При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Сгоревший полк. 1995 год

Международные события года

25 января 1995 года произошёл так называемый «норвежский ракетный инцидент» (англ. Norwegian rocket incident), когда норвежско-американской командой учёных с ракетного полигона Аннёйа, расположенного на одноимённом острове у северо-восточного побережья Норвегии, была запущена четырёхступенчатая исследовательская метеорологическая ракета Black Brant XII. Хотя МИД Норвегии дважды (21 декабря и 16 января) сообщало российской стороне о намерении произвести такой эксперимент с помощью высотной ракеты, эта информация по неизвестной причине не была доведена до сведения персонала российской системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Впоследствии МО РФ признало, что предупреждение о таком запуске действительно было, но в нём не указывались точная дата и время старта, что зависело от погодных условий. Российская СПРН обнаружила запущенную ракету непосредственно в момент взлёта. В Генштаб немедленно поступила информация, что она аналогична баллистической ракете Trident, состоявшей на вооружении подводного флота США. Набор большой высоты и отделение отработавших ступеней делали её непохожей на обычный исследовательский аппарат. При этом запуск единственной ракеты по высокой баллистической траектории с акватории Норвежского моря соответствовал одному из предполагаемых сценариев внезапной ядерной атаки против России, когда подрыв ядерного заряда на большой высоте обеспечил бы выведение из строя радаров, систем связи и другой электроники на обширной территории, и это позволило бы противнику нанести массированный ядерный удар по России, не опасаясь ответа. В Генеральном штабе МО РФ сочли угрозу достаточно серьёзной для активации автоматизированной системы управления стратегическими ракетными войсками «Казбек», для чего используются так называемые «ядерные чемоданчики», один из которых постоянно находится при Президенте России. Два аналогичных терминала тогда были активированы Министром обороны Павлом Грачёвым и начальником Генерального штаба Михаилом Колесниковым. В связи с возникшей угрозой Президент Борис Ельцин впервые за время своего пребывания в этой должности также активировал ядерные коды, а все российские ракетные войска стратегического назначения были немедленно приведены в полную боевую готовность. Однако в течение нескольких следующих минут персонал СПРН установил, что ракета удаляется от российской территории и не представляет угрозы. Она приземлилась близ Шпицбергена через 24 минуты после запуска, как это и планировалось. В результате ответный удар по предполагаемому агрессору со стороны России был отменён. Впоследствии международные эксперты оценили норвежский ракетный инцидент как очень серьёзный, когда от начала ядерной войны нашу планету отделяло лишь одно нажатие кнопки в президентском «ядерном чемоданчике».

 

20 марта 1995 года в Токио (Япония) на станциях метро Касумигасэки и Нагататё была проведена террористическая атака с использованием боевого отравляющего газа зарина, что привело к гибели, по разным данным, от 10 до 12 человек. Ещё от 5000 до 6300 человек получили отравления различной степени тяжести. Благодаря усилиям полиции и службы безопасности Японии 16 мая по подозрению в организации этих преступлений и планировании других массовых убийств был арестован основатель и глава религиозной секты «Аум Синрикё» Сёко Асахара. В последующие дни полиция провела массированные рейды на офисы «Аум Синрикё» в Токио и на лабораторию и штаб-квартиру секты в префектуре Яманаси, в результате чего здесь удалось изъять многочисленные ёмкости с токсичными химическими веществами, используемыми для производства зарина. Как потом выяснилось, в этой акции было задействовано пять групп по два человека в каждой, которые в переполненных вагонах протыкали пакеты с зарином. В ходе допросов Асахара отрицал связь своей секты с терактами в метро, но часть его последователей призналась в причастности к событиям в Токио, а также в ряде других инцидентов, включая убийство одного из адвокатов и его семьи, в убийствах членов организации или лиц, которых сочли врагами культа. В дальнейшем в ходе следствия полиция арестовала около 200 членов секты, и ряд из них позже были осуждены за теракт в токийском метро и за другие преступления. Что касается лидера группы «Аум Синрикё» Сёко Асахары, то суд признал его виновным по 13 из 17 выдвинутых обвинений, и в 2004 году приговорил к смертной казни через повешение. В целом суды по этим делам вынесли 12 смертных приговоров руководителям организации и причастным к ней лицам. Приговор в отношении Сёко Асахара был приведён в исполнение 6 июля 2018 года в Токийской тюрьме. В тот же день в разных японских тюрьмах были повешены шестеро других членов секты, ранее приговорённых к смертной казни.

 

19 апреля 1995 года в городе Оклахома-Сити (штат Оклахома, США) взлетел на воздух грузовик, начинённый взрывчаткой, в результате чего погибли 168 человек, в том числе 19 детей в возрасте до 6 лет, и получили ранения ещё более 680 человек. Всего взрыв разрушил или повредил 324 здания в радиусе 16 кварталов от места происшествия, уничтожил 86 автомобилей и выбил стёкла домов в радиусе 3 миль (4,5 км). Общий ущерб от взрыва оценили в 652 миллиона долларов. До событий 11 сентября 2001 года это был крупнейший теракт на территории США. Следственные действия по этому делу, известные как «OKBOMB» (буквально - «ОКБОМБА»), стали самым крупным уголовным расследованием в истории США. Агенты ФБР провели 28 тысяч опросов, собрали около 3,2 тонны материальных улик и проанализировали более 15 миллионов документов. По результатам следствия было установлено, что теракт организовали Тимоти Маквей и Терри Николс, придерживавшиеся ультраправых взглядов. Как заявили задержанные в ходе допросов, своей акцией они выразили протест по поводу действий ФБР в отношении Рэнди Уивера во время событий в Руби Ридж в 1992 году и осады поместья «Маунт Кармел». Тогда после 51-дневного противостояния между ФБР и членами секты «Ветвь Давидова» погибли 76 членов секты, включая её лидера Дэвида Кореша. Маквея арестовал на шоссе полицейский Чарли Хэнгер спустя всего полтора часа после взрыва за отсутствие автомобильного номера и нелегальное владение огнестрельным оружием. Николса арестовали позже, по совокупности улик, свидетельствующих о причастности его и Маквея к теракту. Суд над подрывниками состоялся в 1997 году и приговорил Маквея к смертной казни путём смертельной инъекции (приговор был приведён в исполнение 11 июня 2001 года), а Николса — к пожизненному заключению. Этот теракт подтолкнул правительство США на срочное принятие нового закона об охране федеральных зданий, благодаря которому в период с 1995 по 2005 годы было предотвращено более 60 потенциальных терактов на американской территории.

 

29 июня 1995 года в Сеуле (Южная Корея) самопроизвольно обрушилось здание популярного в городе торгового центра «Сампун Груп». Его строительство началось в 1987 году, подрядчиком выступала компания Woosung Construction. Первоначально здесь предполагалось возведение жилого 4-этажного комплекса, но по ходу работ путём коррупционной сделки с администрацией района Сочхогу компании удалось изменить назначение здания и весь его проект. В результате из него убрали несколько опорных колонн в пользу установки эскалаторов, и незаконно возвели пятый этаж. Официальное открытие торгового центра состоялось 7 июля 1990 года, и в дальнейшем его ежедневно посещало до 40 тысяч человек. На незаконно возведённом пятом этаже владелец здания Ли Чжун разместил серию ресторанов с системой тёплых полов ондоль, требующей дополнительного слоя труб и бетона, что заметно увеличило вес и толщину перекрытия. Ситуация ухудшилась ещё и тем, что колонны 5-го этажа не были выравнены с колоннами нижних этажей. Как свидетельствуют очевидцы, трещины в стенах торгового центра появились уже в первый год после его открытия, но Ли Чжун не обращал на них особого внимания. Однако в тот роковой день 29 июня владельцу доложили, что почти на всех этажах образовался опасный крен конструкций, а трещины в стенах растут прямо на глазах. В 16 часов (примерно за 2 часа до обрушения) началось экстренное совещание по сложившейся ситуации под руководством Ли Чжуна, на котором инженеры компании высказали мнение, что кризис можно исправить текущим ремонтом без остановки работы ТЦ. Однако в 17:40 минут в дирекцию поступил звонок о том, что ситуация усгубляется. Руководство ТЦ срочно покинуло здание, и уже в 17:57 его крыша упала на перегруженный пятый этаж, а затем в течение последующих 20 секунд южное крыло здания полностью обрушилось, завалив обломками посетителей и служащих. При этом погибло 502 человека (106 мужчин и 396 женщин, в том числе 14 детей в возрасте до 10 лет). Ранения различной степени тяжести получили 937 человек, а ещё 6 человек были объявлены пропавшими без вести. До 11 сентября 2001 года это было самое крупное по количеству жертв обрушение здания в современной мировой истории. В ходе расследования по делу эксперты выявили многочисленные отступления от первоначального проекта, коррупционные схемы при строительстве, нарушения в ходе эксплуатации здания. В результате 23 августа 1996 года Верховный суд Республики Корея вынес приговор, согласно которому Ли Чжун получил 7,5 лет тюрьмы, а глава администрации района, который за взятку разрешил внести изменения в генплан конструкции, был приговорён к 10 месяцам заключения и штрафу в размере 3 млн. вон. Всего же по делу об обрушении торгового центра на различные сроки заключения и штрафы были осуждены 25 человек. Администрация Сеула и владельцы торгового центра выплатили семьям каждого погибшего и пострадавшего по $220 тысяч. Выплаты были полностью завершены лишь к сентябрю 2003 года.

 

28 октября 1995 года около 18 часов (вечерний час пик) в Бакинском метро, между станциями «Улдуз» и «Нариманова», в 200 метрах от станции «Улдуз», произошёл катастрофический пожар с многочисленными человеческими жертвами. На этом участке внезапно загорелся тяговый двигатель одного из вагонов, а растерявшийся машинист принял ошибочное решение не следовать до ближайшей станции, а остановить состав в узком тоннеле (5,6 метров высотой, 5 м шириной). Когда поезд встал, туннель тут же наполнился дымом, после чего машинист сообщил диспетчеру об аварии и потребовал отключить электричество от контактного рельса. Большинство из пассажиров скончались внутри вагонов поезда, а ещё 40 тел были найдены в тоннеле. Почти все погибшие задохнулись от едкого дыма при плохой вентиляции в тоннеле, или были раздавлены в панике из-за тесноты и слабой освещённости. Многие пассажиры получили порезы, в том числе смертельные, от разбиваемых стеклянных окон и дверей, а несколько человек, сумевших выбраться из вагонов, умерли от поражения электрическим током, когда они хватались за силовые и коммуникационные кабели, чтоб обойти пылающий поезд. Всего же, согласно официально опубликованным данным, в результате пожара в Бакинском метро погибло 286 пассажиров, в том числе 28 детей, и ещё трое спасателей - итого 289 человек. Ранения получили 270 человек, в том числе 69 человек было госпитализировано, из них 13 находились в тяжёлом состоянии. Это был крупнейший по числу жертв инцидент в истории всех метрополитенов мира. После трагедии президент Азербайджана Гейдар Алиев специальным указом объявил в республике общенациональный трехдневный траур. Семьям погибших было выделено по 1 млн. манат (около $250), а их похороны прошли за государственный счёт. После трагедии было назначено расследование, однако по его итогам никто из руководства метрополитена наказан не был. Государственная комиссия пришла к выводу, что пожар произошёл из-за плохого технического состояния вагонов, а на их обновление в условиях экономического кризиса правительством не выделялась средств.

 

Российские события года

1 марта 1995 года в Москве, приблизительно в 21 час 10 минут, в подъезде собственного дома на Новокузнецкой улице, при возвращении со съёмок программы «Час пик», двумя неизвестными был застрелен Владислав Листьев, тележурналист, автор и один из первых ведущих популярной телепрограммы «Взгляд». Первая пуля попала ему в правое предплечье, вторая — в голову. Ценности и большая сумма наличных, имевшиеся у него, остались нетронутыми, что позволило следователям предположить, что это было не ограбление, а убийство, связанное с деловой или политической деятельностью телеведущего. События вокруг смерти и похорон Листьева сопровождались широким общественным резонансом. 2 марта все центральные российские телеканалы прекратили вещание. Весь день на экранах страны был портрет генерального директора ОРТ с сопроводительной надписью внизу: «Владислав Листьев убит». В эфир выходили только экстренные выпуски новостей. Никакое более событие в современной истории России больше не становилось причиной полной отмены эфира всех российских телеканалов. Вечером 2 марта в 19:00 по ОРТ в эфир вышел «Час пик» без своего бессменного ведущего, в этот вечер программа была посвящена жизни и творческой деятельности Листьева. Следом в 19:25 в прямом эфире из концертной студии «Останкино» и студии программы «Час пик», одновременно на всех телеканалах страны, вышла программа памяти Листьева «Час пик России» с известными журналистами, политиками, артистами. Прощание с Владиславом Листьевым состоялась 3 марта 1995 года в концертной студии «Останкино», а 4 марта 1995 года прошло его отпевание в храме Воскресения Словущего на Успенском Вражке. Владислав Листьев был похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве. Его убийство по настоящее время остаётся нераскрытым.

 

13 марта 1995 года в Калининградской области в Куршском заливе Балтийского моря от берега оторвалась льдина, которая стала дрейфовать в сторону Литвы, и в итоге отошла от берега на десятки километров. На льдине находилось не менее полутора сотен рыбаков, которым угрожала гибель. Сигнал о трагедии поступил в штаб Балтийского флота. На помощь тонущим вылетели три военных вертолёта, которые в общей сложности сумели спасти 23 человека. Однако ещё раньше унесённых в море рыбаков на личных моторных лодках со льдины начали вывозить простые местные жители из прибрежного поселка Каширское Гурьевского района Калининградской области – 39-летний Валерий Фадеев, вожатый караульных собак войсковой части 56150, 29-летний Сергей Баринов, прапорщик милиции, и 66-летний пенсионер Иван Елизаров. Фадеев и Баринов вдвоём в несколько заходов сумели переправить на берег в общей сложности 47 человек, и могли бы спасти на прицепной лодке ещё не меньше десяти, но прицеп, рассчитанный только на 4 места, не выдержал такой нагрузки и пошёл ко дну. Фадеев еле успел его отцепить, чтобы не потонуть самому. Ещё 22 человека на своей моторке вывез со льдины на берег пенсионер Елизаров. Впоследствии в водах Куршского залива при поисковых работах были обнаружены трупы 51 утонувшего рыбака, и считается, что ещё от 10 до 15 человек в тот день пропали без вести. За спасение десятков людей, погибавших в море, Указом Президента РФ Бориса Ельцина Валерию Фадееву и Сергею Баринову были присвоены звания Героев России, а Иван Елизаров удостоился Ордена Мужества. Впоследствии в поселке Каширское, на мысу, врезающемся в Куршский залив, был установлен памятник трагически погибшим рыбакам. На гранитных плитах, стилизованных под расколотые льдины, нанесены изображение колокола и фамилии погибших.

 

28 мая 1995 года около 1 часа ночи по местному времени произошло катастрофическое землетрясение в посёлке Нефтегорск Сахалинской области, который всего за 17 секунд оказался полностью уничтожен стихией. Магнитуда подземного толчка тогда достигала 7,6 по шкале Рихтера. В ту ночь сильным толчкам подверглись также другие города и посёлки, расположенные на севере Сахалина. В городе Оха, центре Охинского района c населением более 30 тысяч человек, толчки достигали величины 6 баллов. Здесь в некоторых домах стены дали трещины, где-то лопнули перекрытия, в основном по швам, в других треснули вентблоки, или частично обрушились дымоходы, не выдержали и рухнули козырьки ряда подъездов, но катастрофических разрушений в Охе не было. А в Нефтегорске, по данным лаборатории института литосферы, не выдержали удара стихии 17 крупноблочных домов, проекты которых не были предназначены для сейсмоопасных районов. Эти дома при подземном ударе просто целиком рассыпались, а такого не случилось даже в Спитаке в 1988 году. Предполагается, что такие здания в Нефтегорске возводились с целью удешевления строительства. В результате из завалов извлекли живыми в основном жильцов верхних этажей, а находившиеся внизу люди стали жертвами экономии стройматериалов, проводившейся здесь в 60-е годы. Нарушение проводных телефонных линий и отсутствие других средств связи привело к тому, что местные, региональные и федеральные органы государственного управления не имели более или менее чёткого представления о масштабах бедствия в Нефтегорске в течение почти девяти часов. Только 31 мая 1995 года, когда все прояснилось, в России был объявлен день траура. Всего же в поселке Нефтегорск в 1995 году проживало 3197 человек, из которых 2040 погибли. Экономический ущерб от этого землетрясения определили в размере около 2 трлн. неденоминированных рублей. После окончания спасательных работ было принято решение Нефтегорск не восстанавливать, а переселить уцелевших его жителей в другие населённые пункты Сахалинской области, прежде всего в Оху, Ноглики и Южно-Сахалинск, для чего дополнительно ввести в строй необходимые жилые площади. А желающим выехать на материк 183 семьям (более 300 человек) было оказано содействие в переселении. Сейчас на месте посёлка стоит мемориальная плита с именами погибших. О местах нахождения разрушенных домов напоминают лишь плиты с высеченными на них номерами.

 

14 июня 1995 года около 8 часов 30 минут утра в город Будённовск (Ставропольский край) на нескольких грузовиках въехала группа чеченских террористов численностью 195 человек, возглавляемая Шамилем Басаевым, где она захватила более 1600 заложников, которых под угрозой оружия загнали в местную больницу. По пути боевики расстреливали представителей власти, в первую очередь работников милиции и военных, а также простых граждан, которые отказывались им подчиняться, громили и поджигали административные и общественные здания. Целью своей акции Басаев объявил принуждение российских властей к прекращению военных действий в Чечне и вступление их в переговоры с режимом Дудаева. Переговоры по этому поводу велись более суток, но безрезультатно. Около 5 часов утра 17 июня спецподразделения ФСБ и МВД РФ предприняли неудачную попытку штурма здания городской больницы. При этом участники банды заставляли женщин, детей, стариков и других мирных граждан становиться к окнам, и под прикрытием этого «живого щита» отстреливались от правоохранителей. В итоге в ходе штурма были убиты 30 человек из числа заложников, и ещё 70 ранены, но освободить никого не удалось. В период с 15 по 18 июня в Будённовске побывали несколько депутатов Государственной Думы РФ, в том числе Владимир Жириновский, Юрий Руда и Сергей Ковалёв, которые наблюдали за происходящим из соседних зданий. В то же время Анатолий Кашпировский, который тогда тоже был депутатом ГД, с целью переговоров с Басаевым вошёл в здание больницы с двумя сопровождающими. Позже он принял решение остаться в больнице с басаевцами и заложниками до разрешения ситуации. Кашпировскому поступали предложения от начальника УВД Ставропольского края генерал-майора В.П. Медведицкого покинуть здание больницы, под предлогом того, что он «своим присутствием мешает военным осуществить их замысел». После категорического отказа Кашпировского ему позвонил директор ФСБ С.М. Степашин: «Скоро начнём атаку… Лучше уходите оттуда!» Тогда по совету Кашпировского Басаев потребовал провести пресс-конференцию с отечественными и зарубежными журналистами, которая состоялась в ночь на 19 июня. Через пару часов американская телекомпания CNN показала интервью с Шамилем Басаевым всему миру, после чего Кашпировский, покидая больницу, забрал с собой 40 человек из числа заложников. 19 июня состоялись телефонные переговоры председателя правительства РФ В.С. Черномырдина с Ш. Басаевым, после которых большая часть заложников была освобождена, а террористам предоставили транспорт для выезда в Веденский район Чечни. С собой боевики забрали 123 заложника, в том числе 20 журналистов, троих народных депутатов РФ, представителей администрации Будённовска и Ставропольского края. 20 июня по прибытии в Чечню всех заложников освободили. Всего в результате вооруженного захвата Будённовска погибло 129 человек (в том числе 18 работников милиции и 17 военнослужащих), ещё 415 человек получили ранения различной степени тяжести. Были уничтожены 198 автомашин, в Будённовске сожжён Дом детского творчества, значительно пострадали здания городской больницы, отдела внутренних дел, городской администрации и другие (всего 54 муниципальных объекта), а также 107 частных домовладений. Общий ущерб от действий террористов превысил 95 млрд. неденоминированных рублей. 22 июня 1995 года в России был объявлен днём траура. 30 июня в отставку ушли вице-премьер, министр по делам национальностей Николай Егоров, директор ФСБ Сергей Степашин, министр внутренних дел Виктор Ерин и губернатор Ставропольского края Евгений Кузнецов. По результатам теракта в Будённовске в России был принят специальный закон о борьбе с терроризмом, запрещающий удовлетворять требования бандитов. В ходе событий в Будёновске были убиты 16 боевиков, и ещё 30 участников нападения уничтожили позднее, в ходе второй чеченской войны. В последующие годы по приговору Ставропольского краевого суда длительные сроки тюремного заключения получили более двух десятков террористов, однако в настоящее время в федеральном розыске находится ещё 22 боевика, участвовавших в нападении на Будённовск. Главарь этой террористической группы Шамиль Басаев был убит в 2006 году в результате спецоперации ФСБ РФ.

 

18 июня 1995 года в программе Первого канала прошла телепередача «Один на один», которую вёл популярный журналист Александр Любимов. Передачу производила телекомпании «ВИD», и она выходила в эфир на канале ОРТ в период с 1995 по 1997 годы по выходным дням, а с 12 октября 1995 по 25 июля 1996 года - по четвергам в 20 часов, с повторным показом по пятницам в 10 часов 15 минут утра. Её смысл состоял в том, что двое известных в России людей приходили в студию, и в прямом эфире спорили между собой о своих политических взглядах, об острых проблемах страны и международной жизни, а порой – и по частным или личным вопросам. В тот день 18 июня в эфире передачи состоялись дебаты между депутатом Государственной Думы РФ, лидером ЛДПР Владимиром Жириновским и губернатором Нижегородской области Борисом Немцовым. Центральной темой обсуждения стала поездка Жириновского в Будённовск, состоявшаяся накануне, где чеченскими террористами были захвачены в заложники больше 1600 человек. Немцов предлагал мирный способ разрешения ситуации - договориться с захватчиками, а Жириновский выступал за силовой вариант решения - взять их штурмом. Но вскоре в ходе дебатов собеседники перешли на личности. Жириновский, желая чем-нибудь «уколоть» Немцова, заявил, что Нижегородская область лидирует в стране по количеству венерических заболеваний. В ответ Немцов напомнил Жириновскому его собственное интервью журналу «Playboy», в котором Владимир Вольфович утверждал, что он переспал с 200 женщинами, и затем посоветовал собеседнику пройти курс лечения от венерической обеспокоенности. «Мы вас вылечим!» — съязвил Немцов. Жириновский попытался парировать: «Да не надо лечить нас!» Но Немцов не отставал: «У нас два укола, и вы свободны!» И в этот момент Жириновский, взбешённый словами оппонента, плеснул в него из стакана манговым соком, попав губернатору на лицо, на рубашку и частично — на пиджак. В ответ Немцов плеснул в лицо лидеру ЛДПР из своего стакана, но Жириновский увернулся. Началась словесная перепалка, причём Жириновский попытался выйти из-за стола и перейти в кулачный бой, но его остановил физически крепкий Любимов, нейтрализовавший лидера ЛДПР захватом. Под потоком ругательств Любимов перед прекращением передачи даже успел сказать зрителям: «Спасибо за внимание». Именно этому выпуску программы «Один на один» из-за неординарного поведения собеседников было суждено войти в историю российского телевидения. Некоторые цитаты из этой передачи впоследствии стали крылатыми выражениями.

 

Самарские событие года

12 апреля 1995 года в Самаре и в Самарской области, как и по всей стране, прошла Всероссийская акция протеста против обнищания народа, организованная Федерацией независимых профсоюзов России (ФНПР). По оценкам различных источников, в областном центре в пикетах и митингах участвовало от 5 до 15 тысяч человек, а в области в целом — около 300 тыс. человек. По области были собраны тысячи подписей под требованием об отставке правительства. В Тольятти и Сызрани прошли митинги на центральных площадях городов. В Чапаевске и Новокуйбышевске — пикетирование зданий городских администраций. По словам председателя ФНПР М.В. Шмакова, побывавшего накануне этого дня в Самаре, «акции по пикетированию административных зданий должны показать организованность и сплоченность по защите главного требования — права на труд». Во время проведения акции были выдвинуты не только экономические, но и политические требования. Так, среди выступавших у здания администрации Самарской области («Белого дома») был и небезызвестный генерал А.М. Макашов, назвавший всех участников митинга папуасами, потому что «вы позволили Ельцину стать президентом и выбрали такую Думу». Ещё среди самарцев, принявших участие в акции протеста 12 апреля, была хотя и немногочисленная, но громко заявившая о себе группа студентов, членов незадолго до того созданного независимого профсоюза «Студенческая защита». Возникновению и активной деятельности этой организации во многом способствовали лидеры комсомольского движения в России, больше известного как «Коммунистическая инициатива». Делегацию профсоюзов в отсутствие губернатора К.А. Титова приняли председатель правительства Самарской области Ю.М. Логойдо, первый заместитель главы администрации области Г.Р. Хасаев и представитель Президента РФ Ю.М. Бородулин. Пикетчики предъявили властям петицию из семи пунктов. Разбирая каждый параграф требований, выяснилось, что разногласий и непреодолимых противоречий между властями и требованиями профсоюзов нет. В завершение дня акция протеста против обнищания народа вылилась в политическую демонстрацию, поскольку в резолюции пикета-митинга содержались требования досрочных президентских выборов, отставки правительства, отзыва подписи под Договором об общественном согласии, и другие.

 

7 мая 1995 года в селе Алексеевка Кинельского района в торжественной обстановке был открыт памятник семье Володичкиных, которая до Великой Отечественной войны Алексеевка жила в этом посёлке. Глава семейства Павел Васильевич Володичкин умер в 1935 году, а его жена Прасковья Еремеевна Володичкина (1874—1943) вырастила и воспитала девятерых сыновей. Их имена — Александр, Андрей, Пётр, Иван, Василий, Михаил, Константин, Фёдор и Николай. Когда началась война, все девять сыновей Володичкиных отправились на фронт. Пятеро из них — Николай, Андрей, Фёдор, Михаил, Александр — погибли в 1941—1943 годах, а Василий — в январе 1945 года. Их мать, Прасковья Еремеевна, не дождалась возвращения с фронта своих трёх последних сыновей — её сердце не выдержало потерь, и она скончалась в 1943 году. Пётр, Иван и Константин после победы вернулись в родной дом с тяжёлыми ранениями, полученными во время войны, и эти раны вскоре свели их в могилы. При этом младший сын, Николай, мать даже не успела попрощаться перед его отправкой в действующую армию. Он заканчивал действительную службу в Забайкалье, его уже ждали домой, но он отправился на Дальний Восток, не посетив родной деревни. Проезжая родные места, он только выкинул из окна теплушки свёрнутую трубочкой записку следующего содержания: «Мама, родная мама. Не тужи, не горюй. Не переживай. Едем на фронт. Разобьём фашистов, и все вернёмся к тебе. Жди. Твой Колька». Учитель Алексеевской школы Нина Косарева по собственной инициативе начала создавать музей легендарной семьи ещё в 80-х годах, разместив его в небольшой комнатке дома, в котором жила семья Володичкиных. За эти годы она сумела собрать много экспонатов и документов. Решение о возведении мемориального комплекса по увековечению памяти погибших при защите Отечества девяти братьев Володичкиных и их матери, Прасковьи Еремеевны, было принято администрацией Самарской области в декабре 1993 года. Архитектором комплекса стал Юрий Храмов, автор многих известных самарских зданий. В день открытия памятника, который ныне уже успел стать достопримечательностью международного значения, мемориал посетили более пяти тысяч человек. За 10 лет существования музея в нём побывало около 150 тысяч человек со всех уголков земли. Среди посетителей были и американские миллионеры, и норвежские геологи, и писатель Александр Солженицын. Памятник семье Володичкиных — это стела из розового и серого гранита 11,5 метра высотой. 9 журавлей из бронзы (100 килограммов каждый) клином уходят в небо. В иконообразном воздушном пространстве стоит бронзовая скульптура матери Прасковьи Еремеевны Володичкиной (4,5 тонны весом и 5,5 метра высотой). Одна из улиц посёлка Алексеевка, где расположен дом-музей, названа улицей Братьев Володичкиных.

 

16 мая 1995 года вышел в свет первый номер областной чувашской газеты «Самар ен» («Самарский край»). Её учредителями выступили администрации Исаклинского, Челно-Вершинского и Шенталинского муниципальных районов Самарской области, а также региональная общественная организация «Самарское областное чувашское культурное общество «Пехиль» («Благословение»)». Газета стала выходить еженедельно на чувашском и русском языках. На её страницах с самого начала широко освещались вопросы истории и развития чувашского народа, жизнь современных чувашей, которые трудятся в различных сферах производства. Большое внимание уделялось труженикам села, работникам образования, медицины, культуры. На первой полосе печатались краткие обзоры основных событий недели, происшедших в стране, области, Республике Чувашия, других регионах, городах и деревнях. Здесь можно было найти много интересных статей и материалов о национальных праздниках, истории, обычаях и традициях чувашского народа, выдающихся деятелях культуры, воспитании молодежи. Также уделялось много внимания вопросам национального образования, пропаганде здорового образа жизни, освещению массовых традиционных чувашских культурных мероприятий, проводимых в Самарской области, в том числе ежегодного чувашского праздника Акатуй и традиционного праздника Уяв, ежегодного детского фольклорного фестиваля-конкурса и спартакиады среди учащихся чувашских национальных и воскресных школ Самарской области, других праздников. Редакция газеты «Самар ен» оказывает информационную поддержку творческим коллективам Чувашской Республики при проведении гастролей в Самарской области. Проводится большая работа по информационному сопровождению работы, направленной на сохранение и развитие традиционных национальных видов спорта.

 

6 сентября 1995 года в Самару и Самарскую область с многодневным визитом приехал всемирно известный писатель Александр Исаевич Солженицын, который в мае 1994 года вернулся в Россию из США после двадцатилетнего вынужденного отсутствия. В первый же день на берегах Волги он встретился с руководством области и депутатами губернской Думы, а затем выступил на её заседании. Губернатор Самарской области Константин Алексеевич Титов в своём приветствии писателю сказал, что он очень рад подобным мероприятиям, потому что они «раскрывают горизонт перед Самарой, выводят её на всероссийский и международный уровень, и, конечно, в визите Солженицына в Самару очень важна культурная составляющая». В конце того же дня писатель в течение двух часов совершал прогулку по историческому центру Самары и волжской набережной. В этой экскурсии его сопровождали известный самарский краевед и историк Александр Завальный и профессор Самарского госуниверситета Петр Кабытов. Солженицын очень хвалил самарцев за то, что они вернули городу его историческое имя, и не застроили берега Волги, оставили их в общественном пользовании. Он отметил памятник Пушкину: «Какой удачный поворот руки». Когда подошли к зданию нынешней академии искусств (бывшее здание облисполкома), писателю показали, где находится бункер Сталина. Вниз по лестнице спускаться не стали, но Александр Исаевич всё же спросил: «Как вы считаете, был ли Сталин в военном Куйбышеве?» «Наши историки утверждают, что нет», - ответил Завальный. Солженицын возразил: «Есть свидетельства, что он сюда всё же приезжал. Сами подумайте: здесь жила его семья, внук родился. И потом, было бы удивительно, если бы для него построили бункер, а он его ни разу не увидел!» Ещё Солженицын вспоминал, что он раньше уже бывал в нашем городе. Первый раз это было в август 1939 года, когда он с другом на лодке приплыл на отдых в Куйбышев из Казани. Второй раз его привезли сюда после ареста летом 1950 года, и тогда Солженицын провёл около двух месяцев в пересыльной тюрьме Куйбышева. А во время своего визита в 1995 году писатель пробыл в Самаре три дня, после чего 9 сентября 1995 года он съездил в Тольятти, 10 сентября встречался с жителями села Алексеевки и Кинеля, а 11 сентября долго общался со студентами Самарского государственного педагогического института. 12 сентября Солженицын отбыл из нашего города.

 

Главное самарское событие года

12 апреля 1995 год на танковом полигоне «Черноречье» в результате небрежности солдат при курении сгорело 18 танков, выведенных сюда для ремонта из района боевых действий в Чечне.

 

Сгоревший полк

Как известно, во время чеченских событий 1994-1995 годов в числе прочих принимал участие и 81-й гвардейский мотострелковый полк, направленный сюда из-под Самары. Для наших военнослужащих итоги этой операции оказались поистине катастрофическими. В печально известном новогоднем штурме города Грозного из состава полка было убито около 50 человек личного состава, более 100 человек ранено, а ещё свыше 120 пропало без вести. Что же касается техники 81-го полка, то во время боёв за Грозный она оказалась уничтоженной почти на 80 процентов. Истинные же размеры потерь федеральных войск в ходе первой чеченской кампании, как известно, долгое время скрывались (рис. 1-5).

 

Чеченская война

Уже в конце зимы 1995 года танковые соединения стали выводиться из Чечни, и для переформирования распределялись по военным округам. А уцелевшие танки 81-го полка для текущего ремонта были направлены домой, на территорию Приволжского военного округа. Большинство из них прибыли в полевой парк 6-го гвардейского танкового полка (в/ч 89551), что тогда располагался неподалеку от села Черноречье Самарской области (впоследствии посёлок Рощинский). Именно здесь апрельским вечером и случилось то чрезвычайное происшествие, которое сейчас считается еще одним звеном в цепочке армейского разгильдяйства и безалаберности.

Вот что об этом говорилось в спецдонесении, направленном в Москву после ликвидации ЧП.

«Начальнику Главного управления ГПС МВД РФ Серебренникову Е.А. Спецсообщение.

12 апреля 1995 года в 17 часов 53 минуты в оперативно-дежурную часть УГПС УВД Самарской области поступил сигнал о пожаре на территории в/ч 89551 в поселке Черноречье Волжского района (открытый полевой танковый парк). На место происшествия по вызову № 2 было направлено 11 пожарных автомобилей основного назначения, автомобиль ИПЛ, резервный взвод учебного центра пожарной охраны. По прибытию к месту вызова в 18 часов 16 минут заместитель начальника ОГПС-8 капитан внутренней службы Назаров Е.М. сообщил в ОДЧ, что огнём охвачено 15 единиц бронетехники, постоянно происходят взрывы артиллерийских снарядов и топливных баков танков, среди военнослужащих имеются погибшие и раненые. Назаровым была дана команда подать ствол СВП на тушение горящей техники, что предотвратило распространение пожара на соседние танки.

Оперативная группа во главе с заместителем начальника УГПС полковником внутренней службы Кондаковым В.Ф. прибыла на место происшествия в 18 часов 50 минут. В 19 часов был создан штаб пожаротушения, организованы два боевых участка с южной и северной сторон…

При взаимодействии с командованием и личным составом в/ч 89551 в 20 часов 05 минут пожар был локализован, а в 22 часа 07 минут ликвидирован. Во время тушения пожара получили ранения четверо работников УГПС.

Начальник УГПС УВД Самарской области полковник внутренней службы А.К. Карпов».

 

Боевые ранения пожарных

Вот как вспоминал тот злополучный вечер Александр Виштагин, который в апреле 1995 года был подполковником внутренней службы, заместителем начальника отдела службы и подготовки УГПС УВД Самарской области (рис. 6).

- Сообщение о пожаре на танковом полигоне в Черноречье поступило в самом конце дня, когда работники управления, не занятые в дежурной смене, уже собирались домой. Разумеется, после тревожного сигнала я в числе других руководителей УГПС выехал на место происшествия.

При подъезде к поселку Рощинский мы увидели человека в комбинезоне танкиста, который, прихрамывая, шёл нам навстречу и махал рукой. Когда мы около него остановились, то я с удивлением увидел на плечах танкиста генеральские погоны. Генерал стал говорить, что на полигон ехать опасно: там по неизвестной пока причине вспыхнул пожар, от чего начали рваться танковые снаряды, и уже есть погибшие и раненые. Когда кто-то из пожарных спросил, почему он хромает, генерал ответил, что его тоже ранило осколком в ногу. Но я сказал, что пожарные даже в экстремальных условиях не имеют права отказываться от выполнения своего долга, и потому, несмотря на протесты генерала, мы отправились дальше.

Когда пожарные проехали Рощинский, то им отсюда уже хорошо были слышны взрывы, доносящиеся со стороны танкового парка. Вскоре Виштагин увидел и чёрные клубы дыма, а также огненные «строчки» на фоне темнеющего неба – следы разлетающихся боеприпасов и их осколков. А когда пожарные подъехали к колючей проволоке, ограждающей полигон, то увидели множество пылающих бронированных машин, лежащих на земле людей в военной форме и длинный ряд дымящихся боеприпасов (рис. 7-9).

Как потом выяснилось, огонь вспыхнул в тот момент, когда началась выгрузка боекомплектов из танков. К моменту начала пожара на брезенте, расстеленном около бронетехники, уже было разложено около 150 снарядов. Почти все они попали в зону, охваченную пламенем.

Штаб пожаротушения тут же решил: чтобы уберечь личный состав от разлетающихся осколков, боевое развертывание проводить под прикрытием бронетехники, а для подхода к опасной зоне использовать дренажный канал, проходящий неподалёку от места пожара. Однако в той обстановке предугадать момент разрыва очередного снаряда было невозможно, и потому огнеборцам так и не удалось обойтись без ранений.

При первой же попытке подойти к горящим танкам неожиданно раздался мощный взрыв, разметавший по сторонам передовой пожарный расчёт. При этом подполковник Александр Виштагин ударной волной был сбит на землю и на несколько минут потерял сознание, а когда он пришёл в себя, то почувствовал сильную боль в правой руке. Уже потом выяснилось, что в мягких тканях его правого плеча застрял снарядный осколок примерно сантиметровой длины. Пострадали и другие огнеборцы, входившие в тот же пожарный расчёт. От взрывной волны получили контузии и сотрясения головного мозга начальник караула ПЧ-7 капитан Александр Павлов, командир отделения ПЧ-7 прапорщик Александр Сандрюхин и старший пожарный рядовой Александр Салилов.

 

Сгорело 18 танков

Пока раненых выносили с поля боя, одни пожарные расчёты, прячась за танковыми корпусами, начали поливать водой дымящиеся снаряды, а другие подступали с пенными стволами к охваченной огнём бронетехнике. Пену подавали прямо в открытые люки бронированных машин, но её из-за воздействия раскалённых продуктов горения поначалу словно бы «выдавливало» обратно. Поэтому пришлось сначала охлаждать раскалённую броню водяными струями, а уже потом тушить пеной пламя, скрывающееся в танковых недрах.

Одновременно соседние пожарные расчёты с помощью водяной завесы быстро отсекли стоящие поодаль танки от охваченной пламенем зоны, к которым ещё не успела подобраться огненная стихия. А разложенные на брезенте снаряды довольно долго пришлось охлаждать водой, которой, кстати, в тот момент на полигоне почти не было. Пожарным пришлось возить её из соседнего пруда, расположенного на расстоянии полутора километров от места происшествия.

Беда отступила лишь с приходом ночи, когда огнеборцы с помощью воды и пены подавили последние очаги пламени, а чёрное небо над танковым парком перестали расчерчивать огненные линии от разлетающихся боеприпасов. Пришло время, когда «считать мы стали раны, товарищей считать».

Как уже говорилось, в рядах работников пожарной службы в результате чрезвычайного происшествия на полигоне оказалось четверо раненых, которые к тому времени уже находились на больничных койках. А вот 2-я танковая армия понесла гораздо более серьезные потери. Девять военнослужащих в тот вечер получили осколочные ранения и термические ожоги, в том числе два генерала: заместитель командующего 2-й армией по тылу генерал-майор Анатолий Анохин и командир танковой дивизии генерал-майор Николай Сурядный. При этом Сурядный, как уже говорилось выше, даже будучи раненым, смог отправиться навстречу пожарным расчетам и пытался не допустить их в опасную зону.

Но самое страшное, что при тушении пожара погиб лишь накануне вернувшийся из Чечни рядовой срочной службы Азамат Нуриев. По свидетельству очевидцев, его смерть была поистине геройской. Когда неожиданно для всех загорелся промасленный брезент, Азамат бросился к пламени, подобравшемуся к боеприпасам, и стал закидывать его землей. Но снаряды к тому моменту уже были сильно раскалены, и взрыв раздался раньше, чем солдат успел справиться с огненной стихией. Самое печальное, что эта смерть случилась всего через пару недель после приказа министра обороны, в соответствии с которым уехал бы домой и дембель Азамат Нуриев.

Разбушевавшееся на полигоне пламя вывело из строя в общей сложности 18 боевых машин, которые незадолго до того уцелели в грозненском аду, но в мирное время оказались жертвой армейского разгильдяйства. В их числе были полностью уничтожены два самых современных на то время и боеспособных танка Т-80. Ещё двум бронированным машинам после описанного инцидента потребовался капитальный ремонт, а ещё 14 – ремонт среднего масштаба, главным образом - замена тех или иных важных узлов и деталей. Но вот установить точное число снарядов, разорвавшихся в адском пламени, военным так и не удалось. Тем не менее в течение последующих трёх дней после пожара на полигоне и в его окрестностях работали группы сапёров с миноискателями, которые пытались разыскать разлетевшиеся и неразорвавшиеся боеприпасы.

 

Курение опасно для вашего здоровья

Что же удалось выяснить о причинах чрезвычайного происшествия? Когда их доскональным выяснением стала заниматься специальная комиссия МО РФ, обнаружить источник воспламенения снарядов оказалась сложнее, чем это предполагалось первоначально. Вот что рассказал о некоторых нюансах этого дела начальник испытательной пожарной лаборатории (ИПЛ) УГПС ГУВД Самарской области Валерий Фрыгин, который в 1995 году участвовал в проведении следственного эксперимента (рис. 10).

- Для установления причин этого происшествия мы решили в точности воспроизвести все условия, при которых начался пожар на танковом полигоне в Черноречье. Однако наши многочисленные попытки поджечь окурком брезент (в том числе и промасленный), аналогичный тому, на который 12 апреля укладывались танковые снаряды, так ни к чему и не привели. Даже если тлеющий «бычок» прижимали непосредственно к брезентовой ткани, щедро пропитанной различными горюче-смазочными материалами, загорания все равно не происходило, как мы не старались.

Но от чего же тогда вспыхнул пожар? После того, как было окончательно установлено, что дело здесь вовсе не в промасленном брезенте, сотрудники ИПЛ стали проверять, не мог ли воспламениться от окурка какой-нибудь другой предмет из числа тех, что находились в тот момент на полигоне.

В конце концов эксперты добились нужного результата: когда в ходе эксперимента тлеющий «бычок» бросили на пустую снарядную гильзу, то она в долю секунды вспыхнула ярким пламенем. В результате по итогам следственного эксперимента в акт был записан следующий вывод о причинах воспламенения снарядов на полигоне: скорее всего, пожар начался от попадания незатушенного сигаретного окурка на легковоспламеняющуюся снарядную гильзу. Дело в том, что гильзы современных танковых снарядов изготавливают из прессованного картона и пропитывают раствором селитры – и всё для того, чтобы во время выстрела из пушки она сгорала без остатка и в считанные секунды.

После этого вывода специальной комиссии не составило большого труда восстановить весь ход событий, предшествующих трагедии. Скорее всего, дело было так: когда офицеры уехали обедать, никто из них не подумал о том, чтобы организовать элементарный присмотр за проведением опасных работ. А без офицеров в армии, как известно, наступает «солдатская вольница»…

Всё кончилось тем, что один из старослужащих решил покурить за ближайшим танком. Никто из «черпаков» в отсутствие офицеров даже и не посмел ему возразить: ведь курильщик был не просто «дедом», но и без пяти минут «дембелем». Минут через пять этот служивый отшвырнул тлеющий «бычок» в сторону и пошел к другим «дедам», не заметив при этом, что ветер отнес маленький огонёк в сторону разложенных снарядов, после чего он закатился под гильзу…

Итог чрезвычайного происшествия на танковом полигоне подвел приказ командира войсковой части 73427 (то есть 2-й танковой армии) генерал-лейтенанта А.И. Баранова. В частности, здесь сказано следующее: «Во время обеда и сразу после обеда, находясь бесконтрольно, сержант Якупов Р.Р., младший сержант Рудоман С.А., рядовой Хакимов Р.Р., рядовой Хабибулин Н.М., нарушив меры безопасности, курили, находясь невдалеке от места укладки пороховых зарядов. В результате около 17 часов, возможно, от курения указанных солдат, произошло возгорание одного из пороховых зарядов. Из-за сильного ветра возник пожар, который распространился на находящиеся рядом пороховые заряды, снаряды и танки».

Далее в приказе содержится поручение командующего армией окружному военному прокурору: по факту гибели рядового Нуриева возбудить уголовное дело и найти того самого разгильдяя-курильщика, из-за неосторожности которого и возник пожар на полигоне. Однако усилия прокуратуры так ни к чему и не привели: из-за «неустановления» конкретного виновного лица дело в конце концов было закрыто, а перечисленные выше солдаты отделались «губой».

Но так гласит лишь официальный вывод следствия. В действительности же, по некоторым данным, следователь всё-таки определил того самого злополучного курильщика. Но затем, посовещавшись с руководством, он всё-таки решил никого под суд не отдавать. Ведь согласитесь, что в тот роковой вечер всё получилось не по злому умыслу, а просто по трагическому стечению обстоятельств. Видимо, тогда даже работникам следствия стало по-человечески жаль разгильдяя, который в тот момент уже мечтал о скором возвращении домой (рис. 11-13).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

Ерофеев В.В. Как от одного окурка сгорело 18 танков. - В сб. «Вехи огненной Самара: от крепости до наших дней». Том 3. Самара, изд-во «НТЦ», 2002, стр. 269-274.


Просмотров: 37


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара