При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Новокуйбышевская трагедия. 1954 год

Международные события года

1 марта 1954 года США провели первое испытание своей водородной бомбы на атолле Бикини (Маршалловы острова). Собранное американскими специалистами термоядерное взрывное устройство было весьма крупногабаритным и громоздким. Оно имело вид цилиндра длиной 4,5 и диаметром 1,35 метра, вес его составлял 10,5 тонн. Взрыв произошёл 1 марта 1954 года в 6 часов 45 минут по местному времени (18:45 по Гринвичу). Мощность взрыва в 2,5 раза превысила расчётную и составила 15 мегатонн, из которых 5 выделилось от реакции синтеза и 10 от деления урановой оболочки, окружавшей термоядерный заряд. Грибовидное облако взрыва уже через минуту поднялось на высоту 15 км, а через 6 минут — 40 км. Наибольшего размера оно достигло спустя 8 минут после взрыва. Диаметр «шляпки гриба» составил около 100 км, толщина «ножки» — 7 км. После взрыва в грунте атолла и соседних участках морского дна образовалась гигантская воронка диаметром около 1,8 км, которая, заполнившись водой, сильно изменила очертания атолла Бикини. Радиоактивная пыль, выпавшая из облака взрыва, осыпала находившееся в 170 км от Бикини японское рыболовное судно «Фукурю-Мару». Выпадение пыли началось в 7 часов 55 минут по местному времени. Слой пыли на палубе траулера достиг 1 см. «Фукурю-Мару» пришёл в Японию только 14 марта. Груз рыбы, оказавшийся радиоактивным, был тут же изъят. Заражение вызвало сильную лучевую болезнь у всех 23 членов команды, которые получили дозу облучения около 300 рентген каждый и стали тяжёлыми инвалидами, а радист судна Айкити Кубояма через полгода умер. Инцидент с «Фукурю-Мару», и, в частности, смерть Кубоямы стали поводом для массовых антиядерных демонстраций и других протестных акций как в Японии, так и во всём мире.

 

6 мая 1954 года в США завершилось расследование дела физика-ядерщика Роберта Оппенгеймера, научного руководителя Манхэттенского проекта, который занимался созданием американской атомной бомбы. Физик был обвинен службой безопасности в связи с коммунистами, в отказе назвать имена советских агентов, в противодействии созданию водородной бомбы, а в целом - в нелояльности Соединённым Штатам Америки. Хотя законы США не предусматривали такого обвинения, но по доносу, поступившему в ФБР, президент США Дуайт Эйзенхауэр всё же назначил слушания в специальной комиссии, где основным свидетелем обвинения стал «отец водородной бомбы» Эдвард Теллер. Итогом начавшихся 12 апреля слушаний по делу Оппенгеймера было снятие с него обвинения в государственной измене, но физику тем не менее был навсегда запрещён доступ к секретным проектам. Имя Оппенгеймера с того времени стало символом ученого, который из моральных побуждений отказался участвовать в разработке оружия массового уничтожения. Это позорное разбирательство раскололо научное сообщество Америки и вызвало широкую дискуссию о лояльности творческой элиты к по отношению к власти, об этичности создания оружия массового уничтожения. Процесс в США стал поводом для создания ряда повестей, фильмов и драматургических произведений, в частности, пьес «Физики» (автор Фридрих Дюрренматт) и «Дело Оппенгеймера» (автор Хайнар Кипхардт), оперы «Атомный доктор» (автор Джон Адамс) и других.

 

21 июля 1954 года в Женеве (Швейцария) при участии делегаций СССР, КНР, Великобритании, США и Франции были подписаны международные соглашения о прекращении войны во Вьетнаме и о дальнейшей судьбе этой страны. В первой части конференции рассматривался вопрос о возможном воссоединении Кореи, однако он закончился безрезультатно. Во второй части обсуждалось завершение колониальной войны Франции в Индокитае, которая закончилась крупным поражением французского экспедиционного корпуса при Дьенбьенфу. Соглашения, в частности, предусматривали: прекращение огня; временное разделение Вьетнама по 17-й параллели и создание здесь демилитаризованной зоны; проведение в стране в июле 1956 года свободных выборов с целью определения будущего политического режима и воссоединения Вьетнама; создание международной комиссии по контролю за реализацией соглашения, и прочее. Но соглашение было сорвано в октябре 1955 года, когда на юге страны была провозглашена Республика Вьетнам, руководство которой отказалось от проведения всеобщих выборов. В результате началась война между двумя частями Вьетнама, продолжавшаяся вплоть до 1975 года.

 

26 сентября 1954 года японский паром «Тойя Мару» («Тоуа Маru») выполнял регулярный рейс через пролив Цугару, разделяющий острова Хонсю и Хоккайдо. Путь протяжённостью 20 морских миль должен был занять не более трёх часов. Незадолго до этого трагического рейса над Японскими островами бушевал тайфун, а когда ветер почти стих, капитан рискнул выйти в море, взяв с собой на борт гораздо больше пассажиров, чем было положено по нормам, так как рассчитывал быстро достичь берега. Однако вскоре оказалось, что паром попал в «глаз тайфуна», в котором штиль резко сменился ураганным ветром. Уже при входе в порт Хакодате штормовые волны ударили в перегруженную корму парома, из-за чего его нос тут же ушёл под воду. Судно опрокинулась на борт и затонуло буквально за считанные минуты. Из 1198 человек, находящихся на пароме, удалось спасти только 26. Впоследствии выяснилось, что 26 сентября тот же самый тайфун с порядковым номером 15 потопил у берегов Японии ещё четыре парома: «Токати Мару», «Хадака Мару», «Китами Мару» и «Сеокан Мару». В общей сложности в те трагические сутки тайфун унёс жизни нескольких тысяч человек.

 

30 октября 1954 года в Алжире вспыхнуло восстание против колониального владычества Франции, которое затем переросло в национально-освободительную войну. В Алжире был образован Фронт национального освобождения (ФНО), целью которого стало достижение независимости страны вооружённым путём. Первое время ФНО действовал партизанскими методами, совершив свыше 60 нападений на французские полицейские и военные посты. В последующие месяцы у ФНО происходило накопление сил и оружия, после чего его бойцы стали нападать на крупные французские воинские подразделения, на военные колонны и склады, хотя и не всегда удачно. Положение ФНО улучшилось после того, как получили независимость соседние французские колонии – Тунис и Марокко, где сразу же появились лагеря по подготовке повстанцев. Перемены во французском общественном мнении в отношении права Алжира на самоопределение произошли только после избрания на пост президента Франции генерала Шарля де Голля. Независимость Алжира была провозглашена только в июле 1962 года.

 

Российские события года

19 февраля 1954 года Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР». Считается, что этот шаг во внутреннем переустройстве Советского Союза был сделан по инициативе Н.С. Хрущёва под предлогом празднования 300-летия Переяславской Рады 1654 года, которая объявила о воссоединении Украины с Россией. Однако другие историки считают, что данное утверждение не соответствует истине, и гораздо большую роль в передаче Крыма сыграли Г.М. Маленков, К.Е. Ворошилов, Л.М. Каганович, более влиятельные на тот момент, чем Хрущёв. А сын Хрущёва Сергей Никитич сделал заявление, ссылаясь на слова отца, что решение о передаче Крыма Украине было связано со строительством Северо-Крымского водного канала от Каховского водохранилища на Днепре и с желательностью ведения и финансирования масштабных гидротехнических работ в рамках одной союзной республики. Согласно статье 18 действовавшей на 1954 год Конституции СССР и статьям 16, 19, 22 и 23 Конституции РСФСР 1937 года, территория РСФСР не могла быть изменена без её согласия, дать которое мог только высший орган государственной власти — Верховный Совет РСФСР. Из этого следует вывод, что данное решение Президиума Верховного Совета РСФСР о передаче Крыма уже тогда было незаконным, и потому подлежало отмене. Так или иначе, но вопрос о принадлежности Крыма России был окончательно решён в ходе мартовского референдума 2014 года, в котором 97 процентов населения полуострова заявили о своём желании жить в составе Российской Федерации.

 

2 марта 1954 года на февральско-мартовском Пленуме ЦК КПСС было принято постановление «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель». Перед этим в правительстве прошла дискуссия о путях развития сельского хозяйства в нашей стране - интенсивным (за счёт подъема производительности труда) или экстенсивным, то есть при распашке новых территорий. Доводы за интенсификацию были значительно убедительнее, однако руководство страны в лице Н.С. Хрущёва предпочло экстенсивный путь развития сельского хозяйства. Как считают специалисты, освоение целины в 1954 году началось без всякой предварительной подготовки, при полном отсутствии инфраструктуры — дорог, зернохранилищ, квалифицированных кадров, не говоря уже о жилье и ремонтной базы для техники. Природные условия степей не принимались во внимание: не учитывались песчаные бури и суховеи, не были разработаны щадящие способы обработки почв и адаптированные к этому типу климата сорта зерновых. За два года предполагалось распахать 13 млн. га целинных земель, но в действительности распахали 33 млн. га. И если поначалу целина давала сверхвысокие урожаи (порой до половины всего собранного в СССР хлеба), то в засушливые годы на целине не могли получить даже посевной фонд. Из-за нарушения экологического равновесия и эрозии почв в начале 60-х годов настоящей бедой целины стали пыльные бури, и её освоение вступило в стадию кризиса, эффективность возделывания земель упала на 65%. Только в Северном Казахстане из-за эрозии почв было выведено из хозяйственного оборота более 9 млн. га земель. К тому же сокращение сенокосных и пастбищных угодий привело к кризису в животноводстве, что заставило правительство в 1962 году впервые пойти на повышение цен на мясо на 30%, и на масло — на 25%. А в 1963 году СССР впервые был вынужден закупить в Америке 12 млн. тонн зерна на 1 млрд. долларов. Об этом в народе тогда шутили так: «Хрущёв посеял хлеб на целине, а собрал в Канаде».

 

26 июня 1954 года в городе Обнинске Калужской области выдала промышленный ток первая в мире атомная электростанция мощностью 5 Мвт. Постановление правительства СССР о её создании было подписано 16 мая 1949 года, после чего в течение трёх лет продолжалась разработка проекта АЭС и выбор места для её строительства. Возведение здания станции началось весной 1952 года в районе бывшей деревни Пяткино. Водоохлаждаемый канальный уран-графитовый энергетический реактор получил название АМ-1, что означает «атом мирный». На последнем этапе ввода АЭС в эксплуатацию 26 июня 1954 года был осуществлён её энергетический пуск. Начальник объекта «В» Дмитрий Блохинцев записал в оперативном журнале: «17 часов 45 минут. Пар подан на турбину». Академики Игорь Курчатов и Анатолий Александров поздравили всех участников исторического события по-русски: «С лёгким паром!» К октябрю 1954 года станция была выведена на проектные параметры. Электричество, выработанное первой в мире атомной электростанцией, пошло внешним потребителям — в сеть Мосэнерго. За участие в разработке, пуске и освоении станции Д.И. Блохинцеву, Н.А. Доллежалю, А.К. Красину и В.А. Малыху была присуждена Ленинская премия. Большая группа разработчиков и эксплуатационников была награждена орденами и медалями СССР.

 

14 сентября 1954 года на Тоцком военном полигоне в Оренбургской области прошли войсковые учения с применением ядерного оружия. Руководителем учений был маршал Георгий Жуков, а непосредственно в момент испытаний на полигоне присутствовали Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев, тогдашний Министр обороны СССР Николай Булганин и руководитель советской атомной программы академик Игорь Курчатов. Утром 14 сентября 1954 года бомбардировщик Ту-4, имевший на борту атомную бомбу, вылетел в район Тоцка с военного аэродрома под Сталинградом. В 9 часов 33 минуты с высоты 8 тысяч метров на заранее размеченную точку полигона был сброшен ядерный заряд, который через 45 секунд взорвался на высоте 350 метров от поверхности земли. Объявленная мощность бомбы - 40 килотонн, хотя независимые эксперты оценивают истинную силу взрыва не менее чем в 100 килотонн. Сразу после взрыва тот участок полигона, который подвергся действию радиации, пересекли крупные соединения советских войск. Это были по меньшей мере десятки тысяч людей, которые прошли эту зону пешком или проехали на боевой технике. Большинство из них получили дозы облучения не менее чем в 50-70 рентген. Ныне специалисты считают, что именно это обстоятельство в последующие годы стало причиной онкологических заболеваний и ранних смертей многих из этих людей. Все эти данные Министерством обороны были рассекречены лишь в постсоветское время.

 

17 сентября 1954 года на архипелаге Новая Земля в Северном Ледовитом океане был открыт секретный ядерный полигон с центром в посёлке Белушья Губа. Полигон по сей день включает в себя три площадки: Чёрная Губа (использовалась в основном в 1955—1962 годах), Маточкин Шар (подземные испытания в 1964—1990 годах), и Д-2 на полуострове Сухой Нос (наземные и воздушные испытания в 1957—1962 годах). Официальная территория полигона занимает свыше половины всей площади острова. Первые ядерные испытания здесь прошли 21 сентября 1955 года (первый подводный ядерный взрыв). Затем вплоть до 24 октября 1990 года (официальная дата объявления моратория на ядерные испытания) на полигоне было произведено 132 ядерных взрыва: 87 в атмосфере (из них 84 воздушных, 1 наземный, 2 надводных), 3 подводных и 42 подземных. В 1961 году на Новой Земле была взорвана мощнейшая в истории человечества водородная бомба — 58-мегатонная «Царь-бомба» на площадке Д-2 «Сухой Нос». Сейсмическая волна, возникшая в результате взрыва, три раза обогнула земной шар, а звуковая волна, порождённая взрывом, докатилась до острова Диксон на расстоянии около 800 километров. В настоящее время на полигоне занимаются лишь исследованиями в области ядерных систем вооружений (объект Маточкин Шар).

 

Самарские события года

10 февраля 1954 года в Куйбышевском областном суде был вынесен приговор по ст. 59-3 УК РСФСР (бандитизм) в отношении 20-летних Хариса Атнагулова и Николая Опойченкова, которые в течение августа-сентября 1953 года совершили ряд вооружённых налётов на торговые точки и частные дома в Новокуйбышевске, завладев товарами, деньгами и ценностями. Преступники были задержаны после того, как в ночь на 11 сентября они под угрозой ножа ограбили молодых парней, возвращавшихся с танцевальной площадки летнего парка. При этом оказавший сопротивление грабителям Комаров получил множественные ножевые ранения и скончался, а его попутчик Меандров получил ранение в шею, но медики сумели спасти его жизнь. Милиция задержала бандитов в ту же ночь. Преступники были приговорены каждый к 25 годам лишения свободы в лагерях и к пяти годам поражения в правах.

 

23 марта 1954 года из Куйбышева в Казахстан отправился первый эшелон с добровольцами на освоение целинных и залежных земель. Когда 2 марта было принято постановление Пленума ЦК КПСС «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель», в списке территорий целинного земледелия значилась и Куйбышевская область. По призыву областного комитета ВЛКСМ на целину в общей сложности было направлено 2040 добровольцев, в том числе в Чкаловскую (ныне Оренбургскую), Амурскую, Омскую и Кокчетавскую области, а также на юг нашего края. Только в 1954–1955 годах в Большеглушицком и Большечерниговском районах было поднято свыше 115 тысяч гектаров целинных и залежных земель, на основе которых здесь и по сей день работают несколько хозяйств – бывших колхозов и совхозов советского времени. Самым известным из них является совхоз «Южный» Большеглушицкого района, для создания которого весной 1954 года в эту голую степь прибыло более 200 комсомольцев из разных уголков страны, в первую очередь, конечно же, из Куйбышева. Уже к осени на центральной усадьбе совхоза было возведено несколько десятков жилых домов, контора, столовая и клуб. А всего в течение последующих трёх лет молодые целинники «Южного» освоили свыше 8 тысяч гектаров ранее не использовавшихся земель, на которых в удачные годы выращивалось до 40 центнеров пшеницы с гектара.

 

10 сентября 1954 года на заседании секретариата Куйбышевского областного комитета КПСС был рассмотрен вопрос о состоянии борьбы с нищенством и бродяжничеством в городе Куйбышеве и области. Было отмечено, что в послевоенные годы на улицах и в общественном транспорте многих городов СССР, в том числе и Куйбышева, выросло количество нищих, просящих милостыню, и среди них заметное число составляют инвалиды Великой Отечественной войны. Однако органы милиции борьбу с нищенством и бродяжничеством ведут лишь формально, при задержании нищих и бродяг, как правило, личность задержанного не выясняют, а ограничиваются только отбиранием от них подписки о прекращении заниматься нищенством, и на этом свою работу считают законченной. Но нищие, давшие подписку в одном отделении милиции, переходят на территорию другого и здесь продолжают побираться. В связи со сказанным секретариат обкома предписал исполкомам городских и районных Советов выявлять всех нищих и бродяг на своей территории, принимать действенные меры к их трудоустройству, к их медицинскому обследованию и к определению их в дома инвалидов, чтобы создавать им необходимые жизненно-бытовые условия.

 

15 сентября 1954 года в Куйбышеве открылось движение по автогужевому мосту через реку Самару на участке от улицы Водников до улицы Главной. Необходимость его строительства именно в этом месте назрела давно. В дореволюционное время здесь существовал постоянный «переправный» промысел, когда в базарные дни лодочники порой перевозили с одного берега реки на другой по несколько сотен человек в день. Позже здесь стали ставить наплавной понтонный мост, который, впрочем, каждую весну сносило ледоходом. А в начале 50-х годов постоянный мост через реку Самару и вовсе стал крайне необходим для постоянного транспортного сообщения между центром города и поселком 116-й километр, где тогда развернулось строительство новейшего по тем временам Крекинг-завода (ныне – Куйбышевский нефтеперерабатывающий завод). Возведение моста началось летом 1951 года силами местных отделений Управления Гушосдора. Впоследствии к этим работам привлекались также заключённые лаготделений №№ 2 и 3 Кунеевского исправительно-трудового лагеря, которыми проводились почти все тяжёлые строительно-монтажные работы. Лишь на завершающем этапе, уже после смерти Сталина, на возведении моста работали только бригады вольнонаемных строителей.

 

Главное самарское событие года

13 августа 1954 года произошел взрыв газа в подвале цеха № 29 Новокуйбышевского НПЗ. При взрыве получили тяжёлые ожоги и впоследствии скончались в больнице заместитель министра нефтяной и газовой промышленности СССР Леон Богданович Сафразьян, начальник треста № 25 Иван Игнатьевич Миронов, начальник строительства Новокуйбышевского НПЗ Василий Иванович Марфин и главный инженер-заместитель управляющего трестом «Нефтезаводмонтаж» Миннефтепрома Аркадий Николаевич Вавулин. Еще семь человек получили ожоги меньшей степени тяжести, и медикам удалось спасти их жизни.

 

Трагедия в заводском подвале

В августе 1954 года в Новокуйбышевске, молодом городе нефтехимиков, случилось происшествие, потрясшее своей нелепостью не только его жителей, но и всю нефтяную отрасль страны. В строящемся цехе здешнего нефтеперерабатывающего завода погибло сразу четыре руководителя не только городского, но и союзного масштаба. Сейчас в городе стараются помнить не столько о причинах трагедии, сколько о заслугах погибших, которые при жизни внесли значительный вклад в развитие народного хозяйства страны.

В конце 1940-х объемы нефти, добываемой в Среднем Поволжье, удваивались чуть ли не ежемесячно. Неспроста с легкой руки журналистов этот перспективный район нефтедобычи в то время получил название «Второй Баку». Фонтанирующее из новых скважин черное золото для переработки поступало на два местных нефтеперерабатывающих завода: Сызранский, введенный в эксплуатацию в грозном 1942 году, и Куйбышевский (ныне Самарский), который был запущен в 1945-м (рис. 1-3).

Однако уже тогда правительству СССР стало ясно, что вскоре эти два действующих предприятия перестанут справляться с растущими нефтяными потоками. Поэтому летом 1949 года Совет Министров СССР принял постановление о строительстве в регионе Среднего Поволжья еще одного нефтеперерабатывающего завода с размещением его в рабочем поселке Ново-Куйбышевский. И уже в октябре 1951 года состоялся торжественный ввод в эксплуатацию первой очереди Новокуйбышевского НПЗ (рис. 4-8). А в феврале 1952 года указом Президиума Верховного Совета РСФСР рабочий поселок Ново-Куйбышевский был преобразован в город областного подчинения с присвоением ему названия Новокуйбышевск (рис. 9-19).

Между тем нефтеперерабатывающий завод продолжал расширяться ускоренными темпами. Вводились в строй новые установки и агрегаты, готовилась к сдаче вторая очередь завода. Со стороны правительства гигантская стройка на Средней Волге контролировалась союзным министерством нефтяной промышленности в лице члена его коллегии, заместителя министра Леона Богдановича Сафразьяна. В то время он считался одним из самых опытных специалистов в деле строительства крупных оборонных предприятий. Однако уже после сдачи в эксплуатацию первой очереди предприятия случалась эта нелепая трагедия.

«В Центральный комитет КПСС.

Спецсообщение. Совершенно секретно.

13 августа 1954 года около 8 часов утра в результате взрыва газа от несанкционированного источника огня в строящемся цехе № 29 Новокуйбышевского нефтеперерабатывающего завода получили тяжелые ожоги член коллегии Министерства нефтяной промышленности СССР, заместитель министра Сафразьян Леон Богданович, начальник Куйбышевского территориального строительного управления Главвостокнефтестроя Министерства нефтяной промышленности Миронов Иван Игнатьевич, начальник строительства Новокуйбышевского НПЗ Марфин Василий Иванович и главный инженер-заместитель управляющего трестом «Нефтезаводмонтаж» Миннефтепрома Вавулин Аркадий Николаевич. Еще семь человек получили ожоги меньшей степени тяжести. Пострадавшие госпитализированы в Медсанчасть Новокуйбышевска. Проводится расследование причин аварии и уточняются размеры нанесенного предприятию ущерба.

Секретарь Куйбышевского областного комитета КПСС Пузанов».

Из официального заключения о причинах трагедии:

«На территории строительной площадки были нарушены следующие правила техники безопасности:

− применение для освещения спичек, что запрещается параграфом 59 правил безопасности;

− при отсутствии взрывобезопасного освещения не применены шахтные аккумуляторные фонари, как это предлагается в параграфе 60 правил;

− до окончания строительных работ на участке территории завода допущены работы технологических установок, что запрещено статьей 52 правил».

Биографические справки

Леон Богданович Сафразьян (1893-1954) родился в Баку. Служил в рядах Красной армии, окончил Академию Генерального штаба. В период массовой индустриализации работал начальником строительства Челябинского тракторного завода (1929-1934 годы), затем Ярославского (1934-1935 годы) и Горьковского автозаводов (1935-1937 годы). За заслуги в индустриализации страны Сафразьяна в 1937 году назначили руководителем главка Наркомата машиностроения, а еще через год − начальником Главвоенстроя при СНК СССР. В годы Великой Отечественной войны он был заместителем наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берии и занимался строительством крупных оборонных объектов, на которых использовались заключенные. После окончания войны Сафразьян стал заместителем наркома по строительству топливных предприятий (с февраля 1946 года), а затем − заместителем министра нефтяной промышленности СССР (с декабря 1948 года). В рамках своих служебных обязанностей Сафразьян не раз приезжал на строительство Новокуйбышевского НПЗ для решения срочных производственных вопросов. Его очередной инспекционный визит в молодой волжский город начался 11 августа 1954 года. Никто тогда еще не знал, что эта поездка на завод будет последней в жизни не только для заместителя министра, но и еще для нескольких руководителей различного ранга (рис. 20).

Миронов Иван Игнатьевич (1907-1954) был директором заводов в Грозном, Уфе. Занимал должности начальника объединения «Дальнефть», затем – начальник Куйбышевского территориального строительного управления (рис. 21).

Марфин Василий Иванович (1904-1954) участвовал в строительстве заводов в Грозном, Ярославле, Уфе, Нефтегорске, Орске и других. С 1951 г. – начальник строительства Новокуйбышевского НПЗ (рис. 22).

Вавулин Аркадий Николаевич (1905-1954) участвовал в строительстве НПЗ в Саратове, Одессе, Гурьеве, Москве и др. В 1943-1944 гг. изучал новые установки по нефтепереработке в США. С 1946 г. – главный инженер-заместитель управляющего трестом «Нефтезаводмонтаж» Миннефтепрома (рис. 23).

Л.Б. Сафразьян и А.Н. Вавулин были похоронены в Москве. И.И. Миронов и М.И. Марфин открыли печальный счет на первом кладбище в Новокуйбышевске. Прощание с ними состоялось 15 августа в клубе «Слава», который строился под их же руководством, такими же скоростными темпами, через месяц он должен был открыться официально. В последний путь их провожали тысячи жителей. Марфину было 50 лет, Вавулину – 49, Миронову – 47 (рис. 24).

Еще в конце 1950-х годов две улицы в Новокуйбышевске были названы именами И.И. Миронова и Л.Б. Сафразьяна. Памятники всем погибшим в той трагедии в разное время поставили на их могилах, а в начале 2012 года комиссия при городской администрации Новокуйбышевска приняла решение об установке бюста Ивана Игнатьевича Миронова в сквере на улице его имени. Тем самым увековечивались его заслуги как одного из основателей и первостроителей города. Бюст был торжественно открыт в августе того же года. На доме, где жил В.И. Марфин, была установлена мемориальная доска. Почему остался в забытьи четвертый из погибших А.Н. Вавулин – очередная загадка. Историки на этот вопрос не дают ответа (рис. 25-29).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

***

Из очерка В.М. Шарлота «Душный август 1954 года» (рис. 30).

«О трагедии, случившейся в Новокуйбышевске 13 августа 1954 года, я услышал, еще будучи студентом нефтяного факультета Куйбышевского индустриального института. Но говорили об этом как-то тихо, с оглядкой. Подробно о гибели Миронова, Сафразьяна, Вавулина и Марфина в результате взрыва я узнал гораздо позже, в 80-годы, когда готовил к печати документальную повесть «У станции Липяги». Рассказ об этой трагедии, построенный на свидетельствах ближайших родственников погибших, должен был войти в одну из глав книги.

Но… вмешалась цензура. Мимо неё в то время не проходило ни одно из изданий, будь то очередной номер газеты, журнала или афиша, расклеенная на столбах и сообщающая о предстоящем выступлении артиста. Цензоры в своей работе руководствовались специальным «Перечнем…» сведений, запрещенных к печати. В таком «Перечне…» от 1981 года (новее не было) в параграфе 227 значились и «Сведения о повлекших за собой человеческие жертвы катастрофах, крушениях, крупных авариях и пожарах в народном хозяйстве – без разрешения соответствующего министерства, ведомства». Событие 13 августа подвели под этот параграф. Об этом камне преткновения меня не известили. Книга была на выходе - и из нее просто выкинули несколько этих крамольных страниц.

Теперь есть возможность рассказать о том, как это было.

[…]

Член коллегии министерства нефтяной промышленности Леон Богданович Сафразьян приехал в Новокуйбышевск 11 августа. Это была очередная инспекционная поездка. На 5 часов утра 13 августа он назначил осмотр новых объектов завода, в том числе бытовки цеха № 29.

Вот что писал в своих воспоминаниях А.В. Анохин:

«Из моей памяти и со слов пострадавших И.В. Прокофьева, Н.М. Чиркова, Б.Р. Кушелевича: рано утром 13 августа во время осмотра комплекса установок АВТ-3, 4, 5 Сафразьяну доложили, что строительные работы на установках № 3, 4 завершены, а на № 5 – в стадии окончания. Более того, на АВТ-3 закончены пусконаладочные работы и получен бензин, но акт не подписывается из-за неготовности помещения ГО, которое находилось в подвальной части одноэтажного здания, расположенного через дорогу от установки.

Вход в это помещение был отдельный, с торца здания, вниз к входной двери вели ступеньки.

Сафразьян решил осмотреть это помещение, вместе с ним направилось все его большое окружение. В помещение не могли войти, т.к. дверь оказалось запертой. Стали искать уборщицу, ту, у которой был ключ, потом спички… Во время поисков раздавались голоса, сначала шёпотом, затем громче: «Не надо! Не надо!» Там оставалось работы всего на день два электрикам и сантехникам – подключить воду и электричество.

Там, в подвале, было темно. Сафразьян приказал зажечь спичку. Василий Марфин не стал этого делать, ведь кто-то предупредил, что пахнет газом. Леон Богданович в резкой форме повторил приказ. И тогда Василий Иванович зажег спичку. Прогремел взрыв…

Заместитель начальника КТСУ Андрей Иванович Слепушенко в этот день пришел в контору пораньше. Накануне Иван Игнатьевич предупредил, что с утра будет осматривать пусковые, а в конторе все должны оставаться на местах.

Но Сафразьян – человек с фантазией, никогда не знаешь, что у него на уме. Потому и пришел Андрей Иванович пораньше: вдруг что понадобится Леону Богдановичу.

Секретарша Антонина Александровна уже была здесь. Ее белое лицо, покрасневшие глаза поразили Слепушенко. Дрожащим голосом она сказала:

- Несчастье, Андрей Иванович.

Он понял: что-то страшное. Вдруг охрипшим голосом спросил:

- Где? С кем?

- Только что звонили из двадцать девятого цеха. Взрыв в подвале конторы.

- Кто там был? – шепотом спросил Слепушенко.

- Сафразьян, Иван Игнатьевич, Марфин, Вавулин…

Слепушенко бросился к двери.

О трагедии стало известно Камаеву. Николай Павлович немедленно вызвал Алексея Коновалова, и они отправились к медсанчасти. Алексей Андреевич вспоминал: «Мы приехали очень быстро. И увидели, как Миронов, Марфин, Сафразьян, Вавулин выходили, обнявшись, из легковой машины и пели «Интернационал». На сиденье остались чьи-то черные перчатки. А у меня – слезы на глазах…»

С невероятным мужеством переносили пострадавшие страшные мучения, сохраняя при этом высокую человечность. Иван Игнатьевич Миронов просил врачей прежде всего помочь Марфину, так как у его жены больное сердце. Василий Иванович, в свою очередь, отказывался от помощи до тех пор, пока ее не окажут Миронову.

- Вот и отработались мы с тобой, Иван Игнатьевич! – сказал Марфин.

Миронов ответил:

- Ну что ты, мы еще поработаем, еще столько дел впереди!

Они лежали в больнице, сплошь перевязанные бинтами. Иван Игнатьевич в одной палате с Сафразьяном.

- Не поднимай панику, — сказал Миронов Андрею Ивановичу. – Все будет в порядке. Мы еще поживем…

Кто-то должен был позвонить Ольге Сергеевне. Это сделал сотрудник управления Белочицкий. Он не мог все сказать сразу.

- Сережа, вы что-то от Ивана Игнатьевича передать хотите? – спросила она.

- Произошел взрыв.

- Взрыв? – не поняла она. – Какой взрыв?

- В двадцать девятом цехе…

До нее не сразу дошел смысл сказанного. Взрыв. Но ведь ОНИ были там… Ольга Сергеевна со страхом посмотрела на трубку и повесила ее. И через несколько секунд позвонила начальнику объединения «Куйбышевнефть» В.И. Муравленко. Виктор Иванович тотчас прислал свою машину. Она поехала в Новокуйбышевск, по дороге встретила машину Миронова, пересела в нее и отправилась в больницу.

Жаркий солнечный август. И так безоблачно, так беззаботно синее небо. У больницы множество машин.

Ее встретил профессор Аминев.

- Ожоги тяжёлые, — сказал он. – Но все должно обойтись. Сейчас он спит. Поезжайте домой.

- Я хочу к нему. Глаза-то целы?

- Он спит, — повторил профессор. — Вам лучше побыть дома. Глаза целы.

Ольга Сергеевна не знала, что Иван Игнатьевич совсем недавно сказал свою, быть может, последнюю шутку: «Жену не пускайте. Я такой страшный, что еще разлюбит».

Она многого не знала. Ей не говорили. Она не знала о том, что у Ивана Игнатьевича 95 процентов тела – сплошной ожог.

Были целы только глаза и ноги ниже колен – их сберегли сапоги.

Она не поехала домой. Пошла с сыном в комнату отдыха в конторе. Здесь, через коридор напротив, в кабинете Миронова, была жена Сафразьяна Евгения Ивановна. Встретившись, они расплакались. Ольгу Сергеевну увели оттуда.

Она ходила, говорила, что-то делала. Как в тумане, мелькали перед ней лица людей - близких друзей Миронова, руководителей. Пузанов, Токарев, Гореченков, Чентемиров…

Часа в два Ольге Сергеевне сказали, что Миронов выпил коньяку и заснул. И тогда она уехала домой. Ольга Сергеевна верила, что Миронов будет жить. Не мог умереть такой человек. Не мог.

В одиннадцать часов вечера Чентемиров позвонил Ольге Сергеевне:

- Вам надо приехать.

- с Юрой?

- Да. С Юрой.

Она поняла, что надвигается катастрофа. Приехала, но ее опять не пустили.

- Пустите меня к мужу, - взмолилась она.

Наконец ей разрешили войти в палату. Он лежал, замотанный бинтами, и хрипел. Он был без сознания.

На рассвете поднялся неспокойный порывистый ветер. Он взвихривал пыль на дороге, бросался на окна больницы.

Ольга Сергеевна ходила с сыном взад-вперед по коридору. Внезапно послышался шум, вышла женщина в белом халате. Ольга Сергеевна спросила:

- Умер?

- Да, умер, — ответила та.

Это случилось в 5 часов утра 14 августа. Ивану Игнатьевичу было 47 лет. После Миронова скончались Сафразьян и Марфин…

Она вышла с сыном на улицу. Ее встретил злой ветер, он бил в лицо, вселял страх и отчаяние. Но рядом был сын. ЕГО сын. Она схватила его за руку, плача, проговорила:

- Юра, милый, не плачь, я заменю тебе папу, как только смогу.

Аркадий Николаевич Вавулин, которого, по воспоминаниям А.В. Анохина, Сафразьян «дальше метра» никогда не отпускал от себя, скончался 16 августа в медсанчасти. Там же проходило прощание. У гроба Аркадия Николаевича стояли его жена Вера Владимировна, те, кто работал под его руководством, в том числе и Александр Васильевич Анохин.

В тот же день А.Н. Вавулина отправили самолётом в Москву хоронить. Одет он был в монтажный костюм зеленого цвета.

Кроме четырех погибших, пострадали еще семь человек. Среди госпитализированных были начальник МУ-5 Н.В. Прокофьев, главный инженер МУ-5 Н.М. Чирков, главный инженер МУ-4 Б.Р. Кушелевич (он спускался в подвал последним), начальник управления треста «Стройтермоизоляция» Г.С. Яблонович, начальник участка СУ-3 Ануфриев, бытовщица Е.Я. Лагутина и еще кто-то.

На постаменте в клубе «Слава» стояли два гроба, которые еле были видны из-за обилия цветов и венков. Впереди постамента – портреты Ивана Игнатьевича Миронова и Василия Ивановича Марфина. На алых подушечках – ордена и медали, которыми были награждены покойные. Венки – от Совета Министров СССР, Куйбышевского обкома партии, Министерства нефтяной промышленности, Новокуйбышевского горкома КПСС и горисполкома, от обкома профсоюза нефтяной промышленности и многих других организаций.

Тысячи людей побывали в тот день в клубе, прощаясь с Мироновым и Марфиным. Тысячи людей провожали их в последний путь. По городу огромная похоронная процессия прошла безмолвно, чтобы жена Василия Ивановича, прикованная к постели, не услышала траурной музыки: от нее все еще скрывали происшедшее, говорили, что пострадавшие с небольшими ожогами лежат в больнице. И лишь за пределами города полилась траурная мелодия.

Миронова и Марфина похоронили на кладбище, откуда как на ладони видны были заводские установки и городские кварталы, строительству которых была отдана их жизнь. Леона Богдановича Сафразьяна похоронили на Новодевичьем кладбище в Москве.

Город хранит память о тех, кто погиб на трудовом посту. У нас есть улицы, носящие имена Миронова и Сафразьяна. На доме, где жил Марфин, висит мемориальная доска. О Вавулине же не напоминает ничто. Ради восстановления исторической справедливости надо увековечить память и об этом человеке. Может быть, на месте, где прогремел взрыв на НПЗ, установить памятную стелу с именами всех погибших».

 

***

Из очерка М.А. Вавулина «Воспоминания об отце»

«В Новокуйбышевске произошла трагедия, которая потрясла всех своей неожиданностью, нелепостью и безответственностью «высокого» руководителя, который нарушил правила техники безопасности.

13 августа 1954 года в 7 часов 45 минут комиссия в составе 9 человек во главе с членом коллегии Миннефтепрома тов. Сафразьян входила в неосвещенное подвальное помещение строящейся конторы цеха № 29 завода. Не доходя до пола на 2 или 3 ступени, по прямому требованию Сафразьяна о зажигании огня, был применен открытый огонь для освещения помещения. В помещении было некоторое скопление углеводородного газа. При появлении открытого огня (пламени спички) произошел взрыв, «в результате чего члены комиссии подверглись тяжким ожогам, в том числе командированный тов. Вавулин А.Н.». Это скупые строки Акта № 4 о несчастном случае, связанном с производством.

Мне рассказывали, что отец предупредил о загазованности помещения, на что Сафразьян якобы сказал: «С газом работаем, а газа боимся!», после чего начальник участка чиркнул спичкой. 15 августа 1954 года отец умер. Погибли также Сафразьян, начальник строительства Миронов и начальник участка.

Больше я отца не видел. В Москву его привезли в цинковом гробу. Организацией похорон занималось Министерство нефтяной промышленности. Гроб был установлен в здании министерства на Площади Ногина. Проститься пришло очень много народа. У гроба происходила смена Почетного караула. После гражданской панихиды длинная колонна автомашин, с ГАИ в начале и конце, направилась на Введенское (Немецкое) кладбище, где состоялись похороны. За государственный счет установлен памятник.

В газете «Труд» № 195 от 18.08.54 г. помещен некролог, где, в частности, сказано, что «при активном участии А.Н. Вавулина впервые в Советском Союзе были разработаны и внедрены индустриальные методы сооружения трубопроводов и резервуаров, монтажа уникального оборудования и нефтеаппаратуры. Смерть вырвала из рядов строителей и монтажников Министерства нефтяной промышленности крупного специалиста и организатора, инженера-новатора, руководителя, безгранично преданного делу строительства коммунизма. Правительство высоко оценило заслуги А.Н. Вавулина, наградив его орденом Трудового Красного Знамени и четырьмя медалями. Память о прекрасном работнике, чутком и отзывчивом товарище Аркадии Николаевиче Вавулине будет вечно жить в наших сердцах». Некролог подписало все руководство Министерства во главе с Министром Н.К. Байбаковым».

 

Литература

Ерофеев В.В. Нелепая трагедия. – «Тайны ХХ века», № 50 – 2014 год, декабрь.

Земля самарская. Очерки истории Самарского края с древнейших времен до победы Великой Октябрьской социалистической революции. Под ред. П.С. Кабытова и Л.В. Храмкова. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1990. :1-320.

Нефтяной комплекс Куйбышевской области (30-е – 50-е годы ХХ в.) Становление и развитие. Сборник документов. Самара. Изд-во ООО «Кредо», 2005. :1-672.

Самарская область (география и история, экономика и культура). Учебное пособие. Самара 1996. :1-670.

Такоев Д.А., Иванов А.И. 1960. Волжская нефть. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-96.

Шарлот В.М. 1979. Город Новокуйбышевск. Социально-экономический очерк. Куйб. кн. изд-во, 160 стр.

Шарлот В.М. 1986. У станции Липяги. Документальная повесть о строителях большой химии. Куйб. кн. изд-во, 216 стр.

Шарлот В.М. 1996. Это наш завод. Страницы истории Новокуйбышевского нефтеперерабатывающего. – Самара, кн. изд-во, 1996 год. 287 стр.

 

 

Дополнения

Из фондов Центрального государственного архива Самарской области (ЦГАСО)

 

ЦГАСО, Р-1381, оп. 2, д. 73.

Новокуйбышевский нефтеперерабатывающий завод

Секретариат дирекции

Приказы Министерства нефтяной промышленности. 1954 г.

 

Л. 158.

Приказ Министерства нефтяной промышленности СССР

13 августа 1954 года

Для расследования причин аварии, произошедшей 13 августа на Ново-Куйбышевском заводе, назначить комиссию в составе: заместителя Министра нефтяной промышленности СССР т. Рябчикова В.Р. (председатель), начальника Главнефтезаводстроя т. Тихонова, начальника объединения Куйбышевнефть т. Муравленко, директора Ново-Куйбышевского завода т. Гореченкова, главного инженера Ново-Куйбышевского завода т. Альтшулера, представителя ГУПО МВД СССР полковника Аносова и инспектора охраны труда ЦК профсоюза нефтяников т. Жихаревой.

Заместитель Министра нефтяной промышленности СССР В. Фёдоров.

Верно: (подпись неразборчива).

 

Л.л. 159-160.

Копия.

Заместитель Министра нефтяной промышленности СССР

27 августа 1954 г.

№ Р-1802

Москва, пл. Ногина, 2/5.

И.о. начальника Главнефтезаводы тов. Музыченко А.Р.

Начальнику Главнефтеоборудование тов. Мельникову Г.И.

Копия: начальнику Главнефтепереработки тов. Болдыреву Н.А.

Директору Новокуйбышевского н/п завода тов. Гореченкову Г.И.

Директору Новоуфимского н/п завода тов. Салихову И.С.

Директору строящегося Новоуфимского н/п завода тов Ктаторову О.А.

В связи с отсутствием взрывобезопасного оборудования для венткамер напорно-приточной вентиляции по измененным в июле 1954 года Гипронефтезаводом проектам и в целях обеспечения ввода в эксплуатацию пусковых установок 1954 г. разрешаю до 1 января 1955 г. смонтировать по утверждённым ранее проектам вентиляторы напорно-приточной вентиляции с забором чистого воздуха вне помещений на высоте 12-15 метров на следующих установках Новокуйбышевского и Новоуфимского н/п завода.

По Новокуйбышевскому заводу:

1. Термокрекинги №№ 3, 4, 5.

2. ЭЛОУ №№ 5, 6, 7.

3. № 22-1/1.

4. № 40.

5. № 35-1 № 1, 2.

6. 35-2 № 2.

7. А-1-12/1.

8. Общезаводские насосные №№ 10, 11.

По Новоуфимскому заводу:

1. ЭЛОУ №№ 5, 7, 8, 9.

2. АВТ топл. № 8.

3. АВТ масл. №№ 1, 2.

4. А-12/1.

5. Термокрекинг № 6.

6. АГФУ № 2.

7. 22-1/1.

8. 35-1 №№ 1, 2.

9. 35-2 №№ 1, 2.

10. 35-8.

11. 36 №№ 1, 2.

12. 37 №№ 3, 4.

13. 39 № 1.

14. 44.

15. 19.

[…]

Главнефтезаводам и дирекциям Новокуйбышевского и Новоуфимского заводов до 1 апреля 1955 года произвести переоборудование вентиляции на перечисленных установках по изменённым проектам.

В. Рябчиков.

Верно (подпись неразборчива).

 

***

ЦГАСО, Р-1381, оп. 2, д. 81.

Новокуйбышевский нефтеперерабатывающий завод

Канцелярия

Распоряжения с № 80 по № 178 директора и гл. инженера – производственные (подлинники). 1954 г. т. 2.

 

Л.л. 50-51.

Распоряжение № 118 главного энергетика НКЗ от 20 августа 1954 года.

Начальнику цеха № 15 тов. Рогову И.С.

В целях предупреждения аварий, несчастных случаев, вывода оборудования из строя и т.д., связанных с нарушениями «Правил технической эксплуатации» и «Правил техники безопасности» в цехе № 15 как дежурным, так и ремонтному персоналу, предлагаю:

Начальнику цеха № 15 т. Рогову и ст. инженеру т. Кедун:

1. В пятидневный срок проработать по всем сменам и бригадам «Предписание» Куйбышевэнергосбыта (проработка обязательна и для ремонтных бригад).

2. Составить план и график противо-аварийных игр, проводимых непосредственно на рабочих местах всем деж. рядовым и командным составом цеха. График должен предусматривать не меньше одной противо-аварийной игры в месяц.

3. Противоаварийные игры проводят:

а) с деж. инженерами цеха – нач. цеха и только в крайнем случае его заместитель;

б) со сквозной сменой деж. электромонтёров п/станций – деж. инженеры смены. При этом контроль и наблюдение за игрой осуществлять ст-му инж. цеха или нач-ку по сетям и подстанциям.

4. Ст. инж. цеха просмотреть весь эксплуатационный состав цеха с точки зрения выявления истекших сроков инструктажа и проверки знаний по ПТБ и ПТЭ и перевода с низшей квалификационной группы в высшую.

Срок исполнения 1.09.1954 г.

Главный энергетик НКЗ Кожевников (подпись).

 

***

ЦГАСО, Р-1381, оп. 2, д. 77.

Новокуйбышевский нефтеперерабатывающий завод

Канцелярия

Приказы директора завода – производственные (подлинники). Т. 3.

1954 г.

 

Л. 202.

Приказ по Новокуйбышевскому заводу № 570 от 13.08.1954 г.

Для расследования причин взрыва, происшедшего в 8.00 ч. 13.08.1954 г. в подвальном помещении бытовок цеха № 29 назначить комиссию в составе:

1. Тихонов А.И. – председатель комиссии.

2. Шабуро С.А. – член комиссии.

3. Мелашенко Л.Я. –«»-

4. Белочицкий С.Г. –«»-

5. Косарев Г.П. –«»-

6. Кузнецов М.П. –«»-

7. Калмыков В.И. –«»-

8. Потапов В.А. –«»-

9. Матвеев М.С. –«»-

Акт комиссии представить мне к 15.08.1954 г.

Директор Новокуйбышевского н/п завода Гореченков (подпись).

 

Л. 209.

Приказ по Новокуйбышевскому заводу № 578 от 18 августа 1954 г.

В первом полугодии 1954 г на Новокуйбышевском н.п. заводе зарегистрировано 34 несчастных случая, связанных с производством, и в том числе один случай с тяжёлым исходом.

Коэффициент частоты травматизма в первом полугодии находится в среднем на том же уровне, что и в 1953 г. Причинами возникновения несчастных случаев на Новокуйбышевском н.п. заводе, как показывает анализ, являются отсутствие должного внимания со стороны руководителей цехов к вопросам охраны труда и техники безопасности на заводе, невыполнение ряда мероприятий, предусмотренных в приказе Министерства нефтяной промышленности от 20.06.1953 г. за № 758 «О состоянии охраны труда на предприятиях Министерства нефтяной промышленности» и других.

Приказываю:

В соответствии с приказом Министерства нефтяной промышленности от 24.07.1954 г. за № 580 главным специалистам завода, зам. главного инженера завода тов. Шабуро С.А., главному механику завода тов. Воинову Е.М., гл. энергетику завода тов. Кожевникову Н.И. совместно с начальником отдела охраны труда и техники безопасности тов. Мелашенко Л.Я. при участии начальников соответствующих цехов, в 2-х недельный срок на основе анализа причин травматизма за заводе разработать конкретные мероприятия по улучшению состояния охраны труда и техники безопасности, обратив особое внимание на такие участки работ, как: погрузочно-разгрузочные работы, обслуживание и ремонт оборудования, спуско-подъёмные и такелажные работы, эксплуатация аппаратуры, работающей под давлением, эксплуатация электроустройств и транспортных средств.

Начальникам цехов:

1. Обеспечить строгое соблюдение производственной, технологической дисциплины и правил техники безопасности в подведомственных им цехах.

2. Обеспечить должный технический надзор за состоянием необходимых оградительных устройств и приспособлений по технике безопасности, за применением защитных средств и за надлежащим обучением рабочих безопасным методам труда.

Предупредить начальников всех цехов, что за несвоевременное оформление актов на несчастные случаи, связанные с производством, и за непринятие мер к виновным они будут нести строгую ответственность.

Установить порядок, при котором на заводских оперативных совещаниях заслушивать сообщение инженера по технике безопасности об имевших место нарушениях правил и норм с тем, чтобы немедленно давать конкретные указания по устранению этих нарушений.

Контроль за выполнением настоящего приказа возлагаю на начальника отдела охраны труда и техники безопасности тов. Мелашенко.

Директор Новокуйбышевского завода Г. Гореченков (подпись).

 

ЦГАСО, Р-1381, оп. 2, д. 78.

Новокуйбышевский нефтеперерабатывающий завод

Канцелярия

Приказы директора завода – производственные (подлинники). Т. 4.

1954 г.

 

Л.л. 31-36.

Приказ директора Новокуйбышевского н/п завода МНП № 648 от 6 сентября 1954 г.

Г. Новокуйбышевск.

В августе 1954 года в подвальном помещении строящейся конторы цеха № 29 произошёл взрыв собравшегося там газа. Взрыв произошёл от применения прямого огня для освещения. Проверкой установлено, что газ в указанное помещение попал из фекальной канализации, куда, в свою очередь, он проник из промливневой канализации.

Учитывая, что на заводе имеется большая разветвлённая сеть фекальной канализации, трубы которой перекрещиваются и идут параллельно с промливневой канализацией, возможно проникновение через стенки колодцев и землю нефтепродуктов и газов в систему фекальной канализации и в других местах завода, с выходом его в отельные санузлы.

Одновременно напоминаю о возможностях скопления газа в низких закрытых и открытых местах завода за счёт накопления газа сверху и проникновения его из канализационных и технологических трубопроводов, расположенных в земле при наличии пропуска в этих трубопроводах и через стенки канализационных лотков. К местам возможного скопления газов относятся: помещения МПВО в зданиях лабораторий и цеховых контор; помещения конденсатных станций; водопроводные и другие колодцы; санузлы (уборные) в помещениях цеховых контор и особенно на технологических установках в зданиях насосных; в траншеях, лотках, в обваловке резервуарных парков, в ямах и в разных углублениях на территории завода.

Для обеспечения безопасности при эксплуатации завода и предупреждения травматизма при обслуживании мест, где возможно скопление газа, приказываю:

Всем начальникам цехов и установок:

а) считать хозяйственно-фекальную канализацию загазованной и взрывоопасной в такой же степени, как и обычную промышленную канализацию;

б) категорически запретить пользоваться огнём во всех санузлах, на установках и в цеховых конторах;

в) не допускать сбросы или сливание нефтепродуктов в любом количестве в колодцы хозфекальной канализации и в унитазы или раковины санузлов;

г) немедленно закрыть крышками все колодцы фекальной канализации на территории установок, и крышки засыпать песком.

д) систематически следить за тем, чтобы на установках нефтепродукты из лотков, ёмкостей, трубопроводов и промканализации не попадали в сеть хозфекальной канализации, в траншеи, в водяные колодцы и др.;

е) в случае обнаружения проникновения нефтепродуктов в сеть фекальной канализации или загазованности в любых местах территории цеха немедленно ставить в известность зам. главного инженера и принимать меры по ликвидации загазованности.

[…]

Всем начальникам цехов настоящий приказ довести до сведения всего личного состава завода.

Контроль за исполнением приказа возлагаю на инженера по технике безопасности тов Мелашенко Л.Я.

Директор Новокуйбышевского н/п завода Г. Гореченков (подпись).

 

Л. 133-134.

Приказ директора Новокуйбышевского н/п завода № 716 от 6 октября 1954 г.

Г. Новокуйбышевск.

В целях предупреждения могущих произойти несчастных случаев от применения открытого огня на территории Новокуйбышевского н/п завода, приказываю:

П. 1.

Запретить с 1.11.1954 г. рабочим, служащим и ИТР проносить на территорию завода спички, зажигалки и другие принадлежности, от применения которых может возникнуть огонь.

Предупредить рабочих, служащих и ИТР, что за пронос на территорию завода спичек, зажигалок и других принадлежностей, от применения которых может возникнуть огонь, они будут привлекаться к строгой ответственности.

П. 2.

Главному энергетику завода тов. Кожевникову Н.И. по согласованию с пожарной охраной завода установить до 1.11.1954 г. стационарные зажигалки в местах, отведённых для курения.

П. 3.

Начальникам всех технологических цехов до 25.10.1954 г. объявить настоящий приказ для исполнения всем рабочим и ИТР подведомственных цехов.

Контроль за выполнением настоящего приказа возложить на вооружённую охрану завода.

И.О. директора Новокуйбышевского н/п завода А. Альтшулер (подпись).

 

***

Из фондов Самарского областного государственного архива социально-политической истории (СОГАСПИ)

 

СОГАСПИ, Ф-656, оп.96, д.75.

Куйбышевский обком КПСС

Протокол № 24 заседания бюро Куйбышевского областного комитета КПСС от 24 августа 1954 года.

 

Л.л. 10-11.

От 17 августа

2. О назначении пенсии семье трагически погибшего Миронова И.И. – члена обкома КПСС (т. Ефремов).

1. Просить Комиссию по установлению персональных пенсий при Совете Министров СССР назначить персональную пенсию союзного значения семье Миронова Ивана Игнатьевича – бывшего начальника Куйбышевского территориально-строительного управления МНП, трагически погибшего при исполнении служебных обязанностей:

Жене – Ольге Сергеевне Мироновой, рождения 1909 года, пожизненно;

Сыну – Юрию Миронову, рождения 1936 года, до получения высшего образования.

2. Просить Совет Министров СССР оказать семье погибшего начальника Куйбышевского территориального строительного управления Миронова И.И. единовременную материальную помощь.

3. О назначении пенсии семье трагически погибшего Марфина В.И. – члена Новокуйбышевского горкома КПСС (т. Ефремов).

1. Просить Комиссию по установлению персональных пенсий при Совете Министров СССР назначить персональную пенсию союзного значения семье Марфина Василия Ивановича – бывшего начальника 3-го управления Куйбышевского территориально-строительного управления МНП, трагически погибшего при исполнении служебных обязанностей:

Жене – Александре Михайловне Марфиной – рождения 1905 года пожизненно;

Дочери – Галине, рождения 1938 г., и

Сыну – Борису, рождения 1942 г. до совершеннолетия.

2. Просить Совет Министров СССР оказать семье погибшего начальника 3-го строительного управления КТСУ Марфина В.И. единовременную материальную помощь.


Просмотров: 486


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара