При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Перестроечные митинги. 1988 год

Международные события года

16 марта 1988 года в ходе ирано-иракской войны войска Саддама Хусейна применили в Иракском Курдистане химическое оружие в отношении города Халабджа, расположенного в непосредственной близости от границы с Ираном. После захвата иранскими войсками и союзными им иракско-курдскими отрядами пешмерга этого города, населённого преимущественно курдами, авиация Ирака обрушила на него химические бомбы, снаряжённые различными отравляющими веществами: ипритом, зарином, табуном и газом VX. В результате бомбардировки погибло около 5 тысяч человек, и пострадало ещё около 20 тысяч человек, относящихся почти исключительно к мирному населению. Среди погибших оказался особенно велик процент детей, так как плотность использованных газов выше плотности воздуха, поэтому газ стелился по земле, поражая в основном тех, кто был небольшого роста. Примечательно, что в первое время после химической атаки события в Халабдже не вызвали большого международного резонанса, поскольку в ирано-иракском конфликте симпатии большинства государств и международных организаций склонялись на сторону Ирака. Хотя во многих СМИ, в первую очередь иранских, появились фотографии многочисленных жертв, главным образом женщин и детей, официальные представители ряда западных стран, в том числе США, возлагали ответственность за химические бомбардировки на иранскую сторону. Только в начале 90-х годов благодаря независимым расследованиям Human Rights Watch и других организаций удалось собрать факты о причастности иракского режима к гибели тысяч жителей Халабджи. Впоследствии эпизод с химическими бомбардировками Халабджи был включен в обвинительное заключение по делу Саддама Хуссейна в слушаниях Иракского особого трибунала. Кроме того, 23 декабря 2005 года состоялось решение суда в Нидерландах, который приговорил к 15 годам тюрьмы голландского бизнесмена Франса ван Анраата, в 1984—1989 годах поставлявшего в Ирак сырьё для изготовления химического оружия. Ещё раньше, в апреле 1987 года, химическим бомбардировкам подвергся ряда курдских деревень. Этой операцией руководил двоюродный брат Саддама Хусейна - Али Хасан аль-Маджид, который уже после Халабджи получил прозвище «Химический Али». 17 января 2010 года он был признан иракским судом виновным в этих бомбардировках и приговорён к смертной казни через повешение.

 

3 июля 1988 года в небе над Персидским заливом американский крейсер «Vincennes» ракетой «земля-воздух» сбил иранский пассажирский лайнер Airbus A300B2-203 авиакомпании Iran Air. Самолёт совершал коммерческий пассажирский рейс IR655 по маршруту Тегеран — Бендер-Аббас — Дубай. В это же самое время в территориальных водах Ирана находился крейсер «Vincennes», который действовал под предлогом защиты кувейтских танкеров от нападений со стороны воюющих между собой Ирана и Ирака. В ходе этого патрулирования взлетевший иранский авиалайнер по ошибке был идентифицирован крейсером как атакующий истребитель F-14 ВВС Ирана. С борта «Vincennes» пилотам самолёта направили несколько радиовызовов, на которые не было получено ответа. Позже выяснилось, что команда крейсера при связи не использовала уникальный код иранского самолёта, который был получен через систему распознавания целей, и поэтому на борту лайнера этих вызовов не слышали. В итоге «Vincennes» выпустил зенитную ракету «земля-воздух». В 10 часов 24 минуты она попала прямо в лайнер, разорвав его надвое. Погибли все находившиеся на его борту 290 человек — 16 членов экипажа и 274 пассажира (в том числе 65 детей). В своём выступлении по этому поводу президент США Рональд Рейган назвал действия моряков крейсера «объяснимой случайностью». Основной причиной ошибки в официальном рапорте назвали психологическое состояние команды «Vincennes», действовавшей в боевой обстановке под большим давлением, а также схожесть полётного профиля лайнера с предполагаемым профилем атаки иранского истребителя. Несмотря на все уверения американской стороны, иранское правительство сразу же заявило, что «Vincennes» сознательно сбил гражданский самолёт. По мнению официальных представителей Ирана, даже в случае ошибки опознавания, которую Иран поставил под сомнение, обстрел гражданского самолёта в нейтральных водах является следствием преступной халатности, а не несчастным случаем, и потому должен рассматриваться как военное преступление. 17 мая 1989 года Иран подал иск к США в Международный суд ООН с требованиями компенсации ущерба и признания США виновными в нарушении конвенций о международных воздушных перевозках. Но только в феврале 1996 года США и Иран подписали мировое соглашение, после чего дело в суде было прекращено, а США обязались выплатить родственникам погибших компенсацию на общую сумму 131,8 млн. долларов. Тем не менее правительство США официально не признало свою вину в этом инциденте и не принесло извинений за случившееся.

 

6 июля 1988 года ранним утром вспыхнул пожар на эксплуатационной нефтяной платформе «Пайпер-Альфа» (Piper Alpha), установленной в Северном море в 200 км к юго-востоку от шотландского города Абердин. Платформа была построена в 1975 году и принадлежала компании «Оксидентал Петролеум» («Occidental Petroleum»). В сутки здесь добывалось до 160 тысяч баррелей нефти, а также сопутствующие продукты - газы бутан, пропан и метан. Платформа была оснащена собственной вертолётной площадкой и жилым корпусом, вмещающим 200 нефтяников, которые работали на площадке посменно. В тот день пожар начался со взрыва, и огонь распространился по платформе так быстро, что персонал даже не успел послать сигнал о помощи. Первыми объятую огнем платформу заметили на вспомогательном судне «Лоулэнд Кавальер», откуда и сообщили об аварии на берег. Вскоре к месту происшествия подошло и второе судно «Тарос», которое вместе с «Лоулэнд Кавальер» приступило к спасательной операции и тушению огня. Однако бороться с пожаром было очень трудно, так как пламя достигало в высоту 60 метров и раскалило платформу почти до температуры плавления. Тем ни менее с судов на воду сбросили надувные плоты, на которых смогли забраться рабочие, успевшие вовремя спрыгнуть с платформы. Около 10 часов 30 минут после очередного взрыва платформа упала в море. Всего при этой аварии погибли 173 нефтяника, спасти удалось 59 человек, но большинство из тех, кто выжил, получили тяжёлые ожоги и прочие травмы. Точную причину взрыва установить так и не удалось. По самой обоснованной версии, в то утро здесь случилась утечка газа, после чего для взрыва и пожара хватило малейшей искры. Материальный ущерб от катастрофы составил около $3,4 млрд. или £1,7 млрд. Авария на платформе Piper Alpha привела к серьёзной критике и последующему пересмотру норм безопасности работ по добыче нефти в Северном море.

 

8 августа 1988 года в Бирме (ныне Мьянма) началось восстание, которое впоследствии по цифрам этой даты получило название «Восстание 8888». В целом это была целая серия акций гражданского неповиновения, главной причиной которых стала катастрофическая политика режима генерала У Не Вина. Тогда он возглавлял партию «Бирманская социалистическая программа» и правил страной, начиная с 1962 года. За этот период Бирма превратилась в одно из беднейших государств мира. Волнения начались 8 августа со всеобщей забастовки университетов страны, но ещё раньше по всей стране начали создаваться подпольные студенческие комитеты. В это время свободно печатались диссидентские газеты, повсюду поднимались флаги с боевым петухом, происходили марши и митинги. Студентов поддержали работники различных сфер, от членов правительства до учителей и врачей. Одновременно началась всеобщая забастовка с участием этнических меньшинств, буддистов, мусульман, студентов, крестьян, промышленных рабочих, стариков и молодёжи. На 10-тысячной демонстрации возле пагоды Суле были сожжены портреты У Не Вина. Основные события происходили в Рангуне, но позже широкомасштабные беспорядки охватили Пегу, Мандалай, Тавой, Таунгу, Ситуэ, Пакхоуку, Мьей, Минбу и Мьичину. 22 августа У Не Вин ушёл в отставку, а правительство, поражённое масштабом протестов, пообещало обратить внимание на требования демонстрантов «в той степени, в какой это будет возможно». Однако новый глава правительства Сейна Ле Вин почти сразу отдал приказ стрелять по митингующим. В частности, солдаты расстреляли медсестёр и докторов главного госпиталя Рангуна, которые ухаживали за больными. В ответ протестующие применили против армии коктейли Молотова, мечи, ножи, камни, отравленные дротики и мотоциклетные спицы. Столкновения продолжались до 18 сентября, когда в результате военного переворота в Бирме был создан Государственный совет мира и развития. Пришедший к власти генерал Со Маунг отменил действие конституции, введя более драконовские меры, чем даже Сейна Ле Вин. 21 сентября хунта установила полный контроль над страной, а остатки «Восстания 8888» были жестоко подавлены военными. В октябре были арестованы и расстреляны лидеры студенческого движения, а само движение распалось. За всё время «Восстания 8888» в Бирме, по разным оценкам, погибли от нескольких сотен до 10 тысяч человек, хотя официальные власти тогда же называли цифру в 350 убитых и 240 раненых.

 

28 августа 1988 года на военной базе Рамштайн близ одноимённого города в ФРГ во время авиационного шоу произошла катастрофа с многочисленными человеческими жертвами. Чтобы посмотреть на это зрелище, на авиабазе собралось более 300 тысяч зрителей из Мюнхена, Штутгарта и многих других городов Германии. Несчастье случилось при выступлении итальянской пилотажной группы «Трёхцветные стрелы» («Frecce Tricolori»), когда в воздухе столкнулись три из десяти самолётов Aermacchi MB-339PAN. По плану организаторов, десять истребителей разделились на две группы (по 4 и 5 самолётов) и сделали «мёртвую петлю» в противоположных направлениях, нарисовав дымами стилизованное изображение сердца. Ещё один истребитель отделился от основной группы, и пролетел от неё в непосредственной близости, как стрела, пронзающая сердце. Однако в результате ошибки полковника Иво Нутарелли его одиночный самолёт, изображавший стрелу, на высоте 40 метров столкнулся с одним из бортов в левой группе, который, потеряв управление, секундой позже задел и повредил ещё один. Истребитель Иво Нутарелли перевернулся в воздухе, загорелся и рухнул в толпу зрителей примерно в 200 метрах от VIP-трибуны с высокопоставленными военными и политическими деятелями. На земле самолёт взорвался, вследствие чего на месте падения сразу погиб 31 человек. Пилот второго самолёта Марио Нальдини непосредственно в столкновении выжил и попытался катапультироваться, однако его парашют из-за небольшой высоты раскрылся лишь частично, и пилот погиб, разбившись о землю. Третий самолёт, участвовавший в столкновении, разрушился в воздухе, его обломки упали в стороне от людей. Пилот этого самолёта Джорджио Алессио, а также Иво Нутарелли, погибли в момент столкновения. Тела погибших складывали в ангаре на авиабазе Рамштайн для опознания родственниками. Впоследствии ещё 39 человек скончалось в больницах от тяжёлых травм. Всего же в этой трагедии погибло 70 человек, включая 16 детей, и ещё более 300 человек получили различные повреждения. После этой катастрофы в ФРГ на три года запретили демонстрационные полёты, в течение которых были разработаны более строгие правила, направленные на обеспечение безопасности зрителей. Ныне в Рамштайне на месте трагедии воздвигнут мемориал.

 

Российские события года

5 января 1988 года в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР вступило в силу «Положение об условиях и порядке оказания психиатрической помощи», согласно которому в Советском Союзе официально прекращалось использование карательной психиатрии в политических целях. Это был первый в советской истории нормативный акт, регулирующий деятельность психиатрической службы. Ранее она определялась в основном ведомственными инструкциями Минздрава СССР, которые не публиковались в печати и не были известны общественности. Но теперь вновь принятый документ полностью исключил использование психиатрии в качестве инструмента внесудебного преследования по политическим мотивам. Уже в 1988 году 16 психиатрических больниц специального типа, существовавших тогда в системе Министерства внутренних дел, перешли в структуру Министерства здравоохранения, а пять из них были и вовсе ликвидированы. Согласно данным, ранее опубликованным Международным обществом прав человека в «Белой книге России», в целом в СССР за всю его историю жертвами злоупотреблений психиатрией стали порядка двух миллионов человек. Но после принятия названного постановления в 1988 году с психиатрического учёта в СССР были сняты 776 тысяч пациентов, а в 1989 году - еще около миллиона человек. В связи с официальным отказом Советского Союза от использования карательной психиатрии в политических целях в 1989 году Всемирная психиатрическая ассоциация на конгрессе в Афинах снова приняла в свой состав Всесоюзное общество невропатологов и психиатров СССР, поскольку ещё в 60-е годы оно было исключено из этой ассоциации.

 

12 февраля 1988 года в Чёрном море у берегов Крыма произошло столкновение между советскими и американскими военными кораблями, которое сейчас считается одним из последних инцидентов «холодной войны». Именно в те годы решался вопрос о границе территориальных вод ряда государств и линии 12-мильной приграничной зоны. В связи с различной трактовкой этого вопроса в Чёрном море оказались районы со спорной линией демаркации государственной границы. В такой ситуации США решили устроить провокацию у советских берегов, чтобы проверить надёжность работы пограничников. В ней участвовали ракетный крейсер «Йорктаун» ВМС США и американский эсминец «Кэрон». Им противостояли советские сторожевые корабли - СКР «Беззаветный» и «СКР-6». 12 февраля 1988 года около 9 часов 45 минут американские корабли вплотную приблизились к советским территориальным водам, а затем нарушили морскую границу. На радиограмму советской пограничной службы американцы ответили: «Мы ничего не нарушаем, следуем прежним курсом, скорость та же». Тогда было принято решение о вытеснении американцев из советских вод, вплоть до навала на их суда. Некоторое время американские и советские корабли шли параллельными курсами практически вплотную друг к другу, но около 11 часов «Беззаветный» переложил руль вправо и произвёл навал на корму «Йорктауна». От удара и трения бортов посыпались искры и загорелась бортовая краска. Якорь «Беззаветного» одной лапой разорвал обшивку борта крейсера, а другой сделал пробоину в носовой части своего корабля. В то же время «СКР-6» прошел по касательной вдоль левого борта эсминца «Кэрон», срубил ему леера, порвал обшивку борта и разбил шлюпку. Во время второго удара высокий форштевень «Беззаветного» влез на вертолётную палубу «Йорктауна». При этом сторожевик снёс леерное ограждение американского крейсера, разломал его командирский катер и пусковую установку ПКР «Гарпун». В результате столкновения на «Йорктауне» начался пожар. Американские корабли прекратили сближение, но стали готовить к взлёту палубные вертолёты. Тогда американцам передали, что в случае подъёма вертолётов в воздух они будут сбиты как нарушившие воздушное пространство Советского Союза. После этого американцы закатили вертолёты обратно в ангар, а их корабли быстро ушли в нейтральные воды, и вскоре направились в сторону Босфора, больше не пересекая советскую границу. После случившегося «Йорктаун» несколько месяцев стоял в ремонте, а его командир был снят с должности. А вот командиры советских кораблей были награждены орденами Красной Звезды.

 

13 февраля 1988 года в Степанакерте (НКАО - Нагорно-Карабахская автономная область Азербайджанской ССР) прошёл первый митинг, на котором были выдвинуты требования о присоединении НКАО к Армении. На протяжении веков большинство населения Нагорного Карабаха по национальности были армянами. При образовании союзных республик СССР его территория оказалась в составе Азербайджанской ССР, но при этом она была выделена в отдельную автономную область. Тем не менее и в советское время здесь периодически вспыхивали конфликты на национальной почве, которые местным властям до поры до времени удавалось быстро разрешать. Однако в годы перестройки на фоне резкого подъёма национальных движений в Армении и Азербайджане это противостояние приобрело новую остроту. К началу 1988 года в этот конфликт оказались вовлечены большинство жителей обеих республик. После начала массовых митингов 20 февраля областной совет Нагорного Карабаха проголосовал за переход этого региона из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР. В ответ 26-29 февраля в Сумгаите (Азербайджанской ССР) произошли массовые антиармянские погромы, в ходе которых погибло 26 граждан армянской и 6 граждан азербайджанской национальности, а ещё более ста человек получили ранения. Беспорядки в разных городах продолжались не один месяц, после чего 23 июня в Армянскую и Азербайджанскую ССР были введены войска, чтобы прекратить погромы и бесчинства на межэтнической почве. Тем не менее 4 июля в Армении началась всеобщая забастовка с теми же требованиями – вернуть Нагорный Карабах в состав республики. Кульминацией этого противостояния считается 18 сентября, когда в селе Ходжалы началось вооружённое восстание армянского населения, которое быстро перекинулось в другие сёла и города НКАО. В итоге 21 сентября в Нагорном Карабахе было введено чрезвычайное положение. На этом фоне прошли антиармянские погромы в Баку, Кировабаде, Нахичевани, Мингечауре и других городах Азербайджана. С 18 ноября в Баку на площади Ленина проходил бессрочный митинг азербайджанских националистов, который 5 декабря был разгромлен войсками. При разгоне погибли 2 человека, ещё более 500 было задержано. В целом же в ноябре—декабре 1988 года достиг максимума поток азербайджанских беженцев из Армении, и армянских – из Азербайджана. Люди бросали свои дома и уезжали на историческую родину, чтобы не стать жертвами националистов. После этих событий армяно-азербайджанский конфликт из-за принадлежности Нагорного Карабаха с периодическим обострениями продолжался ещё несколько лет. Официальным его завершением считается подписание в Бишкеке (Киргизстан) протокола от 5 мая 1994 года о перемирии и прекращении огня между Арменией и самопровозглашённой Нагорно-Карабахской Республикой, с одной стороны, и Азербайджаном - с другой. В многолетнем противостоянии кавказских народов погибли тысячи человек, однако точные цифры погибших не установлены до сих пор.

 

8 марта 1988 года многодетная семья Овечкиных захватила пассажирский самолёт Ту-154 № 85413, выполнявший рейс по маршруту Иркутск-Курган-Ленинград. Угонщики потребовали доставить их в Лондон. В то время главной в семье Овечкиных была мать Нинель Сергеевна (51 год), муж которой, Дмитрий Дмитриевич, умер 3 мая 1984 года. В семью входили 7 сыновей — Василий (26 лет), Дмитрий (24 года), Олег (21 год), Александр (19 лет), Игорь (17 лет), Михаил (13 лет) и Сергей (9 лет), а также четверо дочерей — Людмила (32 года), Ольга (28 лет), Татьяна (14 лет) и Ульяна (10 лет). Однако старшая дочь Людмила, выйдя замуж, жила отдельно от остальной семьи, и в захвате самолёта участия не принимала. Овечкины жили в Иркутске в двух трёхкомнатных квартирах. Семеро сыновей в то время входили в семейный джазовый ансамбль «Семь Симеонов» и официально числились музыкантами при объединении городских парков «Досуг». Ансамбль был организован в конце 1983 года, и за это время добился побед на музыкальных конкурсах в различных городах СССР, получив широкую известность. Но Нинель Овечкина и её сыновья считали, что в СССР для них созданы неподходящие условия для жизни и творчества, и поэтому они решили все вместе покинуть СССР путём угона самолёта. К бегству за границу они начали готовиться в 1987 году, для чего купили два ружья 16-го калибра (одноствольное и двуствольное), ружейные патроны и детали для изготовления самодельных бомб. Оружие спрятали в контрабасе, который не проходил в металлодетектор, поэтому в аэропорту его осматривали лишь поверхностно. Утром 8 марта 1988 года Овечкины прибыли в аэропорт на посадку в самолёт Ту-154, выполнявший рейс по маршруту Иркутск — Курган — Ленинград. Около 15 часов, когда лайнер летел в районе Вологды, двое старших братьев Овечкиных встали с мест, и, угрожая ружейными обрезами, приказали пассажирам оставаться на местах, а затем передали бортпроводнице Ирине Васильевой записку с требованием под угрозой взрыва самолёта изменить курс и приземлиться в Лондоне. Из-за нехватки топлива лайнер был вынужден совершить посадку на аэродроме под Выборгом. Здесь и был отдан приказ на штурм самолёта, не дожидаясь прибытия группы «Альфа». Штурм проводился сотрудниками патрульно-постовой службы милиции ГУВД Леноблисполкома, совершенно не предназначенного для антитеррористических операций. Овечкины оказали милиции вооружённое сопротивление. В ответ группа захвата, начав стрелять по салону, ранила многих пассажиров. После того, как Овечкины обнаружили, что у них заканчиваются боеприпасы, они приняли решение покончить жизнь самоубийством. Василий велел Ольге вывести из самолёта Татьяну, Михаила, Ульяну и Сергея, сказав, что им ничего не будет, поскольку они не были исполнителями теракта. После этого Нинель приказала Василию застрелить её, себя и старших детей. Первым был убит Дмитрий, затем Александр и Олег, после чего Василий застрелил мать и себя. Во время штурма произошёл взрыв, от которого самолёт полностью сгорел. В результате теракта погибли 9 человек: пятеро Овечкиных, бортпроводница Тамара Жаркая и трое пассажиров, задохнувшихся в дыму. Ранения и травмы получили 19 человек, в том числе 15 пассажиров, которых милиционеры ранили из своего же оружия. Впоследствии было признано, что участвовавшая в штурме группа захвата действовала совершенно безграмотно. Следствие по этому делу длилось 7 месяцев и составило 18 томов. С 6 сентября 1988 года в Иркутске проходил суд над оставшимися в живых Игорем и Ольгой Овечкиными, поскольку только они по возрасту подлежали уголовной ответственности. В итоге Ольга была приговорена к 6 годам лишения свободы, а Игорь — к 8 годам. Оба отсидели лишь по 4 с половиной года и были досрочно освобождены.

 

12 июня 1988 года состоялся финал первого в СССР официального конкурса красоты «Московская красавица». Такое название возникло от того, что к участию в этом конкурсе наряду с незамужними студентками допускались и молодые мамы, и даже школьницы. Но ещё раньше, в 1987 году, прошёл «пробный» смотр красавиц, организованный в рамках праздника газеты «Московский Комсомолец». Его победительницей тогда была объявлена студентка Мария Глазовская. Но только в 1988 году был проведён первый официальный конкурс красоты, инициатором проведения которого опять же стала редакция «МК», как орган Московского городского комитета ВЛКСМ. Курирование нового мероприятия было возложено на Управление культуры при Исполнительном комитете Моссовета. При этом высказывались самые разные взгляды на конкурс - от осторожного восторга до гневных протестов, ведь впервые советские девушки должны были предстать на публике в откровенных купальниках, да ещё и получить за это некоторое вознаграждение. О том, как проходил отбор, впоследствии рассказала член оргкомитета конкурса журналистка Марина Парусникова: «Когда в финале осталось шесть конкурсанток, мы поняли, что даже не посмотрели их паспорта. Заглянули… Оксана Фандера — не имела московской прописки, она тогда только приехала из Одессы покорять столицу. Значит, сделать её «Московской красавицей» по понятным причинам мы не могли. Поглядели в паспорт к другой. Ира Суворова оказалась замужем и с ребёнком. Снять её с конкурса нельзя: она одна из финалисток — приняли решение считать её «Миссис Москва». Пошли смотреть дальше: Лена Дурнева… Глупо, конечно, но представьте: как звучит — первая московская красавица Елена Дурнева. Поменять ей фамилию за один день — нереально. Потенциальных претенденток осталось трое: Лена Передреева, Катя Чиличкина и Маша Калинина…» В итоге самой первой победительницей официального советского конкурса красоты стала десятиклассница Маша Калинина — красивая девушка с русским именем и фамилией. Второе место заняла Оксана Фандера, будущая актриса.

 

7 декабря 1988 года в 10 часов 41 минуту по московскому времени в Армянской ССР произошло катастрофическое землетрясение магнитудой 6,8—7,2 по шкале Рихтера. Всего за полминуты мощные подземные толчки разрушили почти всю северную часть республики, охватив территорию с населением около 1 млн. человек. Эпицентр землетрясения располагался в окрестностях города Спитак, где интенсивность толчков достигла 9—10 баллов по 12-балльной шкале MSK-64. Волна, вызванная землетрясением, обошла планету два раза и была зарегистрирована научными лабораториями в Европе, Азии, Америке и Австралии. Землетрясение вывело из строя около 40% промышленного потенциала Армянской ССР. Стихия практически стёрла с лица земли город Спитак, частично также были разрушены города Ленинакан (ныне Гюмри), Степанаван, Кировакан (ныне Ванадзор) и ещё более 300 населённых пунктов. В результате землетрясения погибло по меньшей мере 25 тысяч человек (по другим данным — до 150 тысяч), 19 тысяч стали инвалидами, 514 тысяч человек остались без крова. Из-за риска аварии была остановлена Армянская АЭС. В первые часы после катастрофы на помощь пострадавшим пришли подразделения Вооружённых сил СССР, а также Пограничных войск КГБ СССР. Из Москвы в Армению в тот же день вылетела бригада из 98 высококвалифицированных медиков и военно-полевых хирургов во главе с министром здравоохранения СССР Евгением Чазовым. Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачёв, находившийся в тот момент в США, прервал свой визит и отправился в разрушенные районы Армении. Советский лидер практически сразу запросил гуманитарную помощь у мирового сообщества, которая вскоре была получена. В восстановлении разрушенных районов приняли участие все республики СССР, а 111 стран, включая Израиль, Бельгию, Великобританию, Италию, Ливан, Норвегию, Францию, ФРГ и Швейцарию, предоставили спасательное оборудование, специалистов, продукты и медикаменты. За несколько дней в республике было развёрнуто 50 тысяч палаток и 200 полевых кухонь. Всего в спасательных работах, помимо добровольцев, принимали участие свыше 20 тысяч солдат и офицеров, на расчистке завалов использовалось более трёх тысяч единиц военной техники. Печальный факт: при доставке гуманитарной помощи здесь разбились сначала югославский, а затем и советский самолёт Ил-76 № СССР-86732, вылетевший из Азербайджана. Причиной аварии стала неправильная установка давления на эшелоне перехода, в результате чего самолёт врезался в гору. В целом эти трагические события дали толчок созданию в СССР квалифицированной и разветвлённой системы предупреждения и ликвидации последствий различных чрезвычайных ситуаций (ныне МЧС России).

 

Самарские события года

29 января 1988 года произошла серия взрывов в здании Томыловского элеватора, находившегося близ железнодорожной станции Томылово (пригород Чапаевска), при этом взрывами целиком снесло верхнюю часть сооружения. Возникший затем пожар удалось ликвидировать лишь через сутки. Ещё раньше, в ноябре 1987 года, произошли пожары и взрывы на ряде других элеваторов Куйбышевской области – Безенчукском, Неприкском, Куйбышевском и Кинельском. Все эти происшествия стали возможны по причине грубых нарушений технологии закладки на хранение семян подсолнечника, которые в условиях дождливой погоды осени 1987 года засыпались в силосы элеваторов при повышенной влажности. А работникам сельского хозяйства известно, что чрезмерно мокрая продукция под влиянием биологических процессов начинает самопроизвольно разогреваться и выделять из себя горючие газы. Чем толще слой таких влажных семян, тем выше может быть температура в этом слое. В январе 1988 года в недрах Томыловского элеватора процессы биологического окисления довели температуру массы хранящихся здесь семян подсолнечника до 1000 с лишним градусов. Семечки стали гореть открытым пламенем, а затем начались взрывы всего объёма газов, выделяющихся при их окислении. При взрыве 29 января погибли работники элеватора В.В. Захардяев и В.Т. Ополев. Несмотря на применение различных способов тушения разогретых семян, 27 февраля на Томыловском элеваторе произошёл новый взрыв. Тогда в силосы стали заливать углекислоту и жидкий азот, что в условиях холодной погоды привело к прекращению газообразования и открытого горения. Однако после 10 мая, с началом весеннего потепления, из зернохранилища снова вырвалось открытое пламя. В этот раз борьба пожарных с огнём продолжалось трое суток, а затем ситуация на Томыловском элеваторе стала вопросом рассмотрения правительства СССР. В итоге было решено, что этот элеватор нужно постепенно разобрать на отдельные элементы, а в наиболее опасные места, где могло затаиться пламя, закачивать газообразный азот. Эта кропотливая работа продолжалась вплоть до осени 1989 года, после чего Томыловский элеватор уже не подлежал восстановлению. А в январе 1989 года по решению Куйбышевского областного суда были осуждены трое бывших руководителей управления хлебопродуктов, которые выдавали элеваторам разрешения на приёмку чрезмерно влажной продукции. Все они были признаны виновными в халатности, повлекшей крупный материальный ущерб и гибель людей, и каждый из них в итоге получил по два года лишения свободы условно.

 

11 июля 1988 года на заседании бюро Куйбышевского обкома КПСС был рассмотрен вопрос «О повышении ответственности, компетентности и усилении боевитости выступлений местных газет, передач областного радио и телевидения». Бюро обкома отметило, что средства массовой информации области включились в пропаганду и реализацию решений XIX Всесоюзной партийной конференции, оказывают помощь областной партийной организации в реформах экономики, развитии социальной сферы, решении других актуальных вопросов. Вместе с тем, сказано в решении бюро обкома, в некоторых публикациях и телерадиопередачах допускаются односторонность и торопливость суждений и выводов, незрелость оценок, тенденциозность в оборе и осмыслении фактического материала, ошибки и неточности. В частности, бюро обкома подвергло критике газету «Волжская заря», которая в номере от 3 июня 1988 года опубликовала заметку сотрудника газеты с призывом принять участие в экологическом митинге, не санкционированном руководством горисполкома. Также негативно бюро обкома оценило материал в «Волжской заре» от 8 июля 1988 года о встрече первого секретаря обкома КПСС Е.Ф. Муравьёва с журналистами области. По мнению бюро, текст ответов Е.Ф. Муравьёва оказался искажённым, поскольку он не согласовывался с их автором. Также были раскритикованы сюжеты в новостных передачах областного радио и телевидения о сборе подписей на улице Ленинградской в поддержку возвращения городу Куйбышеву его исконного имени Самара, поскольку такой сбор подписей тоже не был согласован с органами власти. В связи со сказанным на заседании бюро областного комитета КПСС было решено поручить Куйбышевскому горкому КПСС совместно с первичными партийными организациями определить меру ответственности редакторов СМИ и отдельных журналистов, допустивших субъективизм и неточности в публикациях и сюжетах.

 

13 августа 1988 года на заседании бюро Куйбышевского обкома КПСС был рассмотрен вопрос «О серьёзных нарушениях принципа социальной справедливости, допущенных при распределении квартир в доме № 1 по ул. Вилоновской в г. Куйбышеве». Указанный дом был сдан в эксплуатацию ещё в мае 1987 года. На заседании подчёркивалось, что его заселение проводилось с многочисленными нарушениями, которые были вскрыты ещё в постановлении ЦК КПСС от 16 сентября 1987 года и в решении бюро обкома КПСС от 17 ноября 1987 года. Несмотря на это, Куйбышевский облисполком не только не организовал выполнение требований названных документов, но более того – даже после вскрытия нарушения продолжал представлять квартиры в доме № 1 на улице Вилоновской семьям ряда должностных лиц, не стоящих в очереди на получение жилья, и уже имеющим на тот момент благоустроенное жильё. Кроме того, 12 квартир в указанном доме на момент рассмотрения вопроса ещё не распределялись и не заселялись. Ещё две квартиры здесь же незаконно были переоборудованы под гостиницы. В доме при проверках были вскрыты и другие нарушения действующего жилищного законодательства. В связи с такой ситуацией бюро обкома КПСС вынесло строгое предупреждение председателю Куйбышевского облисполкома В.А. Погодину, и обязало его в течение трёх месяцев устранить все вскрытые нарушения, а 12 пустующих квартир дома № 1 на улице Вилоновской передать для заселения стоящим в очереди многодетным семьям. За нарушение жилищного законодательства и потерю партийной скромности выговоры и строгие выговоры были вынесены ряду высокопоставленных должностных лиц, в том числе заместителям председателя облисполкома Б.А. Трегубову, О.А. Коноваленко и В.С. Романову, секретарю облисполкома С.Н. Кузнецову, начальнику областного аптекоуправления Е.И. Курочкину, первому секретарю Куйбышевского обкома ВЛКСМ А.Н. Манакову и другим. Все перечисленные в решении лица, вызванные на заседание бюро обкома КПСС, пообещали освободить незаконно полученное жильё в доме № 1 на улице Вилоновской и вернуться в свои прежние квартиры. В своём решении бюро обкома КПСС потребовало от первичных партийных организаций, в которых эти лица стоят на учёте, взять на свой контроль процесс освобождения незаконно занятого ими жилья.

 

15 ноября 1988 года на космодроме Байконур состоялся первый и единственный запуск советского космического корабля многоразового использования «Буран» и ракеты-носителя «Энергия». В соответствии с закрытым постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 17 февраля 1976 года головным предприятием по созданию такой ракеты был определён куйбышевский завод «Прогресс». Эти работы были частью многоразовой космической системы «Рубин», одним из важнейших элементов которой и был орбитальный самолет, впоследствии получивший имя «Буран». Вывод его на орбиту должен был осуществляться ракетой-носителем «Энергия», изготовленной в Куйбышеве. Вся система «Рубин» создавалась для противодействия американской программе «Спейс Шаттл». Первый раз ракета «Энергия» отправилась в космос 15 мая 1987 года с габаритно-весовым грузом на борту (объект «Полюс»). В целом этот пуск прошёл в штатном режиме, хотя уже в космосе в работе двигателя начались неполадки, из-за чего «Полюс» сошёл с орбиты и упал в Тихий океан. Тем не менее этот первый полёт нового комплекса был признан успешным. Второй полёт «Энергии» был совершён уже с пристыкованным к ракете кораблём многоразового использования «Буран». Он начался 15 ноября, и после выхода в космос отделившийся от носителя «челнок» в автоматическом режиме совершил виток вокруг Земли, а затем успешно приземлился на космодроме «Байконур». Но затем больше ни одного пуска «Энергии» произведено не было, что связано в первую очередь с недофинансированием этого проекта в условиях экономических трудностей перестроечного времени. А после распада СССР в 1991 году программа «Рубин» и вовсе была закрыта.

 

Главное самарское событие года

5 июня 1988 год в областном центре на площади Куйбышева прошел первый в истории города экологический митинг. 22 июня 1988 года на площади Куйбышева состоялся первый перестроечный «антимуравьёвский» митинг. 24 июля года на площади Куйбышева состоялся второй перестроечный «антимуравьёвский» митинг. 02890-1988

 

Перестроечные митинги

Весной и летом 1988 года по многим городам СССР прокатилась волна общественно-политических выступлений. Их формальной причиной стал созыв XVIII конференции правящей в то время Коммунистической партии Советского Союза, на которой Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачёв решительно настроил все советское общество на курс перемен (рис. 1). Однако главной причиной митингов лета 1988 года историки называют накопившееся возмущение жителей страны своим забитым и полуголодным существованием, что стало итогом 70-летней политики КПСС.

 

Охрана природы – это серьёзно

Перестройка! Многие до сих пор вспоминают её так: «Эх, славное было время!» Ещё бы: ветер перемен, выпущенный на волю Горбачёвым, буквально в течение двух-трёх лет принёс народу столько новой информации о неблаговидных делишках КПСС за все годы советской власти, что стало яснее ясного: нет, с этой партией нам не по пути. Правда, тот же ветер перемен к концу 80-х годов начисто вымел с прилавков продукты и товары народного потребления (рис. 2-4), но об этом тогда как-то не думалось. Люди были опьянены неожиданно свалившейся на них свободой слова, и потому верили: вот сбросим оковы опостылевшей партии - и тогда страна прямиком помчится в светлое будущее.

Хотя считается, что в нашем городе первый такой митинг на площади Куйбышева прошёл 22 июня 1988 года, но в действительности за две с половиной недели до него на той же площади состоялась другая акция протеста – экологическая. Её организатором стал Куйбышевский межвузовским совет по охране природы.

О нем стоит рассказать немного поподробнее. Межвузовский совет по охране природы в Куйбышеве возник ещё за десять лет до описываемых событий. Его основой стали студенческие дружины по охране природы (ДОПы), появившихся в 70-е годы сначала в Куйбышевском госуниверситете, а затем в педагогическом, авиационном, политехническом, плановом и некоторых других институтах города. Дружинники на общественных началах занимались борьбой с рыбным и охотничьим браконьерством, в предновогодние дни ловили порубщиков ёлок, а весной - несознательных горожан, ломающих вербу на волжских островах. Студенческие операции «Ель» и «Верба» наверняка ещё помнят самарские старожилы (рис. 5-8).

А в 1978 году активисты ДОПов решили создать свой межвузовский совет, который вскоре принял под своё крыло Куйбышевский обком ВЛКСМ, хотя особого комсомольского руководства межвузовский совет на себе не ощущал. Но для ребят в данном случае очень даже устраивала приставка «совет при обкоме ВЛКСМ», потому что в непростые советские времена она отводила от них обвинения в «партизанщине» и в «создании нелегальной организации».

В руководство совета входили школьный учитель Александр Фёдоров (рис. 9), командир дружины по охране природы Куйбышевского авиационного института Лев Хасис, командир дружины по охране природы Куйбышевского госуниверситета Ольга Жданова (рис. 10), начальник районной инспекции рыбоохраны Виктор Баринов и некоторые другие.

Перестроечные процессы 80-х годов резко подняли интерес общества к экологическим вопросам. В местной и центральной прессе стали появляться статьи по острым проблемам охраны природы. Активисты межвузовского совета в это время почувствовали себя «на коне», поскольку на фоне обширного потока информации об экологическом неблагополучии все попытки партийно-советских властей в чем-то улучшить обстановку выглядели в лучшем случае полумерами.

В Куйбышевской области в 1988 году точек экологической напряженности хватало с избытком. Достаточно назвать лишь Безымянский промышленный узел в областном центре - ведь в 80-х годах, в отличие от сегодняшних дней, заводы Советского, Промышленного и Кировского районов города Куйбышева работали очень активно, выбрасывая в атмосферу сотни тысяч кубометров вредных газов, а в реки Самару и Волгу - тонны неочищенных стоков. Кроме того, тогда ещё не существовало Государственного комитета по охране окружающей среды – он был образован годом позже, заставив-таки промышленные предприятия заботиться об очистных сооружениях. А тут ещё было объявлено о пуске Чапаевского завода по уничтожению химического оружия, что тоже вызвало широкую волну общественного возмущения.

 

«Экстремисты» на площади

Конечно же, напряжённая экологическая ситуация весной 1988 года складывалась не только в Куйбышеве, но и в сотнях других городов СССР. И потому во многих неблагополучных регионах страны тогда прошли акции протеста против пренебрежительного отношения ведомств и властей к здоровью людей и к окружающей их природе. Подобный митинг решили провести и активисты Куйбышевского межвузовского совета по охране природы. Акцию приурочили к субботе 5 июня - к Всемирному дню охраны окружающей среды (рис. 11-13).

Митинг прошел достаточно спокойно. Если бы не последовавшая вскоре острая реакция тогдашних партийных властей, то это мероприятие и вовсе осталось бы почти незамеченным общественностью. Ведь в тот день на площадь, не считая двух десятков организаторов, пришло всего около трёхсот человек - капля в море для миллионного Куйбышева.

Активисты-экологи выставили на площади стенды с вырезками из областных и городских газет по экологической тематике, держали в руках плакаты с лозунгами «Городу - чистый воздух», «Лучше быть активным сегодня, чем радиоактивным завтра», «Экология, гласность, перестройка», и так далее (рис. 14, 15). Сначала выступали члены межвузовского совета по охране природы, а потом - все желающие.

Говорили о самых наболевших экологических проблемах нашего региона. В их числе прозвучали выступления о невозможности нормально жить и дышать в соседстве с дымящими безымянскими заводами, о распространённости среди детей Самары, Тольятти, Чапаевска, Новокуйбышевска легочных и аллергических заболеваний, о массовой гибели рыбы в Волге, о сбросе в реки соединений тяжёлых металлов, и о многом другом.

В заключение было сказано, что пока ещё сил общественности для коренного изменения экологической обстановки в Куйбышевской области явно недостаточно, но сегодняшний митинг может и должен стать первым этапом волны общественного возмущения по поводу неблагоприятной экологической обстановки. При этом, по всем свидетельствам, каких-либо антисоветских или антикоммунистических речей, которых, видимо, ожидали партийные руководители Куйбышева и области, на этом митинге не прозвучало.

Несмотря на спокойную обстановку на площади Куйбышева во время акции 5 июня 1988 года, уже вскоре последовала крайне болезненная реакция руководства обкома КПСС. В областной партийной газете «Волжская коммуна» появилась статья под заголовком «Митингуем!..» за подписью некоего инженера В. Петербургского. В ней в адрес организаторов митинга было высказано много разных обвинений, в том числе в политическом авантюризме, в нездоровой саморекламе и даже в экстремизме.

Вот только одна цитата: «Собственно, все встало на свои места после того, как выступления стали сопровождаться злобными выпадами в сторону партийных и советских органов. К концу митинга, когда маски были уже окончательно сброшены, дело дошло и до нецензурной брани». Заключил же свою статью автор и вовсе репликой в духе сталинских времен: «Что же касается экстремистски настроенных «героев» митинга, то об их антипартийной деятельности наша газета постарается в ближайшее время рассказать поподробнее».

 

Начало конца власти КПСС

В тридцатые и даже в пятидесятые годы прошлого века после такой статьи в обкомовской газете принято было класть на стол партийный или комсомольский билет, а то и вовсе сушить сухари. И хотя во время описываемых событий шел уже четвёртый год перестройки, приходится констатировать, что тогдашнее руководство Куйбышевского обкома и горкома КПСС повело себя в стиле худших традиций репрессивных лет.

Вскоре своим вниманием активистов межвузовского совета удостоил и сам первый секретарь обкома партии Е.Ф Муравьёв (рис. 16). В своём выступлении на заседании областного партийно-хозяйственного актива, через несколько дней после экологического митинга, он обрушился на экологов с гневной отповедью - мол, чего это комсомольцы мутят народ на площади, вместо того, чтобы убирать мусор с берега Волги, или хотя бы со своими предложениями обратиться в областной комитет партии? Видимо, плохо руководит обком ВЛКСМ своими активистами-экологистами, если они затевают антипартийные акции. И вы, товарищи, прекрасно знаете, что бывает с комсомольскими и прочими руководителями после утраты ими бдительности…

Впрочем, уже вскоре областные и городские партийные руководители, видимо, поняли, что они перегнули палку, подняв слишком уж громкую шумиху вокруг, в общем-то, малозначительного для того времени события. В партийных газетах стали появляться подборки писем читателей, в которых сообщалось, что они в тот день тоже присутствовали на площади, но не слышали ни матерщины, ни оскорблений партийного и советского руководства, ни тем более антикоммунистических лозунгов. Да и сами организаторы экологического митинга, оказывается, вовсе не такие уж плохие ребята.

Именно в те дни компетентные органы уже доносили Евгению Муравьёву о нарастающей волне недовольства как им лично, так и политикой обкома КПСС в целом. До знаменитого митинга 22 июня 1988 года оставались считанные дни. А после его проведения партийному руководству области и вовсе стало не до активистов-экологов.

В итоге уже в конце лета 1988 года об экологическом митинге все благополучно забыли. Остаётся лишь сказать, где же сейчас находятся некоторые из организаторов этой так перепугавшей тогдашнее руководство города акции. Александр Фёдоров сейчас работает в Москве, в ассоциации журналистов-экологов Союза журналистов России и в Центре охраны дикой природы Социально-экологического Союза. Лев Хасис успешно руководит корпорацией Wal-Mart Stores в должности её старшего вице-президента, а также владеет сетью магазинов Глобус Гурмэ. Виктор Баринов занимается проблемами охраны природы в одном из заказников Самарского областного общества охотников и рыболовов. Ольга Жданова работает учителем в одной из школ Самарской области. Словом, каждый из них нашёл свое место в жизни.

 

Предчувствие нового митинга

Как уже было сказано выше, в июне 1988 года перестроечные дискуссии в СССР достигли своего пика, и в Политбюро приняли решение о проведении в июне внеочередной XIX партийной конференции, на которой предполагалось расставить все точки над «i» по поводу извечных русских вопросов: «Кто виноват?» и «Что делать?» Как водится, в каждой области, городе, районе были избраны делегаты на конференцию, и, само собой разумеется, одним из таких делегатов от партийной организации Куйбышевской области стал тогдашний первый секретарь обкома КПСС Евгений Федорович Муравьёв (рис. 17).

Тогда вряд ли кто предполагал, что именно упомянутое выше решение областной партконференции о Муравьёве и станет формальным поводом для выступлений неформалов (тогда это слово было известно каждому, а ныне вряд ли кто вспомнит, что оно, собственно, обозначает).

Лидеры куйбышевских неформальных объединений, узнав о составе делегации на партконференцию, решили: Муравьёв недостоин представлять нашу область на партийном перестроечном форуме. Почему? Да потому, что он, во-первых, является главным зажимщиком свободы слова и гласности, во-вторых, он основной виновник расцвета жилищных и продовольственных привилегий среди партноменклатуры области, в-третьих, именно проводимые им в жизнь методы партийного руководства сельским хозяйством и промышленностью области способствуют упадку последних. Эх, знали бы тогдашние неформалы, в какой роскоши будут жить российские правители и к какому краху придет экономика страны всего лишь лет через десять-пятнадцать после описываемых событий…

Сообщить народу всё, что они думают о Муравьёве, а также о политическом и экономическом курсе, проводимым областной парторганизацией под его руководством, неформалы решили на широком народном митинге. К тому времени подобные политические акции, на которых от имени народа выражалось недоверие областному руководству, уже прошли во многих городах страны. Страницы газет и экраны телевизоров практически ежедневно выдавали сообщения об очередных митингах в самых различных точках СССР. В Куйбышеве же к тому моменту ничего подобного еще не было, если не считать малочисленного экологического митинга, прошедшего 5 июня 1988 года на площади Куйбышева и организованного группой молодых экологов-активистов.

Разумеется, через агентурную сеть областного управления КГБ советское и партийное руководство почти сразу же узнало об образовании инициативной группы по проведению митинга протеста на центральной площади Куйбышева. Однако в первый момент в обкоме партии решили ничего по этому поводу не предпринимать, а лишь ограничиться ещё более пристальным наблюдением за беспокойными молодыми людьми. Видимо, партноменклатурщики где-то в глубине души надеялись, что неформалы ограничатся лишь «кухонными выступлениями», а на публичную политическую акцию все-таки не решатся.

Однако, когда 18 июня в горисполком поступила официальная заявка от группы лиц на проведение митинга на площади Куйбышева 22 июня в 18 часов 30 минут, на котором предполагалось во всеуслышанье объявить недоверие Е.Ф. Муравьёву, в партийных верхах забили тревогу. Задним числом в горисполкоме были утверждены «Временные правила о порядке проведения в Куйбышеве собраний, митингов, демонстраций и других массовых мероприятий».

По этому поводу газета горкома КПСС «Волжская заря» в номере от 21 июня 1988 года опубликовала интервью с председателем горисполкома Г.В. Задыхиным. В нем Геннадий Васильевич утверждал, что «Временные правила…» полностью соответствуют Конституции СССР, и любая заявка о митинге, поданная менее чем за десять дней до предполагаемой даты, городской властью не может быть удовлетворена. И хотя о заявке на завтрашний митинг в интервью не было сказано ни слова, между строчками читалось совершенно ясно: тот, кто посмеет митинговать на площади Куйбышева 22 июня, сразу же поставит себя вне закона.

Однако отменить митинг уже было невозможно. За несколько дней до критической даты на городских перекрёстках, на стенах домов, у заводских проходных и в других людных местах появились сотни листовок, сообщавших о намечаемой политической акции. Их срывали люди в милицейской форме и в штатском, но листовки появлялись вновь и вновь. Запретить митинг властям явно не удавалось, применять силу не хотелось - и тогда проведению митинга решили хотя бы помешать.

 

«Долой Муравьёва!»

Утром 22 июня на площади Куйбышева стали раскладывать автомобильные покрышки (рис. 18, 19). Любопытствующим объяснили, что вечером этого дня здесь состоятся соревнования картингистов. Что за соревнования, какой спортклуб их проводит, никому не было известно. Хотя об этом никто не говорил, но было очевидно: власти предпринимают неуклюжую и отчаянную попытку хоть как-то, но предотвратить народные политические выступления. Но уже было поздно…

Часам к пяти в район площади Куйбышева стали целенаправленно подходить привлечённые объявлениями любопытствующие одиночки. Через полчаса людской поток заметно окреп, народ начал идти группами. К шести часам сюда стали прибывать автобусы с рабочими из предприятий Безымянки. В начале седьмого по периметру площади скопилось уже около 15-20 тысяч человек (рис. 20-22). Но пока на бетонку за бордюрным камнем почти никто не ступал. Затаив дыхание, люди ждали какого-нибудь сигнала к началу митинга. Многим не верилось, что вообще на площади что-нибудь начнётся, а кто-то со страхом оглядывался вокруг, ожидая увидеть милицейские цепи или даже воинские части, готовые разогнать собравшихся. А по всей площади тем временем, завывая моторами, кругами носились карты.

Как не вглядывались любопытствующие в подножие каменного колосса - памятника Куйбышеву, все началось неожиданно. Внезапно к гранитному уступу у ног памятника подошла группа молодых людей, к ним сразу же присоединились пожилые ветераны. Человек лет тридцати, обернувшись к толпе, достал вчерашний номер «Волжской зари» и стал грозно вопрошать, тыкая пальцем в интервью Задыхина: «Что это такое? Кто это придумал - какие-то там правила проведения митингов? Мы про них ничего не знаем. Раньше они нигде не публиковались - и мы их выполнять не будем! Кто хочет говорить - выходите!» (рис. 23).

Ветеран войны с невесть откуда взявшимся мегафоном начал крыть на чём свет стоит партийную власть вообще, и Муравьёва в частности. «За что я воевал! - кричал солдат великой войны с фашизмом. - Неужели за то, чтобы на старости лет не иметь квартиры и жить в заводском общежитии, среди тараканов! Муравьёв, наверное, не так живет! Долой Муравьёва!» (рис. 24).

«Долой!» - подхватила толпа, растущая буквально на глазах. Картингисты прекратили выписывать круги по площади - не давить же людей, сплошным потоком бегущих со всех сторон площади в её центр, поближе к памятнику. Буквально через несколько минут после первого выступления сплошной людской массой оказалась укрыта вся бетонная поверхность самой большой в Европе городской площади от края и до края. Лишь через много лет после этого митинга была опубликована, наконец, достаточно точная цифра собравшихся в тот день в центре Куйбышева - около 65 тысяч человек (рис. 25-27).

А пока к импровизированной трибуне пробился мужчина в очках в возрасте около 40 лет. В тот момент его имя и фамилия мало кому известны, но уже на другой день их повторяли тысячи людей и публиковали в газетах (рис. 28).

«Я рабочий авиационного завода Валерий Карлов! - перекрывая шум толпы, кричал в микрофон человек. - Инициативная группа по проведению митинга поручила вести его инженеру нашего завода Белоусову, но он почему-то до сих пор здесь не появился. Наверное, он арестован. Поэтому митинг с этой минуты поручено вести мне!»

Забегая вперед, следует сказать, что инженера авиационного завода Валерия Белоусова (рис. 29) никто не арестовывал. Оказывается, он стоял в десяти шагах от выступающих. Но в последний момент Белоусов так и не решился выйти на трибуну - просто испугался ответственности. Такое бывает даже в рядах демократов и авантюристов…

А тем временем люди всё выступали и выступали. В разных концах площади и прямо около выступающих появились плакаты: «Долой современных сталинцев и брежневцев», «На партийную конференцию - честных коммунистов», «Перестройке - да, Муравьёву – нет» (рис. 30-32). Собравшиеся почти сразу же стали требовать, чтобы на митинг пришел сам Евгений Федорович, но он на площади в тот день так и не появился.

Наконец на импровизированную трибуну вышли первый секретарь горкома КПСС В.И. Золотарёв и председатель горисполкома Г.В. Задыхин (рис. 33-35). Они попытались рассказать о том, как много делают парторганизация и исполнительная власть города для решения жилищной, продовольственной и экологической проблем. Однако говорить коротко и ясно партийно-советские вожди не смогли, и уже через несколько минут их перестали слушать и прогнали с трибуны. В общей сложности люди в тот памятный вечер не расходились с площади где-то до десяти часов вечера. Из более-менее официальных решений здесь был принят только один документ - коллективное обращение инициативной группы и участников митинга о выражении недоверия Е.Ф. Муравьёву.

 

КПСС эпохи её заката

Любопытной оказалась дальнейшая реакция партийных и советских властей Куйбышева и области на сам факт проведения неформалами митинга на центральной площади города. О применении каких-либо репрессий к его организаторам и речи быть не могло - реакция разгоряченных политикой народных масс могла быть непредсказуемой. Замолчать волеизъявление многотысячной людской толпы тоже было невозможно, и потому 24 июня в «Волжской коммуне», органе обкома КПСС, появилась редакционная статья под заголовком «Демократия и дисциплина».

Вот только несколько строк из неё: «Вечером 22 июня этот митинг состоялся. На площади имени Куйбышева собралось несколько тысяч человек. Выступавшие поднимали многие важные вопросы, касающиеся жизни и деятельности горожан… В то же время многие выступления были неконструктивны, бездоказательны, в них не учитывалась конкретная объективная ситуация, положение дел в том или ином направлении деятельности партийных, советских органов… Инициативная группа, которую возглавил рабочий Куйбышевского авиационного завода В.А. Карлов, не смогла обеспечить порядок при проведении митинга… Несмотря на то, что среди собравшихся встречались экстремистски настроенные люди, некоторые в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, основной массе граждан совместно с работниками правоохранительных органов удалось поддерживать надлежащий порядок».

Лишь газете «Волжский комсомолец» в номере от 3 июля 1988 года, в статье под заголовком «Митинг», удалось достаточно объективно рассказать о прошедшей в Куйбышеве политической акции. Вот что было сказано в заключительной части этой статьи: «Так что же всё-таки случилось в тот день на площади имени В.В. Куйбышева? Ответить можно предельно просто: 22 июня 1988 года на смену анемичным попыткам перестройки «сверху» поднялась мощная волна народной инициативы. И пусть не все выступали по делу. Пусть не всем хватило чётких аргументов. Митинг показал пробуждение гражданской, социальной активности людей. Он показал, как в условиях подлинной демократии коллективный разум народа, вобрав в себя множество различных индивидуальных мнений, самостоятельно находит верную позицию».

Здесь же были опубликованы свидетельства двоих руководителей УВД облисполкома, которые сообщили: ни одного задержанного на площади Куйбышева в состоянии наркотического опьянения в день митинга не было. Правда, с площади доставили двоих людей в вытрезвитель, но они, будучи в состоянии подпития, явно пришли сюда просто «поглазеть», и к политике не имели никакого отношения. Стало быть, в официальной статье «Демократия и дисциплина» на этот счёт было явно допущено искажение информации. А дальнейшие события показали, что искажения и просчёты обком КПСС допустил не только в этой статье, но вообще в своей политике по отношению к неформалам и к политизированному народу.

Но понадобился еще один «антимуравьёвский» митинг, который состоялся там же, на площади Куйбышева через месяц после описанного - 21 июля 1988 года (рис. 36-38), чтобы в обкоме наконец поняли: нужно менять не только партийных руководителей области, но и вообще всю систему управления регионом, как, впрочем, и всей страной. Именно тем летом советским людям стало окончательно ясно: власть КПСС до такой степени одеревенела в своем сытом благополучии, что уже не способна адекватно реагировать на народные выступления даже после того, когда возникла реальная угроза сохранению должностей для её первых руководителей.

Что же касается дальнейших перестроечных процессов в Куйбышевской области, то в августе 1988 года произошло событие, которого так долго добивались неформалы: Евгений Муравьёв «по состоянию здоровья» был вынужден распрощаться с креслом первого секретаря обкома КПСС. Но понадобилось ещё три года, чтобы в России рухнула изжившая себя власть коммунистической партноменклатуры (рис. 39-43).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

Астров А. Митинг. – «Волжский комсомолец», 3 июля 1988 года.

Гинзбург В. «Клянусь, я видел это сам…» - «Волжская коммуна», 9 апреля 2002 года.

Демократия и дисциплина. – «Волжская коммуна», 24 июня 1988 года.

Ерофеев В.В [Ветров В.] «Маленькая бомбочка» за две недели до «антимуравьёвского» митинга. – Газета «Числа», 17 июня 1998 года.

Ерофеев В.В [Ветров В.] Первый свободный митинг, или падение опостылевшего «муравейника». – Газета «Числа», 24 июня 1998 года.

Ерофеев В.В. Перестроечные митинги двадцать лет спустя. – Газета «Волжская коммуна», 12 июля 2008 года.

 

 

Дополнение

 

Из фондов Самарского областного государственного архива социально-политической истории (СОГАСПИ).

 

Куйбышевский обком КПСС

Общий отдел

Протокол № 58 заседания бюро обкома КПСС от 11 июля 1988 года.

 

Пункт 2. О повышении ответственности, компетентности и усилении боевитости выступлений местных газет, передач областного радио и телевидения.

(Присутствовали т.т. Китаев, Ястребов, Абрамов, Перов, Котов, Васюков, Подмазенко, Сарматов, Ходасевич, Муравьёв).

Бюро обкома КПСС отмечает, что средства массовой информации области включились в пропаганду и реализацию решений XIX Всесоюзной партийной конференции, оказывают помощь областной партийной организации в осуществлении реформы экономики, развитии социальной сферы, способствуют расширению процессов демократизации и гласности в обществе. Печать, радио и телевидение области шире информируют читателей о деятельности партийных, советских, хозяйственных органов и общественных организаций, аккумулируют общественное мнение, включились в обсуждение злободневных вопросов.

Вместе с тем в некоторых публикациях и телерадиопередачах допускаются односторонность и торопливость суждений и выводов, незрелость оценок, тенденциозность в отборе и осмыслении фактического материала, ошибки и неточности. В отдельных выступлениях прессы отсутствует чёткая и выверенная авторская позиция. Это является следствием того, что журналисты, руководители редакционных коллективов подчас поверхностно анализируют процессы и ситуации, возникающие в общественной жизни, не занимают боевой наступательной позиции в оценке нездоровых и негативных проявлений.

Так, городская вечерняя газета «Волжская заря» 3 июня т.г. опубликовала заметку сотрудника редакции газеты с призывом принять участие в экологическом митинге, не санкционированном руководством горисполкома. В репортаже о встрече делегата XIX Всесоюзной партийной конференции первого секретаря обкома КПСС Е.Ф. Муравьёва с журналистами области («Волжская заря», 8 июля т.г.) односторонне и необъективно отражён ход откровенного и аргументированного разговора с журналистами, произвольно опущены ответы на вопросы, касающиеся кардинальных сторон состояния экономики и социальной сферы области. В нарушение правил журналистской этики текст ответов на вопросы не был согласован с их автором, что привело к искажению их содержания.

В вечерних передачах областного радио и телевидения 8 июля т.г. было освещено не санкционированное местными органами Советской власти так называемое «пикетирование» на ул. Ленинградской, проводившееся небольшой группой никем не уполномоченных лиц, которые организовали сбор подписей в поддержку выдвинутых ими лозунгов. Прозвучавший в эфире репортаж фактически способствовал рекламе и поддержке этой акции.

В то же время усилия партийных комитетов, Советов, хозяйственных органов и трудовых коллективов по решению первоочередных социально-экономических задач, некоторый опыт, накопленный в ходе реализации продовольственной и жилищной программ, принимаемые меры по улучшению экологической обстановки, ход реформы управления экономикой освещаются на страницах газет, в передачах радио и телевидения бессистемно, во многом поверхностно.

Бюро обкома КПСС постановляет:

1. Обратить внимание руководства комитета по телевидению и радиовещанию облисполкома (т.т. Котова Ю.В., Васюкова А.С., Афанасьева М.К.) и редакции Куйбышевской городской вечерней газеты «Волжская заря» (т. Ястребова В.Я.) на недопустимость публикаций и телерадиопередач, содержащих односторонние, необъективные суждения и выводы.

2. Поручить Куйбышевскому горкому КПСС, первичным партийным организациям комитета по телевидению и радиовещанию облисполкома и редакции газеты «Волжская заря» определить меру партийной ответственности конкретных лиц, допустивших субъективизм и неточности в публикациях.

3. Предупредить редакторов областных, городских, районных и многотиражных газет, руководителей комитета по телевидению и радиовещанию облисполкома о персональной ответственности за публикации, не отвечающие политическим и идеологическим установкам КПСС и местных партийных органов, непроверенных слухов и домыслов.

4. Считать главной задачей редакторов, редакционных коллегий, партийных организаций редакций направлять усилия журналистских коллективов на пропаганду и организацию выполнения решений XIX Всесоюзной партийной конференции, на всестороннее отражение деятельности партийных, государственных и общественных организаций, на консолидацию социалистического общества, поиск и распространение передового опыта, осуществление всенародного контроля за положением дед в регионе. Активно участвовать в формировании общественного мнения, показывал реальные плоды перестройки. Направлять общественное движение народа, неформальных объединений в русло законных, конституционных, товарищеских и согласованных действий. Показывать истинное лицо и цели отдельных руководителей и представителей неформальных объединений.

5. Горкомам, райкомам КПСС, партийным комитетам добиваться боевитости, наступательности журналистских выступлений, утверждать в публикациях, телерадиопередачах идейные и нравственные ценности социализма, способствовать раскрытию его могучих потенциальных возможностей, глубинных резервов.

6. Контроль за выполнением настоящего постановления возложить на отдел пропаганды и агитации обкома КПСС.

СОГСПИ, Ф-656, оп. 197, д. 41, л.л. 3-5.

 

 

Куйбышевский обком КПСС

Общий отдел

Протокол № 59 заседания бюро обкома КПСС от 15 июля 1988 года.

 

Пункт 1. Об обращении к коммунистам, всем трудящимся, жителям города Куйбышева.

(Присутствовали т.т. Муравьёв, Золотарёв, Китаев, Ястребов, Ходасевич, Абрамов, Задыхин, Коноваленко, Гордеева, Аверин, Наживов, Дробышев, Тимошин, Моторин, Лямшин, Егоров).

1. В связи со сложившимся положением в г. Куйбышеве считать целесообразным обратиться к коммунистам, трудящимся, всем жителям г. Куйбышева с обращением и утвердить его текст (прилагается).

2. Для оперативного рассмотрения и решения вопросов, заявлений и жалоб, поступающих на встречах руководителей партийных и советских органов города Куйбышева и области с трудящимися, считать необходимым создание при облисполкоме постоянно действующей рабочей группы под руководством первого заместителя председателя облисполкома. Состав рабочей группы утвердить (прилагается).

Сосредоточить усилия на решении конкретных вопросов снабжения населения продовольственными товарами, укрепления дисциплины, ответственности и организованности в работе коммунальных служб и сферы обслуживания, повышения эффективности в деятельности сферы соцкультбыта.

Секретарь обкома КПСС Е. Муравьёв.

 

Приложение № 1 к п.1 пр. № 59.

Обращение областного и Куйбышевского городского комитетов КПСС к коммунистам, всем трудящимся, жителям города Куйбышева

Дорогие товарищи!

В связи с событиями последнего времени, происходящими в городе Куйбышеве, считаем своим непременным долгом обратиться к вам с открытым письмом. Обстановка настоятельно диктует необходимость принципиально оценить создавшуюся ситуацию, взвешенно, с глубочайшей ответственностью подойти к разрешению возникших проблем, которые, без сомнения, затрагивают интересы по сути каждого жителя большого миллионного города. Этого требуют в своих письмах и обращениях к партийным органам многие куйбышевцы.

В чём жe суть происходящих событий, почему они вызывают сегодня столь серьёзную озабоченность и тревогу у всех нас с вами? Идеи перестройки, впервые провозглашенные на апрельском (1985 г.) Пленуме ЦК КПСС, во многом изменили жизнь в нашей стране. Подхваченные коммунистами, всеми трудящимися, они создали принципиально новую идейно-политическую атмосферу в партийных организациях, трудовых коллективах. XIX Всесоюзная конференция КПСС продемонстрировала наглядный пример того, как в горячих дискуссиях происходит консолидация сил, вырабатывается конструктивная общепартийная линия.

Курс партии на дальнейшую демократизацию, расширение гласности поистине раскрепостил сознание, вызвал подъём творческой и общественной активности людей. Они смело берут в свои руки управление делами производства, воздействуют на ускоренное развитие социальной сферы, реализуют свои духовные потребности и интересы в многочисленных самодеятельных объединениях и формированиях.

Люди справедливо выдвигают сегодня повышенные требования, ставят действительно важные, острые вопросы, на почве чего объединяют вокруг себя сторонников высоких темпов перестройки. Правда, мы можем столкнуться здесь с фактами максимализма, отрыва от реальности в предлагаемых мерах по решению тех или иных проблем. Но задача как раз и состоит в том, чтобы поддержать благородное стремление энтузиастов к скорейшим переменам, направить его в нужное, полезное русло.

К сожалению, на волне общего подъёма в городе Куйбышеве появились объединения лиц, которые стремятся подменить демократию оголтелой анархией. Они предъявляют демагогические претензии к партийным органам, прежде всего обкому и горкому КПСС, шельмуют партийных работников, подстрекают граждан к митингам и собраниям, спекулируют на имеющихся трудностях в обеспечении населения продуктами питания, товарами народного потребления, работе транспорта, медицинского обслуживания, сложной экологической ситуации, чем создают сложную морально-психологическую обстановку в городе. Они сознательно вводят общественность в заблуждение громкими лозунгами, следовать которым - значит, идти в никуда.

Всё это характерно для так называемой инициативной группы, которая выступает в союзе с общественно-политическим клубом «Перспектива». В числе руководителей этих групп подвизается немало лиц, которые не пользуются авторитетом в своих трудовых коллективах, где-то, кем-то обижены, обойдены вниманием. И вот теперь, на волне развития демократизации и гласности, они не прочь бы удовлетворить свои амбиции, сыграть на чувствах людей, во всеуслышание претендуют на лидерство в перестройке.

Социалистический плюрализм предполагает уважительное отношение к различным мнениям, высказываниям. Важно только, чтобы противопоставление различных точек зрения происходило на здоровой идейной платформе, подчеркивалось на XIX Всесоюзной конференции КПСС. В этой связи руководство обкома и горкома партии пошло навстречу руководителям неформальных групп и объединений, предельно откровенно вело разговор, волнующий обе стороны. Казалось бы, открывалась благоприятная возможность для дискуссии и нестандартных подходов к решению назревших проблем.

Однако амбициозность лидеров инициативней группы, клуба «Перспектива» по существу прервала намечавшийся было диалог. Стало очевидным, что у них нет сколько-нибудь конструктивной программы, конкретных задач непосредственного участия ь делах перестройки. Хотя, признаться, это весьма существенное обстоятельство ничуть не смущает «защитников» перестройки.

Безответственны их рассуждения о немедленном проведении выборов в местные Советы, выдвижении своего представителя в Верховный Совет страны. Создается впечатление, что наши доморощенные «радикалы от перестройки» не знакомы с материалами партийной конференции, рассматривавшей вопросы реформы политической системы страны и принявшей по этому вопросу резолюцию.

Или взять, скажем, утверждение о тем, что обком и горком партии «развалили экономику». Чем это подкрепляется? Тенденциозно подобранными фактами из опубликованных в печати партийных и советских документов, где открыто и самокритично говорится об имеющихся трудностях и недостатках в руководстве экономикой и социальной сферой, из критических статей и обзоров. На этой основе делаются ошеломляющие выводы о якобы кризисном состоянии дел на всех участках. При этом полностью игнорируется то обстоятельство, что для решения всех этих проблем выработаны и осуществляются комплексные программы. Они опубликованы и широко известны куйбышевцам. За их выполнением установлен строгий партийный контроль.

Считаем в этой связи необходимым довести до сведения коммунистов, всех жителей города Куйбышева и области, что плановые задания пятилетки выполняются промышленностью полностью, а сельским хозяйством и строительным комплексом области по большинству основных показателей. Об этом убедительно свидетельствуют регулярно публикуемые в печати официальные сообщения статистических органов. Но мы никогда не скрывали при этом, что перестройка в экономике, социальной сфере осуществляется трудно и сложно, порой противоречиво. Накопившиеся с годами проблемы не могут быть решены командно-административными методами руководства. Партийные органы долгое время замыкали на себе многие хозяйственные вопросы, брались за несвойственные им функции. В итоге просчёты того или иного ведомства, управления автоматически ложились на плечи партийного органа. Впрочем, суть не в том, чтобы задним числом делить ответственность. Суть в том, что безответственность ряда конкретных исполнителей вредит авторитету партии.

Вот почему обком и горком партии в соответствии с указаниями XIX Всесоюзной конференции КПСС настойчиво проводят линию на строгое разграничение функций партийных, советских и хозяйственных органов, придание органам государственной власти подлинной самостоятельности в решении всех вопросов, касающихся жизни людей, создание возможностей для развития начал самоуправления на местах.

Надо ли говорить, как много дел у нас впереди. Мы на пороге уборочной страды. По-доброму убрать и сохранить урожай, сполна обеспечить население овощами и картофелем - вот задача жизненной важности. Своя страда на стройках. Ускоренными темпами надо вводить жильё, больницы, детские сады, новые школы к учебному году, благоустраивать наши города и сёла, готовить коммунальное хозяйство к зиме, на ладить чёткую работу транспорта и т.д. Вот где сегодня нужны инициатива, энтузиазм, светлые головы и крепкие руки.

Будем до конца откровенными: не все партийные комитеты, первичные организации сумели в нынешних условиях перестройки обеспечить опережающий характер перемен в партийной работе. Это отставание, кстати говоря, убедительно показало себя в ходе обсуждения Тезисов ЦК, когда небывалая активность людей зачастую проявлялась в словесных бурях вокруг привилегий аппарата, недостатков в формах и методах работы партийных органов, организационного построения партии, этим незамедлительно воспользовались лидеры вышеназванных неформальных групп.

Именно в этот момент они попытались нанести удар по руководящим органам областной партийной организации, по всему партийному аппарату, вбить клин между ним и трудовыми коллективами, рядовыми коммунистами. В ход пошла ложь о необычных льготах и привилегиях для партийных работников, об их махровом бюрократизме, о том, что все они явные противники перестройки.

Обращаясь к коммунистам, всем трудящимся города, с чистой совестью заявляем, что у партии, любого её работника есть одна главная привилегия - работать больше, чем другие, брать на себя ношу потяжелее, отвечать за всё происходящее. Нынешний партийный аппарат в основном сформировался в ходе перестройки. Достаточно сказать, что после апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС в области сменилось семьдесят процентов секретарей обкома, горкомов и райкомов КПСС, более чем половина членов выборных партийных органов и освобождённых работников партийных аппаратов. Те же, кто недостаточно активно работает, не проявил себя в перестройке, будут переизбраны в ходе предстоящей в этом году отчетно-выборной кампании. Как и записано в решениях XIX Всесоюзной партийной конференции, партийный аппарат в ближайшее время будет реорганизован и значительно сокращён. Обо всём этом приходится говорить, поскольку имеется немало людей, в том числе членов КПСС и комсомольцев, которые не только не дают отпор различным демагогическим спекуляциям и экстремизму, но и сами оказываются в плену спекулятивных иллюзий, порой тенденциозно оценивают сложившуюся социально-экономическую и политическую ситуацию.

Обком и горком КПСС уверены, что все здоровые силы города, партийные, профсоюзные и комсомольские организации, члены партии, комсомольцы, все трудовые коллективы ещё раз трезво оценят создавшуюся обстановку, сумеют отличить истинных сторонников перестройки, демократии и гласности от демагогов и экстремистов, не будут поддаваться на какие-либо провокации.

Обком и горком КПСС твёрдо стоят на позициях перестройки, и всё будут делать для осуществления радикальной экономической и политической реформ, всемерного развития демократии и гласности на здоровой основе. Плюрализм мнений предполагает свободную дискуссию, а не ложные обвинения и оскорбления личности, разумный поиск путей лучшего решения стоящих задач, а не голое обвинительство. Мы будем и дальше вести взвешенную, терпеливую разъяснительную работу, всеми силами обеспечивать верность марксистско- ленинским подходам, утверждать культуру дискуссий и взаимное уважение. Добиваться именно той демократии, сцементированной сознательной дисциплиной, которую имел в виду Владимир Ильич Ленин, а не жаждущие популярности лица, которые, прямо скажем, злоупотребляют терпением большинства людей.

Обком, горком КПСС будут и дальше повышать авторитет партии, который укрепится только конкретными делами, усилиями каждого коммуниста, каждого партийного комитета. И в этом плане предстоит всемерно утверждать чувство партийного товарищества. Сейчас, когда перестройка потребовала от всех крутых перемен в делах, нам крайне необходима товарищеская спайка.

Выражаем твёрдую уверенность в том, что, оставаясь поборниками перестройки, демократии и гласности, коммунисты, труженики города проявят идейную зрелость, организованность, непримиримость к недостаткам, высокую ответственность за порученное дело.

Куйбышевский обком КПСС

Куйбышевский горком БПСС

Верно: Зав. протокольным сектором общего отдела В. Соломатина (подпись).

 

Приложение № 2 к п. 1 пр. № 59.

Состав постоянно действующей рабочей группы

Коноваленко О.А., первый заместитель председателя исполкома областного Совета народных депутатов - председатель группы.

Романов В.С., заместитель председателя облисполкома - заместитель председателя группы.

Сухобокова Т.Г., заместитель председателя облисполкома - заместитель председателя группы.

Аверин Н.Я., второй секретарь Куйбышевского горкома КПСС.

Чичёв Е.Ф., зав. отделом сельского хозяйства и пищевой промышленности обкома КПСС.

Прошлецов Н.И., зав. отделом торговли и бытового обслуживания обкома КПСС.

Пестов В.Н., зам. зав. отделом строительства обкома КПСС.

Попов Ю.П., зам. председателя Куйбышевского горисполкома.

Родионов А.И., зам. председателя Куйбышевского горисполкома.

Степанов А.В., зам. председателя облагропрома.

Бирюков С.М., зам. председателя облагропрома.

Богомолов В.П., начальник областного управления торговли.

Писарев С.П., начальник производственного объединения «Куйбышевавтотранс».

Водолазов В.Н., начальник ТТУ.

Галкин Р.А., начальник облздравотдела.

Писарев В.Н., начальник областного управления коммунального хозяйства.

Бабенков В.А., зав. сектором печати обкома КПСС.

Чечурин В.Н., инструктор горкома КПСС

Верно: Зав. протокольным отделом В. Соломатина (подпись).

СОГСПИ, Ф-656, оп. 197, д. 43, л.л. 2-9.

 

 

Куйбышевский обком КПСС

Общий отдел

Протокол № 63 заседания бюро обкома КПСС от 13 августа 1988 года.

 

Пункт 18. О серьёзных нарушениях принципа социальной справедливости, допущенных при распределении квартир з доме № 1 по ул. Вилоновская г. Куйбышева

(Присутствовали т.т. Жердев, Погодин, Трегубов, Кузнецов. Романов, Перов, Золотарёв, Задыхин, Ерёмин, Абрамов, Тимошин, Ходасевич, Афонин).

Факты нарушения принципа социальной справедливости при распределении жилья по Куйбышевской области отмечались в постановлении ЦК КПСС от 16 сентября 1987 года, принятом по записке Комитета народного контроля СССР. Бюро обкома КПСС в свете этого постановления ЦК КПСС 17 ноября 1987 года обязывало облисполком, горрайиспопкомы, партийные комитеты области повседневно держать в центре внимания вопросы, связанные с решением выдвинутой партией важнейшей политической и социальной задачи - обеспечить к 2000 году каждую семью отдельной квартирой или индивидуальным домом, а также безотлагательно и повсеместно навести порядок в распределении жилья, и исключить случаи незаконного предоставления и растранжиривания жилья.

Однако Куйбышевский облисполком не организовал чёткое выполнение этого постановления бюро обкома КПСС. Хуже того, в нарушение жилищного законодательства президиумом облисполкома и рядом райисполкомов г. Куйбышева были допущены серьёзные нарушения при распределении квартир в доме № 1 по ул. Вилоновская.

По поручению бюро обкома КПСС прокуратура области установила, что квартиры в этом доме предоставлялись отдельным лицам, не состоящим в очереди на улучшение жилищных условий, и, как правило, обеспеченным жилой площадью по существующим нормам жилищного законодательства. В отдельных случаях грубо нарушалась максимальная норма предоставления жилья на каждого человека. В нарушение ст. 67 Жилищного кодекса РСФСР производился обмен жилыми помещениями семьям ряда должностных лиц, обеспеченных жильём.

Принимая решения о выделении жилья и выдаче ордеров, президиум облисполкома превысил свои полномочия. Несмотря на то, что дом был сдан в мае 1987 года, до настоящего времени не заселены 12 квартир. Незаконно переоборудованы под гостиницы две 4-х комнатные квартиры этого дома. Все эти и другие факты нарушения социальной справедливости вызывают острую реакцию и справедливые нарекания жителей г. Куйбышева.

Бюро обкома КПСС постановляет:

1. За нарушения жилищного законодательства, допущенные при распределении квартир в доме № 1 по ул. Вилоновская, за отсутствие должной последовательности в реализации решений XVII съезда КПСС, программных требований в соблюдении норм коммунистической морали, проведения в жизнь принципа социальной справедливости, председателя облисполкома, члена КПСС т. Погодина В.А. строго предупредить.

Облисполкому (т. Погодину), Куйбышевскому горисполкому (т. Задыхину) предложить в течение 3-х месяцев привести в соответствие с жилищным законодательством решение облисполкома и райисполкомов г. Куйбышева, связанные с распределением квартир в доме № 1 по ул. Вилоновская. Передать 12 пустующих квартир этого дома для заселения нуждающимся в жилье многодетным семьям рабочих.

2. Поручить облисполкому (т. Погодину), обпсовпрофу (т. Дробышеву), горрайисполкомам проверить и взять на учёт все пустующие квартиры, и принять меры для их заселения в срок до 1 ноября 1988 года.

3. За нарушение жилищного законодательства и потерю партийной скромности, допущенные при размене своей квартиры, первому заместителю председателя облисполкома и председателю облагропрома, члену КПСС т. Трегубову В.А. объявить строгий выговор с занесением в учётную карточку.

4. За нарушение жилищного законодательства при размене своей квартиры заместителю председателя облисполкома, члену КПСС т. Романову В.С. объявить строгий выговор.

5. За нарушение жилищного законодательства и потерю партийной скромности при размене своей квартиры секретарю облисполкома, члену КПСС т. Кузнецову С.Н. объявить строгий выговор с занесением в учётную карточку.

6. О партийной ответственности первого заместителя председателя облисполкома т. Коноваленко О.Д. и начальника областного аптекоуправления т. Курочкина Е.И., допустивших нарушение жилищного законодательства при обмене своих квартир, рассмотреть на бюро обкома КПСС по возвращении их из командировки и отпуска.

7. Поручить Куйбышевскому ГК КПСС (т. Золотарёву) рассмотреть и дать партийную оценку всем остальным коммунистам, допустившим утерю партийной скромности при улучшении своих жилищных условий.

8. Обратить внимание отдела организационно-партийной работы обкома КПСС (т. Сарматова) и комиссии партийного контроля при обкоме КПСС (т. Жердева) на слабый контроль за соблюдением коммунистами-руководителями программных и уставных требований в соблюдении норм и принципов коммунистической морали и социальной справедливости.

9. Облисполкому (т. Погодину), Куйбышевскому горкому КПСС (т. Золотарёву) о принятых мерах проинформировать обком КПСС до 1 декабря 1988 года.

СОГСПИ, Ф-656, оп. 197, д. 51, л.л. 19-21.

 

 

 

Куйбышевский обком КПСС

Общий отдел

Протокол № 64 заседания бюро обкома КПСС от 27 августа 1988 года.

 

Пункт 2. Постановление бюро обкома КПСС от 13 августа 1988 года «О серьёзных нарушениях принципа социальной справедливости, допущенных при распределении квартир в доме № I по ул. Вилоновская г. Куйбышева.

(Присутствовали т.т. Жердев, Коноваленко, Манаков, Соболев, Егоров, Курочкин, Абрамов, Китаев, Перов, Ходасевич, Афонин).

В дополнение к указанному постановлению бюро обкома КПСС постановляет:

1. За нарушение жилищного законодательства и потерю партийной скромности, допущенные при размене своей квартиры, первому заместителю председателя облисполкома, члену КПСС т. Коноваленко Олегу Андреевичу объявить строгий выговор с занесением в учётную карточку. Принять к сведению заявление т. Коноваленко О.А. о том, что он принял решение об освобождении квартиры в этом доме.

2. За нарушение жилищного законодательства и потерю партийной скромности, допущенные при размене своей квартиры, первому секретарю Куйбышевского обкома ВЛКСМ, члену КПСС т. Манакову Александру Николаевичу объявить строгий выговор.

3. За неполную информацию, предоставленную обкому КПСС по распределению квартир в этом доме, прокурора области, члена КПСС т. Соболева Александра Васильевича строго предупредить.

4. Указать начальнику управления КГБ СССР по Куйбышевской области, члену КПСС т. Егорову Арнольду Никифоровичу на то, что он не учёл создавшегося положения по нарушению принципа социальной справедливости, допущенного при распределении квартир в доме № 1 по ул. Вилоновская, и дал согласие на вселение своей семьи в этот дом в квартиру, равноценную сданной по прежнему месту работы в другом городе.

5. За проявленную недооценку создавшейся ситуации по нарушениям принципа социальной справедливости, допущенной при распределении квартир в доме № 1 по ул. Вилоновская, секретаря обкома КПСС т. Абрамова Ивана Алексеевича строго предупредить.

6. За нарушение жилищного законодательства и потерю партийной скромности при размене своей квартиры начальнику областного аптекоуправления, члену КПСС т. Курочкину Евгению Ивановичу объявить строгий выговор. Принять к сведению заявление т. Курочкина Е.И., что он освободит квартиру в этом доме.

СОГСПИ, Ф-656, оп. 197, д. 53, л.л. 4-5.

 

 

Куйбышевский обком КПСС

Общий отдел

Протокол № 65 заседания бюро обкома КПСС от 1 сентября 1988 года.

 

Пункт 1. О ходе выполнения постановления бюро обкома КПСС от 13 августа 1988 года «О серьёзных нарушениях принципа социальной справедливости, допущенных при распределении квартир в доме № 1 по ул. Вилоновская г. Куйбышева.

(Присутствовали т.т. Жердев, Золотарёв, Задыхин, Скворцов, Остриков, Погодин, Кудинов, Абрамов, Дробышев, Патрикеев, Перов, Афонин).

Выполняя постановление бюро обкома КПСС по указанному вопросу, президиум исполкома областного Совета народных депутатов отменил свои решения в части выделения квартир в доме № 1 по ул. Вилоновская т.т. Коноваленко О.А. - первому заместителю председателя облисполкома, Трегубову Б.А. - первому заместителю председателя облисполкома и председателю облагропрома, Романову В.С. - заместителю председателя облисполкома, Курочкину Е.И. - начальнику областного аптекоуправления. Поручил Октябрьскому райисполкому г. Куйбышева вторично рассмотреть вопрос о выделении квартиры в этом доме секретарю облисполкома т. Кузнецову С.Н., и принять решение в соответствии с жилищным законодательством, а также поручено председателю Куйбышевского горисполкома т. Задыхину Г.В. в течение IV квартала 1988 года выделить для т.т. Коноваленко О.А., Трегубова Б.А., Романова В.С. и Курочкина Е.И. квартиры в соответствии с жилищным законодательством в других жилых домах города. Освободившиеся в связи с этим квартиры и ранее незаселённые этим решением передал Куйбышевскому горисполкому для заселения нуждающимся семьям.

Рассмотрев по поручению бюро обкома КПСС вопрос о серьёзных нарушениях принципа социальной справедливости, допущенных при распределении квартир в доме № 1 по ул. Вилоновская, бюро Куйбышевского горкома КПСС объявило строгие партийные взыскания нарушившим жилищное законодательство и утерявшим партийную скромность членам КПСС: пенсионеру т. Бузаеву Н.С., проректору политехнического института т. Партину И.А., управляющему трестом «Волгосантехмонтаж» т. Фрицлеру В.Ф.

Однако бюро горкома КПСС (т. Золотарёв В.И.) к отдельным коммунистам-руководителям проявило либеральное отношение, и при оценке их действий в нарушении принципа социальной справедливости допустило беспринципность.

Так, не дана принципиальная партийная оценка председателю Куйбышевского горисполкома, члену КПСС т. Задыхину Г.В., имевшему 3-х комнатную квартиру площадью 41,9 кв. метров по ул. Промышленности, № 307 на семью в 4 человека, и получившему в доме № 1 по ул. Вилоновская 4-х комнатную квартиру площадью 59,7 кв. метров (бюро горкома КПСС приняло к сведению разъяснения облисполкома, что квартира ему была выделена отдельным решением, и что превышение жилищных норм при обмене не допущено).

Бюро горкома КПСС не дало никакой партийной оценки первому заместителю председателя Куйбышевского горисполкома, члену КПСС т. Аистову П.В., который поменял свою 2-х комнатную квартиру площадью 29 кв. метров на семью из 2-х человек по Волжскому проспекту, дом № 39а, якобы непригодную для жилья в зимних условиях, на квартиру в доме № 1 по ул. Вилоновская площадью 30,5 кв. метров, хотя за время проживания в старой квартире не обращался в жилищные органы для решения вопроса по утеплению квартиры.

Также не дано партийной оценки начальнику областного управления общественного питания т. Гусакову В.М., получившему 3-х комнатную квартиру площадью 38,7 кв. метров на три человека, оставившего в своей бывшей квартире площадью 41,6 кв. метров семью дочери из 3-х человек, начальнику областного производственно-технического управления связи т. Скворцову Б.В., получившему в этом доме 3-х комнатную квартиру площадью 38,8 квадратных метров на семью из 3 человек с предоставлением семье сына на 3 человека 2-х комнатной квартиры площадью 28 кв. метров по ул. Молодогвардейская.

Факты нарушения жилищного законодательства, допущенные при получении жилья в этом доме членами КПСС т.т. Алексеевым И.В. - заведующим гаражом обкома КПСС, Мотковым Ю.Н. - инструктором обкома КПСС, Ореховым А.В. и Константиновым В.К. - военнослужащими ПриВО, в партийном порядке не обсуждались.

Бюро обкома КПСС постановляет:

1. Согласиться с решением президиума исполкома Куйбышевского Совета народных депутатов от 24 августа 1988 года № 359-II по вопросу ликвидации допущенных нарушений при распределении квартир в доме № 1 по ул. Вилоновская, и потребовать от него ускорить переселение лиц, незаконно получивших квартиры в этом доме.

2. Постановление бюро Куйбышевского горкома КПСС от 24 августа 1988 года «О серьёзных нарушениях жилищного законодательства и принципа социальной справедливости при распределении жилья в доме № 1 по ул. Вилоновская» в отношении партийной оценки некоторых коммунистов, допустивших партийную нескромность при размене своего жилья, считать либеральным. За беспринципность, допущенную в партийной оценке коммунистов, подучивших жильё в этом доме, и непринятие своевременных мер по предотвращению этих нарушений в стадии распределения, первому секретарю Куйбышевского горкома КПСС т. Золотарёву Владимиру Ивановичу объявить выговор.

3. За потерю партийной скромности при обмене своей квартиры председателю Куйбышевского горисполкома, члену КПСС т. Задыхину Геннадию Васильевичу объявить строгий выговор с занесением в учётную карточку. Рекомендовать сессии Куйбышевского городского Совета народных депутатов рассмотреть целесообразность использования его в этой должности.

4. За потерю партийной скромности, допущенную при размене своей квартиры, начальнику областного производственно-технического управления связи т. Скворцову Борису Владимировичу объявить выговор.

5. За допущенную партийную нескромность при размене своей квартиры заведующему промышленным отделом обкома КПСС т. Острикову Александру Фёдоровичу поставить на вид.

6. Вопрос о партийной ответственности начальника областного управления общественного питания т. Гусакова В.М. за потерю партийной скромности, допущенную им при размене своей квартиры, рассмотреть по возвращении его из командировки, а первого заместителя председателя Куйбышевского горисполкома т. Аистова П.В. - по выздоровлению.

7. Поручить партийному комитету аппарата обкома КПСС дать партийную оценку фактам нарушения жилищного законодательства и утерю партийной скромности членами КПСС т.т. Алексеевым И.В. - заведующим гаражом обкома КПСС, и Мотковым Ю.Н. - инструктором обкома КПСС.

8. Просить политуправление ПриВО (т. Филиппов В.В.) рассмотреть в партийном порядке правомерность получения квартир в доме № 1 по ул. Вилоновская военнослужащими, членами КПСС т.т. Ореховым А.П. и Константиновым В.К.

9. За непринятие своевременных мер по предотвращению нарушений принципа социальной справедливости, допущенных при распределении квартир в доме № 1 по ул. Вилоновская, внести на рассмотрение очередного пленума обкома КПСС вопрос о выводе из состава обкома КПСС бывшего первого секретаря Куйбышевского обкома КПСС т. Муравьёва Е.Ф.

10. Поручить Сызранскому горкому КПСС рассмотреть вопрос о партийной ответственности директора санатория «Волжский Утёс», члена КПСС т. Астапова Г.Н. за нарушение жилищного законодательства, допущенное им при получении квартиры в г. Куйбышеве.

СОГСПИ, Ф-656, оп. 197, д. 55, л.л. 2-4.


Просмотров: 182


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара