При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Зарево над «Синтезкаучуком». 1981 год

Международные события года

12 апреля 1981 года в США с мыса Канаверал на околоземную орбиту вышел многоразовый космический корабль «Колумбия» с экипажем в составе: командир — Джон Янг, пилот - Роберт Криппен. Корабль вернулся на Землю 14 апреля. Это был самый первый полёт в рамках осуществляемой НАСА государственной программы «Космическая транспортная система» (Space Transportation System, STS), в которой использовались многоразовые летательные аппараты типа «шаттл» («Спейс Шаттл», англ. Space Shuttle — «космический челнок»). Подразумевалось, что такие корабли будут «сновать, как челноки» между околоземной орбитой и Землёй, доставляя полезные грузы в обоих направлениях. Эта программа по поручению НАСА с 1971 года разрабатывалась компанией North American Rockwell и группой ассоциированных подрядчиков. Всего в её рамках было построено пять шаттлов («Колумбия», «Челленджер», «Дискавери», «Атлантис» и «Индевор») и один прототип «Энтерпрайз», не предназначенный для полётов в космос. Первоначально планировалось, что шаттлы будут летать на орбиту по 24 раза в год, и каждый из кораблей совершит до 100 полётов в космос. На практике же эти цифры оказались значительно меньше: за 30 лет эксплуатации шаттлов в общей сложности было произведено 135 их пусков, из которых два закончились катастрофами. В 1986 году на взлётном участке взорвался «Челленджер», а в 2003 году при посадке разрушился и сгорел в атмосфере шаттл «Колумбия». В каждой из этих катастроф погибло по семь астронавтов. Программа «Космическая транспортная система» была закрыта в июле 2011 года, когда совершил свой последний рейс корабль «Атлантис». В целом постройка, эксплуатация и полёты шаттлов оказались значительно дороже, чем использование одноразовых космических кораблей, не говоря уже о низком уровне их безопасности. По оценкам НАСА, каждый полёт такого корабля стоил до $775 миллионов. После завершения эксплуатации все уцелевшие шаттлы были отправлены в музеи. Никогда не летавший в космос «Энтерпрайз» помещён в Морской и аэрокосмический музей в Нью-Йорке, «Дискавери» занял место в Смитсоновском институте в Вашингтоне, «Индевор» встал на вечную стоянку в Калифорнийском научном центре в Лос-Анджелесе, а шаттл «Атлантис» ныне выставлен в Космическом центре имени Кеннеди во Флориде.

 

5 июня 1981 года в Лос-Анджелесе (США) были зарегистрированы первые пять случаев ранее неизвестной медицине «редкой формы пневмонии», позже получившей название «синдром приобретенного иммунодефицита» (сокращённо СПИД, по-английски AIDS). Учёные установили, что это заболевание вызывается особым вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ). Оно является смертельным, то есть средств для его лечения вплоть до настоящего времени в мире не существует. Специалисты считают, что этот вирус был передан от обезьян к человеку примерно в 1926 году. Последние исследования показывают, что это произошло в Западной Африке, но в течение десятилетий вирус себя никак не проявлял, хотя в 1959 году при похожих симптомах в Конго умер мужчина. Позднейшие исследования медиков, проанализировавших его историю болезни, показали, что, возможно, это был первый зафиксированный в мире случай смерти от СПИДа. Затем в 1969 году в США среди проституток также отмечались случаи болезни, протекавшей с симптомами СПИДа. Тогда медики не обратили на них особого внимания, посчитав их одной из форм пневмонии. В 1978 году у гомосексуалистов в США и Швеции, а также среди гетеросексуальных мужчин в Танзании и на Гаити были обнаружены такие же симптомы. И только 5 июня 1981 года американский ученый Майкл Готлиб в своей работе впервые описал новое заболевание, выявленное у молодых гомосексуалистов в Лос-Анджелесе и Нью-Йорке, которое протекало с глубоким поражением иммунной системы. В том году медики зарегистрировали около 440 носителей вируса ВИЧ, из которых почти 200 умерли. В 1987 году Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) утвердила официальное название возбудителя СПИД – «вирус иммунодефицита человека» (ВИЧ, или в английской аббревиатуре HIV). В 1987 году была учреждена Глобальная программа ВОЗ по СПИДу, а Всемирной ассамблеей здравоохранения принята глобальная стратегия борьбы с этим заболеванием.

 

6 июня 1981 года в Индии, близ города Патна в штате Бихар, с моста в реку Багмати опрокинулись семь вагонов пассажирского поезда. Официально сообщалось, что при этой катастрофе погибло более 800 человек. Всего же в этом поезде, по разным данным, в момент происшествия находилось от 1000 до 3000 человек. Отсутствие точных данных о числе пассажиров позволяет разным ведомствам и авторам приводить различные сведения о масштабах случившегося. Спасатели и полиция в течение пяти дней после аварии обнаружили больше 200 тел погибших, и ещё несколько сотен человек тогда же были объявлены пропавшими без вести. В связи с такой неопределённостью в разных источниках до сих пор встречаются разные сведения о числе погибших в этой катастрофе - от 500 до 1000 человек. Также высказываются различные предположения о причинах трагедии, среди которых самой распространённой называют боковой ураганный ветер, столкнувший поезд с моста в реку. Другой природной стихией, сбросившей вагоны с моста, могло быть наводнение на реке Бихар. А некоторые авторы и вовсе называют причиной случившегося попытку машиниста избежать столкновения с коровой, неожиданно вышедшей на железнодорожные пути (как известно, в Индии корова – священное животное). Резкое торможение поезда могло привести к потере управления над ним и к опрокидыванию всего состава. Так или иначе, но по числу жертв эта катастрофа у города Патна ныне считается одной из крупнейших трагедий за всю мировую историю железнодорожного транспорта.

 

12 августа 1981 года в США поступил в продажу выпущенный компанией IBM первый в мире персональный компьютер (ПК) марки IBM PC Model 5150 с процессором Intel 8088 4,77 МГц. Программное обеспечение для него разработала фирма Microsoft, которая за две недели до этого события купила у Seattle Computer Products операционную систему 86-DOS (позже она была переименована в MS-DOS). До появления первых ПК приобретение и использование вычислительных машин пользователям обходились достаточно дорого – в среднем от $20 по $50 тысяч. Мало кто из простых людей мог себе позволить иметь дома такое чудо техники. Поэтому компьютеры в то время устанавливались только в больших корпорациях, университетах, исследовательских центрах и государственных учреждениях. А вот первые персональные компьютеры стоили гораздо меньше их предшественников – лишь $1565 долларов за штуку, причём в дальнейшем по мере расширения рынка их продажная цена стала быстро снижаться. К тому же ПК оказался прост в обращении и занимал в квартире мало места. При этом компания IBM на начальном этапе не придавала большого значения персональным компьютерам, считая, что заказы от крупных государственных корпораций принесут ей гораздо большую прибыль, чем производство ПК. Однако уже за первый год число продаж ПК перевалило за 130 тысяч. К 2000 году во всем мире продали уже 140 млн. персональных компьютеров, чем было положено начало эпохе широкого внедрения информационных технологий в повседневную жизнь общества. Сегодня во всех странах одновременно используется не менее миллиарда персональных компьютеров. Значительная часть населения планеты ныне просто не представляет своей жизни без умных машин, позволяющих бродить по просторам интернета, писать и получать письма, хранить огромные количества информации, слушать музыку, смотреть фильмы, редактировать фотографии и многое-многое другое.

 

13 декабря 1981 года в Польше по решению ЦК Польской объединённой рабочей партии (ПОРП) и Совета Министров ПНР было объявлено военное положение. Одновременно с этим в стране образовался Военный Совет национального спасения во главе с генералом Войцехом Ярузельским, который в феврале 1981 года стал Председателем Совета Министров ПНР, а в октябре - также и Первым секретарём ЦК ПОРП. Впоследствии Ярузельский утверждал, что введение военного положения в то время было «меньшим из зол», так как в противном случае стране угрожал ввод советских войск. К концу 1981 года в Польше на фоне углубляющегося экономического кризиса резко обострилось политическое противостояние между правящей партией и оппозицией. Попытки достижения общественного компромисса, в которых участвовали лидер профсоюза «Солидарность» Лех Валенса, с одной стороны, и Войцех Ярузельский – с другой, при посредничестве кардинала Глемпа, так и не дали никаких результатов. В такой ситуации консервативное крыло в руководстве ПОРП требовало силового подавления «Солидарности», а радикальные активисты этого профсоюза призывали к всеобщей забастовке и гражданскому восстанию. Всё это в итоге и привело Ярузельского к решению о введении в стране военного положения, которое сопровождалось репрессиями, интернированием лидеров оппозиции и отмене многих гражданских и политических прав. Уже 15 декабря в ПНР развернулись мощные протесты «Солидарности» против военно-партийного режима, которые подавлялись армейскими частями, в том числе и с применением оружия. Согласно официальным данным, за весь период военного положения 1981—1983 годов погибло около 115 активистов польской оппозиции, а ещё до 10 тысяч человек подверглись лишению свободы, хотя в целом масштаб репрессий нынешние эксперты расценивают как умеренный. Но при этом в конечном счёте военное положение так и не решило стоящих перед Польшей общественно-политических и экономических проблем, хотя оно и нанесло сильные удары по «Солидарности», и на несколько лет продлило власть ПОРП. Окончательный крах коммунистической системы в стране произошёл только в 1990 году, когда прошли первые за много лет многопартийные выборы, и затем состоялась мирная передача власти от Войцеха Ярузельского к вновь избранному президенту Польши Леху Валенсе.

 

Российские события года

7 февраля 1981 года в городе Пушкине Ленинградской области произошла крупная авиакатастрофа с самолётом Ту-104А, принадлежавшим Тихоокеанскому флоту ВМФ СССР и выполнявшему рейс по маршруту Пушкин—Хабаровск—Владивосток. Всего через несколько секунд после взлёта борт рухнул на землю, тут же загорелся и был полностью уничтожен огнём. При этом погибли все находившиеся на его борту 50 человек — 44 пассажира и 6 членов экипажа. Среди пассажиров на борту самолёта находились все высшие военные чины Тихоокеанского флота (ТОФ) ВМФ СССР - 16 адмиралов и генералов и 12 капитанов первого ранга и полковников. Тем самым на некоторое время весь Тихоокеанский флот оказался полностью обезглавленным. В числе пассажиров самолёта погибли: Э.Н. Спиридонов, командующий ТОФ, адмирал; В.Г. Белашов, командующий 4-й флотилией подводных лодок ТОФ, вице-адмирал; Г.В. Павлов, командующий ВВС ТОФ, генерал-лейтенант авиации; В.Д. Сабанеев, начальник политуправления ТОФ, вице-адмирал; В.Ф. Тихонов, командующий Приморской флотилией разнородных сил ТОФ, вице-адмирал; С.Г. Данилко, 53-54 года, начальник штаба и первый заместитель командующего ВВС ТОФ, генерал-майор авиации; Г.Ф. Леонов, начальник разведки ТОФ, контр-адмирал, и многие другие. Все эти военно-морские чины возвращались с оперативного сбора высшего командного состава всех флотов СССР, который проходил в Пушкине в течение недели. По официальной версии, экипажем были допущены перегруз самолёта и неправильное размещение пассажиров и груза. По свидетельству очевидцев, на борт поместили тяжёлые рулоны бумаги, а также много разного оборудования. Комиссия по расследованию предположила, что незакреплённый груз при разбеге самолёта сместился по проходу второго салона назад, и это повлекло за собой смещение продольной центровки, к потере устойчивости и управляемости самолёта, и в результате — к падению его на землю. Информация об авиакатастрофе в то время была практически полностью засекречена. Единственным изданием, написавшим о происшествии, стала газета «Красная звезда». Большинство погибших похоронили в Ленинграде на Серафимовском кладбище. И только 7 февраля 2017 года во Владивостоке был открыт памятник погибшему в авиакатастрофе командованию ТОФ.

 

9 июля 1981 года на сцене Московского театра имени Ленинского комсомола состоялась премьера рок-оперы «Юнона и Авось», поставленной режиссёром Марком Захаровым на музыку композитора Алексея Рыбникова и либретто Андрея Вознесенского. За минувшие десятилетия этот спектакль установил рекорд посещаемости: на сцене Ленкома он был показан более полутора тысяч раз. Спектакль также записали для телевидения в 1983 году, а его вторая телевизионная версия была создана в 2002 году. Этот проект Алексей Рыбников предложил Марку Захарову в 1978 году, после большого успеха рок-оперы «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты». Как рассказывал впоследствии Андрей Вознесенский, до этого Марк Захаров хотел создать спектакль по мотивам «Слова о полку Игореве», но Вознесенского такая идея не увлекла, и он предложил для постановки свою поэму под названием «Авось!» — о русском путешественнике Николае Петровиче Резанове (1764—1807). Поэма Захарову понравилась, но для создания «современной оперы» Вознесенскому пришлось сочинить новые сцены и арии. Название тоже было изменено на «Юнона» и «Авось». Так именовались два парусных корабля, на которых в 1806 году экспедиция во главе с графом Николаем Резановым, управляющим Российско-американской компании, отправилась в далёкую Калифорнию для налаживания торговых связей между компанией и испанскими колонистами. Здесь Резанов и познакомился с Кончитой - дочерью испанского губернатора Сан-Франциско. В этих ролях, по словам композитора Алексея Рыбникова, он видел только актёров Ленкома Николая Караченцева и Елену Шанину, и потому писал музыку специально для них. В 1983 году знаменитый французский кутюрье Пьер Карден с огромным успехом представил «Юнону и Авось» французской публике в театре «Эспас Карден» в Париже, Затем последовали триумфальные гастроли по всему миру: спектакль был показан в США, Германии, Голландии и других странах. В 1990 году «Юнона и Авось» в течение двух месяцев шла в Сити-центре Нью-Йорка. С 1981 года по настоящее время в спектакле неоднократно менялись исполнители. Несмотря на все трудности, режиссёр Марк Захаров пока не собирается снимать рок-оперу «Юнона» и «Авось» из репертуара театра имени Ленинского комсомола.

 

18 июля 1981 года над территорией Армении советским истребителем противовоздушной обороны был сбит неизвестный борт, вторгшийся в воздушное пространство СССР со стороны Ирана. Впоследствии было установлено, что нарушителем государственной границы Советского Союза оказался транспортный самолёт Канадэр CL-44 аргентинской авиакомпании со швейцарским экипажем, перевозивший контрабандную партию оружия. После получения этой информации на перехват объекта с аэродрома Сандар (Грузия) была поднята пара истребителей Су-15ТМ из 166-го истребительного авиационного полка. Не обнаружив цели и израсходовав всё горючее, оба борта вернулись на аэродром. Тогда на цель был наведён самолёт под управлением лётчика того же полка гвардии капитана В.А. Куляпина. Он обнаружил объект на высоте 11000 метров, сблизился с ним и пошёл параллельным курсом, подавая подавать пилоту знаки, чтобы тот следовал за ним. Однако нарушитель на них не реагировал, и продолжал лететь в направлении границы. Тогда с КП поступила команда: «Цель уничтожить». Самолёт Су-15ТМ Куляпина был вооружён ракетами дальнего радиуса действия Р-98М, но для их пуска дистанция была неподходящей, а сделать новый заход для атаки пилоту уже не хватало времени - нарушитель приближался к границе. Тогда Куляпин решил пойти на таран, сблизился с чужаком, и со второй попытки нанёс удар фюзеляжем по его правому стабилизатору. Самолёт-нарушитель стал падать, но и советский истребитель тоже потерял управление, поэтому Куляпин катапультировался. Спускаясь на парашюте, он видел, как аргентинский транспортник вошёл в штопор и упал на нашей территории, в 2 км от границы. Позже выяснилось, что весь его экипаж погиб. По решению командования округа лётчик В.А. Куляпин был представлен к званию Героя Советского Союза, однако в Москве посчитали, что для него будет достаточно и Ордена Красного Знамени.

 

24 октября 1981 года в городе Орджоникидзе (ныне Владикавказ) начались массовые межэтнические волнения, поводом для которых стало убийство ингушами таксиста, осетина по национальности. После похорон участники траурной процессии пришли к зданию обкома КПСС, организовали здесь митинг, а затем захватили вестибюль здания. К вечеру порядок на площади и в здании был восстановлен силами курсантов военного училища. На следующий день на площадь перед обкомом вновь пришли более 10 тысяч осетин и опять стали митинговать. Собравшиеся требовали принудительно выселить всех ингушей за пределы Северо-Осетинской АССР, а затем в толпе появились листовки с угрозами в адрес ингушей. Происходящее быстро вышло из-под контроля их организаторов, и тогда против осетин были брошены воинские части с бронетранспортерами и слезоточивым газом. Дело дошло до вооружённых столкновений и рукопашных схваток, а вечером и ночью беспорядки распространились по всему городу. Несмотря на прибытие в город подкрепления в виде частей специального назначения, столкновения митингующих с силами безопасности продолжались также и на следующий день, и лишь к вечеру 26 октября сопротивление правоохранителям пошло на убыль. В общей сложности в этих событиях участвовало около 4,5 тысяч человек, из которых более 800 человек задержала милиция, а около 40 из них впоследствии были осуждены за хулиганство, сопротивление представителям власти, нанесение телесных повреждений и другие преступления. Позже вопрос о беспорядках в Северной Осетии рассматривался в Политбюро, а 14 января 1982 года вышло постановление ЦК КПСС «О крупных недостатках в работе Северо-Осетинского обкома КПСС по идейно-политическому, интернациональному воспитанию трудящихся». Первый секретарь обкома Б.Е. Кабалоев был освобождён от занимаемой должности. Несмотря на эти меры, в регионе на протяжении последующих лет ещё не раз вспыхивали межэтнические волнения. Эксперты при этом отмечают, что напряжённость в осетино-ингушских отношениях и поныне остаётся до конца не урегулированной.

 

17 декабря 1981 года в городе Сарапуле (Удмуртская АССР) два солдата срочной службы, Ахметжан Колпакбаев, 1960 года рождения, и Александр Мельников, 1962 года рождения, захватили в заложники 25 учеников 10 «в» класса школы № 12. Солдаты были вооружены двумя автоматами Калашникова со 120 патронами, а незадолго до того они дезертировали из своей воинской части 248-й мотострелковой дивизии, расположенной неподалеку. Они вошли в класс и приказали школьникам закрыть все окна щитами и плакатами, а учительнице привести сюда директора школы. Однако директор в класс войти уже не успел - раздалась автоматная очередь в потолок. А из-за дверей солдаты объявили, что ученики взяты в заложники, а им нужны заграничные паспорта, визы на выезд из страны, и самолёт, чтобы отправиться в США или любую другую капиталистическую страну. И если эти требования не будут выполнены, сказали доморощенные террористы, то они начнут расстреливать заложников. О происшествии немедленно сообщили в Москву, и уже вскоре в Ижевск специальным самолетом вылетел отряд «А» КГБ СССР - предтеча легендарной группы «Альфа». В то время в СССР ничего подобного никогда не происходило, и поэтому даже у спецслужб не было понимания, как действовать в подобных ситуациях. Не было в стране и профессиональных переговорщиков с террористами. И в тот критический момент, не дожидаясь прибытия отряда «А», эту роль взял на себя молодой капитан КГБ города Сарапула Владимир Орехов. Отчаянно рискуя, он вошёл в класс и стал спокойно разговаривать с солдатами. Орехов сообщил, что подготовка загранпаспортов для них уже идёт, но на это нужно некоторое время. Его уравновешенный тон разговора успокоил дезертиров, и вскоре капитан уговорил их отпустить из класса сначала девочек, а потом и большинство мальчиков. Когда под прицелом автоматов осталось только семеро заложников, Орехов на пару минут вышел за дверь, и затем вернулся с известием, что сейчас в школу принесут паспорта, а на аэродроме для рейса в США уже готов самолёт. «Так что заложники вам больше не нужны, - сказал капитан. – Ребята, все быстро встали и вышли». Солдаты даже не успели ничего возразить, как класс опустел. «Ну, а я пошёл за паспортами», - добавил Орехов – и тоже вышел за дверь. И дезертиры остались в помещении одни. А пока они осознавали происшедшее, в класс ворвались бойцы отряда «А» и моментально уложили террористов лицом в пол. Впоследствии по приговору суда Ахметжан Колпакбаев получил 13 лет лишения свободы, Александр Мельников - 8 лет. Что касается капитана В.В. Орехова, то он был награжден знаком «Почётный сотрудник органов госбезопасности». Тогда же по приказу Председателя КГБ СССР Ю.В. Андропова всем детям, волею судьбы оказавшимся в заложниках, за проявленную стойкость и высокое чувство коллективизма были вручены наручные часы.

 

Самарские события года

22 февраля 1981 года (в ночь на 23 февраля) произошел крупный пожар в здании УИТУ Куйбышевского облисполкома на улице Куйбышева, 42. В то время оно составляло одно целое со зданием ГУВД по Самарской области, и было возведено в середине 30-х годов одновременно с несколькими другими официальными объектами (Дом промышленности, Дом сельского хозяйства, Дом связи и другими). Тогда в конструкцию этих зданий были заложены непродуманные строительные решения (деревянные перекрытия, легкосгораемые утеплители, недостаточное количество путей эвакуации, и так далее), из-за чего все они вошли в список объектов повышенной пожарной опасности. А 22 февраля 1981 года причиной возгорания в здании УИТУ стал телевизор, стоявший в одном из кабинетов на пятом этаже, по которому сотрудники смотрели открытие XXIV съезда КПСС, но потом забыли его выключить. Телевизор воспламенился ночью, когда в здании УИТУ не осталось никого, кроме дежурных на первом этаже. К моменту прибытия огнеборцев выяснилось, что пламя уже успело далеко уйти от очага воспламенения. По коридорам и по внутренним перекрытиям оно уже добралось до соседнего здания, где располагалось УВД облисполкома. Здесь при осмотре буквально на глазах начальника областного управления пожарной охраны полковника Николая Кириленко от воздействия огня рухнул потолок конференц-зала облУВД. Самым сложным участком тушения стали чердак и крыша корпуса УИТУ, в том месте, где они переходят на здание областного УВД. Здесь пожарные в течение нескольких часов отсекали пламени от ещё не поврежденных конструкций. Но даже после ликвидации открытого огня на чердаке и на крыше внутри пустотного здания УИТУ сохранилось множество скрытых очагов горения, которые пожарным затем пришлось долго и тщательно разыскивать и подавлять. Окончательно ликвидировать пламя в здании УИТУ удалось только к утру 23 февраля. У здания почти полностью сгорели чердак и крыша, сильно пострадал и пятый этаж. Расследование чрезвычайного происшествия занималась комиссия МВД СССР. Ряд руководителей и непосредственные виновники пожара понесли наказание, вплоть до увольнения из органов внутренних дел. Окончательно ликвидировать последствия пожара в здании УИТУ удалось только через год.

 

3 июня 1981 года было принято решение Комитета партийного контроля при ЦК КПСС «О безответственном отношении некоторых работников центральных спортивных организаций к проверке сигналов о злоупотреблениях руководителей футбольной команды «Крылья Советов» и недостойном поведении председателя комитета по физической культуре и спорту при Куйбышевском облисполкоме члена КПСС т. Акулова В.М.». В решении указывалось, что в команде «Крылья Советов» грубо нарушалась штатно-финансовая дисциплина. Как установила проверка, игроки основного состава, получая установленную им зарплату, одновременно были фиктивно оформлены на высокооплачиваемые должности на предприятиях Куйбышева, где им также начислялись дополнительные деньги. При этом начальник команды М.А. Балагезьян и администратор М.Н. Соловьёв заставляли футболистов отдавать им часть полученных средств, и, кроме того, составляли фиктивные документы на якобы проведённые матчи, под которые им также начислялись средства из бюджета. Все эти факты были хорошо известны председателю областного комитета по физкультуре и спорту В.М. Акулову, но он не только не пресекал злоупотребления, но вместе с Балагезьяном и Соловьёвым неоднократно участвовал в пьянках в сауне на базе команды, которые устраивались ими на присвоенные деньги. Ещё при проверках выяснилось, что эту сауну также не раз посещал и помощник первого секретаря обкома КПСС А.В. Бессмертнов, хотя фактов его участия в пьянках установлено не было. По решению бюро Куйбышевского обкома КПСС В.М. Акулов, М.А. Балагезьян и М.Н. Соловьев понесли строгую партийную ответственность, и все трое были освобождены от занимаемых должностей. Что касается команды «Крылья Советов», то она в середине сезона 1981 года из-за финансовых нарушений была отстранена от участия в чемпионате СССР, хотя в то время она выступала всего лишь во второй лиге отечественного футбольного первенства. Но и в ней «Крылья Советов» в 1981 году заняли только седьмое место – худший результат за всю историю команды.

 

15 ноября 1981 года боксёр Василий Шишов впервые в истории куйбышевского бокса завоевал золотую медаль на Кубке мира в Монреале (Канада). С этого дня и началось восхождение нашего выдающегося спортсмена, который начал активно заниматься боксом в спортивном обществе «Трудовые резервы» в рабочем посёлке Толевое в Железнодорожном районе Куйбышева, а позже проходил подготовку в Вооруженных Силах у заслуженного тренера СССР Виктора Павловича Пищева. Молодой боксёр не обладал мощным нокаутирующим ударом, но за счет высокой скорости, отточенной техники и умения обмануть противника добивался успехов в боях с самыми сильными соперниками. После успеха в Монреале он на чемпионате Европы в Тампере также завоевал золотую медаль. В следующем сезоне выиграл титул чемпиона СССР, ещё через год пополнил медальную коллекцию ещё одной золотой наградой европейского первенства. В 1984 году вновь победил на первенстве Советского Союза и был готов представлять страну на Олимпиаде в Лос-Анджелесе, однако в правительстве приняли решение бойкотировать эти Игры. Оставаясь лидером сборной страны, Василий Шишов должен был принять участие в состязаниях летних Олимпийских игр 1988 года в Сеуле, но за четыре месяца до начала соревнований получил тяжёлую травму ноги, перенёс операцию на ахилловом сухожилии и вынужден был остаться без участия на Олимпиаде. В 1988 году Шишов окончил в Куйбышеве Поволжскую государственную социально-гуманитарную академию и остался работать здесь доцентом, заведовал кафедрой спортивных единоборств. Начиная с 1992 года, в Самаре ежегодно проводится «Всероссийский боксёрский турнир на призы заслуженного мастера спорта СССР, чемпиона мира, трёхкратного чемпиона Европы Василия Шишова», с правом присвоения звания мастера спорта России.

 

20 ноября 1981 года на совместном совещании шести союзных министров (обороны, общего машиностроения, оборонной промышленности, электронной промышленности, промсвязи и химической промышленности) был утвержден проект создания космической системы «Сапфир», ставший нашим ответом американской программе СОИ. Головным предприятием по изготовлению объектов для комплекса «Сапфир» были определены куйбышевский завод «Прогресс» и куйбышевское предприятие ЦСКБ. План работы над проектом «Сапфир» разрабатывался ещё в августе 1981 года, когда Куйбышев посетила большая партийно-правительственная делегация во главе с министром обороны СССР, маршалом Советского Союза Д.Ф. Устиновым. Как теперь видно из рассекреченных документов, для выведения объектов на орбиту программа «Сапфир» предусматривала использование двух видов транспортных средств: унифицированной ракеты-носителя 11К77 и космического челнока «Буран». Последний должен был не только доставлять на орбиту спутники наблюдения, но также в случае необходимости проводить операции по восстановлению их работоспособности, дозаправлять спутники топливом, переводить космические аппараты на другие орбиты, а также выполнять множество других задач. В эту космическую систему предполагалось включить комплекс многоцелевой разведки «Сапфир-Б», в составе которого должны были постоянно находиться не менее трех аппаратов орбитального наблюдения. Система «Сапфир-К» уже в конце 80-х годов должна была стать постоянно действующей, с переменным составом, быстро реагирующей на изменение военно-политической обстановки в мире. Её работа была возможна в пилотируемом варианте, в полуавтономном режиме (с участием временных экспедиций посещения), а также в полностью автоматическом состоянии по заблаговременно заложенной программе, которая при необходимости могла бы корректироваться по командам с Земли. Однако из-за начавшегося в стране в конце 80-х годов политического и экономического кризиса программа «Сапфир» была сначала заморожена, а с распадом СССР окончательно закрыта.

 

Главное самарское событие годы

22 сентября 1981 год на заводе «Синтезкаучук» в Тольятти (впоследствии – «Тольяттикаучук») из-за технологического нарушения произошел взрыв газовой смечи. Сразу после этого на предприятии начался крупный пожар, при котором погибло 13 человек. Пламя не могли укротить в течение 10 часов, для чего на завод были стянуты более 30 противопожарных подразделений не только из Тольятти, но также из Куйбышева, Сызрани, Новокуйбышевска и Чапаевска.

 

Огнеопасный каучук

Семилетний план развития народного хозяйства СССР на 1959-1965 годы предписывал построить в Куйбышевском экономическом районе сразу 33 крупных промышленных предприятия, в том числе завод по производству синтетического каучука в Ставрополе-на-Волге. Однако при разработке этих грандиозных планов индустриализации нашего края, как потом стало очевидно, его авторы слишком мало внимания уделяли проблеме безопасности людей в условиях взрыво- и пожароопасного производства. В итоге при авариях и технологических происшествиях на наших заводах только за вторую половину ХХ века погибли сотни рабочих и служащих (рис. 1).

Многие старожилы Тольятти до сих пор помнят, что в начале 80-х годов назад именно в их городе произошла одна из крупнейших техногенных катастроф на химических производствах того времени. Вот что говорилось о ней в секретном документе, направленном сразу после ликвидации аварии в Министерство внутренних дел СССР.

«Спецсообщение. Секретно.

Начальнику ГУПО МВД СССР генерал-лейтенанту внутренней службы тов. Обухову Ф.В., г. Москва.

22 сентября 1981 года в 18 часов 06 минут произошла производственная авария со взрывом и последующим пожаром в здании цехов ИП-5 и ИП-6 Тольяттинского производственного объединения «Синтезкаучук». Диспетчер ЦППС г. Тольятти выслала пожарные подразделения гарнизона к месту взрыва по автоматическому вызову № 2…

Одновременно с дежурным караулом на завод выехал штаб пожаротушения города, оперативный дежурный по ОВПО-4 и начальник штаба пожаротушения подполковник внутренней службы Баканов А.А.

В пути следования по внешним признакам т. Баканов объявил в 18 часов 09 минут вызов № 3, сбор личного состава, свободного от несения службы, и введение в боевой расчёт резервной техники.

К прибытию первых пожарных подразделений в 18 часов 09 минут были разрушены и охвачены огнем производственные помещения дегазации, наружная установка цеха ИП-5 и эстакады с трубопроводами. Из разрушенных аппаратов и трубопроводов, эстакад с южной и северной сторон цеха ИП-5-6 истекал и горел газ. Постоянно существовала угроза повторных взрывов технологических аппаратов и оборудования на наружной установке и распространения пожара на сушильные агрегаты, отделение полимеризации и другие производственные цеха…

Благодаря умелому руководству, мужеству и самоотверженности, проявленным работниками пожарной охраны, рабочими и служащими в 22 часа пожар был локализован, а в 4 часа утра 23 сентября ликвидирован. Основное оборудование цехов ИП-5 и ИП-6 спасено, авария не получила дальнейшего развития.

Начальник УВД Куйбышевского облисполкома генерал-майор милиции В.Ф. Шарапов».

Что же произошло на тольяттинском заводе тем сентябрьским вечером? Для того, чтобы понять это понять, нужно для начала немного освежить в памяти школьный курс органической химии, и в первую очередь вспомнить, что же собой представляет синтетический каучук.

На языке индейцев южноамериканского племени тупи-гуарани слово «каучук» означает «слезы дерева». Так аборигены тропических лесов ещё сотни лет назад называли застывший сок гевеи, одного из наиболее известных природных каучуконосов. И лишь гораздо позже, когда с каучуком познакомились европейцы, они догадались при нагревании добавлять к нему серу – и в результате получилась ныне хорошо всем известная резина.

В этом материале Россия остро нуждалась ещё с начала ХХ века, то есть с самого старта эпохи бурной индустриализации страны. Ведь уже в то время у нас появились первые автомобильные и авиационные производства, которые никак не могли обойтись без резины. Однако в силу климатических условий теплолюбивое дерево гевея у нас расти никак не хотело. Именно поэтому ещё в 20-х годах ХХ века русский химик С.В. Лебедев начал работать над проблемой получения искусственного каучука. В 1932 году он впервые в мире смог получить этот материал из обычного картофеля, и тогда же в СССР стали проектировать и первые заводы по производству синтетического каучука.

Но уже вскоре после открытия в Поволжье крупных месторождений нефти выяснилось, что гораздо дешевле и проще получать этот полуфабрикат для производства резины не из ценных продуктов питания, а из некоторых компонентов лёгких нефтяных фракций – в частности, из изопрена. И вот в конце 50-х – начале 60-х годов в Ставрополе-на-Волге было построено предприятие по выпуску изопренового каучука (рис. 2-6).

На этом заводе каучук получают путем полимеризации изопрена в растворителе под названием изопентан, причём реакция идет в присутствии катализатора. Без растворителя здесь не обойтись: ведь изопрен в обычных условиях представляет собой бесцветную жидкость, которая начинает кипеть уже при температуре плюс 34 градуса. Это означает, что он будет испаряться прямо в вашей ладони, если вы вдруг зачерпнете изопрен пригоршней (но лучше все-таки так не делать, потому что он довольно токсичен).

То же самое произойдёт, если вы откроете колбу с этим веществом, когда на дворе будет стоять жаркое лето. Жидкий изопрен буквально в течение нескольких минут превратится в газ. Но если вам дорога жизнь, не вздумайте в момент испарения зажечь спичку: пары изопрена в смеси с воздухом крайне взрывоопасны. Впрочем, не менее пожароопасен и его сосед по технологическому циклу – изопентан.

Из этого объяснения становится понятным, что в условиях гигантского производства даже малейшая утечка газообразных компонентов из герметичного оборудования легко может привести к катастрофе. Именно это и случилось на тольяттинском заводе «Синтезкаучук» вечером 22 сентября 1981 года.

 

Авария была «запланирована»

Два заводских цеха ИП-5 и ИП-6 в то время были размещены в одном производственном здании размером 260 на 54 метра и высотой 23 метра. На этом технологическом участке производство изопренового каучука марки СКИ-3 как раз и заканчивалась. В цехе ИП-5 приготовлялась изопентан-изопреновая смесь, которая внутри огромных автоклавов превращалась в конечный продукт этого завода. А в цехе ИП-6 полимеризат собирался в четырёх ёмкостях объемом по 250 кубометров каждая. Из этих ёмкостей не вступившие в реакцию взрывоопасные газы непрерывно откачивались насосами в специальное отделение дегазации. Готовый же каучук отсюда поступал в другое отделение, где происходила его сушка и упаковка.

Согласно официальным отчетам, только за 8 месяцев 1981 года служба госпожнадзора вынесла в отношении руководства завода «Синтезкаучук» и руководителей отдельных цехов и подразделений более 600 письменных предписаний об устранении нарушений правил пожарной безопасности. Предписания эти касались главным образом случаев эксплуатации неисправного оборудования и несоблюдения технологии производства. Однако были также вскрыты и факты курения персонала в неположенных местах, и другие случаи неосторожного обращения с открытым огнём, что в условиях пожароопасного производства порой бывает равносильно самоубийству.

Как раз по перечисленным выше причинам в течение первых восьми месяцев 1981 года на предприятии было зафиксировано не менее 11 весьма значительных аварийных ситуаций. В их числе - 6 фактов разгерметизации оборудования, сопровождавшегося разливом легковоспламеняющихся жидкостей без их загорания, и ещё 5 подобных же фактов, когда из-за прорыва наружу газов и жидкостей загорание все-таки произошло. Однако во всех последних случаях начинающиеся пожары удавалось довольно быстро потушить. В целом же заводской персонал относился к подобным инцидентам как к неизбежному злу, без которого не может обойтись ни одно крупное химическое производство.

Очередная технологическая неисправность, случившаяся в отделении дегазации цеха ИП-6 вечером 22 сентября, тоже поначалу ни у кого не вызывала особой тревоги. Правда, эксперты уже потом установили, что от момента прорыва одного из трубопроводов на дегазаторе третьей системы до момента обнаружения поломки прошло не менее 15 минут.

Рабочий цеха, почувствовавший запах газа и побежавший к мастеру доложить о неисправности, возможно, даже и не предполагал, что концентрация паров изопентана в отделении дегазации в тот момент уже достигла критической отметки. В каком именно аппарате на обширной территории цеха ИП-6 в 18 часов 06 минут проскочила коварная искра, экспертиза впоследствии так и не смогла установить, но именно в это мгновение все пространство технологического корпуса в буквальном смысле этого слова разорвал огненный смерч.

 

О погибших не говорилось

Взрыв газовоздушной смеси в доли секунды почти полностью разрушил все производственное оборудование в отделении дегазации цеха ИП-6 на площади примерно 1600 квадратных метров. Целиком были уничтожены дегазаторы, технологические трубопроводы, примыкающие к отделению вспомогательные помещения и часть эстакад, предназначенных для погрузки готовой продукции.

Но самое страшное, что в результате взрыва из поврежденных аппаратов и трубопроводов прямо в очаг пожара хлынули десятки тонн легковоспламеняющихся жидкостей – ведь в технологических циклах этого производства, кроме изопрена и изопентана, применяются также толуол, метанол, бензол и им подобные горючие химические соединения. Согласно подсчётам, в момент катастрофы в охваченных пламенем цехах было не менее двух тысяч кубометров таких веществ, а также большое число ёмкостей со сжиженным газом. Именно по этой причине площадь возгорания стремительно росла. В результате растекания горящей жидкости по заводской территории уже через несколько минут после взрыва горело не только отделение дегазации, но и весь цех ИП-6.

Здесь есть ещё одна деталь, о которой в то время в официальных сводках, подаваемых «наверх», старались даже не упоминать. Имеются в виду люди, работавшие в злополучном корпусе в момент взрыва. Между тем, согласно штатному расписанию, в то роковое мгновение в цехах ИП-5 и ИП-6 могло находиться свыше 70 человек.

Нужно отметить, что уже в самые первые минуты той схватки с огненной стихией руководство штаба пожаротушения потребовало от руководства завода полный перечень всех работавших на охваченных пламенем производствах. Довольно быстро удалось установить, что 37 человек из этого списка живы и здоровы, а ещё 22 получили травмы различной степени тяжести и нуждаются в медицинской помощи. В итоге четверо из пострадавших были госпитализированы с тяжелыми переломами и ожогами, а ещё 18 человек, получивших относительно легкие ранения, от госпитализации отказались. А вот о судьбе ещё 13 рабочих и служащих цехов ИП-5 и ИП-6 так ничего и не было известно до самого окончания борьбы с огнём и разбора завалов. Впоследствии обгоревшие тела или фрагменты тел некоторых из них были извлечены из-под обломков оборудования почти полностью уничтоженного огнём технологического корпуса. Однако от многих погибших вообще не осталось никаких следов, поскольку в самом центре страшного пожара, где плавились даже высокопрочные металлические конструкции, температура пламени достигала полутора-двух тысяч градусов.

 

Десять огненных часов

Но вернемся к тому моменту, когда тревожный сигнал о чрезвычайном происшествии получила дежурная часть ВПЧ-27 и ВПЧ-28, которые дислоцировались непосредственно на заводе «Синтезкаучук». Уже через три минуты после взрыва к месту аварии прибыли три заводские автоцистерны, насосно-рукавной автомобиль и машина воздушно-пенного тушения, а по Куйбышевской области была объявлена пожарная тревога № 3 – высокой опасности. В течение последующих 10 минут у пылающего корпуса собрались 17 пожарных подразделений, в которые в общей сложности входило около 80 огнеборцев. В 18 часов 14 минут сообщение о пожаре № 3 на территории завода «Синтезкаучук» по радиотелефонной связи поступило на центральный диспетчерский пульт областного управления пожарной охраны. Уже в 18 часов 15 минут из Куйбышева в Тольятти были направлены 6 пожарных расчётов на автомобилях, оборудованных установками пенотушения, а следом за ними на место происшествия выехал начальник УПО полковник Н.И. Кириленко. Одновременно по его распоряжению по всему региону был объявлен сбор начальствующего состава пожарной охраны области по сигналу «Сбор по 20».

Тем временем огонь на «Синтезкаучуке» поглощал все новые и новые пространства. Примерно в 18 часов 15 минут штаб пожаротушения отметил, что площадь возгорания за счёт растекания по территории пылающих жидкостей возросла до 2200 квадратных метров, а ещё через 20 минут – до 2500 квадратных метров. В 19 часов 18 минут, несмотря на отчаянные усилия пожарных, целиком обрушились ещё державшиеся остатки цеха ИП-6. В результате в очаг пламени выплеснулось дополнительно несколько сотен кубометров горючей жидкости. Пожар вспыхнул с новой силой. К 19 часам 25 минутам площадь горения увеличилась до 3100 квадратных метров, а из-за мощного теплового излучения возникла реальная угроза взрыва огромных емкостей с легковоспламеняющимися жидкостями, находящимися в соседних цехах.

Ситуацию немного облегчили дополнительные пожарные подразделения, начавшие подъезжать на «Синтезкаучук» из Куйбышева примерно начиная с 19 часов 30 минут. В 19 часов 35 минут на завод прибыл со своими заместителями начальник УПО УВД облисполкома Н.И. Кириленко, который тут же принял на себя руководство тушением пожара. Несколько стволов «А» были сразу же поданы на охлаждение перегревшихся резервуаров, а с помощью новых установок пенотушения растекание горящих нефтепродуктов по территории наконец-то было остановлено (рис. 7).

Около 20 часов на место трагедии стали прибывать первые руководители Тольятти и предприятия: председатель горисполкома С.И. Туркин, секретари горкома и райкома КПСС А.В. Бачурин и А.Д. Дубцов, генеральный директор производственного объединения «Синтезкаучук» Н.В. Абрамов. Немного позже здесь же появились и представители областного руководства – заместитель начальника УВД Куйбышевского облисполкома Н.И. Громов и заведующий отделом обкома КПСС А.С. Воронин.

К 20 часам 30 минутам по-прежнему сохранялась угроза обрушения цеха ИП-5 и воспламенения прилегающих производств, хотя у пылающего корпуса к тому моменту работали более десятка лафетных стволов и свыше 20 стволов «А» и «Б», подававшие в очаг пожара до 400 литров воды в секунду. В этой ситуации образованный из первых лиц области и Тольятти оперативный штаб принял решение о мобилизации для борьбы с огнем дополнительных сил. В 20 часов 51 минуту через диспетчера центрального пульта областного управления пожарной охраны был объявлен общий сбор подразделений гражданской обороны Куйбышевской области и пожарных гарнизонов Чапаевска, Новокуйбышевска и Сызрани. Всем офицерам пожарной охраны области, свободным от несения службы, было предписано немедленно прибыть в расположение своих частей и ждать дальнейших указаний.

Ещё раньше о чрезвычайном происшествии в Тольятти по спецсвязи «ВЧ» было доложено в Москву. Заместитель начальника Главного управления пожарной охраны МВД СССР полковник И.Ф. Кимстач почти сразу же после этого тревожного сообщения выехал в аэропорт, а затем вылетел в Куйбышев рейсом в 0 часов 50 минут. На месте катастрофы он был в 2 часа 50 минут ночи по местному времени, когда уже объявили о локализации пожара.

А тем временем концентрация сил и средств пожаротушения на заводе «Синтезкаучук» все нарастала. Стали прибывать первые подразделения из Сызрани, а чуть позже – из Новокуйбышевска и Чапаевска. В самый пиковый момент борьбы с огненной стихией на месте происшествия, согласно официальным отчетам, работало около 30 единиц специальной техники и 157 человек личного состава пожарной охраны, не считая более сотни человек заводского персонала, которые были заняты в основном на вспомогательных работах. В результате к 21 часу 25 минутам штаб пожаротушения констатировал, что общая площадь горения сократилась примерно до 1000 квадратных метров. В 22 часа было объявлено о локализации пожара. Это означало, что угроза дальнейшего распространения стихии по территории завода наконец-то отступила, и теперь в задачу огнеборцев входило лишь окончательное подавление пламени на руинах и в немногих оставшихся помещениях цехов ИП-5 и ИП-6.

О ликвидации пожара объявили только в 4 часа утра. К этому моменту большая часть оборудования и почти все конструкции цеха ИП-6 были уничтожены взрывом и высокой температурой пламени. Зато в цехе ИП-5 пожарным удалось отстоять от огня значительную часть производственных мощностей отделения полимеризации, а также почти все здешние строения и подсобные помещения. А благодаря своевременно поставленной водной завесе предотвращено воспламенение хранилищ с легковоспламеняющимися жидкостями в соседнем цехе ИП-4 (рис. 8-10).

 

Вину возложили на погибших

В течение нескольких дней после аварии заводчане и работники пожарной охраны разбирали завалы на месте сгоревшего цеха в поисках останков погибших людей. Как уже говорилось, нашли лишь незначительное количество разорванных взрывом и обгоревших тел работников цеха ИП-6. Опознать всех поименно по обугленным костям не представилось возможным, поэтому фамилии и должности всех погибших установили только через две недели методом исключения из официального списка персонала цеха. Их оказалось 13 человек. Хоронили найденные останки в закрытых гробах и без лишней огласки. На похоронах были только близкие родственники и чудом спасшиеся товарищи покойных.

Здесь публикуется полный список жертв той страшной катастрофы на заводе «Синтезкаучук» 22 сентября 1981 года. Вот их имена.

Баландина Любовь Яковлевна, 1950 года рождения, аппаратчик.

Богачёв Владимир Павлович, 1946 года рождения, начальник отделения дегазации цеха ИП-6.

Богданова Анна Ивановна, 1940 года рождения, аппаратчик.

Евдокимов Александр Иванович, 1951 года рождения, слесарь.

Костиков Николай Иванович, 1949 года рождения, слесарь.

Мельников Александр Александрович, 1957 года рождения, мастер отделения дегазации цеха ИП-6.

Неверова Татьяна Николаевна, 1949 года рождения, аппаратчик.

Павликов Александр Михайлович, 1956 года рождения, слесарь.

Сарычева Мария Ивановна, 1957 года рождения, аппаратчик.

Селиверстова Лилия Александровна, 1945 года рождения, начальник смены отделения дегазации.

Фомин Александр Дмитриевич, 1942 года рождения, начальник цеха ИП-6.

Хохлова Наталья Васильевна, 1956 года рождения, лаборантка.

Шадрин Евгений Григорьевич, 1937 года рождения, слесарь-чистильщик.

Кроме того, ещё четверо работников завода в результате той аварии получили тяжелые травмы и были госпитализированы. В их числе:

Неключенко Виктор Алексеевич, 1949 года рождения, слесарь.

Репнякова Вера Ивановна, 1936 года рождения, аппаратчик.

Токмакова Вера Александровна, 1940 года рождения, аппаратчик.

Фролов Николай Васильевич, 1950 года рождения, слесарь.

Все эти пострадавшие прошли курс лечения и вскоре были выписаны из больницы. Однако Репнякова получила инвалидность 1-й группы, поскольку в момент аварии она получила открытую травму головы и перелом основания черепа, что относится к тяжким телесным повреждениям.

По факту взрыва и катастрофического по последствиям пожара на заводе «Синтезкаучук» прокуратурой Куйбышевской области было возбуждено уголовное дело. Однако вскоре после установления причин трагедии расследование по делу было прекращено, так как все лица, могущие быть виновниками несоблюдения технологической дисциплины, погибли во время аварии. Что касается разрушенного цеха ИП-6, то на его полное восстановление заводу понадобилось более года.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

Ерофеев В.В. Огнеопасный каучук. – В кн. «Вехи огненной Самары: от крепости до наших дней». Т. 3. Самара, тип. ООО «ИЦ «Книга». 2002, стр. 197-210.

Ерофеев В.В. Трагедия на каучуковом заводе. – Газета «Секретные материалы», № 18 – 2006 год, август.

 

 

 

Дополнение

 

Материалы из Самарского областного государственного архива социально-политической истории (СОГАСПИ).

 

Куйбышевский областной комитет КПСС

Общий отдел

Протокол № 25 заседания бюро от 13 октября 1981 года

4. Об аварии на заводе № 3 Тольяттинского производственного объединения «Синтезкаучук».

(т.т. Каверина, Абрамов, Белгородский, Калубкин, Михайлов, Русаков, Татаринов, Перов, Сарматов, Погодин, Дробышев, Заикин, Моторин, Ветлицкий).

22 сентября 1981 года в 18 часов 06 минут на заводе № 3 Тольяттинского производственного объединения «Синтезкаучук» в отделении дегазации цеха ИП-6 произошел взрыв с последующим загоранием, в результате которого пострадало 18 человек, в том числе 13 со смертельным исходом. От взрыва и пожара разрушены производственные помещения, повреждено оборудование и коммуникации цеха ИП-6. Частично пострадали общезаводские коммуникации. Объединению причинён значительный ущерб.

Причиной аварии явилась слабая производственная дисциплина обслуживающего персонала и инженерно-технических работников цеха, выразившаяся в нарушении норм технологического режима, отсутствии должного контроля за эксплуатацией оборудования и соблюдением правил безопасного проведения работ при ремонте аппаратов в действующем производстве.

Бюро обкома КПСС отмечает, что хозяйственные и технические руководители объединения (генеральный директор, главный инженер, главные специалисты) неудовлетворительно занимались вопросами охраны труда и техники безопасности, состоянием эксплуатации оборудования, профилактической работой по технике безопасности, не воспитывали у персонала высокого чувства ответственности за строжайшее выполнение технологических регламентов, инструкций, правильную эксплуатацию и безопасную работу технологического оборудования.

Партийной, профсоюзной организациями и хозяйственным руководством не принималось исчерпывающих мер по устранению причин систематически повторяющихся нарушений правил безопасности и технологической дисциплины, несмотря на неоднократные предписания органов государственного надзора, запрещающих эксплуатацию отдельных объектов и производство работ с нарушениями правил безопасности, применение административных санкций (штрафов) к ряду ответственных инженерно-технических работников, руководителей служб и производств объединения.

За последнее время в объединении крайне неудовлетворительно ведётся работа по учёту и расследованию неполадок в работе, снизился уровень профилактической работы, не внедряется опыт передовых предприятий по улучшению охраны труда и техники безопасности.

Б 1980 году в объединении произошло 20 аварий и 27 несчастных случаев, а за 9 месяцев текущего года 14 аварий и 21 несчастный случай, анализ которых свидетельствует о несоблюдении правил и норм техники безопасности при выполнении работ.

Бюро обкома КПСС считает, что недостаточно проводилась работа Тольяттинским горкомом и Центральным райкомом КПСС гор. Тольятти, которые ослабили требовательность к руководителям объединения, не потребовали принятия исчерпывающих мер по выполнению постановлений ЦК КПСС и бюро обкома КПСС по усилению внимания к вопросам техники безопасности.

Бюро обкома КПСС постановляет:

1. Обязать партийное, профсоюзное и хозяйственное руководство объединения повысить ответственность инженерно-технических работников за соблюдение правил техники безопасности, трудовой и производственной дисциплины, усилить работу среди трудящихся, воспитывать у них чувство непримиримого отношения к фактам нарушения правил безопасного ведения работ, используя для этого все средства пропаганды и наглядной агитации, местную печать и радио.

Предложить в течение октября-ноября 1981 года обсудить на партийных и рабочих собраниях цехов объединения состояние техники безопасности, пожарной безопасности и промышленной санитарии на производственных участках, наметить дополнительные меры по предотвращению аварийности и травматизма, установить строгий контроль за их выполнением.

2. Принять к сведению заявление генерального директора Тольяттинского производственного объединения «Синтезкаучук» тов. Абрамова, что в объединении разработаны мероприятия по предупреждению подобных случаев, и приняты меры по повышению ответственности руководителей подразделений за соблюдение правил и норм техники безопасности.

3. Принять к сведению заявление генерального директора Тольяттинского производственного объединения «Синтезкаучук» тов. Абрамова, что объединением совместно со строительными и монтажными организациями разработан график восстановительных работ, предусматривающий их окончание в марте 1982 года.

4. За непринятие необходимых мер по выполнению решений партийных органов по вопросам охраны труда и техники безопасности, необеспечение надежной работы производства, что привело к аварии и групповому несчастному случаю, тов. Абрамову Н.Б. - генеральному директору Тольяттинского производственного объединения «Синтезкаучук» объявить строгий выговор с занесением в учетную карточку.

5. За слабое руководство производством, необеспечение безаварийной работы подразделений объединения, несоблюдение должностных инструкций и инструкций по технике безопасности рабочими и инженерно-техническими работниками объединения, а такие за непринятие мер по устранению причин систематически повторяющихся нарушений технологической дисциплины и правил безопасности, что привело к аварии и групповому несчастному случаю, тов. Белгородскому И.М. - главному инженеру Тольяттинского производственного объединения «Синтезкаучук» объявить строгий выговор с занесением в учётную карточку. Дальнейшее использование его в этой должности считать невозможным.

6. За бесконтрольность по обеспечению безопасных условий труда, низкий уровень организаторской работы по внедрению передового опыта профилактической работы по технике безопасности, что привело к аварии и групповому несчастному случаю, тов. Калубкину В.В. - председателю профсоюзного комитета Тольяттинского производственного объединения «Синтезкаучук» объявить строгий выговор с занесением в учётную карточку.

7. Партийному комитету Тольяттинского производственного объединения «Синтезкаучук» (тов. Головачёву А.М.) указать на слабую требовательность в повышении партийной ответственности руководителей объединения, его служб и предприятий за обеспечение безопасных условий труда.

8. Председателю областного комитета профсоюза рабочих химической и нефтехимической промышленности тов. Прокоповичу В.И. указать на недостаточное внимание к внедрению на подведомственных предприятиях передового опыта профилактической работы по технике безопасности в соответствии с постановлением Президиума ВЦСПС от 12 июня 1980 года № 6-17 «Система управления охраны труда в Саратовском производственном объединении «Нитрон».

9. Придать к сведению заявление прокурора области т. Соболева о том, что следственными органами возбуждено уголовное дело, ведётся расследование, и виновные будут привлечены к уголовной ответственности.

10. Тольяттинскому городскому комитету КПСС, парткому Тольяттинского производственного объединения «Синтезкаучук» рассмотреть обстоятельства аварии, и конкретных виновников привлечь к партийной ответственности.

11. Обратить внимание Тольяттинского горкома и Центрального райкома КПСС гор. Тольятти на необходимость дальнейшего улучшения организаторской работы по выполнению постановлений ЦК КПСС и бюро обкома КПСС «О мерах по дальнейшему улучшению охраны труда и технике безопасности в народном хозяйстве».

Потребовать от хозяйственных руководителей предприятий принятия исчерпывающих мер по обеспечению выполнения указаний партии по этому важному вопросу, устранить имеющиеся недостатки в создании безопасных и здоровых условий труда.

12. Горкомом, райкомом КПСС, руководителям партийных, хозяйственных и профсоюзных организаций промышленных предприятий в ноябре-декабре 1981 года обсудить на активах, партийных и рабочих собраниях состояние техники безопасности на предприятиях, наметить меры по предотвращению аварийности и травматизма, укреплению трудовой и производственной дисциплины.

13. Контроль за выполнением данного постановления возложить на отдел нефтяной и химической промышленности обкома КПСС.

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 177, д. 54, л.л. 4-7.


Просмотров: 121


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара