе рассмотрения списка европейских компаний, занимавшихся шоколадом, пал на итальянскую фирму «Карле и Монтанари», у которой и решили приобрести лицензию на выпуск сладкой продукции, а также наиболее передовые для того времени технологии. При этом возглавлявший комиссию Председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин недолго выбирал, где именно нужно разместить шоколадную фабрику. Увидев в списке фамилию Шпаковой, которую он к тому времени уже знал лично как прекрасного хозяйственника, советский премьер-министр подписал постановление о строительстве «сладкого» предприятия именно в Куйбышеве.

 

Главное самарское событие года

28 апреля 1969 года около часу ночи в Куйбышеве, в поселке Зубчаниновка, в квартире № 2 барака № 310 на улице Электрифицированной (ныне улица Литвинова) было совершено убийство семьи Зоткиных из трёх человек, в том числе их пятилетнего сына Лёни. После убийства преступник изнасиловал мёртвое тело Марии Зоткиной, а затем, забрав из квартиры деньги и ценные вещи, скрылся. Впоследствии за это, а также за серию других жутких преступлений был задержан 28-летний Серебряков Борис Ефимович, рабочий Куйбышевского завода кабелей связи. Как выяснилось на следствии, в общей сложности Серебряков за два с лишним года совершил 9 убийств, множество краж и поджогов, и в криминальной истории города он до сих пор остаётся одним из самых зловещих серийных убийц.

 

Ужас из советского прошлого

После похождений в Куйбышеве (ныне Самаре) этого кровавого монстра прошли уже десятилетия, но всё равно при одном только упоминании этой фамилии до сих пор вздрагивают старожилы Зубчаниновки и частного сектора в районе Постникова Оврага. Впрочем, об этом чудовище конца 60-х годов, заставившего десятки и сотни тысяч людей по ночам цепенеть от ужаса, наверняка что-то слышали и большинство из тех самарцев, что родились гораздо позже этого времени (рис. 1).

Впрочем, «чёрная слава» Серебрякова вполне объяснима: подобного масштаба монстры в человеческом обличье, хотя и не слишком часто, но всё же появляются в обществе с любым социальным строем. И когда правоохранительные органы предъявляют обществу очередного пойманного маньяка, люди сначала ужасаются, а потом задумываются над одним и тем же вопросом: откуда же они всё-таки берутся, вот такие человекозвери?

…Эти страшные слухи поползли по Куйбышеву весной 1969 года. Тут и там старухи у подъездов рассказывали друг другу леденящую душу историю. Будто бы в одном из зубчаниновских бараков поутру обнаружили гору изуродованных тел, причем половина убитых были молодыми женщинами, а оставшаяся половина - маленькими детьми. К этому рассказу обычно добавляли, что в течение нескольких ночей до этого в некоторые зубчаниновские частные дома через форточку пытался залезть совершенно голый мужчина среднего возраста, но поскольку хозяева от шума просыпались, этот мужик тут же «делал ноги» и скрывался в темноте.

Сейчас задним числом понимаешь, что если бы в те годы, как теперь, в ежедневных газетах печатали бы сводки происшествий, то слухов вокруг этого кровавого и беспрецедентного для тех лет по жестокости преступления наверняка было бы гораздо меньше. Но что же всё-таки тогда на самом деле происходило в Зубчаниновке в самом конце 60-х годов?

Выражаясь сухим языком милицейской сводки, в ночь на 28 апреля 1969 года в квартиру № 2 барака № 310 на улице Электрифицированной, выставив стекло в окне, проник неизвестный преступник. Пользуясь принесенными с собой двумя кирпичами, он нанес спящему главе семьи Степану Зоткину не менее 11 ударов по голове, от чего тот скончался на месте. Затем пятью ударами кирпичом по голове преступник убил его пятилетнего сына Лёню. Вслед за этим он ещё несколькими ударами расправился и с его матерью Марией, после чего совершил половой акт с её уже бездыханным телом (рис. 2-4).

Впоследствии судебно-психиатрическая экспертиза подтвердила, что Серебряков обладал ярко выраженными наклонностями некрофила, то есть потребностью совершать половые акты с трупами своих жертв. По собственному признанию этого извращенца, за всю его жизнь сексуальной близости с живыми женщинами у него никогда не было. Совершив три убийства, преступник забрал из квартиры часы «Лира» и деньги в сумме 135 рублей. Уходя с места происшествия, убийца сбросил на пол одежду Зоткиных и поджёг ее. Возникшим вслед за этим пожаром были повреждены несколько квартир в бараке, принадлежащем ЖКО завода «Прогресс», в котором проживали 24 семьи.

Это было первое кровавое злодеяние 28-летнего рабочего Куйбышевского завода кабелей связи Бориса Серебрякова, который, правда, после этого больше года оставался просто «неизвестным преступником». Вообще же, как показывают собранные следствием материалы о личности этого субъекта, Серебряков ещё до громких криминальных эпизодов отличался вспыльчивостью и неуравновешенным характером. Часто скандалил по пустякам, и при этом оскорблял и даже бил знакомых и близких, в том числе и собственную мать. Скандалы Серебряков не раз устраивал и на работе, причем ссоры с другими рабочими нередко кончались дебошами и драками. Плюс к тому он не раз в пьяном виде хулиганил и в других общественных местах, за что имел приводы в милицию. Впрочем, подобные эпизоды можно найти в биографиях еще тысяч и тысяч простых заводских работяг. Но хотя многие из них, особенно под хмельком, частенько бывают отнюдь не ангелами, тем не менее они всё-таки не докатываются до совершения серийных убийств.

Но вернёмся к первой страшной апрельской ночи 1969 года. Здесь нужно отметить, что, хотя в тот момент Серебряков убивал впервые, всё-таки свой преступный путь он начал полутора годами раньше. Правда, тогда до убийства дело всё-таки не дошло. Вечером 4 сентября 1967 года этот молодой парень проходил по проспекту Кирова – и заметил в помещении диспетчерской 8-й узловой трамвайной станции миловидную дежурную Екатерину Харитонову. Вот тогда-то Серебряков впервые решился на сексуальное покушение – по крайней мере, первое из числа тех, что впоследствии вошли в обвинительное заключение.

Его наклонности маньяка сполна проявились уже в этом эпизоде. Дождавшись трёх часов ночи, Серебряков неслышно прокрался в помещение, смежное с диспетчерской, где разделся до плавок. В таком виде и с ножом в руке он ворвался в комнату, где сидела Харитонова. Однако при виде полуголого мужика с нездоровым блеском в глазах девушка вовсе не струсила и не упала в обморок, как этого можно было ожидать, а принялась отбиваться от насильника. Видя, что удовлетворить свою похоть здесь не удастся, Серебряков лишь пару раз ткнул Екатерину ножом, оставив ей лёгкие порезы на голове и на плече. После этого он был вынужден выбраться из диспетчерской через окно и позорно ретироваться с места происшествия.

Через год маньяк «сорвался» снова, но на этот раз жертвой его патологической страсти стали неодушевленные предметы. Как гласят материалы уголовного дела, 13 сентября 1968 года около 11 часов ночи Серебряков, находясь с группой рабочих на уборке картофеля в совхозе «Красноярский», прямо в поле поджёг три стога совхозной соломы. Всего ее сгорело 7 тонн, и в результате поджога хозяйству был причинен ущерб на сумму 98 рублей (в те годы примерно столько же получал за месяц рядовой служащий).

Впоследствии страсть к поджогам у Серебрякова проявлялась примерно в той же степени, что и страсть к изнасилованиям, что можно было видеть на примере уже упоминавшегося преступления, совершенного им 28 апреля 1969 года на улице Электрифицированной. Вообще же в обвинительном заключении, составленном прокуратурой по итогам похождений Серебрякова в Куйбышеве, содержатся 32 криминальных эпизода, большая часть из которых напрямую никак не связана с убийствами или покушениями на них, в том числе 7 краж со взломом и два поджога.

Еще в трёх случаях Серебрякову после проникновения в чужие дома всё-таки удавалось добраться до женщин, однако ни в одном из этих эпизодов довести желаемое до конца маньяку так и не удавалось. В тот самый момент, когда он уже тянулся к женскому телу, очень кстати просыпались мужья, от которых несостоявшийся насильник предпочитал спасаться бегством.

И лишь в четырех эпизодах маньяк все-таки смог удовлетворить свою безумную похоть, причем в трёх из них дело закончилось убийством. В общей сложности Серебряков самым жестоким образом лишил жизни девять человек, двоим причинил тяжкие телесные повреждения, а еще более десятка потерпевших получили от него повреждения легкой и средней степени тяжести.

О наиболее громких похождениях кровавого маньяка по ночному Куйбышеву конца 60-х годов стоит рассказать поподробнее. До уже упоминавшегося выше убийства семьи Зоткиных в течение марта и апреля 1969 года Серебряков по ночам пытался проникнуть через окна в квартиры домов № 20 в Узловом тупике, № 17 на проспекте Кирова и № 20 на улице Дальней. В каждой из них жильцы спали чутко, и потому визит незнакомца не оставался незамеченным. Разбуженные женщины поднимали крик, и злоумышленник убегал на улицу тем же путем, каким до этого влезал в квартиру.

После жуткой ночи 28 апреля года маньяк утихомирился на целых два с половиной месяца. Но в конце концов голос крови вновь вытащил его на преступную тропу. Во втором часу ночи 13 июля 1969 года Серебряков, вооруженный ломиком, забрался в дом № 59 на улице Волгодонской, где в тот момент мирно спали супруги Смирновы. Подкравшись к спящим, маньяк ударил каждого из них ломиком по голове. Однако удары получились слабыми – впоследствии экспертиза квалифицировала причиненные супругам травмы как лёгкие телесные повреждения. Так или иначе, но моментально проснувшийся Смирнов бросился на незваного гостя, чтобы его задержать. Однако прекрасно ориентировавшемуся в темноте Серебрякову удалось от него убежать.

Часом позже этот извращенец, так и не оставивший попытки получить в эту ночь сексуальное удовлетворение хоть от кого-нибудь, с кирпичом и ножом в руках влез через форточку в квартиру дома № 108 на улице Санфировой, где спали супруги Акимовы. Здесь повторилось то же самое, что и в предыдущем эпизоде: Серебряков стукнул кирпичом по головам спящих, причинив им лёгкие телесные повреждения. Сразу же после нападения вскочивший с кровати Акимов кинулся за преступником, и, пока убегавший маньяк лез через раскрытую форточку наружу, мужик пытался втянуть его за ноги обратно в квартиру.

Но жилистому и верткому Серебрякову в конце концов всё же удалось выскользнуть из его объятий. В самый последний момент, чувствуя, что злоумышленник от него уходит, Акимов вцепился зубами в ягодицу беглеца, прокусив кожу до крови. Впоследствии при проведении судебно-медицинской экспертизы на «заднем месте» у Серебрякова и в самом деле был обнаружен след от укуса зубами человека. Впоследствии на суде эта улика стала одним из серьезных доказательств вины ночного монстра (рис. 5-10).

На следующую ночь, 14 июля, искусанный маньяк все же решил опять попробовать найти предмет для удовлетворения своей страсти, для чего через разбитое окно влез в дом № 44 всё на той же улице Волгодонской. Однако хозяйка квартиры Елена Матвейчева услышала звон стекла, встала и включила в комнате свет. Испуганному пришельцу пришлось спасаться бегством. После этого инцидента нездоровая страсть надолго оставила Серебрякова в покое. Во всяком случае, в течение месяцев, оставшихся до конца 1969 года, он лишь дважды пытался проникнуть в чужие дома – на улицах Софьи Перовской и Чекистов, но оба раза потерпел неудачу.

В 1970 году серебряковские ночные похождения начались в феврале, когда 28 числа под покровом тьмы он влез в дом № 39 на улице Наносной, но никого из жильцов здесь не обнаружил. Поэтому незваный визитер взял отсюда лишь облигации Государственного займа на сумму 400 рублей старыми деньгами, а также документы и две авторучки хозяев.

Затем в течение марта и апреля этого же года Серебряков с завидной регулярностью обходил по ночам куйбышевские улицы, на которых раскинулись дома частного сектора. В течение этих месяцев он в общей сложности совершил девять проникновений в чужие жилища, в том числе на улицах Урожайной, Кольцевой, Каменной, Азовской, Вишневой, Софьи Перовской, в Ботаническом переулке и в Овраге Подпольщиков.

В ряде случаев в спящих квартирах просыпались жильцы, и тогда злоумышленник быстренько уносил отсюда ноги. Но иногда хозяев в домах не оказывалось, и в этих случаях преступник брал здесь все, что плохо лежало: куриные яйца, флаконы одеколона, консервы, часы, мужскую и женскую одежду, и так далее. Продукты он обычно съедал, а более-менее приличные вещи продавал или сдавал в ломбард, чтобы деньги потом пропить.

Маньяк куролесил по тёмным улицам и переулкам до тех пор, пока в ночь на 30 апреля ему наконец-то чуть-чуть не удалось совершить то, ради чего, собственно, он и лазал в форточки и окна, в которых несколькими часами раньше сквозь занавески видел женские силуэты. Когда Серебряков с помощью отвертки отжал дверь дома № 167 на улице Аэрофлотской и неслышно вошёл в комнаты, хозяйка жилища Екатерина Куцевалова и ее дочь Ольга, на их беду, даже не проснулись.

В этот раз в качестве оружия маньяк взял с собой не кирпич, а топор, обух которого он несколько раз и обрушил на голову спящей матери. Посчитав женщину мёртвой, преступник бросился к кровати Ольги и принялся бить обухом и её. Едва успевшая проснуться девушка от ударов вновь потеряла сознание, однако Бог, как видно хранил её – даже с проломленным черепом Ольга все-таки не умерла.

Тем временем человекозверь, уже изнемогавший от желания, быстро разделся и набросился на окровавленную Екатерину Куцевалову, намереваясь совершить половой акт. Но в этот момент в себя пришла ее дочь, которая даже нашла в себе силы включить свет и начать кричать. Вот этого-то Серебряков и боялся больше всего. Испугавшись её крика, маньяк выскочил на улицу. Сначала вокруг все было тихо, но через минуту он услышал, как в соседнем доме заскрипела дверь: видимо, жуткие вопли раненой девушки все-таки разбудили людей. Не желая больше испытывать судьбу, преступник счёл за лучшее сбежать с места происшествия.

Однако в ту ночь он все-таки не утихомирился. Раздосадованный, что желанное женское тело в эту ночь ему так и не досталось, Серебряков поджёг сарай у дома № 10 на соседней улице Арзамасской. Вместе с сараем сгорела и солома гражданина Новикова, из-за чего ему был причинен ущерб на сумму 269 рублей.

Здесь нужно отметить, что на место этого и многих других преступлений ночной упырь приехал на велосипеде, а затем на нём он и уехал отсюда. Это обстоятельство в данном случае немаловажно: дело в том, что уже с момента покушения на двух женщин на улице Аэрофлотской работники уголовного розыска сразу же обратили внимание, что на земле около этого дома четко отпечатались свежие следы велосипедных шин. Конечно же, эти отпечатки могли быть случайными, но эксперты на всякий случай их зафиксировали, чтобы затем обстоятельно изучить собранный материал в лаборатории. Однако Серебряков не дал им слишком много времени на исследования.

Кровавый почерк маньяка оперативникам и экспертам пришлось вновь изучать праздничным утром 9 мая. А несколькими часами раньше, в ночь на День Победы убийца «отметился» в доме № 40 на улице Чекистов, где проживала 70-летняя Прасковья Салова и ее 30-летняя квартирантка Нина Васильева. Сюда Серебряков тоже приехал на велосипеде, чтобы в третьем часу ночи влезть в дом через окно, заранее вооружившись топором. При этом чутко спавшая Салова все-таки услышала подозрительный шорох и даже встала с кровати, но было уже поздно: нелюдь убил ее несколькими ударами топора по голове. Хотя шума при этом было достаточно много, тем не менее спавшая в соседней комнате Васильева даже не проснулась. Вот так, во сне, она и умерла после страшных ударов топора по голове, которые ей нанёс подкравшийся убийца (рис. 11).

При изучении этого эпизода специалисты по судебной психиатрии совершенно чётко определили, что Серебряков был не простым насильником, а психопатической личностью с ярко выраженными наклонностями некрофила и геронтофила. Ведь если смотреть с точки зрения нормального мужчины, то при выборе половой партнерши предпочтение всё-таки должно быть отдано молодой женщине, но никак не старухе.

А вот у Серебрякова все было наоборот: совершив убийство, он ринулся насиловать не Васильеву, а окровавленное тело 70-летней Саловой. Но при этом его возбуждение оказалось настолько велико, что, пока он раздевался, у некрофила произошло преждевременное семяизвержение. Тогда маньяк вернулся в комнату молодой женщины, сорвал с неё одежду и некоторое время рассматривал обнажённое тело, лежащее на кровати.

Этот эпизод можно объяснить сильнейшим комплексом неполноценности, тоже обнаруженном медиками у Серебрякова. Уже позже, при его психиатрическом освидетельствовании, выяснилось, что при общении с противоположным полом он всегда оказывался на удивление робким и неуверенным, и потому нормального сексуального контакта с женщиной в его жизни никогда не было. В результате получилось так, что увидеть обнажённое тело женщины Серебрякову довелось лишь после ее умерщвления.

Но в ту зловещую ночь маньяк созерцал свою жертву недолго. Насмотревшись, он принялся шарить по ящикам шкафа и серванта, но ни денег, ни ценностей не обнаружил. Тогда убийца поджёг оскверненный им дом, запалив два костра из вещей и книг – один у кровати Саловой, другой в комнате её квартирантки. Сделав свое чёрное дело, монстр под личиной человека вылез из дома через окно и на велосипеде уехал из Зубчаниновки.

Здесь Серебрякова снова подвела неаккуратность: в палисаднике у горящего дома он бросил свои белые трусы, которые, как уже говорилось, оказались испачканными его спермой в результате неудачного семяизвержения. Вот так следствие получило в свои руки ещё одну важную улику против ночного чудовища.

Кроме того, отпечатки шин серебряковского велосипеда около места происшествия экспертам в этот раз тоже удалось обнаружить и зафиксировать. Они оказались однотипными с теми, которые десятью днями раньше нашли на другом месте преступления – у дома № 167 на улице Аэрофлотской. И отпечатки пальцев неизвестного убийцы, которые тот оставил в подожжённом доме на улице Чекистов, в точности совпали с аналогичными следами, найденными на местах ряда других происшествий. Руководству областного УВД стало ясно, что все эти тревожные месяцы в Зубчаниновке действует один и тот же маньяк-душегуб, которые при этом выезжает на поиски своих жертв на велосипеде.

Несмотря на отсутствие каких-либо официальных сообщений о преступных похождениях ночного монстра, в те дни слухи о жутких убийствах распространялись по Куйбышеву с невероятной скоростью. По воспоминаниям свидетелей тех событий, целые городские кварталы, застроенные одноэтажными частными домами, в мае и в начале июня были буквально парализованы страхом. Люди ночами боялись спать даже с наглухо закрытыми окнами и дверями, а кое-где с вечера на улицах даже стали выставлять посты самоохраны.

Но городские и областные власти вдобавок были крайне озабочены ещё одним обстоятельством: в эти месяцы как раз проходила агитационная кампания по выборам в Верховный Совет СССР 8-го созыва, которые были назначены на 14 июня. А после этих кошмарных ночных убийств то с одного, то с другого избирательного участка в обком партии стали приходить тревожные сообщения: жители целых кварталов частного сектора заявляли агитаторам, что они не пойдут голосовать за такую власть, которая не может их защитить от озверевших насильников и душегубов.

С 22 мая в отделении Кировского РОВД, расположенном в Зубчаниновке, начала круглосуточную работу следственно-оперативная группа, возглавляемая начальником следственного отдела областной прокуратуры Исааком Кошарским и заместителем начальника областного УВД Владимиром Николичем. Группой были обобщены свидетельские показания по всем предыдущим визитам неизвестного маньяка в жилые дома, и в результате был создан его словесный портрет. Выяснилось, что искать нужно высокого широкоплечего мужчину примерно 30-40-летнего возраста, разъезжающего по ночным зубчаниновским улицам на велосипеде.

Кроме того, экспертам удалось установить и группу крови подозреваемого лица. Её следы нашли на оконном стекле одного из домов, куда злоумышленник пытался залезть, но его спугнули проснувшиеся жильцы. А перед этим, разбивая стекло, неизвестный порезался о его край – и тем самым передал в руки милиции неопровержимую улику. К тому же после 9 мая, когда на улице Чекистов нашли трусы преступника, испачканные его спермой, этот вывод экспертов нашел дополнительное подтверждение.

В довершение всего с конца мая по всей Зубчаниновке по ночам стали дежурить отряды дружинников, сформированные из числа молодых рабочих и служащих промышленных предприятий Кировского района. В общей сложности таких добровольных помощников милиции здесь было не менее 300 человек. Одни группы дружинников ночевали в домах, где проживали одинокие женщины, другие прятались в засадах среди местных заборов и кустарниковых зарослей. Разумеется, теми тревожными ночами Зубчаниновку патрулировали и усиленные милицейские патрули, а другие группы оперативников обоего пола, вооруженных приборами ночного видения, сидели на чердаках, в припаркованных к домам машинах и даже на скамеечках под видом влюбленных.

Казалось бы, столь густую сеть, раскинутую милицией над этим окраинным районом Куйбышева, ночному преступнику преодолеть будет невозможно. Однако Серебряков, как тогда показалось розыскникам, заранее узнал об этом тщательно подготовленном плане его поимки. Или, может быть, у него в тот раз сработало обостренное звериное чутье – во всяком случае, свою следующую удачную ночную охоту он провёл далеко от Зубчаниновки – в частном секторе Октябрьского района. Можно представить себе состояние руководителей следственно-оперативной группы, когда утром 5 июня в милицию поступило сообщение о пожаре в доме № 26 на улице Подгорной, а также о предшествующем ему убийстве сразу четырёх человек из семьи Маломановых, в том числе двоих детей.

Уже потом удалось по минутам восстановить всю картину этого кошмарного преступления. Как показал на следствии Серебряков, в третьем часу ночи он подъехал к этому дому на велосипеде, но сначала залез в ту его половину, где в одиночестве проживала 53-летняя Анисья Маломанова. В это время хозяйки здесь не оказалось, поэтому ночной гость забрал из её жилища деньги в сумме 119 рублей, припасенные на черный день, а также две облигации Государственного займа. Затем на террасе преступник нашёл топор, с которым он и двинулся на другую половину дома, где проживал с семьей Александр, сын Анисьи Маломановой.

Этим топором он сначала зарубил главу семьи, десятью ударами превратив его голову в кровавое месиво. Затем маньяк набросился на детей Маломановых – десятилетнего Серёжу и пятилетнюю Таню, которых убил в течение всего нескольких секунд. Последней жертвой Серебрякова стала 30-летняя Любовь Маломанова. Её ночной монстр сначала оглушил обухом, потом изнасиловал, а в довершение всего добил несколькими ударами топора по голове. Затем, как и во всех предыдущих случаях, убийца поджёг дом, для чего вылил на пол керосин из примуса, а потом запалил его найденной в брюках Маломанова зажигалкой (рис. 12-14).

Прокурорские работники, руководившие следственно-оперативной группой, потом вспоминали, что в тот день, осмотрев место происшествия, они с тяжелым чувством поехали в областную прокуратуру – и здесь выслушали немало нелицеприятных слов от своего начальства. Главным образом им говорили, что поиски убийцы и насильника идут совсем не в том направлении, потому что работники прокуратуры не понимают текущего политического момента.

Следствию даже предлагалось срочно разработать версию о том, что в городе под видом сексуального маньяка-одиночки действует хорошо подготовленная преступная группа, действия которой специально приурочены ко времени подготовки к выборам в Верховный Совет СССР, и потому направлены на дискредитацию социалистического строя в нашей стране.

Однако Исаак Кошарский в те дни был убежден: на самом деле все кошмарные убийства в частном секторе Куйбышева – дело рук одного человека. На это указывали все собранные следствием улики. Оставалось лишь ждать, когда ночной нелюдь попадется в расставленные для него сети. Не ходит же он в шапке-невидимке, в самом деле (рис. 15).

События последующих трех дней показали, что оперативное чутье не обмануло опытного следственного работника. Маньяк-убийца, взбудораженный видом свежей крови и ощущением собственной безнаказанности, в очередной раз вышел на свою кровавую охоту в ночь на 8 июня. Она и стала последней тревожной ночью для охваченного леденящим ужасом миллионного города.

Как следует из показаний Серебрякова, тогда на своем велосипеде он приехал в Зубчаниновку необычайно рано для себя – около полуночи. До рассвета он попытался влезть в окна четырёх домов: № 85 на улице Ангарской, № 28 на улице Макаренко, № 3 на улице Камчатской и № 5 на Зубчаниновском шоссе. Но везде у преступника вышел «облом»: люди уже были готовы к нападению, и потому при первом подозрительном шорохе в домах включался свет, а мужчины выбегали на улицу с топорами и кольями. Правда, в двух последних домах в момент визита Серебрякова жильцов не было, и потому он, как обычно, прихватил здесь кое-что «по мелочи». В частности, на улице Камчатской полуночный гость взял мужской плащ, рубашку, брюки, часы, электробритву, брошюру «Гигиена женщины» и две авторучки, а на Зубчаниновском шоссе за неимением ничего лучшего он разжился только четырьмя куриными яйцами.

А тем временем дружинники, разбросанные по разным кварталам Зубчаниновки, в течение всей этой ночи до боли в глазах вглядывались в каждого проходящего мимо них человека. Приметы предполагаемого преступника всем были хорошо известны, но ни к одному из редких в эту ночную пору прохожих они не подходили.

Лишь перед самым рассветом крупно повезло дружиннику Сергею Гайфуллину, который в это время дежурил на безлюдном Аэропортовском шоссе. Как он сам впоследствии рассказывал, около 4 часов утра из небольшого переулка на шоссе вдруг неожиданно вырулил одинокий велосипедист. Поскольку накануне всех добровольных помощников милиции предупредили, что ночной убийца, скорее всего, приезжает на места своих преступлений на такой двухколесной машине, Гайфуллин тут же пошёл навстречу велосипедисту, чтобы его остановить и с ним побеседовать. Однако ночной ездок повел себя неадекватно: едва завидев человека с повязкой дружинника на рукаве, Серебряков (а это был он) тут же отбросил в сторону велосипед, плащ и какой-то свёрток, после чего побежал в сторону железной дороги. Гайфуллин и немедленно присоединившиеся к нему другие общественники кинулись вслед за подозрительным субъектом.

Серебряков бегал довольно быстро, и ему на какое-то время удалось оторваться от преследователей, а затем забежать во двор дома № 224 на улице Электрифицированной. Здесь он спрятался в помещении летнего душа, надеясь в нем отсидеться до ухода «охотников». Однако дружинники заметили, в каком именно дворе скрылся беглец. Они разбудили хозяина дома Сергея Трофимова, и вместе с ним в поисках преступника стали методично осматривать все закоулки и укромные места.

Серебряков быстро понял, что сейчас его обязательно обнаружат, почему и приготовился к нападению на преследователей. И едва только дружинник Виктор Качанов приоткрыл дверь в помещение летнего душа и увидел притаившегося здесь мужчину, как Серебряков нанёс ему мощный удар кулаком в лицо. Качанов упал, но всё равно вскочил и даже смог догнать и схватить убегавшего, но тут ночной визитёр ударил его вторично – теперь уже кирпичом по голове. Пока сбитый ударом на землю дружинник приходил в себя, Серебряков успел выбраться со двора Трофимова и добежать до линии железной дороги.

Именно в этот момент по стальной магистрали шёл грузовой состав с цистернами мазута. Рослый и жилистый Серебряков сумел догнать одну из них, зацепиться рукой за лесенку на площадке, а затем и забраться наверх. Ни один из преследовавших маньяка дружинников такой трюк повторить не смог. И пока вся группа общественников беспомощно смотрела вслед уходящему составу, Серебряков спрыгнул с площадки, но уже по другую сторону железнодорожной линии. Этот момент, как потом оказалось, дружинники не заметили. А поскольку поезд в тот момент проходил мимо ограждения завода «Прогресс», преступник решил скрыться за этим высоким забором. Он добежал до ограды за несколько секунд, а потом быстро перебрался через него – и оказался на заводской территории.

Однако беглец не учел, что «Прогресс» - режимное предприятие, где чётко действовала внутренняя система охраны. Как тут же выяснилось, после прыжка Серебрякова через ограждение сразу же сработала сигнализация, а сам он был замечен женщиной-стрелком ВОХР, которая тут же сообщила о происшествии начальнику караула. В результате уже через несколько минут после проникновения на режимный объект преступник был задержан нарядом военизированной охраны завода и доставлен в «дежурку». Правда, в тот момент вохровцы еще не знали, кого именно им довелось отловить этим ранним утром.

Для разбирательства по факту незаконного перехода через ограждение секретного объекта Серебрякова привезли в расположенный здесь же, в Зубчаниновке, спецотдел областного УВД, который занимался преступлениями, совершаемыми на территории режимных предприятий. С самого начала доставленный вызвал недоумение у сотрудников отдела. Обнаружилось, например, что у него на тело почему-то надеты двое брюк и две рубашки – как потом оказалось, верхние из них были крадеными. Еще у задержанного нашли две авторучки – и больше ничего: ни документов, ни каких-либо других вещей. Впоследствии выяснилось, что прочие ворованные вещи Серебряков сложил в сумку из легкой ткани, но после встречи с дружинником Гайфуллиным он свою ношу выбросил, чтобы легче было бежать.

Лишь во второй половине дня прошла информация, что за мужчиной, ранним утром задержанным вохровцами «Прогресса», за несколько минут до его проникновения на завод гонялись дружинники. Разумеется, работники спецотдела тоже были наслышаны о жутких ночных убийствах последних месяцев, поэтому Серебрякова тут же передали в Кировский РОВД. И уже на другой день руководители следственно-оперативной группы смогли с удовлетворением отрапортовать начальству, что находящийся сейчас в КПЗ этого райотдела Серебряков Борис Ефимович, родившийся 18 августа 1941 года в городе Малгобек Чечено-Ингушской АССР и прописанный в Куйбышеве, в комнате № 15 общежития, что находится в доме № 3 на улице Сорокина, и есть тот самый ночной маньяк-убийца, при одном упоминании о котором содрогались в ужасе даже самые крепкие мужчины. Об этом свидетельствовали и его отпечатки пальцев, и группа крови, и обнаруженные у него краденые вещи, и еще ряд других улик.

После задержания кошмарного убийцы следствие по его делу пошло очень быстро. Серебряков был предъявлен для опознания десяткам потерпевших, и в результате многие из тех, кому в свое время удалось увидеть ночного гостя при свете, смогли уверенно сказать: да, это он. Несколько назначенных следователем экспертиз дали однозначное заключение: да, оставленные на местах преступлений следы были оставлены либо различными частями тела задержанного, либо его обувью или его велосипеда.

А судебно-психиатрическая экспертиза пришла к следующему выводу: Серебряков никакими психическими заболеваниями не страдал и не страдает, а потому является вменяемым, и, следовательно, к нему можно применить предусмотренное Уголовным кодексом РСФСР наказание. Правда, как следует из акта экспертизы, обвиняемый «является психопатической личностью с извращенными половыми влечениями», но это не стало препятствием для привлечения его к уголовной ответственности.

Сам Серебряков во время следствия не отрицал ни одного пункта из предъявленного ему обвинения. Как рассказывают очевидцы, о самых кошмарных эпизодах своих зверских убийств следователю он рассказывал спокойно, не повышая голоса и не особенно волнуясь – словно не о лишении людей жизни говорил, а о чем-то будничном, вроде нарезания к обеду колбасы и хлеба. Чувствовалось, что в душе у этого монстра нет ни тени сожаления, ни раскаяния - если, конечно же, в данном случае вообще можно говорить о какой-либо душе.

А вот даже самые тёртые оперативники и самые бывалые прокурорские следователи при всей своей выдержке не могли не содрогаться от жутких подробностей его рассказа, или от неожиданных серебряковских признаний, которые не укладываются ни в одном нормальном человеческом мозгу. Например, на вопрос о том, как бы он поступил, если бы в квартире в момент убийства спало бы не два человека, а, например, шесть или восемь, Серебряков, не колеблясь, ответил: «Было бы в доме больше людей – значит, убил бы больше…» Уже осенью 1970 года все собранные следствием материалы поступили в суд.

Вот как вспоминал о том громком судебном процессе ныне покойный Виктор Петрович Лавриченко, заслуженный юрист РСФСР, в 1973–1987 годах - председатель Куйбышевского областного суда (рис. 16).

- Я хорошо помню, как в 1969-1970 годах наш город буквально потрясла серия зверских убийств в домах частного сектора, в первую очередь в Зубчаниновке. Про жуткого ночного маньяка люди полушёпотом рассказывали друг другу в очередях, в автобусах и трамваях, на лавочках у подъездов. При этом все дружно ругали милицию, которая, мол, никак не может поймать этого душегуба. Я помню, что отдельные районы Куйбышева были настолько парализованы страхом, что девушки и женщины даже боялись ходить в кино на поздние сеансы, и вообще люди старались не выходить на улицу с наступлением темноты. Даже на заводах после вечерних смен организовывались группы, чтобы рабочие возвращались домой не по одиночке, а целым коллективом. Но в конце концов благодаря усилиям милиции и дружинников в начале лета 1970 года маньяка все-таки удалось задержать, и вот тогда куйбышевцы узнали его имя и фамилию – Борис Серебряков.

Закончилось следствие, и осенью 1970 года все собранные материалы поступили к нам в областной суд. Тут-то я и узнал, что судопроизводство по уголовному делу Серебрякова поручается мне, как заместителю председателя суда.

Арест маньяка удалось провести за неделю до выборов. Сотрудник милиции, арестовавший Серебрякова, был повышен сразу на два звания — со старшего лейтенанта до майора. За задержание особо опасного преступника и проявленные при этом мужество и отвагу в феврале 1971 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР были награждены медалью «За отличную службу по охране общественного порядка»: В.С. Косяков (лейтенант милиции), Н.И. Чеботарёв (младший лейтенант милиции), А.М. Серов (начальник отряда военизированной охраны завода «Прогресс»), Р.П. Краснощёкова (стрелок военизированной охраны завода «Прогресс»), З.Н. Гайфуллин (член добровольной народной дружины, рабочий моторостроительного завода имени Фрунзе), В.С. Кочанов (член добровольной народной дружины, инженер-конструктор завода «Прогресс»).

Необходимо сказать, что еще до начала судебного процесса в обком партии, облисполком, в милицию и прокуратуру поступило большое количество (десятки, если не сотни) писем от трудящихся и от целых трудовых коллективов с требованиями о предании его смертной казни. Под некоторыми такими письмами стояли десятки и сотни подписей рабочих и служащих крупных промышленных предприятий Куйбышева, работников госучреждений, общественных организаций. В связи с таким ажиотажем было решено судебный процесс по делу этого, с позволения сказать, чудовища в человеческом облике сделать открытым, чтобы на него смогли прийти все желающие.

Для слушания дела отвели самый большой зал на втором этаже здания областного суда, где могло разместиться более двухсот человек. Однако в день открытия процесса на площади Революции перед зданием Фемиды собралось такое большое количество людей, что органы власти решили принять повышенные меры безопасности. Безо всякого преувеличения, власти всерьез опасались массовых выступлений граждан, и даже попыток захвата подсудимого с целью расправы над ним. Поэтому впервые за многолетнюю практику слушания громких уголовных процессов и в зале суда, и вокруг него были выставлены усиленные милицейские патрули с собаками, которые поддерживали общественный порядок.

Несмотря на большую вместительность зала, в первый день попасть на процесс всем желающим так и не удалось. Когда все места были заняты, милиция прекратила доступ зрителей в зал. На площади Революции осталось ещё несколько сотен человек, которым не удалось пройти на процесс, но люди всё равно не расходились до самого конца первого судебного заседания. В другие дни, правда, народу приходило поменьше, но всё равно до самого конца слушания помещение суда было заполнено до отказа.

Вот как об этом вспоминал судья В.П. Лавриченко:

- В первый день, когда в зал под мощной охраной ввели Серебрякова и посадили его на скамью подсудимых, зрители от самого факта столь близкого созерцания этого человекоподобного чудовища сначала как бы онемели, а потом по залу покатилась волна негодования, слёз, выкриков: «Расстрелять убийцу!», «Отдайте его нам, мы с ним разделаемся!», «Людоед!», «Душегуб!», и так далее. Но все-таки дальше выкриков дело не пошло. Хотя кое-кто и пытался было пробиться поближе к скамье подсудимых, все такие попытки были решительно пресечены охраной. А когда в зал вошли я и мои народные заседатели, и вслед за этим прозвучало: «Встать! Суд идет!», среди зрителей почти сразу же установилась полная тишина. Раздавались лишь всхлипывания некоторых женщин, которые не могли сдержать слёзы.

Сам Серебряков, как я помню, на суде вел себя очень смирно. Он на удивление спокойно сидел на скамье, без надобности не вставал, не отвечал на выкрики и высказывания из зала, никому не угрожал, взвешенно и чётко отвечал на вопросы суда, прокурора и адвоката. Вообще же по его поведению чувствовалось, что он уже смирился со своей судьбой и давно понял, каким в отношении его будет приговор.

Выступавшие на суде вели себя достаточно корректно по отношению к Серебрякову – во всяком случае, во время судебных заседаний они никак не высказывались в адрес подсудимого. В связи с этим мне вспоминается свидетель Акимов, дававший показания по одному из эпизодов, который даже в контексте этого уголовного дела можно назвать трагикомическим.

Напомню, что ещё в ходе следствия выяснилось, что у Серебрякова была потребность не просто насиловать женщин, но насиловать обязательно мертвых. В психиатрии такое извращение именуется некрофилией. В связи с такой потребностью он сначала убивал свои жертвы, а потом совершал или пытался совершить с ним половой акт. А для того, чтобы все случилось побыстрее, он перед проникновением в квартиры почти всегда раздевался догола, и лишь затем залезал в помещение через форточку.

Выше уже говорилось о том, что в одном из эпизодов маньяк забрался в комнату, где на кровати спала семейная пара Акимовых. Когда внезапно проснулся муж и погнался за незнакомцем, Серебряков полез через форточку обратно на улицу. И когда он уже почти выбрался наружу, единственное, что успел сделать мужик в этой ситуации – напоследок вцепиться зубами в ягодицу незваного пришельца.

Когда свидетель в красках рассказывал об этом случае в зале суда, по рядам зрителей, несмотря на весь драматизм ситуации, то и дело прокатывались волны смеха. По «эпизоду об укусе» в отношении Серебрякова даже назначалась медицинская экспертиза, которая подтвердила, что на его ягодице действительно имеется шрам, который мог быть оставлен зубами человека.

В общей сложности судебный процесс по делу Серебрякова продолжался около двух недель. Судебная коллегия приговорила его к высшей мере наказания - к расстрелу. Хотя сам Серебряков, конечно же, ожидал такого приговора, он в момент оглашения меры наказания заметно побледнел и как-то сразу сник, хотя и не произнес ни звука. А вот зал встретил этот приговор, как тогда говорили, бурными аплодисментами. Кое-кто даже выкрикнул: «Правильно!», однако были и другие возгласы: «Да его же расстрелять мало!» Под эти возгласы его из зала и увёл конвой. Есть версия, что, когда огласили приговор, Серебряков сказал: «Я ещё вернусь». Однако непосредственные свидетели судебного процесса, а также судья Лавриченко этого не подтвердили.

Напомним, что в общей сложности Серебрякову предъявили обвинение сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса РСФСР. В первую очередь он обвинялся в девяти умышленных убийствах при отягчающих обстоятельствах, в покушении на такие убийства, в изнасилованиях и покушении на них, в кражах, в умышленном уничтожении личного имущества граждан, в хищении документов и в посягательстве на жизнь народного дружинника.

В камере следственного изолятора Борис Серебряков написал несколько прошений о помиловании в Верховный суд СССР и в Президиум Верховного суда СССР, но все они были отклонены. Ночной монстр, в течение двух лет наводивший ужас на огромный город, был расстрелян в Сызранской тюрьме в 1973 году (рис. 17).

(Архив Самарского областного суда. Дело № 2-142/1970 г.).

 

Маньяки советского времени

Отношение к сексуальному насилию во все времена и у всех народов было резко отрицательным. Например, библейские моисеевы заповеди за насильственное прелюбодеяние предписывали карать преступника смертью. В законах шариата за это определён один из наиболее мучительных видов казни – побивание камнями. И на что уж были лояльны к сексу и обнаженному телу древние греки – так ведь и у них суд ареопага всегда строго спрашивал с мужчины за связь с женщиной против воли последней. Если же суду удавалось доказать факт насилия, то преступника приговаривали как минимум к крупному штрафу, порой равному всему его состоянию, а при изнасиловании малолетней или в случае смерти потерпевшей виновного просто сбрасывали со скалы в пропасть. И в самом деле – зачем добропорядочному древнему греку нужно было кого-то насиловать, если он всегда мог найти для себя любое число легко доступных женщин?

Что касается Древней Руси и императорской России, то у нас, начиная со времен «Русской правды» князя Ярослава Мудрого и кончая «Уложениями о наказаниях» последних российских императоров, насильников тоже карали весьма сурово (огромными штрафами, острогом или каторгой). Правда, при этом к смертной казни прибегали лишь в исключительных случаях. Зато для многих наверняка будет неожиданностью узнать, что в «сталинском» Уголовном кодексе, принятом в 1926 году и действовавшему в течение почти 35 лет, статья 153-я, карающая за изнасилование, долгое время предусматривала наказание лишь до 10 (!) лет лишения свободы. Лишь в 1949 году Президиум Верховного Совета СССР своим специальным указом повысил этот срок до 15 лет, а при изнасиловании малолетней или при групповом – до 20 лет. Что же касается «хрущёвского» Уголовного кодекса РСФСР, действовавшего с 1960 года, то в нем такое деяние наказывалось лишением свободы на срок от 3 до 15 лет. Но почти сразу его принятия в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1962 года «Об усилении уголовной ответственности за изнасилование» к УК была принята поправка, согласно которой преступники в исключительных случаях могли быть подвергнуты смертной казни – например, при изнасиловании несовершеннолетних.

О большинстве похождений сексуальных маньяков, даже о самых страшных, в советские времена общественность почти ничего не знала. Между тем даже при поверхностном изучении ряда уголовных дел такого рода порой нельзя не поражаться исключительным цинизмом и даже чудовищностью обстоятельств, при которых совершались такие преступления. Все это ещё раз опровергает доводы иных доморощенных моралистов о том, что чрезмерная свобода нравов и сексуальная распущенность в нашей стране возникли лишь во времена перестройки и «свободного рынка». Вот только несколько примеров из 50-х – 60-х годов ХХ века, взятых из архива Самарского областного суда.

 

Чапаевский насильник

В течение 1957-1958 годов в городе Чапаевске и его окрестностях, в Красноярском районе и в пригороде Новокуйбышевска неизвестный преступник совершил 10 изнасилований молодых девушек и несовершеннолетних девочек. В двух случаях такие нападения закончились убийством потерпевших. В остальных эпизодах, чтобы не быть узнанным, маньяк при изнасиловании надевал себе на лицо маску, что сильно затруднило его поиск и опознание, и потому насильнику в течение года удавалось уходить от возмездия. Преступник заранее выслеживал свою жертву, неожиданно нападал на неё, и, угрожая ножом либо убийством, увлекал её в сторону, душил, после чего насиловал, выбрав для этого удобное место. В отдельных случаях после изнасилования он грабил потерпевших, особенно малолеток, издевался и глумился над ними, заставлял их под угрозой ножа брать в рот половой член и совершать другие подобные действия. Только в двух эпизодах жертвы его нападений на момент преступления оказались совершеннолетними; в остальных случаях это были девочки в возрасте от 9 до 16 лет.

Для поисков маньяка была создана оперативно-следственная группа из числа работников областного уголовного розыска и областной прокуратуры, которую возглавил следователь по особо важным делам прокуратуры РСФСР А. Ромашов. Работа группы увенчалась успехом в декабре 1958 года, когда по горячим следам, после изнасилования 9-летней К., за эти преступления был задержан 38-летний Александр Найдёнышев, работавший шофёром Чапаевской автоколонны № 97, в прошлом судимый за кражи и грабежи, а также за хищение огнестрельного оружия. У него на квартире, а также по месту жительства его родственников, были обнаружены вещи, похищенные у потерпевших. Судебно-биологическим исследованием на многих вещах задержанного удалось выявить пятна человеческой крови, совпавшей с кровью убитых им девушек. Следствие также собрало и другие доказательства причастности Найдёнышева к этим преступлениям, которые он обычно совершал во время поездок на вверенной ему автомашине не только в пределах Чапаевска, но и по другим населённым пунктам области.

Уголовное дело по обвинению Александра Найдёнышева в серии изнасилований и убийств рассматривалось в Куйбышеве в закрытых заседаниях выездной сессии Верховного суда РСФСР. Итог судебных слушаний оказался вполне предсказуемым: смертная казнь через расстрел. Прошение осуждённого о помиловании Верховным Советом РСФСР было отклонено. Приговор суда в отношении Найдёнышева был приведён в исполнение в начале мая 1959 года.

(СОГАСПИ, Ф-656, оп. 128, д.12, л.л. 17-20).

 

Безымянский «газовик»

В 60-х годах в советских средствах массовой информации нельзя было найти ни одного материала, касающегося сексуальных отношений. Еще более запретной в то время была тема полового насилия, и особенно насилия в отношении детей (то, что сейчас называют педофилией). Однако летом 1961 года весь город Куйбышев и безо всяких газет моментально узнал, что на Безымянке вот уже несколько месяцев регулярно проявляет себя страшный извращенец, который проникает в квартиры под видом слесаря-газовика и насилует малолетних девочек.

Эти жуткие слухи поползли по городу после того, когда в одном и том же доме на улице Средне-Саловой через короткий промежуток времени были изнасилованы 14-летняя Люда Г. и 12-летняя Ирина Ф. В обоих случаях преступник действовал по одному и тому же сценарию. Во дворе дома он выбирал потенциальную жертву и затем ждал, когда она поднимется в свою квартиру. Через некоторое время он звонил в эту дверь, представлялся работником Горгаза и говорил, что сейчас в городе идет профилактический осмотр газовых приборов. Если маньяк при этом видел, что девочка дома находится одна, он выхватывал нож, и под его угрозой совершал насильственный половой акт. При этом даже при отсутствии официальной информации благодаря известному агентству ОБС (то есть «одна бабушка сказала») о маньяке и его жертвах уже через несколько дней на Безымянке знали если не все, то очень многие.

Как это всегда бывает в таких случаях, при каждом пересказе история обрастала новыми подробностями, все более и более жуткими. Родители многих безымянских девочек-подростков, конечно же, были в шоке, и наказывали им ни в коем случае не открывать двери незнакомцам, независимо от того, кем он представлялся.

Несмотря на все меры предосторожности, через месяц после первых двух случаев «газовый слесарь» совершил новое изнасилование – на этот раз в квартире дома на 14-м проезде (ныне улица XXII партсъезда), где его жертвой стала 13-летняя Лариса Л. Затем преступника стали преследовать неудачи. Он совершил несколько покушений на подростков в разных дворах на улицах Победы и Ново-Вокзальной, но у него один за другим выходил «облом».

Первый раз следом за «газовиком» в квартиру вошла соседка девочки, и преступник счел за нужное быстро ретироваться. В другой раз извращенца подвела его физиология – он просто не смог совершить задуманное. В третий раз уже не растерялась тинейджерка, 14-летняя Валя В., которая сначала огрела маньяка чем-то тяжелым по голове, а затем стала громко кричать. Это так напугало визитера, что он позорно бежал с места происшествия.

Последний свой прокол насильник совершил зимой того же года в доме на улице Физкультурной. Как и в предыдущих случаях, он под видом слесаря Горгаза зашёл в квартиру, где в это время находилась 12-летняя Таня Т. Он успел раздеть девочку под угрозой ножа, но в это время домой вернулся ее брат – десятиклассник Володя, который всего за несколько секунд сумел правильно оценить сложившуюся ситуацию. Хотя преступник и сумел выскочить за дверь квартиры и побежать вниз по лестнице, парень погнался за ним и настиг маньяка уже во дворе, где в это время проходили мужчины из соседнего подъезда. Они вовремя подоспели на крик Володи, повалили беглеца в снег, связали его шарфами и совместными усилиями доставили в милицию.

Насильником оказался 30-летний Георгий Кирсанов, сменный мастер почтового ящика № 32, проживающий неподалеку от места своих преступных похождений – в доме № 33 на улице Физкультурной. На допросе в прокуратуре он заявил, что «изнасилования он совершал, чтобы проверить на девочках свое представление о последствиях нарушения девственности, поскольку после женитьбы он сомневался в честности жены».

Психиатрическая экспертиза признала Кирсанова полностью вменяемым. В мае 1962 года в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении уголовной ответственности за изнасилование» судебная коллегия Куйбышевского областного суда под председательством Виктора Лавриченко приговорила насильника к высшей мере наказания – расстрелу. Кирсанов писал прошения о помиловании, но Верховным судом СССР и Президиумом Верховного Совета СССР все они были отклонены. Приговор привели в исполнение в конце того же года.

(Архив Самарского областного суда, дело 2-72-1962 г.).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

 

Литература

150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Под ред. Г.И. Чудилина. Самара, Самарский дом печати. 2000. :1-408.

Воронин П. Прославлен в веках героический край, где резали уши на Первомай. – Газета «Будни», 16 октября 1999 года.

Ерофеев В.В. [Игнатов В.]. Ночной монстр два года наводил ужас на наших земляков… - Газета «Числа», 6 июля 2001 года.

Ерофеев В.В. Ночной монстр по имени Серебряков. – «Волжская коммуна», 21-24, 28, 29 июня 2005 года.

Ерофеев В.В. Судья, который приговорил к расстрелу маньяка Серебрякова (В.П. Лавриченко, бывший председатель Куйбышевского областного суда). – В кн. «Встать! Суд идёт!» (История Самарской Фемиды). – Самара, ООО «Офорт», 2005, с. 324-334.

Из истории органов внутренних дел Самарского края (1586-2006 г.г.). Самара. Издательский дом «Би Групп». 2006. 156 с.

Кошарский И. Изобличить и доказать. – «Волжская коммуна», 22 августа 1992 года.

Служба дни и ночи. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1978. 340 с.

Тумшис М., Алексеев П., Карпов И. Полиция и милиция Самарской губернии (имена, события, факты). 1802-1967 г.г. Самара, 2003. Тип. ГУВД Самарской области. 152 с.

Часовые порядка. Рассказы о милиции. Сост. Г.П. Шарапова. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1987. 304 с.

Честь и мужество. Рассказы о милиции. Сост. Г.П. Сокольников. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1981. 272 с.

 

 

 

Дополнения

 

Из архива Самарского областного суда

Копия.

Дело 2-72-1962 г.

Приговор именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

9 мая 1962 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Лавриченко, народных заседателей Строковой и Скопинцевой, при секретаре Гуськовой, с участием прокурора Филатова, адвоката Виноградова в закрытом судебном заседании в гор. Куйбышеве рассмотрела уголовное дело по обвинению:

Кирсанова Георгия Григорьевича, 14октября 1931 года рождения, уроженца города Сорочинска Оренбургской области, русского, беспартийного, имеющего среднее образование, в 1953 году закончившего военное училище и до июня 1960 года находившегося в рядах Советской Армии, демобилизованного по сокращению Вооружённых Сил в звании ст. лейтенанта, женатого, имеющего двоих малолетних детей, ранее не судимого, работавшего сменным мастером в цехе № 19 организации п/я 32, проживавшего в гор. Куйбышеве, ул. Физкультурная, дом 33, кв. 65 – в преступлении, предусмотренном ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1962 года «Об усилении уголовной ответственности за изнасилование».

Исследовав в судебном заседании материалы предварительного следствия, судебная коллеги нашла доказанной вину подсудимого Кирсанова в совершении следующих преступных действий.

На протяжении с июня по ноябрь месяц 1961 года подсудимый Кирсанов неоднократно под видом работника Горгаза проникал в квартиры граждан, и, пользуясь отсутствием взрослых, под угрозой убийства раздевал малолетних девочек и насильно совершал с ними половые акты.

1. Так, в конце июня месяца 1961 года подсудимый Кирсанов в дневное время, встретив на улице Ганину Людмилу, 5.09. 1947 г. рождения, стал преследовать её, а затем под видом работника Горгаза вошёл в квартиру № 43 дома № 1/10 по улице Средне-Садовой, и, убедившись в отсутствии взрослых, схватил девочку Ганину Людмилу завёл её в комнату, повалил на диван и с применением насилия совершил с нею половой акт, после чего ушёл.

2. В сентябре месяце 1962 года подсудимый Кирсанов встретил на улице Фирсову Ирину, 23.12. 1949 г. рождения, поднялся с ней на четвёртый этаж дома № 1 на улице Средне-Садовой, и, когда девочка открыла дверь, втолкнул её в коридор квартиры, вошёл сам и с применением угроз и насилия пытался совершить половой акт с девочкой, но в это время вернулся из школы брат девочки, и Кирсанов убежал из квартиры.

3. 16 октября 1961 года подсудимый Кирсанов увидел на улице Ларину Ларису, 5.11. 1947 года рождения, с целью её изнасилования пошёл за ней, и под видом работника Горгаза проник к Лариной в квартиру дома № 4 по 14-му проезду (ныне улица XXII партсъезда – В.Е.), затащил девочку в комнату, положил на диван, под угрозой убийства заставил её раздеться, несмотря на просьбы девочки не трогать её и на обещание отдать деньги и часы, изнасиловал её.

4. 2 ноября 1961 года подсудимый Кирсанов стал преследовать Волкову Валентину, 20.11. 1947 года рождения, проживавшую в кв. 26 дома 79 на улице Победы, под видом работника Горгаза вошёл в квартиру, и под угрозой ножа предложил девочке раздеться, а на отказ её схватил за пионерский галстук, сорвал его, сняв с неё одежду, лёг на девочку и пытался совершить половой акт.

5. 29 ноября 1961 года подсудимый Кирсанов вышел на улицу Ново-Вокзальную и стал следить за малолетними девочками. Вначале он преследовал двоих девочек, а затем третью, но они все от него убежали. Тогда он, встретив Миронову Татьяну, 3.08. 1948 года рождения, под видом работника Горгаза проник вслед за девочкой в квартиру № 75 дома № 74 по улице Физкультурной, и, убедившись, что она одна, под угрозой убийства снял с неё одежду, повалил на диван и изнасиловал её. В это время из школы вернулся брат девочки – Миронов Володя, ученик 10-го класса, который с помощью граждан задержал подсудимого Кирсанова и доставил его в отделение милиции.

Преступления в конце июня 1961 года и 2.11. 1961 года подсудимый Кирсанов совершил, будучи в нетрезвом состоянии.

Подсудимый Кирсанов в судебном заседании признал себя виновным в предъявленном ему обвинении – в изнасиловании малолетних девочек, и подробно рассказал об обстоятельствах совершённых им преступных действий, однако показал, что при изнасиловании девочек угроз не произносил, девочек не душил, ножом не угрожал. Подсудимый Кирсанов также пояснил, что преступления он совершил с целью проверять на девочках своё представление о последствиях нарушения девственности, поскольку сомневается с момента женитьбы в честности жены.

Вина подсудимого Кирсанова в полном объёме предъявленного ему обвинения, кроме его показаний, доказана также совокупностью других доказательств по делу.

1. Показаниями потерпевших: Ганиной Людмилы, Фирсовой Ирины, Волковой Валентины, Мироновой Татьяны, как в стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании, а также Лариной Ларисы в стадии предварительного следствия и проверенных в судебном заседании. Установлено, что подсудимый Кирсанов под видом работника Горгаза проникал к ним в квартиры, и, убедившись в отсутствии взрослых, под угрозой убийства насиловал их.

Указанные выше потерпевшие обстоятельно рассказали о конкретных преступных действиях, совершённых подсудимым Кирсановым в отношении их, причём большая часть показаний потерпевших соответствует показаниям подсудимого Кирсанова. Показаниями потерпевших также установлено, что они просили подсудимого не трогать их, отдельные из них предлагали деньги, однако Кирсанов, несмотря на это, насиловал их, применяя при этом угрозы убийством, угрожал ножом, брал за горло. Не доверять показаниям потерпевших в этой части нет никаких оснований. В связи с этим делом доводы подсудимого о том, что он не угрожал, за горло их не брал, являются несостоятельными.

2. Из показаний свидетелей – родителей потерпевших видно, что девочки-потерпевшие рассказывали им о совершённом над ними насилии со стороны потерпевшего Кирсанова.

3. Свидетель Миронов В.Ф. показал в судебном заседании, что 29.11. 1961 года по возвращении домой из школы он увидел в коридоре квартиры плачущую сестру, которая была раздета, и в это время из квартиры выбежал подсудимый Кирсанов, которого он с помощью граждан задержал и доставил в отделение милиции.

4. Судебно-медицинскими свидетельствами девочек: Мироновой Татьяны, Лариной Ларисы, Ганиной Людмилы установлено нарушение девственной плевы. В мазке, взятом из влагалища Мироновой Татьяны, обнаружена сперма, и на её рейтузах обнаружена сперма, принадлежащая по групповой принадлежности подсудимому Кирсанову.

5. Из показаний свидетеля Справчикова видно, что что до 29.11. 1961 г. в присутствии подсудимого Кирсанова один из рабочих рассказывал в цехе о том, что работники милиции ищут человека, насиловавшего девочек. Подсудимый Кирсанов этот разговор слышал, однако, несмотря на это, 29.11. 1961 г. вновь совершил преступление.

Психическая полноценность личности подсудимого Кирсанова у судебной коллегии не вызывает никакого сомнения. Таким образом, вина подсудимого Кирсанова установлена в полном объёме обвинения.

Поскольку подсудимый Кирсанов совершил изнасилование несовершеннолетних девочек, с учётом Постановления Президиума Верховного Совета СССР от 2.04. 1962 г. «О применении в виде исключения к Кирсанову Г.Г. Указа Президиума Верховного Совета СССР от 15.02. 1962 г. «Об усилении уголовной ответственности за изнасилование», действия Кирсанова правильно квалифицированы органами предварительного следствия по ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 15.02. 1962 г. «Об усилении уголовной ответственности за изнасилование».

Принимая во внимание особо повышенную общественную опасность совершённых Кирсановым преступлений, их дерзкий, циничный характер, судебная коллегия, руководствуясь ст.ст. 303, 309 и 315 УПК РСФСР, приговорила:

Кирсанова Георгия Григорьевича на основании ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 15.02. 1962 г. «Об усилении уголовной ответственности за изнасилование» подвергнуть смертной казни – расстрелу.

Меру пресечения Кирсанову Г.Г. оставить содержание под стражей. Вещдок – уничтожить.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР через Куйбышевский облсуд в течение 7 суток со дня вручения копии приговора осуждённому.

Председательствующий Лавриченко.

Народные заседатели Строкова, Скопинцева.

Копия верна: член суда, секретарь (подписи).

(Все фамилии потерпевших изменены).

 

***

Дело № 2-50-1968 года.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

28 марта 1968 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе председательствующего Лавриченко, народных заседателей Ращупкина и Родионова, при секретаре Малоглазовой, с участием прокурора Синициной и общественного обвинителя Воробьёвой, при адвокате Фролове, в закрытом судебном заседании в селе Б. Глушица рассмотрел уголовное дело по обвинению:

Попова Николая Петровича, 9 декабря 1935 года рождения, уроженца села Большая Глушица, Б. Глушицкого района Куйбышевской области, русского, беспартийного, имеющего образование 7 классов, женатого, имеющего на иждивении малолетнего ребёнка, судимого 24.03. 1953 года нарсудом Б. Глушицкого района по ст. 2 ч.1 Указа от 4.06. 1947 г. «Об усилении охраны личной собственности граждан» к 5 годам лишения свободы, 16.02. 1955 года тем же нарсудом по ст. 74 ч.2, 142 ч.2 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы, освобождённого 14.08. 1962 года условно-досрочно на 2 года 5 месяцев и 19 дней, работающего грейдеристом в Жигулёвском комбинате строительных материалов, проживающего в городе Жигулёвске-3, улица Шоссейная, дом 54, кв. 3 – в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 206 ч.2, ст. 117 ч.2, ст. 146 ч.2, п.п. «б», «д», ст. 117 ч. 3, 15-117 ч.3 и 15-117 ч.2 УК РСФСР.

Исследовав в судебном заседании материалы предварительного следствия, судебная коллегия нашла доказанной вину подсудимого Попова в совершении следующих преступных действий.

Попов, будучи уроженцем села Большая Глушица и проживая в городе Жигулёвске, в 1966-1967 годах приезжал в село Большая Глушица и в сёла Большеглушицкого района, где систематически совершал преступления.

1. 26 марта 1966 года в десятом часу вечера Попов вошёл в общественную баню села Б. Глушица и из хулиганских побуждений подошёл к раздетой гр. Пузатовой, взял её рукой за грудь, а когда последняя стала кричать и звать на помощь, он, ругаясь нецензурными словами, вынул из кармана молоток, замахнулся им и пригрозил. Находившаяся в бане гр-ка Царёва побежала к телефону. Попов оставил Пузатову и пошёл за Царёвой. Воспользовавшись этим, Пузатова разбила окно, выпрыгнула на улицу и убежала к своей знакомой Сорокиной. После этого Попов вышел из бани.

2. В тот же вечер Попов на улице Донецкой у дома № 16 встретил гр. Репину, ударом молотка сбил её с ног, порвал пояс, спустил трусы, и, сдавливая рукой горло, пытался её изнасиловать, но, прислушавшись, кого-то испугался и ушёл, а Репина убежала домой. Ударом по голове и лицу Репиной были причинены лёгкие телесные повреждения с кратковременным расстройством здоровья.

3. 1 мая 1966 года во втором часу ночи в селе Большая Глушица в пяти метрах от пешеходного мостика через реку Малая Глушица Попов напал на гр. Кондрашову, нанёс ей несколько ударов голове, а когда она потеряла сознание, изнасиловал её.

4. 24 июня 1966 года во втором часу ночи в селе Б. Глушица на улице Чапаева, дом 46, Попов вошёл в летнюю кухню дома, где напал и керосинкой стал избивать Ячевскую В.И., 3.01.1949 года рождения, и когда она потеряла сознание, изнасиловал её и скрылся.

5. 3 сентября 1966 года, в 21 час, на дороге, ведущей в село Ново-Павловку, Попов напал на гр. Илясову Н.П., потребовал от неё деньги, а затем под угрозой изнасиловать её отобрал часы марки «Мечта», и после этого пытался её изнасиловать.

6. 4 сентября 1966 года Попов приехал в село Большая Глушица, где в 3 часа ночи, выставив окно, проник в дом № 132 на улице Советской, где на койке лежала пьяная гр. Циркунова, лёг к ней в постель и предложил совершить половой акт. Циркунова отказалась и просил прийти на следующий день. После этого Попов ушёл от Циркуновой.

7. В сентябре 1966 года ночью в субботу на дороге в Амбарном переулке села Большая Глушица Попов встретил гр. Морозову, которая шла с мужем, находившемся в опьянённом состоянии, подошёл к ней, стал с неё снимать трусы и пытался изнасиловать, но Морозова закричала, подбежала к дому Кривченко, стала стучаться в дверь, и когда вышел сосед Ульянин, Попов оставил её и скрылся.

8. 6 ноября 1966 года в третьем часу ночи Попов в доме № 6 по улице Московской села Б. Глушица выломал окно, проник в дом, где схватил спящую на диване гр. Архипову Л.В., стащил её на пол, а на её сопротивление и крик стал бить её по голове, а затем её изнасиловал. После этого Попов вышел из дома, и, убегая, стулом разбил люстру.

9. 13 января 1967 года в 23 часа 45 минут в с. Большая Глушица Попов во дворе дома № 22 по ул. Дачной поймал гр. Зайцеву, оттащил к сараю и под угрозой ножа изнасиловал.

10. 14 января 1967 года во втором часу ночи Попов выломал окно дома № 111 по ул. Советской и проник в дом, где изнасиловал гр. Шебаеву, совершив с ней половой акт в промежности ног.

11. 14 января 1967 года в восьмом часу вечера во дворе дома 57 по ул. Московской Попов схватил гр. Мамонтову и стал требовать совершения полового акта, но она отказалась, ударила его ведром, тогда Попов стал бить её кулаком по голове, а когда она побежала, догнал её, увёл в огород к тракторам, где изнасиловал её и ушёл.

12. В восемь часов вечера 14 января 1967 года Попов разбил окно в доме № 45 на улице Московской, где гр. Гринёва Ф.Г. с топором в руках к нему, но он вырвал топор, взломал раму окна, вошёл в дом, напал на Гринёву, выволок в коридор и пытался изнасиловать, но её дочь Наташа выбежала к соседям и стала просить о помощи. Видя это, Попов из дома вышел и скрылся.

13. От Гринёвой Попов пошёл на улицу Курскую, где у дома № 46 встретил Гусеву В.П., 11.03. 1949 года рождения, сбил её с ног и пытался изнасиловать. Гусева стала кричать и оказывать сопротивление. Попов пригрозил стукнуть её топором, схватил зубами за её палец. На крик Гусевой прибежали девушки Мокшина и Борзых, которые побежали домой за родственниками Гусевой. Видя это, Попов сорвал с Гусевой два платка, наручные часы марки «Луч» и скрылся.

14. 11 февраля 1967 года 23 часу в селе Б. Глушица Попов в бане у дома № 35 на ул. Дзержинского вывернул горевшую электрическую лампочку, схватил находившуюся там Мамонтову А.П. и пытался её изнасиловать, но последняя закричала и оказала ему сопротивление. Попов стал бить её кулаками по голове, туловищу, сбил на пол, пытался ударить лопатой, но, не преодолев сопротивления, из бани убежал.

15. 12 февраля 1967 года в четвёртом часу ночи Попов пришёл к дому № 32 на улице Будённого, где отключил электрический свет, разбил окно в сенях дома, открыл задвижку двери, вошёл в дом, где спала гр. Коновалова с тремя детьми, разбудил Коновалову, испугав её и детей, и стал проситься переночевать. Коновалова предложила ему уйти из дома, но он отказался, а когда она попыталась зажечь спички, он ударил её по рукам. Только через два часа Попов покинул дом Коноваловой.

16. Ночью 9 мая 1967 года Попов на мотоцикле «Ковровец» приехал в село Титовку, вошёл в дом Третьяковых, где пытался изнасиловать гр. Третьякову, но она стала кричать и звать на помощь мужа, который спал в сенях. После этого Попов вышел из дома, сел на мотоцикл и уехал.

17. 19 июня 1967 года во втором часу носи на пустыре между улицами Курской и Донецкой села Б. Глушица Попов встретил Горянину П.С., и, угрожая убийством, свалил её на землю и изнасиловал.

18. В ночь на 30 июля 1967 года в селе Большая Глушица Попов взломал окно в доме № 6 на улице Московской и проник в дом, где пытался изнасиловать Архипову В.П., а когда последняя стала кричать, предупредил её: «Не кричи, зарежу», и имеющимся у него ножом ударил её в шею, а затем дважды ударил её ножом в живот. Не сломив сопротивление Архиповой, Попов скрылся. В результате нанесённых ранений Архиповой были причинены тяжкие телесные повреждения, опасные для жизни в момент нанесения.

19. 2 сентября 1967 года в 21 час Попов на своём мотоцикле «Иж-Юпитер» приехал на дорогу, ведущую в село Тамбовку, где совершил разбойное нападение с ножом в руках на Асееву В.И., 1951 года рождения, и на Ямщикову Т.П., 1952 года рождения, у которых потребовал 3 рубля денег, а когда денег не оказалось, забрал у них хозяйственную сумку, в которой находились шерстяная кофточка, юбка, учебники и тетради. После этого с целью совершения полового акта он подошёл к Асеевой со словами: «Сейчас посмотрю, честная ты или нет», свалил её на землю, ввёл палец во влагалище и силой дёрнул его, отчего пошла кровь. Тогда Попов побежал за Ямщиковой, но её не догнал, затем вновь поймал Асееву, сбил на землю и изнасиловал.

20. В ночь на 18 сентября 1967 года в селе Тамбовке Попов ножом взломал саманную сену дома Алексеевой. Предварительно отключив электросвет, вошёл в дом, где пытался изнасиловать Беляеву, но она вырвалась, разбила окно, выбежала на улицу, а Алексеева убежала к соседям. После этого Попов вышел из дома и скрылся.

Попов был задержан работниками милиции вечером 18 сентября 1967 года в селе Большая Глушица около дома его тётки Морозовой, у которой он обычно останавливался во время своих приездов в это село. На преступника оперативники вышли, проследив его путь из села Тамбовка до Большой Глушицы по отпечаткам колёс мотоцикла на дороге.

В судебном заседании подсудимый Попов признал себя виновным в совершении хулиганских действий в отношении Пузатовой, Циркуновой, Коноваловой, в попытке изнасилования Гринёвой Ф.Г., Мамонтовой А.П., Беляевой, в изнасиловании Архиповой Л.В., Мамонтовой Н.Н., в совершении полового акта с Горяниной П.С., рассказал об обстоятельствах совершённых преступлений, но пояснил, что Архипову Л.В. и Мамонтову А.П. он не избивал, а половой акт с Горяниной П.С. Совершил по её согласию.

По поводу изнасилования Шепелевой, попытки изнасилования Репиной и Третьяковой подсудимый Попов показал в судебном заседании, что подобные преступления он совершал в селе Б. Глушица, но не в отношении указанных лиц, а в отношении других женщин, каких конкретно, вспомнить не мог. Объясняя причины совершённых преступлений, Попов заявил, что у него повышенная половая потребность, и в сильно возбуждённом состоянии ему было безразлично, с кем совершать половые акты.

Факты изнасилования Кондрашовой, Ячевской, Зайцевой, Асеевой В.И., попытки изнасилования Илясовой, Морозовой, Гусевой, Архиповой В.Н., разбойных нападений на Илясову, Гусеву, Асееву В.И. и Антипову подсудимый Попов в судебном заседании отрицал, показав, что указанных преступлений он не совершал. 24.03. 1966 года не мог изнасиловать Ячевскую, так как был в это время в отпуске в городе Чебоксары. 1.05. 1966 г., в сентябре 1966 года, 3.09. 1966 года, 13.01. 1967 года, 30.07. 1967 года и 2.09. 1967 года в Большеглушицком районе он не был.

Однако вина подсудимого Попова в совершении указанных выше преступлений доказана совокупностью собранных доказательств по делу.

[…]

Судебно-психиатрическими экспертизами Попов признан вменяемым. Попов ранее был дважды судим, в том числе в 1955 году по ст. 142 ч.2 (нанесение тяжких телесных повреждений) к 10 годам лишения свободы, данная судимость не снята и не погашена, и он вновь совершил тяжкие преступления, поэтому в силу примечания 1 п.1 ст. 24 УК РСФСР судебная коллегия считает необходимым признать его особо опасным рецидивистом.

Заявленные гражданские иски Гринёвой Ф.Г., Гусевой В.П., Ямщиковой и Асеевой подлежат удовлетворению. С учётом признания Попова особо опасным рецидивистом, двух прежних его судимостей, совершения многочисленных тяжких преступлений, которыми Попов в течение двух фактически терроризировал население Б. Глушицы, ходатайства граждан с. Б. Глушицы, судебная коллегия считает необходимым применить к Попову по ст. 117 ч.3 УК РСФСР смертную казнь.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 300, 303, 309 УПК РСФСР, судебная коллегия приговорила:

Попова Николая Петровича признать виновным, особо опасным рецидивистом, и подвергнуть его по ст. 206 ч.2 УК РСФСР 5 годам лишения свободы, по ст. 15-117 ч.2 УК РСФСР - 10 годам лишения свободы, по ст. 146 ч.2 п. «б» и «д» УК РСФСР – 15 годам лишения свободы, по ст. 117 ч.3 УК РСФСР – смертной казни, расстрелу, и в силу ст. 40 УК РСФСР окончательную меру наказания определить – смертную казнь, расстрел с конфискацией мотоцикла «ИЖ-Юпитер». Меру пресечения Попову Н.П. оставить содержание под стражей.

Возместить с Попова Н.П. в пользу Гринёвой Ф.Г. – 15 рублей, Гусевой В.П. – 29 рублей, Ямщиковой М.В. – 5 рублей, Асеевой И.В. – 30 рублей 50 коп., судебные издержки в пользу государства – 25 рублей, часы «Мечта» № 5881126 возвратить Илясовой Н.П. Изъятые вещи, часы «Победа» и «Восток» возвратить его жене, изъятые вещи у потерпевших возвратить потерпевшим. Камень, кусок дерева, осколки стекла, нож, молоток – уничтожить.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР через Куйбышевский облсуд в течение 7 суток со дня вручения копии приговора осуждённому.

Председательствующий Лавриченко.

Народные заседатели Ращупкина, Родионова.

Копия верна: председательствующий Лавриченко (подпись).

Секретарь Малоглазова (подпись).

 

Дело № 46-ск8-4 1968 года

Определение

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР в составе: председательствующего Никонова В.Н., членов суда Красниковой П.П. и Коржикова Б.В. рассмотрела дело в судебном заседании от 17 мая 1968 года по кассационным жалобам осуждённого Попова Н.П. и адвоката Фролова на приговор Куйбышевского областного суда от 28 марта 1968 года…

[…]

Определила:

Приговор Куйбышевского областного суда от 28 марта 1968 года в отношении Попова Николая Петровича оставить без изменения, а кассационные жалобы – без удовлетворения.

Председательствующий В. Никонов.

Члены суда – П. Красникова, Б. Коржиков.

 

***

Дело № 2-78-1969 год

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

30 июня – 1 июля 1969 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе председательствующего Дунаева А.В., народных заседателей Курганова А.А. и Деевой В.А., при секретаре Чистяковой О.А., с участием прокурора Древаль П.И., адвокатов Плужникова П.А., Степановой В.И., Старцевой, Киняпиной В.А., Терещатовой, Попанюхина В.П., Буренковой И.В., Ларченко В.М., в закрытом судебном заседании в гор. Куйбышеве рассмотрела уголовное дело по обвинению:

Чистякова Виктора Викторовича, рождения 14 июня 1952 года, уроженца города Куйбышева, образование 8 классов, ранее не судимого, работавшего каменщиком в СМУ-822, проживающего в городе Куйбышеве, улица Вольская, дом № 52, кв. 41, с родителями, под стражей с 9 февраля 1969 года – в преступлении, предусмотренном ст.ст. 15-117 с.3, 117 ч.3, 145 ч.2 УК РСФСР;

Татаринцева Александра Ивановича, рождения 10 августа 1953 года, уроженца города Куйбышева, русского, образование 6 классов, ранее не судимого, учащегося ГПТУ № 39 города Куйбышева, проживающего в городе Куйбышеве, улица Вольская, 52, кв. 17, под стражей с 9 февраля 1969 года – в преступлении, предусмотренном ст.ст. 117 ч.3, 146 ч.2 УК РСФСР;

Воронкова Александра Васильевича, рождения 6 августа 1953 года, уроженца города Куйбышева, русского, образование 7 классов, ранее не судимого, работавшего учеником станочника на машиностроительном заводе, проживающего с родителями в городе Куйбышеве, улица Вольская, дом № 52, кв. 13, под стражей с 9 февраля 1969 года;

Слукина Геннадия Владимировича, рождения 11 ноября 1953 года, уроженца города Куйбышева, русского, образование 7 классов, ране не судимого, учащегося 8 класса школы № 54 города Куйбышева, проживающего в городе Куйбышеве, улица Вольская, дом 52, кв. 27, под стражей с 10 февраля 1969 года – в преступлении, предусмотренном ст.ст. 117, ч.3, 144 ч.2, 145 ч.2 УК РСФСР;

Головкова Сергея Васильевича, рождения 30 апреля 1954 года, уроженца города Куйбышева, образование 7 классов, ранее не судимого, учащегося 7 класса школы № 80 города Куйбышева, проживавшего в городе Куйбышеве, улица Вольская, дом № 52, кв. 4, под стражей с 14 февраля 1969 года – в преступлении, предусмотренном ст.ст. 117, ч.3, 145, ч.2 УК РСФСР;

Ганюшкина Михаила Ивановича, рождения 28 июля 1953 года, уроженца села Теньгушева Теньгушевского района Мордовской АССР, русского, образование 7 классов, ранее не судимого, учащегося ГПТУ № 28 города Куйбышева, проживающего в Городе Куйбышеве, улица Вольская, дом № 52, кв. 8, под стражей с 25 февраля 1969 года – в преступлении, предусмотренном ст.ст. 117, ч.3, 145, ч.2 УК РСФСР;

Кравцова Владимира Григорьевича, рождения 7 июня 1953 года, уроженца города Куйбышева, русского, образование 6 классов, ранее не судимого, работавшего слесарем на заводе аэродромного оборудования, проживающего в городе Куйбышеве, улица Александра Матросова, дом № 48, кв. 15, под стражей с 28 марта 1969 года – в преступлении, предусмотренном ст. 117 ч.3 УК РСФСР;

Ванькова Сергея Викторовича, рождения 19 февраля 1954 года, уроженца города Куйбышева, русского, образование 7 классов, ранее не судимого, учащегося 8 класса 80 школы города Куйбышева, проживавшего в городе Куйбышеве, улица Вольская, дом 52, кв. 2 – в преступлении, предусмотренном ст. 117 ч. 3 УК РСФСР;

Носикова Валерия Фёдоровича, рождения 30 августа 1949 года, уроженца города Куйбышева, русского, образование 8 классов, ранее не судимого, б/п, работающего слесарем на нефтестабилизационном заводе в городе Отрадном, проживающего в городе Отрадном, Куйбышевской области, улица Ленина, дом 39, кв. 26, под стражей с 14 марта 1969 года;

Кравцова Владимира Ивановича, рождения 8 августа 1953 года, уроженца города Куйбышева, русского, образование 7 классов, учащегося 8 класса 80 школы города Куйбышева, судимого 30 декабря 1968 года Куйбышевским облсудом по ст. 206 ч.2 УК РСФСР к трём годам лишения свободы, под стражей с 27 ноября 1968 года, проживающего в городе Куйбышеве, улица Вольская, 52, кв. 6 – в преступлении, предусмотренном ст. 117 ч.3 УК РСФСР;

Носикова Сергея Фёдоровича, рождения 1 января 1955 года, уроженца города Куйбышева, русского, образование 6 классов, пионера, учащегося 6 класса 80 школы, проживавшего в городе Куйбышеве, улица Вольская, дом 52, кв. 31 – в преступлении, предусмотренном ст. 117 ч.3 УК РСФСР;

Пескова Василия Ивановича, рождения 25 октября 1953 года, уроженца города Куйбышева, русского, образование 6 классов, учащегося 7 класса 80 школы города Куйбышева, ранее не судимого, проживавшего в городе Куйбышеве, улица Александра Матросова, до 74, кв. 6 – в преступлении, предусмотренном ст. 117, ч.3 УК РСФСР.

Установила:

С января 1968 года по февраль 1969 года, т.е. более года, в Советском районе города Куйбышева, между улицами Вольской и Красноярской, организованная группа подростков совершала преступления. Организаторами этой группы и преступлений были Чистяков В.В. и Кравцов Владимир Иванович. Кроме них, в группу входили 1) Татаринцев; 2) Воронков; 3) Кравцов Владимир Григорьевич; 4) Ганюшкин; 5) Головков; 6) Носков Сергей; 7) Песков; 8) Ваньков; 9) Казачков; 10) Бережной; 11) Кошелев. Однажды к этой группе примкнул 19-летний Носиков Валентин.

Вышеназванная группа совершила следующие преступления.

1) 5 января 1968 года Татаринцев, Кравцов Владимир Иванович, Слукин и 13-летний Кошелев вечером около гаражей частного сектора, которые расположена недалеко от улицы Средне-Садовой, изнасиловали 15-летнюю Монину Галину. В этот вечер Кравцов пригласил Галину погулять. Вместе с ними пошёл и Кошелев. В пути встретили Татаринцева, Слукина, а когда подошли к гаражам, Слукин и Татаринцев повалили её, раздели и стали насиловать. Насиловали Кравцов, Кошелев, Татаринцев и Слукин. После изнасилования пригрозили убийством, если она кому-нибудь заявит.

2) В начале октября 1968 года вечером Чистяков, Ганюшкин, Кравцов Владимир Иванович, Слукин и Головков на улице Александра Матросова встретили Рогову Таню, 15 лет, из хулиганских побуждений завели её в подвал дома № 48 по улице Александра Матросова, где повалили на кровать, раздели и допустили в отношении неё исключительно циничные действия [не насиловали, а только трогали за интимные места].

3) В конце октября 1968 года вечером на улице Александра Матросова Кравцов Владимир Иванович, Слукин, Татаринцев, Ганюшкин снова встретили Рогову Таню, с целью изнасилования затащили её в колодец у дома № 9 по улице Сердобской, раздели и ложились на неё с целью совершения половых актов [но у них ничего не получилось].

4) 24 ноября 1968 года вечером у теплораспределителя, находящегося между домами и улицами Красноярской и Сердобской города Куйбышева, Чистяков и Ваньков покушались на изнасилование Григорьевой Марии Павловны, 21 года, но им помешали мужчины.

5) 25 января 1969 года вечером, недалеко от общежития арматурного завода, Чистяков, Татаринцев, Слукин, Ганюшкин, Головков и Воронков напали на двух пьяных мужчин и избили их. Слукин с Татаринцевым отобрали у них два рубля.

6) 25 января 1969 года вечером, после ограбления двух неизвестных мужчин, Чистяков, Татаринцев, Воронков, Ганюшкин, Головков, Слукин, Носиков Сергей, Носиков Сергей, Казачков, Бережной собрались в теплораспределителе, расположенном между улицами Красноярской и Сердобской города Куйбышева. Чистяков предложил поймать девушку и её изнасиловать. С этой целью Чистяков сказал Носикову Сергею, Бережному, Казачкову, чтобы они залезли на трубы и смотрели в окно на улицу. Через некоторое время они крикнули, что идёт девушка. Татаринцев, Чистяков, Слукин и Ганюшкин выбежали из теплораспределителя, подбежали к Кузьминой Надежде Ивановне, 22 лет, схватили её и потащили в теплораспределитель. Кузьмина закричала, но Чистяков закрыл ей рот рукой. Кузьмину посадили на барабан из-под кабеля, раздели и изнасиловали: Чистяков, Татаринцев, Ганюшкин, Слукин и Головков. В момент изнасилования Воронков держал голову потерпевшей. После Воронков и Слукин взяли лежащую сумку Кузьминой и вынули из неё два рубля, 800 граммов конфет «Ивушка» и две авторучки.

7) 28 января 1969 года вечером в теплораспределителе собрались Чистяков, Ганюшкин, Воронков, Головков, Слукин, Татаринцев, Носиков Сергей, Казачков, Ваньков. Они договорились поймать девушку и затащить её в теплораспределитель. Носиков Сергей, Песков и Воронков залезли на трубы и стали смотреть в окно. Когда увидели девушку, сообщили ребятам. Чистяков, Татаринцев, Слукин, Ганюшкин выбежали из помещения, поймали неизвестную девушку, затащили в теплораспределитель, посадили на барабан у костра из хулиганских побуждений раздели догола и в отношении неё допустили исключительно циничные действия [не насиловали, а только трогали за интимные места].

8) 4 февраля 1969 года вечером Чистяков и Татаринцев около теплораспределителя поймали Шумову Марию Васильевну, 20 лет. Чистяков наставил на неё макет револьвера и вместе с Татаринцевым затащил в теплораспределитель, где её посадили на барабан из-под кабеля, раздели и покушались на изнасилование [но у них ничего не получилось]. Участвовали Чистяков, Носиков Валентин, Кравцов В.Г. и Носиков Сергей. Воронков держал потерпевшую.

9) В конце января 1969 года вечером на улице Сердобской города Куйбышева Чистяков, Татаринцев, Воронков и Ганюшкин напали на Горбачёва и Ментова, избили их, отобрали у Горбачёва три рубля.

10) 30 января 1969 года вечером на улице XXII партсъезда Чистяков, Татаринцев, Ганюшкин, Слукин и Воронков встретили Шакирова, завели его в подъезд дома, обыскали, взяли 8 рублей, два кольца, чёрные кожаные перчатки, мундштук.

11) 3 февраля 1969 года Чистяков, Татаринцев и Ганюшкин на улице XXII партсъезда напали на неизвестного, избили и отобрали у него меховую шапку.

12) В декабре 1968 года Слукин в разные дни из гардероба школы № 154 похитил три меховые шапки, принадлежащие ученикам данной школы Блытушкину, Королёву и Батракову.

Работниками милиции по заявлению потерпевших в помещении теплораспределителя 9 февраля 1969 года были арестованы Чистяков, Татаринцев и Воронков, на следующий день у себя дома – Слукин, а остальные участники группы – в конце февраля и в марте 1969 года, причём Ванькову, Кравцову В.И., Носикову В.Ф и Пескову мерой пресечения была определена подписка о невыезде.

В предъявленном обвинении виновными себя признали Чистяков, Татаринцев и Воронков, частично виновными себя признали Головков, Ганюшкин, Слукин, Кравцов Владимир Григорьевич, Ваньков, Носиков Валентин Фёдорович, Кравцов Владимир Иванович, Носиков Сергей Фёдорович, Песков.

Судебная коллегия находит, что вина подсудимых подтверждается собранными по делу доказательствами.

[…]

Исходя из вышеизложенного и руководствуясь ст.ст. 301, 303 УПК РСФСР, судебная коллегия приговорила:

Чистякова Виктора Викторовича признать виновным по ст.ст. 15-117 ч.3, 117 ч.3, 145 ч.2, 206 ч.2 УК РСФСР и подвергнуть лишению свободы в трудовой колонии для несовершеннолетних усиленного режима сроком на 10 лет;

Татаринцева Александра Ивановича признать виновным по ст.ст. 15-117 ч.3, 117 ч.3, 145 ч.2, 206 ч.2 УК РСФСР и подвергнуть лишению свободы в трудовой колонии для несовершеннолетних усиленного режима сроком на 10 лет;

Воронкова Александра Васильевича признать виновным по ст.ст. 15-117 ч.3, 117 ч.3, 144 ч.2, 145 ч.2, 206 ч.2 УК РСФСР и подвергнуть лишению свободы в трудовой колонии для несовершеннолетних усиленного режима сроком на 8 лет;

Слукина Геннадия Владимировича признать виновным по ст.ст. 15-117 ч.3, 117 ч.3, 144 ч.2, 145 ч.2, 206 ч.2 УК РСФСР и подвергнуть лишению свободы в трудовой колонии для несовершеннолетних усиленного режима сроком на 8 лет;

Головкова Сергея Васильевича признать виновным по ст.ст. 117 ч.3, 145 ч.2, 206 ч.2 УК РСФСР и подвергнуть лишению свободы в трудовой колонии для несовершеннолетних усиленного режима сроком на 6 лет;

Ганюшкина Михаила Ивановича признать виновным по ст.ст. 117 ч.3, 145 ч.2, 206 ч.2 УК РСФСР и подвергнуть лишению свободы в трудовой колонии для несовершеннолетних усиленного режима сроком на 6 лет;

Кравцова Владимира Григорьевича признать виновным по ст. 15-117 ч.3 УК РСФСР и подвергнуть лишению свободы в трудовой колонии для несовершеннолетних усиленного режима сроком на 3 года;

Ванькова Сергея Никифоровича признать виновным по ст. 206 ч.2 УК РСФСР и подвергнуть лишению свободы в трудовой колонии для несовершеннолетних усиленного режима сроком на два года;

Носикова Валентина Фёдоровича признать виновным по ст. 15-117 ч.3 УК РСФСР и подвергнуть лишению свободы в исправительно-трудовой колонии усиленного режима сроком на 5 лет;

Кравцова Владимира Ивановича признать виновным по ст.ст. 15-117 ч.3, 117 ч.3 УК РСФСР и подвергнуть лишению свободы в трудовой колонии для несовершеннолетних усиленного режима сроком на 6 лет;

Носикова Сергея Фёдоровича признать виновным по ст. 15-117 ч.3 УК РСФСР и подвергнуть лишению свободы в трудовой колонии для несовершеннолетних усиленного режима сроком на 8 лет условно, с испытательным сроком на пять лет;

Пескова Виктора Ивановича признать виновным по ст. 206 ч.2 УК РСФСР и подвергнуть лишению свободы в трудовой колонии для несовершеннолетних усиленного режима сроком на 3 года.

Вещественные доказательства по делу – макет револьвера и доску уничтожить.

Приговор может быть опротестован прокурором, обжалован адвокатами, осуждённым Носиковым Сергеем, потерпевшими, законными представителями несовершеннолетних подсудимых и потерпевших в течение 7 суток со дня оглашения приговора, а осуждёнными в течение 7 суток со дня вручения им копии приговора, в Верховный суд РСФСР через Куйбышевский областной суд.

Председательствующий Дунаев.

Народные заседатели Курганов и Деева.

Верно: Председательствующий Дунаев (подпись).

Секретарь Чистякова (подпись).

(Фамилии потерпевших изменены).

 

***

Дело № 2-142-1970 год

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

15-16 сентября 1970 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Лавриченко В.П., народных заседателей Зубцова Г.К. и Глушкова Г.А., при секретаре Чистяковой О.A., с участием прокурора Баженова Н.А., общественного обвинителя Бычкова Я.Я., адвоката Барабанера П.В., в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве рассмотрела уголовное дело по обвинению:

Серебрякова Бориса Ефимовича, 18 августа 1941 года рождения, уроженца гор. Малгобек, Чечено-Ингушской АССР, русского, имеющего образование 8 классов, беспартийного, холостого, не судимого, работавшего бронировщиком на Куйбышевском заводе кабелей связи, в цехе № 2, проживавшего в гор. Куйбышеве, улица Сорокина, дом № 3, комната № 15 - в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 102 п.п. «г», «е», «з», «и», 15-102, п.п. «а», «з», «и», 15-117 ч.2, п. 144, ч.2, 195 ч.3, 149 ч.2, 191-2 УК РСФСР.

Исследовав в судебном заседании материалы предварительно следствия, судебная коллегия нашла доказанной вину подсудимого Серебрякова в совершении следующих преступлений.

1. 4 сентября 1967 года вечером Серебряков, проходя по проспекту имени Кирова в городе Куйбышеве, заметил в диспетчерской 8-ой узловой станции трамвайной службы дежурную Харитонову Екатерину Ивановну. С целью изнасилования её он в третьем часу ночи, выставив стекло, проник в первую комнату диспетчерской, разделся, и в одних плавках с ножом в руках вошёл в комнату, где находилась Харитонова. Преодолевая сопротивление, Серебряков, пытаясь убить Харитонову, нанес ей ножом удары в голову и плечо, причинив легкие телесные повреждения с кратковременным расстройством здоровья. Поскольку Харитонова кричала, звала на помощь, Серебряков вынужден был оставить её, вылезть черев окно на улицу и убежать.

2. 18 сентября 1968 года, находясь с группой рабочих машиностроительного завода на уборке картофеля в совхозе «Красноярский», Серебряков в 11 часу ночи в поле совхоза умышленно поджёг три стога соломы яровой пшеницы. Пожаром было уничтожено 7 тонн соломы, чем совхозу причинён материальный ущерб на 98 рублей.

3. 10 марта 1969 года Серебрякова с целью изнасилования, вставив стекло в окне дома № 20 по Узловому тупику, проник в квартиру Дрожжиной Алевтина Александровны во втором часу ночи, подошёл к её кровати, но она проснулась и закричала. Поднялась её мать. Испугавшись, Серебряков вынужден был убежать.

4. Весной 1969 года в третьем часу ночи Серебряков выставил стекло в окне дома № 17 по проспекту имени Кирова, взял на улице два кирпича, и с целью изнасилования намеревался через окно проникнуть в дом, где спала Емельяненко Зинаида Александровна. Услышав шорох, Емельяненко проснулась, увидела Серебрякова и стала звать на помощь. Поднятый ею крик не дал возможности Серебрякову довести свой умысел до конца. Кирпичами он выбил стекло и раму окна и скрылся.

5. 24 апреля 1969 года, ночью, Серебряков, взяв кирпич, через окно проник в дом № 20 по улице Дальней, где спада Сюльдина Людмила Петровна, и, намереваясь совершить убийство, сопряженное с изнасилованием, нанёс ей кирпичом несколько ударов по голове, причинив лёгкие телесные повреждения без расстройства здоровья. Проснувшись, Сюльдина прикрыла голову руками и закричала. За дверью Серебряков услышал шорох. Опасаясь быть задержанным, он убежал из дома.

6. В ночь на 28 апреля 1969 года Серебряков ходил возле бараков в посёлке Зубчаниновка и заглядывал в окна. Увидев в квартире № 2 барака 810 по улице Электрифицированной спящую на кровати Зоткину Марию Гавриловну, он решил изнасиловать её. С этой целью выставил стекла в рамах окна, взял два кирпича, разделся, и с кирпичами в руках вошёл в комнату. На полу спали муж Марии - Степан Иванович Зоткин, и их пятилетний сын Леонид. Считая, что Зоткин Степан помешает совершить изнасилование, Серебряков с особой жестокостью убил его, нанеся ему по голове не менее 11 ударов кирпичом. Зоткин Леонид, проснувшись, закричал. Проснулась и Зоткина Мария. Тогда Серебряков не менее 8 ударами кирпичом убил Зоткина Леню, а затем совершил убийство Зоткиной Марии Гавриловны, сопряжённое с изнасилованием.

Совершив убийство семьи Зоткиных, Серебряков взял часы «Лира», а из кармана пальто, висевшего в шифоньере - 135 рублей. Уходя ив квартиры, он на полу поджёг одежду Зоткиных. Пожаром повреждены стены и пол квартиры барака, принадлежащего ЖКО завода «Прогресс», в котором проживают 24 семьи. Огнём уничтожены личные вещи Зоткиных на общую сумму 872 рубля.

7. 18 июля 1969 года во втором часу ночи Серебряков проник через дверь с металлическим ломиком в дом № 59 по улице Волгодонской, где проживают супруги Смирновы, и с целью совершения убийства, сопряжённого е изнасилованием Смирновой Анны Ивановны и убийства её мужа, нанёс Смирновой и её мужу удары ломиком по голове, причинив Смирновой менее тяжкие телесные повреждения, а её мужу - лёгкие телесные повреждения без расстройства здоровья. Смирнов вскочил с кровати и бросился на Серебрякова, стараясь его задержать. Серебряков вынужден был убежать.

8. В эту же ночь Серебряков, вооружившись кирпичом и ножом, через форточку проник в квартиру первого этажа дома № 108 на улице Санфировой, где спали супруги Акимовы, и с целью совершения убийства, сопряжённого с изнасилованием, нанёс Акимовым удары кирпичом по голове, причинив Акимовой лёгкие телесные повреждения с кратковременным расстройством здоровья, Акимову - лёгкие телесные повреждения без расстройства здоровья. Акимов Эдуард Иванович поднялся, схватил Серебрякова, пытаясь его задержать. Серебряков вырвался, уронил нож и через форточку вылез на улицу. Акимов задержать его не сумел, но укусил его за ягодицу.

9. В ночь на 14 июля 1969 года Серебряков разбил стекло в окне кухни дома № 44 по улице Волгодонской, и с целью изнасилования пытался проникнуть к Матвейчевой Елене Александровне. Матвейчева услышала звон разбитого стекла, поднялась с кровати и включила свет. Поэтому Серебряков вынужден был уйти.

10. В конце августа 1969 года, ночью, Серебряков через окно проник в дом № 4 по улице Софьи Перовской к Зеленовым и совершил кражу женского плаща «болонья» стоимостью 40 рублей. Плащ продал, а деньги пропил.

11. 10 октября 1969 года, ночью, Серебряков через дверь проник в сени доме № 197 по улице Чекистов, где разделся, и с целью изнасилования спавшей в доме Рожковой Елизаветы Александровны вошёл в дом. От света его фонарика. Рожкова проснулась, и Серебряков вынужден был уйти из дома. Через несколько минут Серебряков пытался вторично пройти в дом, тогда Рожкова стала кричать, звать на пометь, и Серебряков убежал, взяв из сеней арбуз.

12. 28 февраля 1970 года Серебряков через окно проник в дом № 39 по улице Наносной, где проживает Кузнецова, и совершил кражу сумочки с облигациями Государственного займа развития народного хозяйств® СССР выпуска 1951 года и выпуска 1954 г., всего на сумму 400 рублей (в старом масштабе цен), пропуском, паспортом, свидетельством о рождении и расторжении брака. Здесь же взял и две авторучки. Сумочку с документами выбросил, а паспорт, облигации, пропуск и авторучки взял себе.

13. 26 марта 1970 года в первом часу ночи на террасе дома № 60 по улице Урожайной Серебряков выставил в окне стекло, и с ножом в руке проник в дом. С целью изнасиловать спавшую там Харитонову Нину Александровну вошёл в комнату. В этот момент Харитонова проснулась и разбудила Ананьева и его сестру. Опасаясь задержания, Серебряков ушёл из дома, оставив на террасе свой нож.

14. 28 марта 1970 года, ночью, Серебряков ломом сорвал замок с двери дома № 20 по Оврагу Подпольщиков, проник в дом Бородиной Марии Константиновны, и совершил кражу 15 рублей, 44 куриных яиц, флакона одеколона, облигаций пятого Государственного займа восстановления и развития народного хозяйства СССР выпуска 1950 года на 160 рублей (в старом масштабе цен).

15. В конце марта 1970 года, ночью, Серебряков выставил стекло в окне дома № 60 по Ботаническому переулку, и с целью изнасилования проживающей тем Танаевой Валентины Николаевны проник в сени. Пытался открыть дверь в комнату Танаевой, но не смог. Уходя из кухни, совершил кражу двух банок сгущенного молока и трёх банок мясной тушенки.

16. 7 апреля 1970 года, ночью, Серебряков через окно проник в дом № 35 по улице Кольцовой, где проживает Краснопеева Варвара Васильевна, откуда совершил кражу дамского плаща «болонья» стоимостью 50 рублей. Плащ сдал в ломбард, а полученные за него 15 рублей пропил.

17. 11 апреля 1970 года, в первом часу ночи, Серебряков подошёл к дому № 47 по ул. Каменной, в сарае взял топор, отжал им входную дверь, и с целью изнасилования Дубининой Натальи Алексеевны вошел в дом. Вскоре домой возвратился сын Дубининой – Виталий. Поэтому Серебряков вышел в сени, увидел Виталия и убежал. В комнате Дубининых на стуле он оставил свой электрофонарик.

18. В эту же ночь, в третьем часу, Серебряков вошел во двор дома № 52 по ул. Азовской, где проживали супруги Рузовы, выставил стекло в окне, и, вооружившись металлической трубой, проник в дом. Намереваясь изнасиловать Рузову Анисью, он подошел к кровати. Муж Рузовой проснулся и бросился на Серебрякова. Убегая из дома Рузовых, Серебряков совершил кражу женской куртки «болонья», мужских брюк, шаровар и наручных часов марки «Победа».

19. 27 апреля 1970 года, в первом часу ночи, Серебряков приехал на велосипеде на улицу Азовскую. Во дворе дома № 46 выдавил стекло в окне, намереваясь проникнуть в дом я изнасиловать спавшую там Синельникову Марию Ивановну. Синельникова проснулась, подошла к окну, разбудила мать и отца. Они зажгли в комнате свет, и Серебряков вынужден был уйти.

20. В эту же ночь он приехал к дому № 35 по улице Вишнёвой. Открыл окно террасы и проник в дом с целью изнасилования спавшей там Макришиной Любови Ильиничны. Макришина проснулась, позвала мужа, и Серебряков вынужден был убежать.

21. 28 апреля 1970 года в третьем часу ночи Серебряков через окно проник в дом № 4 по улице Софьи Перовской с целью изнасилования Зелёновой Лиды, но увидев на кухне отца Зелёновой, из дома ушёл. Затем он через открытую форточку бросил в спящую Зелёнову камешек и убежал.

22. 30 апреля 1970 года Серебряков приехал на велосипеде на ул. Аэрофлотскую к дому № 167. В доме он увидел Куцевалову Екатерину Фёдоровну и её дочь Ольгу. Серебряков решил проникнуть в дом и совершить убийство, сопряжённое с изнасилованием. Во втором часу ночи при помощи взятой им из сумки велосипеда отвёртки и из сарая Куцеваловых – топора, Серебряков отжал дверь и проник в дом. При этом у двери он потерял отвёртку. С топором в руках вошёл в комнату, где спала Куцевалова Екатерина. Обухом топора ударил её по голове, причинив тяжкие телесные повреждения. Тем же топором нанёс несколько ударов Ольге, спавшей в другой комнате, причинив ей также тяжкие телесные повреждения. Затем он вернулся к Куцеваловой Екатерине, пытался совершить половой акт, но Ольга очнулась, зажгла свет, и, увидев Серебрякова, сильно закричала. Испугавшись крика, Серебряков вышел на улицу, но вскоре снова вошёл в дом. Ольга заметила его и вновь закричала. Серебряков услышал скрип дверей соседнего дома и убежал, взяв миску с 17 куриными яйцами, из которых пять выпил, а остальные в миске оставил у калитки.

23. 30 апреля 1970 года, ночью, Серебряков проник в сарай, расположенный во дворе дома № 10 по ул. Арзамасской, где была стружка, похожая на солому, и поджёг сарай, причинив гр. Новикову ущерб на 269 рублей.

24. В ночь на 9 мая 1970 года Серебряков на велосипеде приехал к дому № 40 по ул. Чекистов, где проживали 70-летняя Салова Прасковья Афанасьевна, и её квартирантка, 30-летняя Васильева Нина Фёдоровна. Намереваясь совершить убийство Саловой и Васильевой, сопряжённое с изнасилованием, Серебряков в третьем часу ночи через окно в кухне проник в дом с топором, взятым им из сарая Саловой. Салова проснулась и поднялась с кровати. Серебряков нанес ей несколько уделов топором по голове и убил её. Затем зашёл в комнату к Васильевой и несколькими ударами топором по голове убил её. После этого вернулся к Саловой и пытался её изнасиловать, но у него произошло извержение спермы. Затем он подошёл к кровати Васильевой, снял с неё плавки и некоторое время рассматривал её обнажённую. В комнате Саловой искал деньги и ценности, но их не оказалось. Под трупом Саловой поджёг одеяло и её вещи, а в комнате Васильевой не полу разжёг костёр из книг и вещей. Вылез через кухонное окно на улицу и уехал на велосипеде.

25. 4 июня 1970 года, в 24 часа, Серебряков отвёрткой пытался оторвать штапики и выставить стекло в окне дома № 30 по Больничному оврагу, чтобы проникнуть в дом и изнасиловать Выходцеву Антонину Васильевну, но последняя, услышав шорох, подошла к окну и увидела Серебрякова. Серебряков также заметил ее, поэтому вынужден был уйти.

26. В эту же ночь, в первом часу, Серебряков пытался через окно проникнуть в дом № 18 по Больничному оврагу с целью изнасилования Манаенковой Клавдии Васильевны, но Манаенкова проснулась, заметила Серебрякова, разбудила муха. Увидев их, Серебряков вынужден был уйти.

27. В ночь на 5 июня 1970 года Серебряков на велосипеде приехал на улицу Подгорную, в третьем часу проник в дом № 26, где проживала Маломанова Анисья Андрияновна, и, воспользовавшись её отсутствием, совершил кражу кошелька, в котором было 5 руб. 50 коп., из сундука забрал 119 руб. и две облигация 3-го Государственного займа восстановления и развития народного хозяйства СССР выпуска 1948 года на общую сумму 100 рублей (в старом масштабе цен). На террасе у Маломановой Анисьи взял топор и подошёл к окну второй половины дома, где проживал Маломанов Александр с семьей. С топором в руках проник в комнату с целью изнасилования Маломановой Любови Алексеевны. Желая устранить все препятствия, с особой жестокостью он убил её мужа Маломанова Александра Николаевича - нанёс ему топором не менее 10 ударов. Затем топором убил их детей - десятилетнего Серёжу и пятилетнюю Таню. После этого стащил с кровати на пол Маломанову Любовь, изнасиловал и убил её несколькими ударами топора по голове. Совершив убийство, Серебряков стал искать деньги и ценные вещи. В кармане брюк Маломанова Александра нашёл и забрал с собой зажигалку «Огонёк». После этого взял на террасе примус, вылил из него на пол керосин и поджёг. В результате сгорел дом и личные вещи Маломановых, чем причинён ущерб на 9921 рубль. Утром 5 июня 1970 года Серебряков похищенную зажигалку подарил Кондакову, а Кондаков передал её Попову.

28. 8 июня 1970 года, в первом часу ночи, Серебряков выставил стекло в окне дома № 85 по улице Ангарской, в сарае взял карданный вал, и с целью изнасилования Крыниной Алисы Анатольевны пытался проникнуть в дом, но его заметили супруги Крынины. Крынин замахнулся на Серебрякова топором, и он убежал.

29. В эту же ночь, примерно в 3 часа, Серебряков через форточку пытался проникнуть в дом № 28 по улице Макаренко с целью изнасилования Лопатиной Анны Дмитриевны, но его заметили, и он убежал от дома.

30. В эту же ночь Серебряков проник в дом № 3 по улице Камчатской, где проживают Яшниковы, и совершил кражу мужского плаща «болонья», рубашки с запонками, брюк, 2-х авторучек, наручных часов марки «Победа», электробритвы «Харьков», брошюры «Гигиена женщины».

31. В эту же ночь Серебряков проник в дом № 5 по Зубчаниновскому шоссе, где проживает Фадеева Прасковья Сергеевна, искал деньги, но не нашёл, и совершил кражу 4-х куриных яиц,

32. В эту же ночь, около 4 часов утра, на Аэропортовском шоссе дружинник Гайфуллин пытался задержать Серебрякова, но он, бросив велосипед, плащ, пытался убежать. Скрываясь от преследовавших его дружинников, Серебряков забежал во двор дома № 224 по улице Электрифицированной и спрятался в помещении душа. Его обнаружили дружинник Качанов Виктор Сергеевич и владелец дома Трофимов. Серебряков ударил Качанова кулаком по лицу и побежал, но Качанов догнал его. Тогда Серебряков, посягая на его жизнь, ударил Качанова кирпичом по голове. Вскоре Серебряков был задержан.

Подсудимый Серебряков в судебном заседании признал себя виновным по всем эпизодам предъявленного ему обвинения и показал, что 4.09-1967 года он действительно с целью изнасилования проник в диспетчерскую, но Харитонову Е.И. изнасиловать не смог, так как она стала кричать. Чтобы иметь возможность убежать, он ударил её ножом. К гр. Сюльдиной он проник с целью её изнасилования. Нанес ей удары кирпичом по голове с тем, чтобы она оказалась неподвижной. Изнасиловать он не смог, так как услышал шум в соседней комнате и бежал. Причем, когда убегал, то не знал, убил ли он Сюльдину, или она осталась жива. В квартиру Зоткиных проник с двумя кирпичами, с тем, чтобы совершить убийства и изнасиловать Зоткину. Для достижения своей цели он несколькими ударами кирпичом убил мужа и ребёнка Зоткиной, а затем убил и Зоткину, после чего совершил с ней половой акт.

Убил Зоткину для того, чтобы она была неподвижной. После убийства он совершил кражу часов и денег. С какой целью поджёг одежду Зоткиных, объяснить не смог. В дома гр. Смирновых и Акимовых проникал с целью изнасилования Смирновой, Акимовой и убийства их мужей. С этой целью нанес удары супругам Смирновым по голове ломиком, а супругам Акимовым - кирпичом. Свой умысел не довёл до конца, так как Смирнов и Акимов поднялись с кровати и бросились на него. К Куцеваловой и её дочери проник с целью изнасилования и убийства. Нанёс им несколько ударов топором по голове. Услышав шум в соседнем доме, убежал. Осталась ли Куцевалова жива, не знал. С целью изнасилования проник в дом к Саловой и Васильевой, а чтобы они были неподвижными, убил их. С какой целью развёл костёр в комнатах Саловой и Васильевой, не знает. В первой половине дома Маломановых совершил кражу денег и облигаций, а во вторую половину дома проник е целью изнасилования и убийства Маломановой. Мужа и детей Маломановой убил, по-видимому, для того, чтобы они не мешали. Затем убил Маломанову и изнасиловал её. Для чего поджёг дом, пояснить не смог.

В дома Дрожжиной, Емельяненко, Матвейчевой, Рожковой, Харитоновой Я.А., Танаевой, Дубининой, Рузовой, Синельниковой, Макришиной, Зелёновой, Выходцевой, Манаенковой, Крыниной, Лопатиной проникал с целью их изнасилования, но намерение своё осуществить не смог, так как его замечали и он, боясь быть задержанным, уходил. При этом он действительно похитил у Танаевой 2 банки сгущенного молока и 3 банки мясной тушенки, у Рузовой - женскую «болонью», мужские брюки, шаровары, часы марки «Победа».

Подсудимый Серебряков показал также в судебном заседании, что он действительно совершил еще ряд краж: у Зелёновой похитил женский плащ «болонья», у Кузнецовой - сумочку с документами и облигациями, похитил также 2 авторучки; у Бородиной – 15 рублей, куриные яйца, флакон одеколона, облигации; у Краснопеевой - дамский плащ «болонья», у Яшниковой - мужской плащ «болонья», рубашку с запонками, брюки, авторучки, часы марки «Победа», электробритву «Харьков», брошюру «Гигиена женщины", у Фадеевой - 4 куриных яйца.

В сентябре 1968 года он действительно в совхозе «Красноярский» на почве пьянства поджег три стога соломы. Будучи в нетрезвом состоянии 30.04-1970 г. в сарае Новикова бросил зажжённую спичку, и загорелась солома. При задержании 8.06-1970 года он действительно ударил Качанова кулаком по лицу, а затем кирпичом по голове. При этом не знал, что Качанов дружинник.

Вина подсудимого Серебрякова в совершении указанных выше преступлений, кроме его показаний, доказана и другими собранными по делу доказательствами.

1. Показаниями потерпевшей Харитоновой Е.И. установлено, что ночью 5.09-1967 г. она находилась на дежурстве в помещении диспетчерской и прилегла отдохнуть. Вскоре она увидела, как в помещение вошёл мужчина, был он раздетый, в одних плавках зеленого цвета, в руках у него что-то блестело. Увидев мужчину, она вскочила и закричала. Тогда мужчина нанёс ей удары по голове и в плечо и убежал. Подсудимый Серебряков пояснил, что он действительно проник к Харитоновой раздетым, в одних плавках зеленого цвета. Впоследствии у Серебрякова были изъяты плавки зеленого цвета. Подсудимый Серебряков также пояснил в судебном заседании, что, когда он проник в диспетчерскую, Харитонова лежала в правом углу головой к окну.

Потерпевшая Харитонова подтвердила это обстоятельство. Согласно заключения судебно-медицинского эксперта повреждения, полученные Харитоновой, причинены остро-режущим предметом, чем может быть нож, к относятся к разряду легких, причинивших кратковременное расстройство здоровья.

2. Свидетели Гаевой и Сивирцев подтвердили в судебном заседании свои показания о том, что они лично видели, как ночью 13.09-1968 года в поле совхоза «Красноярский» подсудимый Серебряков поджёг три стога соломы. Они приняли меры к его задержанию и вскоре Серебряков был задержан.

3. Показаниями потерпевшей Дрожжиной А.А. установлено, что, когда ночью 10 марта 1969 года она проснулась, то увидела обнаженного мужчину в своей комнате. Сильно закричала, но мужчина не уходил. Только заметив мать, которая поднялась с постели, он вылез через окно. Мать Дрожжиной - свидетель Ракитская, это обстоятельство подтвердила. Потерпевшая Дрожжина также показала, что после ухода мужчины, на полу комнаты она обнаружила сперму.

Подсудимый Серебряков пояснил в судебном заседании, что проник он в комнату Дрожжиной черев окно, выставив стекло. По заключению дактилоскопической экспертизы, на стекле, которое было выставлено из окна дома Дрожжиной, обнаружен след большого пальца левой руки Серебрякова.

4. Из показаний потерпевшей Емельяненко З.А. видно, что ночью весной 1969 года она проснулась от скрежета по стеклу, встала, и у окна увидела мужчину. Закричала, обругала его, тогда он бросил в окно кирпичи и убежал.

Свидетель Кондрашов, живущий рядом с Емельяненко, пояснил в судебном заседании, что весной 1969 года ночью он проснулся от крика, выбежал на улицу и увидел Емельяненко, которая рассказала ему, что к ней в дом лез какой-то мужчина через окно. Подсудимый Серебряков показал, что это он с целью изнасилования пытался проникнуть в дом к Емельяненко. Но когда Емельяненко его заметила и обругала, он кирпичами разбил стекло и скрылся.

5. Потерпевшая Сюльдина Д.Е. пояснила в судебном заседании, что ночью 24.06-1969 г. через окно в ней в дом проник мужчина, который нанёс ей удары по голове и она потеряла сознание. Когда пришла в себя, увидела, что мужчина вылезал в окно. На полу обнаружила крошки от кирпича. Согласно заключения судебно-медицинского эксперта, Сюльдиной были причинены ушибленная рана левой теменной области и ушиб мягких тканей тыльной поверхности левой кисти. Указанные повреждения причинены тупым предметом и относят с к легким телесным повреждениям без расстройства здоровья.

Подсудимый Серебряков показал, что, когда он с целью изнасилования проник к Сюльдиной и нанес ей несколько ударов кирпичом по голове, она лежала на кровати слева, в комнате был стол, на подоконнике стояли цветы. Описанную Серебряковым обстановку в комнате подтвердила потерпевшая Сюльдина.

6. По поводу убийства семьи Зоткиных в ночь на 28.04-1069 г. подсудимый Серебряков показал, что с улицы он увидел Зоткину, лежавшую в комнате на кровати ногами к окну. На ней были бюстгалтер и плавки. Задумав изнасиловать её и совершить убийство, он специально взял два кирпича и проник в комнату. Зоткина лежала справа на кровати, муж её на полу, а рядом с ним лежал ребёнок. Несколькими уделами кирпичом он убил мужа и сына, Зоткиной, затем сорвал с Зоткиной бюстгалтер и плавки, изнасиловал её и убил. В шифоньере из кармана пальто взял 188 рублей, забрал часы и скрылся, а перед этим у дивана-кровати поджёг одежду Зоткиных.

Свидетель Горохов, первый пришедший в комнату к Зоткиным после их убийства, показал, что Зоткина Мария лежала на кровати ногами к окну. Одежды на ней не было. Зоткин Степан и их сын Леонид лежали на полу. Свидетель Горохова пояснила, что вечером 27.04-1969 г., перед убийством Зоткиной, последняя примеряла новое платье, и она обратила внимание, что Зоткина была без сорочки, только в плавках и бюстгалтере.

Свидетель Малышева подтвердила показания Серебрякова в части описания им обстановки в квартире Зоткиных и показала, что деньги Зоткины действительно хранили в шифоньере в кармане одного из пальто, а похищенные у Зоткиной часы находились на столе, или висели на гвоздике на окне.

По заключению судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств, в содержимом влагалища трупа Зоткиной обнаружена сперма. Дли установления её группы выявлен агглютиноген «А», не свойственный как группе выделений самой Зоткиной, так и группе спермы её мужа. Серебряков является выделителем этого агглютиногена. Следовательно, сперма мужчины с теми же групповыми свойствами. Указанное заключение экспертизы подтверждает показания подсудимого Серебрякова о том, что он действительно изнасиловал Зоткину. Показания подсудимого Серебрякова о том, что он убил Зоткиных кирпичами, подтверждены заключением физико-технической экспертизы. Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы, смерть Зоткина Степана последовала от множественных переломов костей черепа, сопровождавшихся кровоизлияниями в вещество головного мозга. Ему было нанесено не менее 11 ударов.

Смерть мальчика Зоткина последовала от перелома костей свода черепа с кровоизлиянием в кору головного мозга. Ему было нанесено не менее 8 ударов. В одной из ран обнаружена частица кирпича. Смерть Зоткиной последовала от перелома костей черепа, сопровождавшегося кровоизлияниями в вещество головного мозга. Ей было нанесено не менее 7 ударов.

Показания подсудимого Серебрякова о том, что он поджёг одежду Зоткиных у дивана кровати, подтверждается заключением пожарно-технической экспертизы, согласно которой причиной пожара в квартире Зоткиных является зароненный посторонним лицом огонь, а источник огня находился у дивана-кровати. Показаниями свидетелей Коротковой, Которовой, Солонович установлено, что незадолго до убийства, а именно 25 и 26.06-1969 г. Зоткина получила зарплату и отпускные, всего в сумме 165 рублей, и муж ее получил 55 рублей. При осмотре места происшествия в комнате Зоткиных в шифоньере обнаружено только 30 рублей. Остальные деньги были похищены. Это обстоятельстве подтверждает показание Серебрякова о краже им денег из шифоньера Зоткиных.

7. Показаниями потерпевшего Смирнова П.С. установлено, что в ночь на 14.07-1969 года он проснулся от удара по голове и заметил, что к двери метнулся мужчина. Он погнался за ним, но задержать не смог. Потерпевшая Смирнова А.И. пояснила, что в ночь на 14.07-1969 года, когда она спала, кто-то ударил её по голове. По заключению судебно-медицинской экспертизы, Смирновой причинены менее тяжкие телесные повреждения, а Смирнову - лёгкие телесные повреждения без расстройства здоровья. Подсудимый Серебряков признал, что именно он с целью изнасилования Смирновой и убийства её и мужа нанес им удары ломиком по голове, при этом рассказал об обстановке в квартире Смирновых, которая, по показаниям потерпевшего Смирнова, соответствует действительности.

8. Из показаний потерпевшего Акимова Э.И. видно, что ночью да 14.07-1969 г. он увиден возле спавшей жены голого мужчину. Встал, пытался задержать его, но неизвестный ударил его фонариком и вылез на улицу черев форточку. При этом он, Акимов, укусил неизвестного за ягодицу. В судебном заседании потерпевший Акимов показал, что он твердо опознаёт подсудимого Серебрякова за неизвестного, проникшего к ним в дом.

Потерпевшая Акимова Г.Д. пояснила, что ночью на 14.07-1969 г. её чем-то твердым ударили по голове. По заключению судебно-медицинской экспертизы, Акимову были причинены лёгкие телесные повреждения без расстройства здоровья, а Акимовой -лёгкие телесные повреждения с кратковременным расстройством здоровья.

При судебно-медицинском освидетельствовании Серебрякова на его ягодице Обнаружен шрам, который мог образоваться от укуса зубами человека. $то обстоятельство подтверждает достоверность показаний и потерпевшего Акимова, и подсудимого Серебрякова о том, что преступление в доме Акимовых совершил именно Серебряков.

9. Показания подсудимого Серебрякова о том, что он в ночь на 14.07-1969 г. выставил стекло в окне кухни дома Матвейчевой и пытался проникнуть в дом с целью изнасилования Матвейчевой, подтверждаются показаниями потерпевшего Матвейчева М.П., которому утром 14.07-1969 года жена рассказала, что ночью она видела в окне мужское лицо и испугалась. Стекло в кухне оказалось разбитым.

10. Показания подсудимого Серебрякова о краже женского плаща ив квартиры Зелёновых в конце августе 1969 года подтверждены показаниями потерпевшей Зелёновой Н.А., из которых видно, что действительно в конце августа 1969 года к ним в дом проник преступник и похитил женский плащ «болонья».

11. Потерпевшая Рожкова Е.А. показала в судебном заседании, что ночью 10.10-1969 г. она проснулась и увидела возле кровати голого мужчину, который осветил её фонариком. Она закричала, и он ушёл. После его ухода в сенях не оказалось арбуза. Подсудимый Серебряков по поводу проникновения в дом Рожковой пояснил, что он, увидев проснувшуюся женщину, ушел, захватив с собой из сеней дома арбуз.

12. Вина подсудимого Серебрякова в краже из квартиры гр. Кузнецовой доказана показаниями потерпевшей Кузнецовой Н.П. о краже у неё 28.02-1970 года сумочки с документами, облигациями, авторучек, и фактом изъятия у Серебрякова похищенных облигаций, на которых написана фамилия Кузнецовой.

13. Показаниями потерпевшей Харитоновой Н.А. установлено, что, проснувшись ночью 26.03-1970 г., она увидела в доме голого мужчину и разбудила лежащего рядом Ананьева и его сестру. После этого мужчина из дома убежал. Стекло в окне оказалось выставленным, на террасе они нашли самодельный нож. Это обстоятельство подтвердили свидетели Ананьев и Ананьева. Обнаруженный нож впоследствии опознал Кондаков, который жил в одном общежитии с Серебряковым и у которого нож брал Серебряков. Об этом свидетель Кондаков подтвердил в судебном заседании. Подсудимый Серебряков среди других ножей также опознал оставленный им у Ананьевых нож.

14. Показания подсудимого Серебрякова о краже 28.03-1970 г. из дома Бородиной облигаций, 15 руб. денег, куриных яиц и флакона одеколона подтверждаются не только показаниями потерпевшей Бородиной М.Н., но и фактом изъятия у Серебрякова облигаций с надписью «Бородин», сделанной Бородиным, о чём показала в судебном заседании свидетель Попова.

15. Вина подсудимого Серебрякова в попытке изнасилования Танаевой в марте 1970 г. доказана показаниями потерпевшей Танаевой В.Н., подтвердившей показания Серебрякова о попытке проникновения в дом к Танаевой и о краже 2 банок сгущённого молока и 8 банок тушёнки. Подсудимый Серебряков признал, что проникал к Танеевой он с целью её изнасилования, но не смог открыть дверь в комнату.

16. Факт кражи Серебряковым женского плаща «болонья» из квартиры Краснопеевой установлен изъятием похищенного плаща в ломбарде, куда он был сдан Серебряковым, и опознанием плаща Малышевой - дочерью Краснопеевой.

17. По поводу проникновения в дом к Дубининым подсудимый Серебряков показал, что, отжав топором дверь, он вошел в комнату с целью изнасилования спавшей на кровати Дубининой, подошёл к ней, но в это время с улицы в дом кто-то вошёл, и он убежал, оставив в доме свой фонарик. С тем, чтобы избежать задержания, он намахнулся на вошедшего топором. Свидетель Дубинин Виталий подтвердил в судебном заседании, что, когда в первом часу ночи 11.04-1970 г. он возвратился домой и вошёл на террасу, из комнаты выбежал какой-то мужчина и замахнулся на него топором. В комнате Дубининых был найден фонарик, который Серебряков опознал, как принадлежавший ему.

18. Показания подсудимого Серебрякова о проникновении в дом к Рузовой с целью её изнасилования и о краже женской куртки «болонья», брюк, шаровар и часов, подтверждены показаниями потерпевшей Рузовой А.Д. и опознанием ею похищенных женской куртки «болонья» и мужских брюк, изъятых при обыске в комнате Серебрякова.

19. Потерпевшая Синельникова М.И. показала в судебном заседании, что ночью 27.04-1970 г. она проснулась от треска разбитого стекла. Подошла к окну, и увидела, что стекло разбито, а от окна кто-то отошёл. Подсудимый Серебряков пояснил в судебном заседании, что он не смог с целью изнасилования проникнуть в дом к Синельниковой, так как проснулись люди и он вынужден был уйти.

20. По тем же причинам подсудимый Серебряков не смог изнасиловать и Макришину А.И., о чем он показал в судебном заседании. Из показаний потерпевшей Макришиной видно, что 27.04-1970 г. ночью в комнату, где она спала, проник мужчина. Она проснулась и стала звать мужа, поэтому преступник убежал.

21. Подсудимый Серебряков пояснил в судебном заседании, что не смог он изнасиловать и Зелёнову, так как в комнате увидел мужчину, поэтому он вынужден был отказаться от своего намерения и уйти. Уходя, в открытую форточку бросил на Зелёнову камешек. Потерпевшая Зелёнова Л.А. подтвердила, что действительно, когда она 28.04-1970 года ночью проснулась, на груди у неё лежал маленький камешек. Окно оказалось открытым.

22. По поводу покушения на убийство и изнасилование Куцеваловой подсудимый Серебряков показал, что в ночь на 1 мая 1970 года он приехал к дому Куцеваловых на велосипеде. Разбил в окне террасы стекло при помощи топора и велосипедной отвёртки, открыл дверь, но у порога потерял отвёртку. С топором в руках вошёл в дом. Женщина лежала на кровати справа лицом вверх, к нему головой, слева находилась другая комната, где на кровати спала девушка. Он сразу же нанёс топором несколько ударов по голове женщине и её дочери. После этого пытался изнасиловать женщину. Но девушка сильно закричала, и он вынужден был уйти. С террасы он забрал миску с куриными яйцами, несколько яиц выпил, а миску с оставшимися яйцами положил у калитки.

Потерпевшие Куцеваловы пояснили суду, что из-за тяжести нанесенных им повреждений» они не помнят, при каких обстоятельствах получили повреждения. Описание Серебряковым обстановки в их квартире соответствует действительности. По заключению судебно-медицинской экспертизы, Куцеваловым Екатерине и Ольге причинены тяжкие телесные повреждения, опасные для жизни в момент нанесения.

При осмотре места происшествия стекло в окне террасы оказалось выбитым, и на одном из осколков стекла, а также на переплете рамы обнаружены следы пальцев рук. По заключению дактилоскопической экспертизы, след пальца руки на переплете рамы оставлен безымянным пальцем правой руки Серебрякова, а след пальца на осколке стекла оставлен указательным пальцем левой руки Серебрякова. На одной из простыней, изъятых при осмотре дома Куцеваловых, обнаружена сперма. По заключению судебно-медицинского эксперта по исследованию вещественных доказательств, эта сперма может происходить от Серебрякова. Свидетель Кузнецова пояснила суду, что утром 1.05-1970 года у дома Куцеваловых она обнаружила миску с куриными яйцами. Подсудимый Серебряков опознал отвёртку, которая была им оставлена и впоследствии изъята у дома Куцеваловых. Приведенные доказательства полностью изобличают Серебрякова в совершении преступления.

23. По поводу поджога сарая Новикова подсудимый Серебряков показал, что сарай он поджёг по неосторожности. Однако его конкретные действия - будучи пьяным, бросил зажжённую спичку в стружку, похожую на солому, по заявлению Новикова, что явилось причиной пожара - свидетельствуют об умышленном характере этих действий.

24. Подсудимый Серебряков признал себя виновным в убийстве Васильевой и Саловой, сопряженном с изнасилованием, и показал, что проник он в дом Саловой через окно, сняв в него цветы. В комнате он заметил шкаф или комод. Женщина проснулась, пошла ему навстречу. Тогда он ударил её топором по голове, и она упала. После этого топором убил Васильеву и вернулся к Саловой, с которой пытался совершить половой акт, но у него ничего не получилось. В комоде искал деньги, но их не оказалось. В комнате Саловой закрыл электрическую лампочку тюлем и включил свет. Затем поджёг одежду под Саловой, одежду и книги в комнате Васильевой, и ушёл. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть Саловой последовала от множественных ушибленных ран головы и лица с повреждением костей черепа, оболочек и вещества головного мозга. Смерть Васильевой последовала от открытого перелома костей свода и основания черепа с повреждением вещества головного мозга. Ранения Васильевой и Саловой нанесены топором. На голубых плавках, изъятых в комнате Васильевой, обнаружена сперма, смешанная с кровью человека, а на белых трусах, найденных возле дома Саловой, имеется сперма, которая по заключению судебно-медицинского эксперта по исследованию вещественных доказательств, по группе совпадает со спермой Серебрякова. По заключению пожарно-технической экспертизы, в доме Саловой пожар возник почти одновременно в обоих комнатах.

Потерпевшая Афанасьева В.Е. показала в судебном заседании, что подсудимый Серебряков правильно описал обстановку в доме Саловой. При осмотре места происшествия ящики комода оказались выдвинутыми, их содержимое выброшено на пол, что соответствует показаниям Серебрякова о том, что он искал деньги. Приведенные доказательства подтверждают показания подсудимого Серебрякова и изобличают его в совершенном преступлении.

25. Показания подсудимого Серебрякове о том, что он не смог проникнуть в дом и изнасиловать Выходцеву, так как она проснулась и подошла к окну, подтверждены показаниями потерпевшей Выходцевой А.В., которая в ночь на 5.06-1970 г. проснулась от шороха за окном, подошла к окну и увидела, как от окна отошёл мужчина, показаниями свидетеля Моисеева, пояснившего, что в ночь на 5.06-1970 года он услышал стук в стену, вышел на улицу и увидел возле дома Выходцевой Серебрякова, которого он опознал в судебном заседании, а также заключением трасологической экспертизы, согласно которого следы на раме окна дома Выходцевой могли быть оставлены отвёрткой, изъятой у Серебрякова.

26. Показания подсудимого Серебрякова, пытавшегося проникнуть в дом и изнасиловать Манаенкову, подтверждаются показаниями потерпевшей Манаенковой К.В., которая проснулась ночью 5.06-1970 г., так как кто-то посветил фонариком, подошла к окну, увидела мужчину, разбудила мужа. После этого мужчина от дома ушёл. При осмотре окна дома Манаенковых на наличниках обнаружены следы взлома.

27. В судебном заседании подсудимый Серебряков признал себя виновным в убийстве семьи Маломановых и показал, что в ночь на 5.06-1970 г. он проник в одну половину дома Маломановых, где никого из жильцов не было. В комнате стояли шкаф, диван, справа кровать, в каком-то углу – приёмник. На диване он нашел и взял кошелек с 5 руб. 50 коп., в сенях открыл сундук, взял деньги и две облигации, полегая, что они 3-процентного займа. Затем вышел и во второй половине дома увидел женщину. С топором в руках, который он взял в первой половине дома, проник к Маломановым. Слева увидел кровать, где спали муж ж жена Маломановы, в комнате стояли платяной шкаф и диван, где спали мальчик и девочка. Справа находился сервант, а прямо – стол. С целью изнасилования Маломановой он ударами топора убил Маломанова Александра и детей. Убил их «просто так, убивал всех подряд», по-видимому, для того, чтобы они не мешали. Маломановой также нанёс удары топором, положил её на пол и изнасиловал.

После этого стал искать ценности, но не нашел. В кармане брюк Маломанова Александра взял зажигалку. Уходя, из примуса вылил на пол керосин и поджег дом. По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть Маломанова Александра последовала от множественных переломов костей черепа и повреждения вещества головного мозга. Ему было нанесено не менее 10 ударов. Смерть Маломанова Серёжи и Маломановой Тани последовала от перелома свода и основания черепа с последующим кровоизлиянием между твёрдой мозговой оболочной и костями черепа. Смерть Маломановой Любови последовала от обширного перелома костей черепа с последующим кровоизлиянием между твёрдой мозговой оболочкой головного мозга и костями черепа.

Согласно заключения той же экспертизы, повреждения всем членам семьи Маломановых нанесены твердым тупым предметом, которым мог быть обух топора, и все они попали в атмосферу пожара, будучи живыми. Потерпевшая Маломанова А.А. показала в судебном заседании, что Серебряков совершенно точно и подробно обрисовал обстановку в её квартире и в квартире убитых Маломановых. Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств, во влагалище Маломановой Любови обнаружена _ сперма, по группе совпадающей со спермой Серебрякова. Показаниями свидетелей Кондакова и Попова установлено, что утром 5.06-1970 г. Серебряков отдал зажигалку Кондакову, а последний передал её Попову, у которого она была изъята.

Свидетеля Чесаков и Темрязанский, работавшие вместе с Маломановым Александром, неоднократно видевшие у него зажигалку, которой также пользовались сами, опознали изъятую у Попова зажигалку, как принадлежавшую Маломанову Александру. В комнате Серебрякова изъяты похищенные у Маломановой облигации. По заключению пожарно-технической экспертизы, пожар в доме Маломановых возник от постороннего источника огня с применением легковоспламеняющейся или горючей жидкости. Приведенные доказательства подтверждают показания Серебрякова и изобличают его в совершении преступления в отношении Маломановых.

28. Вина подсудимого Серебрякова в покушении на изнасилование Крыниной в ночь на 8.06-1970 г., кроме его показаний, доказана показаниями потерпевшей Крыниной, которая проснулась от звона стекла и увидела, как мужчина, выставивший стекло в окне, пытался проникнуть в дом. Она разбудила мужа, муж замахнулся топором на преступника, и последний убежал.

По заключению дактилоскопической экспертизы, след на стекле окна, изъятого из дома Крыниной, оставлен средним пальцем левой руки Серебрякова. Во дворе дома Крыниной был обнаружен след от колёс велосипеда. По заключению трасологической экспертизы, следы шин колёс велосипеда могли быть оставлены шинами колёс велосипеда Серебрякова.

29. Показания подсудимого Серебрякова в части его попытки проникнуть в дом Лопатиной в ночь на 8.06-1970 г. с целью её изнасилования подтверждаются показаниями потерпевшей Лопатиной А.Д., которая видела, как в форточку пытался пролезть мужчина, но она закричала, и мужчина убежал.

30. Вина подсудимого Серебрякова в краже из квартиры Яшниковых доказана фактом изъятия у Серебрякова похищенных вещей: плаща «болонья», электробритвы «Харьков», брошюры «Гигиена женщины», брюк, рубашки, часов, авторучек. Все эти вещи опознаны Яшниковым и его женой.

31. Показания Серебрякова о краже 4 куриных яиц у гр. Фадеевой подтверждаются показаниями последней, которая пояснила что ночью 8.06-1970 г. к ней в дом проник преступник, разбросал все вещи, похитил куриные яйца.

32. Вина подсудимого Серебрякова в посягательстве на жизнь народного дружинника Качанова доказана показаниями потерпевшего Качанова B.С., из которых видно, что рано утром 8.06-1970 года он вместе е другими дружинниками принимая участив в задержании Серебрякова. На рукаве у него и у большинства других дружинников имелась повязка дружинника. При задержании Серебряков ударил его, Качанова, по лицу и побежал, но он все же догнал его, тогда Серебряков нанёс ему удар кирпичом по голове. Качанов успел прикрыть голову рукой, чем смягчил удар.

Свидетель Гайнуллин подтвердил в судебном заседании, что после нанесённого удара он видел Качанова, на руке которого имелась повязка дружинника. Потерпевший Качанов также показал, что, когда задерживали Серебрякова, было уже светло, и Серебряков не мог не видеть на нём повязку дружинника.

Приведенные доказательства опровергают доводы подсудимого Серебрякова о том, что он не знал, что Качанов дружинник, тем более, что Серебряков в стадии предварительного следствия сам показывал, что он знал, что его преследовали дружинники и работники милиции.

Таким образом, вина подсудимого Серебрякова материалами дела доказана в полном объеме предъявленного ему обвинения. Согласно заключения комиссии экспертов-психиатров Куйбышевского городского психоневрологического диспансера, Серебряков психическим заболеванием не страдал и не страдает, вменяем. Он является психопатической личностью с извращенными половыми влечениями. В судебном заседании эксперт Пружинин подтвердил указанное заключение. С учетом того, что Серебряков никогда не болел психическим заболеванием, действия его были осмысленными и свидетельствуют о том, что он отдавал себе отчёт о своих действиях и мог руководить ими, судебная коллегия не находит никаких оснований сомневаться в правильности заключения судебно-психиатрической экспертизы.

Многочисленность ударов, нанесенных Зоткину и Маломанову при их убийстве, свидетельствует о наличии у Серебрякова умысла на совершение убийства с особой жестокостью. С учётом этого, а также с учётом того, что Серебряков в разное время убил 9 человек, совершал убийства, сопряженные с изнасилованием, его действия правильно квалифицированы органами предварительного следствия по ст. 102 п.п. «г», «е», «з», «и» УК РСФСР. Показания Серебрякова, а также характер его действий - нанесение Харитоновой Е.И., Сюльдиной, Смирновым, Акимовым, Куцеваловым ударов ножом, кирпичом, ломиком, топором в жизненно важный орган человеческого тела - голову, свидетельствует о наличии у Серебрякова умысла не только на изнасилования, но и на убийство указанных лиц. Поэтому его действия правильно квалифицированы по ст.15 и 102 п.п. «е», «з», «и» УК РСФСР. Действия подсудимого Серебрякова в части проникновения и попытки проникновения с целью изнасилования Дрожжиной, Емельяненко, Матвейчевой, Рожковой, Харитоновой Н.А., Танаевой, Дубининой, Рузовой, Синельниковой, Макришиной, Зелёновой, Выходцевой, Манаенковой, Крыниной и Лопатиной правильно квалифицированы по ст. 15-117 ч.2 УК РСФСР. Действия подсудимого Серебрякова в части краж личного имущества граждан по признаку повторности правильно квалифицированы по ст. 144 ч.2 УК РСФСР, дополнительная квалификация по ст. 144 ч.1 УК РСФСР является излишней, поэтому она подлежит исключению. Эпизод с кражей документов у гр. Кузнецовой правильно квалифицирован по ст. 195 ч.3 УК РСФСР. Совершённые Серебряковым поджоги правильно квалифицированы по ст. 96 ч.2 и 149 ч.2 УК РСФСР, а посягательство на жизнь дружинника Качанова - по ст. 191-2 УК РСФСР. Гражданские иски потерпевших, которым причинен материальный ущерб, подлежат удовлетворению.

В городе Куйбышеве Серебряков работал на металлургическом и машиностроительном заводах, а затем - на заводе кабелей связи. На машиностроительном заводе проявил себя недисциплинированным, неустойчивым в моральном отношении рабочим. За аморальное поведение и прогулы, связанные с пьянством, дважды обсуждался на заседаниях товарищеского суда, ему объявляли выговор, лишали премий. За систематическое нарушение правил внутреннего трудового распорядка уволен с завода кабелей связи, продолжал пьянствовать, совершал прогулы.

На основании изложенного, принимая во внимание исключительную общественную опасность совершенных Серебряковым преступлений и тяжесть последствий, судебная коллегия, руководствуясь ст.ст. 300, 303, 306 УПК РСФСР, приговорила:

Серебрякова Бориса Ефимовича признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 15-102 п.п. «е», «з», «и», 102 п.п. «г», «е», «з», «и», 15-117 ч.2, 144 ч.2, 195 ч.3, 98 ч.2, 149 ч.2 и 191-2 УК РСФСР, и подвергнуть на основании ст.195 ч.3 УК РСФСР лишению свободы сроком на 8 месяцев, по ст. 144 ч.2 УК РСФСР - лишению свободы сроком на 5 лет, по ст. 149 ч.2 УК РСФСР - лишению свобода сроком на 8 лет, по ст. 98 ч.2 УК РСФСР - лишению свободы сроком на 10 лет, по ст. 191-2 УК РСФСР - лишению свободы сроком на 10 лет, по ст.15-117 ч.2 УК РСФСР - на 10 лет, по ст. 15-102 п.п. «е», «з», «и» УК РСФСР - лишению свободы на 15 лет, на основании ст. 102 п.п. «г», «е», «з», «и» УК РСФСР подвергнуть смертной казни – расстрелу. В силу ст. 40 УК РСФСР окончательную меру наказания Серебрякову определить смертную казнь – расстрел.

Меру пресечения Серебрякову Б.Е. оставить содержание под стражей. Взыскать с Серебрякова Б.Е. в пользу – гр. Малышевой – 872 руб., гр. Зелёновой – 40 руб., гр. Бородиной – 20 руб., совхоза «Красноярский» - 98 руб., гр. Новикова - 269 руб., гр. Маломановой — 5391 руб. За дом получила 795 руб. от инспекции Госстраха по Октябрьскому району.

Вещественные доказательства: плащ «болонья» возвратить Краснопеевой, вещи Яшникова возвратить последнему. Изъятые у Серебрякова велосипед, свитер, плащ, рубашку, часы, другие вещи, пригодные для реализации, обратить в погашение гражданских исков. Остальные вещи, не представляющие ценности, принадлежащие Серебрякову, возвратить его сестре. Орудие преступления уничтожить.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР через Куйбышевский облсуд в течение 7 суток с момента вручения г копий приговора осужденному.

Председательствующий – Лавриченко.

Народные заседатели - Глушков, Зубцов.

Верно: председательствующий Лавриченко (подпись).

Секретарь Чистякова (подпись).


Просмотров: 293


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара