При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Прощай, химическое оружие. 1989 год

Международные события года

14 февраля 1989 года иранский религиозный лидер аятолла Рухолла Хомейни призвал мусульман к убийству автора книги «Сатанинские стихи» Салмана Рушди, а за его голову была объявлена награда в $2,8 млн. Этот британский писатель индийского происхождения родился в Бомбее в 1947 году, а 14 лет отправился на учёбу в Англию, где позднее изучал историю в Королевском колледже университета. Рушди сначала работал в театре, затем журналистом, а в 1964 году получил британское подданство. За свой роман «Дети полуночи» он стал лауреатом Букеровской премии 1981 года. Ныне Рушди является рыцарем-бакалавром, членом Королевского литературного общества. Критика относит писателя к магическим реалистам. Его роман «Сатанинские стихи» был впервые опубликован в 1988 году и сразу же вызвал яростный протест мусульман. В романе описывается жизнь двух индийских актёров - Джибрила Фаришты и Саладина Чамчи, с которыми в результате авиакатастрофы происходят удивительные метаморфозы: Саладин воплощается в дьявола, а Джибрил – в архангела Гавриила. Эти воплощения позволяют персонажам перемещаться во времени и в пространстве, при этом в одном из эпизодов они встречают некоего Махунда, в котором легко угадывается пророк Мухаммед. В описании его образа Салман Рушди не пожалел чёрных красок, за что аятолла Хомейни, прочитав роман, сразу же вынес фетву (решение), в которой наложил на автора проклятие, назвал его вероотступником и призвал всех правоверных мусульман убить как самого Рушди, так и всех, кто будет издавать и распространять его поистине «сатанинскую» книгу. В результате Рушди вынужден жить под круглосуточной охраной британской полиции. «Сатанинские стихи» принесли ему всемирную славу, но он бы наверняка предпочел спокойную и тихую жизнь без неё. Писатель даже публично извинился перед мусульманами и заявил, что верит в Аллаха, уважает ислам и желал только защитить его от нападок недоброжелателей. И хотя в 1998 году официальный Тегеран заявил, что не будет поддерживать фетву, в правительстве страны тем не менее подчеркнули, что снять её с Салмана Рушди может только человек, наложивший её. Но аятолла Хомейни к тому времени был уже 10 лет как мёртв. Поэтому в 2005 году аятолла Хаменеи объявил, что убийство Рушди стало бы «богоугодным актом», а в сентябре 2012 года иранская организация «Фонд 15 июня» (15-Khordad Foundation) увеличила награду за убийство Рушди до $3,3 млн.

 

24 марта 1989 года огромный 300-метровый танкер «Эксон Вальдес» («Exxon Valdez»), принадлежавший Exxon Shipping Company, сел на мель у берегов Аляски. В результате этого крушения в океан вылилось около 260 тысяч баррелей нефти. Чёрное пятно распространилось на 2600 квадратных миль морской акватории, от чего погибли десятки тысяч птиц и прочих морских животных, а многие экосистемы этого региона оказались практически полностью уничтожены. Всего во время того рейса танкер перевозил 54,1 миллиона галлонов нефти. Он вышел 23 марта из нефтяного терминала в Валдизе на Аляске, и направился в Лонг-Бич (Калифорния), собираясь пройти через пролив Принца Вильгельма. Лоцман провёл танкер через теснины Валдиза, после чего оставил судно и передал контроль над управлением капитану судна Джозефу Джефри Хейзлвуду, который, как он потом признался на следствии, тем вечером перед уходом на отдых выпил водки. В проливе встречались небольшие айсберги, и, чтобы избежать столкновения с ними, судно отклонилось от курса, о чём Джозеф Хейзлвуд оповестил по рации береговую охрану, получив на это разрешение. В 23 часа капитан оставил рубку, передав командование третьему помощнику Грегори Коузинсу и матросу Роберту Кагану на марсе. Однако на следствии было установлено, что они оба не имели права заступать на эту двенадцатичасовую вахту, так как не имели шести часов отдыха после предыдущей работы, что предусмотрено правилами. В итоге судном некоторое время управлял автопилот. Предполагается, что по этой причине танкер несколько позже нужного времени стал входить в очередной поворот между островами, а ранее автоматикой не была учтена инерция полностью загруженного судна, из-за чего оно поворачивало слишком долго. В результате в 0 часов 28 минут 24 марта танкер налетел на Блайт-риф. По итогам расследования этой катастрофы приводилось множество причин, которые привели к возникновению инцидента. В их числе указывалось и то обстоятельство, что Exxon Shipping Company не осуществляла контроль за поведением капитана судна, который оказался пьяным на вахте. Кроме того, сменный экипаж танкера перед своей вахтой плохо отдохнул, что привело к его невнимательности на работе. По итогам катастрофы Конгресс США в 1990 году ввёл в действие закон, предписывающий, чтобы к 2015 году все танкеры обязательно имели двойной корпус, предотвращающий выбросы нефти за борт. Кроме того, губернатор Аляски Стив Коупер выпустил постановление, согласно которому каждый загружённый танкер, проходящий проливом Принца Уильяма, отныне должны эскортировать два буксира. По решению суда города Анкоридж компании Exxon предписано было выплатить штату Аляска $287 млн. за фактический ущерб и $5 млрд. штрафов. Эта сумма в то время была равна всей годовой прибыли компании. Однако Exxon не смирилась с этим решением, и много раз обжаловала приговор в судах разных инстанций. В итоге сумма штрафа сначала снизилась до $2,5 млрд., а в 2008 году Верховный суд и вовсе аннулировал это решение и возвратил дело в суд низшей инстанции, поскольку нашёл, что такой чрезмерный размер штрафа противоречит принципам морского права. Позже по решению местного суда компания Exxon выплатила истцам компенсации за ущерб от морской катастрофы в общей сумме всего лишь 507,5 млн долларов.

 

5 апреля 1989 года, после событий в Польше, где в это время пошёл процесс мирной смены власти, началась череда «бархатных революций» во всей Восточной Европе. В Польше 5 апреля глава «Солидарности» Лех Валенса и представители польского правительства подписали соглашение о политических и экономических реформах. В рамках этих реформ в июле 1989 года в Польше состоялись первые «полусвободные» выборы, в ходе которых правящей коалиции гарантировалось 65% мест в сейме (в том числе 37% - ПОРП). Но затем в сенате развернулась открытая борьба за все места, которая в итоге принесла победу оппозиции, и в Польше было сформировано первое некоммунистическое правительство. В Венгрии демонтаж прежней системы совершился мирно, без бурных политических потрясений. К началу 1989 года здесь фактически уже образовалось несколько оппозиционных партий. Руководство ВСРП само проявило готовность и политическую волю осуществить перемены в стране. Устранение «железного занавеса» между Венгрией и Австрией в мае 1989 года стало одним из важнейших событий завершающего этапа холодной войны. 16 июня 1989, в 31-ю годовщину казни Имре Надя, Пала Малетера и Миклоша Гимеша, их останки, а также тела погибшего при подавлении восстания 1956 года полковника Йожефа Силади и умершего под следствием министра Гезы Лошонци, были торжественно перезахоронены в будапештском сквере Героев. На церемонию пришли около 250 тысяч человек. А 27 июня 1989 венгерский министр иностранных дел Дьюла Хорн и его австрийский коллега Алоиз Мок совместно разрезали пограничный забор, чтобы подчеркнуть начатую Венгрией 2 мая 1989 года ликвидацию защитных сооружений. В Германии 9 ноября была открыта граница между ФРГ и ГДР, после чего пошёл процесс объединения двух немецких государств. 10 ноября 1989 года начался снос Берлинской стены, построенной в 1961 году. В бывшей ГДР была введена в действие конституция ФРГ 1949 года, а на её территории восстановлены пять новых земель, существовавших здесь до 1945 года. Объединённый Берлин был провозглашён самостоятельной землёй. Правовую основу для объединения двух германских государств положил Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии (также именуемый Договор «Два плюс четыре» — по числу стран, подписавшим его: ГДР и ФРГ плюс Великобритания, Франция, СССР и США). В Болгарии 10 ноября 1989 года на пленуме ЦК БКП он был отстранен от должности генерального секретаря и ушел в отставку с поста президента многолетний лидер страны Тодор Живков. Вместо него в этой должности был утвержден Пётр Младенов. Под влиянием ноябрьских манифестаций в Софии в декабре этого же года пленум ЦК БКП принял решение о реформе экономики и общества в русле демократизации, внедрения рынка, построения правового государства. Из конституции были исключены статьи о руководящей роли БКП. Началось формирование политических партий. Заметную роль в политической жизни страны стал играть оппозиционный Союз демократических сил, состоявший из нескольких партий и движений. В Чехословакии 17 ноября 1989 года начались массовые студенческие демонстрации в Праге, приуроченные к 50-й годовщине нацистской расправы над чешскими студентами. На следующий день в них участвовало уже 500 тысяч человек. 19 ноября в результате объединения оппозиционных группировок возникло массовое политическое движение - Гражданский форум. Руководство КПЧ сдавало одну позицию за другой, и 21 декабря Федеральное собрание избрало президентом страны бывшего диссидента - Вацлава Гавела. А ещё раньше, 5 декабря, было опубликовано заявление руководителей Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши и СССР о том, что предпринятый в 1968 году ввод войск их государств в Чехословакию явился вмешательством во внутренние дела суверенной Чехословакии и должен быть осуждён. Через два года некогда единое государство, Чехословацкая Федерация, прекратило свое существование, и на карте Европы появились Чешская и Словацкая Республики. В Румынии смена власти произошла по самому жёсткому сценарию. Когда 17 декабря по всей стране начались демонстрации с требованием о проведении свободных выборов, в Тимишоаре армейские части, открыв огонь по демонстрантам, убили, по официальным данным, около 100 человек. Эта кровавая расправа всколыхнула всю страну. Во главе всенародного восстания встал Фронт национального спасения (ФНС) во главе с Ионом Илиеску. После уличных столкновений повстанцев с частями госбезопасности в Бухаресте был схвачен лидер Румынии Николае Чаушеску и его жена, которые через сутки по приговору военного трибунала были расстреляны. Впоследствии было сформировано демократическое правительство, а Илиеску на пленуме ФНС был назначен президентом страны. А вот в Албании и Югославии демократические преобразования начались позже всех из стран Восточной Европы – в 1990 году.

 

4 июня 1989 года в столице Китая Пекине на площади Тяньаньмэнь при помощи танков была разогнана многодневная студенческая акция протеста. Митингующие здесь начали собираться после 15 апреля, когда внезапно, от сердечного приступа, скончался гонимый официальными властями страны инициатор китайских реформ Ху Яобан. Инициаторами движения выступали студенты, организованные в Независимый союз студентов Пекина, поэтому события на Тяньаньмэнь обычно называют студенческими протестами. Однако не меньшую активность проявляла и Независимая ассоциация пекинских рабочих, занимавшая значительно более жёсткую и конфронтационную позицию в отношении властей. После того как участники протестов неоднократно отказались подчиниться призывам правительства разойтись, 20 мая в городе было введено военное положение. В конце месяца правительство приняло принципиальное решение разогнать протестующих силой. Утром 3 июня части Национальной освободительной армии Китая (НОАК) пытались войти на площадь, но были отброшены. Тогда поздно вечером 3 июня в Пекин вошли армейские подразделения с танками, которые встретили вооружённое сопротивление, доходящее до открытых столкновений. Демонстранты забрасывали танки камнями и бутылками с зажигательной смесью, а также использовали стальные балки из колёсоотбойников, чтобы разрушить гусеницы бронетехники. Когда машины оказывались обездвиженными, протестующие взбирались на броню и закрывали воздухозаборники двигателей одеялами, пропитанными бензином, которые поджигали. Впоследствии очевидцы описывали на улицах Пекина дымившиеся останки не менее чем 15 танков и бронетранспортёров. После этого на площадь вошли солдаты, вооружённые автоматами, которые вели огонь по демонстрантам без разбора и предупреждения. После подавления протестов правительство начало масштабные аресты среди манифестантов. В июне в Пекине, Шанхае, Нанкине, Гуанчжоу и других крупных городах КНР прошли показательные суды над участниками протестов. Большинство подсудимых были не студентами, а членами рабочих организаций. 22 июня суд Пекина вынес смертные приговоры в отношении восьми активистов, все они были приведены в исполнение. События на площади Тяньаньмэнь вызвали волну международного осуждения действий правительства КНР. При этом различные иностранные источники указывают разное число жертв: от 300 до 1000 убитых в ходе протестов, от 4 до 6 тысяч получивших различные травмы, до 7 тысяч расстрелянных в ходе преследований и арестов, и не менее 1 тысячи казнённых уже после подавления акций протеста. Официальные власти КНР приводят другие цифры: 200 человек убитыми и около 7000 раненых, из убитых - 36 студентов, 10 солдат и 13 представителей прочих силовых структур. В последующие годы в тюрьмы Китая многие попадали за то, что поднимали тему протестов и ставили под вопрос действия, предпринятые властями страны в 1989 году. В 2008 году организация «Международная амнистия» сообщила о том, что десятки людей «до сих пор томятся в китайских тюрьмах в результате абсолютно несправедливых судебных приговоров по делам о событиях на площади Тяньаньмэнь».

 

4 июля 1989 года около 9 часов утра с аэродрома Колобжег (Польша), относящегося к Северной группе войск, вылетел истребитель МиГ-23М, который пилотировал полковник ВВС СССР Н.Е. Скуридин, лётчик 1-го класса, налетавший более 1700 часов и занимавший в тот момент должность начальника политотдела 239-й истребительной авиационной дивизии. Это был контрольный полёт для восстановления навыков техники пилотирования лётчика после его отпуска. Однако уже на 41-й секунде полёта произошло внезапное уменьшение оборотов двигателя, а затем и его отключение, после чего самолёт стал падать. Скуридин сообщил руководителю полётов о своём решении покинуть борт, и после получения команды направил машину в сторону моря, а затем катапультировался. И пилот, и командование были уверены, что самолёт с отказавшим двигателем вскоре упал в море и затонул. Но никто в тот момент не знал, что всего через 6 секунд после того, как Скуридин покинул кабину, двигатель истребителя неожиданно вновь самозапустился, машина прекратила снижение, перешла в горизонтальный полёт, а потом и вовсе стала набирать высоту. Далее полёт истребителя осуществлялся на автопилоте, который повёл самолёт в западном направлении. Система опознавания «свой-чужой» была включена. МиГ-23М беспрепятственно пролетел над территорией Польши и ГДР, и в 9 часов 42 минуты уже был засечён радарами НАТО. Когда борт пересёк границу ФРГ, он находился на высоте 12000 метров и летел со скоростью 740 км/ч. На его перехват с авиабазы Сустерберг (Нидерланды) были подняты два истребителя F-15 Eagle 32-й тактической истребительной эскадрильи ВВС США, которые в 10 часов 05 минут приблизились к советскому истребителю и обнаружили, что воздушная машина летит без пилота и с сорванным фонарём кабины. Американцы получили распоряжение сбивать МиГ только в крайнем случае. Далее советский самолёт пролетел над территорией ФРГ, Нидерландов и Бельгии, и уже приближался к французскому городу Лилль, как у него закончилось топливо. В 10 часов 37 минут истребитель упал на дом в бельгийской деревне Беллегем неподалёку от города Кортрейка, при этом погиб 19-летний бельгиец Вим Деларе. Благодаря потеплению политического климата в Европе ситуацию удалось разрешить быстро и безболезненно. Николай Скуридин выразил соболезнования семье погибшего, а СССР выплатил Бельгии компенсацию за эту катастрофу в размере $685 тысяч. Советские специалисты были допущены к месту падения истребителя, обломки которого вывезли в Советский Союз. Причина отказа двигателя в ходе расследования так и не была установлена, хотя выяснилось, что за последний год он пять раз был в ремонте.

 

Российские события года

15 февраля 1989 года завершился вывода советских войск из Афганистана. Он начался 15 мая 1988 года в соответствии с Женевскими соглашениями о политическом урегулировании положения вокруг ДРА, заключёнными 14 апреля 1988 года. Тогда Советский Союз обязался вывести свой контингент в девятимесячный срок. В первые три месяца Афганистан покинули 50 183 военнослужащих. Ещё 50 100 человек вернулись в СССР в период с 15 августа 1988 года по 15 февраля 1989 года. Однако в начале ноября 1988 года вывод советских войск из Афганистана был приостановлен в связи с резкой активизацией наступательных действий душманов (моджахедов), в том числе и массированными ракетными обстрелами Кабула. Затем обстановка в Афганистане несколько стабилизировалась, однако руководство СССР воздерживалось от каких-либо заявлений о том, доведут ли вывод советских войск до конца, или же военные действия в Афганистане будут продолжены. Окончательное решение о полном выводе советских войск из Афганистана было принято на заседании Политбюро ЦК КПСС 25 января 1989 года и опубликовано на следующий день. Выходящие в Советский Союз войска постоянно подвергались атакам со стороны душманов (моджахедов). Тем не менее 15 февраля 1989 года генерал-лейтенант Борис Громов, согласно официальной версии, стал последним советским военнослужащим, перешедшим по Мосту Дружбы границу двух стран. В действительности же на территории Афганистана ещё оставались подразделения пограничников, прикрывавшие вывод войск и вернувшиеся на территорию СССР только во второй половине дня 15 февраля. По официальным советским данным, в Афганской войне погибло 13 835 граждан СССР, но в дальнейшем итоговая цифра несколько увеличивалась. По состоянию на 1 января 1999 года безвозвратные потери в Афганской войне (убитые, умершие от ран, болезней и в происшествиях, а также пропавшие без вести) оценивались следующим образом: Советская Армия — 14 427, КГБ — 576 (в том числе 514 военнослужащих погранвойск), МВД — 28, итого — 15 031 человек. Санитарные потери — 53 753 раненых, контуженных, травмированных. Ещё было 415 932 заболевших, из которых инфекционным гепатитом на той войне заразились 115 308 человек, брюшным тифом — 31 080, другими инфекционными заболеваниями — 140 665 человек. Из 11 294 человек, уволенных с военной службы по состоянию здоровья, остались инвалидами 10 751 человек, из них — 1-й группы — 672, 2-й группы — 4216, 3-й группы — 5863 человека.

 

24 марта 1989 года была создана специальная комиссия ЦК КПСС во главе с председателем Комитета партийного контроля при ЦК КПСС Б.К. Пуго, которой поручалось «проверить факты о нарушениях при расследовании дел о коррупции в Узбекской ССР, и о результатах доложить в ЦК КПСС». Аналогичная комиссия была создана и при Президиуме Верховного Совета СССР. Обе комиссии нашли «серьёзные нарушения социалистической законности» в деятельности следственной группы под руководством Т.Х. Гдляна, расследовавшей так называемое «хлопковое», или «узбекское дело». Так в то время называлась целая серия уголовных дел об экономических и коррупционных злоупотреблениях, выявленных как на территории Узбекской ССР, так и в связи с нею в других регионах. Всего в рамках этого следствия было возбуждено около 800 уголовных дел, по которым в разные годы и на различные сроки лишения свободы было осуждено свыше 4 тысяч человек. Первые попытки расследования дел о коррупции и приписках в среде высокопоставленных руководителей Узбекской ССР относятся к середине 1970-х годов, однако тогда расследование было приостановлено, и во многом из-за нежелания Л.И. Брежнева вскрывать эти язвы. После смерти генсека в 1982 году многие дела о коррупции в республике были возобновлены по инициативе Ю.В. Андропова, который в начале 1983 года сделал первому секретарю ЦК Компартии Узбекистана Ш.Р. Рашидову устный выговор, фактически означавший предложение о добровольной отставке, однако тот в отставку не ушёл. В феврале того же года была создана следственная комиссия Прокуратуры СССР, работу которой как раз и возглавили Т.Х. Гдлян и Н.В. Иванов. В период следствия в октябре 1983 года Ш.Р. Рашидов скоропостижно скончался. После этого Гдлян и Иванов ещё в течение ряда лет занимались расследованием дел о коррупции и широкомасштабных приписках при сдаче хлопка в Узбекской ССР, из-за чего нажили себе огромное количество врагов. Согласным полученных ими данным, многие коррупционные нити из Узбекистана вели в Москву, прямиком в структуры ЦК КПСС. В апреле 1988 года на пресс-конференции в Прокуратуре СССР следственной группой впервые были продемонстрированы деньги и ценности, изъятые у «должностной узбекской мафии». Дальнейшее расследование по «хлопковому делу» Гдлян и Иванов продолжали до 1989 года. За этот период они произвели десятки «громких» арестов среди партийной и хозяйственной элиты Узбекистана. Тогда же в качестве обвиняемого по делу был привлечён первый секретарь ЦК компартии Узбекистана И.Б. Усманходжаев, который на допросах стал давать показания о причастности к коррупции отдельных членов Политбюро ЦК КПСС — Е.К. Лигачёва, В.В. Гришина, Г.В. Романова, М.С. Соломенцева, члена ЦК КПСС И.В. Капитонова. Неудивительно, что в это же время в центральных газетах («Правда», «Известия») стали появляться публикации, критикующие методы работы «узбекской» следственной группы. Именно тогда и была создана упомянутая выше специальная комиссия ЦК КПСС по проверке методов работы Гдляна и Иванова. В апреле 1989 года Пленум Верховного Суда СССР вынес частное постановление «о нарушениях законности, допущенных в ходе расследования бригадой следователей Прокуратуры СССР во главе с Т.Х. Гдляном», а в мае 1989 года Прокуратура СССР возбудила уголовное дело по обвинению Гдляна и Иванова в незаконных методах ведения следствия. В августе 1989 года обвиняемый по «хлопковому делу» Н.Д. Худайбердыев на суде сообщил, что показания из него выбивались силой. Аналогичные заявления впоследствии поступили и от других обвиняемых, в том числе от И.Б. Усманходжаева, который сообщил, что он вынужден был оговорить членов Политбюро под давлением следователей. В феврале 1990 года Т.Х. Гдлян был исключён из рядов КПСС, а в апреле того же года уволен из Прокуратуры СССР. Однако уголовное дело против него было прекращено только в августе 1991 года. К тому моменту большинство обвиняемых по «хлопковому делу» уже были освобождены из-под стражи и уехали в Узбекистан, который вскоре стал суверенным государством.

 

9 апреля 1989 года в Тбилиси силами внутренних войск МВД СССР и Советской армии была проведена специальная операция по разгону оппозиционного митинга на площади у Дома правительства Грузинской ССР, повлёкшая за собой человеческие жертвы. В истории эти события остались под названием «Трагедия 9 апреля». Поводом для митинга стало требование части населения Абхазской АССР о её выходе из состава Грузинской ССР и восстановлении в статусе союзной республики. Начиная с 4 апреля под руководством грузинских националистов во главе с Звиадом Гамсахурдиа в Тбилиси начался бессрочный митинг. В ходе подготовки к нему был создан так называемый «Легион грузинских соколов» и отряды из числа бывших воинов-«афганцев», спортсменов и физически крепких мужчин, которые вооружились металлическими прутьями, цепями, камнями и другими подручными средствами. Был организован сбор денег для приобретения огнестрельного оружия. При этом 6 апреля на площади появились лозунги: «Долой коммунистический режим!», «Долой русский империализм!», «СССР — тюрьма народов!», «Долой Советскую власть!» По официальной версии, решение разогнать митинг было принято в ночь на 8 апреля на совещании грузинских партийных руководителей и силовиков при участии командующего Закавказским военным округом Игоря Родионова и прилетевшего из Москвы заместителя министра обороны СССР Константина Кочетова. В ту же ночь началась переброска в Тбилиси крупных сил из состава как внутренних войск МВД СССР, так и подразделений МО СССР. Грузинская милиция в разгоне митинга не участвовала, а наоборот, пыталась защитить его участников и вывести их из опасного места. В ночь 9 апреля на митинг собралось около 10 тысяч человек, которые построили на прилегающих улицах баррикады, используя для этого 29 грузовиков и троллейбусов. К тому времени митинг был оцеплён войсками и милицией. В 2 часа 50 минут к митингующим через мегафон обратился начальник УВД города Тбилиси Гвенцадзе с призывом разойтись, затем с аналогичным призывом обратился католикос-патриарх всея Грузии Илия II. В 4 часа 05 минут утра началось вытеснение митингующих с площади, которое завершилось через 15 минут. Но поскольку почти все выходы с площади были перекрыты автотранспортом, возникла паника и массовая давка. Солдатами против участников митинга применялись 73-сантиметровые резиновые палки, а также слезоточивый газ «черёмуха» и малые пехотные лопатки. Факт применения отравляющих веществ власти официально признали только 13 апреля. Как было установлено в ходе расследования, исполнявший обязанности командира 4-го мотострелкового полка подполковник А.М. Бакланов самостоятельно разрешил подчинённым использовать четыре гранаты с более сильным газом «Си-эс». Также был признан один случай несанкционированного применения огнестрельного оружия против митингующих. В итоге в ходе вытеснения демонстрантов с площади 16 участников митинга погибли на месте происшествия, а трое вскоре скончались в больнице. Судебно-медицинская комиссия позже установила, что причиной смерти всех погибших (за исключением одного случая с тяжёлой черепно-мозговой травмой) стало удушье (асфиксия) в результате сочетания вдыхания химических веществ и сдавливания грудной клетки в давке. Всего после этих событий в больницы Тбилиси поступил 251 человек, 183 из которых были госпитализированы. Для расследования происшедшего была сформирована комиссия Съезда народных депутатов СССР во главе с Анатолием Собчаком. Комиссия восстановила картину случившегося, но точно установить, кто конкретно отдал приказ на разгон митинга, комиссии так и не удалось, так как на этот счёт не было никаких документов. В Грузии начались массовые забастовки, был объявлен национальный 40-дневный траур. Правительство Грузинской ССР было вынуждено подать в отставку. Прокуратура Грузии возбудила уголовное дело в отношении Звиада Гамсахурдиа и его подручных, однако 5 февраля 1990 года оно было прекращено «ввиду изменения обстановки». В память о трагических событиях в Тбилиси 9 апреля 1989 года в стране теперь отмечается «День национального единства, гражданского согласия и памяти погибших за родину в Грузии».

 

3 июня 1989 года (в ночь на воскресенье 4 июня) на 1710-м километре Транссибирской железнодорожной магистрали, в Иглинском районе Башкирской АССР, в 11 км от города Аши Челябинской области произошла крупнейшая в истории России и СССР железнодорожная катастрофа. Здесь в момент встречного прохождения двух пассажирских поездов № 211 «Новосибирск—Адлер» и № 212 «Адлер—Новосибирск» случился мощный объёмный взрыв облака лёгких углеводородов, образовавшегося в результате аварии на проходившем рядом трубопроводе Сибирь—Урал—Поволжье. Из-за этой протечки и особых погодных условий газ скопился в низине, по которой в 900 м от трубопровода проходила Транссибирская магистраль. Примерно за три часа до катастрофы приборы показали падение давления в трубопроводе. Однако вместо того чтобы искать утечку, дежурный персонал лишь увеличил подачу газа для восстановления давления. В результате этих действий через почти двухметровую трещину в трубе под давлением вытекло значительное количество пропана, бутана и других легковоспламеняющихся углеводородов, которые скопились в низине в виде «газового озера». Машинисты проходящих поездов предупреждали поездного диспетчера участка, что на перегоне сильная загазованность, но этому не придали значения. В итоге 4 июня 1989 года в 01:15 по местному времени (3 июня в 23:15 по мск) в момент встречи двух пассажирских поездов в низине вспыхнул гигантский пожар. Возгорание газовой смеси могло произойти от случайной искры или сигареты, выброшенной из окна поезда. В поездах № 211 «Новосибирск— Адлер» (20 вагонов, локомотив ВЛ10-901) и № 212 «Адлер—Новосибирск» (18 вагонов, локомотив ЧС2-689) находилось 1284 пассажира, в том числе 383 ребёнка, и 86 членов поездных и локомотивных бригад. Ударной волной с путей было сброшено 11 вагонов, из них 7 полностью сгорели. Оставшиеся 27 вагонов обгорели снаружи и выгорели внутри. По официальным данным, погибло 575 человек (в том числе 181 ребёнок), ещё 623 человека получили различные травмы. Днём 4 июня на место взрыва прибыл Генеральный секретарь ЦК КПСС и Председатель Верховного Совета СССР М.С. Горбачёв, а также члены правительственной комиссии. В память о погибших в стране 5 июня объявили однодневный траур. Шесть лет продолжалось судебное разбирательство по этому делу, в котором обвинение по статье 215, части 2 УК РСФСР было предъявлено девяти должностным лицам. Осуждённых приговорили к реальным срокам заключения до пяти лет лишения свободы. В 1992 году на месте трагедии поставили мемориал с восьмиметровым монументом. Башкирское отделение Куйбышевской железной дороги построило здесь новый остановочный пункт «1710 километр». У подножия монумента лежат несколько маршрутных досок с вагонов поезда «Адлер—Новосибирск».

 

28 сентября 1989 года вечером в подмосковный правительственный дачный посёлок приехал Борис Николаевич Ельцин, незадолго до того избранный депутатом Верховного Совета СССР. По его собственной версии, впоследствии изложенной в мемуарах, он в тот вечер решил посетить своего друга Сергея Башилова, дача которого находилась в том же посёлке. При этом Ельцин захотел пройтись пешком, и потому отпустил шофера со служебной машиной. Но в этот момент на него неожиданно напали неизвестные, затолкали в автомобиль «Жигули», надели на голову мешок, а затем сбросили с моста в протекавшую рядом с посёлком небольшую речку. Однако Ельцину удалось не только развязать мешок, но и самостоятельно выбраться на берег, а затем добраться до милицейского пункта. Это происшествие вскоре стало достоянием гласности и широко обсуждалось не только в СМИ, но даже на заседании Верховного Совета СССР, где депутаты подвергли серьёзному сомнению рассказ самого Ельцина о случившемся. Для выяснения подробностей происшествия на заседание был вызван министр внутренних дел СССР В.В. Бакатин, который, ссылаясь на письменный и устный рапорт первого заместителя начальника ГУВД Мособлисполкома Черноглазова, доложил, что 28 сентября 1989 года в 23 часа 10 минут в милицейский пост правительственных дач пришёл Ельцин в мокрой одежде. Он заявил милиционерам Тумскому и Костикову, что он шёл на дачу к своему другу, и в этот момент на него было совершено нападение. Милиционеры помогли Ельцину просушить одежду и напоили его чаем. Позже на автомобиле «Волга» сюда же приехали жена, дочь и зять Ельцина, которые увезли его с собой. Однако проведенное почти сразу служебное расследование не подтвердило факта нападения. Водитель машины Ельцина категорически отрицал рассказ о том, что он якобы высадил депутата вдали от проходной дачного посёлка. Напротив, водитель показал, что он высадил Ельцина непосредственно на проходной, причём тот взял с собой два букета цветов, один из которых был позже найден в 900 метрах от посёлка. При исследовании местности возле реки, на которую указал Ельцин, стало понятным, что человек, сброшенный здесь с моста, должен получить тяжёлые физические повреждения, так как мост был высотой 15 метров, а глубина реки составляла только 1,5 метра. Сам же Ельцин после заседания Верховного Совета СССР остался в уверенности, что «народ во всём разберётся». В своей книге «Исповедь на заданную тему» Ельцин, указывая на неточности Бакатина, написал, что на самом деле высота моста была всего 5 метров. Далее в той же книге Ельцин утверждал, что все бредовые слухи с целью его дискредитации были распущены его противниками. Он категорически отмёл версию, будто бы он шёл к своей любовнице, но та облила его водой из ведра. Так или иначе, но истинная подоплёка этого странного происшествия с будущим Президентом России так и осталась не расследованной и неизвестной широкой общественности.

 

Самарские события года

21 марта 1989 года начальник УКГБ по Куйбышевской области А.Н. Егоров направил в Куйбышевский областной комитет КПСС секретную информационную записку «О предпосылках и фактах коллективных отказов от работы на предприятиях и в объединениях Куйбышевской области». В ней отмечалось, что за последнее время на ряде промышленных предприятий области выросло число случаев отказа от работы, что связано с переходом на новые формы хозяйствования, с пересмотром тарифов и норм, но главным образом – с задержками выдачи заработной платы и премиальных. В частности, только в 1989 году такие случаи произошли в мастерской № 503 цеха 2 Чапаевского опытного завода измерительных приборов (28 января), в цехе № 12 КПО «Полимер» (14 марта), в цехе № 18 завода имени А.М. Тарасова (13 марта), в цехе № 32 КМПО «Металлист» (25 февраля). В этот же период по информации КНБ были предотвращены массовые отказы от работы в цехах №№ 1 и 51 металлургического завода имени В.И. Ленина, в цехе № 46 АвтоВАЗа, в цехе № 3 ПО «Волгоцеммаш», в цехах №№ 51 и 90 Винтайского машзавода КМПО имени М.В. Фрунзе, в СКПБ «Луч», а также на ряде транспортных предприятий Тольятти и Чапаевска. Имели место волнения рабочих по поводу задержки выдачи заработной платы на КМПО имени М.В. Фрунзе, заводе «Прогресс», ПО «Экран», ККБАС, «Сызраньсельмаш» и на других предприятиях. Все эти задержки оказались связаны с непредоставлением предприятиями банку в срок сведений о соотношении роста зарплаты к росту производительности труда. В информационной записке КГБ сообщалось, что в дальнейшем подобные факты также будут возможны, если управленческий и бухгалтерский аппарат заводов коренным образом не перестроит свою работу, не будет учитывать новые формы хозяйствования.

 

18 апреля 1989 года на заседании бюро Куйбышевского областного комитета КПСС был рассмотрен вопрос «О ходе выполнения постановления ЦК КПСС «О дополнительных мерах по завершению работы, связанной с реабилитацией лиц, необоснованно репрессированных в 30-40-е годы и в начале 50-х годов». Указанное постановление ЦК КПСС было принято ещё в июле 1988 года, однако в высшие партийные и советские инстанции продолжают поступать жалобы граждан о недопустимой волоките при рассмотрении реабилитационных документов на них самих или на их репрессированных родственников. Хотя в 1988 году в инстанциях Куйбышевской области было рассмотрено 65 уголовных дел на 134 человек периода 30-х – 50-х годов, причём все они были в итоге реабилитированы, до того момента не были приняты решения ещё по 17 делам, заявления на пересмотр которых поступили в 1988 году. Обком КПСС в текущем году рассмотрел 11 жалоб граждан на волокиту, однако ещё 20 таких же жалоб пока ещё находились в стадии рассмотрения. А вот большинство горкомов и райкомов КПСС пока ещё даже не приступали к пересмотру дел коммунистов, которые в указанный период подвергались незаконным репрессиям, были несправедливо исключены из партии, а после их судебной реабилитации не были восстановлены в рядах КПСС. В связи с такой ситуацией бюро обкома КПСС обязало соответствующие отделы обкома КПСС, а также горкомы и райкомы активизировать работу по реабилитации незаконно репрессированных граждан, а СМИ регулярно публиковать информацию о работе этих комиссий.

 

27 апреля 1989 года Государственный комитет РСФСР по охране природы (Госкомприрода РСФСР) по поручению Совета Министров РСФСР направил в Министерство лесного хозяйства (Минлесхоз) РСФСР письмо «О государственном природной национальном парке «Самарская Лука». В письме отмечено, что в Советы Министров СССР и РСФСР, в Госкомприроду СССР и РСФСР постоянно обращаются представители общественности Куйбышевской области, которые выражают тревогу за судьбу уникального природно-исторического комплекса Самарской Луки и государственного природного национального парка (ГПНП) того же названия, созданного решением правительства РСФСР в апреле 1984 года. Госкомприрода РСФСР со своей стороны также выражает озабоченность экологической ситуацией, сложившейся в тот момент на Самарской Луке. Так, в нарушение законов РСФСР на территории ГПНП по-прежнему действовали такие несовместимые с его режимом предприятия, как Жигулёвское карьероуправление Минюгстроя СССР, комбинат строительных материалов Минпромстройматериалов СССР, Жигулёвский известковый завод Минпромстройматериалов РСФСР, Тольяттинская и Куйбышевская птицефабрики, и другие. В связи с этим Госкомприрода РСФСР посчитал необходимым, чтобы Минлесхоз РСФСР, в ведении которого в то время находился ГПНП «Самарская Лука», в ближайшее время принял меры по выводу с территории национального парка все промышленные и прочие предприятия, несовместимые с его статусом. Кроме того, отметил Госкомприрода РСФСР, следует также запретить выделение на территории парка участков земли под новые садоводческие товарищества и потребовать от уже существующих строгого соблюдения природоохранного режима парка.

 

9 декабря 1989 года в Куйбышеве у здания общежития ПЖРТ Кировского района на улице Димитрова, 34, где располагался видеосалон, сотрудниками уголовного розыска Кировского РОВД по обвинению в мошенничестве был задержан 29-летний Евгений Бликов, работающий председателем комитета по физкультуре и спорту Кировского райисполкома. Как было установлено в ходе следствия, весной 1989 года Кировский райсовет народных депутатов совместно с райкомом комсомола приняли решение об организации в районе сети видеосалонов. Был образован художественный совет, члены которого ездили по вновь созданным заведениям, осматривали помещения, изучали демонстрируемые здесь фильмы. Бликов не входил в худсовет, но исполнял при нём обязанности водителя, поскольку имел личный автомобиль, а служебных машин в исполкоме не хватало. Но поскольку при осмотре помещений и аппаратуры он ходил вместе с членами худсовета, владельцы видеосалонов его запомнили в лицо, и Бликов этим обстоятельством решил воспользоваться. Он обошёл несколько вновь открытых заведений, сообщая их владельцам, что в исполкоме недовольны содержанием их фильмов и рядом других фактов, в связи с этим сейчас готовится решение о закрытии данного салона. Но лично он, Бликов, может посодействовать, чтобы заведение не закрывали, и для этого ему нужно будет ежемесячно платить 200 рублей. Все владельцы видеосалонов согласились на предложение афериста, в результате чего Бликов в течение полугода «зарабатывал» таким образом 600-800 рублей в месяц. Задержали его только после того, как один из прокатчиков выяснил в исполкоме, что никто и никогда не собирался закрывать какие-нибудь видеосалоны в районе. Решением суда Бликов был признан виновным в мошенничестве (ст. 147 ч.3 УК РСФСР) и приговорён к трём годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора.

 

Главное самарское событие года

9 апреля 1989 года в Чапаевске состоялся первый митинг трудящихся Чапаевска, Новокуйбышевска, Куйбышева и поселка Безенчук в связи с предполагаемым пуском завода по уничтожению химического оружия. 26 мая 1989 года народные депутаты Чапаевского горсовета приняли решение о невозможности пуска завода по уничтожению химического оружия. 5 августа 1989 года у села Покровка был организован лагерь протеста против пуска Чапаевского завода по уничтожению химического оружия. Завод был закрыт решением правительства СССР от 5 сентября 1989 года. 11 августа 1989 года завод по уничтожению химического оружия, строившийся близ Чапаевска, с разрешения Верховного Совета СССР посетили представители конгресса и администрации США.

 

Справка из Википедии

Чапаевский завод по уничтожению химического оружия

Место дислокации завода - село Покровка Безенчукского района Куйбышевской (ныне Самарской) области (почтовый адрес Чапаевск-11), находящееся в 12 км от центра города Чапаевск (объект «химплощадка»). Для строительства была избрана территория войсковой части 42731, где с 1940-х годов XX века находились склады химического оружия, в частности, склад № 433 Наркомата обороны СССР. Сюда же после начала Великой Отечественной войны в декабре 1941 года была перевезена часть химического оружия из Москвы (Очаково, склад НКО № 136), а также большие партии стойких отравляющих веществ (ОВ) с военного завода № 102 (ныне Средне-Волжский завод химических удобрений, г. Чапаевск). Строящемуся объекту был присвоен условный шифр «1212». Начальником объекта «1212» тогда же назначили командира войсковой части 42731 полковника В.К. Соловьёва.

Строительство завода было поручено Главному управлению специального строительства (ГУСС, в/ч № 52690) Минобороны СССР. Строительно-монтажные и пуско-наладочные работы проводило 529 ВСУ (в/ч № 14326, командир части полковник Г.С. Филиппов), дислоцировавшееся в городе Кузнецк-8 Пензенской области, входившее на тот период в систему ГУСС. Для выполнения поставленной задачи 529 ВСУ в Чапаевске-11 располагало Управлением начальника работ (1048 УНР, в/ч № 06519, командир подполковник В.Н. Родионов, с 1988 года майор Жевлов).

В свою очередь УНР командовало приданными им военно-строительными отрядами, ВСО (они же военно-строительные батальоны), комплектуемые военнослужащими срочной службы. На химплощадке размещались четыре ВСО: в/ч № 30586 (командир подполковник Байболатов), в/ч № 01202 (командир майор И.Г. Гилязов), в/ч № 14397 (командир подполковник В. Каверда), в/ч № 99763 (командир майор Будник, с 1988 капитан Ермаков). Указанные ВСО в 1986 году в полном составе были переброшены с Дальнего Востока (из Приморского края, город Камень-Рыболов, из Хабаровска и других). Прибывших военных строителей размещали прямо в степи, на снегу, в необогреваемых брезентовых палатках, но, несмотря на достаточно суровые климатические условия приволжской зимы, отсутствие бытовых условий, недостаток строительной техники, штурмовщину, работы было начаты в установленные сроки.

В 1988 году для более эффективного руководства строительством было принято решение реформировать управление строительством. В гарнизон прибыло второе УНР (в/ч № 77066, командир майор Шаров), которое сосредоточило на себе строительство промышленной зоны, и которой была передана вся тяжёлая строительная техника. Начальниками строительно-монтажных участков (СМУ) в промышленной зоне были капитан И. Лубинский, майор А. Калмыков и другие. За УНР-1048 (в/ч № 06519) осталось задача строительства жилой зоны и вспомогательных объектов (очистных сооружений и других). Начальниками СМУ в жилой зоне были: майор В. Канюшев, старший лейтенант В. Романенко (узел связи), лейтенант Сергеев (казарма для химиков), старший лейтенант В. Сердюченко (очистные сооружения). Эксплуатация объекта «1212», охрана и безопасность предприятия была возложена на батальоны химической защиты (в/ч № 42731 и в/ч № 42748), ныне войска радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ).

Хроника основных этапов строительства

04.11.1985: принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 1057—313 о строительстве объектов по уничтожению химического оружия.

21.01.1986: начальником Генштаба МО CCCР маршалом С.Ф. Ахромеевым утверждён акт выбора места строительства завода.

02.1986: о действительном характере будущего завода в Чапаевске проинформирован первый секретарь Куйбышевского обкома КПСС.

02.10.1986: утверждён технико-экономический расчёт завода решением Государственной экспертизы и инспекции Минобороны СССР. Экспертное заключение № 8620. Предусматривалось согласование с Минздравом СССР вопросов мер безопасности и мероприятий по защите окружающей среды.

10.1986-12.1986: начата переброска с Дальнего Востока военно-строительных отрядов (войсковых частей).

1987: начато строительство завода.

06.08.1987: мировая общественность узнала о характере будущего завода в Чапаевске из выступления министра иностранных дел СССР Э.А. Шеварднадзе в Женеве на Конференции по разоружению.

15.01.1988: Минздравом СССР выдано положительное экспертное заключение с замечаниями.

25.01.1989: Минздравом СССР рекомендован проект завода к производству работ.

19.04.1989: Государственной комиссией Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам утверждена концепция ликвидации химического оружия в СССР, предусматривающая строительство 4-х заводов по уничтожению химического оружия (в Чапаевске, Горном, Камбарке и Новочебоксарске).

1989 г.: запланировано начало пуско-наладочных работ на заводе с уничтожением в течение года 4,7 тонн боевых отравляющих веществ (БОВ).

25.05.1989: Комиссией Госкомприроды СССР подписан «Акт экспертной комиссии по экологической экспертизе проекта завода по уничтожению химического оружия в г. Чапаевске». В документе отражена фактическая последовательность операций по уничтожению боеприпасов с фосфорорганическими отравляющими веществами (ФОВ): транспортировка изделий со складов хранения Минобороны в Чапаевск, детоксикация ОВ химическим методом, отгрузка образующихся при этом реакционных масс на химкомбинат в Новочебоксарск для сжигания. Комиссия была вынуждена принять решение «рекомендовать МО СССР проработать вопрос транспортировки ОВ, минуя станцию Чапаевск».

01.08.1989: Завершение основных строительных и пуско-наладочных работ. Начало массовых протестов населения Куйбышевской области против строительства завода.

05.09.1989: ЦК КПСС принял Постановление о перепрофилировании завода по уничтожению химического оружия в г. Чапаевск-11 в учебно-тренировочный центр, закрепленное Распоряжением Совмина СССР № 1564р, подписанного Рыжковым Н.И.

Оборудование и технологии

Размер промзоны — около 18 га. Проектная мощность: предусматривалось в 1989 году уничтожить 4,7 тонн БОВ, в 1990 году около 100 тонн, а с 1991 года по 350 тонн ФОВ в год.

Разработчики технологии: 33-й НИИ МО СССР (в/ч № 61469), а также ГосНИИОХТ Минхимпрома СССР (предприятие п/я № 74). Основной изготовитель оборудования промышленных линий — Новочебоксарский завод «Химпром». Процесс расснаряжения химбоеприпасов должен был осуществляться на четырёх технологических линиях: на двух артиллерийские снаряды с ёмкостью по БОВ до 8 литров, на одной линии ракетные и авиационные боеприпасы ёмкостью по БОВ до 260 литров, ещё на одной ракетные боеприпасы ёмкостью по БОВ свыше 260 литров.

Любое уничтожение химоружия предполагает две стадии — детоксикацию и утилизацию продуктов дегазации. Технология уничтожения на строящемся заводе повторяла способ ликвидации ФОВ, разработанного для передвижной установки «КУАСИ». Между тем установка «КУАСИ» предназначалась исключительно для ликвидации аварийных боеприпасов и не оснащалась какими-либо очистными устройствами и не предусматривалась для осуществления второй стадии процесса ликвидации БОВ (уничтожения реакционных масс). Контроль воздушной среды объекта (в безаварийный период) должен был осуществляться с помощью приборов «ФК-0072», «ГСА-80» и «СБМ-1М», которые имели невысокую чувствительность, только лишь на уровне ПДК. Завозить химическое оружие на предприятие предполагалось по железнодорожной ветке от станции «Чапаевск» Куйбышевской железной дороги, через центр города. Поскольку на данном предприятии не предполагалось полного цикла уничтожения, то жидкие реакционные массы планировалось так же вывозить железнодорожными цистернами на другое предприятие в Чувашии.

Однако сложная экологическая обстановка в регионе из-за перегруженности химическими предприятиями народно-хозяйственного и военно-промышленного комплекса, недостатки разработанной технологии уничтожения химического оружия в августе 1989 года обусловили массовые протесты населения против пуска опасного предприятия. В этих условиях горбачёвское руководство СССР приняло решение о перепрофилировании завода по уничтожению химического оружия в учебно-тренировочный центр. Убытки от строительства только за 1986—1989 годах составили около 150 миллионов рублей. До настоящего времени объект законсервирован (рис. 1).

 

Отравленный город

После окончания Великой Отечественной войны в 1945 году властям СССР пришлось заниматься спасением рек, на берегах которых стояли химические производства Чапаевска, поскольку на многих участках, в частности, на реке Чапаевке, загрязнение вод и русла к тому моменту уже приобрело характер экологической катастрофы. Впрочем, в те годы само слово «экология» было знакомо разве что специалистам. Поэтому в официальных документах речь шла о соблюдении не экологических, а санитарных нормативов на водоёмах, которые являлись источниками водоснабжения населённых пунктов и промышленных предприятий. В частности, правительственное постановление 1947 года требовало покончить со сбросами токсичных отходов в Волгу и в малые реки. При этом указывалось, что свои отходы безо всякой очистки сюда сбрасывали, в частности, заводы №№ 15 и 102 (город Чапаевск).

После отставки Н.С. Хрущева в октябре 1964 года и возвращения страны к министерской схеме руководства экономикой (вместо совнархозов времён 1957–1965 годов) вернулось и Министерство химической промышленности СССР. Именно в рамках той реформы было образовано Всесоюзное объединение промышленности тяжелого органического синтеза (коротко в/о «Союзоргсинтез», п/я А-1488), в деле химической войны пришедшее на смену Первому Главному управлению (ПГУ). Объединению была поставлена задача – запустить в серийное производство новые виды отравляющих веществ. Физически и морально устаревшие заводы по изготовлению ОВ прежних типов (Чапаевский, Дзержинский, Новомосковский и некоторые другие) распределили по другим структурам — «Союзхлор», «Союзазот», «Союзосновхим» и «Союзсода». А вот в «Союзоргсинтезе» были собраны заводы нового химоружия — зарина и зомана в Волгограде, будущий завод советского V-газа (XXV) в Новочебоксарске, будущий завод фосфорных отравляющих веществ в Павлодаре, и некоторые другие.

Даже в начале XXI века в донных отложениях реки Чапаевки концентрация хлорорганических веществ, сульфатов, диоксинов, соединений мышьяка и ртути порой все еще в сотни (!) раз превышает санитарные нормы. Особенно часто это наблюдается после прохода по реке тяжелогруженых барж, поднимающих в это время отложения со дна. И если в 70-е – 80-е годы ХХ века после каждого такого рейса концентрация пестицидов в воде Чапаевки порой достигала 1000-1200 (!) ПДК, то в наши дни – «всего лишь» 10-12 ПДК (рис. 2-4).

А проведённый в 2000 году химический анализ проб воды из реки Чапаевки показал, что концентрация ртути здесь порой достигает 50 условных ПДК. Но это тоже гораздо меньше тех цифр, которые регистрировались в этих же местах в конце 80-х годов. Тогда из-за стоков объединения «Металлист» концентрации ртути в воде доходили до 300 (!) и более условных ПДК. При этом ртуть находили даже в рыбе и в прочих водных организмах, выловленных в Чапаевке. Что же касается содержания хлорорганических пестицидов в её воде, то они до сих пор присутствуют здесь почти постоянно.

К 80-м годам большинство мировых «химических» держав уже полностью прекратили производство боевых отравляющих веществ. В частности, Германия, потерпевшая поражение во Второй мировой войне и разделенная на Западную и Восточную, ОВ уже больше никогда не выпускала. Великобритания и Франция отказались от изготовления химического оружия ещё в 1956 году, США – в 1969 году (рис. 5-7).

 

Рассекреченный завод

А вот Советский Союз официально заявил о прекращении производства боевых отравляющих веществ только в августе 1987 года, когда об этом всему миру сообщил тогдашний министр иностранных дел СССР Эдуард Амвросиевич Шеварднадзе (рис. 8). Одновременно в СССР во весь рост встал вопрос об уничтожении накопленных в течение десятилетий запасов советского химического оружия, отдельные партии которого хранились на военных складах еще с 30-х годов.

Секретным постановлением от 21 января 1986 года тогдашний начальник Генштаба Министерства обороны СССР маршал Сергей Фёдорович Ахромеев утвердил место возведения будущего завода по уничтожению химоружия (рис. 9). Его начали строить на территории в/ч 42731 в селе Покровке близ Чапаевска. В июле 1987 года ЦК КПСС издал серию тайных постановлений о начале демонстрации западному миру советских военно-химических достижений. В этих постановлениях, в частности, содержалось решение «информировать США и других участников переговоров о местоположении нашего строящегося специального предприятия по уничтожению химического оружия (Куйбышевская обл., г. Чапаевск)». Об информировании об этом же советского народа в партийных документах речи не шло.

Вот тогда-то и состоялось упомянутое выше августовское (1987 года) выступление советского министра иностранных дел Э.А. Шеварднадзе на Конференции по разоружению в Женеве, когда он доложил мировому сообществу о том, что в Советском Союзе уже построен завод по уничтожению химоружия. А в сентябре того же года газета ЦК КПСС «Правда» опубликовала репортаж об этом предприятии, находящемся в окрестностях Чапаевска.

В феврале 1989 года были конкретизированы тайные планы уничтожения ОВ на объекте в Чапаевске (в 1989 году — 4,7 тонны, в 1990 году — около 100 тонн, а начиная с 1991 года — по 350 тонн в год). Тогда же власти решили сообщить советским гражданам не только о самом существовании чапаевского завода, но и о запасах советских ОВ, подлежащих уничтожению - 50 тысяч тонн. В марте эта проблема вышла, наконец, из кулуаров на страницы газеты «Чапаевский рабочий», и больше уже в подполье ВХК не возвращалась.

В апреле 1989 года советский ВПК утвердил первую концепцию ликвидации химоружия. Согласно этому документу, в СССР было намечено построить четыре завода по уничтожению химоружия — в Чапаевске, в посёлке Горный (Саратовская обл.), а также в городах Камбарка (Удмуртия) и Новочебоксарск (Чувашия). Жители трёх последних мест о той концепции ранее совершенно ничего не знали, равно как и советское общество.

Однако ни из упомянутого выше доклада Шеварднадзе в Женеве, ни из партийно-правительственных документов никому так не стало понятно, почему же такое опасное предприятие возвели не где-нибудь в глухой тайге или в безлюдной пустыне, а в густонаселенном регионе страны. Партийно-советскую верхушку СССР нисколько не смутил тот факт, что американские империалисты аналогичный завод почему-то стали строить не вблизи Нью-Йорка или Сан-Франциско, а далеко за пределами территории США - на атолле в Тихом океане, оторванном от любых населённых мест.

Объяснение данному факту было дано гораздо позже. Официальные лица говорили так: поскольку Чапаевск находится на равном расстоянии от крупнейших хранилищ отравляющих веществ, то этот факт, по мысли военных, очень удобен при перевозке химоружия на завод для его последующего уничтожения. Однако почему-то не было принято во внимание то обстоятельство, что из-за всеобщего отечественного бардака во время следования по железной дороге тысяч вагонов с опасным грузом с ними может случиться всякое. Да и сам завод, по признанию тех же военных, в случае утечки ОВ отнюдь не гарантировал населению полной безопасности.

Именно по указанной причине в декабре 1988 года в Чапаевске возникла инициативная группа, которая выдвинула требование о немедленном закрытии опасного предприятия. В январе 1989 года состоялся первый митинг протеста жителей Чапаевска. Знающие люди утверждают, что столько людей, вышедших на площадь по доброй воле, город не видел даже в дни государственных праздников. За день под письмом протеста подписалось 15197 человек.

В феврале 1989 года активисты комитета «Инициатива» перенесли свои пикеты из Чапаевска в Куйбышев, к зданию областного комитета КПСС. Затем до конца той же зимы в ряде городов прошли волнения, которые к весне переросли в массовые акции протеста и гражданского неповиновения. Рабочие секретных чапаевских заводов целыми цехами отказывались от работы и шли пикетировать городской комитет КПСС и горисполком. К весне 1989 году властям стало ясно: одними лишь уговорами волну народного возмущения не остановить (рис. 10-16).

 

А народ – против!

В мае 1989 года в Куйбышевскую область из Москвы прибыла представительная комиссия, в состав которой вошли первые лица всех руководящих структур страны: ЦК КПСС, Совета Министров СССР, Министерства обороны СССР, Министерства по производству минеральных удобрений СССР, Министерства здравоохранения СССР, Госкомприроды СССР и так далее. Комиссия встретилась с жителями Чапаевска в помещении самого большого городского кинотеатра, зал которого был рассчитан на 500 мест. И хотя на многих креслах люди сидели по двое, а в проходах кинотеатра было не протолкнуться, все желающие на эту встречу всё равно попасть так и не смогли.

Точку зрения Министерства обороны СССР на этой встрече высказал генерал-лейтенант, заместитель начальника химических войск академик Анатолий Демьянович Кунцевич (рис. 17):

- Мы уверяем всех жителей Чапаевска и Куйбышевской области, что завод по уничтожению химического оружия не будет оказывать никакого влияния на города и села области, хотя бы в силу своей достаточно большой удалённости от них. Для сравнения скажу следующее: если Чапаевск ежегодно выбрасывает в атмосферу до 10 тысяч тонн газообразных веществ, то от этого завода за весь год будет поступать в воздух лишь одна тонна безвредных продуктов нейтрализации ОВ. Кроме того, на предприятии планируется применение уникальной двухступенчатой технологии уничтожения ОВ, когда на первом этапе разрушается 99,999 процента опасных веществ, а на втором – остальные 0,001 процента. Кроме того, предусмотрено пять ступеней контроля за работой предприятия.

Однако комиссия Госкомприроды, назначенная для экологической экспертизы уже построенного завода по уничтожению химоружия, установила, что возникновение возможных аварийных ситуаций в проекте этого предприятия вообще не было проработано. Никак не оценили проектировщики и последствия возможного разрушения складов химоружия. Жителей Чапаевска, также ознакомившихся с проектом, не устроил уровень контроля воздушной среды на объекте, который должен был осуществляться с помощью малочувствительных приборов ФК-0072, ГСА-80 и СБМ-1М.

После этого жители города сформулировали собственные требования к проекту завода, исходя из его очевидных недостатков, а сам перечень просчётов, подлежащих устранению, направили в столицу. Западные специалисты, впоследствии посетившие Чапаевск, также нашли, что при конструировании заводских производственных линий были использованы устаревшие технологии, относящиеся к 50-м годам, а предложенные решения по обеспечению безопасности и экологического контроля крайне сомнительны. Их вывод был таким: завод по уничтожению химического оружия в селе Покровка в случае его пуска с большой вероятностью может стать источником экологических бедствий такого масштаба, по сравнению с которыми катастрофа Чернобыля будет напоминать пикник в воскресной школе («Chemical and Engineering News» (USA), 13 August 1990, p. 19).

Несмотря на все усилия высокопоставленных лиц, партийно-правительственная комиссия отбыла в Москву ни с чем. Ни по одному принципиальному вопросу, а тем более о скорейшем пуске завода по уничтожению химоружия москвичам с представителями местной общественности договориться так и не удалось (рис. 18-21).

В целом весна и лето 1989 года в Куйбышевской области прошли в обстановке беспрецедентного сопротивления простых людей бездумному решению московских властей. Митинги против пуска завода на центральных площадях Куйбышева, Чапаевска, Тольятти, Безенчука и даже ряда сельских райцентров в то лето стали чуть ли не еженедельным явлением. А кульминацией этого противостояния стало 5 августа 1989 года, когда активисты-экологи и прочими неформалы прямо посреди степи соорудили палаточный городок протеста. Его решили открыть на самой границе охранной зоны завода, в 12 километрах от Чапаевска.

Накануне этой акции в Куйбышевском горисполкоме состоялась встреча представителей общественности - с одной стороны, и представителей официальных властей - с другой. Здесь в тот момент находились и корреспонденты ряда местных газет. Как ни странно, но протесты поддерживали и тогдашние руководители Куйбышевской области. От имени властей выступали представители Министерства обороны СССР, прокурор Самарской области А.В. Соболев и секретарь горисполкома А.И. Симонов. Военные сообщили, что существует циркуляр Совета Министерства обороны СССР, согласно которому вход в полуторакилометровую охранную зону завода без специального разрешения посторонним лицам запрещен. Именно поэтому пикетчики, будучи законопослушными, и разбили свой лагерь прямо у столбов, которыми в срочном порядке разметили эту самую охранную зону (рис. 22-27).

Уже через несколько дней после открытия палаточного городка протеста в Куйбышевскую область в срочном порядке прибыла очередная комиссия ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Министерства обороны СССР. Почти месяц московские чиновники пытались уломать пикетчиков, а руководители завода по уничтожению химоружия и ответственные работники управления химических войск выступали перед трудовыми коллективами Чапаевска и Куйбышева и перед активистами неформальных экологических объединений, пытаясь убедить их в абсолютной безопасности построенного предприятия. Однако дальнейшие события показали, что военные опоздали со своими выступлениями как минимум на несколько лет.

В итоге в своем противостоянии с властями общественность победила. Это стало окончательно понятно 5 сентября 1989 года, когда председатель Совета Министров СССР Николай Иванович Рыжков подписал распоряжение № 1564р, в котором было сказано: «Перепрофилировать объект по уничтожению химического оружия, созданный в районе г. Чапаевска, в учебно-тренировочный центр по отработке на инертных средах технологии уничтожения химического оружия и подготовке кадров для работы на промышленных объектах по уничтожению химического оружия». Тогда же правительство под давлением общественности решило, что сами ОВ отныне будут превращать в безопасные отходы непосредственно в тех местах, где они и хранятся.

 

Прощай, химическое оружие

Хотя со времени тех событий уже прошли десятилетия, страсти вокруг Чапаевского завода периодически вспыхивают снова и снова. Последний раз это случилось 25 апреля 1997 года, когда Государственной Думой РФ был принят закон «Об уничтожении химического оружия». В связи с этим секретарь Совета обороны РФ Юрий Михайлович Батурин неосторожно заявил, что в соответствии с новым законом чапаевское предприятие, законсервированное в 1989 году, вскоре начнет свою работу (рис. 28). В результате в течение всего лета 1997 года в Самаре и Чапаевске проходили митинги и акции протеста, организованные общественным движением «Инициатива-2» и региональным общественным движением «Гражданская инициатива». Все это продолжалось до тех пор, пока слухи вокруг предприятия развеяли… сами же военные. Они в лучших традициях времен гласности организовали регулярные экскурсии на завод для всех желающих, во время которых любопытствующие смогли воочию убедиться, что ни одна из заводских систем не функционирует. Однако активисты-экологи с того времени не раз посещали предприятие, чтобы лишний раз увидеть: здесь находятся лишь неработающие цеха.

В мае 1996 года Государственная Дума РФ провела слушания «Об экологической безопасности уничтожения химического оружия» в Комитете по экологии. Председатель комитета Т.В. Злотникова отметила, что правительство приняло программу уничтожения химоружия без обязательной экологической экспертизы (рис. 29). Слушания шли противоречиво — экологическим активистам пришлось спорить с представителями власти. В итоге Президенту РФ было рекомендовано приостановить исполнение программы уничтожения химоружия до получения положительного заключения государственной экологической экспертизы, после проведения которой закон был наконец-то утверждён. При этом среди вносимых в закон поправок была и такая, которая в интересах безопасности жителей требовала их отселения из зон защитных мероприятий (ЗЗМ). Но эта поправка была отклонена, поскольку выяснилось, что такое отселение «потребует расходования значительных финансовых средств». Конкретной суммы не указывалось, однако было ясно, что федеральный бюджет её размеров осилить никак не сможет.

Считается, что полное уничтожение всех запасов советского химического оружия закончилось только в 2007 году. В сертификате международной организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), которая скрупулёзно фиксировала все факты ликвидации военно-химических объектов, в числе прочих отмечено полное закрытие производства люизита в корпусах 26 и 43 и производства иприта в корпусе 75 ОАО «Волгопромхим» (г. Чапаевск). Промежуточный итог всей этой работы был подведен в постановлении правительства РФ от 21 июня 2007 года. В этом документе было зафиксировано, что к апрелю 2007 года все запасы советского химического оружия окончательно закончили свой земной путь (рис. 30-32).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

 

Литература

150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Под ред. Г.И. Чудилина. Самара, Самарский дом печати. 2000. :1-408.

Акт экспертной комиссии по экологической экспертизе проекта завода по уничтожению химического оружия в городе Чапаевске. 25 мая 1989 года. С. 7.

Военно-промышленный комплекс Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 г.г.). Сборник документов. Самара. Изд-во Самарский дом печати. 2005. :1-304.

Город Чапаевск. Историко-экономический очерк. Под ред. А.И. Петрова, И.И. Титова. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1988, 272 стр.

Горохов А., Сербин А. Гарнизон в степи. Репортаж со строительства предприятия по уничтожению химического оружия. – Газета «Правда», 18 сентября 1987 года.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Самарская губерния – край родной. Т. I. Самара, Самарское книжное изд-во, 416 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2008. Самарская губерния – край родной. Т. II. Самара, изд-во «Книга», - 304 с., цв. вкл. 16 с.

Есть у биографии начало, нет у биографии конца (История Сергиевского Самарского завода взрывчатых веществ). Составитель О.В. Слухов. 2001. Изд-во ООО «Книга», 312 стр.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк, изд. 2-е. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1983. :1-350.

Куйбышевская область в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 г.г.). Документы и материалы. Самара. Изд-во «Самарский дом печати». 1995. :1-448.

Постановление ЦК КПСС от 5 сентября 1989 года «О перепрофилировании объекта по уничтожению химического оружия (город Чапаевск Куйбышевской области) в учебно-тренировочный центр по отработке технологии уничтожения химического оружия».

Постановление правительства РФ от 21 марта 1996 года № 305 «Об утверждении федеральной целевой программы «Уничтожение запасов химического оружия в Российской Федерации». - Российская газета, 2 апреля 1996 года.

Самарская область (география и история, экономика и культура). Учебное пособие. Самара 1996. :1-670.

Синельник А.К. 2003. История градостроительства и заселения Самарского края. Самара, изд. дом «Агни». :1-228.

Сыркин В., Храмков Л. 1969. Знаете ли вы свой край? Куйбышев, Куйб. кн. изд-во: 1-166.

Тагирова Н.Ф. 2002. Итоги индустриального развития Самарской губернии за сто лет. – В сб. «Культура здоровья: социальные и естественнонаучные аспекты». Сборник статей и материалов II международной научно-практической конференции «Самарский край в контексте мировой культуры» (11-14 июня 2002 года). Под общей ред. Э.А. Куруленко. Самара. (Адм-ция Самарской обл., департамент культуры). :174-182.

Фёдоров Л.А. 2009. Химическое вооружение — война с собственным народом (трагический российский опыт). Том 1. Долгий путь к химической войне. — М.: Лесная страна, 392 с.

Фёдоров Л.А. 2009. Химическое вооружение — война с собственным народом (трагический российский опыт). Том 2. Военно-химический архипелаг. — М.: Лесная страна, 240 с.

Фёдоров Л.А. 2009. Химическое вооружение — война с собственным народом (трагический российский опыт). Том 3. Экология химического оружия. — М.: Лесная страна, 384 с.

Храмков Л.В. 2003. Введение в самарское краеведение. Учебное пособие. Самара, изд-во «НТЦ».

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 1988. Край самарский. Учебное пособие. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-128.

Чапаевск - 100 лет. Историко-публицистические очерки. 2011. Самара, изд-во ООО «Офорт», 400 стр.

Чигринёв М.С. 2006. Иващенково (очерки истории города Чапаевска 1909-1917 г.г.). Чапаевск, изд-во «CYGNUS», 140 стр.

Чигринёв М.С. 2011. С именем Троцкого. Очерки об истории города Чапаевска. 1919-1929 годы. Самара, 112 стр., илл.

 

 

Дополнения

 

Из фондов Самарского областного государственного архива социально-политической истории (СОГАСПИ).

 

Куйбышевский обком КПСС

Общий отдел

Протокол № 11 заседания бюро обкома КПСС от 15 августа 1989 года.

Пункт 4. О создании областной рабочей группы в связи с обстановкой вокруг завода по уничтожению химического оружия.

(Присутствуют т.т. Остриков, Мосыченко, Деревякин, Шелкаев, Ермолов, Абрамов).

В целях координации действий партийных комитетов и общественных организаций для проведения необходимой работы по стабилизации и разъяснению среди трудящихся и населения области обстановки в связи с Чапаевским заводом по уничтожению химического оружия создать областную рабочую группу в следующем составе:

1. Ермолов О.А. - секретарь обкома КПСС, председатель.

2. Романов В.С. - зам. председателя облисполкома, заместитель председателя.

3. Дровянников В.И. - зав. идеологическим отделом обкома КПСС.

4. Перваков В.М. - зав. отделом организационно-партийной работы обкома КПСС.

5. Остриков А.Ф. - зав. отделом оборонной промышленности обкома КПСС.

6. Ерёмин Э.А. - зав. социально-экономическим отделом обкома КПСС.

7. Тимошин Н.И. - зав. государственно-правовым отделом обкома КПСС.

8. Кудряшов А.А. - помощник первого секретаря обкома КПСС по мобилизационной работе.

9. Иванушкина В.В. - зав. сектором идеологического отдела обкома КПСС.

10. Аверин Н.Я. - второй секретарь Куйбышевского горкома КПСС.

11. Журавлёва В.А. - секретарь облсовпрофа.

12. Попков Н.Е. - зам. начальника управления КГБ СССР по Куйбышевской области

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 197, д. 252, л.л. 13.

 

***

Куйбышевский обком КПСС

Общий отдел

Переписка обкома КПСС с министерствами и ведомствами, с партийными и советскими органами. Справки, записки отделов ОК КПСС по вопросам оргпартработы, работы транспорта, связи, торговли в области.

Начато 12 января 1989 года. Окончено 16 декабря 1989 года.

 

В Верховный Совет СССР

Запрос народных депутатов СССР от Куйбышевской области

В период работы первого Съезда народных депутатов СССР мы, нижеподписавшиеся народные депутаты СССР, подняли ряд неотложных проблем, касающихся развития демократии, утверждения правового государства, крайне напряженной экономической и социальной обстановки, сложившейся в области. Это нашло отражение в нашем заявлении, поданном в Президиум Съезда.

На имя Съезда было подготовлено также Обращение, в котором мы обосновали требование о запрещении ввода в эксплуатацию Чапаевского завода по уничтожению химического оружия, построенного без согласия местных Советов и вблизи густонаселенного города.

В записках, поданных в Президиум и Секретариат, просили предоставить нам возможность выступить и донести нашу озабоченность до участников Съезда. Поставленные проблемы требуют серьёзного осмысливания, учёта реальных условий. Мы решительно не согласны с попытками заинтересованных организаций и ведомств спустить дело на тормозах.

Учитывая, что ни на один из поставленных нами вопросов до сих пор не получен ответ, ни один из представителей Куйбышевской области не выступил с трибуны Съезда, считали бы необходимым обратиться в верховный орган государственной власти страны с депутатским запросом. В порядке законодательной инициативы просим рассмотреть следующие предложения:

1. В целях оздоровления экономики, повышения благосостояния людей, соблюдения принципа социальной справедливости по отношению к региону перевести с 1 января 1990 года Куйбышевскую область в порядке эксперимента на хозяйственный расчёт и самофинансирование. Для развития социалистического рынка считаем целесообразным 30 процентов производимой в области продукции разрешить реализовать по договорным ценам. Полученную сверхприбыль передавать в распоряжение местных Советов на развитие социальной сферы.

2. Признать необходимым увеличить отчисления от прибыли и налога с оборота, так как их нынешний уровень в 4,5 процента серьёзно сдерживает развитие здравоохранения, народного образования и культуры области.

3. Б порядке оказания практической помощи сельскому хозяйству просим, чтобы правительство предоставило право машиностроительным предприятиям выполнять на договорной основе его заказы в объеме 5 процентов выпускаемой продукции, 10 процентов капитальных вложений использовать на развитие социальной сферы села.

4. В условиях Куйбышевской области сократить капитальные вложения на треть - значит вызвать кризисную ситуацию. Сейчас их выделяется в расчете на душу населения в 2 раза меньше, чем в других регионах страны. В результате остаточная стоимость производственных фондов с начала пятилетки сократилась на 9 пунктов и составляет всего 45 процентов. Жилья на одного кителя вводится в 1,5 раза меньше, чем в целом по стране. Сегодня около 30 тысяч семей живут в ветхих домах, бараках и полуподвалах.

Б то же время Совет Министров РСФСР своим постановлением для так называемого финансового оздоровления предписал облисполкому вернуть в 1989 году 6,5 млн. руб. государственных централизованных капитальных вложений. Это повлекло за собой сокращение финансирования строительства школы и музыкально-драматического театра в гор. Тольятти, прекращения строительства 100-квартирного жилого дома в гор. Куйбышеве, очистных сооружений в гор. Жигулевске и других объектов социально-культурной сферы.

Одновременно Минюгстрой СССР наметил сократить объемы капитального строительства ПСМО «Куйбышевгидрострой» на 7,5 млн. руб. В результате будет приостановлено строительство дворца культуры и 80-квартирного жилого дома в гор. Тольятти. Б целом намечается снизить уже в текущем году 18 млн. рублей капитальных вложений на социально-экономическое развитие области. Мы категорически против этих решений.

Для поддержания вклада области в общесоюзный фонд развития в размере 3,2 млрд. рублей реализации намеченной социальной политики предлагаем оставить объемы капитальных вложений на уровне 12 пятилетки с тенденцией к их росту.

5. Поддерживаем решение сессии Чапаевского городского Совета народных депутатов от 26 мая 1989 года о невозможности пуска завода по уничтожению химического оружия.

6. Куйбышевскую область представляли на Съезде 13 народных депутатов СССР, лишь один из них избран в состав Верховного Совета СССР, из 4 работников сельского хозяйства ни один не вошел в аграрную комиссию. В процессе обновления Верховного Совета СССР и его комиссий считаем необходимым увеличить представительство Куйбышевской области в руководящих органах страны.

Народные депутаты СССР от-Куйбышевской области: Афонин В.Г., Барышников И.А., Денисов В.И., Каданников В.В., Климентова Л.A., Кукушкин Н.Т., Леончев В.А., Мельников А.И., Соколов А.А., Сорокин И.В., Черкасова А.Ф., Чижов А.А., Юлин Б.Е. (подписи).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 197, д. 338, л.л. 1-4.

 

***

Куйбышевский обком КПСС

Общий отдел

Переписка обкома КПСС с министерствами и ведомствами, с партийными и советскими органами. Справки, записки отделов ОК КПСС по вопросам научно-технической политики в промышленности, внешнеэкономической деятельности.

Начато 14 февраля 1989 года. Окончено 26 декабря 1989 года.

 

Правительственная телеграмма

Москва 73/23330 111 28.07.[1989] 17.40

Куйбышев Первому секретарю обкома КПСС Афонину В.Г.

Сообщаю Вам что председателем госкомиссии Совмина СССР по военно-промышленным вопросам т. Белоусовым ещё раз рассмотрены вопросы связанные с пуском в эксплуатацию Чапаевского объекта по уничтожению химического оружия и дан соответствующий ответ 27 июля 1989 г Подтверждается что решению о пуске объекта в эксплуатацию будет предшествовать встреча ответственных представителей Минобороны СССР Госкомиссии Совмина СССР и Госкомприроды с общественностью Чапаевска КП-12/1499 Заместитель председателя Госкомиссии Аржаков

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 197, д. 339, л.л. 36.

 

***

Куйбышевский обком КПСС т. Афонину В.Г.

Протокол совещания у Заместителя Председателя Совета Министров СССР тов. Белоусова И.С. от 31 июля 1989 г. № БИ-2666

Присутствовали:

от Минобороны СССР – т.т. Моисеев М.А., Петров С.В., Евстафьев И.Б., Холстов В.И.;

от Миноборонпрома СССР – т.т. Белоусов Б.М., Моисеев Ю.С.;

от аппарата ЦК КПСС - т. Шахов Н.А.;

ответственные работники аппарата Совмина СССР – т.т. Аржаков С.А., Карпов В.Н., Игнатьев О.Б., Романчук В.А.;

народный депутат СССР, член Верховного Совета СССР -т. Леончев В.А.;

представители общественности г. Чапаевска – т.т. Червоткина Т.И., Куликова А.С., Кучаев Г.И., Калашникова Н.Ф., Князев О.А., Князева О.Ю., Семенова Н.И., Кажухова Н.В., Слепышева В.И., Ляпорова М.В., Коршунов В.Г., Лаптюхин В.А., Кускин В.И., Слепышев И.Н., Слепышев О.H.

По вопросу пуска в эксплуатацию объекта по уничтожению химического оружия в районе г. Чапаевска Куйбышевской области (объект 1212)

(т.т. Семёнова, Князев, Кускин, Моисеев, Белоусов Б.М., Петров, Аржаков, Леончев).

Принять к сведению сообщения:

Начальника Химических войск Минобороны СССР (т. Петрова) о том, что объект по уничтожению химического оружия в районе г. Чапаевска завершён строительством и готовится к вводу в эксплуатацию. Одновременно на объекте 1212 продолжается строительство сооружений социально-бытового назначения (детского сада, яслей, жилых домов, общежития, госпиталя и больницы);

Министра Миноборонпрома СССР (т. Белоусова) о том, что в 1989 г. осуществлён ряд мероприятий по улучшению экологической обстановки на заводах этого министерства, ведется строительство водовода для водоснабжения г. Чапаевска, выделено 250,0 тыс. инвалютных рублей для приобретения импортного медицинского оборудования для медицинских учреждений города.

Заместитель Председателя Совета Министров СССР (т. Белоусов) и Начальник Генерального штаба Вооруженных Сил СССР (т. Моисеев) ответили на вопросы представителей общественности г. Чапаевска и проинформировали их о том, что Министерство обороны СССР и Государственная комиссия Совмина СССР по военно-промышленным вопросам приняли следующее совместное решение:

1. Не вводить объект 1212 в эксплуатацию до завершения дополнительной всесторонней оценки его безопасности для населения и окружающей среды, в том числе и в случае возможных запроектных аварий на этом объекте. Включить представителей общественности г. Чапаевска в создаваемую Правительственную комиссию по обобщению материалов экологической оценки и оценки безопасности работы завода по уничтожению химического оружия. Результаты работы комиссии и её выводы обсудить в сентябре 1989 года на конференции в г. Чапаевске с участием общественности города.

2. Поручить т. Кожевникову А.О. до 1 сентября с.г. проинформировать Госкомиссию Совмина СССР о ходе осуществления мероприятий по предотвращению возможных аварий в хранилище жидкого хлора на Чапаевском заводе химических удобрений (КП-С/1249 от 29 июля с.г.) и о выполнении поручения Госкомиссии Совмина СССР от 24 февраля 1989 г. (ВП-2768), и в случае необходимости принять дополнительные меры по исключению вредных выбросов предприятий, воздействующих на окружающую среду.

3. Поручить т. Белоусову Б.М. ещё раз проверить ход реализации мероприятий по оздоровлению обстановки на НПО «Полимер» Миноборонпрома СССР и информировать об этом жителей города Чапаевска.

Представители общественности г. Чапаевска, присутствующие на данном совещании, выразили согласие довести до сведения жителей г. Чапаевска о принятых на настоящем совещании решениях.

И. Белоусов (подпись).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 197, д. 339, л.л. 37-39.

 

***

Первому секретарю обкома КПСС, народному депутату СССР тов. Афонину В.Г.

Копия: народному депутату СССР тов. Леончеву В.А.

На встрече с т. Леончевым В.А. 24 июля с.г. я проинформировал его об обращении к Министру обороны СССР т. Язову Д.Т. с просьбой дополнительно совместно рассмотреть вопросы, связанные с разработкой и осуществлением мероприятий, направленных на исключение возможности возникновения аварийных ситуаций на Чапаевском заводе уничтожения химического оружия (объект 1212), и результаты этого рассмотрения довести до общественности г. Чапаевска (прилагается). Такое обращение к т. Язову Д.Т. было сделано, и получено его согласие на осуществление этих дополнительных мероприятий.

Сообщаю в порядке информации.

И. Белоусов (подпись).

 

Уважаемый Дмитрий Тимофеевич!

В районе г. Чапаевска Куйбышевской области завершено строительство первого в нашей стране стационарного завода по уничтожению химического оружия (объект 1212). Однако запланированный ввод объекта 1212 в эксплуатацию срывается из-за массовых выступлений населения и общественности г. Чапаевска, считающих, что с вводом в эксплуатацию этого объекта ещё более усугубится и без того тяжёлая экологическая обстановка в этом районе.

В ЦК КПСС, Верховный Совет СССР и Совет Министров СССР поступают запросы народных депутатов СССР от Куйбышевской области и письма жителей г. Чапаевска с просьбой рассмотреть вопрос о безопасной эксплуатации завода по уничтожению химического оружия в этом районе.

В этих условиях представляется целесообразным:

рассмотреть у Вас совместно с Госкомиссией Совета Министров СССР и Минхимпромом СССР вопросы, связанные с разработкой и осуществлением мероприятий, обеспечивающих исключение возможности возникновения аварийных ситуаций на объекте 1212;

по результатам этого рассмотрения организовать встречу специалистов с представителями г. Чапаевска с целью доведения до общественности и жителей города выводов и предложений совещания.

Только после проведения этих мероприятий можно будет принять решение о возможности ввода объекта в эксплуатацию.

24 июля с.г. я принял члена Верховного Совета СССР т. Леончева В.А. и проинформировал его о том, что вопросы, связанные с пуском этого объекта, будут ещё раз рассмотрены совместно с Вами, и что ввод указанного объекта в эксплуатацию будет осуществлен только после проведения встречи представителей министерств и ведомств с общественностью г. Чапаевска.

3 сложившейся обстановке, по моему мнению, лишь принятием таких мер можно снять возникшую напряженность вокруг этого объекта.

В связи с этим прошу Вас дать соответствующее указание, чтобы никакие работы по пуску на реальных средах не проводились на объекте 1212 до принятия нашего с Вами совместного решения.

КП-С/1502 от 27 июля 1989 г.

И. Белоусов.

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 197, д. 339, л.л. 40-42.

 

***

Секретарю Куйбышевского обкома КПСС

тов. Ермолову О.А.

Справка

Советом Министров СССР образована комиссия по проведению экологической экспертизы завода по уничтожению химического оружия в г. Чапаевске с участием специалистов АН СССР и других организаций. Указанная комиссия находилась в г. Чапаевске в третьей декаде мая т.г., и сделала вывод об экологической безопасности производства при его безаварийной эксплуатации.

Сессия Чапаевского городского Совета народных депутатов приняла решение о запрещении начала эксплуатации этого предприятия, и обратилась с этой просьбой в адрес Съезда народных депутатов СССР и Совета Министров СССР.

Первый заместитель председателя облисполкома, начальник ГлавПЭУ Г.В. Ходасевич (подпись).

15.06.1989 г.

№ 6-49/130

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 197, д. 339, л.л. 43.

 

***

Куйбышевский обком КПСС

Общий отдел

Переписка обкома КПСС с министерствами и ведомствами, с партийными и советскими органами. Справки, записки отделов ОК КПСС по вопросам экологической обстановки, развития культуры в области.

Начато 9 января 1989 года. Окончено 25 декабря 1989 года.

 

Куйбышевский обком КПСС т. Афонину В.Г.

Совет Министров РСФСР т. Ермину Л.Б.

Минмаш СССР т. Белоусову Б.М.

Минудобрений СССР т. Ольшанскому Н.М.

Минхимпром СССР т. Беспалову Ю.А.

Минобороны СССР (ГШ) т. Моисееву М.А.

Минобороны СССР (УНХБ) т. Петрову С.В.

Минздрав СССР т. Чазову Е.И.

МПС СССР т. Конареву Н.С.

Минэнерго СССР т. Майорцу А.И.

Минюгстрой СССР т. Щепетильникову А.Н.

Минтрансстрой СССР т. Брежневу В.А.

Госкомприрода СССР т. Моргуну Ф.Т.

Госкомгидромет СССР т. Израэлю Ю.А.

Гостелерадио СССР т. Аксенову А.Н.

Госплан СССР т. Реуту А.А.

Госснаб СССР т. Боеву Ю.П.

Прошу Вас обеспечить организацию выполнения решений, принятых комиссией по рассмотрению экологической обстановки в г. Чапаевске в соответствии с поручением ЦК КПСС от 7 января 1989 г. (01123).

23 февраля 1989 г.

Копия

Секретно

Экз.№ 6

Протокол рассмотрения вопросов, связанных с состоянием экологической обстановки в г. Чапаевске

г. Чапаевск Куйбышевской области

3 февраля 1989 г.

В январе 1989 г. от имени жителей г. Чапаевска Куйбышевской области были обращения в Президиум Верховного Совета СССР, ЦК КПСС, редакцию газеты «Труд» и Куйбышевский обком КПСС о прекращении строительства вблизи г. Чапаевска завода по уничтожению химического оружия.

Требования по прекращению строительства этого объекта выдвигаются одновременно со ссылками на общую неблагоприятную экологическую обстановку в г. Чапаевске.

Вопросы соответствия создаваемого производства по уничтожению химического оружия современным природоохранным требованиям с учётом сложной экологической обстановки в городе были поставлены также в письме 1-го секретаря Куйбышевского обкома КПСС т. Афонина В.Г. в ЦК КПСС.

По поручениям ЦК КПСС и Президиума Верховного Совета СССР Советом Министров СССР (т.т. Белоусов И.С., Мураховский В.С.) создана рабочая комиссия для изучения экологической обстановки на месте и выработки совместно с местными партийными, советскими, общественными организациями, руководителями предприятий и советами трудовых коллективов предложений по её улучшению. В состав комиссии вошли ответственные сотрудники Совета Министров СССР, Минздрава СССР, Госкомприроды СССР, Министерства обороны СССР, Минмаша СССР, Минхимпрома СССР, Минудобрений СССР.

Комиссия 31 января встретилась в городском комитете КПСС с руководством Куйбышевского обкома КПСС, областного исполнительного комитета народных депутатов, руководством городского комитета КПСС, городского совета народных депутатов, ответственными представителями областного и городского отделов здравоохранения, областного отдела охраны природы и территориального управления Госкомгидромета СССР, руководителями промышленных предприятий города.

Б период с 1.02.1989 г. по 3.02.1989 г. комиссия посетила Чапаевский завод химудобрений Минудобрений СССР, Куйбышевское производственное объединение «Полимер» и производственное объединение «Металлист» Минмаша СССР, а также строящийся объект Минобороны СССР по уничтожению химического оружия, и ознакомилась с природоохранной деятельностью на этих предприятиях, с техническим состоянием оборудования производств, оказывающих наибольшее влияние на экологическую обстановку в городе. На предприятиях были проведены встречи с трудящимися и инженерно-техническими работниками.

2 февраля была проведена встреча с общественностью города, представителями жителей, подписавших указанные выше обращения (около 1000 чел.). На встрече были выслушаны мнения и предложения общественности. Члены комиссии выступили с сообщениями, ответили на вопросы и проинформировали о результатах ее работы.

Комиссия отмечает:

В г. Чапаевске исторически сложилась неблагоприятная экологическая обстановка, в основном обусловленная следующими причинами:

- основные крупные предприятия города имеют химические и взрывоопасные производства;

- развитие предприятий, построенных в 1909 и I911 годах, и жилого посёлка велось в непосредственной близости друг от друга;

- указанные заводы получили большое развитие в предвоенные годы и в период Великой Отечественной войны без решения социальной инфраструктуры города;

- экологическая обстановка осложняется значительными выбросами загрязняющих веществ от тепловых электростанций и котельных.

Общее количество загрязняющих веществ, выбрасываемых в атмосферный воздух промышленными предприятиями и котельными города, ниже средних показателей многих городов и промышленных центров страны, и составляет около 10 тыс. т в год (из них 6200 т/год приходятся на выбросы от ТЭЦ и котельных), в том числе сернистого ангидрида - 3400 т, окислов азота - 1300 т, окиси углерода - 2000 т, серной кислоты - 256 т (туман), пыли - 785 т, и другие.

Вместе с тем в ряде случаев из-за аварийных залповых выбросов, несовершенства существующих очистных сооружений, неблагоприятных метеорологических условий в 1988 году отмечалось превышение разовых предельно допустимых концентраций (ПДК) сернистого ангидрида до 5 ПДК, окислов азота до 8 ПДК, тумана серной кислоты до 6 ПДК, что вызывает жалобы населения.

Вследствие недостаточной степени очистки производственных и хозяйственно-бытовых сточных вод, аварийных сбросов неочищенных стоков в реку Чапаевку сложилась напряженная обстановка с охраной водных ресурсов. Концентрации органических и минеральных загрязнений в отдельные периоды превышают предельно допустимые уровни в десятки раз. Ежегодно, кроме 1988 года, отмечалась гибель рыбы.

Нахождение НПО «Полимер» в непосредственной близости от жилой зоны города и происшедшие в последнее десятилетие на нем три взрыва (два из них с человеческими жертвами) неблагоприятно повлияло на морально-психологическую атмосферу в городе.

Б последние годы отмечается ухудшение некоторых показателей здоровья населения. В городе низкий уровень обеспеченности врачебными кадрами, слабая материально-техническая база учреждений здравоохранения. Уровень заболеваемости органов дыхания, злокачественными новообразованиями выше среднеобластных показателей. Особое недовольство и острые дискуссии в местной прессе вызвали распространяющиеся слухи о возможных негативных последствиях от строящегося в 12 км от г. Чапаевска объекта по уничтожению химического оружия. Это вызвано, по мнению комиссии, отсутствием своевременного и объективного информирования населения города о характере производства на данном объекте.

Начиная с 1985 года, в результате осуществления природоохранных мероприятий на НПО «Полимер» и заводе химудобрений, наметилась тенденция к сокращению загрязняющих выбросов в атмосферу и сбросов в водоёмы. Однако отсутствие объективной и регулярной информации на предприятиях и в местной печати об экологической обстановке в городе, вкладе каждого предприятия в загрязнение, снизило меру ответственности конкретных руководителей трудовых коллективов и способствует распространению нездоровых слухов среди населения города.

Комиссия считает необходимым:

1. Принять к сведению заявление замначальника химических войск генерал-лейтенанта т. Кунцевича А.Д. о полной экологической безопасности строящегося объекта по уничтожению химического оружия.

2. Министерству обороны СССР (т. т. Петрову С.В., Кунцевичу А.Д.), Минхимпрому СССР (т. Голубкову С.В.) совместно с местными партийными и советскими органами дополнительно информировать население г. Чапаевска и Куйбышевской области о характере строящегося объекта и мерах по обеспечению экологической безопасности.

3. Гостелерадио СССР (т. Аксенову А.Н.) совместно с Минобороны СССР (УНХВ, т. Петровым С.Б.), Минхимпромом СССР (т. Голубковым С.В.) организовать в самые сжатые сроки съёмку фильма о строящемся объекте уничтожения химического оружия, отразив в нём в первую очередь экологическую безопасность данного объекта для жителей г. Чапаевска и организовать его показ по Центральному и Куйбышевскому телевидению.

4. Запретить Министерству машиностроения СССР и Министерству по производству минеральных удобрений СССР дальнейшее наращивание мощностей, ухудшающих экологическую обстановку в городе.

5. Минмашу СССР, Минтрансстрою СССР закончить строительство второго железнодорожного выезда на станцию Томылово в 1990 году. Начальнику Управления Куйбышевской железной дороги т. Поддавашкину Э.С., управляющему трестом «Куйбышевтрансстрой» т. Чертолясу В.Т., генеральному директору КПО «Полимер» т. Панову Е.В. обеспечить, начиная с 1 марта 1989 г., транспортировку вагонов с разрядными грузами через станцию Томылово по временной схеме с целью прекращения перевозок взрывчатых веществ в черте города.

6. Министерству путей сообщения передать в первом полугодии 1989 г. в собственность КПО «Полимер» 500 крытых вагонов под перевозку разрядных грузов в счет 8 тыс. вагонов, предусмотренных для передачи Минмашу СССР постановлением Совета Министров СССР от 25 января 1989 г. № 63-12.

7. Министерству машиностроения СССР в целях обеспечения безопасности населения на случай аварийных ситуаций на заводах г. Чапаевска разработать в 1989 году и осуществить до 1995 года комплекс мероприятий в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 11.11.1988 г. № 1318-263 об установлении запретных зон и районов.

8. Министерству машиностроения СССР в месячный срок дополнительно рассмотреть проект восстановления здания № 745 по производству тротила с учётом комплекса мероприятий, разрабатываемого в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 11 ноября 1988 г. № 1318-263.

9. Промышленным предприятиям города в первоочередном порядке завершить разработку мероприятий по предотвращению аварийных выбросов (сбросов) загрязняющих веществ в атмосферу и водные объекты, утвердить в 1989 году в установленном порядке нормативы предельно допустимых выбросов загрязняющих веществ в атмосферу, планы мероприятий по поэтапному сокращению этих выбросов до установленных нормативов, а также мероприятия по временному снижению выбросов в периоды неблагоприятных метеорологических условий.

10. Чапаевскому городскому Совету народных депутатов совместно с трудовыми коллективами промышленных предприятий города обеспечить разработку и утверждение комплексной программы охраны окружающей среды города на 1989-1995 годы.

11. Минудобрений СССР, Минмашу СССР, Минздраву СССР, Куйбышевскому облисполкому, Министерству энергетики и электрификации СССР, Минюгстрою СССР, заводу химудобрений, НПО «Полимер, ПО «Металлист» обеспечить в первоочередном порядке выполнение плана подрядных работ по вводу в эксплуатацию природоохранных объектов.

12. Совету Министров РСФСР, Госкомприроде СССР и Госкомгидромету СССР организовать в г. Чапаевске службы контроля промвыбросов, стоков и наблюдений за загрязнением природной среды. Заводу химудобрений и КПО «Полимер» в 1989 году передать в случае необходимости соответствующие-лимиты по труду, предоставить помещение и оснастить лаборатории этих служб необходимым оборудованием.

13. Минздраву СССР и Куйбышевскому облисполкому принять меры по укомплектованию в 1989-1990 годах врачебными кадрами медицинских учреждений города.

14. Минздраву СССР обеспечить оснащение медицинских учреждений г. Чапаевска необходимым отечественным и импортным оборудованием и санитарным транспортом, а Минмашу СССР и Минудобрений СССР обеспечить выделение необходимых ассигнований для этих целей.

15. Минмашу СССР, Минудобрений СССР, КПО «Полимер» и ПО «Металлист» Минмаша СССР, Чапаевскому заводу химудобрений Минудобрений СССР принять меры по значительному наращивание мощностей в 1989-1995 годах для осуществления строительства хозяйственным способом жилья, объектов социального назначения и природоохранных сооружений.

16. Минюгстрою СССР, Минмашу СССР, Минудобрений СССР совместно с Куйбышевским облисполкомом рассмотреть загрузку Чапаевского строительного треста на 1990-1995 годы, имея в виду сосредоточить основные его мощности на ускорении выполнения -природоохранных мероприятий по г. Чапаевску, а также разработать и осуществить мероприятия по наращиванию его мощностей.

17. Минобороны СССР совместно с Куйбышевским облисполкомом и руководством г. Чапаевска рассмотреть возможность создания в 1990-1995 годах объектов соцкультбыта и здравоохранения для обслуживания персонала объекта 1212 и жителей г. Чапаевска.

18. Госплану СССР, Госснабу СССР предусмотреть выделение в 1990-1991 годах оборудования, механизмов и материалов для наращивания мощностей Чапаевского строительного треста, строительства хозяйственным способом и обеспечения выполнения природоохранных мероприятий.

Председатель комиссии, зам. председателя Госкомиссии Совета Министров СССР С. Аржаков (подпись).

Первый заместитель Минздрава СССР Г. Сергеев (подпись).

Зам. председателя Госкомприроды СССР В. Костин.

Зам. министра машиностроения СССР Н. Пузырёв (подпись).

Зам. министра по производству минеральных удобрений СССР В. Лапшин (подпись).

Зам. министра химической промышленности СССР С. Голубков (подпись).

Начальник химических войск Минобороны СССР С. Петров (подпись).

Зав. отделом Госкомиссии Совета Министров СССР С. Аверин (подпись).

Первый зам. зав. отделом Госкомиссии Совета Министров СССР Н. Ковалёв (подпись).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 197, д. 339, л.л. 35-41а.


Просмотров: 62


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара