При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Новокуйбышевский погром. 1980 год

Международные события года

13 марта 1980 года произошла крупная авария на атомной электростанции Сен-Лоран-Дез-О (Saint-Laurent-des-Eaux) во Франции. Это был самый тяжёлый радиационный инцидент на ядерных объектах страны за всю историю (четвёртый уровень по шкале INES). Авария случилась на втором блоке (SLA-2), оснащённом графито-газовым реактором UNGG (англ. Uranium Naturel Graphite Gaz) мощностью 500 МВт, работающем на природном уране и охлаждаемым углекислым газом. Тем вечером около 17 часов 40 минут автоматика неожиданно заглушила реактор из-за резкого повышения его мощности. Вскоре выяснилось, что на втором блоке произошло частичное расплавление активной зоны. Всего расплавились 2 твэла, заключавшие в себе в общей сложности 20 кг урана. При расследовании было установлено, что авария произошла из-за коррозии конструкционных элементов топливных каналов. Затем в течение 29 месяцев после происшествия на АЭС проводились работы по очистке реактора от расплавленного топлива, в которых участвовало около 500 человек. В процессе ликвидации последствий аварии был произведён вынужденный контролируемый выброс в атмосферу радиоактивного йода в объёме 0,37 ГБк. Предполагается, что с АЭС также произошла утечка плутония в бассейн реки Луары в размере 0,7 ГБк, что эквивалентно 0,3 г плутония-239. Блок SLA-2 вернулся в строй действующих только в 1983 году, но его мощность ограничивалась 450 МВт. В 1992 году этот блок был окончательно закрыт.

 

2 августа 1980 года, в субботу, произошел крупнейший террористический акт на железнодорожном вокзале города Болонья, Италия (Stazione di Bologna Centrale). Около 10 часов 25 минут здесь в зале ожидания взорвалась спрятанная в сумке бомба, состоявшая из смеси тротила и гексогена. Взрыв был слышен в радиусе многих километров. Здание вокзала почти полностью обрушилось, а взрывная волна задела поезд Анкона—Кьяссо, стоявший на первом пути. В результате теракта погибло 85 человек, и ещё более 200 человек получили ранения различной степени тяжести. В тот субботний день вокзал был полон людей, уезжавших в отпуск или возвращавшихся домой. Для перевозки раненых не хватало машин «скорой помощи», поэтому были также задействованы автобусы и такси. В ходе расследования этой трагедии полиция первоначально выдвинула предположение, что всё произошедшее было несчастным случаем, но в дальнейшем все нити следствия привели к «Красным Бригадам» (le Brigate Rosse). Поиски преступников затянулись надолго, и лишь 23 ноября 1995 года неофашистские террористы Валерио Фьораванти и Франческа Мамбро, так и не признавшие своей вины ни на следствии, ни в зале суда, были приговорены к пожизненному заключению. Кроме того, бывшие члены ложи «П-2» Личо Джелли и Франческо Пацьенца, а также офицеры военной информационной службы SISMI Пьетро Музумечи и Джузеппе Бельмонте были осуждены за затягивание расследования. Заказчики этого теракта так и остались неизвестными общественности. В память о трагедии на вокзале в Болонье в ходе его ремонта сохранили дыру в стене, образовавшуюся в результате взрыва, а также часть оригинального пола. Без изменения оставили и часы на левой стороне вокзальной площади, которые теперь всегда показывают 10 часов 25 минут - время взрыва. А дата 2 августа в Италии теперь отмечается как день памяти жертв всех массовых убийств.

 

14 августа 1980 года в Польше, на Гданьской судоверфи имени В.И. Ленина, вспыхнула крупнейшая забастовка, с которой впоследствии и началась история независимого профсоюза «Солидарность». Формальным поводом для этой забастовки стало политически мотивированное увольнение крановщицы Анны Валентынович (она же - редактор подпольного бюллетеня Robotnik Wybrzeze) и электрика Леха Валенсы, активиста нелегальных свободных профсоюзов. В тот день утром 16 тысяч рабочих судоверфи одновременно бросили работу и потребовали от администрации вернуть обратно уволенных активистов. Почти сразу же к этому пункту добавились и другие требования, в том числе о повышении заработной платы и об установке на верфи памятника рабочим, погибшим здесь при подавлении забастовки в декабре 1970 года. Тут же волнения перекинулись и на другие предприятия Гданьска, где также были объявлены стачки, а затем остановилась работа и на предприятиях в соседней Гдыне. Под давлением общественности уже 15 августа на судоверфь вновь вернулся Лех Валенса, и он тут же оказался во главе всего движения. 17 августа в Гданьске образовался Межзаводской забастовочный комитет (МЗК), который выдвинул властям Польши 21 требование, основными из которых были: легализация профсоюзов, независимых от партийно-государственного аппарата; гарантия права на забастовку при безопасности бастующих; соблюдение на практике положений Конституции ПНР о свободе слова, печати, собраний, совести. Особенно тревожным для коммунистического руководства страны оказался тот факт, что эти требования исходили не от каких-то диссидентских групп или партий, а от рабочего движения. Уже 18 августа в МЗК входили представители более чем 150 предприятий Балтийского побережья Польши, и это число продолжало возрастать. Такой размах рабочего движения поверг в полную растерянность партийно-государственное руководство ПНР. Политбюро ЦК ПОРП собралось на экстренное заседание, на котором сложившуюся ситуацию назвали «очень опасной». Министерство обороны предлагало силой подавить забастовки, но всё же в итоге было принято решение о переговорах с МЗК. В результате в конце августа между правительством ПНР и межзаводскими забастовочными комитетами Балтийского побережья были заключены соглашения о создании независимых профсоюзов, которые стали бы подлинными представителями рабочего класса. Вот так 10 ноября 1980 года в Польше официально легализовался независимый самоуправляемый профсоюз, получивший название «Солидарность».

 

21 ноября 1980 года произошла техногенная катастрофа на озере Пенёр (штат Луизиана, США). Раньше это был неглубокий пресноводный водоём, популярный среди отдыхающих. Но тем роковым утром, в пятницу, команда буровиков корпорации Wilson Brothers Corporation вела поиск нефти под дном озера. Во время работ буровой инструмент неожиданно пробил отверстие диаметром около 35 см в соляном своде, находящемся под озером на глубине 400 метров. Оказывается, нефтяники не знали, что здесь под землёй в результате многолетней добычи каменной соли образовалась обширная сеть тоннелей, которые достигали 30 метров в ширину и 24 метра в высоту. Потолок тоннелей поддерживали специально оставленные для этого соляные столбы. В результате озёрная вода быстро размыла небольшое отверстие, пробитое буровиками, и всей массой ринулась вниз, в подземные пустоты. В озере Пенёр в считанные минуты сформировался гигантский водоворот, достигший 55 метров в диаметре, в который засосало буксир, буровую установку, 11 барж, док, остров с ботаническим садом, и даже многие прибрежные дома и грузовики. Один из рыбаков, находившийся в это время на озере на лодке, спасся только потому, что смог выгрести на отмель и привязать лодку к дереву. Всего за три часа под землю ушло больше 13 миллионов кубометров воды. При этом спустя несколько дней, после выравнивания уровня водоёма, девять из одиннадцати утонувших барж всплыли назад на поверхность. Примечательно, что в гигантском водовороте никто из людей не погиб, а все 55 рабочих-нефтяников сумели выбраться в безопасное место до того, как вода заполнила подземные пустоты. В результате этой катастрофы до неузнаваемости изменилась вся экосистема озера, так как пресную воду в нём заменила солёная. Компания, которой принадлежал подземный соляной рудник, подала в суд на бурильщиков, а местные жители — на них обоих. В итоге фирме-заказчику Texaco и подрядчику Wilson Brothers Corporationпришлось выплатить 32 миллиона долларов за уничтоженный рудник, и ещё 12,8 миллиона долларов местной общине за нанесённый экологический урон. В декабре 1986 года соляная шахта здесь была окончательно закрыта.

 

8 декабря 1980 года в Нью-Йорке, на Манхэттене, был убит Джон Леннон — британский рок-музыкант, получивший мировую славу как один из участников группы The Beatles. Он был застрелен у входа в здание «Дакота», где он жил, на глазах своей жены Йоко Оно, с которой они вместе возвращались из студии Record Plant. Убийцей музыканта оказался его неуравновешенный фанат, 25-летний гражданин США Марк Дэвид Чепмен. В тот момент, когда Леннон с женой Йоко отправлялись на студию, несколько человек с улицы попросили у Леннона автограф. В этом не было ничего необычного — фанаты часто дожидались своего кумира возле «Дакоты». Но в этот раз среди них был и Чепмен, который, как потом он сам признался, заранее запланировал это убийство. Джон шёл чуть позади Йоко. Он бросил короткий взгляд на Чепмена, когда проходил мимо него, и продолжил идти. Через несколько секунд, когда супруги приблизились к арке «Дакоты», Чепмен окликнул Джона словами «Эй, мистер Леннон!», а затем, приняв позицию для стрельбы, быстро выпустил в спину Джона пять пуль из своего револьвера Charter Arms. Первая пуля прошла над головой Леннона и попала в одно из окон «Дакоты», две угодили в левую часть спины Джона, остальные — в его левое плечо, при этом одна из пуль попала в аорту. Увидев происходящее, привратник «Дакоты» немедленно вызвал полицию, и на полицейской машине Леннон буквально за несколько минут был доставлен в расположенный неподалёку госпиталь Рузвельта. Однако все попытки врачей спасти музыканта были тщетны — из-за большой кровопотери он скончался. Официально смерть Леннона была зарегистрирована в 23 часа 15 минут. Позже его тело было кремировано, а прах Леннона передали Йоко Оно, которая развеяла его в Центральном парке Нью-Йорка. Что касается Чепмена, то он даже не собирался скрываться с места преступления, а сам сдался в руки полиции. На допросе Чепмен заявил, что он не имеет ничего против Джона Леннона, однако совершить это убийство ему приказали некие голоса, которые живут внутри него. Несмотря на явные признаки шизофрении, Чепмен был приговорён к сроку «от 20 лет до пожизненного», с проведением психиатрического лечения в тюрьме. При этом подразумевалось, что через 20 лет, которые с момента убийства сейчас уже прошли, Чепмен при условии полного излечения может быть освобождён. Однако он по сей день отбывает своё наказание в нью-йоркской тюрьме, хотя уже девять раз подавал прошение о досрочном освобождении (последний раз это было в августе 2016 года). Каждый раз эти прошения отклонялись, поскольку, по заключению врачей, полного выздоровления у него так и не наступило, а Йоко Оно, вдова Леннона, по-прежнему категорически против освобождения убийцы своего мужа.

 

Российские события года

22 января 1980 года утром в Москве по дороге на работу сотрудники КГБ задержали академика Андрея Дмитриевича Сахарова. В тот же день его вместе с женой Еленой Боннэр без суда выслали в город Горький (ныне Нижний Новгород), который в то время был полностью закрыт для посещения иностранцами. Сам Сахаров впоследствии связывал эту ссылку со своими выступлениями против ввода советских войск в Афганистан. Ещё через несколько дней Указом Президиума Верховного Совета СССР он был лишён звания трижды Героя Социалистического Труда и других государственных наград, а постановлением Совета Министров СССР лишён звания лауреата Сталинской (1953) и Ленинской (1956) премий. Характерно, что в те же дни на общем собрании Академии наук СССР учёные практически единогласно отказались лишать Сахарова членства в АН СССР. В Горьком академик провёл три длительных голодовки. В течение всего времени горьковской ссылки Сахарова во многих странах мира шла кампания в его защиту. Тогда же площадь в пяти минутах ходьбы от советского посольства в Вашингтоне была переименована в «Площадь Сахарова». Опальный академик был освобождён из ссылки только с началом горбачёвской перестройки, после почти семилетнего заключения. 15 декабря 1986 года в его квартире был неожиданно установлен телефон, которого до этого у него не было, а перед уходом сотрудник КГБ сказал: «Завтра вам позвонят». На следующий день действительно раздался звонок М.С. Горбачёва, разрешившего Сахарову и Боннэр вернуться в Москву. Аркадий Вольский свидетельствовал, что ещё Андропов, будучи генсеком, уже хотел вернуть Сахарова, но при условии, что тот напишет заявление и сам об этом попросит, однако академик отказался это сделать. 23 декабря 1986 года Сахаров вместе с Боннэр возвратился в Москву. После возвращения он продолжил работать в Физическом институте им. Лебедева в должности главного научного сотрудника.

 

31 марта 1980 года состоялось вручение Генеральному секретарю ЦК КПСС Л.И. Брежневу Ленинской премии за книги «Малая земля», «Возрождение» и «Целина». Однако в то, что автором этой трилогии является сам Брежнев, и в СССР, и за его пределами не поверил никто, несмотря на восхваление официальной пропагандой литературного таланта генсека. Впоследствии стало известно, что инициатором выпуска этих книг был секретарь ЦК КПСС К.У. Черненко, а написание «воспоминаний» Брежнева для укрепления его политического авторитета было поручено группе приближённых к Кремлю советских журналистов. Как писал в своих книгах писатель Леонид Млечин, «сам Брежнев не только не участвовал в работе над собственными мемуарами, но даже ничего не рассказывал тем людям, которые их писали. Для них отыскали в архиве кое-какие документы и нашли сослуживцев Брежнева». В 1991 году известный журналист Александр Мурзин, в своё время возглавлявший в «Правде» отдел по сельскому хозяйству, рассказал, что именно он был автором «Целины» — той части трилогии, в которой повествуется о работе Брежнева в Казахстане в период освоения целинных земель. Автором «Малой земли», где говорилось об участии Брежнева в Великой Отечественной войне, по словам Мурзина, был знаменитый публицист газеты «Известия» Аркадий Сахнин, а автором книги «Возрождение», в которой рассказывалось о работе будущего генсека в Запорожье во время послевоенного восстановления страны, стал Анатолий Аграновский, один из ведущих журналистов СССР. Брежневская трилогия впервые увидела свет в журнале «Новый мир» за 1978 год: в № 2 была опубликована «Малая земля», в № 5 — «Возрождение», в № 11 — «Целина». А дальше произведение генсека стали выпускать тиражами, которые не снились даже классикам мировой литературы. Тираж каждой из трёх книг составил 15 миллионов экземпляров. Трилогию оперативно перевели на 65 языков и разослали в библиотеки 120 стран мира. Этот литературный ажиотаж постепенно прекратился только после кончины Л.И. Брежнева в 1982 году. Остаётся добавить, что присуждение генсеку литературной награды дало советскому народу такую почву для анекдотов, что их с лихвой хватило на период до распада СССР и даже на все последующие годы.

 

19 июля 1980 года в Москве открылись XXII летние Олимпийские игры. Это была первая в истории Олимпиада, проведённая на территории Восточной Европы, и к тому же в социалистической стране. Часть соревнований проводилась не в Москве, а в других городах Советского Союза. Так, парусная регата стартовала в Таллине, а предварительные игры и четвертьфиналы футбольного турнира состоялись в Киеве, Ленинграде и Минске. Талисманом московской Олимпиады стал Олимпийский Мишка, автор этой эмблемы — московский художник Виктор Чижиков. Талисманом соревнований яхтсменов в Таллине был тюлень Вигри. Олимпиада-1980 также известна тем, что её бойкотировали 65 стран в связи с вводом советских войск в Афганистан в декабре 1979 года. Первым об отказе прислать свою национальную команду в Москву на Олимпийские игры объявил 3 января 1980 года президент США Джимми Картер, а вслед за ним такое же решение приняли главы всех государств – участников блока НАТО и ряда других стран мира. Однако некоторые спортсмены из государств, бойкотировавших Игры, всё же приехали в Москву и выступали под олимпийским флагом. По этой причине крупнейшей по численности командой Западной Европы стала сборная Италии. На табличках, которые на параде открытия несли перед национальными флагами, у некоторых из этих стран были написаны не названия самих государств, а названия НОК, например, НОК Франции, а делегация Великобритании шла вслед за табличкой «Британская ОА». Испанцы также шли под белым флагом с небольшой эмблемой НОК Испании посередине в виде олимпийских колец и испанского флага под ними. При вручении медалей атлетам из этих стран звучали не национальные гимны, а гимн МОК. На церемонии закрытия Игр в Москве вместо звёздно-полосатого флага США, где должна были проводиться следующая Олимпиада, был поднят флаг города Лос-Анджелес. С другой стороны, этот негативный момент прошёл на фоне возвращения в олимпийскую семью 24 государств Африканского континента, которые бойкотировали предыдущую Олимпиаду в Монреале. В общей сложности на Олимпиаде-1980 было разыграно 203 комплекта наград, при этом золотые награды завоевали атлеты, представлявшие 25 НОК. Спортсмены ещё 36 НОК стали призёрами Игр. Более половины всех золотых медалей завоевали спортсмены СССР (80) и ГДР (47). Ни один другой НОК не выиграл и 10 золотых наград.

 

25 июля 1980 года в Москве на 43-м году жизни скончался известный советский поэт, актёр театра и кино, автор-исполнитель песен Владимир Семёнович Высоцкий. Во врачебном свидетельстве причиной его смерти была указана острая сердечно-сосудистая недостаточность. Поскольку официальными властями в Советском Союзе того времени поэтическое и песенное творчество Высоцкого никак не признавалось, а сам он считался чуть ли не диссидентом и противником существующего режима, перед родными и близкими со всей остротой встал вопрос о месте его погребения. Близкий друг Высоцкого актёр Всеволод Абдулов обратился за помощью к Иосифу Кобзону, и тот сумел добиться в Моссовете разрешения о захоронении Владимира Семёновича на Ваганьковском кладбище. Также при содействии Кобзона удалось опубликовать некрологи в «Вечерней Москве» и «Советской культуре». Это были единственные советские издания, сообщившими о смерти Высоцкого. Похороны были назначены на 28 июля, но уже с 25 числа возле «Таганки» круглосуточно стояли люди, которые приносили к театру цветы, зажигали поминальные свечи, переписывали от руки «И снизу лёд и сверху…». Спектакль «Гамлет», запланированный на 27 июля, из-за смерти актёра был отменён, однако, по словам художественного руководителя театра Юрия Любимова, никто из зрителей не вернул обратно купленные билеты. Во время прощания с Высоцким 28 июля очередь, двигавшаяся ко входу на «Таганку», растянулась на девять километров. Согласно сводкам ГУВД Москвы, на Таганской площади и прилегающих к ней территориях собралось в тот день 108 тысяч человек. Гражданскую панихиду открыл Юрий Любимов, которому пришлось произносить прощальную речь дважды, так как после первых вступительных слов у него дрогнул голос. В те дни в театр на Таганке потоком шли телеграммы соболезнования не только со всех уголков нашей страны, но и со всего мира, и только власти СССР по этому поводу хранили молчание. Официальное признание Высоцкого как поэта и барда стало возможным лишь в годы перестройки.

 

26 ноября 1980 года в Казани произошло авиационное происшествие с новейшим на то время военным вертолётом Ка-27, перегоняемым из города Кумертау Башкирской АССР в город Североморск. Этот вертолёт (по классификации НАТО — «Helix-A») был предназначен для обнаружения, отслеживания и уничтожения подводных лодок. Его серийное производство началось в 1977 году на заводе в городе Кумертау. В тот день с заводского вертодрома своим ходом в Североморск, на место постоянного базирования, вылетели три вертолёта Ка-27. Первой перевалочной посадочной площадкой должен был стать вертодром Казанского вертолётного завода (отрезок пути примерно 550 км). Однако здесь по какой-то причине топливом дозаправили лишь головной вертолёт группы, а два других дозаправлены не были. В результате одна из винтокрылых машин под управлением майора Ольховика, у которой в баках кончилось топливо, упала посреди Казани на площади Восстания. При этом оказался повреждённым проходящий трамвай, который был пустым и двигался в трамвайное депо. Среди прохожих по счастливой случайности человеческих жертв тоже не было. Второй вертолёт под управлением майора Малинко, у которого тоже выработалось всё топливо, приземлился на газоне стадиона «Тасма», в двух кварталах от места падения вертолёта майора Ольховика. Командирский же вертолёт успешно вернулся на заводской вертодром. После падения вертолёта в центре Казани милиция немедленно выставила оцепление, чтобы не допустить прохожих к месту крушения секретной техники. В течение нескольких часов аварийные службы восстановили повреждённые электро- и телефонные коммуникации, контактные кабели городского электротранспорта, и залатали продавленный асфальт. Поврежденный трамвай отбуксировали в ближайшее депо, а упавший вертолёт спешно разобрали прибывшие специалисты и увезли его на Казанский вертолётный завод. При этом среди местного населения тут же начали распространяться слухи, что во время аварии якобы погибли десятки человек, однако эти слухи не нашли своего подтверждения ни тогда, ни в настоящее время. А вот в 830-м отдельном противолодочном вертолётном полку после крушения ходила шутка, что теперь полк нужно переименовать в «отдельный казанский противотрамвайный».

 

Самарские события года

20 марта 1980 года Президиум АН СССР принял постановление № 314 «Об организации в г. Куйбышеве филиала Физического института им. П.Н. Лебедева АН СССР». Этому постановлению предшествовало решение Госкомитета по науке и технике при Совете Министров СССР от 11 декабря 1979 года, а затем в подтверждение его было принято постановление Куйбышевского обкома КПСС и областного Совета народных депутатов от 24 июня 1980 года. Обоснование для открытия филиала ФИАН в Куйбышеве готовилось по совместной инициативе областного руководства и лауреата Нобелевской премии директора ФИАН академика Н.Г. Басова. Главной задачей куйбышевского филиала его создатели видели в использовании наработок ФИАН в сфере лазерной техники в интересах мощного машиностроительного комплекса города Куйбышева. Реализацию этой идеи Н.Г. Басов возложил на талантливого физика-экспериментатора, молодого доктора физико-математических наук, лауреата Государственной премии СССР В.А. Катулина, ставшего первым директором Куйбышевского филиала, и затем возглавлявшего его в течение 18 лет, до самых последних дней своей жизни. Что касается областного руководства, то оно прекрасно понимало, что наш промышленный регион с открытием филиала ФИАН получает новейшие технологии, широкие перспективы и большие стимулы для развития не только прикладной лазерной физики, но и широкого спектра многих других фундаментальных наук. Ныне Самарский филиал ФИАН хорошо известен во всём мире своими разработками в области создания новых лазерных систем и внедрениями в российскую промышленность целого ряда передовых лазерных технологий. Результаты фундаментальных исследований и прикладных разработок регулярно публикуются в ведущих научных изданиях, докладываются на престижных конференциях.

 

26 августа 1980 года в Тольятти произошло крупное дорожно-транспортное происшествие с массовой гибелью людей. Водитель экспериментально-механического завода ВНИИнеруд Банников, перевозя на ведомственном автобусе сотрудников института на работу, грубо нарушил правила дорожного движения, уснув за рулём, и на большой скорости врезался в переполненный троллейбус, который двигался ему навстречу. При катастрофе погибло 8 человек, в том числе и сам водитель автобуса Банников, а ещё 98 человек получили травмы различной степени тяжести. При расследовании выяснилось, что Банников накануне вечером и ночью использовал автобус в личных целях, ездил на нём в аэропорт Курумоч, а затем не поставил машину в гараж. Из-за ночной поездки у водителя не было достаточного времени для сна и отдыха, и это стало причиной трагедии. По результатам расследования получили взыскания по служебной и партийной линии директор экспериментально-механического завода И.В. Марков и директор ВНИИнеруд М.Г. Кузаков, а начальник транспортного цеха С.В. Спиридонов был освобождён от занимаемой должности.

 

15 сентября 1980 года началось строительство самого первого перегона на первой линии только что организованного Куйбышевского метрополитена. Стартовый участок находился практически в центре города - в районе улицы Мичурина, позади Дома Культуры 4-го ГПЗ, между будущими станциями «Проспект Ленина» (ныне «Российская») и «Октябрьская» (ныне «Алабинская»). Однако вскоре после начала прокладки тоннеля все работы на этом перегоне были законсервированы, так как руководители проекта с подачи областных властей приняли решение о переносе строительства метро в Юнгородок, где находятся наиболее крупные промышленные предприятия города. Самой первой построенной станцией Куйбышевского метрополитена стала «Кировская». Здесь в сентябре 1980 года начался монтаж проходческого оборудования, а через год здесь уже началась щитовая проходка тоннеля между будущими станциями «Кировская» и «Безымянка». По проекту открытие пускового участка на первой линии Куйбышевского метрополитена планировалось в 1987 году, к 70-летию Октябрьской революции. 6 ноября здесь был совершён первый пробный рейс, а 25 декабря был подписан акт о приёмке в эксплуатацию участка метротоннеля с четырьмя станциями – от «Юнгородка» до «Победы». Регулярное пассажирское движение на пусковом участке было открыто 26 декабря 1987 года. Тем самым Куйбышевский метрополитен стал 5-м в РСФСР и 12-м в СССР (на тот момент уже функционировали метрополитены в Москве, Ленинграде, Киеве, Тбилиси, Баку, Харькове, Ташкенте, Ереване, Минске, Горьком и Новосибирске).

 

20 сентября 1980 года во втором часу ночи произошел невероятный по мощности и последствиям пожар в посёлке Машинистов - пригороде Сызрани. Причиной катастрофы стала халатность железнодорожников, и в первую очередь дежурного диспетчера станции Сызрань-1 Валерия Воронкова, который в нарушение инструкции позволил спустить с горки самоходом цистерну с пропаном, из-за чего она ударилась о стоявший на путях вагон-цементовоз и получила пробоину. Через образовавшееся отверстие на улицы соседнего посёлка Машинистов хлынул сжиженный газ. И в этот момент кто-то из местных жителей в последнюю секунду своей жизни зажёг спичку, или всего лишь включил свет на веранде, после чего по посёлку прокатился огненный вал. Специалисты называют это объёмным взрывом. Многие из жильцов посёлка в поисках спасения выбрасывались на улицу через окна – и здесь мгновенно сгорали, словно мотыльки в пламени гигантской свечи. Кто-то, обезумев от страха, лез в погреб, думая, что в мире началась ядерная война. Многие люди задохнулись от нестерпимого жара прямо в своих постелях, так до конца и не проснувшись. Пожару была присвоена категория № 4 – самой высокой опасности. Чтобы потушить десятки домов, а также предотвратить перекидывание огня на станцию, где в это время стояли десятки цистерн с горючим и платформы с лесом, пожарные команды из Сызрани, Октябрьска, Тольятти и Куйбышева работали всю ночь. К 9 часам утра огромный очаг был наконец локализован, а окончательно ликвидирован лишь к вечеру того же дня. Погибшим по-настоящему завидовали их выжившие родственники, страшно обгоревшие в адском пламени. Даже на десятые сутки после случившегося люди продолжали умирать в ожоговом центре, перенеся за эти дни нечеловеческие страдания и мучения. Согласно официальной справке, в ту страшную ночь в посёлке Машинистов сгорело в общей сложности 44 дома, погиб 41 человек, и ещё около 200 жителей получили тяжёлые травмы. Виновников катастрофы судили через девять месяцев на выездном заседании Куйбышевского областного суда. На скамье подсудимых оказались трое: уже упоминавшийся дежурный по горке на станции Сызрань-1 Валерий Воронков, помощник составителя поездов Леонид Фуражкин и башмачник горки Александр Поднебесов. Первых двоих суд приговорил к 6 годам лишения свободы в колонии усиленного режима каждого, а Поднебесова – к трем годам лишения свободы в колонии общего режима. Посёлка Машинистов давно уже нет на географической карте, а на его месте ныне выросла целая берёзовая роща, высаженная вскоре после трагедии.

 

Главное самарское событие года

12 сентября 1980 год в Новокуйбышевске толпа возмущённых граждан разгромила здание милиции. Поводом для массовых беспорядков стало убийство милиционером Анашкиным молодого парня около танцплощадки. Начиная со 2 февраля 1981 года, председателем Новокуйбышевского горсуда А.Д. Кривовым слушалось уголовное дело по обвинению зачинщиков этих событий. В числе подсудимых - Евграфова Светлана Борисовна, Ионов Сергей Викторович, Поздняков Николай Николаевич, Эгамбердиев Тахир Юсупович, Шульпин Юрий Иванович, Попов Александр Анатольевич, Никурашина Ольга Ивановна. Им всем было предъявлено обвинение по ст. 206 УК РСФСР (злостное хулиганство). Приговор – от 2,5 до 7 лет лишения свободы.

 

Новокуйбышевский погром

Тот факт, что милицию (а теперь - полицию) у нас, мягко говоря, не любили раньше и не любят сейчас, никому не нужно доказывать. При этом криминальные инциденты, которые то и дело происходят в правоохранительных органах, лишь подогревают это негативное отношение народа к блюстителям порядка. Но если в начале XXI века милицейские преступления быстро становятся достоянием гласности, то в советские времена они тщательно засекречивались. И потому всю правду о подобных случаях мы узнаем лишь спустя десятилетия (рис. 1).

Специалисты считают, что события, произошедшие осенью 1980 года в Новокуйбышевске, практически не имеют аналогов в истории СССР. На карте нашей страны этот город появился вскоре после окончания Великой Отечественной войны, когда в Заволжье быстрыми темпами стали расти объемы добычи «чёрного золота». Стало понятно, что нефтеперерабатывающие заводы, существовавшие в то время в регионе, уже не справляются с освоением нарастающего из месяца в месяц потока ценного сырья. Вот так в июне 1947 года по решению правительства СССР была образована дирекция нового строящегося НПЗ. Почти одновременно с началом работ на этой площадке в окрестностях железнодорожной платформы «1102 километр» началось возведение первых зданий рабочего посёлка, вскоре получившего название Ново-Куйбышевский.

Как это всегда было в сталинские годы, осваивать новый промышленный объект первыми начали заключённые Нефтестройлага – очередной «ячейки» всемогущего ГУЛАГа. Правда, позже на эту стройку стали брать также и вольнонаёмных рабочих, которых расселяли в соседних селах Русские и Мордовские Липяги. Осенью 1947 года у платформы «1102-й километр» из стандартных панелей рабочие уже собрали первый двухэтажный жилой дом. Вот так в заволжской степи закладывалась основа для жилищного строительства на территории призаводского посёлка.

В октябре 1951 года состоялся торжественный ввод в эксплуатацию первой очереди Новокуйбышевского НПЗ. А в феврале 1952 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР рабочий посёлок Ново-Куйбышевский был преобразован в город областного подчинения с присвоением ему названия Новокуйбышевск.

После исторических решений ХХ съезда КПСС сама система обеспечения строящихся промышленных предприятий рабочей силой за счёт принудительного труда заключённых была признана порочной, и в итоге большинство призаводских лагерей стали быстрыми темпами ликвидироваться. Во второй половине 50-х годов на стройплощадках химических предприятий Новокуйбышевска в основном работали уже не лагерные узники, за которыми ещё несколько месяцев назад присматривала вооруженная охрана, а бывшие заключённые, недавно освободившиеся из лагерей. Большинство из них впоследствии остались в этом городе жить и работать. Но при этом наследие ГУЛАГа в психологии и в быте здешнего населения продолжало сказываться не только на недавних зеках, но и на последующих поколениях новокуйбышевцев. Неудивительно, что этот небольшой город (всего около 120 тысяч жителей) на протяжении десятилетий по уровню преступности в регионе стабильно занимал одно из первых мест.

К 80-м годам прошлого века Новокуйбышевск был одним из крупнейших центров нефтепереработки в масштабах всего СССР. В это время основу его промышленного потенциала составляли четыре крупных предприятия: нефтеперерабатывающий завод, нефтехимический комбинат, завод синтетического спирта и ПО «Трубоизоляция». Однако в советское время не принято было говорить о неблагополучной технологической обстановке на многих здешних предприятиях, из-за чего здесь не раз происходили взрывы и пожары, сопровождавшиеся многочисленными человеческими жертвами. А ещё в Новокуйбышевске в течение десятилетий сохранялась неблагополучная экологическая ситуация, поскольку со здешних предприятий в атмосферу города и окрестные водоёмы попадали (и до сих пор попадают) десятки тонн углеводородов, солей тяжелых металлов и других, чрезвычайно опасных для всего живого химических веществ (рис. 2-4).

 

«Вовка, я умираю»

События, похожие на новокуйбышевские, в 1962 году происходили в городе Новочеркасске Ростовской области, где граждане вышли на улицы с акциями протеста против повышения цен на продукты питания. Но там власти имели дело с мирной демонстрацией, которую они тем не менее все же разогнали с применением армии и бронетехники.

Что касается трагических событий, случившихся в Новокуйбышевске в 1980 году, то здесь о мирном характере акции с самого начала не было даже и речи. Тогда толпа била стёкла в здании городской милиции, поджигала милицейские автомашины, кидала камни и бутылки в представителей власти. Очевидцы затем рассказывали, что так люди себя ведут, когда их возмущение, как говорится, доходит до крайней степени кипения. Но что же стало причиной столь масштабного погрома, который жители Новокуйбышевска учинили в отношении нашей родной милиции вечером 12 сентября 1980 года?

Как это часто бывало в те времена, все началось около половины восьмого вечера с мелкого конфликта на местной танцплощадке, которая располагалась в сквере близ кинотеатра имени ХХ партсъезда (рис. 5, 6). Один подвыпивший парень за грубое слово ударил по лицу своего сверстника, не менее пьяного, в результате чего началась драка между двумя группами молодёжи с соседних улиц. Оперативно прибывший на танцплощадку наряд милиции быстро утихомирил драчунов, и при этом задержал троих участников потасовки. В сопровождении дружинников милиционеры пешком повели дебоширов в горотдел, который от места происшествия находился всего в двух кварталах. Тогда-то и произошел тот самой роковой инцидент, уже через несколько минут ставший своеобразной искрой для новокуйбышевской «бочки с порохом» (рис. 7-10).

Выходя вместе с задержанными из сквера, сержант Владимир Анашкин, которого все запомнили по рыжим волосам, у здания кинотеатра увидел группу молодых людей, которые, как ему показалось, что-то высказывали в адрес милиционеров. Кричали они при этом оскорбления или нет, выяснить так и не удалось, но только Анашкин выхватил из кобуры пистолет и два раза выстрелил в толпу. Одна из пуль попала в шею 18-летнего Михаила Ласицы, стоявшего у кинотеатра вместе с остальными парнями, от чего молодой человек уже через несколько минут скончался.

Подробное расследование этого инцидента, проведенное затем прокуратурой, показало, что у милиционера в данной ситуации не было никаких законных оснований для применения табельного оружия. На работника правопорядка никто не нападал, никто не пытался освободить задержанных, а убитый, как показывали затем свидетели, вообще ничего не кричал в адрес патрульных, а лишь молча стоял в общей группе. Сам же Анашкин на следствии так и не смог вразумительно объяснить, почему же это без особых на то причин он вдруг стал стрелять по людям, ничем серьезным ему не угрожавшим. Одним словом, здесь имело место явное превышение милиционером своих служебных полномочий, к тому же повлекшее за собой смерть человека.

Вот что на следствии рассказывал 20-летний Сергей Ионов, изолировщик Су-1 треста «Куйбышевтрубопроводстрой», впоследствии подсудимый:

- Вечером 12 сентября я у себя дома вместе с друзьями пил пиво. Вдруг забежал кто-то из знакомых и сказал, что в парке началась драка между парнями «из района площади» и парнями из 72-го квартала. Мы побежали к кинотеатру, и увидели, как из парка работники милиции выводят нескольких парней. Неожиданно я услышал два хлопка - как оказалось позже, это были пистолетные выстрелы. Тут же рядом со мной на асфальт упал мой друг Михаил Ласица, которого я давно знал. Из раны на его шее текла кровь. Он лишь успел сказать склонившемуся над ним парню: «Вовка, я умираю», и тут же замолчал, а голова его откинулась. Я понял, что моего друга застрелил тот самый милиционер. Это мысль меня прямо-таки взбесила, и я с другими парнями погнался за работниками милиции.

Увидев, что они наделали, Анашкин и его напарник сержант Алексей Скрипнин сразу забыли о задержанных и кинулись в здание кинотеатра имени ХХ партсъезда - по их словам, чтобы позвонить в горотдел. Следом за милиционерами в фойе вбежали уже упомянутый выше Сергей Ионов и его приятель, рабочий того же предприятия 20-летний Николай Поздняков. Другим преследователям ворваться сюда не удалось, потому что дверь запер и некоторое время её удерживал дружинник Сергей Яханов. Ионов и Поздняков бросились бить милиционеров, но подготовленным к такой схватке блюстителям порядка удалось их уложить на пол и связать. Однако в это время толпа, напиравшая на дверь со стороны улицы, сумела сорвать запоры, и в фойе кинотеатра ворвалось ещё несколько свидетелей убийства.

Увидев Ионова и Позднякова связанными, преследователи тоже присоединились к драке. Верховодил всеми учащийся ТУ-14 Тахир Эгамбердиев, который призывал к расправе над сержантами, бил их стульями и кидал в них горшки с кактусами, стоявшие на подоконнике. Драку не смог остановить даже прибывший на помощь своим коллегам дополнительный наряд, срочно вызванный сюда сотрудниками кинотеатра. За несколько минут толпа сумела отбить связанных Ионова и Позднякова у милиционеров, а самих служителей правопорядка вытолкала на улицу.

 

Горячая ночь

Побитые милиционеры бросились к своей машине, но уехать им так и не удалось, потому что вокруг уже собралась толпа. Выбежавшего из кинотеатра Анашкина сразу узнали по рыжей шевелюре, и многие погнались за ним и за Скрипниным. А стоявшая рядом с машиной женщина с ребёнком, как потом выяснилось – 30-летняя работница городской электросети Светлана Евграфова, стала кричать собравшимся: «Менты совсем обнаглели! Ни за что забирают в обезьянник, а теперь уже убивать начали! Чего смотрите, переворачивайте их машины! Или вы не мужики?»

После этих слов толпе хватило всего несколько секунд, чтобы опрокинуть жёлтый «бобик», который от чьей-то спички тут же вспыхнул ярким пламенем. Через минуту та же участь постигла и милицейский мотоцикл «Урал» с коляской. А Евграфова во время расправы над техникой, словно на митинге, призывала всех потребовать ответа от начальства, по какому праву убили молодого парня, и накажут ли вообще его убийцу.

Взбудораженные лёгкой победой над грозными с виду милиционерами и двумя огненными факелами, люди от кинотеатра двинулись в сторону здания ГОВД. Что же касается сержанта Анашкина, главного виновника ЧП, то он вместе с напарником Скрипниным к тому моменту успел спрятаться в одной из квартир соседнего дома. Найти здесь милиционеров их преследователи так и не смогли.

В итоге около девяти часов вечера события вокруг Новокуйбышевского ГОВД достигли критического накала. По разным оценкам, к тому моменту вокруг здания милиции собралось от 400 до 500 человек, многие в состоянии алкогольного опьянения. Значительная часть собравшихся не видела инцидента со стрельбой и убийством Михаила Ласицы, и им по большому счету было все равно, что стало причиной беспорядков, главное – «бить ментов».

Сначала люди просто требовали, чтобы к ним вышел начальник горотдела и объяснил случившееся, но в ответ в толпу из окон здания ГОВД полетела «черёмуха» - специальные упаковки, при поджигании выделяющие слезоточивый газ. Однако милиционеры в суматохе не смогли правильно применить это спецсредство. В результате почти все упаковки, ещё не начавшие дымить как следует, рассерженные бунтовщики смогли закинуть обратно в здание горотдела. Затем молодёжь принялась бомбардировать милицейские окна камнями, и вскоре в них не осталось ни одного целого стекла.

Все это время упомянутая выше Евграфова вместе с 21-летней Ольгой Никурашиной, другой работницей горэлектросети, с новой силой призывала громить и поджигать милицейские автомобили. И вскоре около горотдела на площади одна за другой запылали машина медвытрезвителя, личный «Запорожец» сотрудника ГОВД Бурмистрова, мотоцикл «Урал» местного отделения ГАИ и другие транспортные средства. В общей сложности в тот роковой вечер возмущенные граждане сожгли 12 единиц милицейской техники, тем самым причинив бюджету ущерб на общую сумму более 5,5 тысяч рублей, что в то время было большими деньгами.

Ещё одной машиной, захваченной у милиции, пьяные лихачи, в числе которых был 20-летний Александр Попов, слесарь треста «Волгоэнергоремонт», протаранили ворота, ведущие во двор здания ГОВД. После этого другие парни во главе с 22-летним работником завода синтетического спирта Юрием Шульпиным через боковой вход попытались ворваться в здание, чтобы добраться до комнаты задержанных и всех освободить, однако милиционеры изнутри отбили эту атаку (рис. 11).

 

О погроме узнали от «Голоса Америки»

В самый разгар событий в осаждённое здание милиции прибыл первый секретарь Новокуйбышевского горкома КПСС Виктор Кирюшкин, который сразу же решил обратиться к толпе, чтобы попытаться её утихомирить. Несмотря на уговоры милицейских руководителей, которое настойчиво просили его этого не делать, Кирюшкин всё же вышел на крыльцо здания ГОВД – и тут же раскаялся в своем поступке, потому что ему прямо в лоб угодила метко пущенная кем-то пустая бутылка. С перевязанной головой партийный руководитель Новокуйбышевска связался по запасному милицейскому каналу с обкомом КПСС и доложил о творящихся в городе беспорядках. В ответ ему пообещали немедленную помощь.

Для разгона взбудораженной толпы к зданию ГОВД были направлены несколько пожарных автомашин и бойцы из расположенного неподалеку 429-го военно-строительного отряда, которые под прикрытием водомётов пошли на взбунтовавшихся горожан, намотав на руку ремни с медными пряжками и наотмашь избивая всех, кто попадался им на пути. В ответ из толпы в них полетели камни. После того, как несколько бойцов стройбата упали с разбитыми в кровь головами, солдаты вынуждены были отступить. Толпу около здания ГОВД удалось полностью рассеять лишь после 11 часов вечера, когда в Новокуйбышевск прибыл милицейский батальон из дивизии внутренних войск, дислоцировавшейся в областном центре.

В ту же ночь, всего лишь через 2-3 часа после разгона толпы, о событиях в Новокуйбышевске сообщили по «Голосу Америки», а утром – по Би-Би-Си, причем сделано это было с поразительными подробностями. Разумеется, западные радиостанции преподнесли сам факт разгрома милиции в одном из регионов СССР с политическим подтекстом - как «выступление трудящихся против прогнившего коммунистического режима».

Но пока вещали эти «голоса», в разгромленном здании ГОВД и вокруг него уже работали спешно собранные бригады ремонтников и уборщиков, которые за ночь вывезли сожжённые остовы автомашин, вставили стёкла во всех окнах, забелили следы копоти на стенах, смыли с асфальта следы крови. Так что уже утром глазам многочисленных зевак, прослышавшим о вечерних событиях, предстало лишь пахнущее свежей краской здание городской милиции, где уже ничего не напоминало о масштабном погроме.

В течение нескольких дней в городе продолжались аресты участников этого небывалого ЧП. Несмотря на то, что в столкновениях с милицией участвовало несколько сотен человек, прокуратура сочла возможным привлечь к ответственности только названных выше семерых человек. Следствие по делу было проведено оперативно, и в самом конце 1980 года оно уже поступило в суд (рис. 12).

 

Судебный процесс

Вот как о событиях в Новокуйбышевске, произошедших 12 сентября 1980 года, вспоминал Александр Дмитриевич Кривов, бывший председатель Новокуйбышевского городского суда (рис. 13).

- Я не был непосредственным свидетелем событий, произошедших в нашем городе 12 сентября 1980 года. В тот вечер я, как всегда, приехал к себе домой, а о чрезвычайном происшествии у здания городской милиции узнал только утром следующего дня. Затем мне постепенно становились известны все новые и новые подробности случившегося, а на другой день пошли разговоры, что уже вечером 13 сентября о событиях в Новокуйбышевске в своих новостях сообщила радиостанция «Голос Америки». Я, правда, сам этой передачи не слышал – мне о ней рассказал кто-то из знакомых.

Буквально через несколько дней после этих массовых беспорядков я узнал, что прокуратурой по данному факту возбуждено уголовное дело. Стало быть, прикинул я, через несколько месяцев должно будет завершиться его расследование, а потом дело передадут в наш городской суд. Когда я все это осознал, то передо мной, как председателем суда, сразу же встало несколько вопросов. Во-первых, какова будет подсудность этого дела, то есть какой суд (областной или наш, городской) начнёт его рассматривать по первой инстанции? Во-вторых, если всё будет проходить у нас, в Новокуйбышевске, то в каком же помещении будет слушаться дело? Ведь в свете сентябрьских событий у меня были все основания опасаться каких-нибудь новых выступлений граждан, и их вполне мог спровоцировать сам факт такого судебного процесса.

Следствие было проведено очень быстро, и уже в конце 1980 года это уголовное дело поступило на рассмотрение в наш городской суд. Уже после беглого знакомства с его материалами к прежним вопросам, о которых я говорил выше, у меня тут же прибавилось новые. В первую очередь меня немало удивила квалификация действий обвиняемых. Оказывается, органы предварительного следствия усмотрели в событиях 12 сентября лишь факты хулиганства, но никак не массовые беспорядки, что, согласитесь, в данном случае выглядело бы гораздо логичнее. При этом мнения о том, что такая квалификация данного преступления ошибочна, придерживался не только я, но и другие судьи и юристы, с которыми я тогда счел возможным посоветоваться.

Одним словом, со всеми вопросами, накопившимися у меня в связи с этим делом, я приехал к тогдашнему председателю Куйбышевского областного суда Виктору Петровичу Лавриченко (рис. 14). Он выслушал меня, а потом спросил: «Скажи, Александр Дмитриевич, в какой стране мы живем?» Я ответил: «В Советском Союзе». Он и говорит: «Ну, раз в Советском Союзе, то ты сам должен понимать, что в нашей стране массовых беспорядков не бывает. Я на этот счёт уже консультировался там, - тут он поднял палец вверх, - и мне сказали, что все случившееся у вас в сентябре – это не более чем хулиганство. Исходя из такой квалификации ты и будешь рассматривать дело».

После этого я ему изложил свои сомнения о том, стоит ли слушать это дело в Новокуйбышевске, в первую очередь с точки зрения безопасности. Лавриченко со мной согласился, после чего сразу же было принято решение: провести этот судебный процесс в здании Куйбышевского областного суда, в 58-м зале – самом большом из всех имеющихся помещений. Если я не ошибаюсь, это был уникальный случай за всю более чем столетнюю историю нашей областной судебной инстанции, когда уголовное дело местного масштаба (таковым он считалось согласно предъявленной квалификации) рассматривалось не по месту совершения преступления, а в областном центре (рис. 15).

Перед началом слушания, конечно же, были предприняты очень серьёзные меры безопасности. В частности, на всё время судебного процесса для нас был выделен специальный автобус, на котором из Новокуйбышевска в Куйбышев и обратно ездили и члены суда, и вызванные в суд многочисленные свидетели и потерпевшие. В самом здании облсуда, а также на площади перед ним в дни заседаний дежурило несколько групп военных патрулей, в том числе и с собаками. Хотя формально слушание дела было открытым, никто из посторонних с улицы в зал суда не допускался. Сюда мог войти только узкий круг лиц по спецпропускам. А при знакомстве с залом меня поразило невиданное до того организационное новшество. Перед всеми участниками процесса было установлено по микрофону, причем не только перед председательствующим и народными заседателями, но также перед прокурором, адвокатами и даже перед каждым из подсудимых. Ни до, ни после этого процесса с таким уровнем организации я ни разу не сталкивался.

Конечно же, и я, и руководство областного суда в контексте социально-политической обстановки тех лет в полной мере осознавали всю степень ответственности, которая ложилась на нас в связи с этим делом. Мы все понимали, что данный уголовный процесс нужно провести так, чтобы потом ни у кого не возникло ни малейшего сомнения в виновности подсудимых. В связи с этим мне вспоминается эпизод, когда ещё до окончания судебного следствия меня пригласил к себе Лавриченко и спросил, почему я не предоставил слово для защиты одному из подсудимых, что в то время предусматривалось Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР. Я сразу же понял, что председателю суда на меня пожаловался адвокат этого подсудимого, и ответил, что его жалоба неправомерна, потому что судебное следствие ещё не завершено, а до его окончания всем, кто этого пожелает, обязательно будет предоставлено слово. Разумеется, Виктор Петрович и сам знал, что я ему отвечу, однако он все-таки решил подстраховаться и пригласил меня на беседу, потому что судьба этого дела его беспокоила не меньше, чем меня.

Что ещё можно сказать о ходе этого судебного процесса? Сразу же отмечу, что за все время его проведения ни разу не случилось ничего такого, что бы врезалось мне в память. Не было никаких инцидентов, непредвиденных ситуаций или нарушений порядка, всё прошло достаточно выдержанно и корректно. Я это объясняю только тем, что все участники процесса, начиная мною и заканчивая подсудимыми, совершенно чётко понимали всю необычность этого дела для того времени, и вполне себе представляли, к чему могли привести малейшие сбои в его проведении.

Меня до сих пор спрашивают, давал ли мне кто-нибудь накануне этого процесса хоть какие-то установки, указания или хотя бы пожелания об исходе дела. Отвечаю: нет, никто мне никаких установок не давал – ни представители партийных органов, ни сотрудники МВД или КГБ, ни кто-либо ещё. Председатель областного суда Лавриченко тоже ни единого раза, даже намёком, не попытался хоть как-то повлиять на судьбу подсудимых – например, посоветовать: такому-то нужно дать столько-то лет лишения свободы. Что же касается упомянутого выше разговора о квалификации действий подсудимых, то тут, как я понимаю, председатель высказывал не свою точку зрения, а предписанную ему свыше.

Стоит отметить, что, несмотря на всю политическую значимость этого судебного процесса, я далеко не во всем соглашался с выводами следствия и собранными им уликами. В этом можно убедиться, изучив текст приговора. В ряде случаев я исключил из дела доказательства, показавшиеся мне неубедительными, а в отношении некоторых подсудимых изменил квалификацию обвинения, заменив статьи Уголовного кодекса. Кроме того, при вынесении приговора я учёл ходатайства трудовых коллективов, где работали некоторые из подсудимых. Руководители коллективов в своих обращениях просили суд о снисхождении к их сотрудникам, обещая при необходимости взять их на поруки.

Конечно же, в тот момент, когда это уголовное дело ещё только поступило к нам в суд после окончания предварительного следствия, я, как руководитель, вполне мог бы снять с себя эту тяжелую ношу, и поручить слушание одному из двоих судей, находящихся в тот момент в моём подчинении. Однако такое моё решение, конечно же, никто бы не понял и не одобрил. Ведь я в то время был не просто членом партии, но ещё и членом горкома КПСС, депутатом городского Совета, и потому хорошо понимал, какая ответственность ложится на плечи того судьи, который возьмётся за его рассмотрение. Поэтому я взял всю ответственность на себя, решив так: если я где-то в ходе процесса совершу ошибку, то сам же за неё и буду отвечать. А это всегда легче, чем отвечать за действия подчинённых. И уже после окончания судебного процесса я понял, что с этим делом я справился, как нужно.

В завершение хочу высказать свое мнение о подоплёке тех событий, которые произошли в Новокуйбышевске вечером 12 сентября 1980 года, а также о подсудимых. Конечно же, злостного, циничного хулиганства в их действиях было с избытком – это вне всякого сомнения. Да, почти все подсудимые – вовсе не ангелы, многие из них в тот вечер находились в состоянии алкогольного опьянения, и почти все они ранее были замечены в антисоциальном поведении, в пьянстве и дебошах. Однако необходимо подчеркнуть, что массовые выступления граждан в тот роковой вечер произошли в условиях весьма заметной напряжённости между значительной частью жителей Новокуйбышевска и милицией, сотрудники которой своим неадекватным поведением сами спровоцировали людей на бесчинства и погромы. Образно выражаясь, убийство работником милиции молодого парня в тот вечер и стало той самой последней каплей, которая переполнила чашу народного терпения.

Напряженность между милицией и населением города накапливалась годами, и при этом её причины характерны не только для Новокуйбышевска, но и для всей нашей страны. Что греха таить, наши милиционеры при общении с людьми крайне редко ведут себя по-джентльменски. И по сей день постовой может ни за что хватить человека резиновой дубинкой, пнуть ногой, отобрать у него последние деньги, особенно если он имеет дело с пьяным или каким-нибудь мелким нарушителем. Ещё наша милиция десятилетиями славилась (и до сих пор славится) тем, что запросто может «повесить» на невиновного человека какое-нибудь уголовное дело, чтобы закрыть «баранку» в отчете, а для этого подбрасывает ему наркотики или оружие. Но в то же время у дежурного рай- или горотдела во все времена находился повод для того, чтобы отказаться принять у гражданина заявление о совершённом преступлении. В целом же беспорядки 12 сентября стали выражением отношения людей к органам правопорядка, а если брать шире, то и к власти вообще. Тогда всё получилось стихийно, и никто эти беспорядки не организовывал, как это порой кое-кто пытался представить и тогда, и в наши дни.

Слушание этого уголовного дела продолжалось около месяца, и приговор по нему был оглашен 2 февраля 1981 года. Все семеро подсудимых (упомянутые выше Евграфова, Ионов, Поздняков, Эгамбердиев, Шульпин, Попов и Никурашина) были признаны виновными по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР (злостное хулиганство), а некоторые – также и по ст. 98 (умышленное уничтожение имущества путем поджога). В итоге они были приговорены к лишению свободы на сроки от 2,5 до 7 лет в колониях общего или усиленного режима.

Что касается главного виновника новокуйбышевского погрома – бывшего сержанта милиции Владимира Анашкина, то он был привлечен к уголовной ответственности за убийство по неосторожности и превышение своих служебных полномочий. В целях безопасности судебный процесс по его делу было решено проводить в Пензенском областном суде, который приговорил бывшего милиционера к 12 годам лишения свободы в колонии строгого режима (рис. 16).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

(При подготовке публикации использованы материалы уголовного дела 1-362-1981 года из архива Новокуйбышевского городского суда).

 

Литература

Борисова Л. Хроника «чёрной пятницы». – Газета «Город Н-ск», 14 сентября 2001 года.

Борисова Л. Хроника «чёрной пятницы»-2. – Газета «Город Н-ск», 12 октября 2001 года.

Борисова Л. Хроника «чёрной пятницы». – Газета «Самарское обозрение», 17 сентября 2001 года.

Ерофеев В.В. Новокуйбышевский погром. – Газета «Волжская коммуна», 10 сентября 2010 года.

Ерофеев В.В. Новокуйбышевский погром. – Газета «Секретные материалы», № 3 – 2014 год, январь.

Молодцова А. Новокуйбышевский погром глазами постороннего. – Газета «Губернский вестник», 27 марта 1998 года.

 

 

 

Дополнение

 

Из архива Самарского областного суда

 

Дело № 1-55/81

Приговор Новокуйбышевского городского суда от 2 февраля 1981 года

Председательствующий Кривов А.Д., народные заседатели Дубошин В.А., Ершов В.М., прокурор Носов Д.И., общественные обвинители Баженова А.Е., Якушев В.А., Кашапова В.П., адвокаты Попова Г.Н., Алмазов А.И., Голубева М.Ф., Козелков Г.М., Оскарева Ж.К., Чернов В.С., Афонин А.А., секретарь Ильченко Т.Е.

Подсудимые

Евграфова Светлана Борисовна, 13 января 1951 года рождения, уроженка г. Куйбышева, русская, беспартийная, образование среднее, замужняя, на иждивении имеет сына в возрасте 7 лет, не судимая, контролёр Новокуйбышевской горэлектросети, проживает в г. Новокуйбышевске, улица Киевская, д.11, кв. 46, обвиняется в преступлении, предусмотренном ст.17-206 с.2 т 17-98 ч.2 УК РСФСР;

Ионов Сергей Викторович, 24 февраля 1959 года рождения, уроженец посёлка Безенчук, чуваш, образование среднее, беспартийный, холостой, не судимый, изолировщик Су-1 треста «Куйбышевтрубопроводстрой», проживает в г. Новокуйбышевске, ул. Советская, д.4, кв. 12, обвиняется в преступлении, предусмотренном ст. 206 ч.2 УК РСФСР;

Поздняков Николай Николаевич, 15 марта 1960 года рождения, уроженец г. Новокуйбышевска, русский, образование 8 классов, беспартийный, холостой, не судимый, изолировщик СУ-1 треста «Куйбышевтрубопроводстрой», проживает в г. Новокуйбышевске, Волгоградский проезд, д.4, кв.2, обвиняется в преступлении, предусмотренном ст. 206 ч.2 УК РСФСР;

Эгамбердиев Тахир Юсупович, 13 августа 1963 года рождения, уроженец г. Новокуйбышевска, узбек, образование среднее, член ВЛКСМ, холостой, не судимый, учащийся ТУ-14 г. Новокуйбышевска, проживает в г. Новокуйбышевске, ул. Советская, д.3, кв. 8, обвиняется в преступлении, предусмотренном ст. 206 ч.2 УК РСФСР;

Шульпин Юрий Иванович, 19 марта 1958 года рождения, уроженец г. Новокуйбышевска, русский, член ВЛКСМ, образование среднее, женатый, на иждивении имеет ребёнка в возрасте 1 год 6 месяцев, судим 10 марта 1976 года по ст. 15-90 УК РСФСР, приговорён к 1 году исправительных работ, судим 27 октября 1976 года по ст. 212-1 УК РСФСР, приговорён к 10 месяцам лишения свободы, художник цеха № 8 Куйбышевского завода синтезспирта, проживавшего в г. Чапаевске, ул. Ялтинская, д.10, обвиняется в преступлении, предусмотренном с. 206 УК РСФСР;

Попов Александр Анатольевич, 27 декабря 1959 года рождения, уроженец села Заплавное Борского района Куйбышевской области, русский, беспартийный, образование среднее, холостой, не судимый, электрослесарь треста «Волгоэнергоремонт», проживает в г. Новокуйбышевске, ул. Дзержинского, д. 34, кв. 92, обвиняется в преступлении, предусмотренном ст.ст. 206 ч.2 и 98 ч.2 УК РСФСР;

Никурашина Ольга Ивановна, 6 июля 1959 года рождения, уроженка г. Новокуйбышевска, русская, беспартийная, образование среднее, замужняя, на иждивении имеет ребёнка в возрасте 2 лет, не судимая, электромонтёр Новокуйбышевской горэлектросети, проживает в г. Новокуйбышевске, ул. Белинского, д.18, кв. 31, обвиняется в преступлении, предусмотренном ст.ст. 206 ч.2 и 98 ч.2 УК РСФСР.

Суд установил, что 12 сентября 1980 года около 19 часов 40 минут в Новокуйбышевский ГОВД поступило сообщение о драке в парке за кинотеатром имени ХХ партсъезда, куда на автомашине ПМГ-27 была направлена оперативная группа работников милиции, в составе которой находился и милиционер Анашкин В.В. Задержав несколько подростков, часть оперативной группы возвратилась в отдел милиции, а Анашкин с милиционером Скрипниным и дружинником Яхановым, с тремя задержанными подростками, пошли к отделу милиции. Анашкин В.В. увидел около кинотеатра группу молодых ребят, которые были возбуждены, из толпы доносились крики и нецензурная брань.

Тогда Анашкин, превысив свои служебные полномочия, предоставленные ему законом, применил оружие, в результате чего выстрелом из пистолета в шею убил Ласицу М.Г., находившегося в группе молодёжи. Ионов и Поздняков, будучи в нетрезвом состоянии, и с ними другие неустановленные лица, подстрекаемые призывами к совершению злостного хулиганства Евграфовой, также находящейся в нетрезвом состоянии, с целью избиения работников милиции и совершения хулиганских действий ворвались в фойе кинотеатра, где выражались нецензурной бранью в адрес сотрудников милиции и угрожали им расправой. Поздняков из хулиганских побуждений, оказывая активное сопротивление, нанёс несколько ударов по туловищу работника милиции Скрипнина. Однако их хулиганские действия были пресечены находившимися там работниками милиции Сиразитдиновым, Скрипниным, дружинником Яхановым и другими, в результате чего Ионов и Поздняков были связаны.

Тогда Эгамбердиев Т.Ю., находясь в нетрезвом состоянии, вместе с группой других неустановленных лиц, не желая подчиниться незаконным требованиям работников милиции и народных дружинников, из хулиганских побуждений ворвались в фойе кинотеатра, где освободили задержанных хулиганов Ионова и Позднякова. При этом Эгамбердиев, проявляя особую дерзость, пытался нанести побои работникам милиции Анашкину, Красильникову и Сиразитдинову. Красильников стал удерживать Эгамбердиева, однако последний оказал активное сопротивление, выражался нецензурной бранью, угрожал расправой, на замечания не реагировал. В это время Ионов из хулиганских побуждений оказал активное сопротивление дружиннику Яханову, кулаком ударил в лицо работника милиции Анашкина, пытался ударить связкой стульев и цветочным горшком работников милиции, находившихся в фойе кинотеатра. В результате хулиганских действий Ионова, Позднякова, Эгамбердиева и других неустановленных лиц была сорвана демонстрация кинофильма.

Продолжая свои хулиганские действия и не желая подчиниться законным требованиям работников милиции и народных дружинников, Ионов, Поздняков, Эгамбердиев и другие неустановленные лица, подстрекаемые Евграфовой, из хулиганских побуждений перевернули автомашину УАЗ-452 госномер 31-11 УКБ, стоявшую в тот момент у кинотеатра и принадлежавшую Новокуйбышевскому ГОВД, которая впоследствии была подожжена неустановленными лицами, в результате чего машина пришла в негодность, а горотделу причинен ущерб на сумму 1372 рубля 02 коп. Кроме того, подстрекаемый призывами Евграфовой, неустановленный гражданин с целью уничтожения государственного имущества перевернул мотоцикл госномер 63-66 КШН марки М-66 «Урал», принадлежащий ГАИ при Самарском РОВД г. Куйбышева, а затем поджёг его, в результате чего мотоцикл пришёл в негодность, а райотделу милиции был причинен материальный ущерб на сумму 309 руб. 53 коп.

Далее Евграфова с целью продолжения злостного хулиганства, нарушения общественного порядка и оказания сопротивления работникам милиции подстрекала окружающих её граждан на следующий день не выходить на работу и учёбу, а пойти на площадь В.И. Ленина с демонстрацией протеста. Также Евграфова подстрекала граждан к активным действиям в отношении работников милиции и призывала разгромить здание Новокуйбышевского ГОВД. После этого, подстрекаемая призывами Евграфовой, большая группа граждан, в которой находились Поздняков, Ионов, Шульпин, Попов, Никурашина и другие лица, побежали к горотделу милиции, где стали выражаться нецензурной бранью, угрожать расправой работникам милиции, бросать камни и другие предметы в окна здания, чем причинили Новокуйбышевскому ГОВД материальный ущерб на сумму 293 рубля. В это же время неустановленные лица, подстрекаемые Евграфовой, с целью уничтожения государственного имущества подожгли мотоцикл госномер 00-98 КШФ марки М-67 «Урал», принадлежащий Новокуйбышевскому ГОВД, в результате чего мотоцикл пришёл в негодность, а горотделу был причинен материальный ущерб на сумму 472 руб. 72 коп.

Следуя призывом Евграфовой, неустановленный следствием гражданин забрался в машину медвытрезвителя Куйбышевского ГОВД г. Куйбышева ГАЗ-52 госномер 46-99 УКЗ, из хулиганских побуждений и с целью повреждения государственного имущества стал наезжать на другие автомашины, а затем выбил автомашиной медвытрезвителя ворота, ведущие во двор горотдела милиции, чем повредил машину. Ей после указанных событий потребовался капитальный ремонт, а Куйбышевскому РОВД был причинен материальный ущерб на сумму 1190 рублей.

В это же время из хулиганских побуждений Никурашина призвала Попова, Позднякова и других неустановленных лиц перевернуть автомашину «Запорожец», принадлежавшую работнику милиции Бурмистрову, а потом поджечь ее. Поздняков и Попов перевернули машину «Запорожец» госномер 56-06 КШП, причинив тем самым Бурмистрову ущерб на сумму 1278 руб. 85 коп. Далее Никурашина, следуя призывам Евграфовой, с целью уничтожения государственного имущества совместно с Поповым, Поздняковым и другими неустановленными лицами пытались перевернуть автомашину ГАЗ-52 госномер 65-77 УКБ, принадлежавшую медицинскому вытрезвителю при Новокуйбышевском ГОВД. Никурашина подкладывала камни под колеса автомашины, чтобы она не скользила по асфальту, а когда этого сделать не удалось, Находившийся рядом Попов поджёг автомашину. В результате автомашина ГАЗ-52 медвытрезвителя при Новокуйбышевском ГОВД пришла в негодность и в дальнейшем потребовала капитального ремонта, а находившаяся внутри неё рация сгорела полностью. В общей сложности по этой причине медвытрезвителю при Новокуйбышевском ГОВД был причинен материальный ущерб на сумму 2190 рублей.

С целью пресечения хулиганских действий в городе и сохранения государственного имущества к отделу милиции прибыли военнослужащие военно-строительного отряда № 429 и пожарные автомобили второго отряда военизированной пожарной охраны г. Новокуйбышевска. Находившиеся около горотдела милиции Шульпин и Попов, следуя призывам Евграфовой, будучи в нетрезвом состоянии, совместно с неустановленными лицами из хулиганских побуждений стали бросать камни и другие предметы в военнослужащих, в результате чего Османову, Убалехту, Хазину, Нощенко и Катаеву были причинены легкие телесные повреждения без расстройства здоровья. Шульпин, Поздняков, Ионов и другие неустановленные лица, проявляя особую дерзость, не пропускали пожарные машины к зданию ГОВД, бросали в них камни и другие предметы, чем второму отряду пожарной охраны г. Новокуйбышевска был причинен ущерб на общую сумму 221 руб. 26 коп.

Затем Шульпин призывал собравшихся идти во внутренний двор здания ГОВД, после чего сам Шульпин, а совместно с ним также Попов, Поздняков и другие лица, с целью освобождения задержанных из изолятора временного содержания ворвались во двор горотдела милиции. Несмотря на предупредительные выстрелы со стороны работников милиции и их требования разойтись, Шульпин насильно, проявляя особую дерзость, из хулиганских побуждений за руку затащил и.о. начальника городского отдела внутренних дел Цыганова А.С. на поврежденную машину «Запорожец», и стал требовать от него объяснений перед собравшейся около здания милиции толпой. В дальнейшем хулиганские действия и уничтожение госимущества были пресечены вновь прибывшими подразделениями военнослужащих.

Подсудимая Евграфова виновной по ст. 17-206 ч.2 и ст. 17-98 ч.2 УК РСФСР себя признала частично, Ионов, Поздняков, Эгамбердиев, Шульпин по ст. 206 ч.2 УК РСФСР себя виновными признали частично, Попов по ст. 206 ч.2 УК РСФСР виновным себя признал частично, по ст. 98 ч.2 УК РСФСР виновным себя не признал, Никурашина по ст. 206 ч.2 УК РСФСР виновной себя признала полностью, а по ст. 98 ч.2 УК РСФСР – частично.

Подсудимая Евграфова на суде показала, что 12 сентября 1980 года около 18 часов она пришла на квартиру к своей знакомой Михневой, где они пили водку и вино, при этом вместе с ней находился её сын в возрасте семи лет. Затем около 20 часов она вместе с сыном пришла к кинотеатру имени ХХ партсъезда, где в это время стояла толпа граждан, из толпы слышались крики и нецензурная брань. От присутствовавших Евграфова узнала, что около кинотеатра работник милиции и пистолета убил парня. Тогда она тоже стала нецензурно кричать в адрес работников милиции, повторяя призывы громить милицию, которые она слышала из толпы. После этого Евграфова вместе с другими лицами бросилась к находившейся рядом милицейской машине, которая в итоге общими усилиями была перевёрнута. Однако она не видела, чтобы автомашину кто-то поджигал, и считала, что она сама загорелась от падения.

После этого толпа подбежала к милицейскому мотоциклу, также стоящему у здания кинотеатра, свалила его на бок, и мотоцикл загорелся. При этом она не призывала граждан поджигать машину и мотоцикл, а кричала, что «никаких первых уроков, завтра пойдём на площадь, узнаем, за что работники милиции убили парня». Тут кто-то крикнул: «А зачем идти завтра, давайте пойдем сегодня». Тогда Евграфова тоже стала кричать: «Надо идти к милиции сейчас, будем там стоять хоть всю ночь, пока не узнаем, за что убили парня». После этих слов все находившиеся около кинотеатра двинулись к горотделу милиции. По пути она зашла к Михневой, так как ее плащ кто-то испачкал кровью, и его пришлось отмывать. После этого Евграфова вновь пошла к горотделу милиции, и увидела, что граждане бросают в здание камни и раскачивают автомашину медвытрезвителя.

Суд находит, что преступления, совершенные Евграфовой, являются доказанными, и, кроме частичного признания своей вины подсудимой, её виновность подтверждается также показаниями потерпевших и свидетелей.

Свидетель Седов С.Г. показал, что 12 сентября 1980 года вечернее время около кинотеатра имени ХХ партсъезда он увидел Евграфову с ребёнком, которая возмущалась и говорила, что ее сын видел, как убили парня. Евграфова присутствовавшим говорила, что милиция совсем обнаглела, забирает людей совсем не за что, а теперь даже стала людей убивать. Обращаясь к присутствующим, Евграфова кричала: «Чего вы стоите просто так, переворачивайте милицейские машины, разве вы не мужчины». После этих ее слова многие парни бросились к милицейской автомашине, которая стояла около здания кинотеатра, и перевернули ее, а вскоре машина загорелась. Затем Седов видел Евграфову, которая с ребенком стояла около милицейского мотоцикла, и он вскоре тоже загорелся. После этого Евграфова стала кричать, чтобы на следующий день все собрались на площади, на работу и на учебу не ходили, а требовали от милиции объяснений, почему убили парня. Вскоре он услышал, как Евграфова призывала пойти к милиции не завтра, а сегодня, чтобы потребовать объяснений. После этих ее слов толпа побежала к зданию милиции.

Свидетель Плотников В.А. показал, что 12 сентября 1980 года около кинотеатра имени ХХ партсъезда он слышал молодую женщину, которая стояла с мальчиком примерно семилетнего возраста, и кричала, что здесь милиция убила парня. Далее она говорила, что видела по телевизору, как солдаты НАТО расстреливают людей, а у нас милиция творит ещё худшие дела, и поэтому надо громить милицию. После этих ее слов Поздняков, Эгамбердиев, Ионов и другие граждане подбежали к стоявшей около кинотеатра милицейской машине и перевернули её. Вскоре машину кто-то поджёг, а толпа бросилась к милицейскому мотоциклу, который тоже перевернули и подожгли. Затем все бросились к горотделу милиции. Здесь толпа пыталась перевернуть автомашину медвытрезвителя, а когда сделать этого не удалось, машину также подожгли. После этого из толпы стали бросать камни в здание милиции.

Свидетель Барбашина П.К. показала, что 12 сентября 1980 года около 21 часа она видела женщину с ребёнком, которая всем говорила: «Хватит терпеть милицию, долго ли она ещё будет над нами издеваться, пойдёмте громить милицию». После этих её слов все бросились к городскому отделу внутренних дел, где молодёжь стала бросать камни по окнам здания, а потом подожгли машину. Ей стало страшно, и она ушла от здания милиции, но во дворе дома она встретила ту ж самую женщину и сказала ей: «Заварила кашу, а теперь сама прячешься». Ребенок тогда по-прежнему находился с ней.

Свидетель Прутян О.А. показала, что 12 сентября 1980 года она пришла к кинотеатру имени ХХ партсъезда, так как собралась пойти в кино. Здесь она увидела, что около кинотеатра собралась толпа, потому что где-то рядом убили парня. Из толпы раздавался голос Евграфовой, которая была с ребенком, и говорила, что давайте завтра выйдем на площадь, устроим там демонстрацию, и требовать, чтобы нам объяснили, почему милиция убила парня. После такого выступления Евграфовой атмосфера напряжения в толпе заметно накалилась, послышались возмущенные возгласы в адрес властей, в целом толпа была настроена агрессивно. Она пыталась пройти в кино, но её не пустили, потому что из-за этого происшествия сеанс был отменён.

Кроме того, виновность подсудимой Евграфовой в совершении вменяемых ей преступлений подтвердила свидетель Колядина И.А. Также её виновность подтверждается протоколами предъявления личности на опознание.

Подсудимый Ионов показал на суде, что вечером 12 сентября 1980 года он в своей квартире вместе с друзьями пил пиво, и тут кто-то всем сказал, что сейчас в парке, что находится позади кинотеатра ХХ партсъезда, назревает драка между парнями «из района площади» и парнями из 72-го квартала Новокуйбышевска. Все направились к кинотеатру, и увидели, как из парка бегут несколько парней, а за ними гонятся работники милиции, у одного из них в руке Ионов увидел пистолет. Тут неожиданно для всех послышалось два хлопка, как оказалось позже, это были пистолетные выстрелы. Ионов увидел, как упал его друг Михаил Ласица, которого он давно знал. Когда он вместе с другими парнями подбежал к упавшему, у Ласицы на шее была рана, из которой шла кровь, и признаков жизни он уже не подавал. Он понял, что его друга застрелил милиционер из пистолета. Смерть Ласицы его взбесила, он решил отомстить работникам милиции. Ионов вместе с другими парнями погнались за работниками милиции, который, спасаясь от толпы, скрылись за дверью кинотеатра. Вместе с другими людьми Ионов ворвался в фойе кинотеатра, где стал оскорблять милиционеров и их избивать, ударил кулаком в лицо милиционера Анашкина, и был схвачен дружинником Яхановым. Отбившись от Яханова, Ионов схватил стоявшую в фойе связку стульев и пытался бросить её в милиционеров, но это ему не удалось. Затем он схватил с подоконника горшок с кактусом и бросил его в работников милиции, но промахнулся. Слышал, как всех пытался успокоить милиционер Дергунов. Тут вся толпа стала выходить на улицу, и он пошёл вместе со всеми. Слышал крики, что надо перевернуть милицейскую машину. К тому моменту, пока ему вместе со всеми удалось выйти из фойе кинотеатра на улицу, милицейская машина уже оказалась перевёрнутой. Тут подъехал милицейский мотоцикл, и толпа стала переворачивать и его, вскоре увидел, как и машина и мотоцикл загорелись. Однако сам он в переворачивании и поджоге транспортных средств участия не принимал. После этого вместе с толпой он пошёл к зданию милиции, стоял в толпе и наблюдал за происходящим, однако никакого участия в хулиганских действиях не принимал.

Суд считает, что, кроме частичного признания Ионовым своей вины, его виновность подтверждается показаниями потерпевших и свидетелей.

Свидетель Яханов С.Е. показал, что 12 сентября 1980 года он, являясь начальником штаба оперативного комсомольского отряда, около 19 часов 40 минут находился около кинотеатра имени ХХ партсъезда. Тут он услышал звуки выстрелов, и увидел, как работники милиции Скрипнин и Анашкин вбежали в фойе кинотеатра, чтобы позвонить, а вслед за ними бежали несколько агрессивно настроенных парней. Ворвавшись вместе со всеми в фойе кинотеатра, Яханов помог работникам милиции задержать и связать двоих парней, как оказалось впоследствии – Ионова и Позднякова. Тут в фойе неожиданно ворвалась большая толпа молодёжи, которая развязала задержанных, после чего Ионов полез в драку на Анашкина, ударил его кулаком в лицо. Не успокаиваясь на этом, Ионов схватил связку стульев и попытался ударить ею работников милиции, но у него это не получилось. После этого Ионов схватил с подоконника горшок с кактусом и бросил его в милиционеров, но промахнулся. Все свои действия Ионов сопровождал угрозами в адрес милиционеров и нецензурной бранью.

Свидетель Анашкин В.В. показал, что после того, как он зашел в фойе кинотеатра, то увидел на полу связанных парней. Тут ворвалась группа парней и освободила задержанных. Все присутствовавшие кричали, что надо бить работников милиции, угрожали им расправой, выражались нецензурной бранью. Присутствовавший здесь же Ионов схватил связку стульев и пытался бросить её в работников милиции, но у него это не получилось. Анашкин подбежал к Ионову и пытался отобрать у него стулья. Ионов в ответ ударил его кулаком в лицо и рассек ему губу.

Свидетели Дергунов О.М., Сиразитдинов Г.З. и Плотников В.А. подробно рассказали о совершении Ионовым злостного хулиганства с особой дерзостью. Кроме того, доказательством совершения Ионовым преступления является медицинское освидетельствование Анашкина, из которого видно, что у него в области нижней губы справа обнаружен ограниченный отёк и следы кровоизлияния размером 1 х 1 см, в центре губы рана длиной 0,5 см.

Подсудимый Поздняков показал, что 12 сентября 1980 года в дневное время он вместе с Ласицей, Плаксиным, Ионовым и другими ребятами пили пиво на квартире Ионова по случаю отъезда последнего. Около 19 часов от Плаксина они все узнали, что около кинотеатра назревает драка, и все они решили пойти к кинотеатру, чтобы помочь своим парням. Вместе с Ионовым и другим он видел, как работники милиции убили Ласицу. Будучи взволнованным этим убийством, он с другими парнями побежал в фойе кинотеатра за работниками милиции, но был задержан и связан. Его развязал Эгамбердиев, и после освобождения Поздняков дважды ударил в лицо милиционера Скрипнина. Слышал, как работник милиции Дергунов уговаривал всех разойтись. Тут снаружи раздались крики: «Переворачивай машину!» Вместе с другими находящимися в фойе он выбежал наружу, и здесь видел, как толпа переворачивала машину, которая потом загорелась. Кто её поджигал, он не видел. После этого он вместе со всей толпой пошёл к зданию милиции, где видел, как ворота во двор ГОВД выбили машиной.

Через эти ворота вместе со всеми Поздняков оказался во дворе горотдела, здесь услышал выстрелы, оказалось, что стреляли в воздух работники милиции. Вместе с другими парнями он пытался перевернуть машину медвытрезвителя. Затем он бросал гаечный ключ в здание горотдела, а в пожарные машины бросал кирпичи. В переворачивании машины «Запорожец» он участия не принимал. Около здания милиции он видел Ионова, также видел Шульпина, который вместе с Цыгановым влез на машину «Запорожец». Оба пытались что-то говорить, что именно, Поздняков не слышал.

Суд находит, что совершенное Поздняковым преступление является доказанным, так как кроме частичного признания подсудимым своей вины оно подтверждается показаниями потерпевших и свидетелей.

Потерпевший Бурмистров Н.В. показал, что его автомобиль «Запорожец» около горотдела милиции переворачивали двое подсудимых, фамилии которых он узнал в ходе следствия – Попов и Пермяков. В возмещение причиненного ему ущерба он просит суд взыскать с виновных в его пользу 1278 рублей 85 копеек и судебные расходы на производство экспертизы.

Потерпевший Скрипнин А.А. показал, что 12 сентября 1980 года в фойе кинотеатра Поздняков несколько раз ударил его в спину, причем свои действия он сопровождал нецензурной бранью, угрожал расправой, и вообще вел себя агрессивно. По причине хулиганских действий Позднякова пришлось связать.

Свидетель Седов С.Г. показал, что 12 сентября 1980 года он вместе с Поздняковым участвовал в переворачивании милицейской автомашины УАЗ.

Подсудимая Никурашина показала, что 12 сентября 1980 года около отдела милиции она вместе с Поздняковым, Поповым и другими лицами пыталась перевернуть машину медвытрезвителя, но этого сделать не удалось. После этого она видела, как Попов и Поздняков перевернули автомобиль «Запорожец».

Кроме того, виновность подсудимого Позднякова в совершении злостного хулиганства с особой дерзостью подтвердили свидетели Дергунов О.М. и Плотников В.А. Доказательством совершения Поздняковым преступления является также судебно-медицинское освидетельствование Скрипнина А.А., из акта которого видно, что ему были причинены легкие телесные повреждения без расстройства здоровья.

Подсудимый Эгамбердиев пояснил, что 12 сентября 1980 года вечером он находился на квартире у Ионова, где выпил полтора бокала пива. Около 19 часов все узнали о назревавшей драке в сквере около кинотеатра имени ХХ партсъезда. Вместе со всеми он направился к кинотеатру и видел, как из сквера вслед за другими парнями выбежал его знакомый Михаил Ласица, потом раздались два выстрела, оказалось, что стрелял работник милиции. Ласица упал, он увидел на его шее рану, из которой шла кровь, упавший признаков жизни не подавал, и он понял, что Ласица убит. Это его взволновало, и Эгамбердиев вместе с другими побежал за работниками милиции, которые скрылись в дверях кинотеатра. Когда он вбежал в фойе, то увидел здесь связанных Ионова и Позднякова, вместе с другими стал их освобождать, так как те кричали, что у них затекли руки. Его пытался задержать работник милиции Красильников, Эгамбердиев оказывал ему сопротивление. Видел, как Ионов замахивался на милиционеров связкой стульев и бросал в них горшок с кактусом. Когда все вышли из фойе наружу, то он видел Евграфову, которая кричала, что надо перевернуть милицейскую машину. Вместе с другими ребятами он участвовал в её переворачивании, брался за колесо. Около машины он видел также Ионова и Позднякова.

Суд находит, что преступление, совершенное Эгамбердиевым, является доказанным, так как кроме частичного признания подсудимым своей вины оно подтверждается показаниями потерпевших и свидетелей.

Свидетель Красильников С.М. показал, что 12 сентября 1980 года Эгамбердиев вместе с другими молодыми людьми ворвался в фойе кинотеатра, где вёл себя вызывающе, выражался нецензурной бранью в адрес работников милиции, участвовал в освобождении задержанных хулиганов. При попытке задержания Эгамбердиева тот хватал его за руки, был сильно возбуждён, оказывал милиционерам физическое сопротивление.

Свидетель Седов С.Г. показал, что 12 сентября 1980 года около кинотеатра он вместе с Эгамбердиевым, Поздняковым и другими ребятами переворачивал милицейскую автомашину, которую в дальнейшем кто-то поджёг.

Виновность Эгамбердиева подтверждается также его опознанием, показаниями свидетелей Дергунова О.М., Яханова С.Е., Сиразитдинова Г.В., а также показаниями потерпевшего Скрипнина А.А.

Подсудимый Шульпин показал, что 12 сентября 1980 года он в вечернее время вместе со своим знакомым выпил небольшое количество водки, после чего пошёл к кинотеатру имени ХХ партсъезда. Здесь он увидел перевернутые милицейские машину и мотоцикл, которые горели. Из любопытства он пошёл вслед за группой парней к горотделу милиции, где увидел ещё одну подожжённую милицейскую автомашину, а также толпу людей, которая камнями и другими предметами била стёкла в здании горотдела. Он также стал бросать камни в прибывших солдат и в пожарные автомашины. Поскольку ворота во двор горотдела милиции были открыты, он вместе с толпой зашёл во двор. Работника милиции Цыганова он пригласил подняться на перевернутую машину «Запорожец», чтобы тот успокоил разбушевавшуюся толпу.

Суд находит, что преступление, совершенное Шульпиным, является доказанным, так как, кроме частичного признания подсудимым своей вины, оно подтверждается показаниями потерпевших и свидетелей.

Свидетель Цыганов А.С. показал, что 12 сентября 1980 года около кинотеатра имени ХХ партсъезда он увидел толпу молодых людей, большинство из которых находилось в нетрезвом состоянии. Толпа в целом была агрессивна, из неё раздавались угрозы в адрес работников милиции, призывы к расправе. Вскоре толпа двинулась к горотделу милиции, где из неё в окна здания полетели камни. Затем в дежурной части погас свет, а около горотдела загорелась милицейская машина. Группа хулиганов стала ломиться в двери ГОВД, а затем часть толпы во главе с Шульпиным ворвалась во двор горотдела, где находилась милицейская автотехника и изолятор временного содержания. На предупредительные выстрелы в воздух толпа не реагировала, с её стороны слышались призывы освободить задержанных лиц. При приближении толпы Цыганов вышел ей навстречу, вперёд всех выбежал Шульпин, который грубо, с нецензурной бранью, схватил его за руку и потащил к перевёрнутому «Запорожцу», где заставил забраться на машину и говорить с толпой. Он несколько раз пытался начать говорить, призывал людей разойтись и прекратить бесчинства, но его не слушали. Из толпы раздавались выкрики с требованием расправы с ним, он слез с «Запорожца» и пошёл в сторону, на него больше не обращали внимания.

Свидетель Дубровин А.И. показал, что 12 сентября 1980 года в вечернее время около отдела милиции он видел Шульпина, который своими действиями привлекал внимание присутствующих, бросал камни в здание горотдела, в солдат и в пожарные машины, призывал бить работников милиции, и большинство присутствовавших его слушались. Видел, как он нагло схватил за руку Цыганова и втащил его на перевёрнутый «Запорожец», требовал, чтобы тот объяснил, за что убили парня. Дубровин в своих показаниях полностью подтвердил слова Цыганова.

Свидетель Дергунов О.М. показал, что Шульпин, будучи облит пеной из пожарных машин, около горотдела призывал хулиганов к активным действиям против работников милиции.

Свидетель Савенков А.Г. показал, что 12 сентября 1980 года около отдела милиции в толпе видел Шульпина, который держал в руках палку. Видел, как Шульпин втащил на перевёрнутую машину исполняющего обязанности начальника горотдела милиции и требовал, чтобы тот выступал перед толпой.

Виновность Шульпина, кроме его признания, также подтверждается его письмами к матери и его опознанием свидетелями и потерпевшими.

Подсудимый Попов А.А. показал, что 12 сентября 1980 года он вместе с приятелями выпил две бутылки вина емкостью 0,75 литра, а также водки. Когда вышел на улицу, увидел около кинотеатра толпу, и вместе с ней пошёл к зданию ГОВД, где ногой выбил стекло в окне на первом этаже. Вместе со всеми ворвался во двор горотдела, где видел стоящими на перевернутом «Запорожце» Шульпина и майора милиции. Возможно, что он бросал камни в работников милиции и солдат, но точно не помнит, так как был пьян. Вместе с другими пытался перевернуть автомашину медвытрезвителя, однако её не поджигал и не видел, что её кто-то поджёг. Автомашину «Запорожец» он также не переворачивал.

Суд находит, что преступление, совершенное Поповым, является доказанным, так как, кроме частичного признания подсудимым своей вины, оно подтверждается показаниями потерпевших и свидетелей.

Потерпевший Бурмистров показал, что вечером 12 сентября 1980 года он по вызову подъехал на своем «Запорожце» к зданию ГОВД, где оставил машину, а сам направился к кинотеатру. По возвращении увидел, что около горотдела бесчинствует толпа, а его машина перевернута и разбита.

Потерпевшие Османов Р.М., Убалеев В.К., Нощенко М.В. показали, что 12 сентября 1980 года они по тревоге были привезены к горотделу милиции для успокоения хулиганов. Под прикрытием пожарных машин они в числе других солдат цепью следовали по направлению к горотделу, чтобы оттеснить толпу от здания милиции, но этого сделать так и не удалось. Из толпы в них бросали камни и другие тяжёлые предметы, в результате чего им были причинены телесные повреждения.

Свидетель Савенков А.Т. показал, что 12 сентября 1980 года среди распоясавшихся хулиганов во двор здания милиции вбежал Попов, который с громкой нецензурной бранью размахивал руками и призывал присутствовавших к активным действиям против милиции.

Свидетель Дубровин А.И. показал, что 12 сентября 1980 года во время хулиганских действий около горотдела милиции он находился на балконе здания, и отчетливо видел, как Попов поднял капот автомашины медвытрезвителя, поджег тряпку, бросил её на двигатель и закрыл капот. После этого машина загорелась.

Подсудимая Никурашина пояснила, что 12 сентября 1980 года около горотдела милиции она вместе с Поповым пыталась перевернуть автомашину медвытрезвителя, но этого сделать не удалось. Тогда Попов, Поздняков и другие парни перевернули машину «Запорожец», которую потом и они, и другие хулиганы пинали ногами.

Доказательством совершения Поповым преступления является также судебно-медицинское освидетельствование военнослужащих, из акта которого видно, что им были причинены лёгкие телесные повреждения без расстройства здоровья, а также протоколами его опознания. Также его вина доказывается заключением экспертизы о причинении материального ущерба Бурмистрову, заключением о техническом состоянии автомашины ГАЗ-52 госномер 65-77 УКБ и материальном ущербе, причиненном медвытрезвителю.

Подсудимая Никурашина показала, что 12 сентября 1980 года она пришла от кинотеатра к горотделу милиции, где бросала камни по окнам здания ГОВД. Призывала ребят поджечь автомашину «Запорожец», которую затем перевернули Попов, Поздняков и некоторые другие. Затем она вместе с Поповым, Поздняковым и некоторыми другими лицами пыталась перевернуть автомашину медвытрезвителя, подкладывала камни под колеса, чтобы машина не скользила, но в итоге перевернуть её не удалось. Кто её поджег, Никурашина не видела и не знает.

Суд находит, что преступление, совершенное Никурашиной, является доказанным, так как, кроме частичного признания подсудимой своей вины, оно подтверждается показаниями потерпевших, свидетелей и гражданских истцов.

Свидетель Дубровин А.И. показал, что 12 сентября 1980 года, находясь на балконе горотдела милиции, он видел Никурашину, которая подкладывала камни под колеса автомашины медвытрезвителя, и вместе с другими пыталась её перевернуть. Кричала присутствующим: «Чего стоите, жгите медичку», после чего автомашину поджёг Попов. Затем Никурашина призывала перевернуть «чебурашку», то есть «Запорожец», и его перевернули.

Свидетель Новиков В.Д. показал, что 12 сентября 1980 года около горотдела милиции он видел Никурашину, которая вела себя агрессивно и вызывающе, кричала в адрес окружающих, что нужно переворачивать машины и их жечь, а также бить работников милиции.

Свидетель Плотников В.А. показал, что видел Никурашину около горотдела, она бросала камни по окнам здания, подкладывала камни под колеса автомашины медвытрезвителя.

Виновность подсудимых подтверждается справкой о материальном ущербе, причиненном автотранспорту Куйбышевского облисполкома. Из справки видно, что 12 сентября 1980 года в Новокуйбышевске были сожжены: мотоцикл М-67 госномер 00-98 КШФ принадлежащий Новокуйбышевскому ГОВД, материальный ущерб составляет 472 руб.72 коп.; мотоцикл М-66 госномер 63-67 КШН, принадлежащий ГАИ при Самарском РОВД г. Куйбышева, материальный ущерб составляет 309 руб. 53 коп.; автомашина ГАЗ-52 госномер 46-99 УКЗ, обслуживавшая медвытрезвитель при Куйбышевском РОВД г. Куйбышева, материальный ущерб составил 1190 рублей; автомашина ГАЗ-52 госномер 65-77 УКБ, обслуживавшая медвытрезвитель г. Новокуйбышевска, материальный ущерб составил 2190 рублей. Зданию Новокуйбышевского ГОВД был причинен материальный ущерб на 293 рубля. Материальный ущерб второму отряду военизированной пожарной охраны г. Новокуйбышевска составил 221 руб. 26 коп. Сожжена автомашина УАЗ-452 госномер 33-11 УКБ, принадлежавшая Новокуйбышевскому ГОВД, ущерб составил 1372 руб. 02 коп. Владельцу автомашины ЗАЗ-966 госномер 56-06 КШЩ Бурмистрову Н.В. причинен ущерб на сумму 1322 руб. 85 коп. Из справки кинотеатра имени ХХ партсъезда г. Новокуйбышевска видно, что демонстрация кинофильма «Посвящается Стелле» 12 сентября 1980 года, запланированная на 21 час 20 минут, была сорвана в результате хулиганских действий.

Суд считает, что показания потерпевших и свидетелей объективны, не противоречат обстоятельствам, которые имели место 12 сентября 1980 года в г. Новокуйбышевске, не доверять материалам уголовного дела у суда нет оснований.

Преступные действия Евграфовой правильно квалифицированы по ст.ст. 17-98 ч.2 и 17-206 ч.2 УК РСФСР (подстрекательство к совершению поджогов и хулиганства). Правильно квалифицированы по ст.ст. 98 ч.2 и 206 ч.2 УК РСФСР преступные действия Ионова, Позднякова, Эгамбердиева и Попова. Правильно квалифицированы по ст. 206 ч.2 УК РСФСР преступные действия Шульпина и Никурашиной. В то же время органами предварительного следствия Никурашиной вменялось в вину ст. 98 ч.2 УК РСФСР. Суд находит, что данное обстоятельство не нашло своего подтверждения в судебном заседании. Ее действия суд переквалифицировал на ст. 17-98 ч.2 УК РСФСР, поскольку подсудимая лишь призывала к поджогам, но сама их не совершала.

Согласно медицинскому заключению, Ионов и Поздняков страдают хроническим алкоголизмом второй степени, а Попов – первой степени. Все они нуждаются в принудительном лечении, противопоказаний к лечению не имеют. Ионову лечение необходимо применять с учетом того, что он страдает эпилепсией с редкими признаками без грубых изменений личности.

Гражданские иски по уничтожению мотоцикла марки М-66 «Урал» госномер 63-66 КШН, принадлежащего Самарскому РОВД г. Куйбышева на сумму 309 руб. 53 коп., и автомашины ГАЗ-52 госномер 46-99 УКЗ, обслуживавшей медвытрезвитель при Куйбышевском РОВД г. Куйбышева на сумму 1190 рублей, по причинению ущерба зданию Новокуйбышевского ГОВД на сумму 293 рубля и второму отряду военизированной пожарной охраны г. Новокуйбышевска на сумму 221 руб. 26 коп., не могут быть удовлетворены, так как истцы не заявили своих исковых требований, однако иск может быть рассмотрен в гражданском производстве. Подлежат удовлетворению гражданские иски по уничтожению автомашины УАЗ-452 госномер 33-11 УКБ, принадлежавшей Новокуйбышевскому ГОВД, на сумму 1372 руб. 02 коп., мотоцикла М-67 госномер 00-98 КШФ, принадлежавшего Новокуйбышевскому ГОВД, на сумму 472 руб.72 коп., автомашина ГАЗ-52 с рацией, госномер 65-77 УКБ, обслуживавшей медвытрезвитель г. Новокуйбышевска, на сумму 2190 рублей. Подлежит удовлетворению иск владельца автомашины ЗАЗ-966 госномер 56-06 КШЩ Бурмистрова Н.В. на сумму 1322 руб. 85 коп.

При назначении меры наказания суд учитывает общественную опасность совершенных преступлений, их тяжесть, наступившие тяжкие последствия, совершенные группой лиц, из которых все, кроме Никурашиной, находились в нетрезвом состоянии. Шульпин ранее находился в местах лишения свободы. Данные обстоятельства являются отягчающими вину.

Вместе с тем суд учитывает личности подсудимых, из которых все, кроме Шульпина, ранее не судимы, раскаялись в содеянном. Все они по месту работы, а Эгамбердиев – по месту учёбы характеризуются положительно. Никурашина и Евграфова имеют на иждивении по одному малолетнему ребенку, а Эгамбердиев является несовершеннолетним.

Учитывая изложенные обстоятельства, руководствуясь ст.ст. 300-303 УПК РСФСР, суд приговорил [далее в изложении]:

Евграфову Светлану Борисовну – к 6 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима;

Ионова Сергея Викторовича - к 3,5 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии усиленного режима;

Позднякова Николая Николаевича – к 4 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии усиленного режима;

Эгамбердиева Тахира Юсуповича – к 2,5 годам лишения свободы в воспитательно-трудовой колонии усиленного режима;

Шульпина Юрия Ивановича – к 4,5 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Попова Александра Анатольевича – к 7 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии усиленного режима;

Никурашину Ольгу Ивановну - к 5 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима.

В отношении Попова, Позднякова и Ионова было применено принудительное лечение от алкоголизма.

С Евграфовой в пользу Новокуйбышевского ГОВД взыскано 1372 руб. 02 коп.

С Никурашиной в пользу Новокуйбышевского ГОВД взыскано 472 руб. 72 коп.

Солидарно с Никурашиной и Попова в пользу Новокуйбышевского медвытрезвителя взыскано 2190 рублей.

Солидарно с Попова, Никурашиной и Позднякова в пользу Бурмистрова взыскано 1322 руб. 85 коп. В возмещение ущерба суд принял решение обратить имущество Попова, Никурашиной и Евграфова.

Суд обязал Бурмистрова возвратить Попову, Никурашиной и Позднякову аварийный кузов без оборудования автомашины ЗАЗ-966 госномер 56-06 КШЩ.

Зачесть в отбытое наказание Евграфовой С.Б. содержание под стражей одни сутки с 9 по 10 октября 1980года.

Приговор может быть обжалован в 7 суток в Куйбышевский областной суд через нарсуд со дня его оглашения, а осуждёнными со дня вручения им копии приговора.

Председательствующий Кривов.

Нарзаседатели Дубошин и Ершов.

Копия верна: председательствующий Кривов (подпись).

Секретарь Ильченко (подпись).

 

Осужденные Попов, Поздняков и Эгамбердиев по итогам решения Новокуйбышевского городского суда подали кассационные жалобы в Куйбышевский областной суд. Судебная коллегия областного суда, рассмотрев кассационные жалобы осужденных, оставил приговор без изменения, а кассационные жалобы – без удовлетворения.

 

***

Материал из Самарского областного государственного архива социально-политической истории (СОГАСПИ).

 

Куйбышевский обком КПСС

Общий отдел

Протокол заседания бюро № 48 от 2 октября 1980 года.

П. 2. О групповом хулиганстве в г. Новокуйбышевске.

12 сентября 1980 года в г. Новокуйбышевске были допущены некоторыми лицами из числа молодёжи города хулиганские действия в отношении городского отдела внутренних дел. Поводом для группового хулиганства явилось неправомерное применение оружия милиционером Анашкиным, в результате которого был убит человек.

Бюро обкома КПСС считает, что допущенный случай группового хулиганства является следствием серьёзных недостатков в работе Новокуйбышевского горкома КПСС и горисполкома, партийных и общественных организаций, правоохранительных органов по укреплению законности и правопорядка, воспитанию людей, и особенно молодёжи, в духе строжайшего соблюдения советских законов.

Особую ответственность за допущенный факт грубого нарушения социалистической законности работником милиции, повлекший тяжёлые последствия, несёт городской отдел внутренних дел, его бывший начальник т. Карташов и заместители начальника ГОВД т.т. Цыганов и Болесов. В горотделе грубо нарушаются приказы, регламентирующие организацию службы охраны правопорядка. Руководящий состав отдела в инструктировании нарядов и проверке несения службы участвует редко, а в отдельные дни такие проверки вообще не проводятся, многие из них носят формальный характер. Не в полной мере отвечает предъявляемым требованиям профессиональная подготовка сотрудников. В отделе отсутствует предусмотренный приказом МВД СССР план действий по предупреждению и ликвидации групповых нарушений общественного порядка, не проводятся тренировки по отработке практических действий личного состава в различного рода сложных ситуациях.

Руководителями отдела и служб, партийной организацией ГОВД допускаются крупные недостатки в воспитании коллектива, повышении ответственности сотрудников за безупречное выполнение служебного долга. В 1979 году 16,7 процента работников отдела привлечены к дисциплинарной ответственности за неправильное личное поведение и серьезные упущения в работе. За первое полугодие с.г. наказан каждый десятый сотрудник. Многие нарушения связаны с употреблением спиртных напитков в служебное время.

Не отвечает в полной мере предъявляемым требованиям оперативно-служебная деятельность отдела, особенно в профилактике правонарушений и борьбе с преступностью. В текущем году снизилась по сравнению с 1979 годом раскрываемость преступлений, которая составляет всего лишь 83,2 процента, ослаблена борьба с хулиганством и пьянством, работа по предупреждению преступлений на бытовой почве. Существенные недостатки допускаются в осуществлении гласного административного надзора и в выявлении лиц, не занимающихся общественно-полезным трудом.

Управление внутренних дел и его службы неглубоко вникают в деятельность Новокуйбышевского ГОВД, мирятся с недостатками в работе руководителей и аппарата городского отдела, не принимают действенных мер по их устранению. Руководство УВД не обеспечило выполнение мероприятий бюро обкома КПСС и облисполкома от 25 сентября 1979 года в части проведения в августе т.г. оперативной отработки г. Новокуйбышевска.

Новокуйбышевский горком КПСС и горисполком не предъявляют должной требовательности к партийным организациям и руководителям предприятий и учебных заведений за работу по воспитанию членов трудовых коллективов, учащихся школ и училищ, населения по месту жительства. Недостаточное внимание уделяется культуре быта и организации свободного времени молодёжи, широкому привлечению молодых людей к занятиям научно-техническим творчеством, в кружках художественной самодеятельности и спортом. Имеющаяся в городе база используется не полностью, многие спортплощадки и спортивные сооружения находятся в запущенном состоянии.

Принимая многочисленные решения и мероприятия по вопросам укрепления охраны правопорядка, горком КПСС и горисполком слабо контролируют их выполнение, не оказывают эффективной практической помощи парторганизации и руководству ГОВД в воспитании личного состава. В текущем году допущено ослабление работы добровольных народных дружин, товарищеских судов и других самодеятельных общественных организаций, многих трудовых коллективов.

В городе за 8 месяцев 1980 года по сравнению с тем же периодом прошлого года на 13,6 процента возросло количество зарегистрированных преступлений по всем линиям, на 38 процентов наиболее опасных, увеличилось количество преступных проявлений, совершенных подростками.

Бюро обкома КПСС постановляет:

1. Принять к сведению заявления начальника УВД облисполкома т. Шарапова и первого секретаря Новокуйбышевского горкома КПСС т. Кирюшкина, что происшедший 12 сентября с.г. случай группового хулиганства рассмотрен на коллегии УВД и бюро Новокуйбышевского горкома КПСС. Начальник Новокуйбышевского ГОВД т. Карташов от работы освобождён, ему объявлен строгий выговор с занесением в учётную карточку. Привлечены к партийной и дисциплинарной ответственности другие работники отдела и управления внутренних дел облисполкома. Намечены меры по оказанию помощи в работе Новокуйбышевского ГОВД.

2. За ослабление контроля и непринятие мер по устранению недостатков в работе Новокуйбышевского городского отпела внутренних дел заместителю начальника УВД, члену КПСС т. Липатову А.М. объявить выговор.

3. Потребовать от руководителей УВД облисполкома т.т. Шарапова, Липатова, Николича и Саломатина глубоко проанализировать работу Новокуйбышевского городского отдела внутренних дел по всем направлениям его практической деятельности, направить группу специалистов УВД для оказания практической помощи по устранению недостатков в работе, укрепить руководство городского отдела. В октябре-ноябре 1980 года провести оперативную отработку г. Новокуйбышевска, как это предусмотрено мероприятиями бюро обкома КПСС и облисполкома от 25 сентября 1979 года.

Обратить внимание руководителей и парткома УВД на недостаточный контроль за работой подведомственных органов со стороны аппарата управления внутренних дел облисполкома и не всегда своевременное реагирование на возникавшие недостатки и отрицательные явления в их деятельности. Повысить требовательность к руководителям и партийным организациям служб УВД за воспитание кадров в духе высокой партийной и служебной ответственности за порученное дело. Принять меры, исключающие случаи нарушения социалистической законности в работе горрайотделов внутренних дел, служб и подразделений УВД.

4. Обратить внимание Новокуйбышевского горкома КПСС (т. Кирюшкина) и горисполкома (т. Шевченко), партийных, профсоюзных, комсомольских организаций, руководителей предприятий, общеобразовательных школ и училищ профтехобразования на допущенное ослабление работы с людьми, особенно с молодёжью, что привело к росту правонарушений в городе.

Предложить горкому КПСС, горисполкому и горкому ВЛКСМ с участием предприятий, организаций, школ и училищ изучить организацию проведения досуга молодёжи города, и с учетом этого разработать и осуществить мероприятия по улучшению использования её свободного времени. Улучшить правовое воспитание молодёжи, формирование у молодых людей глубокого понимания важности укрепления правопорядка, соблюдения правил социалистического общежития. Провести комсомольские собрания, на которых обсудить состояние и меры по усилению борьбы с пьянством и связанными с ним правонарушениями среди молодёжи.

Принять меры по повышению роли общественности и трудовых коллективов в укреплении дисциплины и правопорядка, проверить ход выполнения постановления ЦК КПСС от 2 августа 1975 года «Об улучшении работы по охране правопорядка и усилении борьбы с правонарушениями» и мероприятий бюро обкома партии и облисполкома от 25 сентября 1979 года по этому вопросу. Оказать помощь парторганизации и руководству ГОВД в работе по воспитанию личного состава и комплектованию кадров.

5. Предложить горкомам, райкомам КПСС и горрайисполкомам городов и районов области рассмотреть состояние воспитательной работы и организацию проведения досуга молодёжи, разработать и осуществить мероприятия по устранению недостатков в этом деле. Усилить руководство и контроль за деятельностью правоохранительных органов, особенно в части соблюдения ими социалистической законности.

6. Принять к сведению сообщение прокурора области т. Баженова, что по фактам неправомерного применения оружия и групповых хулиганских действии в г. Новокуйбышевске возбуждены уголовные дела и ведётся расследование.

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 174, д. 59, л.л. 4-7.


Просмотров: 186


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара