При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Лесной маньяк. 1997 год

Международные события года

22 апреля 1997 года в результате внезапного штурма перуанский спецназ освободил заложников, которых группа террористов в течение 126 дней удерживала в резиденции японского посла в Лиме, столице Перу. Благодаря этой операции коммандос удалось освободить 71 пленника, а ещё один затем умер от ранения, но при этом все 14 боевиков были убиты. Захват посольства Японии террористами произошёл 17 декабря 1996 года, и он был организован революционным движением имени Тупака Амару (РДТА). Всего было захвачено 490 человек, в том числе 40 дипломатов из 26 стран, многие перуанские министры, брат действующего президента Перу Альберто Фухимори и другие лица, находившиеся в этот момент в посольстве по случаю празднования дня рождения императора Японии Акихито. Это был самый крупный в мире захват такого числа высокопоставленных иностранных представителей, неприкосновенность которых гарантировалась международными актами. После их захвата террористы потребовали освободить руководителей своей организации, находящихся в тюрьме, а также выдвинули ещё целый ряд требований политико-экономического характера. Но поскольку такое количество заложников было трудно контролировать, террористы постепенно стали отпускать женщин, детей и раненых. В итоге на десятый день в посольстве остались 103 заложника, а к 22 апреля 1997 года их число сократилось до 72. В первый же день перуанская городская полиция предприняла попытку штурма здания, применив слезоточивый газ, но оказалось, что террористы запаслись противогазами, и в результате атаки пострадали лишь заложники. Тогда правительство Перу приняло тактику затягивания переговоров с боевиками, и одновременно под здание посольства в глубокой тайне стали копать 80-метровый подземный ход, о котором знали только президент страны и исполнители-коммандос. Когда тоннель был готов, сапёры заложили взрывчатку в земляные капониры. Выбрав удобный момент, 22 апреля в 15 часов 17 минут президент Фухимори отдал приказ о начале операции «Чавин-де-Уантар». В это время террористы, расслабленные послеобеденным часом, играли в мини-футбол на первом этаже главного зала, кто-то «болел» за них, а кто-то смотрел телевизор. Когда пол под главным залом неожиданно взлетел на воздух, перуанские коммандос ворвались внутрь помещений. Штурм продолжался около 15 минут. Реальное сопротивление спецназовцам смогли оказать только двое террористов, которые в момент штурма не играли в футбол. В результате их ответного огня двое коммандос были убиты и семеро ранены, а в целом операция перуанской GOE-группы была признана блестящей.

 

4 июля 1997 года на поверхности Марса, в Долине Арес, в районе равнины Хриса (Chryse Planitia), начал свою работу американский вездеход «Соджорнер». На «красную планету» его доставила космическая станция «Марс Пасфайндер», стартовавшая 4 декабря 1996 года с мыса Канаверал в штате Флорида (США). Название марсохода «Соджорнер» («Sojourner») дословно означает «временный житель» или «проезжий». Оно было присвоено аппарату по итогам голосования, победителем в котором стал 12-летний мальчик из штата Коннектикут. После 8-месячного полёта спускаемый аппарат вошёл в атмосферу Марса на скорости свыше 7,5 км/с, затем на нём был раскрыт парашют диаметром 12,7 м. Примерно за 8 секунд до удара о поверхность включились тормозные двигатели и надулись амортизационные баллоны, на которых аппарат отскочил от поверхности несколько раз до полной остановки. После проверки всех систем 5 июля марсоход съехал с посадочной платформы и приступил к научным экспериментам непосредственно на поверхности планеты. 6 июля он передал на Землю круговую панораму местности, а затем марсоход изучил несколько камней в районе посадки. Одновременно его аппаратура измеряла параметры ветра, температуру атмосферы и делала снимки разных объектов. Электропитание «Соджорнера» осуществлялось с помощью панели солнечной батареи и трёх радиоизотопных элементов с несколькими граммами плутония-238, необходимых для поддержания рабочей температуры в электронном блоке. Марсоход был оборудован шестью колёсами диаметром 13 см, каждое из которых способно вращаться самостоятельно. Предполагалось, что аппарат проработает на планете в течение 7 марсианских суток, однако в итоге его миссия растянулась до 83 суток. За это время «Соджорнер» преодолел дистанцию примерно в 100 метров. Последний контакт с ним состоялся в 10 часов 23 минуты 27 сентября 1997 года, после чего связь со станцией оборвалась. Место нынешней стоянки марсохода «Соджорнер» до сих пор остаётся неизвестным.

 

6 августа 1997 года при заходе на посадку в аэропорту города Аганья на тихоокеанском острове Гуам (США) потерпел катастрофу «Боинг‑747‑3B5» южнокорейской авиакомпании «Кореан Эйрлайнз». По числу жертв это происшествие стало одним из крупнейших в мире. Авиалайнер выполнял рейс KE801 по маршруту Сеул — Аганья. По первоначальному плану экипажу предстояло совершить полёт в Дубай (ОАЭ), однако ввиду недостаточного отдыха командира задание на полёт изменили, и экипажу дали задание совершить менее продолжительный рейс KE801 на Гуам. В 21:53 рейс KE801 вылетел из аэропорта Кимпхо, взяв курс на Аганью. На борту самолёта находилось 254 человека: три пилота, 20 бортпроводников (шестеро из них летели в салоне как пассажиры), и ещё 231 пассажир. Согласно записям речевого самописца, управление самолётом в течение всего полёта осуществлял командир. В 01:03:18 второй пилот установил связь с диспетчером подхода аэропорта Гуам, который передал ему инструкции по заходу на посадку. Далее командир дал остальным членам экипажа короткий инструктаж, и борт начал снижение с 12 500 метров до 792 метров. Ничто не предвещало трагедии, однако в 01:42:26 в 6 километрах от аэропорта Аганьи рейс KE801, к тому моменту снизившийся до высоты 201 метр над уровнем моря, неожиданно врезался в холм в местности Нимиц-Хилл и полностью разрушился. По свидетельствам выживших пассажиров, всё произошло настолько быстро, что они даже не успели закричать. Вылившееся из повреждённых баков авиатопливо воспламенилось, и это вызвало обширный пожар, продолжавшийся в течение 8 часов. Из-за труднодоступности места происшествия спасатели смогли добраться до самолёта лишь через несколько часов. В катастрофе погибли 228 человек — 14 членов экипажа (все три пилота и 11 стюардесс) и 214 пассажиров. Выжили лишь 26 человек — 23 пассажира и три стюардессы. Расследование причин этой трагедии заняло несколько месяцев, причём и южнокорейская, и американская стороны обвиняли друг друга в предвзятости. При этом ни записи бортовых самописцев, ни действия экипажа не указывали на какую-то неисправность, ведь борт HL7468 в течение шести лет служил одним из президентских самолётов и ухаживали за ним более тщательно. В итоге стороны пришли к мнению, что причиной катастрофы стало сочетание многих факторов, в том числе плохие погодные условия и недостаточный отдых экипажа.

 

31 августа 1997 года в результате аварии в автомобильном тоннеле на мосту Альма в Париже погибла Диана, Принцесса Уэльская. Вместе с ней в том же автомобиле Мерседес-Бенц S280 погибли египетский миллионер Доди аль-Файед и водитель Анри Поль. При этом в живых остался Тревор Рис-Джонс, телохранитель Дианы и Аль-Файеда. Сразу же после происшествия средства массовой информации обвинили в этой трагедии многочисленных папарацци, которые будто бы преследовали автомобиль Дианы и в итоге вынудили водителя существенно превысить скорость в тоннеле, из-за чего он потерял управление, и машина врезалась в одну из колонн. Однако 18-месячное французское судебное расследование установило, что папарацци тут ни при чём, и фотографов не было рядом с автомобилем, когда он разбился. Оказалось, что водитель Анри Поль попросту был пьян, и именно поэтому он не справился с управлением. К тому же на степень опьянения водителя, скорее всего, повлияли антидепрессанты и успокоительный нейролептик, обнаруженные в его организме. В итоге судебное расследование в 1999 году пришло к выводу, что виновником аварии стал именно погибший Анри Поль. Однако при этом в СМИ, а также в выступлениях различных экспертов выдвигалось множество других версий трагедии. Так, владелец отеля «Ритц» Мохаммед Аль-Файед, отец Доди Аль-Файеда, утверждал, что авария стала результатом заговора, который якобы по заданию королевской семьи организовала разведка МИ-6. Но все иски Файеда в итоге были отклонены французским судебным следствием. Другие версии также не нашли своего подтверждения.

 

15 октября 1997 года с мыса Канаверал (Флорида, США) стартовала ракета-носитель Titan 4B/Centaur с автоматической межпланетной станцией «Кассини-Гюйгенс» («Cassini–Huygens»), предназначенной главным образом для исследования Сатурна, его колец и спутников, и в первую очередь Титана. Станция была создана по совместному проекту специалистами НАСА, Европейского космического агентства и Итальянского космического агентства. При старте комплекс состоял из орбитальной станции «Кассини» и спускаемого аппарата с автоматической станцией «Гюйгенс», предназначенной для посадки на Титан. 26 апреля 1998 года аппарат совершил первый манёвр в гравитационном поле Венеры для набора необходимой скорости, а 24 июня 1999 года - второй такой же манёвр. 23 января 2000 года станция прошла мимо астероида № 2685 и сфотографировала его с расстояния 1,6 млн. км. 30 декабря того же года комплекс совершил манёвр в гравитационном поле Юпитера, приблизившись к планете на минимальное расстояние и проведя ряд научных измерений. При этом зонд сделал множество цветных фотографий Юпитера, наименьшие видимые детали на которых имеют размер примерно 60 километров в поперечнике. 30 мая 2001 года во время перелёта от Юпитера к Сатурну была замечена «дымка» в изображениях узкоугольной камеры. Подобное впервые было отмечено на фотографиях звезды Майя из звёздного скопления Плеяд. 11 июня 2004 года аппарат сблизился с Фебой — одной из крупнейших лун Сатурна, и сделал серию её фотографий. 1 июля 2004 года станция вышла на орбиту Титана. При этом 8 октября с помощью инфракрасной камеры удалось сделать снимок образования на Титане, которое, по всей видимости, является криовулканом. С помощью спектрометра было установлено, что в его истекающих потоках не преобладает водяной лёд. По некоторым версиям, этот купол образован прорывом азотного льда на поверхность. 25 декабря «Гюйгенс» отделился от орбитального блока, и 14 января 2005 года совершил мягкую посадку на поверхность самого большого спутника Сатурна, передав на Землю не только фотографии окружающей местности, но и звуки, которые сопровождали посадку. «Гюйгенс» также провёл сбор химических и физических параметров поверхности, измерял температуру, давление и прочие характеристики атмосферы, проводил другие исследования. А вот орбитальный блок «Кассини» в течение многих лет фотографировал поверхность Титана и выявил на нём огромные моря, состоящие из жидких углеводородов, а также другие планетарные структуры. Благодаря этим исследованиям удалось составить подробную карту Титана. Миссия «Кассини» первоначально была запланирована до 2008 года, однако впоследствии её дважды продлевали. Завершающий этап программы начался 26 апреля, когда космический аппарат выполнил несколько коррекций своей орбиты вокруг Сатурна, после чего 15 сентября 2017 года он вошёл в его атмосферу и прекратил своё существование. Всего же по итогам миссии «Кассини-Гюйгенс» на Землю было передано 635 Гб информации, сделано 453048 фотоснимков, выполнено 162 пролета около спутников Сатурна, а в разных изданиях вышло 3948 научных публикаций.

 

Российские события года

1 января 1997 года вступил в действие новый Уголовный кодекс Российской Федерации. До этого правоохранительные органы в России руководствовались «хрущёвским» Уголовным кодексом, вступившим в силу 1 января 1961 года. За прошедшие с того времени 36 лет существенно изменилась жизнь в стране, изменилось также политическая и экономическая структура Российского государства, в связи с чем назрела необходимость в утверждении нового уголовного законодательства, отвечающего реалиям времени. Новый Уголовный кодекс Российской Федерации был принят Государственной думой 24 мая 1996 года, одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 года, подписан президентом 13 июня 1996 года и вступил в силу с 1 января 1997 года, сменив прежний Уголовный кодекс. Среди наиболее существенных изменений по сравнению с ранее действовавшим документом можно назвать достаточно полное отражение в нём новых экономических и политических реалий российского общества, переход к приоритетной защите прав и свобод человека, а не интересов государства, усиление ответственности за наиболее тяжкие преступления и снижение ответственности за преступления небольшой тяжести, совершённые впервые, новые основания освобождения от уголовной ответственности и другие нововведения, призванные усилить профилактический потенциал уголовного закона. При этом Уголовный кодекс России образца 1996 года постоянно изменяется. Только за первые 10 лет его действия (с 1 января 1997 года по 1 января 2007 года) было принято 25 законов, внёсших в кодекс более 300 изменений. Но специалисты отмечают, что уточнения и поправки в Уголовный кодекс РФ обязательно будут вноситься и в дальнейшем.

 

31 января 1997 года в Афинах членами Ореховской преступной группировки был убит известный российский киллер Александр Солоник по кличке «Саша Македонский». Вместе с ним убили и его 22-летнюю подругу Светлану Котову, фотомодель, участницу конкурса «Мисс Россия-96». По сведениям МВД, на счету этого киллера числились десятки заказных убийств, в том числе криминальных «авторитетов», а также три побега из-под стражи, в связи с чем Солоник в 90-х годах стал настоящей легендой преступного мира. Он родился в Кургане в 1960 году в семье работника локомотивного депо и медсестры. После окончания школы он проходил военную службу в Группе советских войск в Германии, затем занимался спортивной стрельбой и классической борьбой. В Кургане он вступил в местную ОПГ, но в 1987 году был приговорён к 8 годам тюремного заключения за изнасилование. Однако после оглашения приговора Солоник ударил потерявших бдительность конвоиров и сбежал. Через несколько месяцев его снова арестовали в Тюмени, но Солоник, отсидев в ульяновской ИТК-8 около двух лет, 3 апреля 1990 года также бежал отсюда через канализационную систему колонии. После этого главным промыслом Солоника стали заказные убийства. В октябре 1994 года его по ориентировке арестовали на Петровско-Разумовском рынке в Москве. При аресте он пытался бежать, расстреляв троих милиционеров и одного частного охранника, однако сам был тоже ранен, и поэтому всё же оказался в «Матросской тишине». На допросах Солоник признался в совершении более 20 заказных убийств, однако 5 июля 1995 года он смог бежать из «Матросской тишины», чего до этого не удавалось сделать никому. В том же году киллер появился в Афинах, и здесь в пригороде он жил два последующих года по чужим документам на имя Владимира Кесова. Со Светланой Котовой Солоник в начале 1997 года познакомился в Афинах, куда она приехала как туристка, а впоследствии девушка стала жертвой этого знакомства. 2 февраля 1997 года тело задушенного Солоника было обнаружено на мусорной свалке в пригороде Афин. Через три месяца в чемодане, закопанном под оливковым деревом у небольшого курортного городка Саронис, нашли расчленённое тело Котовой, которую устранили как свидетеля убийства Солоника. При расследовании было установлено, что курганского киллера задушили ореховские бандиты Алексей Гусев, Александр Шарапов и Александр Пустовалов по приказу «авторитета» Сергея Буторина. Убийцы Солоника позже были задержаны, а затем по приговору суда получили от 22 до 25 лет заключения. Буторин впоследствии тоже был арестован в Испании, экстрадирован в Россию, и 6 сентября 2011 года приговорён к пожизненному заключению.

 

16 апреля 1997 года Россия подписала Протокол № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в котором говорится о необходимости отмены в стране смертной казни в мирное время. Несмотря на то, что 6-й протокол так и не был ратифицирован Россией, с этого момента, согласно Венской конвенции, смертную казнь в России стало запрещено применять. Ранее, в 1996 году, Россию пообещали принять в Совет Европы, но только лишь при условии отмены смертной казни. С того момента Президент РФ Б.Н. Ельцин просто стал игнорировать просьбы о помиловании лиц, приговорённых к смертной казни (не утверждал и не миловал), что, согласно ст. 184 УИК РФ, заблокировало саму возможность исполнения всех подобных приговоров. Но при этом в 1999 году Конституционный суд (КС) РФ признал не соответствующую Конституции РФ возможность вынесения смертных приговоров в отсутствие судов присяжных во всех без исключения регионах страны (в то время они ещё отсутствовали в Чечне). И только в 2009 году КС окончательно признал невозможность назначения смертной казни в Российской Федерации даже после введения суда присяжных в Чечне, мотивировав это тем, что «в результате длительного моратория на применение смертной казни сформировались устойчивые гарантии права человека не быть подвергнутым смертной казни». С одной стороны, согласно Конституции Российской Федерации, казнь установлена Уголовным кодексом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления. Однако в то же время российский основной закон гласит: «Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора»; а международные документы, запрещающие смертную казнь, в России действуют: это Протокол № 6 и условия-рекомендации ПАСЕ. При этом в Конституции РФ оговаривается, что смертная казнь может устанавливаться «впредь до её отмены», но, как уже отмечено выше, де-факто в 2009 году такая отмена уже произошла по решению КС.

 

6 декабря 1997 года в Иркутске на жилые дома микрорайона Авиастроителей упал транспортный самолёт Ан-124-100 RA-82005 (08) ВВС России, который должен был доставить во Вьетнам два истребителя Су-27УБК общей массой 40 тонн, собранных Иркутским авиационным заводом. В 14:42 местного времени самолёт поднялся в воздух в Иркутском аэропорту, но всего через три секунды после отрыва от взлётно-посадочной полосы на высоте пяти метров у транспортника произошёл помпаж двигателя № 3, в результате чего тот отключился. Спустя ещё шесть секунд на высоте 22 метров остановился двигатель № 2, а через две секунды на высоте 66 метров произошёл помпаж и отключение двигателя № 1. Борт пошёл на резкое снижение, а попытка экипажа удержать его в воздухе на одном работающем двигателе не увенчалась успехом. В результате транспортник с левым креном рухнул на дом № 45 по улице Гражданской. Киль самолёта при этом задел дом № 120 по улице Мира, упёршись в его стену, а остальные обломки упали на здание соседнего детского дома. При падении самолёта мгновенно вспыхнули десятки тонн авиационного топлива, что вызвало грандиозный пожар. В катастрофе погибли все находившиеся на борту транспортника 23 человека (8 членов экипажа и 15 пассажиров), а ещё погибли 49 человек на земле, в том числе 14 детей. Из-за разрушения жилого дома № 45 более 70 семей остались без жилья. Для расследования причин катастрофы была создана специальная комиссия. Запись переговоров экипажа не сохранилась, так как оба бортовых самописца оказались в центре пожара и были сильно повреждены. Что касается отказа сразу трёх двигателей самолёта, то комиссия официально признала, что это случилось по причине чрезмерной перегрузки борта. Выдвигались и иные версии трагедии; так, лётчик-испытатель Александр Акименков заявил, что причиной катастрофы борта RA-82005 в Иркутске мог стать звонок одного из пассажиров по радиотелефону, а это повлияло на работу электроники. А Фёдор Муравченко, генеральный конструктор Запорожского машиностроительного конструкторского бюро «Прогресс», являющегося разработчиком авиадвигателей для Ан-124, заявил, что к катастрофе привело сверхнормативное содержание воды в авиационном керосине. Это привело к образованию льда, который забил топливные фильтры, что и вызвало помпаж двигателей. Однако две последние версии так и не нашли своего подтверждения и были отклонены госкомиссией.

 

22 декабря 1997 года в пригороде города Буйнакска (Дагестан) группа чеченских боевиков численностью от 40 до 60 человек, прибывшая сюда на автомобилях «Волга», «Жигули» и «КамАЗ», напала на расположение 136-й мотострелковой бригады. Целью террористов был захват находившейся здесь бронетехники. Около 19 часов с расстояния 500 метров бандиты внезапно открыли шквальный огонь по воинской части из гранатомётов, пулемётов и лёгкого автоматического оружия. Однако российские военнослужащие были готовы к такому нападению и вступили в бой с террористами, который длился около часа. Боевикам удалось уничтожить два танка Т-72, три цистерны с горючим и три автомобиля, вывести из строя все электроподстанции вблизи военного городка. Один военнослужащий был убит. Когда стало ясно, что боевиками не удаётся захватить воинскую часть, они начали отход обратно на территорию Чечни. При отступлении бандиты взяли в заложники семерых милиционеров и пассажиров рейсового автобуса Алмак — Хасавюрт. Поднятые по тревоге подразделения разведывательного батальона, внутренних войск, дагестанской милиции и ополченцев перекрыли все транспортные артерии, вынудив боевиков оставить автобус и отпустить заложников. Бандформирование было настигнуто в ущелье Алмак, где весь вечер 22 декабря шёл бой. Погиб один ополченец и военнослужащий, а десять милиционеров и солдат внутренних войск получили ранения. Среди бандитов было трое раненых и один убитый. С наступлением темноты боевики просочились к населённому пункту Дылым, где разделились на две группы. Основная, используя горную местность и сильный туман, ушла в Чечню, вторая скрылась в горах. Власти Дагестана официально потребовали у Грозного выдачи преступников, однако президент Чечни Аслан Масхадов заявил о непричастности чеченцев к этой акции. Ни одного участника нападения на Буйнакск захватить не удалось. В ходе следствия было установлено, что организатором этого и многих других террористических актов на территории России стал арабский наёмник Амир ибн Аль-Хаттаб, которого впоследствии удалось уничтожить в ходе спецоперации ФСБ в Чечне 20 марта 2002 года.

 

Самарские события года

28 апреля 1997 года после коренной реконструкции для зрителей открылось новое помещение Самарского театра юного зрителя («СамАрта»). Работы проводились под руководством сценографа и архитектора Юрия Харикова, художественного руководителя проекта - народного артиста Латвии Адольфа Шапиро, при практической поддержке Губернатора Самарской области Константина Титова и начальника управления культуры администрации Самарской области Светланы Хумарьян. После реконструкции традиционный зал «СамАрта» превратился в современную студию, легко трансформируемую в соответствии с конкретным замыслом режиссера-постановщика. Сценическое действие стало возможным в любой точке пространства зала, а зрители теперь всегда оказывались в самом центре событий. Авторы проекта создали сценический конструктор, позволяющий изменять пространство зала, планировать количество зрительских мест в зависимости от требований постановки (от 50 до 600). Этот опыт обозначил иной художественный подход и взгляд на скрытые возможности сценического мира, создал условия театру и художнику для совершенствования и развития творческих идей. На уникальной сцене театра были поставлены спектакли «Бумбараш» (пьеса по ранним произведениям А. Гайдара, режиссёр А. Шапиро, художник Ю. Хариков), «Колобок, колобок…» (пьеса Н. Скороход, режиссёр Г. Цхвирава, художник Ю. Гальперин), «Чудовище синее» (пьеса К. Гоцци, режиссер Г. Цхвирава, художник Ю. Гальперин), «Чу-ха-ха» (по произведениям К.И. Чуковского, режиссер А. Кузин, художник Ю. Гальперин). Кроме того, в том сезоне на сцене «СамАрта» успешно прошли гастроли театра «Мастерская Петра Фоменко», и фестиваль «Авиньон-99».

 

24 сентября 1997 года в Самару прибыла представительная делегация, возглавляемая председателем правительства России В.С. Черномырдиным и вице-президентом США Альбертом Гором. Состоялся круглый стол в рамках работы комиссии «Гор-Черномырдин» по межрегиональному экономическому сотрудничеству, рассмотревший темы конверсии, экологии, энерго- и ресурсосбережения. Было принято решение о разработке совместной российско-американской программы «Региональная инвестиционная инициатива», которая будет реализовываться в Самарской области. По итогам выездного заседания в Самаре комиссии «Гор-Черномырдин» губернатор области К.А. Титов на пресс-конференции сообщил, что Самарская область может рассчитывать на американские инвестиции в разных формах кредитования на сумму от 1 до 1,5 млрд. долларов. Вместе с тем, сказал губернатор, такие деньги регион не в состоянии освоить сразу, «и мы не собираемся просить их целиком». Речь может идти о финансировании отдельных проектов в общей сложности стоимостью от 50 до 80 млн. долларов в год. По оценке К.А. Титова, сообщает ИТАР-ТАСС, американская сторона не боится риска размещения крупных капиталовложений. Об этом говорит хотя бы соглашение между самарским «Авиакором» и корпорацией Boeing. Американские самолётостроители готовы разместить заказы в Самаре не только на отдельные детали, но и крупные узлы, такие, как крыло. Эти инвестиции помогут начать производство на «Авиакоре» новых отечественных лайнеров. Интересен проект производства комплектующих изделий для «АвтоВАЗа» на предприятиях оборонной промышленности и малозагруженных заводах Самары. Есть проект постановки на производство комфортабельного джипа последней модели. Есть предложения по вложениям в кормопроизводство и другие сельскохозяйственные отрасли. Сейчас идёт детальная проработка всех проектов, и многие из них получат развитие, сказал губернатор. По мнению К.А. Титова, в течение пяти лет область могла бы освоить всю сумму предложенных американской стороной инвестиций и усилить экономику региона.

 

13 декабря 1997 года на космодроме Байконур состоялся первый запуск космического аппарата (КА) «Ресурс-Ф1М», изготовленного в Самаре на предприятии ЦСКБ. Под названием «Ресурс-Ф» здесь ещё с 70-х годов выпускалась серия советских (впоследствии российских) космических аппаратов фотонаблюдения, которые использовались в различных отраслях народного хозяйства. Спутники «Ресурс-Ф» обеспечивали синхронную крупномасштабную и спектрозональную фотосъемку поверхности Земли в видимом диапазоне спектра электромагнитного излучения. Информация, получаемая с помощью этих КА, использовалась в интересах геодезии и картографии, изучения природных ресурсов Земли, контроля за районами сейсмической активности, за водо- и землепользованием, экологическим состоянием окружающей среды, для составления и обновления топографических карт. Новый спутник «Ресурс-Ф1М» стал модернизированным вариантом предыдущего устаревшего аппарата «Ресурс-Ф1». Модернизация коснулась в первую очередь улучшения тактико-технических и эксплуатационных характеристик аппарата, в частности, увеличения в 1,3 раза объёма космической информации высокого разрешения за счет расширения суммарной полосы захвата со 190 до 205 км, продление срока активного существования с 10 до 19 суток, улучшения пространственного разрешения до 3,5-5 м благодаря уменьшению высоты околокруговой рабочей орбиты с 275 до 235 км и введения эллиптической рабочей орбиты с минимальной высотой полета 180 км. КА «Ресурс-Ф1М» выпускался в ЦСКБ в течение двух последующих лет, поле чего на смену ему пришли другие, более совершенные аппараты.

 

15 декабря 1997 года в Мраморном зале Самарского художественного музея открылась первая выставка, посвященная «музею Вакано», на которой были представлена большая часть коллекции. Деятельность Альфреда фон Вакано, австрийского и российского дворянина, основателя Жигулёвского пивоваренного завода и одного из крупнейших самарских коллекционеров, оставила неизгладимый след в культурной истории нашего края. Собрание Вакано начало складываться с украшений для интерьера его особняка. Из Европы привозились картины, вазы, скульптуры. По составу коллекций «музея Вакано» легко проследить маршруты путешествий этой супружеской пары: Азия – Япония, Китай, Индия, Иран; Африка, Австралия, Европа – Италия, Германия, Дания, Голландия, Франция, и другие страны. Совершенно особое место в коллекции Вакано занимали произведения искусства Древнего Египта, Древней Греции и Рима. После Октябрьского переворота вся национализированная коллекция фон Вакано содержала около 1000 экспонатов. В конечном итоге в 1937 году основная их часть была передана во вновь созданный в то время художественный музей, остальные экспонаты осталась в собрании музея краеведения. Открывшаяся в декабре 1997 года выставка экспонатов из коллекции Альфреда фон Вакано состояла из нескольких частей. Россия была представлена произведениями декоративно-прикладного искусства, в их числе – серебряная стопа с Российским гербом 1768 года, фаянсовое блюдо с рельефным портретом царя Василия Иоанновича, майоликовая скульптура М. Врубеля «Морская царевна» («Волхова») и другие. Из собрания западноевропейского искусства экспонировались немецкая оловянной посудой XVIII века, голландские фаянсовые панно, фаянсовая посуда из Голландии. Но самое значительное место на выставке и в собрании фон Вакано заняли произведения восточного искусства, имеющие большое художественное и научное значение, в том числе экспонаты из Китая, Японии, Индии. Выставка работала в течение месяца, после чего большинство экспонатов снова возвратилось в запасники.

 

Главное самарское событие года

30 июля 1997 года работниками уголовного розыска УВД по Самарской области в своём рабочем кабинете был задержан Ворошилов Дмитрий Викторович, 1967 года рождения, начальник службы безопасности учреждения УР-65/19 (Красноглинский район города Самары), которому впоследствии было предъявлено обвинение в совершении серии убийств на Сорокиных хуторах и в лесных массивах Красноглинского и Красноярского районов. Ещё за год до задержания Ворошилова в этих местах неизвестный преступник по ночам начал нападать на влюблённые парочки, уединившиеся в автомашинах, заехавшие в лес. В средствах массовой информации этот ночной убийца тогда же получил прозвище «лесник», «леший», или «лесной маньяк» (рис. 1).

 

Лесной маньяк

В течение 1996 и в первой половине 1997 года многие жители окраины Самары, и особенно посёлка Управленческого, пребывали в состоянии постоянного напряжения. От одного дома к другому передавалась жуткая весть о появлении в этих местах серийного убийцы, который, по слухам, зарезал и расстрелял уже десятки людей. При этом молва наградила монстра лаврами борца за укрепление морального облика общества, так как он убивал не всех подряд, а только лишь неверных мужей и жён, которые под покровом ночи предавались разврату в салонах машин, остановившихся на окраине леса. Уже вскоре к лесному блюстителю нравственности «приклеились» соответствующие его деяниям прозвища - «лесник», «леший» и «лесной маньяк».

 

Ужас из темноты

Первый труп, давший почву для страшных слухов и сплетен, был обнаружен 20 мая 1996 года в районе села Ново-Семейкино. Здесь в лесу лежало тело 25-летней К. с множественными колото-резаными ранами. А вот её друг, 20-летний С., вместе с которым несчастная в тот жуткий час находилась в машине, вскоре обнаружился в третьей медсанчасти - пусть и порезанным, но всё-таки живым. Работникам уголовного розыска он рассказал следующую историю.

Тремя днями раньше он решил близко пообщаться со своей знакомой в малолюдном месте, и девушка была совсем не против их тесного знакомства. На своей «восьмерке» кавалер повёз даму в район Сорокиных хуторов. Но не успела парочка приступить к самому интересному, как вдруг их уединение было бесцеремонно прервано появлением вооруженного незнакомца. Преступник сначала напал на мужчину, вытащил его из машины и нанёс ему каким-то острым предметом несколько ран в грудь и в шею. Затем нападавший точно так же разделался и с его подругой. Бездыханное женское тело убийца бросил в машину и поехал к селу Ново-Семейкино, где он выгрузил труп из машины, оттащил его в лес на несколько метров, и здесь бросил недалеко от дороги. «Восьмёрка» со следами крове тоже стояла неподалёку, а вот преступник скрылся в неизвестном направлении (рис. 2-4).

Со слов С. был составлен первый фоторобот преступника. По словам потерпевшего, на них напал мужчина лет 35 на вид, темноволосый, круглолицый и коротко остриженный. Кроме того, раненый заявил, что у нападавшего на лице присутствовали борода и усы, а одет он был в камуфляжную форму. Впрочем, в течение последующих месяцев такие фотороботы составлялись не раз, и чаще всего изображённые на них мужчины не были похожи друг на друга (рис. 5-6).

Через два месяца о появлении ночного убийцы на окраине Самары районе заговорили уже совсем громко. В этот раз маньяк застал врасплох двоих жителей поселка Управленческий - 30-летнего Я. и 19-летнюю В. Свидетели показали, что в ночь с 22 на 23 июля они вдвоём сели в «Жигули» восьмой модели, принадлежавшую Я., а через двое суток случайные прохожие в лесу близ Студёного оврага наткнулись на его сгоревшую машину с обугленными трупами в салоне. При этом, по заключению экспертов, гибель парочки последовала не от огня, а от ударов в разные части тело длинного острого предмета, напоминающего пику.

Сопоставив картины этих и некоторых других убийств, милицейские аналитики пришли к выводу, что все они, скорее всего, были совершены одним и тем же преступником, который при этом откровенно повторялся даже в мелких деталях. Все свои жуткие деяния он совершал на весьма ограниченном участке местности - на Сорокиных хуторах, близ Студёного оврага, в окрестностях села Ново-Семейкино и в районе посёлка Управленческий. В тёмное время суток маньяк выслеживал уединившиеся в лесной чаще влюблённые парочки, и затем, выбрав подходящий момент, прерывал их общение с помощью своего колющего орудия. При этом оперативникам сразу же бросилось в глаза то обстоятельство, что жертвами лесного «блюстителя нравственности» почти всего становились люди семейные, отправившиеся на природу вовсе не со своей законной половиной, а с чужим мужем или женой.

 

Блюститель нравственности

В свете сказанного уже вскоре была выдвинута основная версия относительно того, что же именно заставило маньяка выискивать в ночных лесах свои жертвы и приводить в отношении их свой беспощадный приговор. Аналитики пришли к выводу, что «лешего», скорее всего, не так давно постигла личная драма, когда ему изменила жена или возлюбленная, и при этом, вероятно, он сам стал свидетелем измены. По этой причине он теперь мстит представителям женского пола, считая именно их причиной всех своих несчастий. Что же до убитых им мужчин, то их вина, по мнению «мстителя», здесь тоже очевидна: ведь они не захотели противостоять чарам обольстительницы, что вполне могли бы сделать, и потому тоже заслужили такую страшную участь.

Тем временем число жертв «лесника» продолжало расти. В одну лунную летнюю ночь он выследил очередную «автомобильную» парочку в лесополосе у дороги Самара-Уфа, в четырёх километрах от Ново-Семейкино. Подкравшись к машине, маньяк, облачённый в маску, скроенную из женских колготок, неожиданно набросился на мужчину в тот момент, когда тот вышел из автомобиля. Своей импровизированной пикой он нанёс любовнику несколько проникающих ранений в грудь и в шею, от чего тот скончался в больнице несколько часов спустя. А вот от расправы с дамой убийцу, видимо, уберегла проехавшая в этот момент мимо какая-то легковушка. В этой ситуации маньяк просто вытолкнул женщину из салона машины и счёл за лучшее побыстрее скрыться на ней с места происшествия. Автомобиль обнаружили только через неделю в поселке Водино. Рядом с ним валялась упомянутая маска, а неподалёку на земле лежала и пресловутая пика, с помощью которой преступник отправлял своих жертв на тот свет. Орудие представляло собой 30-сантиметровый заострённый титановый наконечник, насаженный на метровую деревянную рукоять. Однако при этом так и осталось непонятным, почему убийца бросил у всех на виду столь весомые улики: сделал ли он это специально, или бросил маску и пику в спешке, заподозрив, что за ним уже гонятся преследователи? (рис. 7)

Впрочем, маньяк вскоре сделал новую такую же маску, что стало очевидно при следующем происшествии, случившемся в ночь со 2 на 3 сентября 1996 года. Теперь жертвами нападения стали гость нашего города 27-летний Мамука Сантеладзе и его возлюбленная 25-летняя Алевтина Буткевич, которых «леший» застал врасплох в лесном массиве, и опять же близ Ново-Семейкино. Чтобы выманить горячего кавказца из машины, он выстрелил в воздух прямо около ветрового стекла. Как только Мамука выскочил наружу, преступник несколько раз ударил его ножом, однако сразу почему-то не убил. В это время Алевтина подняла крик и побежала по просеке, но в свете фар всё равно успела заметить, что на лице нападавшего была чёрная маска. А маньяк тем временем оттолкнул от себя истекающего кровью кавказского кавалера, сел за руль его автомобиля и спокойно уехал. Машину затем нашли недалеко от Курумоча.

Между тем Алевтина, услышав, что преступник скрылся, вернулась на место схватки и помогла окровавленному Мамуке подняться. Вдвоём они сумели дойти до автотрассы, где их подобрал проезжавший мимо «уазик» и довёз до больницы имени Калинина. Врачи сумели помочь раненому, а в распоряжении правоохранителей с того момента оказались два свидетеля, которые воочию видели неуловимого лесного монстра и могли хотя бы как-то описать его внешность и поведение (рис. 8-9).

 

Спортсмен или спецназовец?

На протяжении последующих трёх месяцев такие преступления в окрестностях Самары стали повторяться всё чаще. Одно нападение было совершено в сентябре, два в октябре, и ещё одно в ноябре. К этому времени, пользуясь собранными уликами и свидетельскими показаниями, правоохранители с привлечением специалистов занялись составлением психологического портрета преступника. В частности, они придали большое значение тому факту, что подавляющее большинство своих нападений «леший» совершал в лунные ночи. Это могло быть либо особым свойством его психики, на которую возбуждающе действовало созерцание полной луны, но могло быть и следствием тяжелой душевной травмы, полученной от неожиданного зрелища с участием его жены или подруги, изменяющей ему с другим мужчиной.

Но при этом аналитики с полной уверенностью сделали вывод о хорошей физической и профессиональной подготовке «лесного мстителя». Согласно нарисованному портрету, нападавший при относительно небольшом росте должен был быть человеком недюжинной силы, отлично владеющим холодным оружием, одинаково хорошо управлявшимся как левой, тик и правой рукой. Такие навыки могли быть либо у профессионального спортсмена, занимающегося рукопашным боем, либо у прошедшего специальную подготовку работника правоохранительных органов. В пользу последнего предположения говорил и тот факт, что во многих случаях преступник явно знал, где и когда будет проходить очередная милицейская операция по его поимке. Здесь налицо была утечка оперативной информации, что впоследствии и нашло своё подтверждение.

Определённую оценку психологов получило и то хладнокровие, с которой действовал убийца. Так чётко и без эмоций опять же мог действовать человек, прошедший специальную боевую подготовку. Нанеся своим жертвам множество ранений, зачатую смертельных, проткнув их пикой или ножом, преступник после этого неспешно садился в автомобиль и уезжал, хотя прекрасно знал, что после нескольких убийств во всём районе по ночам дежурили усиленные милицейские патрули, проверявшие все подозрительные машины.

 

Ночная погоня

Именно такой патруль в ночь со 22 на 23 ноября 1996 года чуть было не задержал пресловутого «лесного монстра». В тот раз преступник совершил нападение на Дмитрия Короткова и Елену Кулаковскую, которые уединились в салоне автомашины ВАЗ-2106 недалеко от автодороги, ведущей от Управленческого в посёлок Горный. На стороне маньяка был фактор неожиданности, и он в какие-то секунды распахнул дверь, выстрелил в голову мужчине, а женщину сначала несколько раз ударил ножом, и затем задушил её удавкой.

Тело Елены убийца бросил на месте происшествия, а мужской труп погрузил в багажник и поехал в сторону Красноглинского шоссе. Машина двигалась довольно медленно и с потушенными фарами, чтобы в темноте с чем-нибудь не столкнуться. Именно поэтому «шестёрка» показалось крайне подозрительной дежурившим здесь инспектору отдельного батальона ДПС Петру Есипову и милиционеру ППС Красноглинского РОВД Евгению Землякову. Но на поданный ими сигнал остановки водитель «шестёрки» отреагировал нестандартно: он включил фары, надавил на газ и на большой скорости стал удаляться по дороге в сторону поселка Горный. Милиционеры помчались в погоню, в ходе которой они по громкоговорителю неоднократно требовали от водителя остановить машину, потом предупредили, что начнут предупредительную стрельбу, однако тот не подчинялся. Но вдруг в какой-то момент, почти не останавливаясь, водитель выпрыгнул из кабины и побежал в лес. Земляков стал преследовать беглеца, а его напарник развернул патрульную машину так, чтоб свет от фар был направлен на убегавшего. Но тут неизвестный вдруг остановился и выстрелил в догонявшего его милиционера из обреза. Земляков упал, а сбежавший водитель автомашины скрылся в лесу. Есипов подбежал к раненому товарищу, затащил его в патрульный автомобиль и отвёз в больницу. Оказалось, что Землякову сильно повезло, поскольку пуля из обреза угодила в ремень, и потому ранение не стало смертельным.

При осмотре брошенной машины в её багажнике был обнаружен труп Дмитрия Короткова, а в салоне - женская одежда. При этом останки Елены Кулаковской в лесной зоне нашли только спустя полгода. После этих находок уже мало кто из правоохранителей сомневался, что в ту ночь милиционеры едва не задержали того самого «лешего», которого правоохранители безуспешно разыскивали уже несколько месяцев. А в следующий раз маньяк заявил о себе 25 февраля 1997 года, когда недалеко от дачного массива на Студёном овраге в лесу был обнаружен автомобиль ВАЗ-2106 и два трупа. Мужчину убили выстрелом в голову прямо в машине, а женщину преступник застрелил в нескольких десятках метров от этого места. Налицо было ещё одно преступление, совершённое «лесным убийцей» (рис. 10-15).

 

Ловля на живца

Вся областная милиция и прокуратура буквально сбились с ног, разыскивая кровожадного монстра. Местные газеты печатали фотороботы преступника, его лицо не сходило с экранов телевизоров и красовалась на каждой остановке общественного транспорта. Территорию посёлка Управленческий прочёсывали чуть ли не каждый день. Самая большая нагрузка легла на плечи сотрудников патрульно-постовой службы и Красноглинского РОВД. Люди в милицейских погонах находились на рабочих местах едва ли не круглосуточно. Проверяли каждого человека, похожего по приметам на «лесного маньяка», а всех подозрительных немедленно доставляли в отделение для тщательной проверки. Всего же по статистическим данным областного УВД в списках подозреваемых лиц числилось более сотни человек.

Для розыска преступника в области был приведён в действие оперативный план «ловли на живца». В самом криминогенном месте, на так называемой «тропе любви», которая, согласно планам оперативников, находилась на удалённом от любого жилья участке лесополосы близ дороги, ведущей от Управленческого к Ново-Семейкину, стали размещать тайные «посты» с сотрудниками правоохранительных органов обоих полов. Они изображали пары, прибывшие в уединенное место для вполне конкретных целей. Однако монстр на эту приманку так и не клюнул, несмотря на значительный размах операции.

Поскольку в ходе создания портрета преступника появились чёткие подозрения, что он имеет специальную подготовку, началось отработка воинских частей и спецучреждений на территории Красноглинского района. Здесь на плацу выстраивали весь личный состав, а оставшиеся в живых свидетели и потерпевшие внимательно вглядывались в лица служивых, однако с помощью такого метода никого опознать так и не удалось. Однако благодаря тщательной проверке личного состава учреждений лишения свободы весной 1997 года в поле зрения следствия попали четыре работника колонии № 19, которые по внешним приметам и по данным экспертизы вполне подходили под портрет предполагаемого маньяка. Среди подозреваемых оказался и начальник отдела безопасности учреждения УР-65/19 майор Дмитрий Ворошилов (рис. 16-18).

 

Офицер внутренней службы

Он получил образование и специальную подготовку в Сызранской высшей школе милиции, а в начале 90-х годов поступил на службу в 19-ю колонию. Ворошилов увлекался восточными единоборствами, мог с одного удара разбить подвешенный в воздухе кирпич, отлично владел ножом, одинаково хорошо дрался как правой, так и левой рукой. Но уже вскоре после прихода на службу Ворошилов стал проявлять странности в своём поведении. Как поведали его коллеги, через несколько месяцев от его коммуникабельности не осталось и следа. Ворошилов практически перестал здороваться с личным составом колонии, устранился от общественной жизни. А женщины, работавшие вместе с Ворошиловым, вспоминали, что в отношении всего женского персонала он проявлял настоящую агрессивность, которая вскоре приобрела унизительно-оскорбительный характер. Например, он заявлял, будто женщины учреждения преследуют его, домогаются с ним интимных встреч. Эти оценки коллектива косвенно подтверждал и сам Ворошилов, утверждая, что на земле существуют силы Добра н Зла. Естественно, женщин он относил ко второй категории.

Ещё про него рассказывали, что в отношении женского персонала начальник отдела безопасности стал часто употреблять нецензурные выражения. Сам Ворошилов об этом сообщил, что материться он стал по совету знакомой ворожейки, чтобы «открещиваться» от одолевавших его «ведьм». Ещё он придумал легенду, что у него якобы есть жена и ребёнок в другом городе – опять же для того, чтобы его не домогались озабоченные жительницы Самары. В итоге восемь сотрудниц учреждения № 19 официально обращались к своему руководству с жалобами на недостойное и оскорбительное поведение Ворошилова. Начальство на эти жалобы, конечно же, реагировало в виде проведения воспитательных бесед с Ворошиловым, но положительных результатов это не принесло.

Что же касается личной драмы с участием женщины, то в ходе оперативной разработки было установлено, что такая коллизия в жизни майора внутренней службы действительно имела место. Как рассказывали его знакомые, где-то года за два до начала лесных убийств Ворошилова не раз видели в обществе молоденькой девушки по имени Марина. Однако этот роман продлился недолго, причём инициатором разрыва их отношений была именно Марина. Аналитики сразу же связали эту историю с психологическим портретом «лесного маньяка», который, как предполагалось, как раз и пошёл на эти жуткие преступления именно на почве возможной измены, совершённой его подругой.

Обвиняемый обследовался в институте имени Сербского, где специалисты отметили е его характере «эгоцентричность, ориентацию на собственные интересы и потребности, критичное и недоверчивое отношение к окружающим», а также усмотрели у него признаки психопатии эпилептоидного типа. Но, несмотря на это, Ворошилов был признан вменяемым.

При обследовании на «детекторе лжи» Ворошилову задавали каверзные вопросы. К примеру, такие: считает ли он себя способным совершить преступление? Получает ли он удовольствие от власти над людьми? Приходилось ли ему стрелять в работника милиции? На все эти вопросы обвиняемый ответил «Нет», однако прибор при этом зафиксировал положительную реакцию, то есть констатировал, что испытуемый лжёт. Впрочем, экспертам известно, что результаты допросов с применением «детектора лжи» не могут служить доказательствами в судебном следствии, поскольку они носят лишь вероятностный характер.

Так или иначе, но в результате оперативных разработок к середине лета 1997 года следствие окончательно определилось с обвиняемым. 30 июля был произведён санкционированный прокуратурой арест Ворошилова, во время которого тот вел себя на удивление спокойно – лишь заявил, что это ошибка. То же самое он продолжал утверждать и в ходе всех следственных мероприятий и судебных слушаний, ни разу не изменив такого мнения о собственной невиновности, хотя в процессе следствия, как позже выяснилось, оперативные сотрудники неоднократно применяли к нему запрещённые законом методы ведения допроса.

 

Менты-истязатели

Эта сторона истории с «лесным маньяком» в своё время очень скупо освещалась в СМИ, хотя она очень показательна для понимания тех методов, которые, к сожалению, до сих присутствуют в практике работы наших правоохранительных органов. Эти методы оказались столь жестокими, что Ворошилов при содействии своего адвоката впоследствии сумел добиться, чтобы в отношении работников милиции, совершивших это беззаконие, было возбуждено уголовное дело, которое в сентябре 1999 года слушалось в Самарском районном суде под председательством судьи Марины Титовец. Тогда в зале суда Ворошилов находился в качестве потерпевшего, а подсудимыми были шестеро работников правоохранительных органов: старший лейтенант милиции Сергей Александров, лейтенант Сергей Бородинов, капитан Андрей Филимонов, лейтенант Александр Кривозубов, старший лейтенант Дмитрий Полянчиков и старший лейтенант Сергей Швецов.

Как видно из материалов этого судебного дела, в период с 11 по 15 августа 1997 года все они в разном составе ежедневно проводили так называемые «опросы» Ворошилова, а фактически – подвергали его изощрённым пыткам с целью добиться от него признания во вменяемых ему преступлениях. Для таких «опросов» операм был специально выделен отдельный кабинет № 31 в здании областного УВД на улице Куйбышева, 42 (ныне это здание не существует, так как оно было уничтожено грандиозным пожаром 10 февраля 1999 года).

Какими это были пытки, можно прочитать в обвинительном заключении по этому уголовному делу. Вот некоторые выдержки из этого документа: «Александров, Бородинов, Филимонов и Кривозубов угрожали Ворошилову, что они наденут на него форму майора милиции и посадят в камеру с осуждёнными по тяжким статьям… Они также угрожали, что вывезут его из следственного изолятора в безлюдное место и здесь застрелят «при попытке к бегству»… Сковав ему руки за спиной, Александров и Филимонов показывали ему ремень, при этом говорили, что он снят с трупа, и заставляли этот ремень нюхать. Затем Александров надел этот ремень в виде петли на шею Ворошилова и стал на нём поднимать его вверх, сопровождая свои действия оскорбительными выражениями… Не добившись этим от потерпевшего признательных показаний, Александров, Бородинов, Филимонов и Кривозубов стали наносить ему удары кулаками и ладонями по грудной клетке, по спине, по шее и по ушам, надевали ему на голову противогаз и полиэтиленовый пакет, перекрывая доступ воздуха… Надев одну пару наручников на руки за спиной, другую пару надев на ноги, они сводили ему руки и ноги за спиной и оставляли в этой позе на длительное время… Александров заставлял Ворошилова сесть на корточки и ставил ему на спину стул, на который садился сам, а когда потерпевший падал, его били ногами. Надев потерпевшему за спиной наручники, его били головой о сейф. Александров, силой положив потерпевшего на стол, пытался ввести ему в задний проход бутылку ёмкостью 0,5 литра с коротким горлышком, а когда этого сделать не удалось, принёс такую же бутылку с длинным горлышком, потом все присутствующие держали потерпевшего за руки и ноги, а Александров ввёл ему бутылку в задний проход. Швецов подпаливал потерпевшему бороду зажигалкой, а Полянчиков насильно побрил его, чтобы получилась «козлиная борода»… Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, у потерпевшего после «опросов» были зафиксированы осаднения правого плечевого сустава, гематомы на спине в проекции 11-го грудного позвонка, осаднения передней поверхности правой голени, левого коленного сустава, обеих запястий, правой боковой поверхности шеи, кровоподтёки на веках левого глаза, на передней поверхности правого и левого бедра, на передней поверхности правой и левой голени, на ягодицах вокруг заднепроходного отверстия, кровоподтёки на слизистой оболочке начального отдела прямой кишки» (заключение судебно-медицинской экспертизы № 04-8/3287 от 15 августа 1997 года).

Во время судебного процесса по делу «милиционеров-истязателей» судья Марина Титовец начала исследование доказательств вины обвиняемых с допроса потерпевшего Ворошилова, который полностью подтвердил всё сказанное им на предварительном следствии. Были оглашены акты судебно-медицинской экспертизы с подробным описанием нанесённых потерпевшему телесных повреждений. Ворошилов утверждал, что это - следы пыток, которым его подвергли обвиняемые. На стороне потерпевшего дал показания один из подследственных, содержащийся в той же камере СИЗО, что и Ворошилов, и лично видевший на нём телесные повреждения.

Затем суд перешел к опросу подсудимых Александрова, Бородинова, Филимонова, Кривозубова, Полянчикова и Швецова. Так же, как и на предварительном следствии, все подсудимые утверждали, что Ворошилова они и пальцем не трогали. А перечисленные в акте экспертизы телесные повреждения, по словам подсудимых, бывший майор… нанёс себе сам. Подсудимые утверждали, что это регулярно случалось либо в кабинете следователя, где он бился головой, руками и ногами о различные предметы и мебель, либо в камере СИЗО. Кроме этого, в изоляторе с Ворошиловым якобы жестоко разбирались его сокамерники. Подсудимых при этом вовсе не смутило, что таких зеков, якобы избивавших Ворошилова, предварительным следствием почему-то не было выявлено ни одного (рис. 19-21).

 

Списано в архив

В ходе этого судебного слушания выяснилось много любопытных деталей, проливающих свет на некоторые другие методы работы следственных и оперативных работников органов внутренних дел с обвиняемыми по уголовным делам. В частности, из материалов, оглашённых на суде, присутствующие узнали, что с целью внутрикамерной разработки в изоляторе временного содержания бывшего работника правоохранительных органов Ворошилова сажали в камеру с неким Абрамовым, ранее судимым, хотя законом подобное соседство категорически запрещено. Сделано это было по прямому указанию следователя и при согласии на то начальника ИВС. Вызвать же Абрамова для дачи показаний в зал заседания суду так и не удалось - следы его потерялись где-то в недрах правоохранительной системы, поскольку этот человек, скорее всего, был специальной «наседкой», состоящей на службе в структуре УВД.

И уж совсем «мелочёвкой» выглядят оглашённые в суде материалы служебного расследования, проведённого облУВД. Поводом для него послужила информация о… пьянстве на рабочем месте некоторых из обвиняемых. Проверка облУВД подтвердила: да, действительно, упомянутые выше Сергей Александров и Сергей Бородинов, а также не попавший на скамью подсудимых их коллега Владимир Сафронов во время упомянутых выше «опросов» Ворошилова регулярно употребляли спиртное. Видимо, для того, чтобы не так мучила совесть от созерцания пыток.

Тем не менее суд установил, что далеко не все факты, изложенные в обвинительном заключении, в ходе предварительного следствия получили полную ясность. Более того, из материалов дела не всегда было видно, какие именно незаконные действия и какими именно подсудимыми совершались в отношении Ворошилова. При этом вовсе уж непонятной оказалась роль в этом деле Швецова и Полянчикова. Уже говорилось, что первый, согласно заявления в прокуратуру бывшего майора, прижигал ему подбородок зажигалкой, а второй принудительно побрил его, сделав Ворошилову «козлиную бороду». Однако судебно-медицинская экспертиза, проведённая буквально через день после «экзекуции», эти обвинения не подтвердила: на лице Ворошилова эксперты не обнаружили следов термического ожога и насильственного бритья. Нашлись в этом деле и некоторые другие неясные моменты.

Учитывая материалы судебного следствия, судья Марина Титовец после полуторамесячного слушания направила дело по обвинению Александрова, Бородинова, Филимонова, Кривозубова, Полянчикова и Швецова на дополнительное расследование. Однако это расследование надолго затянулось, а затем дело и вовсе было списано в архив по причине «недостатка доказательств» против обвиняемых. Скорее всего, сделано это было не без давления со стороны руководства областных правоохранительных органов.

В итоге при передаче дела в суд Ворошилову официально было предъявлено обвинение лишь по двум эпизодам. Во–первых, в вину ему вменялось убийства Дмитрия Короткова и Елены Кулаковской, совершённые 23 ноября 1996 года, и, во-вторых, вменялось покушение на убийство Мамуки Сантеладзе и Алевтины Буткевич, что произошло 3 сентября 1996 года. Также Ворошилову было вменено в вину неподчинение сотруднику милиции Евгению Землякову и последующее его ранение.

 

Главная улика

Как было сказано выше, признательных показаний Ворошилова правоохранителям в итоге добиться так и не удалось, несмотря на самые изощрённые методы дознания. При этом ни одного орудия преступления (обрез и нож с длинным острым клинком, о которых упомянуто в обвинительном заключении), сотрудники милиции найти тоже не смогли. Чем именно был вооружён «леший», следствие заключило лишь по довольно противоречивым показаниям уцелевших жертв и по характеру их ранений. Откуда подобные предметы могли появиться у Ворошилова, правоохранители опять же не установили. При этом никто из знакомых подсудимого не смог вспомнить, что он вообще видел у него какое-либо оружие, кроме табельного.

Из всех собранных за время расследования вещественных доказательств единственной и главной уликой, указывающей на причастность Дмитрия Ворошилова к этим преступлениям, стала лишь камуфляжная куртка, которая была обнаружена в салоне автомашины ВАЗ-2106, которую преследовали сотрудники милиции в ночь с 22 на 23 ноября 1996 года. Родственники убитого Дмитрия Короткова, владельца автомобиля, чей труп милиционеры нашли в багажнике, заявили, что эта вещь убитому не принадлежала. Это позволило следствию предположить, что куртку оставил в машине убийца. В дальнейшем с камуфляжем было проведено более двух десятков экспертиз, хотя в обвинительное заключение вошли результаты лишь шести из них. Наиболее убедительным выглядит заключение одорологической экспертизы (по запаху), которая выполнялась с использованием служебных собак, при этом она проводилась дважды. В первый раз её выполняли примерно за три месяца до ареста Дмитрия Ворошилова, когда, кроме него, на причастность к лесным преступлениям «отрабатывались» ещё трое подозреваемых. В результате тех исследований специалисты сделали вывод, что запаховые следы, обнаруженные на вырезах ткани камуфляжа, могут происходить от Ворошилова, но категорически исключили их происхождение от других испытуемых. Кстати, образцы волос и крови для экспертизы сотрудники милиции получали с согласия самих подозреваемых.

Категоричное заключение о принадлежности изъятой куртки именно Дмитрию Ворошилову было дано спустя несколько месяцев после его ареста. При этом выяснилось, что следы крови, обнаруженные на камуфляже, относятся к трем различным типам. Также было установлено, что кровь Ворошилова принадлежит к той же группе, что и у потерпевшего Короткова. Всё сказанное позволило предположить, что данную куртку в разное время носили три разных человека. Остальные экспертизы так и не дали категоричного ответа на вопрос о причастности Ворошилова к убийствам. Сам же он упорно отрицал, что когда-либо носил такой камуфляж.

 

Результаты опознания

Существенными для обвинения стали показания двоих сотрудников милиции, преследовавших убийцу в ночь на 23 ноября. Оба они опознали Ворошилова как человека, который сидел в преследуемом ими автомобиле. Правда, его лицо было освещено фарами дальнего света всего какое-то мгновенье, и потому свидетели не были уверены, что вообще смогут опознать преступника, а данные ими описания во многом противоречили друг другу. Только после ареста Ворошилова оба уверенно указали на него. Был проведен следственный эксперимент, который подтвердил, что в момент преследования милиционеры вполне могли рассмотреть внешность преступника, управлявшего автомобилем. Во всяком случае, по окончании эксперимента они без труда и во всех подробностях описали, как выглядел водитель, исполнявший роль «маньяка», хотя они никогда раньше его не видели. Правда, при рассмотрении результатов этого опознания в ходе судебных слушаний была обнаружена одна странность: обвинению так и не удалось разыскать водителя-статиста, чтобы он дал показания на суде: вместо своего домашнего адреса этот человек указал в протоколе адрес Красноглинского РОВД и вымышленную фамилию.

А двое оставшихся в живых потерпевших - Мамука Сантеладзе и Алевтина Буткевич, на которых преступник, одетый в камуфляж и маску, напал в ночь со 2 на 3 сентября 1996 года в лесном массиве у поселка Ново-Семейкино, и вовсе не смогли опознать Ворошилова. Кроме того, оба они заявили на следствии, что нападавший вряд ли преследовал цель убить их, поскольку ему ничто не мешало это сделать. Однако он лишь нанёс несколько ударов острым клинком Сантеладзе, и, как только Буткевич выскочила из машины, он сел в неё и скрылся. Скорее всего, посчитали свидетели, в данном случае преступник просто хотел угнать автомобиль, что. явно не совпадает с почерком «лесного маньяка».

Привязка Ворошилова к атому эпизоду основывалась на результатах экспертизы, проведённой по изъятым в его доме куртке-афганке и спортивной ветровке. На них были обнаружены следы крови, схожей с кровью Сантеладзе. Вероятность таких совпадений, по мнению экспертов, составляет лишь 1/100000. Здесь защита обратила внимание суда на то, что, по словам потерпевших, преступник был одет в камуфляж, и потому, скорее всего, афганка и ветровка были под ним. Однако на камуфлированной куртке следов крови Мамуки Сантеладзе обнаружено не было.

 

Линия защиты

По мнению Николая Филимонова, адвоката подсудимого Ворошилова, следствием была дана неправильная квалификация этого эпизода как покушения на убийство двух человек, да и вообще данный эпизод оказался довольно плохо привязан ко всему уголовному делу.

Но самый сокрушительный аргумент, представленный на суде защитником, заключался не в опровержении собранных следствием доказательств. Его, как ни странно, подарило адвокату само обвинение, передав суду список нераскрытых убийств, совершенных в Самарской области в 1997-1999 годах, в который вошло около двухсот преступлений. Три из них, относящиеся к 1998 году, когда Ворошилов уже сидел в камере, поразительно напоминают почерк «лесного маньяка».

И вообще в этом уголовном деле осталось очень много неразрешённых вопросов. Адвокат Филимонов, естественно, предпочёл объяснить их плохой работой следствия. По его словам, правоохранители просто не стали подробно вникать в расследуемое ими дело. Стремясь раскрыть его как можно быстрее, они выдвинули ограниченное количество версий, а после того, как был найден человек, чьи данные примерно совпали с результатами экспертиз, он и стал главным подозреваемым и впоследствии обвиняемым. Остальные возможности как бы выпали из поля зрения следствия.

Надо сказать, что у адвоката Николая Филимонова было полное право на такие резкие оценки, поскольку в своё время он считался одним из самых профессиональных следователей областного УВД. С точки зрения защиты, сказанного было вполне достаточно, чтобы полностью оправдать Ворошилова, хотя обвинение запросило для него 15 лет лишения свободы. А родители Елены Кулаковской, одной из жертв «лесного маньяка», потребовали для Ворошилова высшей меры наказания. Правда, отец жертвы тут же оговорился: «Если это сделал он». Очевидно, даже у него возникли сомнения.

Как бы то ни было, но в финале судебного процесса на судью Валерия Курылёва навалилась огромная ответственность. Ему предстояло либо осудить на длительное лишение свободы человека, чья вина оказалась довольно слабо доказанной, либо признать, что Ворошилов провёл два года в следственном изоляторе за преступление, которого он не совершал. Возможен был и третий вариант, а именно - возвращение дела на доследование, но он вряд ли имел какой-либо смысл с точки зрения отыскания истины. Ведь все понимали, что спустя два года после совершённых преступлений найти новые доказательства вины Ворошилова было практически невозможно.

В итоге с вынесением решения председательствующий Валерий Курылёв не стал спешить, а взял почти недельный перерыв, после чего в течение часа он оглашал приговор по этому громкому делу. Изучив внимательно все обстоятельства и улики, судья исключил из дела эпизод, связанный с нападением в ночь 3 сентября 1996 года на Мамуку Сантеладзе и Алевтину Буткевич, по той простой причине, что оба пострадавших не смогли опознать преступника. Тем не менее оставшегося единственного эпизода с убийством Короткова и Кулаковской судье хватило, чтобы приговорить Дмитрия Ворошилова к 15 годам лишения свободы.

Подсудимый воспринял это решение судьи на удивление спокойно, и даже согласился после оглашения приговора на импровизированную пресс-конференцию. В своём выступлении Ворошилов сообщил журналистам, что он на 90 процентов был уверен в оправдательном приговоре. Тем не менее осуждённый заявил, что он при содействии своего адвоката намерен обжаловать приговор. Так он впоследствии и поступил, однако при рассмотрении во всех вышестоящих судебных инстанциях приговор в отношении Дмитрия Ворошилова был оставлен без изменения (рис. 22-26).

 

«И всё-таки это был он»

Судья Самарского областного суда Валерий Анатольевич Курылёв согласился рассказать о процессе над Дмитрием Ворошиловым, известного под кличками «лесной маньяк, или «леший» (рис. 27-29).

- Для меня, как для судьи, пресловутое «дело лесного маньяка» от всех прочих уголовных дел отличалось лишь тем, что оно было очень громким. На протяжении 1996-1997 годов некий субъект в окрестностях Сорокиных хуторов и в Красноглинском районе совершил около 15 нападений на влюблённые парочки, приезжавшие сюда на автомобилях. Конечно же, вскоре я услышал, что по обвинению в этих преступлениях был задержан сотрудник одной из исправительных колоний Дмитрий Ворошилов, но лишь весной 1999 года следственные материалы по этому делу поступили в наш областной суд. Вскоре я узнал, что его рассмотрение назначено мне.

Когда я получил тома уголовного дела Ворошилова, я узнал, что обвинение ему в окончательном варианте было предъявлено лишь по двум эпизодам из упоминавшихся пятнадцати. Почему так произошло, я, честно, говоря, даже и не пытался выяснять, поскольку как судья я обязан лишь проверять предъявленное обвинение в судебном заседании, и, если оно подтвердится, вынести обвинительный приговор. Следователь убрал из обвинения те эпизоды, по которым ему по тем или иным причинам не удалось собрать достаточных доказательств виновности Ворошилова. Вот потому в результате и осталось в деле только два эпизода, в отношении которых следствие было уверено на все 100 процентов. Эти доказательства затем и были положены в основу обвинения Ворошилова. Материалы по всем прочим эпизодам я не рассматривал, хотя они тоже были в томах уголовного дела.

С самого начала судебного процесса подсудимый и его адвокат заявляли ходатайства о том, что в ходе следствия в отношении Ворошилова работники милиции применяли незаконные методы дознания, которые представляли собой издевательства и пытки. К этому времени уже было возбуждено уголовное дело в отношении отдельных работников милиции, но, поскольку дело по данным фактам находилось в производстве Самарского районного суда, все заявленные Ворошиловым и его адвокатом ходатайства судом я отклонил.

Было ещё одно обстоятельство, из-за которого оказались отклонены упомянутые ходатайства. Судите сами. Если рассуждать логически, то с какой целью работники милиции применяли насилие в отношении Ворошилова? Разумеется, только для того, чтобы добиться от него признательных показаний. Но ведь в том-то и дело, что ни в одном из инкриминируемых ему убийств Ворошилов так ни разу и не признался – ни на следствии, ни на суде. Он всегда показывал одно и то же: я никого не убивал, я жертва правовой ошибки, а всё, что мне приписывают – лишь выдумки милиции и прокуратуры. Именно по указанной причине всё, что происходило с подсудимым на предварительном следствии, никак не повлияло на приговор по рассматриваемому мною делу.

В целом же я могу охарактеризовать подсудимого Ворошилова следующим образом. К нему никогда не возникало никаких претензий ни у милиционеров конвойной роты, ни у охраны следственного изолятора. В течение всего судебного процесса он был очень спокоен, очень выдержан и хладнокровен. Не было ни одного момента, когда он хотя бы на короткое мгновение показывал свою растерянность. Ворошилов постоянно находился в контакте с ситуацией, и на любой, даже самый каверзный вопрос всегда отвечал достаточно логично и взвешенно. Впрочем, это вполне объяснимо: ведь у него было юридическое образование, он окончил школу МВД, и затем в течение многих лет находился на оперативной работе.

Что же касается двух предъявленных Ворошилову эпизодов обвинения, то каждую улику, каждое доказательство своей вины он старался опровергнуть, приводил доводы в свою пользу, а также высказывал различные суждения, доказывающие, что данная улика не имеет к нему никакого отношения. Возьмем, к примеру, куртку, которая была оставлена в той же машине, в которой нашли трупы. Ворошилов о ней говорил так: вы пойдите ко мне домой – и увидите там несколько точно таких же курток. Вот эти вещи и в самом деле мои, потому что я в своё время получал их на работе, и за них расписывался. А к той куртке, которую вы нашли в машине, я не имею никакого отношения.

Между тем в ходе следствия в отношении этой куртки проводилась одорологическая (запаховая) экспертиза, по результатам которой было получено категорическое заключение: данная вещь принадлежит именно Ворошилову. Стоит вкратце сказать о том, как была достигнута такая категоричность. Образец неизвестного запаха (в данном случае – пресловутая куртка) предъявлялся собаке, которая затем сравнивала его с запахом конкретного человека. В данном случае собака всегда чётко указывала именно на Ворошилова.

Правда, на суде адвокат пытался поставить под сомнение результаты данной экспертизы, мотивируя это тем, что собака, как и всякое живое существо, может ошибаться. Однако защитник при этом не учёл, что в ходе экспертизы состоялось не одно, а целых десять подобных одорологических опознаний, и каждое из них проводились разными собаками. Во всех десяти случаях результат был одним и тем же: собаки каждый раз указывали на Ворошилова. А в такой ситуации, по мнению учёных, разработчиков данной методики опознания, ошибка исключена полностью, то есть вероятность опознания конкретного человека при использовании одорологической экспертизы достигает ста процентов. Впрочем, эти доводы экспертов всё равно не убедили ни Ворошилова, ни его адвоката: оба они до самого конца судебного процесс продолжали отрицать научную убедительность данной методики.

А вот по поводу генетической экспертизы волос, изъятых с той же самой куртки, никакой жаркой дискуссии между обвинением и защитой практически не было. Как известно, эта экспертиза дает стопроцентную вероятность того, что данный биологический образец происходит от конкретного человека, и в данном случае заключение экспертов оказалось категоричным: представленные на исследование волосы принадлежат именно Ворошилову. Сам же Ворошилов результаты экспертизы не опровергал, но по поводу найденных на куртке волос говорил так: они там или оказались случайно, или же взятые от меня волосы были сюда подброшены работниками милиции. Точнее же об этом лучше посмотреть в протоколе судебного заседания.

Вообще же в этом деле я не стал бы выделять какое-то одно доказательство или группу доказательств в качестве наиболее важных, а остальные при этом относить к второстепенным. Нет, суда рассматривал все доказательства в комплексе. В частности, большое значение имели показания работников милиции, уверенно опознавших в Ворошилове того самого человека, который сидел за рулём проезжавшей на ночной дороге подозрительной машины. Честно говоря, я поначалу поставил под сомнения их показания, потому что, согласитесь, довольно трудно хорошо рассмотреть человека ночью, при кратковременном освещении его фарами, да ещё и в стрессовой ситуации. Но мои сомнения пропали, когда я познакомился с материалами следственного эксперимента, в ходе которого была в точности смоделирована ситуация той ночи. При этом все присутствующие смогли убедиться, что при сложившихся обстоятельствах человека и впрямь можно было отчётливо разглядеть, а затем опознать его при повторной встрече.

Стоит еще остановиться и на вопросе о взаимоотношениях Ворошилова с сослуживцами-женщинами. Как было сказано, одна из странностей, которую окружающие замечали за ним задолго до ареста, состояла в его подчёркнуто резком отношении к женскому персоналу колонии, в которой он раньше служил – таком резком, что это граничило с женоненавистничеством. Сотрудницы не раз жаловались начальству, что почти при каждой встрече с ними Ворошилов обязательно находил повод для того, чтобы их грубо обматерить или ещё каким-нибудь образом оскорбить. В связи с таким поведением он ещё до ареста проходил обследование у психиатра. Так вот, на суде Ворошилов по этому поводу говорил так: пусть у меня не сложилась личная жизнь, но я вовсе не женоненавистник, я психически нормальный человек. Просто я очень требовательный к подчинённым, и поэтому никто из них меня никогда не любил.

Впоследствии суду пришлось доказывать, что между поведением Ворошилова на службе и вменяемыми ему уголовно наказуемыми деяниями существует чёткая связь. Эксперты-психологи в своем заключении указали, что Ворошилов совершил преступление, которое ему вменялось, из-за желания наказать влюблённых за нарушение определенных моральных норм. Психологи знают, что так может действовать человек, которого перед этим постигло сильное потрясение в сфере личной жизни – например, ему изменила любимая женщина. Именно это, как выяснилось, и произошло с Ворошиловым. В результате он начал мстить всем женщинам подряд, в том числе и своим коллегам по работе, всячески их унижая и оскорбляя, а затем на той же почве совершил преступление.

В целом же в отношении Ворошилова как подсудимого я ничего плохого сказать не могу. Он никогда не проявлял неуважительного отношения к суду – ни словами, ни поведением, всегда был подчёркнуто вежлив и разборчив в выражениях. Зато к средствам массовой информации он не раз высказывал свои претензии. В частности, он не раз обращался к суду с таким вопросом: «Во всех газетах и по телевидению меня называют «лесным маньяком» и серийным убийцей. Дайте, пожалуйста, оценку, имеют ли журналисты право так меня называть».

Я несколько раз отводил эти его вопросы, но однажды всё-таки пришлось ему ответить так: «Судите сами, серийный вы убийца или нет».

К вынесенному по его делу приговору Ворошилов отнёсся как к абсолютно ожидаемому. Он выслушал приговор совершенно спокойно, не выказав при этом никаких эмоций.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Сообщение из интернета

Опубликовано 30 июля 2012 года

На свободу выходит Дмитрий Ворошилов, которого называли «лесным маньяком»

Сегодня, 30 июля, истекает срок лишения свободы бывшего майора внутренней службы Дмитрия Ворошилова, которого в своё время называли лесным маньяком. Мужчину судили в 1999 году за убийство и покушение на убийство. Напомним, в конце 1996 и начале 1997 годов в окрестностях Самары орудовал маньяк, который нападал на влюблённые парочки, уединившиеся в лесу. На счету серийного преступника было более 10 убитых мужчин и женщин. В поисках маньяка вся милиция работала в напряжённом режиме, устраивались засады, облавы, однако взять его с поличным так и не удалось. При этом задержанный Дмитрий Ворошилов всегда отрицал свою причастность к указанным преступлениям, но тем не менее улики по одному из вменённых ему эпизодов оказались такими весомыми, что Ворошилов в итоге был осуждён на 15 лет лишения свободы.

 

Литература

Александрова О. Кровь «леший» пускал в полнолуние. – «Будни», 22-24 июня 1999 года.

Бородина Л. Самарский «леший» охранял преступников и убивал любовников. – «Числа», 6 мая 1998 года.

Бородина Л. Тропа любви. – Журнал «Калейдоскоп», 20 сентября 2002 года.

Быков Д. Дмитрий Ворошилов – не маньяк! – «Ведомости Самарской губернии», 4 июня 1999 года.

Галактионов В. «Маньяк» всё ещё на свободе? – «Самарская газета», 24 июня 1999 года.

Донской Д. В Самаре начался процесс над «лесным маньяком». – «Волжский комсомолец сегодня», 17 июня 1999 года.

Е.М. Убийца открыл весеннюю охоту. – «Аргументы и факты», № 22 – 1997 год, март.

Е.М. «Леший» на охоту не выйдет? – «Аргументы и факты», № 33 – 1997 год, август.

Ерофеев В. [Ветров В.]. Менты изуверы пытали так жестоко, что не выдержал даже маньяк. – «Ведомости Самарской губернии», 3 сентября 1999 года.

Ерофеев В. [Игнатов В.]. Милиционеры-маньяки сели на скамью подсудимых. – «Числа», 8 сентября 1999 года.

Ерофеев В. [Ветров В.]. «Маньяк» уважает прессу больше, чем «менты». – «Ведомости Самарской губернии», 10 сентября 1999 года.

Ерофеев В. [Ветров В.]. Дело «ментов-садистов» отложено. – «Ведомости Самарской губернии», 29 октября 1999 года.

Ерофеев В. [Игнатов В.]. Истязатели Ворошилова попадут в тюрьму не скоро. – «Числа», 30 октября 1999 года.

Иванова Я. Ворошилов говорил, что женщины связаны с нечистой силой. – «Ведомости Самарской губернии», 25 июня 1999 года.

Карышев М. «Лесной маньяк» уволил офицеров. – «Будни», 4 июля 1998 года.

Китаев Г. «Леший» тянет суд в болото? - «Волжская коммуна», 5 июня 1999 года.

Китаев Г. Конец легенде о «лесном маньяке»? – «Волжская коммуна», 22 июня 1999 года.

Китаев Г. «Мой подзащитный невиновен». – «Волжская коммуна», 17 июля 1999 года.

Кромин А. Лесной маньяк вполне здоров. – «Наше «Время икс», № 3 – 1998 год, июнь.

Майская Л. Лесной маньяк по-прежнему на свободе? – «Пульс Поволжья», 13 мая 1999 года.

Муртазина Е. Месть за безнравственность? – «Пульс Поволжья», 24 июня 1999 года.

Пархачёва Т. Ненависть и любовь «лешего». – «Наше «Время икс», № 16 – 1998 год, май.

Пархачёва Т. Я не леший! Я не маньяк! – «Наше «Время икс», № 17, 1998 год, ноябрь.

Пеннер И., Кагирова Э. Лесной маньяк в тюрьме или на свободе? - «Комментатор», 8 февраля 2002 года.

Полынский А. «Тропа любви» не зарастает даже там, где бродят сексуальный маньяки. – «Комсомольская правда», 26 декабря 1996 года.

Полынский А. Кто скрывался под маской Лешего? – «Комсомольская правда», 29 июля 1998 года.

Рябинина Л. Лесной маньяк. – «Волжский комсомолец сегодня», 19 марта 1998 года.

Сафонова Е. Оперативники на скамье подсудимых. – «Самарское обозрение», 13 сентября 1999 года.

Сафонова Е. В деле лесного маньяка перепутались даты. – «Самарское обозрение», 1 ноября 1999 года.

Семёнов Е. «Леший» убивает при полной луне. – «Будни», 15 и 22 марта 1997 года.

Семёнов Е. Неужто «леший» своё отгулял? – «Будни», 7 июня 1997 года.

Семёнов Е. «Лешим» оказался офицер. – «Будни», 9 августа 1997 года.

Симонова К. В появлении сексуальных маньяков виноваты их родители. – «Числа», 6 мая 1998 года.

Турбина Е. Ничья в первом раунде. – «Самарское обозрение», 7 июня 1999 года.

Турбина Е. 3 часа до приговора. – «Самарское обозрения», 21 июня 1999 года.

Турбина Е. Ворошилов осуждён. – «Самарское обозрение», 28 июня 1999 года.

Ужас закончился. – «Самарское обозрение», 26 октября 1998 года.

 

Дополнение

 

Архив Самарского областного суда

 

Дело № 02/129–1999 год.

 

Приговор

Именем Российской Федерации

21 июня 1999 года судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда в составе: председательствующего Курылёва В.А., народных заседателей Хроликовой С.А. и Андреевой А.Р., при секретаре Колиниченко А.В., с участием прокурора Львовой E.Р., адвоката Филимонова Н.А., в открытом судебном заседании в г. Самаре, рассмотрев уголовное дело по обвинению

Ворошилова Дмитрия Викторовича, 11 января 1967 года рождения, уроженца с. Лоскутовка Лисичанского района, Луганской области, украинца, с высшим образованием, холостого, работавшего начальником отдела безопасности учреждения УР-65/19, проживавшего: г. Самара, п. Управленческий, ул. Третья, д.18, не судимого –

в совершении преступления предусмотренного п.п. «г, з, и», ст. 102, ст. 1912, п.п. «в, г, е, з» ст. 102, ч.3 ст. 1481 УК РСФСР,

установила.

Ворошилов совершил умышленное убийство двух лиц: Короткова Д.С. и Кулаковской Е.А. Он же, Ворошилов Д.В., совершил неправомерное завладение транспортным средством без цели его хищения, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего. Он же, Ворошилов. Д.В., ранее совершивший умышленное убийство Короткова Д.С. и Кулаковской Е.А., совершил посягательство на жизнь работника милиции Землякова Е.А. в связи с его служебной деятельностью по охране общественного порядка.,

Преступления совершены при следующих обстоятельствах. В ночь на 23 ноября 1996 года Ворошилов Д.В, пребывая в лесном массиве на территории Волжского района Самарской области, и преследуя цель отыскать и убить с помощью захваченных с собой неустановленного огнестрельного оружия, неустановленного твёрдого предмета, обладающего режущими свойствами, неустановленных тупых, твёрдых предметов, мужчину и женщину, приехавших туда на автомашине для вступления в интимную сексуальную связь, из мести за полагаемое в его представлении, нарушение ими нравственных норм поведения, обнаружил около дороги, от п. Управленческий в пос. Горный автомашину ВАЗ-2106 г/н А 152 РФ, в которой находились близко знакомые между собой Коротков Д.С. и Кулаковская Е.А., и совершил на них нападение. При этом Ворошилов твёрдым предметом, обладающим режущими свойствами, с целью умышленного убийства причинил Короткову Д.С. рану мягких тканей правой половины подбородочной области, которая при обычном течении имеет признаки повреждений, не повлекших вреда здоровью, таким же предметом Ворошилов Д.В. нанёс Короткову Д.С. неоднократные удары, причинив рану мягких тканей передней и передне-боковой поверхности шеи с пересечениями щитоподъязычной мембраны, обоих сосудисто-нервных пучков, пищевода, мягких тканей передней и передне-боковых отделов шеи, с дополнительной раной мягких тканей правой передне-боковой поверхности верхней трети шеи, относящиеся к категории тяжких телесных повреждений, выстрелом из неустановленного огнестрельного оружия Ворошилов Д.В. причинил Короткову Д.С, слепое проникающее в полость черепа ранение головы с повреждениями костей лицевого отдела левой половины черепа, левой половины основания мозгового отдела черепа, размозжением участка ткани головного мозга, точечными кровоизлияниями в ткань мозга в окружности размозжения, кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку в окружности раневого канала, очагами некроза и кровоизлияний по ходу раневого канала и в его окружности, которые относятся к тяжким телесным повреждениям по признаку опасности для жизни.

Смерть Короткова Д.С. последовала на месте происшествия в результате проникающего в полость черепа ранения с повреждением костей черепа, вещества головного мозга с прорывом крови в мозговые желудочки, раны мягких тканей шеи с пересечением пищевода, сосудисто-нервных пучков, осложнившегося массивной кровопотерей.

Ворошилов Д.В. с целью умышленного убийства нанёс Кулаковской Е.А. удары тупым твёрдым предметом, причинив кровоподтёк на передне-верхней наружной поверхности левого плечевого сустава, очаговые кровоизлияния в мягкие ткани левой лобно-теменно-височной области, очаговые кровоизлияния в мягкие ткани разгибательной поверхности левого лучезапястного сустава, внутренней и наружной поверхностей левого голеностопного сустава, имеющие признаки лёгкого вреда здоровью. Кроме того, Ворошилов с целью умышленного убийства причинил Кулаковской Е.А. очаговое кровоизлияние в переднюю стенку обоих желудочков сердца, сливающиеся кровоизлияния в мягкие ткани передней поверхности верхней половины грудной клетки, переднего и боковых отделов нижней средней третей шеи с отслойкой кожи и части подкожно-жировой клетчатки в области этих кровоизлияний путём сдавления указанных областей тела массивным тупым предметом, сопровождавшегося смещением кожи с частью подкожно-жировой клетчатки (вместе с этим травмирующимся предметом) по отношению к глублежащим тканям тела, путём сдавления шеи тупыми предметами причинил переломы правого и левого рожков подъязычной кости с очагами кровоизлияний в мягких тканях в окружности переломов, что имеет признаки тяжкого вреда здоровью. Смерть Кулаковской Е.А. наступила в результате механической асфиксии.

23.11. 1996 г. примерно в 2 часа 30 мин, Ворошилов Д.В. сразу после умышленного убийства Короткова Д.С. и Кулаковской В.А. при изложенных выше обстоятельствах погрузил труп Короткова в багажник принадлежащей потерпевшему автомашины ВАЗ-2106 г/н А 152 РХ, завладел данной автомашиной без цели её хищения, и поехал на ней по лесным дорогам в сторону Красноглинского шоссе. Перед выездом на шоссе его заметили инспектор ГАИ ОБДПС УВД г. Самары Есипов П.В. и милиционер ППС Красноглинского РОВД Земляков Е.А., находившиеся при исполнении служебных обязанностей по патрулированию в указанном районе на автомашине ВАЗ-2106 госномер 13-06 КШС, закрепленной за ОБДПС ГАИ УВД г. Самары и управляемой Есиповым П.В., которые решили проверить подозрительную автомашину под управлением Ворошилова Д.В. Для этого Есипов П.В. по согласованию с Земляковым Е.Д. выехал навстречу движения автомашины под управлением Ворошилова Д.В., который, объехав их, на большой скорости стал от них уезжать по дороге в сторону пос. Горный. Есипов и Земляков на своей автомашине стали преследовать автомашину Ворошилова, неоднократно по громкой связи требовали остановиться, но, встречая неподчинение своим требованиям, предупредили об открытии стрельбы. Ворошилов, проехав несколько километров, на автотрассе, ведущей от пос. Управленческий в пос. Горный, у столба № 17 ДЗП на ходу выпрыгнул из автомашины, и, бросив её, побежал в лес. Земляков Е.А. также выскочил из автомашины и бросился за Ворошиловым Д.В. в погоню. Тогда Ворошилов е целью умышленного убийства Землякова Е.А. связи с выполнением тем служебной деятельности по охране общественного порядка, ранее совершив убийство Короткова Д.С. и Кулаковской Е.Д., для сокрытия данных убийств произвел в Землякова Е.Д. выстрел из неустановленного огнестрельного оружия, причинив ему огнестрельное пулевое слепое проникающее ранение мягких тканей правой передне-боковой стенки живота, относящееся к вреду здоровья средней тяжести, но, не сумев довести убийство до конца, по независящим от его воли причинам, поскольку промахнулся и не добился смертельной локализации ранения, а Землякову Е.А. своевременно была оказана медицинская помощь. Ворошилов с места происшествия скрылся.

Ворошилову Д.В. предъявлено обвинение в том, что он 3 сентября 1996 года примерно в 2 часа в лесном массиве на территории Красноярского района Самарской области, преследуя цели отыскать и убить с помощью захваченных с собой обреза охотничьего ружья и предмета с длинным узким клинком мужчину д. женщину, приехавших туда на автомашине для вступления в интимную сексуальную связь из мести за полагаемое в его представлении нарушение ими нравственных норм поведения, обнаружил на обочине развилки автодорог, ведущих на склады завода им. Масленникова и пос. Ново-Семейкино а/м ВАЗ-2105 г/н А 699 АЕ, в которой находились знакомые между собой Сантеладзе М.Ю. и Буткевич А.В., напал на них, произведя выстрел в салон автомашины из обреза охотничьего ружья. Не причинив выстрелом вреда их здоровью по причине промаха, но желая довести умысел до конца, Ворошилов Д.В. после того, как Сантеладзе М.Ю. сразу после выстрела выскочил из салона указанной автомашины, напал на последнего, и имевшимся у него в руках предметом с длинным узким клинком нанёс Сантеладзе с особой жестокостью удары в область кивота и туловища, причинив ему множественные колото-резанные ранения в виде трёх ран в эпигастрии, одной раны на левой половине грудной клетки в области шестого ребра у грудины, одной раны на реберной дуге по срединно-ключичной линии, одной раны на правом предплечье по наружной поверхности, одной раны на левом плече по задней поверхности в средней его трети, двух ран в области правого локтевого сустава, одной раны в левом надплечье, относящиеся к легким телесным повреждениям, проникающее ранение брюшной полости с ранением тонкого кишечника, которое относится к тяжким телесным повреждениям по признаку опасности для жизни. Довести свои действия, направленные на убийство Сантеладзе М.Ю. и Буткевич А.В., Ворошилову Д.В. не удалось до конца по причинам, не зависящим от его воли, поскольку Сантеладзе и Буткевич удалось от него скрыться.

Ворошилов Д.В. неправомерно, без цели хищения, завладел личной автомашиной Сантеладзе ВАЗ-2105 г/н А 699 АЕ, на которой скрылся с места преступления, после чего её бросил. Указанная автомашина была обнаружена 03.09 1996 г. в лесном массиве между пос. Волжский и пос. Курумоч в Красноярском районе Самарской области.

Допрошенный в качестве подсудимого Ворошилов Д.В. виновным себя в предъявленном ему обвинении не признал и показал, что преступления не совершал.

 

[…]

 

Таким образом суммируя вышеизложенное, коллегия считает, что Ворошилов совершил умышленное убийство Короткова и Кулаковской, завладел машиной, которой управлял, Коротков, и произвёл выстрел в Землякова.  Несмотря на то, что орудия убийства не были обнаружены, коллегия считает, что их свойства определены в заключении судебно-медицинских и баллистической экспертиз.

Таким образом, установив виновное лицо, способ совершения Преступлений, необходимо установить мотив данных преступлений. Коллегия считает, что для этого необходимо обратиться к тем доказательствам, которые несут в себе информацию о жизни Ворошилова в последние годы перед совершением преступления и его отношение к окружающему миру. Судом установлено, что примерно с 1994 года, вероятнее всего после разрыва и неудачных взаимоотношений с Аношкиной Мариной по вине последней, у него сложился комплекс неприязненного отношения к женщинам, которые, по его мнению, несут в себе безнравственное, злое начало. При этом Ворошилов, резко ограничив свое общение с окружающими, затем перешёл к активному женоненавистничеству - агрессивным действиям в отношении женщин, сотрудниц колонии, где он работал, в форме словесных оскорблений и рукоприкладства. В конечном итоге его возраставшее негативное отношение к фактам внебрачных взаимоотношений между мужчиной и женщиной вылилось в убийство из мести за полагаемое, в его представлении, нарушение нравственных норм поведения лиц - мужчин и женщин, приехавших в лесной массив на автомашине для вступления в интимные сексуальные связи. Именно этот аспект человеческих отношений в данном случае может рассматриваться как единственный мотив совершенного Ворошиловым преступления, исключая посягательство на жизнь работника милиции Землякова, мотивом которого явилось осуществление им служебной деятельности по охране общественного порядка.

Умысел Ворошилова был направлен на лишение жизни потерпевших, о чём свидетельствует факт нанесения телесных повреждений в жизненно важные органы. В отношении Землякова Ворошилов до конца свой умысел не довёл по причинам, не зависящим от его воли, потерпевшему была своевременно оказана медицинская помощь.

Говоря о представленной справке с анализом нераскрытых убийств за период 1997-1999 г.г., коллегия не может признать её доказательством по настоящему уголовному делу, поскольку коллегия, признавая Ворошилова виновным по одному эпизоду, обсуждая другие эпизоды, не вмененные Ворошилову, несомненно, вышла бы за рамки предъявленного обвинения.

Давая правовую оценку действиям Ворошилова, коллегия считает, что он совершил умышленное убийство двух лиц: Короткова и Кулаковской, и его действия необходимо квалифицировать по п. «з» ст. 102 УК РСФСР. С учетом направленности умысла Ворошилова, коллегия считает, что убийство потерпевших произведено одномоментно, квалифицирующие признаки: совершенное с особой жестокостью, т.е. п. «г», и совершенное лицом, ранее совершившим умышленное убийство, т.е. п. «и», необходимо исключить как не нашедшее своего подтверждения, т.к. эпизод по Сантеладзе и Буткевич исключён из обвинения за недоказанностью вины Ворошилова, а, значит, он впервые совершил убийство.

Доказательств того, что, лишая жизни потерпевших, Ворошилов желал им причинение при этом особых страданий и мучений, не установлено, а количество нанесённых телесных повреждений можно рассматривать как способ убийства.

Он же, Ворошилов, совершил неправомерное завладение транспортным средством без цели его хищения, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, и его действия необходимо квалифицировать по ч. 3 от. 1481 УК РСФСР.

Он же совершил посягательство на жизнь работника милиции Землякова Е.А. в связи с его служебной деятельностью по охране общественного порядка, и его действия правильно квалифицированы по ст.1912 УК РСФСР. Умысел подсудимого был направлен на лишение жизни Землякова в связи с осуществлением последним своей служебной деятельности. О том, что Ворошилов знал, что его преследуют работники милиции, свидетельствуют показания Есипова и Землякова, что преследовали его на автомашине ГАИ с проблесковыми маячками, требовали остановиться по громкоговорящей связи, предупреждали о применении огнестрельного оружия.

Вместе с тем коллегия считает излишней квалификацию действий Ворошилова в отношении Землякова еще и по п.п. «в, г, е, з, и» ст.102 УК РСФСР. Квалификацию действий Ворошилова как покушение на умышленное убийство Землякова в связи с выполнением потерпевшим своего служебного долга и с целью скрыть другое преступление из обвинения необходимо исключить.

При назначении наказания Ворошилову коллегия учитывает данные, характеризующие его личность, общественную опасность содеянного, и считает необходимым назначить к нему наказание е виде лишения свободы, с отбыванием части наказания в тюрьме.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.300-303 УПК РСФСР, судебная коллегия приговорила:

Ворошилова Дмитрия Викторовича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ст. 102 УК РСФСР, и назначить ему наказание 15 лет лишения свободы. Его же признать виновным по ст. 1912 УК РСФСР и назначить наказание 10 лет лишения свободы. Его же признать виновным по ч. 3 ст. 1431 УК РСФСР и назначить наказание 7 лет лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, путём поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 15 лет с отбыванием наказания 5 лет в тюрьме, остальное наказание в исправительной колонии общего режима.

Мору пресечения в отношении Ворошилова Д.В. оставить содержание под стражей. Срок наказания исчислять с 30 июля 1997 года. Вещественные доказательства по делу уничтожить.

Приговор может быть обжалован в Верховный Суд РФ через Самарский областной суд в течение 7 суток.

Председательствующий Курылёв В.А. (подпись).

Народные заседатели Хроликова С.А., Андреева А.Р. (подписи).


Просмотров: 1083


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара