При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Постышев. 1938 год

Международные события года

11 марта 1938 года германские войска вступили на территорию Австрии. Тем самым свершился «аншлюс», то есть присоединение Австрии к Германии. Предпосылки для этого возникли уже после окончания Первой мировой войны, когда на политической карте оказалось два немецких государства: Германия и Австрия, однако их воссоединение искусственно сдерживалось странами-победительницами. Но с приходом к власти Гитлера аншлюс стал частью официального курса внешней политики Германии. Благоприятная для Гитлера ситуация сложилась в конце 1937 года, когда западные державы стали рассматривать возможный захват Австрии не как акт агрессии и ревизию Версальского договора 1919 года, а как шаг по пути «умиротворения» Германии. Развязка наступила во второй половине дня 11 марта 1938 года, когда Гитлер в ультимативной форме вызвал в свою резиденцию канцлера Австрии Курта фон Шушнига и заставил его подписать договор об аншлюсе. После этого в ночь с 11 на 12 марта 1938 года германские войска, заранее сосредоточенные на границе, вошли на территорию Австрии. Австрийская армия, получившая приказ не оказывать сопротивления, заранее капитулировала. А уже 13 марта в 19 часов Гитлер торжественно въехал в Вену в сопровождении шефа Верховного главнокомандования вооружёнными силами Германии (ОКВ) Вильгельма Кейтеля. В тот же день был опубликован закон «О воссоединении Австрии с Германской империей», согласно которому Австрия объявлялась «одной из земель Германской империи», и отныне она стала называться «Остмарк». Независимость Австрии была восстановлена лишь в апреле 1945 года после её занятия союзными войсками в ходе Второй мировой войны.

 

9 апреля 1938 года финальный матч Кубка Англии по футболу между клубами «Хаддерсфилд Таун» и «Престон Норт Энд» был впервые показан в прямом телевизионном эфире. Нужно сказать, что идея показывать футбол по ТВ у работников телеканала BBC появилась гораздо раньше, и 16 сентября 1937 года телезрители действительно смогли увидеть пойманный камерой гол, однако это была лишь запись матча на киноплёнку, а не прямой эфир. А вот для того, чтобы организовать прямую трансляцию со стадиона, потребовалось решить много организационных и инженерных проблем. В частности, инженерам пришлось существенно увеличить чувствительность телекамер, повысить мощность передаваемого сигнала, а для улучшения картинки команды обязали облачиться в специальную форму (контрастные рубашки), которая бы позволяла различать соперников на черно-белом телевизионном экране. В той памятной игре, которую в прямом эфире впервые сумели увидеть телезрители, «Престон» победил «Хаддерсфилд Таун» благодаря единственному голу, забитому с пенальти. Однако мало кто из зрителей сумел по достоинству оценить предложенное им новшество, так как из-за скучного развития событий на поле игра болельщикам не понравилась. Но теперь мы себе даже не представляем крупные спортивные соревнования без прямых телевизионных трансляций.

 

30 сентября 1938 года на конференции в Мюнхене было подписано соглашение о передаче Судетской области из Чехословакии в состав Германии, в истории известное как «Мюнхенский сговор». Документ подписали британский премьер-министр Невилл Чемберлен, французский премьер-министр Эдуард Даладье, канцлер Германии Адольф Гитлер и премьер-министр Италии Бенито Муссолини. Лишь после этого в зал, где проходила конференция, была допущена чехословацкая делегация. Ознакомившись с основными пунктами соглашения, представители Чехословакии Войтех Мастны и Хуберт Масарик выразили протест, но в конечном счете под давлением руководства Великобритании и Франции они также подписали договор. Фактически речь в соглашении шла о немецкой военной оккупации Судетской области, после чего Германия превратилась в господствующую державу в Европе. Но Мюнхенский сговор был лишь началом расчленения Чехословакии. В последующие месяцы другие её территории отошли к Польше и Венгрии, а над оставшейся частью Германия объявила свой протекторат. Историки расценивают эти действия европейских стран как продолжение «умиротворения Германии», в надежде, что Гитлер удовлетворится этими территориями и не будет дальше расширять свою агрессию. Однако при подписании Мюнхенского соглашения никто ещё не знал, что до начала Второй мировой войны, которую вскоре развяжет фашистская Германия, осталось уже меньше года.

 

22 октября 1938 года американский инженер Честер Карлсон и его помощник Отто Корнеи в своей лаборатории в Нью-Йорке впервые получили копию изображения методом переноса сухих чернил на лист бумаги с помощью электрического заряда. Новый способ копирования был назван «электрографией». Патент на эту технологию автор получил 6 октября 1942 года. Несколько лет Карлсон безуспешно потратил на внедрение своего аппарата в производство, доказывая, что он абсолютно необходим для бизнеса, но везде ему отказывали, ссылаясь на то, что его изобретение слишком громоздко и сильно пачкает листы. Удача улыбнулась ему только в 1944 году в фирме Haloid Company, где у изобретателя наконец купили лицензию на дальнейшую разработку и производство копировальных аппаратов. Но при этом маркетологи сочли, что слово «электрография» слишком научное и может отпугнуть потенциального покупателя. Инженеру помог местный профессор-филолог, который придумал термин «ксерография» (от греческого «ксерос» - «сухой», и «графо» - «пишу»), а сам Карлсон решил сократить это слово до простого «ксерокс». В итоге в 1948 году первые ксероксы появились на рынке, а первая модель называлась просто — Model A. После выпуска в 1959 году первой полностью автоматической модели Xerox 914 компания Haloid сменила название на Xerox Corporation.

 

30 октября 1938 года, в Хэллоуин, канун «Дня всех святых», в половине девятого вечера жители Восточного побережья США, включившие свои радиоприемники, вдруг услышали, что программа прерывается «экстренной новостью» о начале вторжения с Марса. Диктор сообщил, что «огромный огненный предмет, похожий на метеорит, упал неподалеку от Гроверс-Милл… Вспышка была видна в радиусе нескольких сот миль». Ужасные известия одно за другим выплескивались из миллионов радиоприемников. Замирая от страха, люди слушали о продвижении по их стране марсиан в гигантских шагающих машинах, стреляющих тепловыми лучами и извергающих черный ядовитый газ. Затем по радио передали, что марсиане уже вошли в Нью-Йорк. А когда в эфире прозвучал голос президента США Франклина Рузвельта, который призвал американцев оставаться сплочёнными перед вторжением с Марса и не впадать в панику, чуть ли не всё население Восточного побережья Америки бросилось на улицы в поисках спасения. Десятки тысяч обезумевших людей в США и Канаде обрывали телефоны полиции и умоляли о помощи. И почти никто не воспринял заключительные слова режиссёра передачи Орсона Уэллеса о том, что это была всего лишь радиопостановка по роману Герберта Уэллса «Война миров». Впоследствии учёные-психологи выяснили, что в тот вечер в панику ударились примерно 1,2 миллиона человек, и при этом тысячи людей испытали галлюцинации и реально задыхались от несуществующего газа или «видели» пламя тепловых лучей марсиан. Сам Орсон Уэллес об этом дне затем вспоминал так: «Каждый второй, кому я попадался на глаза, неизменно окликал меня: «Эй, Орсон, что новенького у марсиан? Когда собираетесь постращать нас снова? Ха-ха-ха…»

 

Российские события года

2 марта 1938 года начался третий и последний московский судебный процесс, его официальное название – «процесс антисоветского «правотроцкистского блока». В истории он известен также как «Процесс двадцати одного», или «Большой процесс». На скамье подсудимых снова оказалась группа бывших руководителей партии и правительства СССР, в том числе А.И. Рыков, Н.И. Бухарин, Н.Н. Крестинский, Х.Г. Раковский и другие. Важнейшим обвиняемым стал также бывший нарком внутренних дел Г.Г. Ягода, в отношении которого парадокс ситуации заключался в том, что именно он был одним из организаторов первого московского процесса в 1936 году. Подсудимым вменялись в вину «убийство председателя Госплана В.В. Куйбышева, писателя М. Горького и его сына», а также «измена Родине, шпионаж, диверсии, террор, вредительство, подрыв военной мощи СССР, провокации военного нападения иностранных государств на СССР». Впоследствии было установлено, что в ходе допросов к обвиняемым широко применялись шантаж, угрозы расправы с близкими родственниками, пытки и истязания, а признательные показания были вырваны силой. В итоге из 21 подсудимого 18 были приговорены к расстрелу, а оставшиеся трое (Плетнёв, Раковский и Бессонов) были расстреляны позже - 11 сентября 1941 года, при приближении фашистов к Москве. Все осуждённые, кроме Г.Г. Ягоды, впоследствии были поочерёдно реабилитированы в 1963, 1985 и 1988 годах.

 

29 июля 1938 года ранним утром под прикрытием тумана японские войска внезапно вторглись на территорию Советского Союза в районе озера Хасан на границе с Кореей. Ещё раньше японская сторона заявляла, что две небольшие сопки (Заозёрная и Безымянная) якобы является территорией Маньчжоу-Го, японского марионеточного государства. Советская сторона каждый раз отвечала, что эти претензии не обоснованы. В результате в конце июля в районе советской границы были сосредоточены три пехотные дивизии Квантунской армии, механизированная бригада, кавалерийский полк, пулеметные батальоны и около 70 самолетов. Утром 29 июля вся эта сила и перешла в наступление, убив при этом пятерых пограничников. Используя численное превосходство, японцы быстро захватили высоты Заозёрная и Безымянная, начали возводить на них укрепления, строить окопы и проволочные заграждения, подтягивали сюда артиллерию и резервы. В течение двух дней Красная Армия пыталась выбить японцев с этих сопок силами одной пехотной дивизии, но достичь ощутимого успеха так и не удалось. После этого И.В. Сталин позвонил по телефону командующему Дальневосточным фронтом (ДВФ) маршалу В.К. Блюхеру и резко раскритиковал его за медлительность. В результате 3 августа Блюхера освободили от этой должности, а позже он был арестован и скончался в тюрьме от сердечного приступа. Назначенный вместо него на место командующего ДВФ Г.М. Штерн перебросил в район озера Хасан дополнительно 2 пехотные дивизии, танковый батальон и 250 самолётов, после чего 6 августа советские войска перешли в наступление на японские позиции. Уже 9 августа государственная граница была восстановлена, 10 августа японская сторона запросила о начале мирных переговоров, а 11 августа боевые действия в районе озера Хасан были полностью прекращены. Граница осталась в том же положении, какой она была до 29 июля 1938 года. По итогам этой операции за героизм и мужество 26 воинам было присвоено звание Героя Советского Союза.

 

24 сентября 1938 года начался дальний беспосадочный перелёт советских лётчиц Валентины Гризодубовой, Полины Осипенко и Марии Расковой на двухмоторном самолете «Родина» по маршруту Москва - Дальний Восток. С первых же часов машина вступила в борьбу со стихией. Вскоре после старта она вошла в облачность, на подходе к Новосибирску у самолета началось обледенение, на высоте 6500 метров начавшаяся болтанка вынудила поднять аппарат еще выше, до высоты 7450 метров. С этого времени экипажу пришлось работать в кислородных масках и при сильном морозе. За Красноярском по графику полета ему следовало изменить курс, чтобы выйти к Транссибирской магистрали. Но здесь самолёт рисковал пересечь китайскую границу, поэтому командир Гризодубова приняла решение идти по прямой. Облака раздвинулись лишь над Охотским морем, в районе Шантарских островов. Далее «Родина» последовала на юг, к ближайшему аэродрому в Комсомольске-на-Амуре, но до него дотянуть не удалось, так как в баках кончилось горючее. Машину пришлось сажать на болоте, и она лишь немного не долетела до Комсомольска-на-Амуре. Этот перелёт продолжался 26 часов 29 минут, в течение которых самолёт преодолел расстояние в 6450 км (5908,61 км по прямой), что стало мировым рекордом для женщин. За этот подвиг все участницы перелёта первыми среди женщин были удостоены званий Героев Советского Союза.

 

1 октября 1938 года из печати отдельным изданием вышла знаковая для того времени книга «История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Краткий курс», автором которой был И.В. Сталин. Впервые этот труд был опубликован по отдельным главам в 12 номерах газеты «Правда» в период с 9 по 19 сентября 1938 года. В последовавшем вскоре постановлении ЦК ВКП (б) выход этой книги был охарактеризован как крупнейшее событие в жизни партии, ибо благодаря ей все коммунисты получили в руки новое могучее идейное оружие, энциклопедию основных знаний в области марксизма-ленинизма. Публикуя труд своего вождя, ЦК ВКП(б) тем самым провозглашал, что в нём содержится единственно верная история партии, всесторонне проверенная на основании работ классиков марксизма-ленинизма. После выхода в свет «Краткого курса ВКП (б)» был положен конец произволу и неразберихе в изложении важнейших вопросов теории и истории партии, которые имели место в ранее изданных учебниках, которые после этого попали в перечень запрещённой в СССР литературы. За последующие 14 лет книга Сталина только на языках народов СССР вышла общим тиражом свыше 40 миллионов экземпляров, и еще более 11 миллионов штук было издано на иностранных языках по всему миру.

 

17 ноября 1938 года Совнарком СССР и Политбюро ЦК ВКП (б) приняли совместное совершенно секретное постановление «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». Документ стал своеобразным осознанием порочности полуторагодовой практики «Большого террора», в результате которой оказались безвинно репрессированы сотни тысяч людей, а десятки тысяч из них были расстреляны. В постановлении, в частности, говорилось: «Массовые операции по разгрому и выкорчевыванию вражеских элементов, проведенные органами НКВД в 1937-1938 годах, при упрощенном ведении следствия и суда не могли не привести к ряду крупнейших недостатков и извращений в работе органов НКВД и прокуратуры… Работники НКВД настолько отвыкли от кропотливой, систематической агентурно-осведомительной работы и так вошли во вкус упрощенного порядка производства дел, что до самого последнего времени возбуждают вопросы о предоставлении им так называемых «лимитов» для производства массовых арестов». Согласно постановлению, в стране ликвидировались внесудебные «тройки», а аресты с того момента предписывалось осуществлять лишь исключительно по постановлению суда или с санкции прокурора. Прямым следствием этого решения правительства и Политбюро стало освобождение от должности 8 декабря главы НКВД, «кровавого карлика» Николая Ежова и скорый его расстрел. Вместо Ежова на должность наркома внутренних дел тогда же был назначен 39-летний Лаврентий Берия. Вскоре по всей стране начались «антиежовские чистки», в том числе пересмотр дел в отношении незаконно репрессированных лиц, закончившийся реабилитацией десятков тысяч людей.

 

Самарские события года

16 января 1938 года спецколлегия Куйбышевского областного суда в закрытом заседании огласила приговор в отношении группы руководителей и технических специалистов областного швейного треста (П.И. Филатова, А.М. Долженкова, Я.В. Пескова и других), обвиняемых по ст.ст. 587 и 5811 УК РСФСР во вредительской деятельности, развале швейной промышленности региона, умышленной задержке пуска предприятий и других аналогичных преступлениях. Коллегия признала, что в тресте в течение нескольких лет действовала контрреволюционная троцкистская организация, участники которой занимались «вредительской установкой оборудовании, массовой порчей такового, созданием искусственных простоев, снижением заработной платы, чем вызывалось недовольство со стороны рабочих фабрики». В итоге руководитель одной из шейных фабрик П.И. Филатов был приговорён к расстрелу, остальные осуждённые – к заключению в лагерях на сроки от трёх до 25 лет.

 

20 января 1938 года в Бутырской тюрьме в Москве был расстрелян Николай Максимович Тулайков, академик ВАСХНИЛ, много лет проработавший в Самарской губернии, в 1910-1916 годах - директор Безенчукской сельскохозяйственной опытной станции. Главной причиной его ареста стало несогласие с линией «народного академика» Т.Д. Лысенко в сфере сельского хозяйства. Репрессии против аграрников начались ещё в первой половине 30-х годов, и под них тогда попали многие учёные-агрономы (А.Г. Дояренко, А.В. Чаянов, В.К. Крутиховский и другие), обвиненные во вредительстве. После этого, набрав силу, подкреплённую административным ресурсом, «лысенкоисты» почувствовали, что теперь им по силам разделаться также и с Н.М. Тулайковым, в то время - крупнейшим деятелем отечественной сельскохозяйственной науки. Его арестовали после того, как в статье Т.Д. Лысенко, опубликованной в «Правде» 4 апреля 1937 года, предложения Тулайкова о методах земледелия в засушливых районах Заволжья были объявлены вредительскими. Тулайков был реабилитирован в 1956 году, позже его восстановили и в звании академика. А бывшая Безенчукская сельскохозяйственная опытная станция, где в начале ХХ века работал этот выдающийся учёный, ныне носит название «Самарский научно-исследовательский институт сельского хозяйства (НИИСХ) имени Н.М. Тулайкова».

 

1 октября 1938 года в Куйбышеве началась реконструкция площади Революции, которая в течение месяца была освобождена от трамвайных путей, озеленена и заасфальтирована. Первоначальное название площади — Рыночная, затем её стали называть Панско́й, потом Алексеевской. После того, как в 1851 году Самара стала губернским центром, в её середине засыпали «вечную» огромную лужу, а саму площадь расчистили и дали ей имя покровителя Самары митрополита Алексия. В 1889 году на Алексеевской площади был поставлен памятник Александру II, который после Октябрьского переворота заколотили досками, а затем и вовсе убрали. На этом же постаменте 7 ноября 1927 года был установлен памятник В.И. Ленину. Что касается рельсовой линии, то она на Алексеевской площади была проложена ещё в 1915 году, во время пуска в Самаре первого электрического трамвая. До реконструкции 1938 года площадь Революции была замощена булыжником, который убрали отсюда в течение месяца и вместо него положили асфальт. В те же дни по её периметру высадили деревья, у которых поставили скамейки, и одновременно был окультурен газон, расположенный вокруг памятника. В последние годы площадь Революции ещё не раз подвергалась обновлению, пока не приняла современный вид.

 

5 ноября 1938 года в Куйбышеве в особняке Наумова (улица Куйбышева, 151) был открыт Дворец детей. Бывший владелец этого особняка Александр Николаевич Наумов, почётный гражданин города Самары, в период с 1905 по 1915 год избирался губернским предводителем дворянства, а с 1915 по 1916 год служил в должности министра земледелия. До революции он был единственным представителем Самары, занимавшим министерский пост в правительстве России. После событий 1917 года Александр Николаевич вместе с семьей эмигрировал в США. Что же касается особняка, то он был построен в 1905 году в стиле итальянского ренессанса знаменитым самарским архитектором Александром Александровичем Щербачёвым. В 1917-1918 годах в здании находился губревком, а впоследствии – губисполком, штаб обороны города и даже Дом журналиста. В годы Великой Отечественной войны это красивое здание было предоставлено в распоряжение посольства Соединённого королевства Великобритании и Северной Ирландии. После окончания войны здесь вновь стали заниматься дети, а само учреждение было переименовано в Дворец пионеров и школьников (сейчас - Дворец детского и юношеского творчества). Бывший особняк Наумова ныне является памятником архитектуры федерального значения, а само здание постепенно реставрируется с 1994 года.

 

Главное самарское событие года

21 февраля 1938 года был арестован бывший первый секретарь Куйбышевского областного комитета ВКП (б) Павел Петрович Постышев. Незадолго до того, в январе того же года, его персональное дело слушалось на заседании Политбюро ЦК ВКП (б), где руководитель парторганизации Куйбышевской области пытался оправдать свои действия «засильем контрреволюционеров во всех звеньях партийного и советского руководства». Тем не менее на январском (1938 года) пленуме ЦК ВКП (б) главным был вопрос «О грубых политических ошибках бюро Куйбышевского областного комитета ВКП (б) и его бывшего первого секретаря т. Постышева». В итоге «несгибаемый большевик» был арестован по обвинению во многих тяжких преступлениях, и в первую очередь в «нарушении социалистической законности». Как следствие, 26 февраля 1939 года П.П. Постышев был расстрелян как враг народа в Бутырской тюрьме.

 

Параноик при власти

Когда мы говорим «сталинская эпоха», то видим за этими словами страшный вал политических репрессий, вершиной которых считаются трагические события 1937-1938 годов. В это время в каждом регионе страны у руля власти стоял вождь местного масштаба, ответственный за исполнение указаний «сверху». И как это часто бывает, такие мелкие «наполеончики» в своем служебном рвении сплошь и рядом оказывались святее самого «отца всех народов». Одной из таких зловещих фигур 1937 года в Куйбышевской области, без сомнения, стал первый секретарь областного комитета ВКП (б) Павел Петрович Постышев (рис. 1).

В середине 30-х годов он дослужился до поста секретаря ЦК ВКП (б), а на Украине - второго секретаря республиканского ЦК, но затем неожиданно для многих сначала был понижен в должности, а затем и вовсе объявлен врагом народа и вскоре расстрелян. Впрочем, причины этого падения вполне объяснимы. Ведь если главу НКВД Николая Ежова в народе в те годы прозвали «кровавым карликом», то Постышева, слетевшего со своих постов именно в рамках кампании борьбы с «ежовщиной», за его деяния вполне можно назвать «кровавым секретарем».

Павел Петрович Постышев родился 6 сентября 1887 года в городе Иваново-Вознесенске Владимирской губернии в семье текстильщика. Работать начал в 12 лет учеником красильщика на ситцевой фабрике. В 1904 году он вступил в РСДРП (б), после чего несколько раз подвергался аресту и заключению за революционную деятельность, пока в декабре 1912 года не был отправлен на вечное поселение в Иркутскую губернию. Здесь в феврале 1917 года Постышев встретил весть об отречении от престола Николая II. Во время гражданской войны он прошел путь от командира партизанского отряда до члена военного совета Восточного фронта. Именно тогда, по многим отзывам, о нем и сложилось мнение как о «несгибаемом большевике».

Осенью 1923 года П.П. Постышев был отозван с Дальнего Востока и направлен на партийную работу на Украину. Здесь в 1924 году его из­брали секретарем Киевского губкома, затем окружкома КП (б) У, в 1926 году - секретарём Харьковского окружкома и горкома партии. С конца 1925 года он также был член ЦК и кандидатом в члены Полит­бюро ЦК КП (б) У. В 1930 году Постышева отозвали в Москву в распоряжение ЦК ВКП (б), где он до 1933 года работал секретарем ЦК ВКП (б), членом Орг­бюро и кандидатом в члены Политбюро ЦК. В 1933 году его вновь возвратили на Украину на должность второго секретаря ЦК КП (б) У, и одновременно он был избран секретарем Киевского обкома партии.

При этом многим известно, что в 1935 году Постышев стал инициатором возрождения в нашей стране традиции установки новогодней ёлки. До этого в период десятилетней кампании по борьбе с религией украшенное игрушками хвойное деревце считалась символом христианского Рождества, и потому оно автоматически попало в разряд запретных атрибутов мракобесия. В конце 20-х – начале 30-х годов в СССР были случаи осуждения к лишению свободы граждан, осмелившихся под Новый год поставить у себя дома ёлку. Их судили по ст. 5810 УК РСФСР (религиозная агитация и пропаганда) (рис. 2-7).

Но на одном из заседаний Политбюро Павел Постышев вдруг неожиданно вспомнил о новогодних детских торжествах в Сокольниках в 1918 году, в которых участвовали председатель Совнаркома Владимир Ленин и его жена Надежда Крупская. В ответ на его рассказ генеральный секретарь Иосиф Сталин сказал, что такой праздник советским детям тоже наверняка бы понравился.

После этого в декабре 1935 года в «Правде» была опубликована статья Постышева под заголовком «Давайте организуем к Новому году детям хорошую ёлку!», в которой говорилось следующее: «В дореволюционное время буржуазия и чиновники буржуазии всегда устраивали на Новый год своим детям ёлку. Дети рабочих с завистью через окно всегда посматривали на сверкающую разноцветными огнями ёлку и веселящихся вокруг нее детей богатеев. Почему у нас школы, детские дома, ясли, пионерские клубы, дворцы пионеров лишают этого прекрасного удовольствия ребятишек трудящихся Советской страны? …Я уверен, что комсомольцы примут в этом деле самое активное участие и искоренят нелепое мнение, что детская ёлка является буржуазным предрассудком» (рис. 8-10).

Уже на другой день после этой публикации по всем городам СССР начали работать ёлочные базары, где граждане по небольшим ценам могли приобрести пушистую красавицу к новогоднему празднику. Тогда же громадная ель, специально привезенная из подмосковного лесхоза, была установлена в Колонном зале Дома Союзов в Кремле. На детских праздниках, которые здесь ежедневно шли вплоть до 10 января, побывали все советские наркомы и все члены Политбюро, включая, конечно же, и самого Сталина. После этого в течение всех зимних каникул в газетах публиковались письма детей примерно такого содержания: «Спасибо товарищу Постышеву за новогоднюю ёлку». Тогда же у всех Дедов Морозов появилась традиция произносить свой клич «Ёлочка, зажгись!» под портретом секретаря ЦК ВКП (б) (рис. 11).

Однако на Украине в те же самые годы о Постышеве шла совсем иная слава. Вслух об этом не говорили, но все знали о том, что в 1932-1933 годах он выступил инициатором и главным вдохновителем завышенных зернопоставок из села. Уже вскоре после этой кампании на Украине и в южных районах России случилась массовая нехватка продовольствия, которая сейчас в некоторых кругах именуется голодомором. Конечно же, определенную роль в этой трагедии сыграли и неблагоприятные климатические условий тех лет, однако основной причиной голода сегодняшние историки считают непомерные хлебные поборы с крестьян, у которых по указанию Постышева порой изымалось все зерно подчистую, вплоть до семенного фонда. По некоторым оценкам, это привело к гибели в масштабах всей страны свыше 3 миллионов человек.

 

Враги народа под лупой

«Чёрный день» в карьере П.П. Постышева наступил на февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП (б) в 1937 году, когда он неожиданно для всех вдруг выступил в защиту известных киевских большевиков. По его мнению, их совершенно необоснованно обвинили во вредительской деятельности. В итоге большевиков из-под ареста так и не выпустили, а вот Постышев получил выговор по партийной линии и плюс к тому предупреждение с формулировкой «за отсутствие политической бдитель­ности по отношению к врагам народа». Но это ещё не всё: 17 марта 1937 года Пленум ЦК КП (б) У по той же причине освободил Постышева от обязанностей второго секретаря «в связи с перехо­дом на другую работу».

«Другая работа» для Постышева нашлась в Куй­бышеве, где ему предложили возглавить краевую организацию. Конечно же, это было существенное понижение в должности. На VIII пленуме крайкома ВКП (б) 18 марта 1937 года Постышева избрали испол­няющим обязанности первого секретаря крайкома партии, а 25 марта на пленуме Куйбышевского горкома - исполняющим обязанности первого секретаря горкома. Окончательно же он был утвержден в обоих должностях соответственно 5 июня на пленуме горкома и 14 июня - на пле­нуме обкома.

Бывший полновластный хозяин Украины был откровенно обижен этим карьерным поражением, и данный факт, по мнению историков, стал причиной Постышевым широкой кампании по выявлению врагов народа, начатой в Куйбышевской области, необыкновенно жестокой даже по меркам 1937 года.

Получив выговор и предупреждение за свою работу на Украине, Постышев больше не про­являл мягкотелости в отношении «вредителей и врагов народа». Его недолгий период пребывания во главе Куйбышевской об­ластной партийной организации - всего девять месяцев - при­шелся на самый пик репрессий, развязанных в стране после февральско-мартовского 1937 года Пленума ЦК ВКП (б) (рис. 12-17).

В Куйбышевской области тогда началось самое настоящее избиение партийных работников. В 1937 году у нас не оказалось ни одного горкома или райкома, где бы не были выявлены враги. Бюро Ленинского, Фрунзенского, Проле­тарского, Дзержинского, Молотовского райкомов Куйбышева были распущены полностью, как «засоренные врагами народа». Всего же по приказу Постышева тем летом и осенью у нас распустили 34 райкома, а также многие партийные коми­теты крупных заводов.

По ряду свидетельств, работа по поиску «врагов народа» со стороны первого секретаря порой принимала поистине параноидальные формы. В частности, один из методов, который он применял в своем стремлении выявить врагов, заключался в том, что Постышев внимательно изучал через лупу иллюстрации в печатных изданиях, тетради для школьников, этикетки различных товаров и так далее. Во всех этих изображениях Постышев регулярно находил контуры фашистской свастики или человеческого черепа, силуэты Бухарина, Каменева или Зиновьева, простреленную голову Кирова или другие проявления контрреволюционной деятельности. Сейчас это может показаться смешным, но тогда каждый факт обнаружения врага под лупой всегда заканчивался оргвыводами.

А в ноябре 1937 года Постышев сигнализировал в ЦК партии Сталину и Жда­нову, а также в НКВД СССР Ежову, что «в учебнике по «Исто­рии СССР» выявлены значки и пятна на портретах Пушкина и Сталина, напоминающие фашистскую свастику». Затем от него же поступило сообщение, что «на обложках ученических тетрадей, в репродукциях картин Васнецова и Крамского, выявлено слово «Долой», написанное на сабле князя Олега, а на ногах его размещены буквы «ВКП». На картинах также лежат трупы в красноармейских шлемах, и, если повернуть рисунок вверх текстом, то можно обнаружить подпись, похожую на факсимиле Каменева» (СОГАСПИ, Ф-1141, оп. 18, д.3, Л.л. 172, 192).

Редакции областных и районных газет тоже не раз испытывали на себе жуткие последствия этого метода борьбы с врагами народа с помощью лупы. Так, 21 сентября 1937 года в Куйбышевское областное управление НКВД от т. Постышева поступила докладная записка об обнаружении им контрреволюционного искажения портрета Маршала Советского Союза т. Буденного, помещенного в номере областной газеты «Волжская коммуна» от 20 сентября 1937 года. В тот же день управлением НКВД по этому факту было возбуждено уголовное дело в отношении 25-летней Шелудяковой Елизаветы Львовны, русской, имевшей происхождение из служащих, фотографа этой газеты, и 32-летнего Сергиевского Серафима Петровича, имевшего происхождение из священников, травильщика областной типографии.

Как сказано в материалах дела, в вину сотрудникам редакции и издательства было поставлено следующее: «На фотографии т. Буденного, помещенной на первой полосе газеты «Волжская коммуна» от 20 сентября 1937 года, на его рукаве пятиконечная звезда имеет явно выраженную форму фашистской свастики». По мнению следствия, «такую форму она приобрела в ходе проявления негатива указанного снимка, которое проводилось Шелудяковой. Затем травильщик цинкографии Сергиевский, получив фотографию т. Буденного, изготовил по ней клише с аналогичным контрреволюционным искажением и сделал оттиски с этого клише, хотя имел все возможности в ходе обработки клише при наличии лупы и оригинала обнаружить фашистскую свастику» (рис. 18).

Уже при первом рассмотрении данного дела, которое состоялось 20 января 1938 года, спецколлегия Куйбышевского областного суда, изучив представленные материалы, вынесла определение о том, что на негативе и на оригинале фотографии, сделанными Шелудяковой, искажения звезды на рукаве т. Буденного не наблюдается. Поэтому определением суда женщина была оправдана за отсутствием в ее действиях состава преступления и освобождена из-под стражи в зале суда.

Далее в решении суда сказано так: «Искажение фотографии появилось только в ходе изготовления цинкового клише, которое производилось Сергиевским». Несмотря на это признание, суд все же не усмотрел в действиях травильщика умысла. Стало быть, здесь не было состава преступления, предусмотренного ст. 5810 УК РСФСР. Поэтому суд переквалифицировал действия подсудимого на ст. 111 УК РСФСР (служебная халатность). Окончательное же рассмотрение дела Сергиевского состоялось 27 января 1938 года в спецколлегии Куйбышевского областного суда. По ст. 111 УК РСФСР он получил 4 месяца лишения свободы, которые к тому моменту уже отбыл в камере следственного изолятора, и потому его освободили из-под стражи прямо в зале суда. При этом необходимо подчеркнуть, что на решение суда во многом повлияло вынесенное к тому моменту постановление пленума ЦК ВКП (б) о снятии Постышева со всех его постов.

Кстати, метод борьбы с врагами народа с помощью лупы придумал вовсе не Постышев. Оказывается, секретарь Куйбышевского обкома всего лишь взял на вооружение приказ по Главлиту СССР № 39 от 14 февраля 1935 года, подписанный начальником Главлита Борисом Волиным, в котором, в частности, говорилось следующее:

«На ИЗО-фронте Главлитом обнаружены умело замаскированные вылазки классового врага. Путем различного сочетания красок, света и теней, штрихов, контуров, замаскированных по методу «загадочных рисунков», протаскивается явно контрреволюционное содержание.

Как замаскированная контрреволюционная вылазка квалифицирована символическая картина художника Н. Михайлова «У гроба Кирова», где посредством сочетания света, теней и красок были даны очертания скелета. То же обнаружено сейчас на выпущенных Снабтехиздатом этикетках для консервных банок (вместо куска мяса в бобах – голова человека).

Исходя из вышеизложенного – приказываю:

Всем цензорам, имеющим отношение к плакатам, картинам, этикеткам, фотографиям, фотомонтажам и пр. – установить самый тщательный просмотр этой продукции, не ограничиваться вниманием к внешнему политическому содержанию и общехудожественному уровню, но смотреть особо тщательно все оформление в целом, с разных сторон (контуры, орнаменты, тени и т.д.), чаще прибегать к пользованию лупой».

 

Контрреволюционная колбаса

Есть немало других фактов борьбы товарища Постышева с врагами народа в период его пребывания на посту первого секретаря Куйбышевского обкома ВКП (б). В середине 1937 года в магазинах Чапаевска и Сызрани вдруг не стало спичек, но проверка показала, что ящики с этим товаром штабелями лежат на складах. Торговые руководители при этом объяснили проверяющим, что продукция не отгружается в магазины по приказу Постышева, который при изучении спичечной этикетки нашел в линиях на ней отчетливый профиль Троцкого.

Затем в августе, перед началом учебного года, в ряд районов перестали поступать школьные тетради. Оказалось, кто-то в обкоме посчитал, что портрет Сталина, помещенный на их обложках, проткнут какой-то посторонней линией, словно ножом. О контрреволюционном рисунке срочно доложили Постышеву. Результат оказался вполне предсказуем: большая партия тетрадей, уже подготовленная для школ, была срочно отправлена в макулатуру.

И уж совсем неожиданностью для всех стал запрет на продажу в продовольственных магазинах любительской колбасы. Оказалось, какой-то доброжелатель сообщил в обком партии, что на разрезе колбасы, в ее середине, отчетливо проступают контуры фашистской свастики, после чего и управление торговли и поступило указание первого секретаря: крамольную колбасу изъять из продажи и уничтожить. Впоследствии по поводу всех перечисленных выше фактов на пленуме Фрунзенского райкома ВКП (б) областного центра Постышев высказался так: «Я предлагаю прокуратуре и НКВД посадить человек 200 торговых работников, судить их показательным судом и человек 20 расстрелять».

К середине 1937 года, пользуясь своим положением секретаря областного комитета партии, Постышев фактически сосредоточил в своих руках все руководство прокуратурой, судами, милицией и НКВД. По его указаниям в районы стали посылаться следственные комиссии, которые сам же Постышев называл «карательными экспедициями». После каждой такой комиссии, как правило, снималась с работы и арестовывалась вся районная руководящая верхушка. В числе этих работников обычно оказывались первый, второй, а иногда и третий секретари райкома, председатель райисполкома и его заместители, районный прокурор, начальники милиции и НКВД, редактор районной газеты, а часто и ее сотрудники, заведующие райздравом, районным земельным отделом и отделом образования, и так далее.

Такую карательную экспедицию всегда сопровождала колонна «черных воронков» (арестантских машин НКВД), на которых в город затем вывозились подследственные. Как правило, за один раз арестовывалось не менее 40-50 человек, после чего все районное руководство обновлялось почти целиком. Выше уже говорилось, что в общей сложности с санкции Постышева тогда было распущено 34 районных комитета ВКП (б), а также ликвидированы парткомы на заводах №№ 15 и 102 в Чапаевске, и еще три парткома на заводах в Пролетарском районе областного центра.

Уже потом были обнародованы шокирующие факты, много говорящие о масштабах этих репрессий. Оказалось, что за время, пока Постышев руководил партийной организацией Куйбышевской области (с июня 1937 по январь 1938 года) только в сельских районах по ст. 58 УК РСФСР было привлечено к уголовной ответственности 210 колхозных бригадиров, 204 председателя колхозов, 117 председателей сельсоветов, 48 агрономов, 43 директора МТС, и так далее. Всего за это время в нашем регионе было привлечено к уголовной ответственности 34540 человек, из них около 5 тысяч расстреляно (рис. 19-21).

В атмосфере всеобщей подозрительности и недоверия, которая в это время царила в обществе, людей выгоняли из партии и лишали свободы порой по совершенно анекдотическим поводам. Так, на заводе № 42 (впоследствии завод имени Масленникова) рабочего Демина исключили из рядов ВКП (б) за то, что его знакомый оказался врагом народа, а его жену после этого исключили… за связь с мужем. В совхозе «Жигули» Молотовского райкома сняли с работы и арестовали служащего Егорова, потому что у его жены за три года до этого была подруга, у которой тогда же выгнали из партии мужа по причине его знакомства с врагом народа. В Кинель-Черкасском районе комсомолец Далматов был исключен из организации с формулировкой «за связь с религией», потому что его отец, будучи маляром, выкрасил крышу на здании церкви. В Ульяновской организации одну студентку исключили из комсомола из-за того, что она назначила двум сокурсникам свидание, но ни на одно из них не пришла. Причиной исключения было названо «аморальное поведение, недостойное советской девушки». А в организации Куйбышевской железной дороги комсомольца Дубового выгнали за «сокрытие социального прошлого отца». Оказывается, в дореволюционное время его отец служил кучером у земского начальника.

 

«Ежовые рукавицы»

Конечно же, волна репрессий в значительной степени коснулась и самых высших эшелонов власти Куйбышевской области. Так, в августе 1937 года по приговору «тройки» был арестован и затем расстрелян уже упомянутый Владимир Петрович Шубриков, который до марта 1937 года работал первым секретарем Куйбышевского обкома ВКП (б), а после был переведен на партийную работу в Сибирь. Та же участь вскоре постигла второго секретаря Куйбышевского обкома ВКП (б) Алексея Левина, председателя облисполкома Георгия Полбицына, его заместителя Алексея Алексеева, председателя облКК-РКИ Петра Клюева, прокурора области Николая Жалнина, секретаря обкома ВЛКСМ Лазаря Блюмкина, командующего войсками ПриВО Петра Дыбенко и его заместителя Ивана Кутякова. А еще раньше, в мае 1937 года, в штабном вагоне на станции Куйбышев был арестован и впоследствии расстрелян предыдущий командующий ПриВО Михаил Тухачевский, успевший прослужить на указанном посту в течение всего лишь пяти дней (рис. 22-24).

Как говорилось на областной партконференции уже после снятия Постышева со всех постов, в самый разгар репрессий многие райкомы партии фактически оказались превращены в управления НКВД. После обсуждения того или иного человека на заседании бюро его, как правило, тут же арестовывали. Поэтому коммунисты, вызываемые на бюро райкома партии, перед этим мылись в бане и надевали чистую рубаху, а затем прощались с семьей и ехали в райком уже с сухарями, одеялом и подушкой (рис. 25-30).

Столь массовые аресты и расстрелы, а также масштабные исключения из партийных и комсомольских рядов даже в условиях того времени показались руководству страны неоправданно жестокими. В начале 1938 года персональное дело Павла Постышева слушалось на заседании Политбюро ЦК ВКП (б), где руководитель парторганизации Куйбышевской области пытался оправдать свои действия «засильем контрреволюционеров во всех звеньях партийного и советского руководства». Вернувшись после этого в Куйбышев, Постышев подготовил на имя Сталина 100-страничный отчет о работе по выявлению врагов народа (см. дополнения к данному материалу), где он подробно рассказал и о карательных экспедициях, и о роспуске десятков райкомов, и о численности арестованных и расстрелянных. Однако это ему не помогло. На январском (1938 года) пленуме ЦК ВКП (б) главным был вопрос «О грубых политических ошибках бюро Куйбышевского областного комитета ВКП (б) и его бывшего первого секретаря т. Постышева». В своём выступлении на пленуме И.В. Сталин о деятельности Постышева в Куйбышевской области высказался так: «Это расстрел организации. К себе они мягко относятся, а районные организации они расстреливают… Это значит - поднять партийные массы против ЦК, иначе это понять нельзя». В итоге «несгибаемый большевик» был арестован по обвинению во многих тяжких преступлениях, и в первую очередь в «нарушении социалистической законности».

…В биографических справочниках советского времени долгое время наблюдалась существенное расхождение в отношении времени смерти П.П. Постышева – от 1938 до 1940 года. Сейчас это можно объяснить крайней засекреченностью его уголовного дела, которое в полном объеме для исследователей не открыто до сих пор. Лишь в перестроечную эпоху стало известно, что бывший секретарь ЦК ВКП (б) был арестован 21 февраля 1938 года, после этого содержался в Бутырской тюрьме, а был расстрелян спецсотрудником НКВД 26 февраля 1939 года (рис. 31).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Под ред. Г.И. Чудилина. Самара, Самарский дом печати. 2000. :1-408.

Ерофеев В.В. 2004. Исправительно-трудовые лагеря на территории Куйбышевской области. – В кн. «Ремесло окаянное». Самара, :120-132.

Ерофеев В.В. 2004. «Вклад Особстроя в дело разгрома фашизма огромен…» - В кн. «Ремесло окаянное». Самара, :132-145.

Ерофеев В.В. 2004. …И Волга покорилась. – В кн. «Ремесло окаянное». Самара, :156-169.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Самарская губерния – край родной. Т. I. Самара, Самарское книжное изд-во, 416 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2008. Самарская губерния – край родной. Т. II. Самара, изд-во «Книга», - 304 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В. 2009. Несгибаемый большевик. – Газета «Волжская коммуна», 12 декабря 2009 года.

Ерофеев В.В., Галактионов В.М. 2013. Слово о Волге и волжанах. Самара. Изд-во Ас Гард. 396 стр.

Марягин Г.А. 1965. Постышев. М.: Молодая гвардия, 1965. (Серия «Жизнь замечательных людей»).

Постышев П.П. 1935. Из прошлого. Киев, 1935; М., 1936.

Самарская область (география и история, экономика и культура). Учебное пособие. Самара 1996. :1-670.

Храмков Л.В. 2003. Введение в самарское краеведение. Учебное пособие. Самара, изд-во «НТЦ».

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 1988. Край самарский. Учебное пособие. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-128.

 

 

 

Дополнения

(Из фондов СОГАСПИ - Самарского областного государственного архива социально-политической истории, бывшего архива обкома КПСС).

СОГАСПИ, Ф-656, оп.2, д.139.

Протокол заседания второго пленума Куйбышевского областного комитета ВКП (б).

Л.л. 2-7.

Заседания 29-30 января 1938 года.

Слушали: 1. О грубых политических ошибках бюро Куйбышевского областного комитета ВКП (б) и его бывшего первого секретаря т. Постышева.

Докладчик – секретарь ЦК ВКП (б) т. Андреев.

В прениях выступали: т.т. Левин (секретарь парткома завода Кинап), Кириллов (секретарь Сызранского горкома), Растегин (секретарь Ульяновского горкома ВКП (б)), Скрябина (Куйбышевский горком), Павлов (Ленинский райком г. Куйбышева), Серов (Карсунский райком).

Тов. Игнатов – исполняющий обязанности секретаря обкома ВКП (б) оглашает постановление бюро Куйбышевского обкома ВКП (б) «О телеграмме зав. ОРПО обкома ВКП (б) т. Владимирова, разосланной всем горкомам и райкомам ВКП (б)».

1. Отменить как неправильную и противоречащую постановлению Пленума ЦК ВКП (б) следующую телеграмму заведующего отделом руководящих парторганов обкома ВКП (б) т. Владимирова: «По получении газет с решением Пленума ЦК ВКП (б) организуйте читку и ознакомление коммунистов с решением Пленума», разосланную им всем горкомам и райкомам партии.

2. Обязать все горкомы м райкомы ВКП (б) обеспечить обсуждение на партийных собраниях по существу всех вопросов, вытекающих для парторганизаций из постановления Пленума ЦК ВКП (б), а в тех организациях, где партсобрания были проведены только для читки постановления Пленума ЦК ВКП (б), провести собрания вторично, и также обсудить постановление Пленума ЦК по существу.

3. Снять т. Владимирова с работы заведующего отделом руководящих парторганов обкома ВКП (б).

Постановление бюро обкома ВКП (б) о т. Владимирове утверждается.

[…]

Заключительное слово т. Андреева, секретаря ЦК ВКП (б).

Постановили: 1. Пленум Куйбышевского обкома совместно с секретарями горкомов и райкомов ВКП (б), заслушав сообщение секретаря ЦК ВКП (б) т. Андреева и ознакомившись с постановлением ЦК ВКП (б) от 9 января 1938 года о политически ошибочных решениях Куйбышевского обкома и его бывшего первого секретаря т. Постышева, считает это постановление ЦК ВКП (б) совершенно правильным.

Пленум обкома считает, что в этом постановлении ЦК ВКП (б) совершенно правильно указал на то, что Куйбышевский обком ВКП (б) допустил произвол и дезорганизаторство в отношении районных партийных организаций, приняв политически вредные, по своим последствиям явно провокационные решения об огульном роспуске, без всяких на то оснований и без ведома ЦК ВКП (б) 34 районных комитетов партии, и в котором ЦК ВКП (б) объявил строгий выговор бюро Куйбышевского обкома ВКП (б) и его первому секретарю т. Постышеву, освободив его от работы секретаря обкома.

2. Пленум обкома констатирует, что, наряду с грубой ошибкой, указанной в постановлении ЦК ВКП (б), т. Постышев, будучи на посту первого секретаря обкома, допустил целый ряд других, не менее грубых политических и организационных ошибок. Работая на посту руководителя куйбышевской областной парторганизации, т. Постышев не проявил ни достаточного чутья, ни энергии в деле разоблачения и выкорчевывания правотроцкистских шпионов и вредителей, и оказался окруженным врагами народа (Полбицын, Левин, Сегал, Сиротинский, Фомичев, Пашковский и другие), которые были разоблачены и арестованы лишь в результате вмешательства ЦК ВКП (б).

3. Пленум обкома отмечает, что бывшим первым секретарем обкома т. Постышевым были от имени обкома даны совершенно неправильные, противоречащие всей политике нашей партии, явно провокационные по своим последствиям директивы по вопросам сельского хозяйства: ряд телеграмм о мобилизации коров из колхозных ферм и у колхозников на полевые работы во время сева и на вывоз хлеба с полей во время уборки в 1937 году; приказ о разборе общественных построек колхозов для прикрытия в полях убранного хлеба; распоряжение о пропуске через молотилки всей стерни во время уборочных работ 1937 года; кроме того, т. Постышев, зная о действовавшем постановлении облисполкома от 28.02.1937 года о ликвидации кулацких спецпоселков и о принятии кулаков в колхозы, не принял мер к его отмене.

Все политически вредные директивы т. Постышева в свое время были отменены ЦК ВКП (б).

4. Пленум обкома считает, что т. Постышев несет прямую ответственность за дезорганизаторские, политически вредные, по своим последствиям явно провокационные решения о роспуске 34 райкомов партии, ряда парткомов и некоторых первичных парторганизаций, а также за массовое исключение депутатов из состава городских и районных советов.

5. Пленум обкома считает, что Постышев точно также несет ответственность и за то, что по его инициативе, и руководствуясь его указаниями, работники обкома и некоторые секретари райкомов огульно исключали из партии сотни честных коммунистов, как врагов народа или как пособников врагам, без всяких на то оснований, а в отношении исключенных ВКП (б) было создано положение безапелляционности, поскольку обком не разбирал апелляций, или формально, опросом, утверждал решения об исключении из партии.

Этим своим неправильным руководством т. Постышев создал полную возможность остаткам еще не разоблаченных врагов народа, маскируясь под «бдительных», продолжать свою вредительскую работу, рассчитанную на то, чтобы путем репрессий перебить большевистские кадры, посеять неуверенность и излишнюю подозрительность в рядах куйбышевской партийной организации.

6. Пленум обкома отмечает, что в парторганизациях Куйбышевской области не было достаточной заботы о выращивании местных кадров, бюро обкома крайне мало выдвигались на руководящую работу молодые, способные коммунисты и беспартийные. Тов. Постышев в практике своего руководства неправильно подходил к вопросам смелого выдвижения растущих работников из местных кадров и проявил с первых же дней своей работы в Куйбышевском обкоме известное недоверие к партийным и беспартийным кадрам Куйбышевской области, в результате чего до сих пор не подобраны руководители для работы во многих областных и районных организациях.

7. Вместо испытанных большевистских, сталинских методов руководства т. Постышев широко практиковал давно обанкротившиеся методы бюрократического руководства: решения в обкоме принимались, как правило, опросом, нормальная коллективная работа бюро обкома отсутствовала, живая связь с районными и первичными парторганизациями была подменена потоком телеграмм и распоряжений за подписью т. Постышева, пленум обкома с момента его избрания в июне месяце 1937 года ни разу не был собран, точно также не созывались и собрания партийного актива.

8. Все это вместе взятое целиком и полностью подтверждает правильность решения Центрального комитета ВКП (б) о снятии т. Постышева с поста первого секретаря Куйбышевского обкома, как не обеспечившего ни правильного политического, ни хозяйственного руководства в Куйбышевской области.

Пленум Куйбышевского обкома ВКП (б), совместно с секретарями горкомов и райкомов, всецело одобряет решение Пленума ЦК ВКП (б) о выводе т. Постышева из кандидатов в члены Политбюро ЦК ВКП (б) и за попытки смазать и оправдать свои грубые политические и организационные ошибки.

9. Пленум призывает большевиков Куйбышевской областной партийной организации извлечь все уроки из ошибок бывшего руководства Куйбышевского обкома и по-большевистски довести до конца дело разоблачения врагов народа.

Пленум обкома заверяет ЦК ВКП (б) в том, что большевики Куйбышевской области в кратчайший срок исправят допущенные ошибки и добьются того, что Куйбышевская областная партийная организация станет в передовые ряды нашей большевистской партии.

 

СОГАСПИ, Ф-656, оп.2, д.141.

Стенограмма II-го пленума Куйбышевского областного комитета ВКП (б).

Вечернее заседание 29 января 1938 года.

Л.л. 16-28.

Тов. Журавлев, начальник УНКВД.

Правильно Центральный комитет партии записал, что деятельность Постышева является по своим последствиям провокационной. Сейчас мы на пленуме со всей очевидностью устанавливаем тот факт, что его поведение, возьмите его деятельность в области партийной работы, возьмите его деятельность в области советской работы, возьмите в области сельского хозяйства, везде и всюду вы найдете явные провокаторские методы работы, направленные по своим последствиям прямо против советской власти.

[…]

На Украине он окружил себя врагами, всех этих врагов потом разоблачили, передоверил им партийную работу, они там принесли неисчислимый вред советской власти. То же самое получается здесь, та же самая картина, только с новыми лицами. (Голос: «Нет, там он обжёгся на молоке, а тут дул на воду»).

[…]

Вы же все помните, какие безобразия разыгрались с этими тетрадями, конфетами, с обложками и прочим, разве это не явно провокаторская деятельность, когда работники аппарата обкома, не все конечно, часть его, знаете, как говорят его приближенные, вроде Аллакина, как Филимонов, ходили, буквально выискивали все такие факты, были они или не были, поднимали колоссальную шумиху, дошло до таких чрезвычайно гадких размеров, что мы сами распространяли всякую гнусь. Причем контрреволюция, пользуясь нашим таким положением, под шумок вела большую работу. Разве это факты не провокационной деятельности, разве эти факты не свидетельствуют о том, что такая деятельность только нужна человеку, которому не дороги интересы партии советской власти.

[…]

Я помню, перед 12 декабря, перед выборами, он буквально ежедневно нас таскал и говорил: «Ну вот, если что-нибудь случится, вы будете отвечать головой. Кругом враги в городе, на меня везде пишут, а вы мер не принимаете». Он всячески себя охранял. Он требовал, буквально толкал на провокационные действия, на такие методы, которые шли вразрез с интересами партии и советской власти.

Л.л. 35-38.

Тов. Кунин, секретарь парткома завода № 42.

Товарищи, решение пленума правильное и своевременное, и является образцом сталинского стиля руководства партийными организациями и работой партийных организаций.

Работа, которая происходила в обкоме партии, которым руководил тов. Постышев, показала, что Постышев шарахался от одной крайности в другую крайность. На Украине вокруг него орудовали враги, и здесь орудовала шайка, которая пользовалась его вниманием, которым он доверял, которые выполняли ответственную работу. И здесь были допущены грубые политические ошибки, в результате чего мы имеем решение Центрального Комитета партии о работе Куйбышевской партийной организации.

Как относился областной комитет партии к такой крупной партийной организации, как на заводе № 42? За два месяца до выборов там сидел Моложаев, а после него стали работать всякие вриды. В этот период со стороны всей партийной организации были требования, чтобы избрать новый партийный комитет. Обком партии четыре раза пытался созвать собрание, и не мог собрать. Наконец-то собралось выборное партийное собрание, и на него пришел тов. Игнатов. В это время в партийном комитете оставалось всего два человека, и этот комитет все-таки распустили, тогда как там и распускать фактически нечего было…

С декабря месяца и за 10 или 15 дней января мы имеем в организации 4 исключенных из партии, нам приносили пачками партбилеты. Я выяснил, я новый человек, я стал интересоваться, за что их исключают и увольняют с завода. И мы, товарищи, еще до решения пленума восстановили 23 человека в партии, это были огульно исключенные из партии. Почему? Потому что Демина исключили на заводском партийном собрании, а жену Демина исключают из партии за связь с мужем (смех в зале). Коновалова исключили из партии тоже на этом собрании, как за связь с врагами народа, тогда низовая парторганизация задумалась – Коновалова тоже коммунистка, и исключают Коновалову за связь с мужем. Это показывает, что парторганизация настроилась в таком боевом настроении, что, конечно, под таким впечатлением нельзя исключать, тут и честные члены партии попали в это число.

Попал, например, начальник цеха т. Сухинин. Мы стали спрашивать, за что его исключили. А вот за что. Он, будучи в санатории, получил телеграмму от председателя завкома и еще одного человека, в которой они пишут – достаньте путевку для директора завода, который впоследствии оказался врагом народа. Он это сделал, он не знал тогда, что он враг народа. За это его исключили из партии, и на завтрашний день увольняют с завода. Решением парткома он был восстановлен. Таким образом, мы предупреждали массовое увольнение с завода.

Это, товарищи, заняло колоссальное количество времени, но то было то, что нам нужно было, так как организации нужно было выправлять, потому что нам пачками приносили билеты, и приходили со слезами люди, спрашивали, почему нас увольняете с завода, мы не враги народа. А их увольняли как врагов и за связь с врагами. А когда стали разбирать, кто такие люди, с которыми они имеют связь, оказалось, что это люди, которые все работают.

[…]

Л.л. 39-46.

Тов. Комлев, секретарь Молотовского райкома ВКП (б).

Товарищи, решение январского пленума Центрального комитета партии вооружает нашу областную парторганизацию прежде всего на дальнейшее выкорчевывание еще не разоблаченных врагов народа, на исправление допущенных грубейших нарушений устава партии…

[…]

Прежде всего и Молотовский район оказался в числе тех же 32 районов, где бывший состав райкомов партии решением обкома партии был распущен, была созвана конференция, на которой был избран новый состав.

Но, товарищи, нужно будет сказать, что в Молотовском районе действительно осело солидное количество врагов народа. Молотовский район имеет некоторую особенность, здесь он как раз окружает город, и вот вся эта самая публика, которая не может ускользнуть от глаза наших славных органов НКВД, она прячется, скрывается в Молотовском районе, который примерно в зоне 20-25 км.

Мы в последнее время за 3 месяца, при помощи НКВД, при помощи органов прокуратуры изъяли из района примерно около 200 человек, посадили, и дела почти закончили.

[…]

Наряду с этой разоблачительной работой, мы допускали ошибки. В частности, по нашему району была допущена грубейшая ошибка в отношении помощника по комсомолу совхоза «Жигули». Этот товарищ член партии. За что его исключили и сняли с работы? Его исключила первичная организация за то, что его жена когда-то была знакома с одной подругой, года три тому назад. Так вот, у этой подруги исключили из партии мужа за то, что он был связан с врагом народа, а его исключают из партии за то, что его жена имела таких знакомых.

[…]

…в отдельных первичных организациях понизилась активность коммунистов, потому что попробуй выступи – тебе выразят политическое недоверие. Я хотел ряд замечаний сделать. Ряд совещаний, которые проводили здесь в городе, показал всем секретарям райкомов и активу, что Постышев не любил критики. Когда это дело доходило до Постышева, он сразу бросает реплику, и сядешь обязательно, он сразу глушил критику, он не только перегибщиком оказался, не только провоцировал честных людей, но, кроме этого, зажимал критику и самокритику – это вполне естественно. Должен сказать, что Постышев райкомами не руководил и кадров райкомов не знал. Больше того, когда Постышев приходил сюда за стол, и мимо него проходят ответственные работники, работавшие в горкоме и обкоме, он обращается без имени и фамилии, не знает, как фамилия. Что это – забывчивость, или что другое. Просто не интересуется, не изучает кадры.

[…]

Л.л. 67-75.

Тов. Жигунов, секретарь Хворостянского райкома ВКП (б).

Руководство Хворостянского района в течение трех лет было в руках врагов народа. Я хочу рассказать один пример, как враги народа боролись с врагами народа. Ныне разоблаченный, приговоренный к расстрелу первый секретарь Арамелев, второй Демидов, сейчас разоблачен ответственный редактор Синяшин, на него поступило очень много компрометирующего материала из других районов, где он работал, что его жена – дочь бывшего полицейского, который был приговорен к расстрелу, сам он тоже из кулацкой, помещичьей семьи. И вот, чтобы не потерять дружеской связи, Арамелев выносит решение: «Просить комиссию партийного контроля при ЦК ВКП (б) помочь им разобрать вопрос о Синяшине, о его партийности». Этот материал сейчас вернулся к нам в райком, пишут, что это дело нужно решить через первичную партийную организацию. Вот как враги народа боролись с врагами народа, как выгоняли честных коммунистов из партии.

Товарищ Андреев в своем докладе приводил пример с нашего района, когда на собрании исключали под маркой врага народа уполномоченного НКВД. Это посеял все Тюкаев. На пленуме, когда стали разоблачать врагов народа, в количестве 7 человек, выступает Тюкаев с громадной речью и предлагает обсудить вопрос о Рогожкине, как якобы связанного с врагами народа. Информирует пленум, что есть приказ по управлению НКВД о том, что его исключают из партии и отдают под суд как врага народа, но в связи с тем, что на пленуме Рогожкина не было, оставляют этот вопрос на обсуждение партийного собрания. На первичной партийной организации Тюкаев информирует о Рогожкине по-другому, и первичная партийная организация объявляет ему строгий выговор. Районное партийное собрание нашло, что он враг народа, исключило и сообщило тов. Журавлеву, чтобы принял меры, и осудило Тюкаева за неправильную информацию, так как на первичной парторганизации он одно сказал, а на районном партийном собрании – другое. Ничего вражеского в работе Рогожкина не было. Человек работает в управлении НКВД.

Кроме неправильной постановки дел, исключили 15 человек только по запискам и отдельным заявлением, не проверяя фактов. (Тов. Андреев: «А где были члены райкома?») Райком был распущен. Это привело вот к чему, я приведу пример по Романовскому совету. (Тов. Андреев: «Нужно ли было распускать райком?») Осталось 7 членов, остальные были исключены, разоблачены как враги народа и арестованы. Всего арестовано было 17 человек из 24. На районном партийном собрании исключили 17 человек.

[…]

…исключили из кандидатов в члены партии Расторгуева. Была получена записка от одного кандидаты Рыжкова, в которой указывается: «Прошу обсудить, считаю, что хозяйство у него кулацкое». Этот Расторгуев старик, около 60 лет. Он говорит, что никакого кулацкого хозяйства у него не было. Собрание волнуется, задает вопросы, и, как хотите, сознательно или несознательно, но старик расстроился и говорит: «Что вы придираетесь ко всем, через месяц товарищ Сталин будет поправлять это дело». Такую мысль выразил. Собрание подхватило, нашло это заявление контрреволюционным и исключило Расторгуева из кандидатов.

Члены бюро райкома об этом знали. Оказывается, старик предсказал то, что в действительности и получилось. Сейчас на бюро райкома будем рассматривать это дело. Необходимо нашему району собрать районное партийное собрание, так как 9 человек, мы уже знаем, нужно будет восстанавливать в партии, пересмотреть их дело.

[…]

Я еще хочу привести пример. Разоблачен и посажен бывший зав. культпропом Юдин. Около 6 дней шло районное партийное собрание. Этот человек занимался подбором фактов на честных людей. Он несколько писем написал за это время и передал в президиум этого собрания. И после этих писем и заявлений отдельных коммунистов исключили. Большинство писем были ложными, чтобы задержать собрание или смазать честных коммунистов.

[…]

Вот присылают большую телеграмму, не помню, какого числа. Я только что пришел в райком, я новый человек, меня выдвинули с низовой комсомольской работы. В этой телеграмме за подписью тов. Постышева предупреждают в последний раз, вроде того, что телеграмм больше не будет (смех в зале). В телеграмме пишут: нажать на вывозку натуроплаты, возврат ссуд, и, если все перечислять, пальцев не хватит. Я созвал молодых членов бюро и говорю: если мы не выполним, нас будут обсуждать, исключат из партии, если не выполним эту телеграмму. Стали подсчитывать свои возможности. Сейчас прошло уже два месяца, и мы только 50% еще выполнили по вывозке натуроплаты. Осталось еще вывозить 30 тысяч центнеров. Подсчитали все возможности. У нас 24 колхозных машины в течение 2-х месяцев стоят. Большинство колхозов имеют по 2-3 лошади, а им нужно возить по 5-6 тысяч центнеров. Можем ли мы выполнить эту телеграмму? Не можем. Этот факт говорит о том, что нужно исключительно дифференцированно подходить к каждому району.

 

СОГАСПИ, Ф-656, оп.2, д.142.

Стенограмма второго пленума Куйбышевского областного комитета ВКП (б).

Утреннее заседание 30 января 1938 года.

Л.л. 1-4.

Тов. Коваленко Ф.А., председатель Куйбышевского горсовета.

[…]

…если мы следим за печатью, видно, что все выступающие товарищи, которые обсуждают решения пленума ЦК ВКП (б) по ошибкам партийных организаций, все они спрягают нашу Куйбышевскую партийную организацию. Ясно, что Куйбышевская партийная организация в вопросе исключения из партии, в вопросе перегибов допустила очень и очень много ошибок. В результате руководства тов. Постышева Куйбышевской партийной организацией у нас под его началом, за время его работы наделано много безобразных вещей, о которых здесь выступали и говорили секретари райкомов и секретари первичных парторганизаций, и о которых в своем докладе сказал тов. Андреев.

Возьмите такой факт, как роспуск партийных организаций. К чему этот факт приводил? Ясно, что роспуск партийных организаций был направлен на то, чтобы временно задержать, затормозить партийно-массовую работу. И такими мероприятиями это было достигнуто… Если партийная организация не работала, значит, работал классовый враг исподтишка, и люди делали плохое, черное дело. Вот кому на руку играла такая установка руководства Куйбышевской партийной организации.

[…]

Не было живого, чуткого, повседневного руководства партийными организациями Куйбышевской области, а превалировало в основном руководство бумажное, руководство бюрократическое, руководство диктаторское, я бы сказал, потому что Постышев своей фигурой большого человека, своей фигурой старого большевика буквально давил на людей. Вот почему тов. Журавлев, когда выступал, говорил, что люди сидели с закрытыми ртами… потому что ничего своего собственного нельзя было сказать, потому что, когда скажешь, тебе говорили: ты еще молодой, будь добр, посиди, дай мне, старому, сказать. Все решения, которые принимались, которые составлялись, составлялись исключительно самим Постышевым, и когда включишь собственную мысль, он говорил: оставьте, я сам знаю. Ведь мы тоже люди, у нас тоже какие-то мысли, хорошие или плохие, значит, надо было взять и поставить их. Этого он не допускал, а считал, что все, что он сказал, это свято, это закон, и будьте добры выполнять. Так это и делалось. И в этом отношении критики работы Постышева в нашей партийной организации никакой не было. Все сидели, молчали и делали то, что прикажет Постышев. А такое руководство партийными организациями приводило к тому, что в партийных организациях вопросы партийного порядка, вопросы исключения из партии подчас разрешались неправильно, и в результате мы наделали очень много ошибок, о которых говорил тов. Андреев.

По количеству исключенных из партии наша Куйбышевская областная партийная организация, вероятно, также занимает первое место, потому что, если вы следили за докладом, когда тов. Андреев говорил о цифрах из месяца в месяц исключаемых из партии, то видно, как кривая растет каждый месяц, и все больше и больше увеличивалось количество исключенных из партии. Тут как будто бы шло какое-то соревнование – кто больше. Мне приходилось разговаривать с некоторыми руководителями партийных организаций. Так они прямо говорили, что, когда созывает совещание Постышев, он прямо давал установку: почему не исключаете из партии, почему сидите, почему так медленно идет дело по выкорчевке врагов, а под сурдинкой врагов исключали таких людей, которые бы много пользы нам принесли. Разве наша страна не нуждается в кадрах? Разве нашей стране не нужны учителя, не нужны врачи, инженеры, директора заводов? А сколько мы исключили, может быть, некоторых правильно, но большей частью неправильно. Сейчас эти ошибки, которые были в результате того, что было такое партийное руководство, надо исправлять.

Возьмите апелляции. Апелляции месяцами в Куйбышевской парторганизации не разбирались. Они начали разбираться только перед тем, как Постышеву нужно было выезжать в Москву. Только тогда он поставил вопрос о разборе апелляций. До этого апелляции лежали сотнями, тысячами под спудом, и люди ходили буквально по 5-6 месяцев без работы, люди, имеющие большие семьи, распродавая все, что имели. К чему это приводило? Ведь и не врага можно было сделать врагом при таком отношении.

(С места: «Скажите, как вами руководили, горсоветом»).

(Тов. Игнатов: «Скажите, как пачками исключали»).

В результате указаний Постышева не только пачками исключали людей из партийных организаций, но пачками исключали людей неправильно и из состава районных советов, и из состава горсовета. Только вмешательство Москвы помогло нам встать на правильный путь. Такую установку давал сам Постышев, а поле по этому вопросу созвал бюро Фрунзенского райкома, где это дело все свернул на стрелочников, а сам Постышев остался чист, на этом бюро тогда сняли секретаря райкома партии, председателя Фрунзенского райсовета, секретаря Фрунзенского райсовета, а Постышев, который давал установку об исключении, остался в стороне нетронутым.

Вот вам, товарищи, поведение большевика, ясно, что это стиль не наш, что это стиль вредный, и такой стиль работы Постышева привел к крупнейшим ошибкам в работе Куйбышевской организации, таким ошибкам, что пленуму ЦК ВКП (б) пришлось выправлять эти ошибки в нашей организации.

Л.л. 4-7

Тов. Кирьякова, секретарь парткома областного земельного управления (облЗУ).

Я очень внимательно выслушала доклад тов. Андреева и очень внимательно слушала выступления товарищей. Хорошо звучит критика, но совершенно отсутствует самокритика.

Как-то странно, что все сидели и работали с Постышевым, и все выполняли его волю, никто не смел противоречить. Почему это никто, ни один член пленума, ни один член бюро обкома не критиковал действия Постышева?

(Голоса с мест: «Никого и не вызывали»).

Постышев давал неверные указания, а люди как будто бы под гипнозом выполняли, и никто не смел противоречить, а, по-моему, просто боялись испортить отношения с Постышевым, хотели быть у него на хорошем счету. Ждали, когда Центральный Комитет узнает сам о том, как работает Постышев, но ничего никто не сообщал, не критиковал работу Постышева, думали: если узнает Постышев, то нам будет плохо. Являлись какими-то слепыми выполнителями воли Постышева (в зале оживление). Если взять организацию облЗУ, у нас исключено из партии и взято органами НКВД 30 человек.

(Тов. Игнатов: «Вы расскажите, тов. Кирьякова, как вы были у тов. Постышева?»)

Вы мне не давайте установки, о чем говорить, т. Игнатов, я скажу все (смех в зале).

(Тов. Журавлев: «Скажите, сколько у вас всего выгнали из облЗУ?»)

30 человек коммунистов исключено и взято органами НКВД, и 145 человек уволено из облЗУ. Из одного специалиста прямо сделали врага народа, исключили его из партии, сняли с работы, он очень долго ходил без работы. Потом было решено принять его на работу в зерновое управление правого берега до 1 января, а дальше это управление не существует. Когда тов. Кузин приехал из Москвы, он вызвал Оленина и сказал – ты можешь принять его на работу вновь, а не восстанавливать его на работе, чтобы не платить вынужденного прогула. Издали такой приказ, который прямо можно в журнал «Крокодил» дать. Катковский обратился в партколлегию, и его партколлегия восстановила в партии и на работе. Олинин находился в командировке.

Как у нас получилось с разоблачением врагов народа? Из 44 человек партийной организации исключено только за 4 месяца 7 человек, из них 3 переданы в органы НКВД, 3-х, очевидно, восстановят.

В отношении изучения коммунистов, не в пример секретарю Ульяновского горкома, я добилась того, чтобы «предстать пред светлые очи» Постышева – я была у него 10 декабря. Мне, конечно, трудно изучать людей, я не имею образования. Я решила написать Постышеву, чтобы он помог мне разобраться, как лучше изучать коммунистов. Например, тех коммунистов, которым доверяет обком и облисполком, как с ними поступать, чтобы не уронить их авторитета. Долго ответа не получала. Не дождавшись ответа, поставила вопрос на партсобрании. Партсобрание поручило мне добиться встречи и получить установку. 10-го я была вызвана. За полчаса нашего разговора он меня осудил за методы изучения коммунистов. Он мне задает вопрос с места в карьер: что ты сама из себя представляешь? Я говорю, что я выдвиженка, стахановка, работала на заводе 42. «Ага, как ты смела писать на своего руководителя?» Я говорю, что никаких вещей я не писала, что для меня он не руководитель, он для меня прежде всего коммунист, а потом руководитель. Он говорит: «Ты смела, оказывается». Может быть, смела. Я говорю, что партсобрание поручило мне добиться встречи с вами и получить установку. Он говорит, нужно сделать так и так-то, мы сами этот вопрос изучаем, если разрешится, мы его поставим на партсобрании. Дальше он спрашивает, как проходит работа. Я говорю, работа проходит плохо. Почему? С ремонтом тракторов плохо, и говорю, что, когда начинаешь говорить, люди смеются. «Что представляют люди?» Я начинаю говорить – вот Федосов, бывший боронбист, партсобрание раза два выносило ему выговор, прислали отношение, что он связан с врагом народа. Он говорит – надо исключать. Я говорю – так нельзя исключать. Он говорит – тебе нахомутят шею. Я говорю – пускай нахомутят, но я вначале пошлю в органы НКВД проверить. Когда НКВД проверило, прислали, что никакой связи не подтвердилось. Он говорит – ты дождёшься, что тебе нахомутают шею, там кругом тебя враги. Я говорю, что неверно, что все враги. Это за полчаса нашей беседы, мне даже жарко становилось.

Есть, конечно, такие люди, которые тихой сапой еще вредят, но я надеюсь на одно: пока голова на плечах, партийное чутьё есть, все равно найдём. Я только говорю, что из 7 человек, которых исключила парторганизация, 3 благополучно здравствуют в органах НКВД.

Товарищи, я кончаю свое выступление вот чем: на меня очень больно подействовали слова т. Андреева, что Постышев плохо держал себя на пленуме ЦК партии. Даже там такой человек, который носит десятки лет партийного стажа, не сумел держать себя, как подобает. Когда его репликами прижали к стене, он заявил, что Робинзон находился на пустынном острове, а он среди врагов, кругом него кишели враги. Это неверно, зачем нас так рекомендовать, что мы все кругом враги.

Я бы просила т. Андреева сказать т. Сталину от нашего имени о том, что мы носим имя большого соратника т. Сталина В.В. Куйбышева, и мы выправим те ошибки, которые допустили по своей слепоте, работая во время руководства Постышева, мы не опозорим этого имени, и тем самым указания товарища Сталина, которые он дал, мы выполним (аплодисменты).

Л.л. 66-78.

Тов. Игнатов, и.о. первого секретаря Куйбышевского обкома ВКП (б), до ареста Постышева был вторым секретарём обкома ВКП (б).

[…]

Товарищи, я впервые был приглашен на январский пленум Центрального Комитета партии и впервые выступал на пленуме Центрального комитета партии, после того, как я прослушал антипартийное, небольшевистское выступление бывшего первого секретаря Куйбышевской партийной организации Постышева, который свел по существу решение Центрального Комитета партии о нем и о руководстве Куйбышевской партийной организации к формальным признакам, выхолостил большевистское содержание этого решения и пытался, товарищи, оправдаться в тех по своим последствиям провокационных действиях, о которых говорится в решении Центрального Комитета и о которых мы с вами говорим сейчас.

Я должен сказать, товарищи, что на Пленуме Центрального Комитета партии Постышев, если бы его посмотрели, не выглядел ни в какой степени большевиком. Это, знаете, можно прямо сказать, что человек или пустой, или, товарищи, человек с глубоким гнилым содержанием.

(Голос с места: «А четки у него в руках были?»)

Чёток не было. Несмотря на то, что очень многие члены Политбюро нашего Центрального Комитета партии поправляли его в выступлениях и давали ему возможность по-большевистски оценить свои антипартийные поступки, выразившиеся в руководстве Куйбышевской партийной организацией, он этого не сделал.

Я, товарищи, скажу вам, что я, выступая впервые на пленуме Центрального Комитета, где я сумел самым честным, самым искренним образом (во всяком случае, старался) рассказать о той обстановке, которая сложилась в руководстве Куйбышевской партийной организации, и к чему это руководство привело Куйбышевскую партийную организацию. Я должен прямо сказать, что сейчас на пленуме нашем, совместно с секретарями райкомов и горкомов, я вот так же, как и на пленуме ЦК партии, глубоко, товарищи, от души вам скажу, прочувствовал всю глубину тех огромных политических ошибок, связанных с руководством партийной организацией Куйбышевской области. Прямо скажу, что переживаю это дело, и не могу этого не переживать, потому что сам работаю в Куйбышевской организации, хотя я выдвинут с низовой работы, но не на маленькую работу, а на пост исполняющего обязанности второго секретаря областного комитета партии, поэтому я чувствую, что я в огромной степени повинен в этих политических ошибках. Скажу прямо, что на этом пленуме я все-таки ждал, что пленум, секретари райкомов и горкомов, разовьют в отношении меня критику значительно сильнее и крепче, этого я ожидал, и считаю, что это должно было быть. Ведь я все-таки исполняющий обязанности второго секретаря обкома партии, и во многом повинен в том, что эти грубейшие политические ошибки не были приостановлены вовремя. Я, товарищи, скажу вам, что здесь, когда выступал секретарь парткома завода № 42, он совершенно правильно указывал на неправильное поведение партийного собрания, на котором я присутствовал, когда я был свидетелем и участником того, что исключили двух товарищей из партии, я не буду говорить по существу того, правильно ли исключили, но политическая ошибка состоит в самом ведении этого собрания, которое по существу являлось тем же, на что указывается сейчас Куйбышевской организации, сама форма, она напоминает по существу то, о чем говорили здесь товарищи из районов, которые говорили о роспуске райкомов.

[…]

Товарищи, была подозрительной эта чрезвычайная бдительность, и она выражалась в том, что, вы все помните, когда в городе, а тут товарищи рассказывали о районах, в течение двух недель обрывались тетради, действительно запрещалось торговать продуктами первой необходимости. (Голос из зала: «Колбасу изымали из торговли, говорят, фашистские знаки в середине»).

Совершенно правильно. Товарищи, у нас одно время в Чапаевске и Сызрани вдруг не стало спичек, а потом оказалось, что спичек вагоны лежат на складе. Оказалось, что Постышев с лупой рассматривал эти спички, так же, как печенье и тетради, и прямо наши работники торговли прекратили торговать с ведома Постышева. Но почему, товарищи, из состава работников торговли, может быть даже честные, но были напуганы и прекращали торговлю. Я имел крупный разговор с Постышевым, и об этом тов. Журавлев потом узнал, о том, что он собрал работников торговли по вопросу, что торговля в городе идет плохо, и сказал: я предлагаю прокуратуре и НКВД посадить человек 200, и, говорит, показательным судом человек 20 расстрелять. Я не знаю, тов. Овчинников, были ли вы на этом собрании.

(Голос с места: «Это было на пленуме Фрунзенского райкома»).

[…]

(Тов. Андреев: «Урок для вас большой, товарищ Игнатов. Вы виноваты очень во многом, вам ЦК доверило очень многое и предупредило вас, как себя вести, и, однако, вы допустили грубейшие ошибки»).

(Голос с места: «Склонились перед авторитетом»).

(Тов. Андреев: «Слишком наивно вы смотрели на Постышева, и всегда не критически вели себя. Вы могли бы помочь Куйбышевской организации значительно раньше предупредить и избежать многих ошибок. Очень большой урок для вас, вы должны пережить это дело крепко. Имейте в виду»).

Андрей Андреевич, я сказал, что я это переживал, я сказал, что я во многом виноват, и мог бы быть попрозорливее, если бы указания Центрального Комитета партии воспринял, как должно. Я бы значительно раньше мог приостановить эту свистопляску, связанную с хозяйственным руководством, эти провокационные решения, связанные с роспуском райкомов. Андрей Андреевич прав. Я был вызван в Центральный комитет партии в октябре месяце, меня спрашивали в Центральном Комитете партии относительно Постышева. Я сказал, что Постышеву мы не верим, но, товарищи, этого очень мало. Вы видите, что сказать одно, а приостановить провокационные действия другое, и за то, что я вовремя не приостановил эти действия, не поднял партийную организацию на то, чтобы приостановить их, я несу, товарищи, большую ответственность за это дело в огромной степени и мере. Я переживаю это дело. Я прочувствовал это дело, и когда я с этой трибуны говорю, я прошу поверить, что говорю искренне.

(Тов. Андреев: «Вам можно простить эти грубые ошибки, потому что вы молодой работник, недавно выдвинутый из местного партийного комитета, из первичной организации. Мы его взяли из Ленинграда из первичной организации, и решили двинуть на такую крупную работу. Только поэтому можно простить, иначе надо было бы бить вас по всем швам»).

Я думаю, что я учел все свои ошибки, и я сделаю все для того, чтобы такие уроки послужили бы и на будущее. Я действительно полностью и до конца осознал свои ошибки, хочу сказать, что я признаю честно все свои ошибки, осознаю глубину их.

 

СОГАСПИ Ф-656, оп.15, д.1, л.л. 1-97.

[В ЦК ВКП (б) от секретаря Куйбышевского обкома ВКП (б) т. Постышева]

Докладная записка о проведённой работе по разоблачению врагов народа и ликвидации последствий вредительства в Куйбышевской области.

16 января 1938 года.

[Введение].

Еще при обсуждении исторических решений мартовского (1937 года) Пленума ЦК ВКП (б) для многих коммунистов становилось ясным, что и в Куйбышевской области во многих отраслях ее хозяйственно-политической жизни на протяжении ряда лет проводилась вредительская работа троцкистско-бухаринского отребья.

На партийных собраниях в первичных организациях, и особенно на предприятиях г. Куйбышева, коммунисты выступили с резкой критикой партийных, советских и хозяйственных руководителей, вскрывая отдельные безобразия и прорывы, которые имели место в городе и области.

В это же время разоблаченные теперь враги народа – троцкистско-бухаринские последыши, окопавшиеся в руководящих центрах бывшего Куйбышевского края, развернули свою активную предательскую деятельность с целью затушевать вредительские действия в области, замести следы своих чудовищных преступлений.

Враги народа Шубриков, Левин, Сегал, Полбицын совершенно игнорировали указания Пленума ЦК ВКП (б), и не только не приняли меры к решительному очищению аппарата от врагов народа и вредителей, но, наоборот, с еще большей энергией продолжали засорять все участки партийной, советской и хозяйственной работы отъявленными врагами народа – троцкистско-бухаринской сволочью.

Они всячески расхваливали эти свои вредительские кадры, провалившихся «руководителей» в одном районе с целью их сохранения перебрасывали в другие районы, а поступающие сигналы от коммунистов о вражеской работе на отдельных предприятиях, в отдельных районах, всячески скрывали и замазывали. В этих же целях врагами народа была использована партийная кампания партийных органов. С другой стороны, были приняты все меры к тому, чтобы развернувшуюся критику первичных парторганизаций спустить на тормозах, чтобы отделаться мелкими жертвами.

Для примера такого поведения руководителей этой вражеской группы можно привести вот такой случай. Один из лидеров троцкистско-бухаринской шайки бывший секретарь Куйбышевского горкома Амас в момент развернувшейся критики вредительских действий Куйбышевского горкома ВКП (б) собрал верных ему членов горкома и дал им примерно такую установку: «Необходимо организоваться и держаться крепко до конца, отстоять себя во что бы то ни стало, иначе нас сомнут».

Это очевидно была «центральная директива», чтобы организоваться против решений ЦК ВКП (б), призывающих к выкорчевыванию врагов народа против первичных организаций, по-большевистски берущихся за реализацию решений Пленума ЦК ВКП (б). В связи с такой «директивой», а также в связи с тем, что в подавляющем большинстве районов области у руководства сидели ставленники троцкистско-бухаринской шайки, засевшей в областных центрах, разоблачительная работа в области совершенно не велась. Лишь с августа месяца 1937 года с помощью ЦК ВКП (б) была раскрыта вражеская шайка троцкистско-бухаринских диверсантов и вредителей, окопавшихся в областных центрах. К этому времени разоблачительная работа стала развертываться так, как этого требовали решения Пленума ЦК ВКП (б).

Разоблачение вредительской шайки в областных центрах всколыхнуло партийную массу, на имя обкома ВКП (б) стали поступать в громадном количестве разоблачительные материалы от рядовых коммунистов, от партийных собраний первичных парторганизаций, от комсомольских организаций, с комсомольских собраний, с конференций и т.п. Эти разоблачительные материалы охватили всю область и неопровержимо характеризовали ту подлую вредительскую работу, которая проводилась в области на протяжении ряда лет, начиная с вредительской деятельности врага народа Хатаевича и кончая последним периодом вредительской работы шайки врагов народа в составе Шубрикова, Левина, Сегала, Полбицина, Зуева-Ратникова, Ксенофонтова, Рубинштейна, Вермула, Алексеева, Амаса, Есашина, Тюрникова и других.

В связи с поступающим разоблачительным материалом из районов области обкомом ВКП (б) в каждом отдельном районе организовывалась тщательная их проверка путем посылки ответственных товарищей из обкома, а в отдельных случаях (Головищенский, Вешкаймский районы, в Сарбайской МТС) посылались следственные бригады из политически подготовленных товарищей.

Вскрыв крупнейшие вредительства в Головищенском, Вэшкаймском районах и Сарбайской МТС, обком ВКП (б) организовал обсуждения этих материалов во всех парторганизациях области, что еще более всколыхнуло партийные массы и открыло им глаза на подлые вредительские действия врагов народа. По материалам Головинщины, Вэшкайма и Сарбайской МТС проведены показательные судебные процессы, вынесены приговоры, получившие широкое одобрение трудящихся всей области.

За последние два месяца во всех районах области проведены расширенные пленумы райкомов ВКП (б) и райпартсобрания, которые проходили при бурной активности коммунистов, принявших самое активное участие в разоблачении врагов народа – вредителей и их приспешников на предприятиях, в колхозах, совхозах и районных центрах.

Особенно характерным является то, что как письменные сигналы коммунистов о вредительских действиях вражеских элементов, так и выступления в прениях, разоблачающие вредителей, всюду обосновывались документальными данными, и в подавляющем большинстве случаев при проверке полностью подтверждались.

К данному моменту в области проведена следующая работа по выкорчевыванию врагов народа, троцкистско-бухаринских последышей.

Куйбышев.

Очищались от вражеских элементов и их активных пособников областные руководящие центры. Насколько были засорены эти центры, можно судить по тому, что все отделы обкома партии и облисполкома находились в руках ныне разоблаченных заклятых врагов народа. Подавляющее большинство руководящих работников отделов обкома и облисполкома принадлежало к этой шайке вредителей и сейчас вычищена из аппарата. Материалы, поступающие в обком ВКП (б) на бывших работников обкома и облисполкома, проверялись с особой тщательностью и обсуждались в первичных организациях. При этом в большинстве случаев эти работники исключались из партии как троцкисты, имевшие в прошлом активные троцкистские выступления, или как активные пособники разоблаченных врагов народа.

Почти такое же положение было в аппарате Куйбышевского обкома ВКП (б), а также в ряде других областных руководящих организаций.

В начале сентября 1937 года Куйбышевским горкомом ВКП (б) был проведен расширенный пленум горкома ВКП (б). На пленуме вскрыт целый ряд дополнительных вредительских гнезд. Пленум горкома ВКП (б) исключил из партии Сусмана – бывшего второго секретаря горкома, Кутузова – бывшего третьего секретаря горкома, Николаева – бывшего секретаря Керенского райкома, переведенного на работу в Куйбышевский горком, Лебедева Ф.Г., Соскинда С.М., Богатова, которые были замешаны в пособничестве врагам народа – вредителям.

В связи с разоблачением шайки врагов народа в областном центре пленум вывел из состава горкома Нельке, Полбицына, Левина, Сегала, Моложаева, Корацио, Костромитина, Каверина, Семенова, Куканова, Брук, Глухова, Плодухина, Клюева, Смирнова, Файнштейна, Байдалину, Малинистова, Бордауса и Фигарь. Пленум поручил проверить материалы и обсудить дополнительно вопрос о партийности Левочкиной, Куканова, Бордаус, Мордовина, Злобина, Рудакова, Глухова, Плодухина, Клюева, Файнштейна, Алексина, Панова и Лудзяка.

Все эти лица, за небольшим исключением, из рядов партии исключены и изолированы органами НКВД.

В результате проверки состояния райкомов г. Куйбышева оказалось, что все они возглавлялись врагами народа и были засорены их приспешниками.

Ленинский райком – бюро райкома распущено, избран новый состав.

Фрунзенский райком – бюро райкома распущено, избран новый состав.

Пролетарский райком – бюро райкома распущено, избран новый состав.

Дзержинский райком – исключен из партии второй секретарь райкома, снят с работы первый секретарь райкома, проверка райкома еще не закончена.

Молотовский (пригородный) райком – бюро райкома распущено, проведены выборы нового состава райкома.

Пензенский горком.

На расширенном пленуме Пензенского горкома 12-14 сентября по вопросу разоблачительной работы в области были подняты все сигналы о вредительском руководстве Пензенского горкома. Выяснилось, что горком никакой борьбы с врагами народа, с вредителями не ведет, и лишь для отвода глаз принял ряд маловажных решений. На пленуме разоблачен как враг народа Старостин – бывший меньшевик, человек, связанный с троцкистами, а также имевший тесную дружбу с врагами народа Шубриковым, Левиным и другими. Старостин терроризировал партийную организацию, глушил критику, игнорировал сигналы о крупной вредительской работе на заводе имени Фрунзе, возглавляемом директором Рошалем, разоблаченным врагом народа. Совершенно игнорировал сигналы о крупном вредительстве в городском хозяйстве и в горсовете, проводимой врагом народа бывшим председателем горсовета Сухановым. Старостин также поощрял вредительскую работу в области партийного просвещения.

Враги народа и вредители безнаказанно орудовали в Пензенском депо и железнодорожном узле, в торгующих организациях города, создавая недовольство рабочих, нанося громадный ущерб государству. Вся эта вредительская шайка в составе Старостина, Мигачева – второго секретаря горкома, Рошаля – директора велозавода, Филиппова – начальника РО НКВД, Суханова – председателя горсовета, и других, из партии исключена и изолирована органами НКВД. Партийные, советские и хозяйственные органы укреплены новым руководством.

Сызранский горком.

До расширенного пленума горкома ВКП (б) 6-10 сентября с.г. в Сызранской городской парторганизации работа по выкорчевыванию врагов народа, троцкистско-бухаринских шпионов и вредителей отсутствовала. Объясняется это тем, что у руководства Сызранской парторганизации стояли враги народа: Соловейко - секретарь горкома, Просвирнин – председатель горсовета, Самсонов – редактор газеты, Журавлев, Чернышов, Наумов, Корнеев, Лазарев и другие. Они сознательно глушили критику и сигналы рядовых коммунистов о вредительских фактах, имевшихся в Сызранской партийной организации.

Враги народа Соловейко и Просвирнин находились в тесной связи с бывшим краевым троцкистско-бухаринским центром в составе Шубрикова, Левина, Сегала, Полбицына. Под их покровительством они проводили свою вредительскую работу по линии:

а) разложения партийной работы, и особенно на идеологическом фронте, засорения врагами народа руководящих кадров района, огульное охаивание растущих кадров и руководящих работников первичных парторганизаций;

б) подрывной работой в колхозах, засорения колхозов врагами народа, вредительское извращение и нарушение устава сельхозартели, организации вредительского сева и уничтожение поголовья скота;

в) извращения финансовой политики партии и правительства, пособничество врагам народа из горФО, организовавшим глумление и издевательство над трудящимися города и района;

г) пособничество врагам народа в судебно-следственных органах в их вражеской работе, направленной на подрыв советских законов.

Ставленник троцкистско-бухаринских шпионов Соловейко, кроме той вредительской работы, которую он проводил в Сызрани, ранее участвовал во вредительстве, будучи секретарем Ульяновского горкома и начальником политотдела совхоза.

Пленум горкома, вскрыв эту вражескую группу, исключил из партии как врагов народа Соловейко, Просвирнина, Самсонова, Блинкова, Корнеева. Были выведены из состава пленума горкома Кузнецов, Винокуров, и второй секретарь горкома Тихомиров. Пленум поручил новому составу бюро горкома решительнее выявлять и беспощадно выкорчевывать врагов народа, а также развернуть работу по ликвидации последствий вредительства, в особенности по линии идеологического воспитания коммунистов.

Ульяновский горком.

Вредительская деятельность на предприятиях г. Ульяновска – на заводе имени Володарского, на заводе «Металлист», на швейфабрике и других, во всех областях хозяйственной и культурной жизни города и района, проводилась почти открыто у всех на глазах.

На крупнейшем оборонном заводе имени Володарского орудовал матерый враг народа – директор завода Чайка. Выводилось из строя ценное оборудование завода, были крупные диверсии в силовом хозяйстве, шел в брак ценный металл (угнано в брак до 20 вагонов цветных металлов, и еще 40 тонн металла пропало неизвестно куда). Все это творилось на глазах горкома, и последний не принимал никаких мер по оздоровлению завода. Вредительская работа самого горкома партии во главе с ныне разоблаченными врагами народа Беловым, Паршутовым, Соловейко, Абрамовым, а также горсовета во главе с Сыровым и Вердеревским, была рассчитана на срыв важнейших мероприятий партии и правительства, на организацию недовольства со стороны граждан на развертывание прямой контрреволюционной работы в ряде организаций, учебных заведений, в военной школе и других местах. Игнорировались сигналы коммунистов о целом ряде вредительских актов, обнаруженных в городе и в колхозах, и лишь в тех случаях, когда партийные массы настоятельно требовали от горкома принятия мер к вредителям, горком брался за эти дела, но при этом вопросы разоблачения врагов народа всякими мерами смазывались.

Ульяновское вражеское руководство в лице Белова, Паршина, Соловейко, Абрамова, Сырова, Вердеревского пользовалось большим покровительством со стороны врагов народа Шубрикова, Левина, Сегала, Полбицына и других, и, пользуясь этим, занималось очковтирательством, самовосхвалением, создавало обстановку подхалимства и безответственности.

На расширенном пленуме горкома 22 сентября 1937 года выступавшие в прениях товарищи полностью разоблачили эту вредительскую шайку, и потребовали привлечения к строжайшей ответственности за их вредительские дела.

Пленум горкома распустил бюро горкома и исключил из партии главарей вредительской шайки Белова, Паршутова и других, и избрал новый состав горкома.

Чапаевский горком.

В обслуживание Чапаевского горкома входят крупные оборонные заводы №№ 15 и 102. В связи с этим троцкистско-бухаринские шпионско-диверсантские кадры особенно тотально и замаскировано расставляли и проводили свою вражескую работу как в самом горкоме, так и на заводах. Бывшее вредительское руководство обкома партии во многом приложило здесь свою руку.

Еще при проверке и обмене партийных документов враги и троцкисты не были очищены. На бюро обкома ВКП (б) по вопросу о приеме итогов обмена партдокументов по Чапаевской парторганизации подлые предатели Родины Шубриков, Левин, Сегал, маскируясь, создавали впечатление, что они недовольны такими итогами проверки и обмена партдокументов. На деле ими не только не были приняты меры по дополнительному выкорчевыванию врагов, но, наоборот, в Чапаевск были заброшены дополнительные троцкистско-диверсантские кадры.

Эфрос – матерый троцкист, сын крупного капиталиста, был послан в качестве секретаря парткома завода № 102. Шумский – давнишний близкий приятель Шубрикова, Левина, Полбицына, был послан секретарем парткома завода № 15. Руденко – обанкротившийся в Пензе, тесно связанный с врагами народа, был послан секретарем Чапаевского горкома.

В связи с таким положением вредительско-диверсионная работа на чапаевских заводах, в городском хозяйстве Чапаевска, а также в сельском хозяйстве не только не ослабевала, а наоборот – усилилась. Летом текущего года на заводе № 15 были организованы два крупных взрыва цехов с наличием жертв убитыми и ранеными. Вредительство в городском хозяйстве было направлено к срыву жилищного строительства и благоустройства города, к срыву торговли и рабочего снабжения с целью вызвать недовольстве среди рабочих.

В Каменно-Бродской МТС вредители Рыжков – директор МТС, и Орехов – заместитель по политчасти, проводили систематическое вредительство. В 1934 году МТС и руководство Чапаевского горЗО послали письмо – обращение к товарищу Сталину с обязательство провести значительные ирригационные работы. МТС получила на эту цель большие кредиты, и эти кредиты были использованы на другие цели, совершенно не связанные с работами по ирригации. Машинно-тракторный парк этой МТС приведен вредителями в совершенно негодное состояние.

Коммунисты Чапаевской парторганизации приняли активное участие в разоблачении врагов народа. Пленумом Чапаевского горкома руководство горкома разоблачено и очищено от вредителей. В Чапаевске исключены из партии: Шумский – бывший секретарь парткома завода № 15, Руденко – бывший секретарь горкома, Эфрос – бывший секретарь парткома завода № 102, Сыров – бывший председатель горсовета, Рыжков – бывший директор Каменно-Бродской МТС, Орехов – заместитель директора МТС, Усов – заведующий горздравом, Шеффер – директор завода № 15, Левинсон – директор завода № 102, Гончаровский – начальник артполигона, Соколов – начальник железнодорожной станции Чапаевск, и другие.

Кроме того, новым руководством Чапаевского горкома при проверке состояния парторганизации завода исключены из партии до 20 человек, принадлежащих к троцкистско-диверсионной организации, вскрытой на заводах.

Алексеевский райком.

Райком ВКП (б) 27 августа 1937 года исключил из партии Аппель Л.Н. за открытую троцкистскую пропаганду среди детей в школе. Аппель разоблачена как троцкистка с 1924 года, выступавшая в Ленинграде. Этим же решением исключён из партии и снят с работы зав. культпромом райкома ВКП (б) Валенюк – муж Аппель. Материал на них передан в НКВД.

4 сентября бюро райкома по докладу комиссии, обследовавшей совхоз «Прогресс», вскрыла крупное вредительство в этом совхозе. За вредительскую работу в уничтожении поголовья скота, построек совхоза, разложение рабочего коллектива и прямую контрреволюционную агитацию изолирована вредительская группа в составе бывшего директора совхоза Шиханова, зав. фермой Протопопова и беспартийных зоотехника Сафонова и ветврача Смолякова.

В связи с разоблачением группы вредителей райкомом снят с работы второй секретарь Ершов, работавший ранее в политотделе этого совхоза.

23 октября бюро райкома вскрыло вредительство в зерносовхозе «Батрак». За вредительские действия: запутывание севооборота, вредительское планирование, уничтожение тракторного парка, издевательство над рабочими изолирована группа в составе Дымова – директор совхоза, Жданова – заместитель директора, Кузнецова – главного бухгалтера, Волчанского – главного агронома, и других. Кроме того, райком вскрыл вредительские действия в потребкооперации. За затоваривание и разложение работы потребсистемы снят с работы председатель райпотребсоюза Жоголев, ранее исключённый из партии.

Снят с работы и исключен из партии за вредительство в финансовом хозяйстве зав. райФО Панков. Исключен из партии за вредительские дела в Сенгилее зав. райЗО Крапивин, который свою вредительскую работу продолжал и здесь, будучи райЗО.

Исключены из партии и сняты с работы за троцкистские выступления и контрреволюционные дела директор школы механиков Кутузов и пом. зав. политшколы Солдаков.

За последнее время разоблачена вредительская группа в Алексеевской МТС в составе директора Черняева, агронома Шашкова, механика Дмитриева. После ареста этой группы за вредительские действия в МТС, вредительскую обработку посевов, вывод из строя машинно-тракторного парка и другое, в МТС 24 октября был произведён поджог крупной ремонтно-тракторной мастерской, убыток от пожара составил 60 тыс. руб. По подозрению в поджоге мастерской арестованы близкие родственники директора Черняева, работавшие в МТС в последнее время – кузнец Воронин, шофёр Воронин, а также завхоз Манько (сбежал), и за разложение массово-политической работы арестован зам. директора МТС по политчасти Титов.

Начальник РО НКВД Апрелев, прокурор Тюленев 1 ноября исключены из партии и арестованы за пособничество вредительским действиям в районе.

Большеглушицкий райком.

В Большеглушицком районе вскрыто вредительство в Большеглушицкой и Большедергуновской МТС, зерносовхозе имени Фрунзе. За вредительскую деятельность исключены из партии директора Панфилов, Шероховатов, Дегтярёв, начальник политотдела совхоза Мазин и другие. Однако райком ВКП (б) и его руководители Попов – секретарь райкома, Прибылов – второй секретарь райкома работу по разоблачению врагов народа вели под большим нажимом, и сами оказались связаны с врагами народа, чем по сути потворствовали вредительству в районе. Пленум райкома 19 октября подверг резкой критике работу райкома и других организаций, исключил из партии секретарей райкома Попова и Прибылова, отвёл третьего секретаря и избрал новый состав райкома ВКП (б).

Большечерниговский райком.

Вредительская работа в районе возглавлялась бывшим сек5ретарем райкома Костеловской, которая была тесно связана с врагами народа Шубриковым, Левиным, Сегалом и другими (Костеловская арестована 2 сентября 1937 года). Её вредительская работа сводилась к тому, что она окружила себя вредительскими кадрами и подхалимами, засоряя партийные ряды и комсомольские организации чуждыми людьми, и с этой целью проводила их массовый приём в партию и в комсомол. В районе вредительская группа вела систематическую работу по разложению колхозов, совхозов и МТС путем вредительского сева, командования, администрирования и растаскивания имущества колхозов и совхозов, вредительского ремонта тракторов и машин, заражения скота болезнями и уничтожения поголовья. Так, в овцесовхозе пало 9 тыс. овец, арестована шайка вредителей – руководство колхоза, 9 человек. По совхозу «Красный Октябрь» проведено такое же вредительство.

Костеловская беспощадно глушила критику, игнорировала сигналы о вредительстве, сама приказывала арестовывать коммунистов, пытавшихся критиковать её работу и сигнализировать о вредительстве.

Кроме Костеловской, в районе разоблачена целая группа вредителей, которые исключены из партии. Еркин – бывший руководитель политотдела совхоза «Красный Октябрь», а ныне 2-й секретарь райкома, председатель райисполкома Морозов, редактор районной газеты Гусаров, зам. директора МТС Асеев, директор совхоза «Красный Октябрь» Горячковский, зам. начальника политотдела МТС Пернавский, прокурор Павлов, зав. райЗО Батаев, инструктор райкома Аполлонов. Материалы на них переданы в НКВД. Проведены выборы нового состава райкома.

Богатовский райком.

На крупном строительстве Кутулукстроя была вскрыта вражеская вредительская работа. Бывший начальник строительства Суворов снят с работы и исключён из партии как враг народа, его заместитель Гайсов исключён из партии, заместитель Рубинчик снят с работы. Но ввиду либерального отношения к этому делу бюро райкома эти враги ныне находятся на свободе, получили справки, что они уволились по собственному желанию и работают в Москве.

В Богатовской МТС директор Меркель вёл вредительскую работу, разбазаривал средства, принёс убытков на 1 января 1937 года – 150 тыс. руб., пережог горючего на 99 тыс. руб., перерасход зарплаты на 77 тыс. руб.

В ряде колхозов района проводился вредительский сев весенних озимых. На фермах многих колхозов большой падёж скота.

Аппарат райкома засорен, председатель райисполкома Михайлов систематически пьянствовал, проявлял половую распущенность, дал директиву оштрафовать вдвойне все колхозы и совхозы за невыполнение дорожных работ, в результате исключён из партии и арестован.

Засорены аппараты райФО, госбанка, заготскот, РОНО. На маслозаводе долго орудовал враг народа директор Козлов, ныне арестован. Элеватор вредительски построенный на станции Богатое в 1936-1937 годах дал трещину, полностью загружать в него хлеб нельзя, директор элеватора Макаров за это вредительство исключён из партии.

Директор мельзавода Иванов допустил смешивание качественной пшеницы и песком – 120 тонн. На обмен колхозникам вместо хорошего зерна и муки выдавал слёглую и негодную к употреблению, что вызвало массовое возмущение. В райком и райисполком поступали об этом сигналы, но руководители не реагировали. За нерешительность и медлительность в разоблачении врагов народа пленум райкома исключил из партии 1-го секретаря райкома Дюкова и 2-го секретаря райкома Климова, а также за связь с врагами народа Левиным и Сегалом.

Борский райком.

Вскрыты вредительские действия в Борском лесхозе, в Таволжанской МТС и в ряде колхозов и сельсоветов района. Вредительство сводилось к тому, что чтобы разложить работу лесхоза, МТС, колхозов, и варварским отношением к людям вызвать их недовольство Советской властью.

Бывшее руководство Борского района – секретари райкома Епишев и Якимов, председатель райисполкома Борисов (все они ныне исключены из партии) показывали свою бдительность путём некоторой расчистки лесхоза и МТС, а основные кадры вредителей – директора МТС Рабочих, директор лесхоза Ненашев, зам. директора Медников, и другие, оставались на своих местах.

Безенчукский райком.

Контрреволюционная деятельность в районе проводилась бывшими секретарями райкома, ныне разоблачёнными как враги народа – Поляковым, Огурцовым и Барановым, председателем райисполкома Рашиевичем, заместителем председателем райисполкома Филимоновым, заведующим райЗО Жиляевым, прокурором Крутяковым, заведующим райФО Кудашевым, и другими.

На расширенном пленуме райкома 20-25 октября коммунисты вскрыли широкое вредительство, проводимое этой шайкой во всех отраслях хозяйства района. Пленум одобрил исключение из партии перечисленных выше вредителей, и дополнительно исключил Ярова – второго секретаря райкома, Винника – зав. учётом, Блеснова и Проскурина – народных судей за тесную связь с врагами народа. Пленум избрал новый состав райкома.

Исаклинский райком.

Вредительская работа особенно широко проводилась в совхозе «Рассвет». Начальник политотдела Полиенко, его заместитель Горбунов и директор совхоза Тугарев вредительски уничтожали поголовье скота, уничтожали импортных быков-производителей, заражали скот эпизоотиями, сжигали корма и даже неубранные посевы. Плановое строительство срывалось, а возведенные постройки приводились в негодное состояние. Среда рабочих была засорена вражескими элементами. Партийно-массовая работа отсутствовала. Руководство совхоза не принимало никаких мер по улучшению положения рабочих, вместо этого занималось пьянкой.

Секретарь райкома Отставнов, председатель райисполкома Рачков, начальник районного отдела НКВД Балакин имели тесную связь с руководством совхоза, часто пьянствовали в совхозе, не принимали никаких мер по разоблачению вредительства. В районных организациях – райисполкоме, районном отделе НКВД и других орудовали вредительские группы. Однако лишь в последнее время на пленуме райкома были поставлены вопросы разоблачительной работы и очищения районных организаций от этих вредительских групп. Пленум исключил из партии и передал в НКВД членов вредительских групп в совхозе, а также председателя райисполкома Рачкова, начальника районного отдела НКВД Балакина, первого секретаря райкома ВКП (б) Отставнова, второго секретаря райкома Краснова, третьего секретаря Федотова. До этого Отставнову был объявлен строгий выговор с занесением в личное дело, но он был оставлен на посту секретаря райкома и продолжал вредительскую деятельность. Лишь по решению пленума он был исключен из партии и арестован.

Кинельский райком.

Вредительство в районе проводилось под покровительством бывшего секретаря райкома Зефирова. Последний, будучи тесно связан с правотроцкистской шайкой в лице Шубрикова, Левина, Сегала и других, рассадил свои вредительские кадры в крупных экономических центрах района – на Алексеевском серном заводе, узловой станции Кинель, заводе укупорочных изделий, свиносовхозах, МТС, где проводилось крупное вредительство.

Серный завод построен вредительски, завод укупорочных изделий засорен вражескими элементами, постройка его вредительски затянулась более чем на два года, в совхозах массовый падеж свинопоголовья, издевательства над рабочими, а также проводилась открытая контрреволюционная работа. Зефиров перед разоблачением был спешно переброшен в Безенчукский район на ответственную работу, но там его настигла карающая рука НКВД. Пленум райкома 11 октября 1937 года вскрыл эту вредительскую работу в районе и исключил из партии Бакулина – первого секретаря райкома, Макарова – второго секретаря, Крутикова – председателя райисполкома, Комкова – зав. культпропом, Понидина – прокурора.

Органами НКВД проведена изоляция вредительских элементов как в райцентре, так и на железнодорожной станции Кинель. Новому руководству райкома необходима помощь в развёртывании работы по ликвидации последствий вредительства.

Кинель-Черкасский райком.

В районе вскрыта контрреволюционная подрывная работа целой шайки врагов народа: Прусаков – бывший первый секретарь райкома, Лагутенко – второй секретарь райкома, Евсюков – председатель райисполкома, Макаров – бывший директор совхоза «Рабочий», Ланге и Малофеев – бывшие директора МТС, и другие.

Эта вражеская группа была тесно связаны с Шубриковым, Левиным, Сегалом и другими. Под их покровительством проводилась вредительская деятельность в разложении совхозов, МТС, колхозов. Срывались директивы партии и правительства по важнейшим мероприятиям во всех отраслях народного хозяйства района.

Пленум райкома от 21 сентября 1937 года вскрыл корни этой вражеской работы, распустил бюро райкома и провёл новые выборы. Враги народа изолированы органами НКВД.

Куйбышевский (Кротовский) райком.

Вредительская группа в районе вскрыта в составе: Козлова – бывшего первого секретаря райкома, Теслова – второго секретаря, Пыльцина – председателя райисполкома, Петрова – бывшего начальника районного отдела НКВД, Тишакова – бывшего председателя райпотребсоюза, Бардина – зав. райФО, Коробко – директора Тимашевского рафинадного завода, Щербинина – директора МТС, Светникова – бывшего директора свиносовхоза, и других.

Все ответственные участки хозяйства района были крепко поражены вредительством. Бывший секретарь райкома, враг народа Козлов, не без ведома Левина и Сегала насадил в районе своих людей, расставил их на ответственных участках, где они творили чудовищные преступления. В корне извращали устав сельхозартели, нарушали советские налоговые законы, разложили работу МТС, совхозов, завода. Процветали растраты госсредств, в одном лишь райпотребсоюзе растратили до 150 тыс. руб. Проводились систематические поборы с колхозов – продуктами, деньгами и т.д., что вызывало недовольство граждан. Троцкистский выродок Козлов при разоблачении его на пленуме райкома завил: «Да, за эти мои вредительские действия я подлежу исключению из партии и аресту».

Пленум исключил из партии перечисленных выше врагов народа. Органами НКВД все эти троцкистско-бухаринские вредители изолированы. Избран новый состав райкома и райпотребсоюза.

Кузоватовский райком.

Вредительская деятельность в районе проводилась особенно активно на Никольском и Матюшинском спиртозаводах (Полюх, Овсянников, Бахчаев), в Кузоватовской МТС (Мазанов, Осинский, Селезнёв), на пунктах Заготзерно (Кузнецов, Берендяев, Загорнов), в райФО – Никитин, в РПС – Дерюгин, в ряде колхозов (Белов, Марквард, Ермаков, Аряев), Корчагин – начальник РО НКВД. Вредительство возглавляли бывший секретарь райкома Паламарчук, ныне находящийся в Кинель-Черкасском районе, Шевляков – второй секретарь райкома (ныне в розыске), Гладун – бывший председатель райисполкома, ныне арестован как шпион. Переброшенный в район первый секретарь райкома Шестернин, и второй секретарь Аркин примиренчески относились к вредителям, долгое время не вскрывали вредительство. Шестернин и Аркин исключены из партии и изолированы НКВД.

В районе образовалось подозрительное скопление иностранцев, ныне исключенных из партии как враги народа. Маркард – немец, председатель колхоза, Полюх – поляк, директор спиртзавода, Лакк – поляк, начальник политотдела совхоза. Ещё продолжают работать в районе Силевич – поляк, в леспромхозе, Пеккац – эстонец, начальник охраны в лесхозе, Край – румын, слесарь, Садо – мадьяр – заведующий мельницей, Сервадако – поляк, директор совхоза. Требуется тщательная проверка этих людей органами НКВД.

Кутузовский райком.

На райпартсобрании 20-22 октября разоблачена группа вредителей в составе: Зотова – бывшего секретаря райкома, Миронова – бывшего председателя райисполкома, Ключникова – бывшего заведующего райЗО, Карского – бывшего заведующего райФО, Дергунова – бывшего уполномоченного по заготовкам СНК, Козлова – бывшего зам. директора Кутузовской МТС, Иванова – бывшего директора Зубовской МТС, Гурьянова – бывшего начальника политотдела совхоза «Блюхер», Пшеничного - бывшего директора совхоза «Блюхер», и других. В Кутузовском районе проводилось крупное вредительство: глумление над колхозниками, беззаконная распродажа домов, скота, домашних вещей у граждан, вакханалия с финансами в райФО, присвоение средств и конфискация имущества граждан, вредительское уничтожение поголовья скота, и полное разложение верхушки этой вредительской шайки – половая распущенность, издевательство и глумление над подчинёнными. Партсобрание распустило райком, и на основе решения обкома провело новые выборы райкома. Враги народа в Кутузовском райкоме изгнаны из рядов партии и изолированы НКВД.

Клявлинский райком.

Райпартсобрание 13 октября обсуждало вопрос о ликвидации последствий вредительства и вскрыло, что ы районе орудовала шайка врагов народа: Буренин – бывший секретарь райкома, Люпаев – бывший председатель райисполкома, Петров – бывший заведующий культпропом, Бурдин – бывший заведующий райФО, Шадрин – бывший директор МТС. Группа под руководством Буренина была тесно связана с врагами народа, разоблачёнными в областном центре. Вредительский сев, переобложение, распродажа имущества граждан, вредительское уничтожение кормов, громадные падёж скота, избиение граждан. Буренин избил в колхозе мальчика, который сделался умалишённым. Люпаев избил председателя сельсовета. Перечисленные выше лица занимались систематическими пьянками, втягивали в пьянки честных людей, превращая их в своих сторонников. В районе проводилась открытая контрреволюционная агитация и пропаганда и провокация со стороны бывшего заведующего культпропом Петрова. С ведома руководителей проводилось разложение в школах и внедрение половой распущенности в старших классах. Сам Буренин оказался законченным контрреволюционером, и при аресте прибегал к открытым контрреволюционным выпадам против советской власти, партии и органов НКВД. Старый райком распущен, избран новый состав. Секретарём райкома избран второй секретарь Галкин, несмотря на то, что ему вынесено партвзыскание за нерешительную борьбу с врагами народа.

Красноярский райком.

В районе орудовала вредительская шайка: секретарь райкома Барабин (выбыл из района), председатель райисполкома Суханов (выбыл из района), а также руководители отдельных звеньев районного аппарата Панфиль, Батянов, Свешников, Столяров, Савинков, Карбац, Жуков, Писарев, Наседкин, Самсонов, Крылов и другие. Эти враги народа, занимая руководящие посты в партийных, советских и хозяйственных организациях, использовали все средства и методы враждебной деятельности, направленные на борьбу с партией, советской властью и делом социализма.

В период 1935-1937 годов враги народа безнаказанно проводили террористические акты над передовой и лучшей частью населения: убийство двух коммунистов – председатель сельсовета Волынцева и председателя колхоза Колодова, убийство активной комбайнёрки Шуры Зотовой, террористический акт над дочерью старого большевика Пикина, и другие.

Вредительство в районе было направлено на разложение партийных организаций, притупление классовой бдительности, задержку идейно-политического роста коммунистов, засорение организаций, учреждений и предприятий враждебными элементами, разрушение парка сельскохозяйственных машин. Противодействие в борьбе за высокий урожай – вредительство в семеноводстве, запутывание севооборотов, снижение качества обработки полей. Вредительство в строительстве культурных учреждений –срыв строительства школ, клуба, избы-читальни, детских учреждений, бань, и так далее.

Все эти вопросы были подняты на пленуме райкома 23-26 октября. Перечисленные выше враги народа, а также нынешний секретарь Батянов изгнаны из партии и изолированы НКВД. Выведены из райкома с объявление выговора второй секретарь Подковырова, Гуляков – уполномоченный по заготовкам СНК, Каюков – парторг плотины Волгостроя. Кроме того, на пленуме райкома в разное время исключены за вредительство и связь с врагами народа 16 человек из числа бывших руководителей.

Кошкинский райком.

На райпартсобрании 25-29 октября выявлена исключительная запущенность всей внутрипартийной работы и факты прямого вредительства в работе райисполкома, райФО, райЗО, комитета по заготовкам СНК и других организациях. Бывший секретарь райкома Епифанов длительное время опирался на своих ставленников из числа руководителей района, теперь разоблачённых врагов народа. Бывший председатель райисполкома Ганченко был организатором так называемого «чёрного амбара» - нелегальной районной кассы м склада за счёт переобложения налогами колхозников и трудящихся единоличников, отдавал распоряжения о возвращении кулакам имущества, способствовал засорению кулаками колхозов, использовал служебное положение для оказания помощи контрреволюционным элементам.

Он же активно разваливал работу Погрузненской и Эстонской МТС. На Погрузненском элеваторе вскрыта организованная шайка, расхищавшая хлеб. Из 16 человек шайки 9 арестованы. По линии райЗО - в колхозе «Согласие» третий год проводят ирригационные работы на площади 34 гектара, затрачено уже 100 тысяч рублей, но работы не закончены. То же и в колхозе имени С.М. Кирова: четвертый год идут работы на площади 60 гектаров, затрачено 70 тысяч рублей, а работы выполнены на 50%. Погрузненская и Эстонская МТС являются местом постоянных кутежей районных работников во главе с заведующим райЗО Варнаковым, в кутежах участвовали и работники краевых организаций Есашин, Караулов, Проценко и другие.

По линии райФО враги народа проводили переобложение налогами и незаконные изъятия имущества колхозников и единоличников. В колхозе имени М.В. Фрунзе у колхозника Юбкина на 36 рублей описали имущество до белья включительно, и только благодаря вмешательству правления колхоза продажу имущества не допустили.

Бывший народный судья Макаров нарушал революционную законность. По суду оправдывал явных спекулянтов и преступников, организовал продление срока кассации уголовным преступникам. В 1936 году был подожжён суд, где сгорело 1440 уголовных дел и 400 гражданских.

Райпартсобрание выразило политическое недоверие бывшему начальнику РО НКВД Курилову, имевшим связь с врагами народа Милиным, Дишером, Ганченко, Лауром и другими.

Райпартсобрание исключило из партии бывшего секретаря райкома Епифанова, и.о. председателя райисполкома Мельникова, бывшего нарсудью Макарова, бывшего уполкомзаг СНК Щеголенкова как врагов народа.

Новобуянский райком.

Бывший секретарь райкома Каплинская и председатель райисполкома Перов сняты с работы и исключены из партии как враги народа на закрытых заседаниях райкома, а рядовые комитеты об этом не информировались. Этот факт был вскрыт на райпартсобрании. В ходе обсуждения дела второго секретаря Сурикова установлено, что он имел тесную связи с Каплинской, хранил у себя дома контрреволюционную троцкистскую литературу, и на занятиях с пропагандистами цитировал Троцкого, Преображенского, Бухарина и других врагов народа. Решением партсобрания Суриков исключен из партии как враг народа. Снят с работы редактор районной газеты Журавлёв. За вредительство в сельском хозяйстве исключен из партии директор Ново-Буянской МТС Чумаков. На Узюковской МТС вскрылись факты, что старший агроном Зусманович – поляк, имел тесную связь с Каплинской, служил в охране Зиновьева, проводил ряд вредительских действий, заражал вредными насекомыми семенной материал, вёл сев несортовыми семенами, и сейчас арестован за шпионаж. В совхозе имени М. горького вскрыты факты вредительской деятельности бывшего директора Хренова, имевшего связь с врагом народа Полбицыным, с бывшим директором спиртозавода Пименовым и другими работниками треста.

Кроме того, враги народа Каплинская, Суриков и другие тормозили подготовку к выборам в Верховный Совет СССР, посылали в качестве агитаторов непроверенных и социально чуждых людей. Старый райком распущен, избран новый состав.

Похвистневский райком.

Район национальный, в основном чувашский. В мае разоблачен враг народа, бывший второй секретарь националист Андреев, а также переданы в РК материалы, разоблачающие врага народа, бывшего председателя РИК Леванова. Районное руководство во главе с секретарем РК Васильевым, председателем РИК Левановым, занималось вредительством, подбирало себе угодные кадры, в результате чего возникло большое засорение аппарата вредителями, социально чуждыми кадрами. Бывший председатель РПС Иржаков, ныне разоблаченный как враг народа, организовал растрату и самоснабжение районных руководителей дефицитными товарами, самоснабжение также за счет колхозов. В сельском хозяйстве проводилось вредительство путем запутанных севооборотов, уничтожения поголовья скота, а также сознательного засорения колхозов кулаками, и другое вредительство по директиве Полбицына. Срыв строительства мастерских, вредительский ремонт автомашин, невыдача рабочим зарплаты, невыносимые жилищные условия. По линии Союзсовтранса Маркиным прислан начальник колонны Гавриленко, разоблаченный как враг народа.

Пленум райкома подтвердил исключение из партии Васильева. Исключен из партии прокурор Арзамасцев за покровительство и связи с врагами народа. Отведены из состава пленума Анисимов – 2-й секретарь РК, Маргычев – секретарь парткома железнодорожного узла, Моисеева – секретарь РК ВЛКСМ.

Подбельский райком.

На райпартсобрании 13-17 октября 1937 года было вскрыто, что вредительскую работу в районе проводили первые руководители райкома и весь состав райкома. Отпущенные на ирригационное строительство деньги расходовались не по назначению, план строительства сорван. Сознательные провал организации изучения Положения о выборах в Верховный Совет СССР и очковтирательство пол вопросам подготовки к выборам в Верховный Совет СССР. В сводках показана работа, которая в реальности не проводилась. Развал партпросвещения, зажим критики в парторганизациях. Проведение незаконных поборов в колхозах. Исключены из партии и изолированы НКВД как враги народа Уткин – 1 секретарь РК, Коршунов – 2 секретарь РК, Курилов – 3 секретарь РК, Алешков – секретарь РК ВЛКСМ, Поляков – начальник РО НКВД, Ческанов – уполномоченный комзага СНК, Бутенков – вновь назначенный уполкомзага СНК, Прокофьев – редактор газеты, Василькин – зав райздравом, Шишкин – директор педучилища, Латышов – председатель сельсовета, Портнов – зав. парткабинетом, Гусева – библиотекарша парткабинета, Хамидулин – председатель колхоза Вахитова, Акимова – парторг Сарбайской парторганизации, Долгов – директор Подбельской МТС, Неделяев – райпрокурор.

Мелекесский райком.

В районе орудовала шайка правотроцкистских бандитов, проводивших контрреволюционную работу: Коренченко – бывший первый секретарь райкома, разоблачён как враг народа и арестован; Лобзенков – бывший председатель райисполкома – то же; Киселёв – бывший директор зерносовхоза имени Н.К. Крупской – то же; Раменский – бывший уполкомзаг СНК – то же; Королёв – бывший управляющий треста Заготскот – то же; Пантелеев, Альперович и Грачёв – враги народа, орудовавшие в Заготзерно, исключены из партии.

Вредительская работа была направлена на создание контрреволюционных гнёзд в промышленности (Союзмука, пивоваренный завод, железнодорожная станция Мелекесс, и другие). В торговле - разложение аппарата в горторге и горПО, в сельском хозяйстве вредительство проводилось в сёлах Мулловка, Мордовское озеро, Ирек, Лебяжье и других.

Такие враги народа, как Нестеров – бывший заведующий райФО, Раменский – уполкомзаг СНК на протяжении ряда лет проводили контрреволюционную троцкистскую работу в сёлах Мелекесского района: незаконное изъятие имущества у колхозников и единоличников, незаконная продажа домов, избиение колхозников, и так далее.

Верный ставленник врагов народа Левина, Шубрикова, и Сегала Коренченко вместе с Хрипуновым, ныне разоблачённым как враг народа, имели связь с польским шпионом Сахатским, устроили на партийную руководящую работу польского шпиона Цицана, занимались поборами в колхозах, присваивали государственные и кооперативные средства, зверски глушили всякий голос протеста. После важнейшего политического дела, убийства т. Прониной, а также в связи с засорением аппарата врагами народа со стороны областного комитета ВКП (б) райкому должна быть оказана особая помощь.

Пестравский райком.

Долгое время во главе Пестравской парторганизации был ныне разоблаченный враг народа Першин. Он воспитывал организацию в духе подхалимства и угодничества, засорял аппарат райкома и районные организации чуждыми и враждебными людьми, терроризировал коммунистов первичных организаций. Они его до того боялись, что разбегались в страхе при одном только появлении его автомашины. После ареста Першина в парторганизации особых изменений не произошло, так как новый секретарь райкома Малахов не принимал никаких мер к перестройке партийной работы.

Только в последнее время в районе была развернута разоблачительная работа, в ходе которой было исключено из партии и изолировано органами НКВД более десятка врагов народа. В их числе: второй секретарь РК Мантуров, секретарь РК ВЛКСМ Сурков, председатель РИКа Глинчиков, уполкомзаг СНК Денисов, директор МТС Шарымов, зав. райЗО Павлов, директор совхоза Барашков, начальник политотдела совхоза Караваев, управляющий фермой совхоза Замараев, директор Марьевской МТС Рогожников, заместитель директора по политчасти Генза и другие.

Всего из парторганизации в 109 членов и 58 кандидатов исключено из партии 30 человек. Вредительство в районе проникло во все области жизни. Секретарь райкома Малахов к врагам народа относился примиренчески, и лишь под большим нажимом занимался вопросами ликвидации последствий вредительства. Своим грубым поведением Малахов оттолкнул от себя коммунистов и тормозил перестройку партмассовой и комсомольской работы, что было на руку вредителям.

Пленум исключил Малахова из партии как пособника вредителей, а также за развал партийной работы. Также исключен из партии за пособничество врагам народа и преступникам начальник РУМ Быков.

Елховский райком.

Руководство районными организациями долгое время осуществляли враги народа и их пособники, направлявшие всю свою деятельность на развал работы, на засорение всех участков хозяйства враждебными элементами и на озлобление населения против мероприятий, проводимых партий и правительством.

Райпартсобрание, состоявшееся 21 октября 1937 года, одобрило решение КПК при ЦК ВКП (б) по Куйбышевской области об исключении из партии как врагов народа и их пособников следующих лиц: Гавриша – первого секретаря РК, Резепова – второго секретаря РК, Сластенина – заместителя директора МТС по политчасти, Смирнова – председателя РИК, Чернова – заведующего райздравом, Ганеева – директора совхоза, Яковлева – директора МТС, Кота – директора МТС, Трофимова – начальника политотдела мясосовхоза «Коммунар», Курина – инструктора РК, Пряникова – заведующего парткабинетом.

Было также одобрено решение РК об исключении из партии за пособничество и связь с врагами народа и за вредительство следующих лиц: Логинова – заместителя директора МТС по политчасти, Китова – инженера МТС и активного троцкиста, Дорогойченко – старшего агронома совхоза, Васюка – уполкомзага СНК, Ермалюка – народного судью, Черкунова – районного прокурора, Леонтьева – начальника РО НКВД, Попова – заместителя начальника РО НКВД, активного троцкиста.

На данном собрании также исключены из партии Батин – начальник райУНХУ за растрату государственных средств, Евсеев – начальник райотдела связи за потерю большевистской бдительности и пьянство, инструкторы РК Кафтайкина и Смирнова – за пособничество и связь с врагами народа, инструктор РК ВЛКСМ Аблязин – за систематическое пьянство.

А собрании избран новый состав РК из 17 человек. Вторым секретарем РК избран т. Миронов, третьим - Петрухин.

Ставропольский райком.

Проверкой материалов на пленуме Ставропольского райкома было установлено, что первый секретарь РК Фомичев, второй секретарь РК Домнин, председатель РИКа Гордеев, пробравшись на руководящие посты, проводили здесь явно вредительскую, контрреволюционную работу. При содействии Фомичева на пост заведующего райЗО был поставлен крикливый активный участник петлюровских банд Арефьев, на пост заведующего райФО был протащен Копылов, несмотря на то, что уже до этого было известно о его службе в белой армии и происхождении из семьи торговца. Такими же путями Фомичев, Домнин и Гордеев протащили и устроили на руководящие посты в районе ныне разоблаченных врагов народа Борисова, Тарасова, Гунченко и других, которые пользовались в районе неограниченным доверием. Протесты коммунистов против этих вредителей игнорировались.

На пленуме также установлено, что Гордеев при содействии Фомичева и Домнина развалил советскую работу в районе, срывал подготовку к выборам в Верховный Совет РСФСР, рьяно проводил в жизнь указания врага народа Зуева-Ратникова, неоднократно бывавшего в Ставропольском районе. Также установлено, что в Нижнее-Санчелеевской МТС, в совхозе имени Степана Разина и в ряде колхозов района замаскировавшиеся враги проводили вредительскую работу, нанося ущерб государству, колхозам и колхозникам.

Исходя из этого, пленум снял с работы и исключил из партии Фомичева, Домнина и Гордеева как врагов народа, вывел из состава РК Амирова – директора совхоза имени Степана Разина, Луканова – директора Нижнее-Санчелеевской МТС, Арчибасова – вновь назначенного заведующего пунктом «Заготзерно», Коршунову – инструктора РК, и предложил первичным организациям обсудить вопрос об их партийности.

Челно-Вершинский райком.

Вредительская работа в районе проводилась под руководством группы врагов народа в составе: первого секретаря райкома Васильева, второго секретаря Абрамова и председателя РИКа Зеленина. Враги народа засоряли аппарат районных организаций, совхозов и МТС. Особенно пораженным вредительством оказался совхоз «Красный строитель», где работали разоблаченные враги народа Шехтман – директор совхоза, Сорин – бывший начальник политотдела, Лапшин – новый начальник политотдела. Все эти лица имели тесную связь между собой, зажимали всякую попытку критики со стороны коммунистов, направленную на разоблачение врагов народа, а лиц, пытающихся их критиковать, преследовали и исключали из партии.

На пленуме райкома враги народа Васильев, Абрамов и Зеленин исключены из партии и изолированы органами НКВД. Райком распущен, избран его новый состав. Враги народа Сорин, Шехтман и Лапшин были разоблачены, исключены из партии и изолированы еще раньше.

Дубово-Умётский райком.

В районе действовала контрреволюционная группа в составе: Богданов – председатель РИК, имевший происхождение из дворян, Дмитричев – заведующий райЗО, Гашин – директор Дубово-Умётской МТС, Умнов – председатель райпотребсоюза, Хомец – районный прокурор, Сапрыкин – заведующий райФО, Балашев – старший агроном райЗО, Николаев – райагроном, Немков – директор начальной сельской школы, Серов – агроном Дубово-Умётской МТС, и другие. Эта контрреволюционная шайка возглавлялась и вела вредительскую работу в районе под покровительством Набокова – первого секретаря РК, Гринберга – начальника РО НКВД, и Ефанова – второго секретаря РК. Вредительская работа этой группы была направлена на срыв всех мероприятий партии и правительства и разложение хозяйства в районе, а также на срыв партийно-политической работы в районе.

Набоков окружил себя врагами народа и вредителями, и будучи сам связан с врагами народа Шубриковым, Левиным и Сливицким, занимался наглым очковтирательством, расписывал несуществующие успехи в агитационной работе, тщательно скрывал и сохранял вредителей. Скрывались также вопиющие факты вредительства в сельском хозяйстве, запутывания планирования и севооборотов, срыв сева и злонамеренное снижение урожайности, громадные потери при уборке хлеба, вредительство в животноводстве (расстрел лошадей под видом сапных, убой и распродажа скота на МТФ), вредительство в МТС, направленное на развал машинно-тракторного парка и всей работы МТС. Процветали глушение самокритики, зажим и преследование честных людей и поощрение врагов народа, систематическая пьянка и распущенность (устройство банкетов за счет средств партбюджета и поборов в колхозах) в руководящей верхушке района – вот основные черты вредительства, которое принесло громаднейший ущерб государству и колхозам.

За вредительскую работу в районе и прямое пособничество врагам исключены из партии Набоков и вся перечисленная выше его шайка. Сняты с работы за связь с врагами народа второй секретарь РК Попов и третий секретарь Поросенков. Выведены из состава РК Грязнов, Кошелева, Гринберг, материалы о которых поручено обсудить в первичных парторганизациях. Парторганизациям поручено рассмотреть вопрос об участии во вредительстве Ефанова, Сапрыкина и Баранова. Вместо распущенного РК избран его новый состав и новые секретари РК.

Хворостянский райком.

Материалы о вредительской деятельности в районе полностью подтвердились на пленуме РК. Было установлено, что в районе под покровительством секретаря РК врага народа Арамелева действует контрреволюционная троцкистско-бухаринская группа в составе руководителей районных служб и отделов Погодина, Алексеева, Демидова, Сурикова, Венцкуса, Привалова, Дунаева, Есина, Синяшина, Погорелова, Алтынникова и других. Арамелев долгое время глушил сигналы о вредительстве, скрывал эту вражескую шайку, несмотря на то, что она собиралась и вела вредительскую работу параллельно с райкомом, и только будучи припертым фактами, на пленуме райкома заявил: «Хорошо, но если вы разоблачаете меня как врага народа, то разоблачайте и их», и указал на бывших членов бюро, своих приспешников. Арамелев, Демидов и другие были тесно связаны с врагами народа Левиным, Сегал, Якушевым, и потому все сигналы об их вредительской деятельности глушились.

Вредительство было вскрыто в двух МТС района, в зерносовхозе завода № 42, где долгое время действовали враги народа Соловейко и Малахов. Весной 1937 года в районе проводился ручной сев на площади до 4000 га, падеж скота при наличии кормов в зиму составил до 4300 голов. Вредительский ремонт машин и вредительская уборка урожая привели к большим потерям хлеба, а также проводилось вредительство в ходе подготовки к выборам в Верховный Совет РСФСР.

Вся эта группа врагов народа изолирована органами НКВД. Кроме того, сняты с работы и выведен из состава бюро за притупление бдительности второй секретарь РК Юдин, поставлен вопрос о партийности начальника РО НКВД Рогожкина, прикрывавшего вредителей, и сотрудников РО НКВД Щетинина, Маркова, Гречкина и Николаева, которые способствовали вражеской работе и не разоблачили врагов народа.

Приволжский райком.

Разоблачительная работа в районе с августа 1937 года и по настоящее время проводится очень нерешительно. За это время разоблачено всего 2 человека: Наливайко – секретарь РИКа, польский перебежчик, и Куклов – начальник РУМ, сын кулака, служивший в белой армии.

На пленуме РК ВКП (б) исключены из партии за вредительство многие руководители: в совхозе «Имени Крайкома ВКП (б)» Галега – директор, и Дерканосов – старший механик, в Приволжской МТС Мартынов – директор и Долматов – механик. Также исключен из партии ряд руководителей районных организаций: Тихонов – председатель РПС, Милюгин – заместитель председателя РПС, Андриянов – председатель колхоза, Павкин – заведующий дорожным отделом.

Исключены из партии и арестованы Моршнев – председатель РИКа, Макаров – редактор райгазеты, за политические искажения, Бузаев – заведующий пунктом «Заготзерно», как сын кулака, Омуров – директор Обшаровского элеватора, Привалов – заместитель заведующего райЗО. На пленуме РК ВКП (б) поставлен вопрос о партийности второго секретаря РК Белотелова, заведующего райЗО Харламова, уполкомзага СНК Вирчикова, директора совхоза Воробия. О последних указанных лицах, которые обвиняются во вредительстве и связях с врагами народа, на момент составления данного отчета вопрос еще не обсуждался.

Шигонский райком.

Первыми были вскрыты факты вредительства в свиносовхозе «Пионер», где арестована шайка врагов народа в составе директора Зданко, начальника политотдела Булычева, помощника начальника политотдела по комсомолу Лобанова, старшего веттехника Шиняева и ветврача Хорошева. Вредители проводили контрреволюционную агитацию среди рабочих, кормили их червивым мясом, чем вызывали массовое возмущение. Рабочие жили в вырытых в земле подвалах и переносили чудовищные издевательства. Открыто проводилось распространение заразных болезней, вызывавших массовый падеж поголовья свиней. Этим, а также громадными потерями при уборке хлебов вредители довели совхоз до развала.

В Губинской МТС троцкист, директор Целиков, с группой соучастников проводил вредительство путем вывода из строя тракторов. Вредители портили магнето и ремонтировали трактора так, что большинство из них оказывались непригодными к работе, деятельность МТС срывалась, что приносило громадные убытки при проведении посевных и уборочных работ.

В Усольской МТС вредительство проводил директор Ирбахтин и его приспешники. Особенно отличался старший механик Воробьев, который вместе с Ирбахтиным довел тракторный парк до полного развала, 60% тракторов полностью выведены из строя. Выработка по отдельным тракторам равнялась всего 48 га за сезон. Женская бригада МТС была доведена Воробьевым до полного развала, ее работу сознательно тормозили, в итоги из-за невозможности дальнейшей работы бригада распалась.

В районе долгое время подвизался и организовывал подрывную работу секретарь РК Ахрамович. После его ареста врагами народа Левиным и Сегалом на это место был прислан троцкист Харитонов. На руководящие должности в районном центре везде были расставлены вредители. Среди них Семенкин, председатель РПС, который, подобрав в свою организацию вредительские кадры, развалил торговлю в районе путем затоваривания и растрат, лишая население предметов первой необходимости. Вредительской контрреволюционной работой занимались также председатель РИКа Второв, заведующий райЗО Бахарев, прокурор района Старостин, заведующий райФО Бауфал, старший агроном Головко, которые, как и перечисленные выше враги народа, ныне арестованы органами НКВД.

На прошедшем пленуме РК ВКП (б) второй секретарь РК Скворцов с работы снят со строгим выговором, но в партии оставлен. Исключены из партии редактор райгазеты Коробков и заведующий райОНО Козочкин.

Сергиевский райком.

Секретарь РК ВКП (б), троцкистский двурушник Нечаев, длительное время орудовал в Сергиевском районе, проводя здесь контрреволюционную подрывную работу, направленную на развал колхозов и совхозов. Нечаев рассадил на ответственные места свои кадры, через которых и проводил вредительскую работу.

Директором Кандабулакской МТС был поставлен Толочко, оказавшийся польским шпионом, в результате чего МТС доведена до развала. В зерносовхозе «Серноводский» долгое время орудовал директор, враг народа Лепилов, принесший государству убытков более чем на миллион рублей. После ареста Лепилова его вредительскую работу продолжил Егоров, ранее занимавший пост секретаря Мелекесского райкома ВКП (б), и после убийства делегатки Чрезвычайного восьмого съезда Советов тов. Прониной безнаказанно переведенный оттуда в Сергиевский район врагами народа Шубриковым, Левиным и Сегалом. Егоров сознательно разваливал совхоз, занимался спаиванием руководящих работников, организуя вместе с ними вредительские действия. В связи с этим за подрывную работу исключены из партии заведующие отделениями зерносовхоза Бережной и Ходаков, а также заместитель директора Сыромолот. После ареста Егорова огромные убытки свиносовхозу принес новый директор Канищев – враг народа, слепковец, который выводил из строя хряков, срывал случную кампанию, чем принес убытков на сумму 259 тысяч рублей.

В еще большем объеме вредительство проводилось в свиносовхозе «Бэкон», где вскрыта и изолирована органами НКВД контрреволюционная группа во главе с директором совхоза и начальником политотдела.

Во вражеских действиях по сельскому хозяйству (вредительский сев, хищения хлеба, оставление полей неубранными) не меньшее вредительство и убытки принес своему хозяйству бывший директор Верхне-Орлянской МТС Зайцев, ныне разоблаченный враг народ. Зайцев глумился над рабочими, занимался самоснабжением, вывел из строя почти все трактора.

Ближайший приятель Нечаева Бондаренко, бывший уполкомзаг СНК, исключен из партии за связь с врагами народа и связи с заграницей. Он постоянно занимался сокрытием вредительства в сельском хозяйстве и групповыми пьянками.

Выдвиженец Нечаева Сивожелезов, бывший председатель РИКа, всю свою подрывную работу направлял на срыв мероприятий партии и правительства, безнаказанно нарушал устав сельхозартели. Он занимался поборами продуктов с колхозов, заставлял их сеять и убирать хлеб «для себя и для актива», организовал при РИКе «черную кассу», средства в которую шли из райФО и собирались путем переобложения налогами колхозников и единоличников.

Вредительством в районе по линии торговли занимался председатель РПС Курицев, ныне исключенный из рядов ВКП (б) за вредительство, развал кооперации и связь с врагами народа.

В области здравоохранения контрреволюционная шайка проводила свою подрывную работу через своего ставленника, заведующего райздравом Шальнова, который засорял лечебные учреждения чуждыми и враждебными элементами. Шальнов расхитил немало средств, предназначенных для детских учреждений и лечебных целей, делая это по прямому указанию врага народа Батраченко, бывшего заведующего облздравом.

Во время проверки и обмена партдокументов Нечаев сохранил в рядах партии Александрова, бывшего начальника бюро исправительных работ, хотя, безусловно, знал, что он троцкистский двурушник. Сейчас этот троцкист уже разоблачен и изгнан из партии.

Перечисленная выше шайка нанесла Сергиевскому району огромный урон. Не случайно, что этот район в течение длительного времени не мог достаточно укрепиться в экономическом отношении.

Утёвский райком.

В составе разоблаченной в районе вредительской группы долгое время подвизались Левин – бывший первый секретарь РК, троцкист Эвин – пришедший ему на смену новый первый секретарь РК, Чубаркин – второй секретарь РК, Кислов и Семехин – бывший и новый председатели РИКа, Апакин – директор Домашкинской МТС, Богачев – директор Утевской МТС, Шакурский – редактор райгазеты, Панцырев – заведующий райФО, Володин – директор совхоза имени Куйбышева, Коннов – директор Богдановской МТС, и другие. Все эти лица вели в районе контрреволюционную подрывную работу.

В районе разбазаривалось большое количество хлеба, за счет чего проводилось самоснабжение. Разбазаривались госбюджетные средства, производились незаконные поборы с колхозов и совхозов. Крупное вредительство скрыто в МТС, где расхищались средства, а трактора и машины вредительски выводились из строя.

Все перечисленная выше группа ныне разоблачена и вычищена из партии, большинство вредителей арестовано органами НКВД.

Павловский райком.

Разоблачительная работа в районе тормозилась бывшим секретарем РК Рыбиным, который ныне разоблачен как враг народа, имевшим связи в краевом центре. Весной 1937 года секретарь РК Рыбин, председатель РИКа Голубев, заведующий райЗО Петров дали в хозяйства установку – засевать поля некондиционными семенами, после чего сев прошел вредительски.

Проводилось вредительство в Павловской МТС (директор Афонин) и райпотребсоюзе (председатель Юсов). Они систематически разлагали работу и занимались пьянством. Афонин, будучи связан с троцкистом Поповым в крайЗУ, давал очковтирательские сведения о ремонте тракторов, ремонтируя их изношенными частями, издевался над трактористами. Из 133 тракторов работает 30-40, остальные приведены в негодность.

Имели место случаи избиения трактористов и колхозников, однако к виновным никаких мер не принималось. Бывший начальник РО НКВД Мешканов, ныне арестованный как враг народа, беспробудно пьянствовал, и в пьяном виде выбил зубы председателю колхоза Суркову, а сам Рыбин делал попытку избить председателя колхоза Сорокина. На вечере по вручению акта на землю колхозу имени Куйбышева Рыбиным была организована пьянка, которая закончилась дракой и убийством лучшего колхозного ударника Райкова. Однако судебно-следственные органы не признали это убийство политическим, а списали его на бытовые мотивы. Эти же органы по два и более года мариновали расследование дел явно политического характера – поджог мельницы Огражниковым, поджог колхозной конюшни в колхозе «Свободный труд», и другие. Все это делалось с ведома райкома партии и руководства РО НКВД.

Новый начальник РО НКВД Кузнецов продолжил вредительскую работу в районе и ныне разоблачен как враг народа, имевший в прошлом связь с врагом народа Госсу, несмотря на то, что к нему поступали сигналы, что Госсу является польским шпионом.

На райпартсобрании из партии исключены как враги народа Рыбин, Голубев, Петров, Кузнецов, второй секретарь РК Константинов, а также нарсудья Калинкин, как вредитель и бывший доброволец белой армии. Из партии также исключена его жена Калинкина В.В., за ведение открытой контрреволюционной агитации, направленной на то, чтобы в Верховный Совет СССР не выбирали коммунистов.

Также исключена из партии целая группа врагов народа, проводившая вредительскую работу в районе.

Петровский район.

Вражеские действия в районе возглавлял секретарь РК Абанин, который собрал вокруг себя группу приспешников, и под их покровительством были доведены до развала районные комсомольская и пионерская организации. Абанин подбирал на руководящие посты в районных организациях враждебных и разложившихся людей: Кривчикова, Харина, Теплякова, Митрофанова, Каверина, Мордяшова, Кияткина, Малышева, Станько, Чернова, и других. При обмене партдокументов, несмотря на ряд сигналов в райком, Абанин выдал перечисленным лицам партбилеты нового образца, продолжая тем самым покровительствовать им в проводимой вредительской работе.

В их числе оказался и бывший председатель РИК Киреев, который был организатором поборов с колхозов, создал в районе «черную кассу», занимался развратом, при нем пропито под разными предлогами (день урожая, день стахановцев и т.д.) 51 тысяча рублей из колхозных средств. После ареста Киреева на место председателя РИК был назначен Буханов, который тоже оказался врагом народа.

Председатель райпотребсоюза враг народа Каверин за первое полугодие 1937 года допустил растрату в кооперации в размере 27,8 тысяч рублей. Директор совхоза «Неприк» враг народа Станько игнорировал партийную и профсоюзную организации, изгонял из совхоза коммунистов и комсомольцев, окружая себя преступным элементом, в течение 9 месяцев издевался над рабочими совхоза, не выплачивая им зарплату за период с сентября 1936 по май 1937 года, умышленно заразил скот бруцеллезом.

Заведующий райЗО Чернов и старший агроном Баринов под покровительством Абанина умышленно сожгли солому в колхозах, тем самым поставив под угрозу снабжение скота кормами в зиму 1936-1937 годов.

Пленум РК ВКП (б) исключил из партии перечисленных выше руководителей как врагов народа и их пособников, всего 13 человек.

Новодевиченский райком.

Большинство членов этого РК оказались врагами народа, в том числе секретарь райкома Сумароков, председатель РИК Кузнецов, уполкомзага СНК Коннов, директор МТС Романов, прокурор района Носов, редактор газеты Григорьев, и другие. Избранные после ареста Сумарокова секретари РК Гаврилов и Лясюк заглушали сигналы критики, и никаких мер к преступникам не принимали, не принимали их также РИК, прокуратура района и РО НКВД.

Вскрыто вредительство на конезаводе, где разоблаченный враг народа директор Филинский, будучи связанным с троцкистами из облконеуправления, развалил совхоз, допустил громадный падеж ценного племенного конепоголовья, что может быть объяснено только сознательным вредительством.

На Новодевиченской МТС вредительство сводилось к тому, чтобы вывести из строя весь тракторный парк, так как его ремонт не проводился, а сведения о нем оказались очковтирательством. Государственные средства в МТС расходовались не по назначению, а средства, собираемые с колхозов для приобретения ядоматериалов и других надобностей, расходовались на нужды МТС, что вызывало возмущение колхозников.

В райисполкоме, райЗО, на пунктах «Заготзерно» и в других местах вредительство происходило в обширных размерах. Проводился вредительский разбросной сев, срывались посевные и уборочные работы, допускались громадные потери хлеба при уборке, а также порча обмолоченного хлеба на складах «Заготзерно».

В районе были израсходованы большие средства (около 100 тысяч рублей) на коммунальное строительство, но эти средства никаких результатов не дали, так как ни одного объекта до конца не выстроено.

Такая обстановка вызывала возмущение со стороны коммунистов. На райпартсобрании все перечисленные выше участники вредительства и ряд связанных с ними лиц исключены из партии. В районе проведены выборы нового состава РК.

(Подпись под документом отсутствует).

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара