При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Разворованная армия. 1996 год

Международные события года

8 января 1996 года в городе Киншасе (Заир) произошла катастрофа с российским самолётом Ан-32Б авиакомпании «Московские воздушные линии» (Moscow Airways). Самолёт выполнял полеты по договору лизинга с заирской авиакомпанией African Air. В то утро экипаж должен был выполнить грузовой рейс — доставить продовольственные товары из Киншасы в Кахембури. Но при разбеге по взлётно-посадочной полосе (ВПП) лайнер не смог подняться в воздух, на большой скорости выкатился за пределы полосы, ударился о бруствер дренажной бетонной канавы, выехал на территорию рынка, расположенного в створе ИВПП, промчался по торговым рядам около 240 метров и загорелся от столкновения с рыночными постройками, которые были расположены совсем рядом с ВПП, фактически в центре города. При столкновении погиб бортмеханик, остальные пятеро членов экипажа получили травмы и эвакуировались из горящего самолёта. Всего же в результате этой катастрофы погибло 298 человек (1 в самолёте и 297 на земле), а ещё 253 человека получили ранения различной степени тяжести. Расправы разъярённой толпы над экипажем удалось избежать лишь благодаря действиям полиции. Пострадавшие были доставлены в больницы Киншасы, которые вскоре оказались переполненными. Тела погибших оказались настолько изувечены, что удалось идентифицировать личности лишь 66 человек. Неопознанные жертвы были похоронены в братской могиле. При расследовании выяснилось, что полёты лайнеров авиакомпании «Московские воздушные линии» выполнялись со значительными нарушениями, что привело к запрету её деятельности с 4 января 1996 года. Однако компания незаконно продолжала свою деятельность вплоть до катастрофы в Киншасе. Согласно выводам следствия, причиной этого происшествия явилось выполнение полёта с взлётной массой, превышающей максимально допустимую не менее чем на 27 тонн. В итоге суд Киншасы приговорил двоих пилотов к двум годам лишения свободы каждого, остальным трём членам экипажа удалось вернуться в Россию. Авиакомпании Scibe Airlift и African Air были оштрафованы суммарно на 1,4 миллионов долларов для выплаты компенсации пострадавшим и семьям погибших. Катастрофа в Киншасе пока остаётся самой крупной из подобных происшествий на земле по количеству жертв, не считая терактов 11 сентября 2001 года.

 

21 мая 1996 года в Танзании на озере Виктория затонул пассажирский паром «Букоба» («Bukoba»), что привело к многочисленным человеческим жертвам. Озеро Виктория является одним из семи великих африканских озёр, расположенных в рифтовой долине Восточно-Африканского разлома. Его площадь достигает 68,8 тысячи км2, и это ставит Викторию на второе место в мире среди всех пресноводных водоёмов, после озера Верхнее в Северной Америке (его площадь - 82,1 тысячи км2). Озеро Виктория территориально разделено между тремя странами: Танзанией, Кенией и Угандой. Что же касается затонувшего парома, то он был спущен на воду в 1979 году и курсировал из порта Букоба в порт Мванза. По версии следствия, паром перевернулся из-за того, что он оказался сильно перегружен. Выяснилось, что на его борту только официально находилось 433 человека, однако это уже превышало допустимое количество пассажиров (их должно было быть не более 400 человек). Кроме того, по выводам следствия, на пароме присутствовало ещё столько же безбилетников, которые заплатили за проезд команде, минуя легальную кассу. Несмотря на это, паром причалил к пристани острова Кемондо и взял на борт еще около 200 человек. После того, как Bukoba отчалил от Кемондо, капитан сообщил в порт Мванза, что у него всё в порядке, и паром скоро прибудет на место. Но уже через пять минут после этого сообщения судно перевернулось и пошло ко дну. Прибывшим на место катастрофы сотрудникам аварийных служб удалось спасти всего 82 человека (в том числе и капитана парома). Надежд на спасение других пассажиров не было никаких, так как глубина озера на месте происшествия составляла более 40 метров. Считается, что всего жертвами этой катастрофы стало не менее 894 человек (по другим данным – более 980 человек). Через день в Танзании был объявлен трехдневный траур. Под суд угодил только капитан парома, который был приговорён к 10 годам лишения свободы. Это трагедия по числу жертв стала одной из крупнейших в мире всю историю судоходства на пресных водах.

 

28 июня 1996 года в тюрьме Абу-Салим города Триполи (Ливия) вспыхнуло восстание заключённых, подавление которого закончилось многочисленными человеческими жертвами. На момент бунта здесь содержалось не менее 1600 человек. В тот день в тюремном блоке № 4 заключённые захватили в заложники охранника, и под угрозой его убийства совершили массовый выход из камер в тюремный двор. При этом лидеры бунта от имени всех узников выразили недовольство условиями содержания и ограничениями, касающимися визитов родственников. Тюремная администрация начала переговоры с заключёнными, которые закончились безрезультатно. На другой день по приказу руководителя Ливийской Джамахирии Муаммара Каддафи началось силовое подавление восстания, во время которого, по данным оппозиционной организации «Национальный фронт спасения Ливии», было убито не менее 1170 заключённых. В 2009 году сам факт такого восстания и общее число погибших (около 1200 человек) были подтверждены секретарём юстиции Ливии Мустафой Абдель Джалилем в интервью правозащитной организации «Хьюман Райтс Вотч» («Human Rights Watch»). По оценке этой организации, массовое убийство в Абу-Салим является нарушением статьи 6 Международного пакта о гражданских и политических правах (право человека на жизнь), и может считаться преступлением против человечности. В сентябре 2011 года, после свержения М. Каддафи, в Триполи было обнаружено массовое захоронение, в котором предположительно могут находиться до 1200 человеческих тел. По словам представителя Переходного Национального Совета Ливии Халеда Шарифа, эти тела принадлежат заключённым, казнённым в Абу-Салимской тюрьме в Триполи в 1996 году.

 

16 августа 1996 года после более чем годового плена в стане афганских талибов экипаж российского самолёта Ил-76ТД, борт RA-76842В, совершил дерзкий воздушный побег из вражеского плена. Всё началось 3 августа 1995 года, когда этот экипаж по заказу кабульского правительства в рамках межправительственного соглашения с Албанией, вопреки решению властей СССР о прекращении поставок конфликтующим сторонам в Афганистане оружия, боеприпасов и топлива, заканчивал коммерческий рейс по маршруту Тирана (Албания) — Кабул (Афганистан) с грузом стрелковых боеприпасов. Фактическим получателем груза был «Северный альянс», и авиабаза Баграм контролировалась силами злейшего врага «Талибана» Ахмад Шах Масуда. Но уже при подходе к столичному аэропорту Баграм российский самолёт был перехвачен талибанским истребителем МиГ-21, который принудил его совершить посадку на авиабазе в районе Кандагара. В итоге более года члены экипажа находились в плену в очень тяжёлых условиях, мучаясь от жары, нехватки воды и плохой пищи. При этом талибы предлагали им перейти в ислам с обещаниями облегчить участь, однако лётчики от этого отказались. Но через некоторое время экипажу удалось убедить талибов в том, что самолёт требует периодического технического обслуживания. Поскольку талибы не разбирались в авиационной технике, лётчикам разрешили время от времени подниматься в самолёт, и для проверки работоспособности прогревать двигатели. Удобный момент для побега наступил 16 августа 1996 года, когда на борту собрался весь экипаж, а на аэродроме у талибов из-за пятницы и времени молитв ослабла бдительность. Аэродромные службы пытались воспрепятствовать взлёту, но безуспешно. Конвоиров, которых было меньше, чем обычно, удалось обезоружить и связать. Топлива на полёт хватило, так как лайнер перед рейсом в Кабул был заправлен с расчётом на обратную дорогу, и топливо не было слито. В итоге самолёту удалось беспрепятственно взлететь и уйти из Афганистана сначала на запад, в Иран, а затем долететь до Шарджи (ОАЭ), где экипаж встретили представители российского посольства. Уже в ночь с 18 на 19 августа российские лётчики вернулись в Казань. 22 августа Указом Президента РФ Бориса Ельцина командиру экипажа Владимиру Шарпатову и второму пилоту Газинуру Хайруллину были присвоены звания Героев России, а все остальные члены экипажа были награждены Орденами Мужества. В 2010 года на экраны страны вышел фильм кинорежиссёра Андрея Кавуна «Кандагар», основанный на событиях этого захвата.

 

18 сентября 1996 года в территориальных водах Южной Кореи близ города Каннын потерпела аварию северокорейская малая дизель-электрическая подводная лодка типа «Сан-О», которая тайно проникла сюда с целью совершения диверсионного акта на здешней авиационной базе. В историю это происшествие вошло под названием «Каннынский инцидент». Подводная лодка отправилась в боевой поход 14 сентября в 5 часов утра с задачей высадить диверсионно-разведывательную группу близ Каннына. На борту подлодки находились 21 член команды и трое диверсантов. К 19:30 часам 15 сентября лодка достигла района назначения, успешно высадила водолазов и отошла в нейтральные воды. Но при попытке забрать диверсантов обратно лодка из-за ошибок навигации врезалась в камни и при этом лишилась лопастей винта. Попытки команды снять подводную лодку с мели оказались безуспешными. Тем временем местный таксист, проезжая по прибрежному шоссе, заметил на берегу группу людей и некую тёмную массу в воде. Таксист прежде служил в армии, и потому сразу же он заподозрил высадку на берег северокорейцев, о чём немедленно сообщил в службу безопасности. В итоге экипаж подводной лодки почти в полном составе (кроме одного лейтенанта – рулевого субмарины) погиб в перестрелке с южнокорейскими войсками. Дольше всего не могли обнаружить троих членов диверсионно-разведывательной группы, высадившихся на берег раньше. Они продержались в лесах ещё полтора месяца, но потом их всё же выследили. Диверсанты оказали сопротивление южнокорейцам и были убиты при попытке их захвата. Что же касается задержанного живым северокорейского лейтенанта, то он дал показания контрразведке без малейшего давления со стороны следствия, и в дальнейшем отказался от возвращения на родину, продолжив службу во флоте Южной Кореи.

 

Российские события года

9 января 1996 года группа чеченских боевиков из 350 человек, возглавляемая Салманом Радуевым, совершила вооружённый рейд по территории соседнего Дагестана, выбрав своей основной целью военные объекты города Кизляр. Используя стрелковое оружие и гранатомёты, бандиты напали на вертолётную базу, расположенную на окраине города, имея задание физически ликвидировать охрану, уничтожить находящиеся здесь вертолёты и захватить оружейный склад. Но на вертолётной базе уже ждали нападения, готовились к нему, и в итоге российским военнослужащим удалось отбить атаку боевиков. Потерпев неудачу, террористы отошли в город, закрепились в местной больнице и родильном доме, взяв заложников из числа медперсонала, больных и жителей окрестных домов – всего около 3 тысяч человек. Используя ситуацию, Радуев потребовал от руководства России вывести войска с территории Чечни и Северного Кавказа. Но после переговоров с руководителями Республики Дагестан, которые в ответ пригрозили взять в заложники проживающих на территории республики чеченцев-акинцев, Радуев счёл за лучшее покинуть Кизляр с сотней заложников. Обратный маршрут террористов прошёл по территории Дагестана вдоль границы с Чечней. Но у села Первомайское, в 300 метрах от чеченской границы, колонна автобусов с боевиками и заложниками (165 человек) была остановлена предупредительным огнём федеральных сил, которые не собирались пропускать бандитов на территорию Чечни. В результате с 11 по 14 января боевики были заблокированы в Первомайском и вели переговоры с силовыми российскими министрами, однако стороны так и не пришли к каким-то конкретным результатам. Но 15 января, после того, как стало известно, что террористы расстреляли двух пришедших к ним на переговоры дагестанских старейшин и шестерых милиционеров-заложников, начался штурм села, который с переменным успехом продолжался почти четверо суток. А в ночь на 19 января основным силам боевиков (включая Радуева) с большими потерями удалось вырваться из окружения и вернуться в Чечню. Всего в результате боевых действий в Кизляре и Первомайском с 9 по 19 января 1996 года погибли 78 российских военнослужащих, сотрудников МВД и мирных граждан Дагестана, из них 11 заложников, а ранения различной степени тяжести (по разным данным) получили от 300 до 500 человек. В ходе операций по освобождению заложников в Кизляре и Первомайском было уничтожено 153 боевика, а ещё 30 захвачено в плен. Руководитель бандитского налёта на Дагестан Салман Радуев в 2000 году в результате спецоперации ФСБ был задержан, приговорён к пожизненному заключению, и в 2002 году умер в тюрьме.

 

19 июня 1996 года при выходе из здания правительства России службой президентской охраны были задержаны член предвыборного штаба Бориса Ельцина, известный в то время шоу-мэн Сергей Лисовский, и Аркадий Евстафьев, помощник Анатолия Чубайса (в то время – руководителя предвыборного штаба Ельцина). Вдвоём они выносили из здания коробку из-под ксерокса, в которой находились 538 тысяч долларов США наличными. После допроса оба были помещены под стражу, но затем отпущены в результате неформального давления, которое оказали на президентскую охрану Анатолий Чубайс, Татьяна Дьяченко, Альфред Кох и ряд других лиц, заинтересованных в победе Ельцина на выборах. Инцидент с коробкой из-под ксерокса был широко обнародован через СМИ и вызвал громкий предвыборный скандал. Хотя Главная военная прокуратура после обнародования инцидента возбудила уголовное дело по статье о незаконных валютных операциях, оно после президентских выборов было закрыто. Но при этом выяснилось, что инициаторами задержания Лисовского и Евстафьева стали глава президентской службы безопасности Александр Коржаков, директор ФСБ Михаил Барсуков и вице-премьер правительства РФ Олег Сосковец, которые Указом президента РФ Бориса Ельцина от 20 июня 1996 года были отправлены в отставку. Существуют различные версии причин этой отставки, но большая часть из них сводится к тому, что Коржаков проиграл в аппаратной борьбе конкурирующей группе, образовавшейся в окружении Ельцина. Как позже писал Коржаков в своих воспоминаниях, президентская служба безопасности и раньше получала сообщения о «расхищении» средств в ходе предвыборной кампании. А вот Борис Ельцин в своей книге «Президентский марафон» высказал мнение, что задержание Евстафьева и Лисовского с последующим обвинением их в хищении денег было вызвано тем, что Коржаков давно искал повод для публичного скандала, желая свести личные счёты со своими политическими противниками. Здесь же Ельцин написал, что увольнение Коржакова, Барсукова и Сосковца не было следствием одного лишь скандала с коробкой из-под ксерокса, а стало мерой пресечения «длительного противостояния здоровых сил и тех, кто шел на провокации, чтобы захватить власть в предвыборном штабе». 19 июня это противостояние перешло в открытый конфликт, который, по словам Ельцина, и был им разрешён подписанием упомянутого Указа.

 

3 июля 1996 года В России состоялся второй тур выборов Президента РФ, в который по итогам первого тура, прошедшего 16 июня, вышли действующий Президент РФ Борис Николаевич Ельцин и лидер КПРФ Геннадий Андреевич Зюганов. В первом туре выборов, несмотря на разгар лета, приняло участие более 75,7 миллионов человек, что составило 69,81% от числа российских избирателей. По результатам первого тура Ельцин показал наилучший, но далёкий от необходимого для победы большинства результат, получив 26,6 миллионов голосов, что составило 35,28%. Зюганов лишь немного уступил Ельцину, получив 24,2 миллиона голосов, что составило 32,03%. Главной неожиданностью стало третье место генерала Александра Лебедя, который получил поддержку 10,7 миллионов избирателей, что составило 14,52%. Серьёзное поражение потерпел бывший Президент СССР М.С. Горбачёв, получив всего 386 тысяч голосов, что составило 0,51%. После определения результатов первого тура голосования Центральная избирательная комиссия Российской Федерации назначила второй тур голосования на среду, 3 июля. Правительство России объявило этот день выходным днём. Столь необычный выбор дня голосования (до этого в России обычно голосовали в воскресенье) объяснили стремлением увеличить активность избирателей. Во время предвыборной кампании второго тура Ельцин сделал сильный ход, объявив о назначении Александра Лебедя секретарём Совета Безопасности с особыми полномочиями (с посулами возможного преемничества), после чего тот появился рядом с Борисом Ельциным перед телекамерами и выступил в его поддержку. Во втором туре голосования приняли участие более 68% избирателей. По результатам выборов Ельцин получил 40,2 миллиона голосов (53,82 %), Зюганов — 40,31%, а ещё 3,6 миллиона россиян (4,82%) проголосовали против обоих кандидатов. При этом перед голосованием Александр Лебедь призвал своих сторонников отдать голоса Борису Ельцину, и тем самым фактически решил исход выборов. Спустя много лет, во время дебатов по предвыборной программе КПРФ на телеканале «Россия-1» в 2011 году, Геннадий Зюганов подтвердил этот факт. По итогам второго тура действующий Президент России Борис Ельцин одержал победу и был переизбран на второй срок. Его инаугурация состоялась 9 августа 1996 года.

 

31 августа 1996 года в Хасавюрте состоялись переговоры между секретарём Совета безопасности РФ генералом Александром Лебедем и начальником штаба Вооруженных сил непризнанной Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) Асланом Масхадовым, которые завершились подписанием Хасавюртовских соглашений, положившим конец Первой чеченской войне. Соглашение было подписано на фоне успешной боевой операции вооружённых формирований Чеченской Республики Ичкерии, установивших контроль над городами Грозный, Аргун, Гудермес и рядом поселений. Итогом договорённости стало прекращение военных действий и вывод федеральных войск из Чечни, а вопрос о статусе территории был отложен до 31 декабря 2001 года. 10 октября 1996 года Совет Федерации РФ постановил считать документы, подписанные в Хасавюрте, «свидетельством готовности сторон разрешить конфликт мирным путём, не имеющими государственно-правового значения». По мнению многих экспертов, подписание Хасавюртовских соглашений стало началом интенсивного распространения религиозного экстремизма, основной очаг которого находился в Чечне. При этом соглашения не повлияли на практику взятия заложников и вымогательства денег. Так, журналисты Брис Флетьо, Виктор Петров и Светлана Кузьмина были похищены в качестве заложников в 1999 году во время действия Хасавюртовских соглашений. В целом же Хасавюртовские соглашения полностью потеряли свою силу с началом Второй чеченской войны в августе 1999 года.

 

10 ноября 1996 года на Котляковском кладбище в Москве, во время траурной церемонии на могиле погибшего двумя годами раньше председателя Фонда инвалидов войны в Афганистане Михаила Лиходея, сработало взрывное устройство мощностью от 2 до 5 кг в тротиловом эквиваленте. Бомба была закопана в могиле и расположена таким образом, чтобы взрывная волна, отразившись от поверхности обелиска, нанесла максимальный ущерб собравшимся, и в результате это привело к многочисленным человеческим жертвам. Лиходей занял свой пост летом 1994 года, сменив на нём Валерия Радчикова, который ушёл с этой должности со скандалом, связанным с его обвинением в легализации через фонд доходов, полученных преступным путём. При этом Лиходей выступил одним из главных разоблачителей Радчикова, добиваясь начала его уголовного преследования путём привлечения к его махинациям внимания общественности и правоохранительных органов, выступая со своими разоблачениями в СМИ. Однако 10 ноября 1994 года Лиходей вместе с охранником был взорван в своём доме на Ореховом бульваре с помощью бомбы мощностью 450 граммов в тротиловом эквиваленте, которую вмонтировали в переговорное устройство в лифте. Бомба сработала от команды киллера, поданной с радиопульта. Как позже установило следствие, преступник наблюдал за домом Лиходея с технического этажа соседней шестнадцатиэтажки, откуда и подал команду на взрыв. Убийцу Лиходея, бывшего «афганца» Александра Хинца, удалось арестовать лишь три года спустя. Как уже было сказано, Лиходея похоронили на Котляковском кладбище Москвы, где через два года во время поминок и произошёл взрыв. Непосредственно на месте теракта на могиле 10 ноября 1996 года были убиты 14 человек, и ещё около 30 получили ранения различной степени тяжести. Среди погибших оказались многие друзья и знакомые Лиходея, не имевшие никакого отношения к разборкам в фонде инвалидов войны в Афганистане, а также новый руководитель фонда Сергей Трахиров и вдова Лиходея - Елена Краснолуцкая, финансовый директор фонда. По факту взрыва на Котляковском кладбище обвинения были предъявлены бывшему руководителю фонда Валерию Радчикову и его сотрудникам Сергею Анохину и Михаилу Смурову. Но 21 января 2000 года Московский окружной военный суд вынес всем троим оправдательный приговор. Лишь 13 декабря 2000 года президиум Верховного Суда РФ отменил этот приговор и отправил дело на новое рассмотрение, после Анохин исчез в неизвестном направлении. 31 января 2001 года в автокатастрофе на Минском шоссе разбился Радчиков, предполагаемый заказчик как убийства Лиходея, так и взрыва на его могиле. Водитель не справился с управлением, и машина на большой скорости врезалась в грузовой автомобиль. Вскоре был вынесен приговор в отношении Михаила Смурова, которого приговорили к 14 годам лишения свободы как соучастника взрыва на кладбище. 13 ноября 2003 года был задержан Анохин, которого в декабре 2006 года осудили к 15 годам лишения свободы. В апреле 2004 года был приговорён к 15 годам заключения Александр Хинц - убийца Лиходея. В 2008 году Московский городской суд заочно приговорил Владимира Луковского, выявленного заказчика убийства Лиходея, к 15 годам лишения свободы. В мае 2010 года подозреваемого задержали на территории Украины и экстрадировали в Россию, после чего Луковский был помещён в колонию строго режима, хотя он и заявлял о своём несогласии с заочным приговором.

 

Самарские события года

25 марта 1996 года в Самаре вышел в свет первый номер еженедельника «Самарское обозрение», который быстро стал ведущей региональной деловой газетой. За годы своего существования издание претерпело ряд кардинальных изменений, давших возможность её читателям получать самую объективную и полную информацию о событиях в регионе, интересующих деловых людей. В 1996 году был создан принципиально отличный от ранее существовавших на рынке печатный носитель. Создатели газеты дали региональному рынку те приемы работы с информацией, которые сейчас используют все. В 1999 году «Обозрение» стало символом новой прессы, более свободной более открытой. В 2003 году руководство издания трансформировало газету, сделав её более понятной читателям: появились отдельные тематические тетради. Начиная с 17 ноября 2005 года «Самарское обозрение» начало выходить два раза в неделю – это первый этап на пути перехода газеты в ежедневный формат. Вместе с газетой по подписке и в розницу распространяется цветное ежемесячное приложение – аналитический журнал «Дело» объёмом 48 страниц. Сегодня «СО» занимает лидирующие позиции на медийном рынке Самарской области, являясь не только самым тиражным и объёмным изданием, но и самым авторитетным в деловой и политической жизни губернии. Тираж газеты составляет 16816 экземпляров в неделю (8810 экз. в понедельник, 8006 экз. в четверг).

 

15 апреля 1996 года в Самарском государственном университете открылись первые Платоновские чтения, посвящённые памяти академика, историка С.Ф. Платонова. С 1997 года эти чтения стали ежегодными и получили статус Всероссийских. Они проводятся в память о Сергее Фёдоровиче Платонове, русском историке и педагоге, действительному члену Российской академии наук по историко-филологическому отделению с 3 апреля 1920 года. В своё время он отнёсся отрицательно к Октябрьской революции 1917 года, посчитав её случайной и ничем в общественном развитии не подготовленной, однако был вынужден пойти на сотрудничество с большевиками, чтобы наладить работу по спасению петроградских архивов и библиотек. В течение десяти лет Платонов нёс на себе нелёгкий груз административных и общественных должностей, однако в ночь на 12 января 1930 года был арестован вместе со своей младшей дочерью Марией по подозрению «в активной антисоветской деятельности и участии в контрреволюционной организации». Впоследствии Платонов в сопровождении двух своих дочерей, Марии и Нины, был выслан в Самару, где 10 января 1933 года скончался от острой сердечной недостаточности и был похоронен на городском кладбище. В апреле 1996 года по инициативе историков Самарского государственного университета и под научным кураторством Санкт-Петербургского Института истории РАН (тогда он назывался Санкт-Петербургский филиал Института российской истории РАН) прошла первая конференция студентов, аспирантов, молодых преподавателей и научных сотрудников, посвященная памяти учёного. Впоследствии такие конференции стали ежегодными и получили название «Платоновские чтения», и основным источником их финансирования стали гранты Российского государственного научного фонда и Губернатора Самарской области.

 

24 июля 1996 года судебной коллегией по уголовным делам Самарского областного суда под председательством М.С. Медведева был вынесен приговор по уголовному делу о присвоении чужого имущества путем мошенничества, даче взяток в особо крупном размере, подделке документов (ст. 147, 173, 195 УК РСФСР), совершенных владельцем и генеральным директором ТОО «Ладья» Вячеславом Мерзликиным и рядом других лиц. В ходе следствия выяснилось, что Мерзликин в течение 1992 года заключил множество договоров с коммерческими организациями Украины, Литвы, Грузии и России о поставке им нефтепродуктов, баночного пива, цветных металлов и других товаров, заведомо зная, что таких поставок он организовать не сможет, поскольку ТОО «Ладья» не имела лицензии на реализацию такой продукции. Также в течение указанного времени аферист неоднократно давал взятки должностным лицам Куйбышевской железной дороги и представителям Министерства внешних экономических связей РФ по Самарской области за получение от них различных ведомственных бланков. Эти бланки Мерзликин сам заполнял и подписывал, тем самым создавая у заказчиков товара иллюзию, что необходимая им продукция уже отгружена по нужному адресу. Всего же в результате подобных мошеннических операций Мерзликину на счёт фирмы «Ладья» было перечислено более 92,7 миллионов рублей, которые её владелец в итоге присвоил и использовал для собственных нужд. А в общей сложности на скамье подсудимых, кроме Мерзликина, оказалось ещё шесть должностных лиц, которые обвинялись в получении взяток и соучастии в мошенничестве. Решением Самарского областного суда Вячеслав Мерзликин был приговорён к 10 годам лишения свободы в колонии строгого режима, а его подельники получили от 4 до 7 лет заключения.

 

1 декабря 1996 года состоялись первые в истории Самарской области выборы губернатора. Действовавший до этого момента руководитель региона Константин Алексеевич Титов не был избранным должностным лицом – он был назначен на этот пост Указом Президента РФ Б.Н. Ельцина от 31 августа 1991 года. До событий 1917 года губернаторы во всей Российском империи также не избирались, а назначались приказом министра внутренних дел, конечно же, в случае утверждения императором. А в советское время фактическими хозяевами областей и краёв были секретари обкомов и крайкомов коммунистической партии. Так что выборы губернатора в 1996 году для нас действительно были первыми. Решение об их проведении 1 декабря было принято Самарской Губернской Думой. Выборы проводились по мажоритарной избирательной системе абсолютного большинства, согласно которой избранным считался кандидат, получивший более половины голосов избирателей, принявших участие в голосовании; если же ни один из кандидатов не набирал необходимого количества голосов, то назначалось повторное голосование по двум кандидатам, получившим в первом туре самые лучшие результаты. Всего претендентов на главный руководящий пост в Самарской области оказалось трое: действующий губернатор К.А. Титов, лидер областной организации КПРФ В.С. Романов Степанович и независимый кандидат В.Г. Чупшев. В первом туре никто из них не набрал более половины голосов, а во втором туре между собой соревновались Титов и Романов. В результате на второй губернаторский срок был избран Константин Алексеевич Титов, который затем в этом качестве руководил регионом до 2000 года.

 

Главное самарское событие года

15 апреля 1996 года начальник финансово-экономического управления (ФЭУ) ПриВО генерал-майор А.А. Смирнов направил в подчиненные ему подразделения округа письмо за своей подписью, в котором он рекомендовал военным финансистам ПриВО не выполнять указание московского руководства и не открывать новые специальные счета с отличительным признаком в первом разряде «7». В результате в течение года в Приволжском военном округа в результате финансовых махинаций было похищено около 12 миллиардов неденоминированных рублей (так называемое «дело генерала Смирнова»).

 

Разворованная армия

В «лихие 90-е» данный факт вовсе не был военной тайной. В то время даже школьники знали, что российская армия, как говорится, по самые уши погрязла в финансовых скандалах, порожденных нечистоплотностью её министерской и окружной верхушки. «Прокручивание» армейских бюджетных средств через банковские структуры в России 90-х годов стало обычным явлением, и этот приём явился необъятной кормушкой для довольно значительной части генералитета и его приближенных. А вскоре финансовые разборки докатились и до Приволжского военного округа, когда окружной прокуратурой был арестован бывший главный финансист ПриВО генерал-майор А.А. Смирнов. Ему предъявили обвинение в причастности к хищениям финансовых средств в особо крупных размерах (назывались суммы от 10 до 17 миллиардов неденоминированных рублей), да плюс ещё и в злоупотреблении служебным положением (рис. 1).

Но сначала немного о предыстории этого скандала. Ещё 12 февраля 1996 года Министерство финансов РФ и Центральный банк РФ направили на места специальное совместное указание об открытии новых банковских счетов для военных организаций с отличительным признаком в первом разряде «7», предназначенных исключительно для средств, направляемых из федерального бюджета на выплату зарплаты военнослужащим. Согласно этому указанию, зачисленные на такие счета финансовые средства могли расходоваться только по целевому назначению, то есть на выплату зарплаты, и ни в коем случае не могли быть перечислены для каких-либо хозяйственных расчётов или сделок, списаны в безакцептном порядке или направлены на другие цели. Понятно, что данное указание из Москвы кое-кого из генералитета крайне встревожило: ведь тем самым из-под них вышибалась всякая почва для разного рода сомнительных финансовых сделок, как раз и основанных на нецелевом использовании бюджетных денег и «прокрутке» их через коммерческие структуры.

Скорее всего, именно поэтому 15 апреля 1996 года тогдашний начальник финансово-экономического управления ПриВО генерал-майор А.А. Смирнов направил в подчиненные ему подразделения округа письмо за своей подписью, в котором он рекомендовал военным финансистам ПриВО… не выполнять указание московского руководства - мол, открытие новых специальных счетов с отличительным признаком в первом разряде «7» приведёт к запутыванию в учёте и отчётности, и вообще осложнит и без того тяжелую жизнь военных. Стоит ли говорить о том, что военные бухгалтеры во многих подразделениях округа с радостью бросились выполнять письменное распоряжение своего непосредственного начальника!

 

Финансист – профессия опасная

До прихода Андрея Смирнова на этот ответственный пост должность начальника ФЭУ ПриВО занимал скандально известный в своё время генерал-майор Г.С. Олейник (рис. 2). Смирнов же довольно долго был у него заместителем и имел звание полковника. Но вот наступил 1996 год, когда министром финансов РФ стал А.Я. Лившиц, с которым Олейник ранее учился в одном и том же экономическом вузе (рис. 3). В результате генерал-майор из Самары при покровительстве министра очень быстро сделал головокружительную карьеру: в том же 1996 году Олейник перебрался из Самары в Москву, где сразу же был назначен начальником Центрального финансового управления Министерства обороны РФ, и вскоре получил звание генерал-полковника. А освободившуюся должность начальника ФЭУ ПриВО тут же занял Смирнов, впоследствии получивший звание генерал-майора.

Однако карьера Георгия Олейника закончилась уже вскоре после его нового назначения, причём весьма печально: против него было возбуждено уголовное дело по обвинению в злоупотреблении служебным положением. Речь шла о 450 миллионах долларов, которые были переведены со счетов Минобороны на счета одной английской фирмы, компаньона «ЕЭС Украины», причём якобы за некие стройматериалы, которые российское военное ведомство в итоге так и не получило. Что же касается пресловутых миллионов долларов, то их дальнейшую судьбу в рамках проводимого расследования установить так и не удалось.

Впрочем, по данным правоохранительных органов, завесу над этой тайной могла бы открыть не кто иная, как тогдашний руководитель «ЕЭС Украины» Юлия Тимошенко, в связи с чем Генеральная прокуратура РФ в течение года усиленно приглашала её к себе для официальной дачи показаний (рис. 4). Как мы знаем, «железная Юлия» все эти приглашения проигнорировала, явно опасаясь, что обратно в Киев из Москвы она может вернуться лишь через несколько лет, да и то со справкой об освобождении из «мест не столь отдаленных». Ведь в те годы, согласно оперативной информации, именно через «ЕЭС Украины» российские финансисты в погонах «отмыли» значительные денежные средства, не забыв при этом о комиссионных для генералов. Предполагается, что только за упомянутую выше операцию с украинскими «газовыми» деньгами некоторые российские полководцы получили «откат» в размере не менее 3 миллионов долларов. Впрочем, сей факт так и остался недоказанным, и во многом благодаря тому, что Юлия Тимошенко, став премьер-министром при украинском президенте Викторе Ющенко, вскоре получила гарантии от Генпрокуратуры РФ о своей неприкосновенности.

Что же касается Георгия Олейника, то он в 2002 году получил три года лишения свободы за свои финансовые махинации. Правда, Верховный суд РФ его почти сразу же амнистировал, однако в феврале 2003 года бывший главный финансист МО РФ вновь оказался под судом – теперь уже за другие денежные аферы, и в этот раз получил пять лет лишения свободы. Отсидев лишь половину этого срока, бывший генерал «с чистой совестью» условно-досрочно вышел на свободу весной 2005 года.

 

Генеральское самоуправство

Что же касается Андрея Смирнова, самарского преемника Георгия Олейника, то служба новоиспеченного генерала после его назначения на должность начальника ФЭУ в течение нескольких месяцев проходила на удивление безоблачно. Так продолжалось до первых месяцев 1997 года, когда над финансовыми сотрудниками ПриВО вдруг стали сгущаться тучи. Сейчас о тех событиях многие бывшие военные функционеры округа вспоминают, как о сплошном кошмаре. Их можно понять: ведь именно в феврале 1997 года со страниц центральной и местной прессы, а также с телевизионных экранов на руководство округа вдруг обрушился целый поток обвинений в финансовых аферах и злоупотреблениях служебным положением. Говорилось, в частности, о дачах высокопоставленных военных, построенных на неизвестно откуда взявшиеся деньги, о рабском труде солдат, занятых на этих «особо важных» объектах, о десятках квартир и гаражей, которыми генералы в нарушение существующего порядка щедро оделяли своих родственников и знакомых, оставляя при этом без жилья простых офицеров.

Под массированный газетно-телевизионный «обстрел» в те месяцы попали, в частности, тогдашний командующий войсками округа генерал-полковник А.И. Сергеев, первый заместитель командующего генерал-лейтенант В.И. Попов, начальник штаба ПриВО генерал-лейтенант А.И. Баранов, командир 90-й танковой дивизии генерал-майор Н.Д. Сурядный, и некоторые другие генералы. Но широкая публика тогда ещё не знала, что уже вскоре главными фигурантами финансового скандала, разразившегося над округом, станут вовсе не первые лица ПриВО, а мало кому в тот момент известный генерал-майор Андрей Смирнов.

Правда, поначалу он весьма удачно прятался где-то за широкими спинами своего многозвёздного начальства, но это продолжалось лишь до той поры, пока весной 1997 года в округ не нагрянула совместная комиссия Министерства обороны РФ и Счетной палаты РФ. Вскрытые контролёрами факты оказались столь впечатляющими, что уже через месяц после их визита по первым же итогам проверки Главной военной прокуратурой было возбуждено несколько уголовных дел, в том числе и в отношении генерала Смирнова.

Выше уже было сказано, что с апреля 1996 года по самоуправному распоряжению начальника ФЭУ финансисты Приволжского военного округа стали весьма вольно распоряжаться банковскими счетами с отличительным признаком в первом разряде «7», регулярно используя эти средства на нецелевые нужды. По прямым указаниям генерал-майора Смирнова и при «молчаливом согласии» его московского руководителя Георгия Олейника стали окружные бухгалтерии стали внаглую «прокручивать» государственные средства через коммерческие структуры. При этом их действия даже в деталях удивительно напоминали ту самую финансовую операцию по переводу «газовых» денег на Украину, из-за которой впоследствии Олейник и оказался за решёткой. У следствия не было никакого сомнения в том, что все эти денежные махинации были спланированы в одном и том же «мозговом центре», только исполнители на местах оказывались разными.

 

И все-таки они крутятся!

Вот только один из таких фактов, вскрытых затем военными следователями. В начале 1996 года со счёта строительного управления ПриВО на счёт одной из воинских частей было перечислено сначала 500 миллионов, а потом еще 300 миллионов неденоминированных рублей. Для каких целей? А вот для каких: как явствует из гарантийного обязательства, подписанного тогдашним начальником строительное управление ПриВО полковником А.И. Остремским, на ответственное хранение были приняты некие стройматериалы. Однако последующая проверка выявила полное «отсутствие наличия» указанных материалов. Впрочем, их даже и в принципе не могло здесь быть, потому что они никогда в эту воинскую часть не завозились. А деньги с одного счёта на другой перекидывались с одной-единственной целью: «прокрутить» их в банке и получить никем не учтенный «навар», измеряемый сотнями миллионов рублей.

Интересная деталь: на некотором этапе стороны, участвующие в «операции», потеряли между собой общий язык и принялись скандалить по поводу попавших к ним в руки финансовых средств. Причём скандалить они начали в письменной форме. Вот текст некоторых из таких записок, в которых обе стороны предъявляют претензии друг другу.

Записка представителя части капитана Бессонова от 21 марта 1996 года на имя полковника Остремского: «…войсковой частью 65343 были перечислены в вашу часть денежные суммы в размере 300 миллионов рублей в оплату за цемент, песок, щебень… Данные материалы на эту сумму не были нам выданы до настоящего времени. Прошу Вас принять решение…»

Остремский, конечно же, и не подумал что-либо отвечать какому-то там капитану. Тогда Остремскому по тому же поводу пишет уже начальник ФЭУ ПриВО генерал-майор А.А. Смирнов: «Александр Иванович! Убедительно прошу выдать необходимые материалы, а то договаривались на взаимовыгодной основе, а начинается «футбол». Смирнову ответил главный бухгалтер в/ч 52737 подполковник Опанасенко: мол, ваших денег у нас всего 122, а вовсе не три сотни «лимонов», так что мы можем вас «отоварить» только на эту сумму. Смирнов снова пишет Опанасенко: «Не путайте «божий дар» с яичницей. Прекратите эту волокиту». Не правда ли, на удивление образным порой оказывается язык у наших военных!

А вот еще один факт из того же ряда. На банковский счет воинского объединения 73427, руководство которого, как уже можно догадаться, скрупулёзно выполняло приказ генерал-майора А.А. Смирнова, 17 июля 1997 года поступило два миллиарда неденоминированных рублей на выплату денежного довольствия военнослужащим. Как вы думаете, что уже через несколько дней сделал с внезапно свалившимися на его голову деньгами начальник объединения полковник Н.Н. Крылов? Да-да, именно так: 23 июля того же года Крылов подписал платёжное поручение, согласно которому все поступившие два миллиарда перечислялись на… счёт некоего ООО «Лиана». Банк легко пропустил платёжку, поскольку деньги шли со счёта, в первом разряде которого не было упоминавшегося выше отличительного признака «7» (рис. 5).

Правда, через три месяца на допросе у следователя Главной военной прокуратуры Крылов утверждал, что поступить подобным образом с бюджетными средствами ему в телефонном разговоре приказал не кто иной, как… всё тот же генерал-майор А.А. Смирнов. Однако Смирнов на очной ставке с Крыловым само существование данного устного приказа категорически отрицал, а каких-либо письменных его следов в недрах финансово-экономического управления ПриВО проверяющие так и не нашли. Что же касается денег, то они, как выяснило следствие, вскоре были обналичены, после чего следы пресловутого ООО «Лиана» растворились где-то на бескрайних российских просторах…

 

От тюрьмы не зарекаются и генералы

Уже в ноябре 1997 года генерал-майор Смирнов был отстранён от должности начальника ФЭУ ПриВО. Ещё раньше, начиная с августа, военная прокуратура округа стала одного за другим арестовывать главных финансистов ряда воинских частей, через счета которых «прокручивалось» больше всего бюджетных средств. Закончилось же общая ревизия тем, что в начале февраля 1998 года в СИЗО оказался и Смирнов. Всем арестованным предъявили обвинения в причастности к хищениям финансовых средств в особо крупных размерах. На начальном этапе следствия сумма похищенных в ПриВО финансовых средств оценивалась в пределах 17 миллиардов «старых» рублей. Однако впоследствии эта цифра снизилась «всего лишь» до 10 миллиардов 675 миллионов.

Сразу же после ареста Смирнов предпринял решительные меры для своего освобождения из-под стражи. Буквально через неделю после заключения в СИЗО его адвокаты подали апелляцию в суд, чтобы он рассмотрел возможность изменить в отношении Смирнова меру пресечения на подписку о невыезде. Однако военный суд Самарского гарнизона 24 февраля 1998 года принял беспрецедентное решение в отношении Смирнова: освободить его из-под стражи можно, но только при условии внесения им залога в размере 300 тысяч деноминированных рублей.

Ни родственники, ни знакомые опального генерал-майора так и не внесли в кассу канцелярии суда требуемую сумму, и поэтому Смирнов так и не вышел из камеры СИЗО до самого приговора. Конечно же, если бы тогда он все-таки освободился из-под стражи на период следствия, это стало бы своеобразным тестом на наличие у него крупных побочных доходов. Вполне возможно, что тогда Смирнов просчитал все варианты - и решил, что его свобода не стоит таких денег.

В декабре 1999 года на скамью подсудимых военного суда по обвинению в превышении должностных полномочий и присвоении финансовых средств сели ещё четверо военнослужащих. Кроме Андрея Смирнова, в их числе оказался бывший начальник воинского объединения 73427 полковник Николай Крылов, а также начальники финансовых частей ряда подразделений ПриВО - майор Сергей Бусыгин, старший лейтенант Дмитрий Маханек и старший прапорщик Сергей Лихотоп.

Приговор суда оказался довольно неожиданным. Главным вдохновителем финансовых махинаций в округе был признан Крылов, которого приговорили к девяти годам лишения свободы в колонии строгого режима с конфискацией имущества. Кроме того, Крылова обязали выплатить государству долг в размере 10 миллионов 675 тысяч «новых» рублей, а также лишили его звания полковника и всех государственных наград. А вот Смирнов был признан виновным «всего лишь» в служебной халатности, и поэтому его приговорили к четырём годам лишения свободы. В итоге бывший начальник ФЭУ тут же попал под амнистию - и вышел на свободу прямо в зале суда. При этом его даже не лишили звания генерал-майора, и, стало быть, военной пенсии. Прочие же подсудимые получили условные сроки лишения свободы.

В дальнейшем генерал-майор запаса Андрей Смирнов в течение ряда лет тихо и мирно копался в хорошо удобренной почве на своей загородной даче, куда он ездил на новой шикарной иномарке. Говорят, что ему в те годы даже предлагали какую-то хорошую должность в одной из военных структур, но генерал отказался.

 

Отсидел за начальство?

Впрочем, столь мягкий приговор для главного окружного финансиста вряд ли следует считать удивительным. Ведь масштабные хищения в Российской Армии, в том числе и в ПриВО, начались еще в 1992 году - сразу же после того, как Россия в соответствии с международными обязательствами начала выводить из Европы свои армейские подразделения и соединения (рис. 6-10).

Именно в первой половине 90-х годов в ПриВО как раз и начались непонятные для непосвященного «комбинации» с недвижимостью. Ведь в то время из Европы не только выводились наши войска со всем вооружением, но ещё и громадные материальные ценности. Уходящая армия забирала с собой практически все, что можно было вывезти. Не говоря уже о технике, оборудовании и материалах, в военных городках и на полигонах разбирались блочные здания и сооружения, после чего из Германии на восток потоком пошли эшелоны с железобетонными плитами, фундаментными блоками, листовым и профильным металлом, кирпичом, цементом и другими дефицитными стройматериалами. Основным грузополучателем для них были различные хозяйственные части ПриВО. Так, на железнодорожной станции «Кряж» под Самарой в течение одного только 1993 года разгрузились десятки таких эшелонов, и при этом значительная часть вывезенного из Европы груза была отправлена в строящийся военный городок неподалеку от села Черноречье Волжского района, впоследствии получивший название «Рощинский». В то время здесь базировалась 90-я танковая дивизия ПриВО под командованием генерал-майора Н.Д. Сурядного (позже он вышел в запас и занимал ответственный пост в администрации Самарской области).

Почти сразу же в выводимых из Европы воинских соединениях началось настолько откровенное и неприкрытое расхищение материальных ценностей, что этими махинациями вплотную занялись военная прокуратура, военная контрразведка, ФСБ и Счётная палата России. Выяснилось, что из того количества грузов, что прибыли на станцию «Кряж» в 1993 году, здесь уже через пару лет осталось в наличии не более 5-8 процентов имущества. Даже если сюда добавить стройматериалы, которые, согласно документам, ушли на сооружение военных объектов на танковом полигоне и в посёлке Рощинский, всё равно получится, что окружное командование пустило «налево» не менее половины грузов, прибывших из Западной группы войск. Из их числа наибольший интерес для хозяйственного человека тогда представляли железобетонные конструкции, цемент, листовой и профильный металл, трубы, и многие другие стройматериалы. Ну как тут не вспомнить о многочисленных дачах и гаражах высшего командования ПриВО, построенных из непонятно откуда взявшихся железобетона и кирпичей!

Но хищения стройматериалов – это в данном случае только цветочки. Ведь известно, что в ходе любого большого строительства при наличии одних только кирпичей и цемента нельзя возвести ни дачи, ни гаража, ни многоэтажного дома - необходимы еще значительные финансовые средства на оплату работ. И даже если считать, что при строительстве своих фешенебельных коттеджей генералы ПриВО использовали лишь исключительно бесплатный труд бесправных солдатиков, на прочие нужды им все равно нужны были деньги. И вот здесь-то и становится понятной роль генерал-майора Смирнова во всей этой истории. Ведь даже штатскому человеку ясно, что не мог главный военный финансист округа по одной лишь личной инициативе разворовывать государственные средства в столь огромных масштабах.

 

Ну какой был полковник!

Настоящим рекордсменом в деле расхищения финансовых средств ПриВО, как было установлено комиссией Министерства обороны РФ, оказался начальник Чернореченской КЭЧ района полковник А.В. Багдасарян. Выяснилось, что еще в 1992 году, то есть в самый разгар вывода из Германии российских воинских частей, Багдасарян очень сильно подружился с коммерсантами из республик Северного Кавказа Ф.Д. Фарруховым, В.И. Оздоевым и некоторыми другими дельцами того же пошиба. И поскольку при подобных спешных переездах всегда царят неразбериха и хаос, то коммерсанты быстро смекнули, что в этой воде, сильно замутневшей от рекордно быстрой переброски войск на восток, можно наловить огромное количество «золотых рыбок» (рис. 11).

Именно поэтому в конце 1992 года в славном городе Минеральные Воды, что в Ставропольском крае, и было зарегистрировано малое предприятие «Скиф». Правда, когда эта коммерческая организация начала свой бизнес в Самаре, то она во всех финансовых документах почему-то стала фигурировать под названием «российско-австрийское совместное предприятие «Skif & Austria». Впоследствии выяснилось, что учредителем и фактическим владельцем этой «фирмы» был уже знакомый нам Оздоев, а сделки с ним в Самаре проворачивал лишь исключительно полковник Багдасарян.

Вот что об их совместной работе позже было записано в акте проверки Министерства обороны РФ: «Как установлено следствием, совместного российско-австрийского предприятия «Skif & Austria» или какой-либо другой организации с аналогичным названием в Австрии не существовало. В г. Минеральные Воды с 1992 года было зарегистрировано малое предприятие «Скиф», возглавляемое В.И. Оздоевым. Банковские реквизиты, указанные в контракте, являлись лицевым счётом частного лица, право подписи по которому имели граждане В.И. Оздоев и некто М. Ашунов, а юридический адрес совместного российско-австрийского предприятия оформлен на частный дом».

Впрочем, какое было дело полковнику Багдасаряну до фиктивного характера деятельности этого предприятия»? И вот при молчаливом согласии и прямом попустительстве начальника финансово-экономического управления ПриВО генерал-майора А.А. Смирнова и в нарушение Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» Багдасарян в октябре 1995 года незаконно открыл в Самарском филиале «Инкомбанка» валютный счет, на который из финансовых средств ПриВО тут же было переведено более 234,2 миллионов рублей, немедленно конвертированных в 71704 доллара и 85 центов США. Понятно, что эта финансовая операция без согласия знакомого нам генерал-майора А.А. Смирнова просто не могла осуществиться.

Тут нужно спросить: а на каком же это основании бюджетные средства ПриВО вдруг обратили в американские доллары и перечислили на какой-то «левый» банковский счет? Ответ на этот вопрос можно найти в материалах следствия, где записано: «…полковник А.В. Багдасарян в ноябре 1994 года незаконно заключил с предприятием «Skif & Austria» в лице гражданина В.И. Оздоева контракт № 05 на покупку мини-завода по изготовлению кирпича на сумму 112,0 тыс. долларов США, и с целью реализации указанного контракта в Австрию перечислил 71504 доллара и 85 центов США».

Покупка кирпичного завода - дело, конечно же, хорошее, если бы не одно «но»: как потом выяснилось, никто из упомянутых участников сделки приобретать в Австрии соответствующее оборудование даже и не собирался. А когда долларовая сделка с предприятием «Скиф» вскоре была выявлена, и вокруг неё явственно «запахло жареным», Багдасарян тут же предпринял довольно неуклюжую попытку «поправить ситуацию». С помощью и при поручительстве все того же Оздоева он срочно выписал через российское ТОО «Спецстроймонтаж» кирпичный мини-завод российского же производства стоимостью 48,6 миллиона неденоминированных рублей. После этого рабочие КЭЧ в рекордно короткие сроки смонтировали механизмы на территории одного из складов. Высокой комиссии этот заводик вскоре был продемонстрирован, причем, согласно свидетельским показаниям, Багдасарян пытался убедить проверяющих, что это и есть то самое дорогостоящее австрийское оборудование стоимостью более 70 тысяч долларов. Однако «втереть очки» ревизорам не удалось, тем более, что после пробного выпуска одной партии кирпича в количестве 200 штук завод более ни одного дня не эксплуатировался, а затем и вовсе был передан по отчетности на баланс ТОО «Оригинал» в качестве платы за работу, выполненную этой организацией для КЭЧ ПриВО.

Проверяющие оценили совместную коммерческую деятельность Багдасаряна и Оздоева следующим образом: «…никакой необходимости в приобретении Чернореченской КЭЧ района кирпичного мини-завода не имелось, а иностранная валюта в сумме 71,5 тыс. долларов США была перечислена в Австрию на счёт частного лица незаконно и фактически похищена».

Впрочем, «комбинация» с кирпичным заводиком - это всего лишь одна из жульнических махинаций, провёрнутых полковником Багдасаряном за время его руководства Чернореченской КЭЧ района. Другие его «коммерческие сделки» для высокой комиссии из Министерства обороны оказались не менее интересными.

Как уже было сказано выше, Багдасарян водил тесную дружбу не только с Оздоевым, но и с другими коммерсантами из республик Северного Кавказа - в частности, с неким Ф.Д. Фарруховым. А чтобы сразу было понятно, чем же занимался в своей жизни этот субъект, стоит процитировать только одно место из материалов проверки: «Следствием установлено, что созданные гражданином Ф.Д. Фарруховым коммерческие организации - ТОО компания «Оригинал» (зарегистрировано 5 февраля 1993 года), ООО «Кедр» (зарегистрировано 31 августа 1996 года)… не располагали необходимой строительной базой, механизмами, техникой и людскими ресурсами, а являлись посредническими структурами… Вся их коммерческая деятельность была направлена на работу с Чернореченской КЭЧ района и воинскими частями объединения 73427… С самого начала взаимоотношения этих коммерческих структур с воинскими организациями строились не на основе добросовестных и равноправных партнёрских отношений, а были направлены на незаконную деятельность, обман и хищение крупных сумм денежных средств посредством составления фиктивных актов приёмки работ по ремонту несуществующих объектов и невыполненных ремонтно-строительных работ при непосредственном участии и содействии ряда должностных лиц воинских частей объединения».

Так как же работали коммерческие ремонтные организации Фаррухова в хозяйстве полковника Багдасаряна? А вот как: упомянутыми выше предприятиями «Оригинал», «Кедр» и «Лиана» только в 1995-1997 годах в Чернореченской КЭЧ района было выполнено ремонтных работ на общую сумму свыше 8,3 миллиардов неденоминированных рублей. При этом, как гласят материалы следствия, работы на 4 с лишним миллиарда рублей, или 48 процентов от общего объема, в действительности были проделаны только на бумаге и в воображении Фаррухова и Багдасаряна. Тем не менее все они оплачивались сполна из государственного бюджета, то есть эти средства фактически были похищены компанией жуликов в погонах и иже с ними.

В материалах проверки МО РФ, проведённой тогда в войсках и подразделениях ПриВО, одно лишь перечисление фактов злоупотреблений и прямых хищений финансовых средств занимает не один десяток страниц. Но не стоит здесь публиковать весь перечень указанных правонарушений. Ведь мы знаем, что в середине 90-х годов много говорилось о бедственном положении офицерских семей, главы которых месяцами не получали зарплату, о вопиющих фактов массовой дистрофии у рядовых солдатиков, которых зачастую кормили одной только просроченной перловкой, да и той не всегда и на всех не хватало. Однако при этом жуликами с большими звёздами на погонах тогда удавалось безнаказанно расхищать многомиллиардные государственные средства.

Несмотря на столько вопиющие факты хищений, на первом этапе расследование уголовного дела аферистов в погонах из ПриВО успешно провалилось. Вот цитата из материалов проверки: «Несмотря на наличие серьёзных нарушений и злоупотреблений служебным положением, допущенных начальником Чернореченской КЭЧ района, помощником военного прокурора Самарского гарнизона майором юстиции И.В. Евстафьевым… 13 ноября 1997 года уголовное дело в отношении полковника А.В. Багдасаряна было необоснованно прекращено». Что же касается северокавказских коммерсантов Оздоева и Фаррухова, то они, не дожидаясь окончания проверки, благополучно скрылись из Самары, и в дальнейшем следственными органами их следы нигде обнаружены не были.

Впрочем, в 1998 году после проверки дела Главной военной прокуратурой его расследование было возобновлено, а Багдасарян всё же оказался в следственном изоляторе. Осенью 1999 года началось слушание этого дела в Самарском гарнизонном районном суде. В ходе судебного процесса, кроме хищений, Багдасаряну также вменили ещё и злоупотребление служебным положением (он незаконно предоставлял квартиры родственникам и знакомым), мошенничество (Багдасарян скрыл от своего руководства факт существования еще одной своей квартиры – в Кисловодске), и даже получение взятки. Однако при рассмотрении эпизода со взяточничеством суд оправдал бывшего начальника КЭЧ ПриВО по причине недоказанности. Все остальные факты в ходе судебного рассмотрения нашли своё полное подтверждение. При этом сам Багдасарян своей вины в содеянном так и не признал: в последнем слое он заявил, что все материалы дела сфабрикованы.

В итоге в начале ноября 1999 года Самарский гарнизонный районный суд под председательством полковника юстиции Игоря Комарова приговорил Багдасаряна к восьми годам лишения свободы в колонии общего режима с конфискацией имущества, к лишению его звания полковника и всех государственных наград. Учитывая, что в ходе следственных действий государству было возвращено имущество на общую сумму свыше полутора миллионов деноминированных рублей, ему также был выставлен гражданский иск, по которому обвиняемому предписывалось вернуть в казну ещё 1 миллион 978 тысяч «новых» рублей, украденных за период его работы в должности начальника Чернореченской КЭЧ района.

…Несмотря на вопиющие факты вскрытых хищений в структурах ПриВО, по которым во второй половине 90-х годов было возбуждено десятки уголовных дел, в итоге из них до стадии судебного рассмотрения дошли немногие. Упоминавшиеся судебные процессы над генералом Смирновым и полковником Багдасаряном в этом ряду считаются самыми громкими. Остальные же уголовные дела, и в первую очередь те, в которых оказались замешаны военные с большими звёздами на погонах, благополучно развалились ещё на этапе предварительного следствия - в основном с формулировкой «за недостатком доказательств» (рис. 12).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

Александрова О. Служивые воровали по приказу. – Газета «Будни», 1 декабря 1999 года.

Александрова О. За генерала и прапорщика ответит полковник. – Газета «Будни», 1 февраля 2000 года.

Алмазов А. Покинет ли камеру генерал Смирнов? – Газета «Числа», 19 марта 1998 года.

Бабичев В. Амнистия для генерала. – Газета «Пульс Поволжья», 27 января 2000 года.

Варывдин М. В российской армии воруют всё – от носков до самолётов. – Газета «Коммерсант», 28 марта 1997 года.

Г.К. Все думали, что воровство, оказалось – просто халатность. – «Волжская коммуна», 26 января 2000 года.

Галактионов В. Генерала освободили, полковника посадили. – «Самарская газета», 26 января 2000 года.

Ерофеев В.В. [Ветров В.]. Как хорошо быть генералом. – Газета «Алекс-информ», № 9 – 1997, март.

Ерофеев В.В. [Ветров В.]. Разворованная армия. – Газета «Алекс-информ», № 11, 1997 год, март.

Ерофеев В.В. [Ветров В.]. Прогнило что-то в армии российской? – Газета «Числа», 11 декабря 1997 года.

Ерофеев В.В. [Ветров В.]. Армейское жильё и генеральское жульё. – Газета «Алекс-информ», № 12, 20 декабря 1997 года.

Ерофеев В.В. [Ветров В.]. И всё-таки они крутятся! – Газета «Алекс-информ», № 15 – 1997, декабрь.

Ерофеев В.В. [Ветров В.]. В штабе ПриВО денег куры не клюют – деньги воруют. – Газета «Алекс-информ», № 1, 10 января 1998 года.

Ерофеев В.В. [Ветров В.]. Генералы армии или генералы мафии? – Газета «Числа», 4 февраля 1998 года.

Ерофеев В.В. [Игнатов В.]. – «Волжский комсомолец сегодня», 19 марта 1998 года.

Ерофеев В.В. [Ветров В.]. Генерал не будет отбывать срок в одиночестве. – Газета «Числа», 13 мая 1998 года.

Ерофеев В.В. [Игнатов В.]. Полковник украл у государства около 10 миллионов рублей… – Газета «Числа», 10 ноября 1999 года.

Ерофеев В.В. [Ветров В.]. Полковник Багдасарян «кинул» армию на «бабки». – Газета «Ведомости Самарской губернии», 12 ноября 1999 года.

Ерофеев В.В. [Викторов В.]. Как разворовывали армию. – «Самарское обозрение», 29 ноября 1999 года.

Ерофеев В.В. [Ветров В.]. Офицеры украли у сослуживцев более 10 миллиардов рублей! – Газета «Ведомости Самарской губернии», 29 января 2000 года.

Ерофеев В.В. [Викторов В.]. Генералы не воруют. Они допускают халатность. – «Самарское обозрение», 31 января 2000 года.

Ерофеев В.В. Аферисты в генеральских погонах. – Газета «Секретные материалы», № 16 – 2006 год, июль.

Ерофеев В.В. Жулики в погонах. – «Волжская коммуна», 21 ноября 2011 года.

Петров А. «Сладка ягода» для генералов. – Газета «Труд», 19 февраля 1998 года.

Полынский А. У талантливого полководца вся грудь в ордерах. – «Комсомольская правда», 26 февраля 1997 года.

Провал операции «Скиф». – «Волжская коммуна», 22 января 2000 года.

Сафонова С. «Дело против меня сфабриковано, а суд куплен». – «Самарское обозрение», 9 ноября 1999 года.

Ульянова Н. Как генерал под арест попал. - «Аргументы и факты», № 8 – 1998 год, февраль.

Фёдорова Т. Денежное недовольствие. – Газета «Репортёр», 26 ноября 1999 года.

Фёдорова Т. Что и требовалось не доказать. – Газета «Репортёр», 28 января 2000 года.

Хохлов А. Генералы печальной карьеры. – «Комсомольская правда», 6 сентября 1997 года.


Просмотров: 64


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара