При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Операция «Циклон». 1998 год

Международные события года

7 января 1998 года с космодрома на мысе Канаверал (США) была запущена Lunar Prospector (буквально - «лунный геолог») - автоматическая межпланетная станция (АМС) для исследования Луны, созданная в рамках программы НАСА «Discovery». АМС Lunar Prospector предназначена для глобальной съёмки элементного состава поверхности Луны, исследования её гравитационного поля и внутреннего строения, магнитного поля и выделения летучих веществ. Первые комплексные исследования поверхности Луны были проведены ещё в ходе экспедиций на кораблях «Аполлон». В 1994 году АМС «Клементина» впервые составила глобальную карту элементного состава Луны, и, в частности, обнаружила большие запасы льда на её южном полюсе, что очень важно для дальнейшего освоения спутника Земли. В середине января Lunar Prospector сформировала рабочую круговую орбиту высотой около 100 км, выбранную таким образом, чтобы АМС как можно меньше заходила в тень Луны. В течение 1998 года были решены большинство научных задач, ради которых запускался аппарат. Был уточнён возможный объём льда на южном полюсе Луны, его содержание в грунте учёные оценили от 1 до 10 %, и ещё более крупные запасы льда выявлены на северном полюсе. На обратной стороне Луны магнитометром были обнаружены сравнительно мощные локальные магнитные поля. Также была проведена первая глобальная спектрометрическая съемка в гамма-лучах, по итогам которой были составлены карты распределения на Луне титана, железа, алюминия, калия, кальция, кремния, магния, кислорода, урана, редкоземельных элементов и фосфора, и создана модель гравитационного поля Луны, что позволяет очень точно рассчитывать орбиту её спутников. 31 июля 1999 года со станцией был проведён завершающий эксперимент - её управляемое падение в кратер на южном полюсе Луны, где по выбросу материалов во время удара учёные надеялись точно установить содержание льда в кратере. За событием наблюдали все крупнейшие телескопы Земли и космический телескоп Хаббл, однако никакого облака пыли или иного эффекта в месте падения обнаружено не было, что своего окончательного объяснения так и не получило.

 

17 января 1998 года на сайте Drudge Report впервые появилось информация о том, что 49-летний президент США Билл Клинтон имел сексуальную связь с 22-летней стажёркой Белого дома Моникой Левински. На сайте в качестве доказательства президентского прелюбодеяния приводились выдержки из телефонных разговоров между Моникой Левински и её подругой Линдой Трипп, которые последняя записала тайно, по совету своего адвоката. В разговоре стажёрка подробно рассказывала подруге о том, как она занималась с президентом оральным сексом. 21 января публикация на ту же тему появилась во влиятельной газете The Washington Post. В течение последующих дней скандал вокруг Клинтона и Левински со всё нарастающей скоростью продолжал нарастать сначала в американских, а затем и в мировых СМИ. Несмотря на быстрые опровержения от Клинтона, всё громче становились призывы к Белому дому ответить на обвинения. 26 января президент Клинтон, в присутствии Хиллари Клинтон, на пресс-конференции в Белом доме решительно опроверг все обвинения, сказав: «Я ещё раз заявляю: у меня не было сексуальных отношений с этой женщиной, мисс Левински». В течение следующих месяцев СМИ активно обсуждали, имели ли место описанные обстоятельства, солгал ли Клинтон или препятствовал отправлению правосудия, но других улик, помимо записей на магнитофонной ленте, не было, поскольку Левински не желала это обсуждать или давать показания. Но когда 28 июля стажёрка получила свидетельский иммунитет в обмен на показания Большому жюри относительно её отношений с Клинтоном, она передала следователям голубое платье, запачканное президентской спермой. В итоге 17 августа Клинтон дал признательные показания Большому жюри о том, что у него были «недопустимые физические отношения» с Левински. В тот же вечер он сделал по национальному телевидению заявление, в котором признал свои отношения с Левински «неподобающими». Этот сексуальный скандал в течение всего 1998 года пользовался огромным вниманием СМИ, и с их с лёгкой руки он получил названия «Monicagate», «Lewinskygate» и «zippergate» (от zipper — «ширинка»). В конце года на основании названных выше доказательств адвокат Старр заявил, что показания президента под присягой были ложными, и, таким образом, они являются лжесвидетельством. На этом основании в декабре 1998 года Палата представителей проголосовала за подготовку статей об импичменте против президента, за которым последовал 21-дневный суд в Сенате. Все представители демократической партии, к которой принадлежал Клинтон, проголосовали за его оправдание как в лжесвидетельстве, так и в воспрепятствовании осуществлению правосудию. В итоге Клинтон был оправдан по всем пунктам обвинения и остался в должности. Палата представителей пыталась вынести неодобрение президенту, но эти попытки не увенчались успехом.

 

30 января 1998 года в Вашингтоне представители России, США, Канады, Японии, а также ещё 11 государств, входящих в Европейское космическое агентство (Бельгия, Дания, Франция, Германия, Италия, Голландия, Норвегия, Испания, Швеция, Швейцария, Великобритания) подписали межправительственное соглашение о сотрудничестве в области строительства и эксплуатации международной космической станции «Альфа» - сокращённо МКС (англ. International Space Station, сокращённо ISS). О таком проекте ещё в 1984 году объявлял Президент США Рональд Рейган, а участвовать в нём собирались США, ЕКА, Канада и Япония. Но к началу 90-х годов выяснилось, что стоимость проекта слишком велика, и тогда было принято решение создавать международную космическую станцию совместно с Россией. Строительство МКС началось 20 ноября 1998 года, когда Россия вывела на орбиту первый элемент станции — функционально-грузовой блок «Заря». Затем 7 декабря в космос отправился шаттл «Индевор», который доставил на орбиту американский модуль «Юнити». После стыковки обоих элементов 10 декабря 1998 года был открыт переходной люк между блоками «Заря» и «Юнити», и внутрь образовавшейся станции вошли Роберт Кабана и Сергей Крикалёв - первые представители США и России в программе МКС. В последующие годы к станции добавлялись новые элементы. 26 июля 2000 года к блоку «Заря» был пристыкован российский служебный модуль «Звезда». В постоянном пилотируемом режиме МКС начала свою работу со 2 ноября 2000 года, когда корабль «Союз ТМ-31» доставил на борт МКС экипаж первой основной экспедиции в составе Уильяма Шепарда (НАСА) — командир станции, пилота Роскосмоса Юрия Гидзенко и бортинженера Сергея Крикалёва. 7 февраля 2001 года шаттл «Атлантис» присоединил к модулю «Юнити» американский научный модуль «Дестини». Однако после катастрофы шаттла «Колумбия» 1 февраля 2003 года США глава НАСА Майкл Гриффин объявил о временном сокращении научных исследований на американском сегменте станции. США не имели доступа к МКС до июля 2005 года, когда возобновились полёты шаттлов. Тем не менее после катастрофы «Колумбии» количество членов долговременных экипажей МКС было сокращено с трёх до двух, в связи с тем, что в это время снабжение станции материалами, необходимыми для жизнедеятельности экипажа, осуществлялось только российскими грузовыми кораблями «Прогресс». В 2011 году полёты американских многоразовых кораблей типа «Космический челнок» были полностью завершены, и с того времени доставка на МКС экипажей и грузов осуществляется только российскими кораблями «Союз» и «Прогресс».

 

11 и 13 мая 1998 года Индия на полигоне в Похране (пустыня Раджастан) провела ядерные испытания, и тем самым стала шестым государством «ядерного клуба». Испытания получили названия «Шакти» (Shakti-I, II, III, IV и V). В индуизме под этим словом понимают единое женское начало, а в более широком смысле — как творческую, так и разрушительную божественную женскую энергию. Всей операцией руководил инженер аэрокосмической промышленности и покойный президент DR ABJ Абдул Калам. На первых трёх этапах 11 мая испытывались термоядерные устройства (Shakti-I – 45 килотонн, Shakti-II - 12 кт, Shakti-III – 0,3 кт). Двумя днями позже под землей было взорвано еще два ядерных заряда (Shakti-IV – 0,5 кт, Shakti-V – 0,2 кт, Shakti-VI - не сработал). На основе таких зарядов впоследствии разрабатывались ядерные боеголовки для различных индийских систем вооружения, в том числе баллистические ракеты с дальностью полёта около 1500 миль, известные как «Агни». По оценкам экспертов, в настоящее время Индия имеет от 90 до 110 ядерных зарядов в боеготовом состоянии, а также комплектующие компоненты, достаточные для производства ещё от 50 до 90 ядерных боезарядов. Испытания мая 1998 года широко приветствовались в Индии, однако за рубежом они вызвали резко отрицательную реакцию. Президент США Билл Клинтон отметил, что Америка будет вводить против Индии торговые и финансовые санкции. Великобритания выразила свое смятение, а Германия назвала эти испытания ударом по лицу для стран, подписавших договор о нераспространении ядерного оружия. А в Пакистане, который исторически является главным врагом Индии, заявили, что в качестве ответа в ближайшее время здесь проведут собственные ядерные испытания. Это и произошло 28 мая 1998 года, когда на полигоне Чагай-Хиллз (англ. Chagai Hills) в провинции Белуджистан пакистанцы подорвали пять своих ядерных устройств, а 30 мая последовало ещё одно испытание. Все заряды были сделаны на основе урана. Заявленная пакистанцами суммарная мощность этих взрывов превысила 40 килотонн, причём одно из взорванных устройств с мощностью от 25 до 36 килотонн было с тритиевым усилением. Таким образом, Пакистан стал восьмым государством в мире, имеющим ядерное оружие.

 

3 июня 1998 года в федеральной земле Нижняя Саксония (Германия), близ города Эшеде, на скорости 200 км/час сошёл с рельсов высокоскоростной поезд ICE № 884 «Wilhelm Conrad Röntgen», следовавший по маршруту Мюнхен - Ганновер — Гамбург, в котором находились более 700 пассажиров. Около 10:56 в шести с лишним километрах от Эшеде на 55-м километре магистрали у первого прицепного вагона на 3-й колёсной паре из-за усталостной трещины произошел разрыв бандажа, который слетел с колеса, пробил пол кузова и застрял между креслами одного из рядов в салоне первого вагона. Пассажиры увидели торчащий между сиденьями из пола кусок металла, а один из них побежал искать кондуктора, который находился в третьем вагоне. Согласно правилам компании, чтобы задействовать стоп-кран, кондуктор должен был лично убедиться в необходимости его применения. Пока он шёл из третьего вагона в первый, поезд продолжал идти, не сбавляя скорости. От места повреждения бандажа он прошёл ещё более шести километров и достиг путевых съездов, в 200 метрах за которыми над железной дорогой проходил железобетонный автомобильный путепровод. В этом месте обломок бандажа подцепил и вырвал контррельс, который проткнул пол и потолок второго тамбура первого вагона. Колёса второй тележки вагона от этого удара сошли с рельсов, а третий вагон вынесло поперёк пути, он врезался в железобетонную опору автомобильного моста и снес её. Обломки моста упали на заднюю половину пятого вагона, а все остальные вагоны начали складываться друг в друга, давя и калеча пассажиров. В результате трагедии погиб 101 человек, а ещё 88 были ранены. По числу жертв эта железнодорожная катастрофа стала крупнейшей в истории послевоенной Германии, начиная с 1949 года (с момента образования ФРГ), а также крупнейшим происшествием в истории высокоскоростных поездов. В память о трагедии 11 июня 2001 года в Эшеде в присутствии родственников погибших на месте катастрофы был открыт мемориал. Также вдоль железнодорожного пути было посажено 101 вишнёвое дерево (по одному на каждую из жертв).

 

Российские события года

26 июня 1998 года неизвестные из пистолета-пулемёта застрелили Владимира Петухова, мэра города Нефтеюганска (Ханты-Мансийский автономный округ-Югра). При этом также был тяжело ранен его охранник Вячеслав Кокошкин. Убийство произошло в день рождения главы ЮКОСа Михаила Ходорковского, что в СМИ расценили как своеобразный подарок олигарху. Вдова Петухова при этом заявила, что причиной убийства могла быть попытка мэра Нефтеюганска проверить деятельность ЮКОСа, вызванная налоговыми неплатежами в бюджет города. А за месяц до убийства Петухов публично предупредил руководство ЮКОСа, что, если положенные по закону налоги не поступят в бюджет, он добьётся отмены кредита, выделенного «Юганскнефтегазу» и ЮКОСу. Убийство Петухова вызвало огромный общественный резонанс, в СМИ напрямую связывали его с переделом нефтяных активов в России в пользу ЮКОСа. При первом расследовании это преступление было приписано киллерам так называемой камышинской ОПГ Попову и Приходько. Вскоре труп Приходько с двумя огнестрельными ранениями был обнаружен недалеко от трассы Нефтеюганск — Тюмень, а чуть позже неизвестные застрелили и Попова. В итоге уголовное дело по факту убийства Петухова было прекращено. Следствие вернулось к нему после того, как в марте 2005 года по обвинению в организации ряда убийств был осуждён начальник отдела внутренней экономической безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин, а уже через день после этого тамбовский киллер Владимир Шапиро, находившийся под стражей, написал заявление о том, что за убийством Петухова стоят Пичугин и экс-акционер ЮКОСа Леонид Невзлин. Позже такое же заявление сделал и другой член ОПГ Геннадий Шевцов. В итоге в июле 2005 года Генеральная прокуратура РФ предъявила Пичугину новые обвинения, в том числе в организации убийства Петухова. По версии следствия, Пичугин организовал его убийство по указанию Невзлина, и привлёк для этого организованную им и Невзлиным преступную группу, члены которой (Решетников и Цигельник) расстреляли Петухова и его охранника. 1 августа 2008 года Мосгорсуд за эти преступления заочно приговорил Невзлина к пожизненному заключению. Но с лета 2003 года Невзлин проживает в Израиле, где он получил гражданство, а Россия с того времени добивается от Израиля его экстрадиции. Сам бизнесмен категорически отвергает все выдвинутые против него в РФ обвинения. Что касается Пичугина, то Мосгорсуд 17 августа 2006 года приговорил его к 24 годам лишения свободы, а 6 августа 2007 года по вновь открывшимся делам осудил его на пожизненное заключение. 23 октября 2012 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) счел несправедливым судебное разбирательство в России по делу Алексея Пичугина, и постановил взыскать с РФ в пользу Пичугина 9,5 тысячи евро в качестве компенсации морального вреда и судебных издержек. 27 ноября 2015 года Пичугин обратился к Президенту РФ с прошением о помиловании, так и не признав своей вины, однако в помиловании ему было отказано.

 

14 августа 1998 года, в пятницу, Президент РФ Борис Ельцин заявил: «Девальвации не будет. Это я заявляю четко и твёрдо. И я тут не просто фантазирую, это всё просчитано…» Но уже через три дня, утром в понедельник 17 августа, Правительство РФ и Центральный банк РФ объявили о техническом дефолте по основным видам государственных ценных бумаг и о переходе к плавающему курсу рубля в рамках резко расширенного валютного коридора (его границы были установлены в промежутке между 6 и 9,5 рубля за доллар США). Позже ЦБ фактически отказался от поддержки курса рубля. Если 15 августа 1998 года официальный курс за доллар США составлял 6,3 рубля, то 1 сентября — уже 9,33 рубля, а 1 октября — 15,9 рубля. После объявления дефолта правительство РФ было отправлено в отставку с возложением исполнения обязанностей премьера на В.С. Черномырдина. Этот экономический кризис 1998 года был одним из самых тяжёлых за всю историю России. Он произошёл на фоне тяжёлой экономической ситуации в стране, усугублявшейся неэффективной макроэкономической политикой, проводившейся властями в середине 90-х годов. Последствия кризиса серьёзно повлияли на развитие экономики и страны в целом, но в нём были как отрицательные, так и положительные стороны. Негативные результаты состояли в том, что было подорвано доверие населения и иностранных инвесторов к российским банкам и государству, а также к национальной валюте. Разорилось большое количество малых предприятий, несколько банков объявили о банкротстве. Вместе с тем в России возросла экономическая эффективность экспорта, то есть предприятия, производящие продукцию для внутреннего рынка, существенно повысили свою конкурентоспособность за счёт того, что иностранная продукция резко возросла в цене. При этом снижение показателей развития экономики России было краткосрочным, и уже вскоре она сменилось весьма масштабным подъёмом.

 

5 сентября 1998 года в 9 часов 20 минут в Архангельской области, на ядерном полигоне на Новой Земле, в военном гарнизоне «Белушья губа», произошёл террористический акт с захватом заложников. В это время караульный Евгений Никитин вывел на хозяйственные работы четверых матросов-дагестанцев - Тамерлана Мальсагова, Дмитрия Хазятова, Рандина Бугаева и Гусейна Шарипова, которые отбывали наказание на гауптвахте за грубые нарушения воинской дисциплины (пьянство, неподчинение приказам командира и прочее). Матросы неожиданно напали на Никитина и убили его, забрали у него автомат, сели в стоявший неподалеку грузовик и поехали на военный аэродром. Там они попытались завести самолет Ан-26, но сделать этого не сумели. Тогда беглецы отправились в расположенный рядом с гарнизоном поселок Рогачёво, где в местной школе захватили в заложники 40 учеников и шесть преподавателей. Когда к месту происшествия прибыло командование воинской части, преступники потребовали предоставить им оружие и самолёт для вылета в Дагестан, в противном случае они угрожали начать расстрел заложников. Поскольку первоначально вопрос о силовой операции даже не стоял (могли пострадать дети), террористам передали оружие и боеприпасы. После этого начальник гарнизона контр-адмирал Шевченко предложил себя в качестве заложника в обмен на детей. Бандиты взяли его в заложники вместе с водителем, но детей освобождать не стали. Лишь войдя в автобус, они все же отпустили 23 школьника, и вместе с остальными заложниками вновь поехали на аэродром, где их ждал всё тот же Ан-26. В 16.40 на Новую Землю прилетели бойцы подразделения по борьбе с терроризмом УФСБ по Мурманской области. Один из офицеров УФСБ вступил в переговоры с бандитами, которые пообещали, что отпустят заложников, когда им дадут беспрепятственно погрузиться в самолёт. Это условие было выполнено. Через несколько минут по трапу самолета действительно спустились оставшиеся 25 человек, и среди них был один из солдат, решивший сдаться. Таким образом, на борту Ан-26 остались трое террористов и четверо членов экипажа, которые попытались запустить двигатели, но безуспешно. Террористы стали кричать: «Взлетайте! А то всех убьем!» Но командир экипажа объяснил им, что самолёт неисправен, и предложил пересесть в другой, который уже выруливал на взлетную полосу. В 18.20 террористы стали спускаться по трапу, но тут они заметили спецназовцев. Главарь вскинул автомат, но выстрелить не успел - пуля снайпера попала ему в руку. Остальные преступники тут же упали на землю и не оказали никакого сопротивления. Впоследствии все участники теракта были приговорены к длительным срокам лишения свободы.

 

20 ноября 1998 года у подъезда своего дома в Санкт-Петербурге, на Набережной канала Грибоедова, 91, была застрелена Галина Васильевна Старовойтова, депутат Государственной думы, специалист в области межнациональных отношений, правозащитница, кандидат исторических наук. Также был тяжело ранен её помощник 27-летний Руслан Линьков. Впоследствии выяснилось, что ещё задолго до гибели Старовойтова не раз получала анонимные звонки с угрозами себе и сыну, и даже принимала меры для его охраны. А в тот роковой вечер депутат прилетела в северную столицу из Москвы. В аэропорту Пулково Старовойтову встретил Линьков, вместе с которым она заехала к своим родителям, а затем отправилась на свою квартиру. По версии следствия, убийство депутата совершили боевики брянско-тамбовской ОПГ. В аэропорту Санкт-Петербурга за ней следил «авторитет» этой группировки Сергей Мусин, который, убедившись в прилёте Старовойтовой, послал сигнал сотруднику охранного предприятия «Благоверный князь Александр Невский», бывшему прапорщику ГРУ Юрию Колчину. Тот по телефону дал команду наёмным убийцам Виталию Акиншину и Олегу Федосову дождаться Старовойтову у дома и убить её в подъезде. Предполагается, что именно они расстреляли депутата из пистолета-пулемёта «Agram 2000» и самодельного пистолета на базе «Beretta Gardone». Федосов перед убийством надел женский парик и платье. Тяжело раненый Линьков при вспышках выстрелов успел рассмотреть лицо одного нападавшего и силуэт второго: женское пальто, прямые волосы до плеч. Позже, когда задержали некоторых преступников, Линьков опознал Акиншина как в ходе следствия, так и в зале суда. А вот Федосов бесследно исчез, и его местонахождение до настоящего времени не установлено. 30 июня 2005 года городской суд Санкт-Петербурга приговорил Юрия Колчина (как организатора) и Виталия Акиншина (как исполнителя убийства) соответственно к 20 и 23,5 годам заключения в колонии строгого режима. Позднее, уже будучи в колонии, Колчин назвал заказчиком убийства бывшего депутата Госдумы от ЛДПР Михаила Глущенко, входившего в тамбовскую ОПГ под кличкой Миша Хохол. Однако других доказательств против Глущенко следствию найти не удалось, хотя в марте 2012 года он был приговорён к 8 годам заключения по другому делу. В августе 2007 года Линьков выпустил книгу «Записки недобитка», посвящённую обстоятельствам и версиям преступления.

 

7 декабря 1998 года в Ачхой-Мартановском районе Чечни боевики совершили убийство инженеров британской компании «Granger Telecom», которым отрезали головы. Среди убитых были новозеландец Стенли Шоу (Stan Shaw), и три британца: Рудольф Петчи (Rudi Petschi), Питер Кеннеди (Peter Kennedy) и Даррен Хики (Darren Hickey). Все они прибыли в Чечню в сентябре 1998 года после подписания контракта на сумму 300 млн. долларов между телекоммуникационной компанией «Granger Telecom» и компанией «Чечентелеком». Но 4 октября все инженеры были похищены в Грозном группой боевиков. В тот день в дом на улице Лермонтова ворвались около 20 вооружённых бандитов, которые, связав инженеров, увезли их в Ачхой-Мартановский район Чечни. Здесь заложников содержали в комнате площадью три на три метра на голом бетонном полу. Похищенные подвергались пыткам, террористы обвиняли их в шпионаже, а в ночь с 7 на 8 декабря заложники были обезглавлены. Их головы позже обнаружили на трассе Ростов-Баку у станицы Ассиновская. В 2001 году телекомпания Би-Би-Си показала документальный фильм, в котором убийство инженеров увязывалось с Усамой бен Ладеном, который предложил за них главарю банды Арби Бараеву 30 млн. долларов, но в итоге стороны так и не сошлись в цене. Об этом стало известно в 2002 году, когда в Наурском районе Чечни был задержан террорист Хусейн Идиев — один из участников похищения инженеров, член ОПГ Арби Бараева. В 2003 году в британской газете «Sunday Times» был опубликован рассказ профессора Магомеда Чагучиева, который также находился в плену вместе с британскими инженерами. Он показал, что их привезли в подземную камеру сильно избитыми, и далее во время пребывания в плену их избивали прикладами автоматов, дубинками и цепями. Бандиты демонстрировали инженерам видеосъёмки пыток и убийств других заложников. В неделю им выдавали буханку хлеба и ведро воды на четверых. По словам Чагучиева, его жена обратилась с просьбой о помощи к Ахмеду Закаеву (министру культуры правительства Масхадова), однако тот в грубой форме ответил ей отказом. Впоследствии Закаев получил политическое убежище в Великобритании, хотя на него был объявлен международный розыск. На требования России о выдаче Закаева британское правосудие неизменно отвечало отказом. В связи с этим вдова одного из обезглавленных инженеров Луиза Петчи выразила недоумение тем, что Великобритания даже после преступления в отношении её подданных «позволяет чеченским боевикам приезжать в страну, находиться здесь и даже получать политическое убежище». Далее Петчи сказала: «Я не понимаю — они что, собираются продолжать свою бандитскую деятельность здесь, на Западе?»

 

Самарские события года

3 февраля 1998 года в Самаре за Заводе имени Масленникова (ЗИМ) началась всеобщая забастовка, вызванная длительными задержками заработной платы. В первый день на улицу вышли от 80 до 100 отчаявшихся работников, чтобы привлечь к себе внимание властей. На тот момент задержки зарплаты на ЗИМе составляли 10-11 месяцев, а по некоторым цехам особой номенклатуры даже больше года. Конечно же, протестное движение на предприятии возглавили два главных заводских активиста Партии диктатуры пролетариата — Григорий Исаев и Виктор Котельников. В последующие дни, по разным данным, в митингах участвовало от 200 до 500 человек. Хотя той зимой даже днём стояли морозы в пределах 20-25 градусов, люди всё равно не расходились в течение нескольких часов, потому что им нечего было терять. При этом областные и городские власти как бы не замечали протестующих, но это продолжалось только до тех пор, пока забастовщики не стали раз за разом перекрывать улицу Ново-Садовую. После нескольких таких перекрытий милиция задержала сначала Котельникова, а потом и Исаева, но бастующие рабочие отвоевали у правоохранителей и того и другого. Однако лишь после того, как толпа попыталась прорваться в ДК «Звезда», где в это время проходило заседание областного союза работодателей, к манифестантам вышел председатель областного правительства Юрий Логойдо, который выслушал требования рабочих. Лишь после этого о забастовке в Самаре на Заводе имени Масленникова узнала вся страна. В федеральный эфир по ряду каналов вышло несколько сюжетов, после которых к забастовщикам приехал губернатор Самарской области Константин Титов, пообещавший им погасить задолженность по зарплате. И действительно, под гарантии областного правительства банки вскоре выдали заводу кредит, и уже в марте 1998 года все рабочие и служащие получили живые деньги. Ещё через месяц был вынужден подать в отставку тогдашний директор завода Александр Курбатов, а областное управление ОБЭП начало широкомасштабную проверку его финансовой деятельности, поскольку ЗИМ в течение многих лет сдавал в аренду коммерческим структурам немалые заводские площади (в том числе стадион «Волга» и ДК «Звезда»), но немалые средства, вырученные за аренду, расходовались на что угодно, но только не на зарплату персоналу. А в 2009 ЗИМ и вовсе прекратил своё существование, не дожив всего двух лет до своего векового юбилея.

 

8 мая 1998 года постановлением губернатора Самарской области К.А. Титова Дубово-Уметскому лесничеству Самарского лесхоза было присвоено имя русского лесовода Нестора Карловича Генко – автора уникальной методики степного лесоразведения, а также руководителя работ по созданию степных лесополос в Самарской губернии в конце XIX - начале XX века. Судьба этого человека на многие столетия оставила глубокий след в жизни всего Средневолжского края. Окончив Лесной институт в 1862 году, Нестор Генко последующие 42 года своей жизни посвятил делу разведения лесов. Он дослужился до чина действительного статского советника и до должности чиновника по особым поручениям Департамента уделов Министерства императорского двора и уделов, и посвятил много сил и энергии делу создания лесокультурных участков в Средневолжском крае. Практические рекомендации Генко по разведению лесов в зоне рискованного земледелия не утратили своей значимости и поныне. Дело, за которое в своё время взялся Генко, было новым не только для России, но и для Европы, учитывая масштабы степного разведения леса. В 1886-м году в Самарской губернии им было организовано два первых лесокультурных участка, а в 1892 году их стало уже шесть: Камышлинский, Безенчукский, Владимирский, Дубовский, Тепловский, Шиланский. За эти годы с легкой руки Нестора Генко через всё засушливое Заволжье с юга и запада на северо-восток протянулись многокилометровые лесополосы шириной в 639 метров. Эти зелёные живые стены стали непреодолимой преградой для степных суховеев. Общая площадь «генковских» лесополос в Самарской губернии и поныне составляет без малого 9 тысяч гектаров, а их протяженность – более 150 километров, благодаря чему эти лесополосы продолжают вносить свой неоценимый вклад в дело повышения урожайности земель в Самарской области. Неудивительно, что в 1998 году в связи с 200-летием Лесного департамента России Дубово-Уметскому лесничеству Самарского лесхоза было присвоено имя Н.К. Генко.

 

16 июня 1998 года Самарский областной суд вынес приговор в отношении тольяттинского серийного убийцы и сексуального маньяка Олега Рылькова, который по приговору был осуждён на пожизненное заключение. Он орудовал в Тольятти и в его окрестностях в течение 1992—1997 годов, и за это время изнасиловал 37 (по другим данным — 39) несовершеннолетних девочек. До этого в 1990-1991 годах Рыльков грабил квартиры. Первое сексуальное покушение на малолетку, по словам маньяка, он совершил в 1991 году, когда, увидев девочку около 9 лет, проследовал за ней и ворвался в квартиру, раздел её, но не изнасиловал, а лишь потрогал половые органы, и затем сбежал. С того времени, по словам Рылькова, он испытывал навязчивые идеи о сексуальном насилии над детьми. В итоге в 1992—1995 годах он совершил серию изнасилований девочек в возрасте от 6 до 13 лет, проникая к ним в квартиры в отсутствие взрослых. А 7 февраля 1996 года Рыльков совершил первое убийство на сексуальной почве, жертвой которого стал 7-летний Руслан Ткачёв. Рыльков легко вошёл в доверие к мальчику, увёл его с собой и зверски убил в районе Портпосёлка города Тольятти, нанеся ему в общей сложности несколько десятков ножевых ранений. Впоследствии, когда труп был обнаружен, эксперты не смогли даже сразу определить пол жертвы, настолько он был обезображен. Рыльков был арестован лишь в 1997 году, и по совокупности преступлений приговорён к смертной казни, однако в результате подписания Россией европейского моратория по Протоколу № 6 ПАСЕ расстрел маньяку был заменён на пожизненное заключение. Верховный суд России оставил приговор без изменения. В последующие годы Рыльков неоднократно сознавался и в других убийствах в Тольятти, большинство из которых впоследствии подтвердились, после чего в отношении маньяка проходил новый судебный процесс, в финале которого его снова приговаривали к очередному пожизненному заключению. Специалисты считают, что новые и новые признания Рыльков регулярно делает для того, чтобы хотя бы на время покинуть колонию для пожизненно заключённых, и тем самым сменить для себя обстановку.

 

2 сентября 1998 года в Тольятти на берегу Волги близ Порт-Поселка был открыт памятник основателю города Василию Никитичу Татищеву. Создателем конной скульптуры стал народный художник России Александр Рукавишников, и при этом сам автор и вся его творческая группа из чувства патриотизма отказалась от оплаты за свою работу. Основными средствами, пошедшими на возведение памятника, стали пожертвования горожан и взносы 300 с лишним общественных организаций. Тем самым тольяттинцы смогли увековечили память об основателе своего города. Татищев был государственным деятелем, который в 1737 году по приказу императрицы Анны Иоанновны урегулировал отношения правительства со взбунтовавшимися калмыцкими племенами, и они в итоге признали над собой приоритетную власть Российского государства. Затем Татищев лично выезжал на Среднюю Волгу, где в 90 верстах от Самары выбрал место для поселения калмыков, которые согласились принять православие, и над ними был совершён обряд крещения. По личному повелению государыни поселение получило название Ставрополь, что означает «город Креста». Через два с лишним века, в 1964 году, этот город по странной прихоти судьбы был переименован в Тольятти в честь умершего незадолго до того секретаря Итальянской коммунистической партии. Тем менее его история по-прежнему исчисляется с 1737 года, когда его в этом месте заложил Василий Татищев.

 

Главное самарское событие года

25 июля 1998 года МВД РФ обнародовало предварительные итоги почти 10-месячной работы на АвтоВАЗе Межведомственной оперативно-следственной бригады, которую возглавляли Главное управление по борьбе с организованной преступностью МВД и Приволжский РУБОП. Объявлено о завершении одной из самых громких в истории России антикриминальных операций, которая официально началась 3 октября 1997 года и тогда же получила название «Циклон». Согласно отчёту, правоохранителям за эти месяцы удалось вытеснить с территории АвтоВАЗа действовавшие там преступные группировки, раскрыть полторы сотни экономических преступлений, и в общей сложности вернуть государству несколько миллиардов деноминированных рублей (рис. 1-5).

 

По АвтоВАЗу прошёл «Циклон»

Завершилась крупнейшая операция российского МВД

Для правительства России итоги «Циклона» действительно выглядят впечатляюще. Руководители операции представлены к наградам. Но некоторые из тех, с кем удалось поговорить, настроены весьма пессимистично. По их мнению, тольяттинским милиционерам вряд ли удастся довести до суда большинство уже возбужденных уголовных дел.

Начатая в октябре 1997 года, операция «Циклон» стала пробным камнем тогдашнего министра внутренних дел Анатолия Куликова в широко разрекламированной им борьбе с коррупцией. О её промежуточных результатах министр внутренних дел ежемесячно докладывал лично Президенту РФ Борису Ельцину. Выбор Тольятти был не случаен: как сообщал «КоммерсантЪ» в декабре 1997 года, действовавшие в городе восемь преступных группировок через учрежденные или запуганные ими дилерские фирмы, фактически контролировали отгрузку 80% готовой продукции автогиганта. Интересно, что многие из дилерских компаний принадлежали родственникам руководителей властных структур и правоохранительных органов города, а также депутатам местного законодательного собрания. При этом большая часть вырученных за автомобили средств предприятию не возвращалась, а оно, в свою очередь, не могло в полном объеме платить федеральные налоги.

Чтобы расследование злоупотреблений на АвтоВАЗе было беспристрастным, руководство МВД создало оперативно-следственную бригаду, в которую вошли лучшие сыщики Главного управления по борьбе с оргпреступностью (ГУБОП) и Приволжского РУБОПа. Бригада сработала добросовестно. Как сообщили в пресс-центре ГУБОПа, за время операции «Циклон» общий уровень преступности в Тольятти снизился на 2,4%, а раскрываемость правонарушений превышает общегосударственный уровень на 9,3%. Резко возросли отчисления АвтоВАЗа в бюджет. Если в прошлом году они составили 3,08 млрд рублей, то только в первом полугодии нынешнего — 3,2 млрд. Оперативники межведомственной бригады раскрыли 151 экономическое преступление, злоумышленники оштрафованы на полмиллиарда «новых» рублей и более $8 млн., ещё большие суммы должны быть взысканы по суду. Благодаря нескольким операциям областного СОБРа криминальные структуры с территории предприятия были насильно вытеснены. Все эти данные содержатся в окончательном докладе по операции «Циклон», который от имени министра внутренних дел Сергея Степашина на днях будет направлен премьеру Сергею Кириенко.

В данном случае каждый из руководителей операции получил или получит по заслугам. Первый руководитель операции, бывший начальник отдела ГУБОПа полковник милиции Валерий Серебряков был повышен в должности и возглавил Санкт-петербургский РУБОП, на столе Сергея Степашина лёг приказ о поощрении замначальника Приволжского РУБОПа Анатолия Яцкова, начальника УБОП Тольятти Сергея Сёмушкина и завершавшего операцию начальника отдела ГУБОПа Николая Щеголькова.

Теперь следствие по этим делам будут вести правоохранительные органы Тольятти. В связи со сказанным один из тех сотрудников МВД, которые возглавляли «Циклон» высказал сомнение в том, что большинство дел будет доведено до конца: «Тольятти — город небольшой, и его жизнь полностью зависит от тех денег, что дает АвтоВАЗ, — отметил он. — Однако Москва не оставит предприятие без внимания, и, если криминальные группировки попробуют вернуться на ВАЗ, оперативно-следственная бригада тоже туда вернётся».

В свою очередь, представитель руководства автогиганта сообщил, что на предприятии созданы все предпосылки для нормального функционирования АвтоВАЗа. В частности, введено штрихкодирование выпускаемых машин, что изначально не позволяет «посторонним силам» влиять на реализацию продукции. Кроме того, совместно с представителями правоохранительных органов реорганизована деятельность службы безопасности предприятия. Заводчанин также подчеркнул, что репрессивные действия правоохранительных органов в отношении дилерских фирм никак не влияют на снижение объёмов продаж «Жигулей», и, соответственно, цен на них. Напомним, что на территории завода весной скопилось 18 тыс. непроданных автомобилей. Всего же в Тольятти (с учетом запасов автодилеров) покупателя тогда дожидались от 70 до 80 тысяч машин. АвтоВАЗ пытался стимулировать сбыт, предоставляя дилерам сверхвысокие скидки — в среднем 22% от базовой цены автомобиля, а в некоторых случаях и до 33%. В результате отпускные цены упали до беспрецедентно низкого уровня: сейчас в Тольятти можно без труда найти новую «пятерку» за $4500-4800, и «десятку» за $7500-8000. Осознав наконец, что машин производится явно больше, чем может востребовать рынок, руководство завода решило сократить запланированный годовой выпуск с 741 тысяч машин до 611 тысяч.

Александр Голубев

Газета «Коммерсант»

29 июля 1998 года

 

«Жигули» в сетях криминала

В то раннее субботнее утро, 27 июня 1998 года, жители домов в городе Самаре, расположенных на улице Советской Армии, близ МСЧ-9, позади гаражных массивов, в полной мере смогли ощутить, что такое «зона боевых действий». Сначала прохожие услышали звуки автоматных очередей, причём палили явно не из одного ствола. Когда перестрелка стихла, кто-то из самых любопытных и отчаянных решился заглянуть на узкую тропинку, петляющую между гаражами и деревьями - и с ужасом обнаружил здесь три трупа молодых людей, лежащие в лужах крови.

Прибывшая вскоре милиция нашла рядом с мёртвыми телами два брошенных автомата Калашникова с опорожненными дочиста рожками, множество автоматных гильз и изрешечённую пулями белую машину «Жигули» одиннадцатой модели. Налицо были все признаки очередной криминальной разборки. Видимо, троим браткам, павшим на поле бандитской брани, кто-то в этом месте «забил стрелку», а выскочившие из кустов киллеры с двух сторон выпустили в белую машину весь наличный боекомплект, после чего сбросили оружие и беспрепятственно скрылись с места разборки.

Вскоре были установлены и личности погибших. Ими оказались жители Тольятти 37-летний Харитонов, 32-летний Старцев и 24-летний Картоев. Как и следовало ожидать, все они принадлежали к «крутой» криминальной группировке - в данном случае к бригаде небезызвестного тольяттинского авторитета Дмитрия Рузляева, которого в широких бандитских кругах чаще всего называли Димой Большим. Однако по его имени бригаду сейчас можно называть лишь чисто условно. Дело в том, что сам Дима Большой был застрелен у себя в Тольятти, близ гостиницы «Волга», еще за два месяца до описываемых событий - 25 апреля 1998 года. Специалисты считают его смерть и последующие убийства всех более-менее близких к Диме членов группировки логическим продолжением тех «больших войн», которые вот уже много лет подряд идут вокруг волжского автогиганта, вернее, вокруг его продукции и возможности контроля за ее сбытом.

Именно сбыт «Жигулей» и запасных частей к ним чуть ли не с самых первых месяцев работы завода стал одной из наиболее криминализированных сторон деятельности этого предприятия. Но сначала немного стоит сказать о том, как вообще сложилась на АвтоВАЗе полубандитская система торговли машинами и запчастями, и как при попустительстве государства на её основе в период «лихих 90-х» пышным цветом распустились тольяттинские преступные группировки (рис. 6-8).

 

Страницы истории

Волжский автогигант, как известно, в 60-х годах был построен в городе Тольятти при содействии итальянской фирмы ФИАТ. В 1970 году, к 100-летию со дня рождения В.И. Ленина, с только что запущенного конвейера сошли первые автомашины ВАЗ-2101, которые решено было назвать «Жигули» (рис. 9-11).

Конечно же, в советские времена о мафии и об организованных бандитских группировках мы могли читать только в репортажах с родины ФИАТа - «отца волжской малолитражки». Считается, что тогда организованной преступности на заводе и вокруг него не было - по крайней мере в нынешнем ее понимании. Тем не менее в 70-е – 80-е годы здесь ежегодно разоблачалось от 5 до 15 преступных группировок, занимавшихся подпольным вывозом с АвтоВАЗа запчастей к «Жигулям», а то и целых машин. Подсчитано, что в советское время ежегодно с завода различными методами крали от 20 до 100 автомобилей различных моделей. Большинство из них впоследствии найдено не было и попросту списывалось. Конечно же, в таких «операциях» всегда участвовали работники администрации и охраны завода. В случае разоблачения участники таких шаек обычно садились на сроки от 8 до 15 лет по статьям 92 или 931 УК РСФСР – хищение госимущества в крупных или особо крупных размерах. Однако при этом специалисты считают, что даже в то благословенное время при задержании очередной воровской группировки в сети правоохранительных органов обычно попадала лишь мелкая рыбёшка, а вот тонны запчастей и десятки автомашин, которые тогда ежегодно крали с завода были лишь видимой вершиной айсберга. Впрочем, у нас в стране так было всегда (рис. 12-14).

Но по сравнению с разгулом преступности на АвтоВАЗе в начале и особенно в середине 90-х годов эти криминальные цифры советских лет ныне кажутся просто смешными. Однако при этом специалисты считают, что первые вазовские рэкетиры появились все же не в перестроечное, а ещё в советское время - в начале 80-х годов, когда некоторые торговые предприятия по продаже вазовских запчастей бандиты обложили «натуральным налогом». В то время организованным рэкетом в Тольятти занялись только ещё возникающие в то время бригады из числа оказавшихся не у дел боксёров и борцов, вышедших «на пенсию».

Как рэкетирские группировки тогда брали торговцев «под крышу», сейчас, наверное, знают уже все. В один прекрасный день к владельцу торговой точки являлись крутые ребята и предлагали за определённую плату охранять его заведение от бандитов - мол, посмотри, какая вокруг царит жуткая преступность. Если торговец оказывался непонятливым и отказывался от услуг братвы, то очень скоро он об этом начинал сильно жалеть. Его раз за разом и в самом деле начинали грабить, а торговую точку разносить по щепочкам. Милиция в таких случаях, конечно же, обычно оказывалась бессильной. И когда крутые парни являлись к торговцу в очередной раз, он немедленно соглашался на все их условия – ведь дешевле регулярно платить за свою безопасность, чем раз за разом восстанавливать порушенное. Вот такие методы «охраны» в едва-едва нарождающейся тогда системе торговли вазовскими запчастями и формировались в Тольятти еще в 80-е годы.

Как правило, торговцы ничего не сообщали милиции о своих самозваных охранниках. Однако конфликты с бандитами у них время от времени возникали и тогда, и их причиной, как всегда, оказывалась элементарная человеческая жадность. Самый громкий инцидент на этой почве случился в начале 80-х годов, когда однажды кому-то из тольяттинских продавцов запчастей в один прекрасный момент не понравился размер «налога на безопасность» - и тогда спортсмены жестоко побили строптивца, после чего последний и скончался. Только по указанной причине происшедшее стало достоянием милиции. А поскольку своих купленных людей в правоохранительных структурах у пионеров тольяттинского рэкета в то время ещё не было, то ребята получили «на полную катушку». Когда они отсидели свое и уже в перестроечное время вышли на волю, то попали на самый пик дележа обширного вазовского пирога.

 

Рэкет и его доходы

Период после августовского путча 1991 года во всей России, в том числе, конечно же, и в Самарской области, ознаменовался невиданным ранее ростом преступности и расцветом криминального бизнеса. Тогда каждая уважающая себя коммерческая фирма или представляла собой «легальную вывеску» для бандформирования какого-нибудь Саши Башки, или же напрямую просилась «под крышу» к местному авторитету, контролирующего район её расположения. Вот так примерно к началу 1992 года Тольятти оказался практически полностью поделён на сферы влияния, причем большинство группировок были недовольны тем куском общего «пирога», который им достался в результате этой стихийной делёжки. Назревала кровавая война за передел уже распределенного, и она действительно грянула осенью того же 1992 года. Те, кто жил в то время в Тольятти, наверняка помнят, как чуть ли не каждую ночь, а порой - и среди бела дня то в одном, то в другом конце города происходили бандитские разборки, сообщения о которых в газетах напоминали сводки с линии фронта. Апофеозом тольяттинской рэкетирской войны тех месяцев стало автоматное побоище около гостиницы «Жигули» 13 марта 1993 года, в котором, как считают репортёры тольяттинской криминальной хроники, с обеих сторон участвовало до 70 человек, и примерно у трети из них на вооружении были «Калашниковы» (рис. 15-17).

Примечательно, что милиция в подобные разборки почти не вмешивалась, считая, что чем больше бандитов поляжет в этих кровавых поединках, тем спокойнее будет в скором времени на тольяттинских улицах. Расчёты правоохранителей в некоторой степени оправдались - к лету 1993 года основные бандитские силы уже покоились на местных кладбищах. В числе павших под пулями конкурентов в 1992-1993 годах оказались и многие влиятельные авторитеты - в том числе Купеев, Маслов, Биличенко, Воронецкий и некоторые другие. Одновременно в те же самые месяцы начала восходить звезда наиболее, пожалуй, известного предводителя тольяттинской братвы - Владимира Вдовина, которого тогда больше знали под кличкой Напарник. Именно при нём система криминального контроля за отгрузкой с ВАЗа очередных партий автомобилей достигла наибольшей отточенности, и стала приносить местным бандформированиям наибольшие доходы.

Специалисты считают, что все вместе взятые мафиозные околовазовские группировки «зарабатывали» на торговле машинами сначала что-то около 700 миллиардов, а в последующие годы - не менее двух-трех триллионов неденоминированных рублей в год, конечно же, не облагаемых налогами. Для сравнения стоит сказать, что платежи АвтоВАЗа в российский бюджет в первой половине 90-х годов колебалась в пределах от 10 до 13 триллионов рублей.

Вообще-то считается, что впервые массовые отгрузки автомашин с ВАЗа в 1992 году организовал Биличенко по кличке Хохол. После ликвидации последнего главным бандитским вазовским «дилером» оказался Сидоренков по кличке Жора. Вот он-то вскоре и стал «правой рукой» Напарника - его, можно сказать, «заместителем» по делам автозавода. Именно при Сидоренкове «дилеры» почти перестали практиковать систему «отката», когда из каждых десяти отгружаемых с завода машин одна шла бандитам. С того времени покупатели стали платить представителям криминальных структур свой «налог» уже «живыми» деньгами - не менее трёх процентов от стоимости покупки.

При такой системе произведённые «жигулята» делились не на заводе, а на открытой вазовской стоянке товарных автомобилей. Машины здесь ещё с советских времен расставлялись квадратами - на бандитском жаргоне «клетками». В зависимости от степени своего влияния в городе каждая тольяттинская криминальная группировка до недавнего времени контролировала поступление в свой «общак» тех самых «трёхпроцентных» денег с определённого числа «клеток», а иногда даже не с целой «клетки», а всего лишь с отдельных её рядов (рис. 18-20).

Неудивительно, что после двух лет монопольного владычества Напарника на АвтоВАЗе в городе появилось немало группировок, недовольных его практически бесконтрольной деятельностью. В первую очередь это касалось воспитанных «под крылом» Напарника лидеров подчинённых ему банд, тоже рвущихся к сладкому «пирогу» и считающих, что их слишком высоко взлетевший босс делит доходы от АвтоВАЗа несправедливо. Результатом всех этих внутримафиозных шатаний стало объединение группировок Рузляева (кличка Дима Большой) и Сиротенко (кличка Сирота) при главенстве первого, которые решили более не подчиняться диктату Напарника. Противостояние вылилось в вооруженный конфликт 30 мая 1994 года на 17-й проходной Волжского автозавода.

В тот день с предприятия под контролем Сироты выгонялась трехтысячная партия автомашин. По заведенному порядку он должен был поделиться определённой долей дохода от этой партии с уже упоминавшимся Жорой (читай - с Напарником), однако размер этой доли Сирота определил по собственному усмотрению, а не по указке Жоры. В итоге Жора, пришедший на «стрелку» с целью разбора данной ситуации, ударил Сироту, а братва последнего открыла бешеный огонь по боевикам противника. Жора был сражен наповал, а большинство его бойцов, не ожидавших такого оборота дел, было ранено и позорно бежало с поля битвы.

Почти два года после описанных событий Тольятти регулярно сотрясали кровавые битвы между бригадами Напарника и Большого Димы, в которых погибли десятки и даже сотни «братков». Более мелкие тольяттинские бандформирования становились на сторону то одного, то другого авторитета, и война шла с переменным успехом до тех пор, пока в управлении по борьбе с организованной преступностью не нашли повод для «посадки» главарей обеих враждующих сторон. Но это вовсе не означало, что тольяттинская и даже самарская милиция почувствовали себя настолько сильными, что смогли начать самостоятельную борьбу против вазовских преступных кланов. Нет, серьёзные мероприятия на ВАЗе начались лишь при вмешательстве Министерства внутренних дел, когда правительство России, обеспокоенное положением дел на автогиганте и хронической неуплатой АвтоВАЗом налогов, наконец-то решило приструнить распоясавшихся тольяттинских бандитов. Это вмешательство правоохранительных органов выразилось в так называемой «зачистке» АвтоВАЗа от преступных элементов, которая началась 3 октября 1997 года под кодовым названием «Циклон» (рис. 21-25).

 

Рука Москвы

То, что случилось в тот день на Волжском автозаводе, и затем продолжалось здесь в течение нескольких месяцев, для каждого человека, более-менее осведомленного о порядке отгрузки малолитражек с заводских товарных стоянок, выглядело самой настоящей революцией, которую на волжском автогиганте совершили правоохранительные органы.

Судите сами: в сложившуюся в течение нескольких лет систему распределения произведенных на ВАЗе автомобилей между дилерами различных посреднических фирм (читай: между влиятельными криминальными группировками, для которых упомянутые фирмы - всего лишь вывеска, прикрывающая их «теневую», подлинную деятельность), вдруг вламывается вооруженная до зубов бригада СОБРа, подчиненная не купленному на корню местному милицейскому начальству, а непосредственно министру внутренних дел России, да еще и составленная из бойцов, призванных из подразделений каких-то отдалённых областей и краев страны. СОБРовцы в мгновение ока вышвырнули с отгрузочных площадок и «клеток» всех «шестёрок» криминальных авторитетов, присматривающих за отгрузкой машин, и отбирают пропуска у всех болтающихся по товарной площадке и по цехам непонятных личностей, не имеющих ни малейшего отношения к конвейерному вазовскому пролетариату. В то же время на заводе резко ужесточают пропускную систему и порядок выдачи пропусков. Прибавьте к этому ещё и то обстоятельство, что одновременно с описанным выше процессом с предприятия безжалостно начали увольнять любого работника, независимо от его ранга, который хоть в чём-то осмеливался противодействовать правоохранителям (в число уволенных сразу же попали даже несколько начальников цехов) - и вы поймете, до какой степени достали криминальные околовазовские группировки государственных мужей, если уж порядок на автогиганте пришлось наводить не иначе, как под непосредственным правительственным контролем.

Первые результаты этой «зачистки» были обнародованы на пресс-конференции, проведенной представителями МВД России в тольяттинской мэрии в начале ноября 1997 года. Они рассказали, что если до начала операции железной дорогой (по разнарядке) с АвтоВАЗа отгружалось не более 160 машин в сутки, то после начала милицейского вмешательства их число выросло в десять (!) раз - до 1600 автомобилей. Из этого сопоставления можно судить, какая же доля волжских малолитражек приносила доход не российскому госбюджету, а какая тольяттинскому криминалу.

Кроме того, только в первые дни операции «Циклон» на заводе было задержано около 60 членов бандформирований, возбуждено 24 уголовных дела, 363 человека выдворили за пределы предприятия за нарушение пропускного режима, причем 17 из них оказались на заводской территории вообще без какого-либо пропуска. А один из задержанных и вовсе оказался преступником, находящимся во всероссийском розыске.

Интересно, что все без исключения руководство АвтоВАЗа сразу же стало тщательно демонстрировать свою непричастность ко всему происходящему на заводе. Представители администрации публично заявляли, что «зачистка» оказалась для них полной неожиданностью, или же они в тот момент и вовсе уезжали в отпуск, или в длительную командировку. Тогдашнее вазовское начальство можно было понять: ведь оно оказалось между двух огней. С одной стороны, им было крайне недовольно российское правительство по причине огромной налоговой задолженности автогиганта, с другой же стороны стояли главари тольяттинских бандитских группировок, которые, как показали дальнейшие события, не простили вазовским управленцам тот факт, что МВД сумело выгнать их с уже упоминавшихся сладких «клеток», и тем самым лишить их многомиллиардных доходов.

А о том, что даже после начала активной фазы «Циклона» сил у криминальных группировок было еще очень много, говорили другие цифры. На той же пресс-конференции в тольяттинской мэрии было официально заявлено, что в течение октября 1997 года, то есть в первый месяц после начала «зачистки», в городе было совершено 25 заказных убийств. В число ликвидированных попали член правления АвтоВАЗа Юрий Шевцов, заместитель директора коммерческой службы АО «АвтоВАЗ» Владимир Шишков, заместитель директора фирмы «ВАЗинсервис» Владимир Купреев и некоторые другие заводские чиновники. Как тут не вспомнить всем известные слова: «У мафии длинные руки» и «Мафия бессмертна». Стало быть, неспроста в тот критический момент уезжали в длительные командировки высокопоставленные вазовские управленцы…

 

Не был, не состоял, не участвовал?

А так ли уж безгрешны оказываются перед законом первые руководители АвтоВАЗа? Думается, после всего сказанного выше в такое не поверили даже школьники. И уже вскоре правоохранительные органы могли доказать это документально. Дело в том, что еще с марта 1998 года в рамках всё той же операции «Циклон» силами Государственного таможенного комитета РФ, Федеральной службы налоговой полиции РФ и прочих правоохранительных структур проводилась проверка деятельности главного автовазовского дилера - фирмы «ЛогоВАЗ». А она, как известно, за несколько лет до того была основана самим Борисом Березовским, которого с лёгкой руки Президента РФ в те годы в прессе величали не иначе, как крупнейшим российским олигархом. Правда, когда в 1997 году этот бизнесмен бросился в большую политику, он формально отошёл от руководства ЛогоВАЗом, но все сразу поняли истинную цену этого слова – «формально». Фактически же от руководства этой фирмой Березовский не отходил в течение ряда лет после описанных событий (рис. 26).

Первоначально, а это было в 1993 году, «ЛогоВАЗ» совместно с «АвтоВАЗтехобслуживанием» занимался продажей произведённых малолитражек «на современном уровне». И уже очень скоро после начала деятельности своей фирмы Березовский смог «пробить» в правительстве льготы по шестимесячной отсрочке платежей заводу за проданные им автомобили. Если кто помнит, какими были темпы инфляции в нашей стране в 1993 году, то он легко сможет посчитать, сколько «наварил» олигарх на этой нехитрой операции. Если фирме отпускались машины по цене 4300 долларов за штуку, то за полгода ее стоимость возрастала до 7000 «зелёных». При этом только за год «ЛогоВАЗ» получил на реализацию 35 тысяч автомобилей. Неудивительно, что уже в 1994 году торговый оборот этой фирмы составил более 250 миллионов долларов.

Но уже скоро и эта цифра перестала устраивать предприимчивого дельца, и он придумал ход ещё более заковыристый. Представьте себе вот такую торговую операцию. Куда-нибудь в Италию или Францию с документами «ЛогоВАЗа» прибывала на продажу по экспортным, явно невыгодным заводу ценам, целая тысяча «Жигулей». Все это делалось вопреки сведениям торгового агента, побывавшего в этой стране буквально за месяц до указанного события и чётко установившего, что на здешнем рынке из-за его пресыщенности и острой конкурентной борьбы больше 200 машин за полгода ни за что не продашь. Как же поступал «ЛогоВАЗ» с остальными восьмьюстами вазовскими малолитражками, так и не нашедших иностранного покупателя? А очень просто - они через несколько месяцев, постояв на складе в порту, возвращались обратно в Россию, но при этом по документам уже значились как дешёвые, бывшие в употреблении автомобили. Соответственно и цена в документах на них снижалась до бросовой, а отсюда для них возникали ну очень смешные таможенные пошлины.

Конечно же, в России этот возвратный товар никто не продавал по цене, указанной в таможенной декларации. Нет, «жигулята» прямо из порта тут же поступали в одну из вазовских дилерских фирм (читай – «под крышу» одной из преступных группировок), где побывавшие за рубежом «бросовые» машины реализовались уже как полноценные «шестёрки», «восьмёрки» или «девятки». Дилер имел от этой операции разницу в ценах от 3 до 5 тысяч долларов за каждый автомобиль, причём не облагаемую налогом или таможенной пошлиной. И главное - всё это совершалось на законном основании!

Более того: в дальнейшем при проведении операции «Сбыт за рубежом» дилеры даже не утруждали себя вывозом вазовской продукции за географическую границу России. «Жигулята» пересекали лишь так называемую таможенную границу в морском порту или на железнодорожной станции, то есть проходили таможенный контроль, но фактически в иную страну не увозились. Они полгода или около того хранились на складе на той же станции, на своеобразной «нейтральной полосе», а потом пересекали таможенную границу в обратном направлении. При этом товар, естественно, оформляется как «бывшие в употреблении автомобили». Вот вам и сотни миллионов долларов, добытые прямо-таки «из воздуха».

А теперь предлагаю желающим ответит на ряд наивных вопросов. Возможно ли было бы проведение дилерами таких «операций», если бы: а) завод не установил бы экспортную цену на свою продукцию на 1-2 тысячи долларов меньше, чем цена на неё для внутреннего рынка? б) завод не согласился бы на отсрочки по уплате за реализованную дилерами продукцию? в) таможенники не стали бы закрывать глаза на склады с «жигулятами», стоящими на «нейтральной полосе»? г) налоговая и таможенная службы не стали бы регистрировать возвращаемую из-за рубежа продукцию как «возвратные» машины, которые на самом деле не являлись таковыми? д) и, наконец, правительство России в те годы не установило бы существовавшие тогда отсрочки по платежам для дилеров и «ну очень смешные» таможенные и налоговые расценки на подержанные автомашины, возвращаемые из-за рубежа? (рис. 27-31).

Можно продолжить этот список вплоть до такого размера, что для него не хватит букв в русском алфавите. Однако, думается, хватит и букв от «а» до «г». Отвечать же на приведенные выше вопросы сейчас уже некому, поскольку «лихие 90-е» уже остались в далёком прошлом. А за эти десятилетия те сотни миллионов долларов, которые «наварили» на описанных выше схемах сбыта вазовских малолитражек не только покойный ныне Борис Березовский, но и махинаторы рангом пониже, думается, давно уже обернулись роскошными загородными особняками, крутыми иномарками, поездками на дорогие курорты и прочие атрибуты роскошной жизни. Только вот нынешние владельцы этой роскоши, конечно же, ни за что не захотят рассказать нам о происхождении своих миллионов.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

 

Дополнение

 

Начало

Первое упоминание о рэкете в Тольятти связывают с именем бывшего боксёра Анатолия Коняева. Следователь Константин Кондратьев о нём впоследствии рассказывал так: «…На тот период, то есть это середина 1980-х годов, ему удалось обложить данью некоторых граждан, которые занимались, можно сказать, теневым бизнесом (потому что легальный тогда ещё не существовал)».

Один из таких цеховиков обратился за помощью к другим криминальным авторитетам — Александру Башеву (Башка), Сергею Купееву (Купей) и Александру Маслову. В ходе конфликта на этой почве Башев, Купеев и Маслов убили Коняева, но вскоре были разоблачены и осуждены. Башев, как инициатор расправы, был приговорён к 10 годам лишения свободы, а Маслов и Купеев получили меньшие сроки. В те годы отправить в тюрьму им подобных ещё не составляло большого труда для правоохранительных органов (рис. 32, 33).

Известно, что в конце 80-х годов наиболее прибыльным криминальным бизнесом была игра в «напёрстки». Она служила горнилом рэкетирского мастерства. Главой тольяттинских напёрсточников был Владимир Вдовин по кличке Напарник. Многие будущие лидеры преступных группировок Тольятти в те годы начинали в его бригаде. Когда в начале 1990-х годов правоохранительные органы повели активную борьбу с мошенниками-напёрсточниками, многие люди Вдовина разбежались. Часть из них примкнула к освободившемуся Маслову, образовав Волговскую ОПГ (рис. 34).

Ещё в конце 80-х годов группировка Владимира Агия и Александра Воронецкого попыталась отобрать у Напарника напёрсточный бизнес (рис. 35, 36). Это им не удалось — во время одной из разборок главный помощник Вдовина Валерий Спицын (Валера Опасный) обстрелял «агиевских» из обреза. Тогда обошлось без жертв, хотя были раненые. Спицына вскоре арестовали и осудили на 4 года лишения свободы, а после освобождения он попытался вернуться к Вдовину со словами: «Я за тебя отмотал срок. Ты по гроб жизни должен быть мне благодарен». На что Напарник ответил ему: «Сам виноват, кто тебя просил?» После этого Валера Опасный ушёл к Маслову.

Плодящиеся с невероятной скоростью кооперативы, магазины, автосервисы создавали благоприятную среду для вымогательства. Начался «золотой век» тольяттинского рэкета. К 1992 году в Тольятти уже появился не менее 4-5 новых ОПГ, поделивших город. «Волговская» группировка Маслова, получившая своё название от гостиницы «Волга», в которой ранее совещались её лидеры, и группировка Вдовина стали собирать дань с расплодившихся предприятий. Конфликтов между группировками до поры до времени не было.

Бандиты создавали и собственные фирмы, в основном связанные с автобизнесом. К тому же им удалось наладить контроль над традиционным для АвтоВАЗа криминальным промыслом — торговлей крадеными запчастями. Но ничто не входило в сравнение с теми деньгами, которые крутились на ВАЗе. При этом в начале 1990-х годов бандитов на сам завод ещё не пускали. Самое большее, что им до поры позволялось — это обирать частных покупателей автомобилей, но за территорией завода. Однако первые попытки проникновения на ВАЗ были лишь вопросом времени. Началось с того, что бандитами были оккупированы КПП АвтоВАЗа и на тот момент единственный в городе официальный заводской магазин «Жигули».

В 1992 году администрация завода, сама того не желая, открыла перед бандитами двери. Как и по всей стране, руководители завода создали свои посреднические фирмы для льготной торговли машинами. Действовали они в обход государственных законов, и потому попадали под основное бандитское правило: «Воруешь сам - делись с братвой». Первопроходцем в этом деле стал Владимир Биличенко по кличке Хохол, директор кооператива по тонировке стёкол «Мираж». Он придумал схему, по которой деньги получались путём контроля над выгоном автомобилей с завода. Опыт Беличенко так понравился его «коллегам», что массовые отгрузки автомобилей с ВАЗа уже вскоре стали самым доходным бизнесом в городе. Доходили случаи до 10-20% «чёрного отката». На этом бандиты имели около 30 тысяч автомобилей в год. Но вскоре между группировками Тольятти стали возникать первые конфликты за передел сфер влияния, и, следовательно, криминальных доходов. Война стала неизбежной.

 

Первая «Великая Рэкетирская война»

Криминальные войны за АвтоВАЗ обыватели окрестили Великими Рэкетирскими. Затем это название быстро было подхвачено и прессой. Начало первой войне положила уже упоминавшаяся выше банда Агия—Воронецкого. Перессорившись со всей криминальной верхушкой Тольятти, они решили единолично захватить власть над АвтоВАЗом. Среди расплодившихся тогда банд и шаек, промышлявших воровством и грабежами, Агий и Воронецкий выбрали банду Олега Хорошева по кличке Подарок (рис. 37). В их банду также вошли несколько семнадцатилетних учащихся ПТУ № 46 — Сергей Шилов (перворазрядник по стрельбе из пистолета), Дмитрий Курбаленко, братья Дмитрий и Валерий Ревенко. До этого ребята промышляли кражами на авторынке. Агий и Воронецкий предложили Хорошеву щедрую оплату за отстрел конкурентов, и тот согласился. В качестве своей базы банда стала использовать специально снятую квартиру на Молодёжном бульваре в Тольятти. По вечерам, читая детектив «Крёстный отец», подростки грезили большими делами.

Первой их целью стал Напарник, поскольку несколько точек Агия и Воронецкого, в частности, единственный на тот момент в городе магазин «Жигули», стали уходить под его контроль. В середине мая 1992 года киллеры устроили засаду на Вдовина у его дома по улице Ларина. Однако все попытки убить его не имели успеха. По рассказам киллеров, на чердаке у Напарника дежурил снайпер.

Ещё одной целью бандитов стал Сергей Купеев, представитель целого семейного криминального клана. Однажды Агий попытался захватить одну из его фирм, но Купеев быстро разобрался с ним, спустив его с лестницы. Но и убить Купеева киллерам не удалось — он никогда не появлялся один. За его спиной всегда находился его брат, ветеран войны в Афганистане Гарри Купеев (рис. 38).

Другой целью был избран союзник Купеева Владимир Биличенко по кличке Хохол. Его успехи на заводе многим не давали покоя. С его ликвидацией киллерам Хорошева повезло - 16 сентября 1992 года Биличенко и четверо его друзей были убиты выстрелами из обрезов. Потом соратники выкрали тело Биличенко из морга и с почётом похоронили на Украине. Спустя несколько дней патологоанатом, по некоторым данным, причастный к краже тела, погиб в автокатастрофе.

Убийство Хохла потрясло весь бандитский мир Тольятти. Авторитетам стало ясно, что за ними идёт охота. 7 октября 1992 года произошёл взрыв возле гостиницы «Волга», в результате которого никто не пострадал, но была искорёжена машина ГАИ. 3 ноября 1992 года на пороге собственной квартиры был убит Сергей Купеев. Впоследствии так и осталось невыясненным, были ли эти акции делом рук банды Подарка.

Узнав, что у Агия и Воронецкого есть команда киллеров, к ним обратился некто Владимир Доровских по кличке Сивый, заказавший Александра Маслова, за то, что он перехватил у него партию «шестёрок». Маслов проживал по соседству с киллерами на Молодёжном бульваре. Убийство было назначено на пятницу, 13 ноября. Увлекавшийся оккультизмом Хорошев утверждал, что такие дни наиболее благоприятны для жертвоприношений. 13 ноября 1992 года Маслов вышел из машины около своего дома, и тут же был сражён двумя пулями в область спины. Третьим выстрелом был ранен телохранитель Маслова. Но тут у киллера Сергея Шилова заклинило пистолет, из-за чего контрольный выстрел он сделать не сумел, в результате чего телохранитель остался в живых.

«Агиевские», совершив это убийство, навлекли на себя гнев всего бандитского мира Тольятти. Маслов являлся одним из самых уважаемых лидеров криминального мира этого города, и когда его хоронили, то на протяжении нескольких часов улица Карла Маркса была закрыта для движения. На похоронах присутствовало порядка 150 чиновников различного ранга и даже представители милицейского руководства.

Первая бандитская война в Тольятти застала правоохранительные органы врасплох. Им не хватало людей, финансирования, законодательство было устаревшее. И всё-таки прокуратура города Тольятти впервые в истории Самарской области возбудила уголовное дело по 77-й статье УК РФ — бандитизм. В итоге 3 декабря 1992 года арестовали всех членов группы Хорошева, за исключением самого Подарка. Агия задержали через полгода, Воронецкий же сумел скрыться, однако вскоре он всё-таки был убит. Хорошев же бесследно исчез (предположительно, уехал в Германию). Говорили, что Подарка убил Гарри Купеев, брат Сергея Купеева, ветеран войны в Афганистане, а труп сбросил в Волгу с плотины Жигулёвской ГЭС. Расследование зашло так далеко, что один из свидетелей вместо дачи показаний предпочёл выброситься из окна.

Областной суд приговорил «агиевских» к длительным срокам лишения свободы, однако Верховный суд РФ весной 1995 года их оправдал и освободил их из-под стражи. Но тут оказалось, что это была отнюдь не последняя инстанция. Соратники убитых тольяттинских авторитетов одного за другим ликвидировали всех бывших обвиняемых. Сивому, заказавшему Маслова, даже устроили показательную казнь, расстреляв его рядом со зданием Тольяттинской прокуратуры. Агий же бесследно исчез, но среди бандитов прошёл слух, что убрали и его, а труп закопали, и он найден не был. Позднее оправдательный приговор был отменён, однако всех фигурантов дела собрать заново так и не удалось. Война, развязанная Агием и Воронецким, не затихала более года. А новым главой Волговской ОПГ стал Дмитрий Рузляев по прозвищу Дима Большой (рис. 39).

Одним из её проявлений стала перестрелка, произошедшая 13 марта 1993 года около гостиницы «Жигули» между «напарниковскими» и группировкой Игоря Сиротенко. В ней участвовало более 50 человек, однако победу впервые в ней одержала милиция. Старший оперуполномоченный Дмитрий Огородников в одиночку сумел остановить бойню. Позднее все участники разборки были оправданы. После этого, устав от междоусобиц, бандиты в 1993 году на некоторое время перестали убивать друг друга. В рамках Тольятти эта криминальная война была первой, но далеко не последней и не самой кровопролитной.

 

Вторая Великая Рэкетирская война

Больше всех от первой войны выиграл Напарник, который остался единственным представителем из числа основателей тольяттинского рэкета. За глаза его стали называть Папой. Теперь в городе без его участия не решался ни один крупный вопрос. Он приобрёл политическое влияние, имел контакты с очень многими высокопоставленными лицами.

Бандитские группировки города использовали возникшее перемирие максимально эффективно, и в середине 1990-х годов рэкет в Тольятти приобрёл небывалый размах. Под контролем оказались все коммерческие структуры города и вся промышленность, включая и АвтоВАЗ. Бандиты стали настоящими хозяевами Тольятти.

Процесс криминализации АвтоВАЗа продолжил ставленник Напарника Жора Сидоренков. При нём эта система достигла совершенства. Теперь практически весь сбыт шёл через руки бандитов. По самым скромным подсчётам, в те годы доходы криминала составляли порядка 700 миллионов рублей в год по тогдашним ценам.

Появилась и новая система мошенничества — так называемые «кидняки». Под фальшивые банковские гарантии отгружались партии машин, которые распродавались бандитами, а деньги на завод не возвращались. В результате АвтоВАЗ на подобных коммерческих операциях только за год терял около 120 миллионов долларов.

Главный вызов Напарнику бросил уже окончательно укрепившийся в роли лидера «волговской» ОПГ Дима Большой. 30 мая 1994 года на 17-й проходной Волжского автозавода произошла вооруженная разборка между бригадами Жоры (он же Георгий Сидоренков, представлявший «напарниковскую» группировку) и Сироты (он же Игорь Сиротенко, представлявший «волговскую» ОПГ, то есть Диму Большого) (рис. 40). При этом Сирота в ответ на претензии Жоры отказался поднимать цены на автомашины, из-за чего Жора не сдержался и ударил Сироту. Охрана «волговских» тут же открыла стрельбу по «напарниковским» из всех видов имевшегося оружия. В результате Жора и его боец Игорь Сапунов (Фантомас) были убиты на месте, пострадали и другие участники, присутствовавшие на «стрелке». Так началась вторая Великая Рэкетирская война. На сей раз она расколола криминальный мир Тольятти на две половины: «волговские» стали воевать против «напарниковских».

Вскоре Напарник был арестован за хранение оружия. Соратники Вдовина заявили, что это происки прокурора по надзору за Тольятти Радика Ягутяна. В итоге 11 июля 1994 года Ягутян был убит автоматной очередью в своём автомобиле.

Вскоре в Москве оперуполномоченными из Тольятти Дмитрием Огородниковым и Сергеем Дичанкиным был арестован директор подконтрольной бандитам фирмы «Шериф» Дмитрий Гребенюк, укравший и у завода, и у бандитов около 5 миллионов долларов. Деньги и Гребенюк правоохранителями были доставлены в Тольятти. Интересно, что оперативники не сразу поверили, что деньги настоящие, так как в их практике не было изъятия столь крупных сумм (рис. 41, 42).

Вскоре ОПГ Тольятти стали создавать свои бригады киллеров, или привлекать для этого иногородних. Накал боевых действий стал такой, что освободившийся Напарник ушёл в подполье, так же поступили и другие тольяттинские авторитеты.

Пик расстрелов пришёлся на октябрь-ноябрь 1994 года, когда в Тольятти в день совершалось до трёх заказных убийств. Был убит ряд крупных авторитетов «волговских», а самим «волговским» приходилось довольствоваться лишь отстрелом рядовых бойцов. Напарник и его приближённые были для них недосягаемы.

Однако влияние Напарника на АвтоВАЗе стало неуклонно снижаться. Рузляева заинтересовал ГЦЗЧ (головной центр запасных частей) АвтоВАЗа, находившийся под контролем союзной Напарнику «татарской» ОПГ, во главе которой стоял Шамиль Далиулов (рис. 43). С целью потеснить Шамиля Рузляев внедрил на завод информаторов, которые начали открывать милиции тайники с запчастями, что наносило серьёзные финансовые удары по «татарам». Шамиль взял на себя ведение боевых действий с «волговскими», после чего информаторов стали убирать. Рузляев же привлёк на свою сторону начальника транспортного цеха АвтоВАЗа Юрия Болотова, который стал раскрывать тайники с готовыми к вывозу запчастями. Но 26 октября 1994 года в 5:30 утра Болотов был убит на автобусной остановке двумя выстрелами в грудь. Ликвидация руководителя такого ранга всколыхнуло весь Тольятти. Под давлением милиции Шамиль Далиулов и его группировка ушли в подполье. Этим воспользовались Рузляев и Ибрагимов, поставившие на ГЦЗЧ Шамиля Митяева (рис. 44). Митяев был беспощаден: он перехватывал вывозимые запчасти и коммерческие контракты «татар». Однажды, когда клиент отказался ему платить, он, не задумываясь, дважды в него выстрелил. Клиент чудом остался жив, но Митяев из-за этого сразу оказался приговорённым. Вечером 20 ноября 1994 года он был убит киллерами «татарской» ОПГ Халимовым и Смуровым, но 22 февраля 1995 года оба были арестованы. В 1996 году они получили от 10 до 15 лет заключения. Это было первой крупной победой правоохранительных органов Тольятти над криминалом.

Но Напарник недолго горевал по разгромленной бригаде киллеров. В тот момент его группировкой занимался оперуполномоченный Сергей Дичанкин, отличившийся вместе с Огородниковым в истории с 5 миллионами долларов. Однажды, возвращаясь домой, Дичанкин был смертельно ранен, но при этом он успел застрелить своего убийцу Почекуева. Это преступление так и не было раскрыто.

К 1996 году сражения затихли сама собой. Больше всех от Второй Великой Рэкетирской войны пострадали сами группировки. Только убитыми они потеряли несколько сотен человек. Впрочем, об окончательном завершении бандитских войн в Тольятти тогда говорить было ещё рано.

 

Третья Великая Рэкетирская война

За несколько минут до полуночи 8 октября 1996 года на крыльце театра «Колесо» киллером был убит один из самых влиятельных бизнесменов Тольятти, президент группы компаний «Мега-Лада» Алик Гасанов (рис. 45). В его группу входили: крупнейшая в Тольятти автомобильная дилерская компания «Мега Лада», ТЦ «Русь», Рыбокомбинат, завод дисков «Слик», спортивный мотоклуб «Мега-Лада», телеканал ТВТ (Телевидение Тольятти), стадион «Строитель». Бизнес Гасанова крышевали лидеры «волговской» ОПГ Дмитрий Рузляев и Руслан Ибрагимов. В 1996 году к тольяттинским следователям обратились коллеги из Рязани. Они занимались делом «слоновской» ОПГ, и интересовались рядом заказных убийств, совершенных в Тольятти в 1994 году. Как выяснилось, тогда бандиты применяли тактику совершения убийств руками иногородних киллеров.

2 февраля 1997 года, когда виновность Рузляева в заказе нескольких убийств «слоновскими» удалось окончательно установить, он был арестован. В кармане его куртки нашли пистолет. Задержание проводил лично Огородников. Но Самарский областной суд освободил Рузляева под подписку о невыезде, и он тут же скрылся, возможно, со своим другом и сообщником. Правда, 1 июня того же года Диму Большого снова арестовали. В этот раз суд приговорил его к 2 годам лишения свободы условно. А киллеры «слоновской» ОПГ в конце концов получили от 10 до 15 лет. Причастность Рузляева к этим убийствам доказать не удалось.

К тому времени Огородникова возненавидели все городские ОПГ. На него дважды совершались покушения, однако он не только не пострадал, но и в обоих случаях задерживал киллеров. В третий раз, 6 августа 1997 года, в результате покушения Огородников чудом выжил, хотя и оказался в больнице.

Вскоре в милицию пришла анонимка, что за покушением на Огородникова стоял Виктор Ковтун по кличке Рыжий, и 19 августа 1997 года при задержании он был убит в районе Центрального рынка. Дело о покушении на Огородникова было закрыто, однако сам он уверился в том, что ему мстил именно Рузляев.

В декабре 1998 года был убит председатель «Ассоциации автомобильных дилеров Тольятти», владелец ночного клуба MDC Олег Яркин, (родной брат президента Холдинга «АвтоТрэйд» Владимира Яркина) (рис. 46). Почти каждый день в Тольятти слышались выстрелы, гремели взрывы. Только за август 1997 года жертвами бандитских разборок стали более 20 человек. Доставалось и руководству АвтоВАЗа. Был избит арматуринами директор ГЦЗЧ, предпринимались попытки давить и на других руководителей.

Эти и другие преступления вынудили правоохранительные органы начать в Тольятти 3 октября 1997 году общегородскую операцию «Циклон». Главным её итогом стал тот факт, что у представителей бандитских группировок были конфискованы пропуска на АвтоВАЗ, а всю их агентура милиции удалось выставить за ворота предприятия. Многие бандиты остались не у дел, а по городу прокатилась волна грабежей, краж, разбоев, убийств, но этот всплеск удалось быстро пресечь. А 25 апреля 1998 года сразу четверо киллеров подкараулили и в упор расстреляли из автоматов Рузляева, его водителя и охранников. Что впоследствии стало с самими убийцами, так и не было выяснено (рис. 47).

Вскоре ВАЗ под свой контроль попытались прибрать воры в законе. Тольяттинским бандитам это не понравилось, и в итоге были убиты Гиви Парцхаладзе (Дудука), Гиви Джиджейшвили (Гиви Колыма) и некоторые другие «законники», а 15 мая 2000 года был убит Владимир Карапетян по кличке Вова Армян (рис. 48-50).

А 22 мая 2000 года Тольятти потрясло новое убийство начальника отдела по борьбе с бандитизмом УВД Тольятти Дмитрия Огородникова (в криминальной среде называемого Огород). Его машину на пересечении улицы Ворошилова и Южного шоссе расстреляли, когда он ехал на обеденный перерыв. Автомобиль, из которого стреляли, вскоре обнаружили сожжённой на окраине города.

Так происходил закат одной из самых мощных криминальных группировок России «лихих 90-х годов». Новым главой «Волговских» стал Евгений Ишимов по кличке Женя Челябинский, который был профессиональным убийцей (рис. 51). При нём было совершено много заказных убийств, но вскоре и сам Ишимов стал жертвой киллера. После него расстреляли ещё несколько кандидатов на роли главаря «волговских», но к началу третьего тысячелетия тольяттинские криминальные войны уже вступили в фазу заката (рис. 52-54).

Выше приведены выдержки из статьи Википедии «Тольяттинская криминальная война» https://ru.wikipedia.org/wiki/Тольяттинская_криминальная_война

 

Литература

Аракчеева И. Никакого «Циклона» на ВАЗе нет, не было и не будет! – «Комсомольская правда», 21 марта 2002 года.

Белоусова Т. Отсидка по бартеру. – «Совершенно секретно», № 12 – 1999 год, декабрь.

Благодаров С. Последняя схватка тольяттинского РУОПа. – «Комсомольская правда», 4 декабря 1997 года.

Бородина Л. Автошок конца века. – «Московский комсомолец», 29 июля 1999 года.

Бородина Л. Великий вазовский «кидняк» - автошок конца века. – «Числа», 25 августа 1999 года.

Бородина Л. Без бутылки не уволишь. – «Аргументы и факты», № 4 – 2001 год, январь.

Бородина Л. На деньгах АвтоВАЗа огрели руки известные «воры в законе». - «Числа», 21 сентября 2001 года.

Бунас В. «Мы готовим свой «Циклон». – «Волжская коммуна», 8 декабря 1998 года.

Водолазов А. – На АвтоВАЗе не крадут. Крадут рядом. – «Новые известия», 30 ноября 1997 года.

Вологодский С. Удавка для АвтоВАЗа. – «Совершенно секретно», № 2 – 1998 год, февраль.

Викторов С. Сходняк перенесён на осень. – «Аргументы и факты», № 21 – 1997 года, май.

Викторов И. За что избили вазовских начальников? – «Тольяттинское обозрение», 7 апреля 2000 года.

Громов И. Автоматчики на ВАЗе: наведение порядка или передел собственности? – «Известия», 28 октября 1997 года.

Громов И. Чрезвычайная ситуация, или Берегись автомобиля. – «Известия», 4 ноября 1997 года.

Данилов В. ВАЗ – свободная криминальная зона? – «Самарская газета», 14 июня 2000 года.

Ерофеев В. [Прохоров В.] Правительство и бандиты ВАЗом недовольны. – «Числа», 19 мая 1999 года.

Ерофеев В. [Прохоров В.] «Жигули» в сетях мафии. – «Наше «Время икс», № 6 – 1988, июль.

Жигалов С. «Это не бандитский передел…» - «Аргументы и факты», № 48 – 1997 год, ноябрь.

Каледин П. Вазовская мафия терпит убытки. – «Тольяттинское обозрение», 25 февраля 2000 года.

Каледин П. Воровство на ВАЗе поставили на поток. – «Тольяттинское обозрение», 25 февраля 2000 года.

Каледин П. Наследство бригадира. – «Тольяттинское обозрение», 18 августа 2000 года.

Кондратьева А. Крадут миллионы, а виноват «стрелочник». «Тольяттинское обозрение», 12 января 2001 года.

Кравчик М. Тольяттинский картель должен быть уничтожен. – «Числа», 20 ноября 1997 года.

Крутаков Л. Мы ехали молча, мы мчались в боях. – «Комсомольская правда», 27 мая 1993 года.

Ладыгина Л. Долги ВАЗа стали источниками барышей для бандитских фирм. – «Числа», 14 марта 2001 года.

Ланге К. АвтоВАЗ объявил войну криминалу. – «Самарское обозрение», 13 октября 1997 года.

Лисицын А. История великого передела ВАЗа с прологом и эпилогом. – «Самарские известия», 4 ноября 1997 года.

Матеус И. Время сказать правду. – «Волжская коммуна», 24 октября 1997 года.

Мкртчян Г. Как Куликов попал под «Жигули» Березовского. – «Комсомольская правда», 18 июня 1998 года.

На АвтоВАЗе опять стреляют. – «Самарское обозрение», 27 октября 1997 года.

На ВАЗ Москва наехала. – «Аргументы и факты», № 43, – 1997 год, октябрь.

Над АвтоВАЗом пронёсся циклон. – «Волжский комсомолец сегодня», 29 января 1998 года.

Петров А., Кондратьева А. Смертельный бизнес. – «Тольяттинское обозрение», 2 февраля 2000 года.

Петров А., Григорьев О., Яковлева Н. Новая жертва цеха отгрузки. – «Тольяттинское обозрение», 15 октября 1999 года.

Полынский А. Убили за запчасти. – «Комсомольская правда», 15 января 1997 года.

Полынский А. У «бритоголовых» на ВАЗе – неЛАДы. – «Комсомольская правда», 18 октября 1997 года.

Полынский А. «Отрубите экономические корни уголовному миру». – «Комсомольская правда», 30 октября 1997 года.

Полынский А. «Органы» обнаружили тысячи машин в тайниках АвтоВАЗа. – «Комсомольская правда», 18 ноября 1997 года.

Русов С. «Зачистка» на ВАЗе аукнулась стрельбой. – «Аргументы и факты», № 44 – 1997 год, октябрь.

Русов С. Дилеры дружат с бандитами. – «Аргументы и факты», № 33 – 2000 года, август.

Русов С. Бомж на новой «десятке». – «Пульс Поволжья», 15 марта 2001 года.

Рябинина Л. ВАЗ: преступление без наказания. – «Числа», 26 мая 1999 года.

Солнцев Д. Окончательный диагноз ВАЗу поставит Анатолий Куликов. – «Самарское обозрение», 20 октября 1997 года.

Солнцев Д. На ВАЗ придут следователи. – «Самарское обозрение», 22 февраля 1999 года.

Субботин Г. Куда уплыли триллионы АвтоВАЗа. – «Новые известия», 15 ноября 1997 года.

Сурьянинов Д. Берегись автомобиля. - «Профиль», 3 ноября 1997 года.

Суфиев В. Рэкет на ВАЗе был всегда. Мафия бессмертна? – «Числа», 6 ноября 1997 года.

Тихий И. Уличные бои в Автограде. – «Время «икс», № 23 – 1994, июнь.

Тотуш В. Криминальный Автоград. – «Калейдоскоп», 21 мая 2001 года.

Третьяков П. Кровь и металл. – «Самарское обозрение», 23 октября 2000 года.


Просмотров: 2340


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара