При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Запасная столица. 1941 год. Документы-4

Основной текст

Дополнения из архива Самарского областного суда

Дела о распространении пораженческих настроений, о восхвалении Германии, немецкой техники и оружия.

 

 

Дело б/н

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

27 июня 1945 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего члена облсуда Шепелева, народных заседателей: Потаповской и Семенова, при секретаре Горбуновой, с участием прокурора т. Ереминой, адвоката Геерман, в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

Красюк Егора Харлампиевича, 1903 года рождения, беспартийного, уроженца, с. Слобода Красная, Ладомирского района, Воронежской области, по национальности украинец, был судим нарсудом в 1935 году по ст. 146 п.2 УК – отбыл 3 года лишения свободы, образование Педтехникум, был преподавателем 10 лет в начальной школе, с 1943 года рабочий стройотряда № 4 – кладовщик материального склада 5 конторы на ст. Безымянка Куйбышевской области, проживал в квартире предприятия с 2 детьми 20 и 14 лет, сын был в РККА в Отечественную войну ранен, обвиняемый военнообязанный, от призыва в РККА имел бронь по работе, - в преступлении, предусмотренном ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения подсудимого Красюк и показания свидетелей, а также мнение сторон, находит установленным, что Красюк в течение 1944 года и в начале 1945 года среди рабочих стройтреста в помещении 5 конторы проводил контрреволюционную агитацию.

Установлено, что в феврале 1945 года в присутствии свидетелей Веселовского, Чичерова и других высказал охаивание колхозного строя и измышления клеветнического порядка об экономической жизни трудящихся в Советском Союзе, восхваляя при этом капиталистическую систему ведения сельского хозяйства – единоличников, такие же высказывания Красюк проводил и раньше, т.е. летом 1944 года, о чем суду подтвердил свидетель Суханов.

В марте 1945 года в помещении 5 конторы, в присутствии рабочих стройотряда восхвалял условия жизни населения на временно оккупированной местности в прошлом немцами территории нашей страны и введения немцами «порядки», высказав клеветнические измышления о жизни трудящихся в СССР, о чем суду подтвердили Пташкин и Веселовский.

Одновременно с этим клеветнически отзывался о Героях Советского Союза и подтвердил суду свидетель Веселовский.

В апреле 1945 года среди рабочих стройотряда в помещении конторы высказал слова террористического порядка, против руководителя Советского правительства и ВКП (б) - о чем суду подтвердил свидетель Пташкин и Ларин и другие.

В судебном заседании Красюк вину свою признал частично, однако предъявленное обвинение полностью доказано материалами дела и показаниями свидетелей.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 319, 320 УПК РСФСР, приговорила:

Красюк Егора Харламповича признать виновным по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР и в соответствии с санкцией ст. 58-2 УК подвергнуть к мере наказания - лишению свободы сроком на десять (10) лет с поражением в избирательных правах сроком на три года, без конфискации имущества за неимением такового у осужденного.

Зачесть в срок отбытия наказания предварительное заключение с 30 апреля 1945 года и оставить содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР, в течение 72 часов с момента вручения осужденному копии приговора.

Председательствующий – Шепелев (подпись).

Народные заседатели – Потаповская, Семенов (подписи).

 

***

 

Дело № 7217-1945 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

19-20 июня 1945 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Давыдовой, народных заседателей: Кузнецовой и Семенова, при секретаре Штыковой, с участием прокурора Чечнева, адвокатов Дорофеевой, Овчаровой, Марцинкевич и Журавлева, в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

Жеребцова Ивана Сергеевича, 1895 года рождения, уроженца с. Михайловки, Ворошиловского района, Ставропольского края, русского, беспартийного, неграмотного, женатого, на иждивении никого не имеющего, рабочего 14 цеха завода № 102, не судимого,

Тебякина Егора Никитовича, 1893 года рождения, уроженца села Старо-Марьевки, Старо-Марьевского района, Ставропольского края, женатого, беспартийного, судимого в 1929 году по ст. 111 УК на 6 месяцев исправительно-трудовых работ, меру наказания отбывшего и судимого в 1933 году за хищение государственного хлеба к 1 году 6 месяцам лишения свободы, работавшего истопником на заводе № 102,

Гисцева Афанасия Петровича, 1902 года рождения, уроженца с. Надежды, Старо-Марьевского района, Ставропольского края, русского, беспартийного, малограмотного, женатого, имеющего 3-х детей от 5 до 14 лет, работавшего в цехе № 14 завода № 102 в городе Чапаевске, не судимого, - всех троих в преступлении, предусмотренном ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР, и

Черкасова Григория Ивановича, 1901 года рождения, уроженца села Старо-Марьевки, Старо-Марьевского района, Ставропольского края, русского, беспартийного, малограмотного, женатого, на иждивении имевшего дочь 9 лет, рабочего цеха № 6 завода № 102, не судимого, - в преступлении, предусмотренном ст. 58-3 и ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

Судебная коллегия по уголовным делам, рассмотрев материалы судебного и предварительного следствия, находит установленным, что подсудимые Жеребцов, Тебякин, Гисцев и Черкасов, будучи мобилизованными на работу на завод № 102 в г. Чапаевск и проживая в общежитии «Спортзал», систематически на протяжении 1943-1945 г.г. среди рабочих завода проводили антисоветскую агитацию.

Кроме того, Черкасов, проживая временно на оккупированной немецкими войсками территории в селе Старо-Марьевке Ставропольского края, оказывал помощь оккупантам, работая бригадиром полеводческой бригады с августа 1942 года по февраль 1943 года, посылал колхозников на ремонт дорог для немцев, для перевозки фуража, также давал распоряжения колхозникам и принимал личное участие в сборе с колхозников для немцев яиц, шерсти и вещевого имущества.

Контрреволюционную, антисоветскую агитацию подсудимые проводили:

1. Жеребцов – осенью 1944 года и летом 1945 года среди рабочих восхвалял жизнь на временно оккупированной немцами территории, клеветал на условия жизни трудящихся в Советском Союзе, распространял провокационные слухи о колхозах; в феврале месяце 1944 года и 1945 годах возводил клевету на социалистическую систему с/х и положение трудящихся в Советском Союзе.

В период 1944 и 1945 г.г. высказывал недоверие сообщениям Совинформбюро.

2. Тебякин в 1945 году выступал против социалистического соревнования, клеветнически отзывался о колхозной системе, положении трудящихся в Советском Союзе и распространял клеветнические измышления об отношениях союзников к Советскому Союзу, в феврале месяце 1945 года высказывал недовольство Советской властью и восхвалял дореволюционный строй в России.

3. Подсудимый Гисцев в декабре месяце 1943 года в общежитии «Новый Клуб» высказывал недоверие Советской печати об успехах Красной Армии на фронтах Отечественной войны, весной 1944 года и зимой 1945 года высказывал клевету о социалистической системе сельского хозяйства, экономическом положении трудящихся в Советском Союзе, об отношении Советского правительства к семьям фронтовиков.

4. Черкасов в апреле месяце 1944 года в общежитии «Спортзал» клеветнически отзывался о социалистической системе сельского хозяйства, экономическом положении трудящихся в Советском Союзе, осенью 1944 года восхвалял дореволюционный строй в России, восхвалял порядки немцев на временно оккупированной ими территории и клеветнически отзывался о сообщениях в печати.

Все подсудимые виновными признали себя частично, суд считает, что обвинение в отношении всех подсудимых в систематическом проведении ими контрреволюционной

антисоветской агитации среди рабочих завода № 102 и, кроме того, в отношении Черкасова оказании помощи оккупантам, вполне установлено как частичным признанием вины самим обвиняемым, а также показаниями допрошенных свидетелей Рыженкова, Щепилова, Салиева, Репина, Шляхова, Сороколетова, Матюхина, Томлачева, и в отношении обвинения Черкасова по ст. 58-3 УК обвинение установлено показаниями свидетелей, допрошенных на предварительном следствии, Тарадимова и Никитина, а потому на основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 319, 320 УПК РСФСР, судебная коллегия приговорила:

Жеребцова Ивана Сергеевича, Тебякина Егора Никитовича, Гисцева Афанасия Петровича по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР подвергнуть к лишению свободы сроком на 6 (шесть) лет каждого с поражением избирательных прав на основании ст. 31 п. «а» УК сроком на три года каждого без конфискации имущества за отсутствием такового.

Черкасова Григория Ивановича по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР подвергнуть к лишению свободы сроком на 6 (шесть) лет с поражением избирательных прав на основании ст. 31 п. «а» УК сроком на 3 года без конфискации имущества из-за отсутствия такового, и по ст. 58-3 УК подвергнуть к лишению свободы сроком на десять (10) лет с поражением избирательных прав сроком на 3 года, а по совокупности на основании ст. 49 УК Черкасову  окончательную меру наказания считать десять (10) лет лишению свободы с поражением избирательных прав сроком на 3 года без конфискации имущества из-за отсутствия такового.

В порядке ст. 29 УК зачесть в счет отбытия меры наказания время предварительного заключения – Жеребцову и Черкасову с 20 марта 1945 года, Тебякину и Гисцеву с 25 апреля 1945 года по день вынесения приговора.

Меру пресечения осужденным Тебякину, Жеребцову, Гисцеву и Черкасову оставить без изменения – содержание под стражей.

Взыскать с осужденных Жеребцова Ивана Сергеевича, Тебякина Егора Никитовича, Гисцева Афанасия Петровича и Черкасова Григория Ивановича в пользу юридической консультации № 1 города Куйбышева по сто пятьдесят (150) рублей с каждого.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР, в 72-часовой срок с момента вручения копии приговора осужденным.

Председательствующий – Давыдова (подпись).

Народные заседатели – Кузнецова и Семенов (подписи).

 

***

 

Дело № 7232-1945 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

29 июня 1945 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Шепелева, народных заседателей: Семченко и Емелиной, при секретаре Шатских, с участием прокурора Факторович, адвоката Геерман, в открытом судебном заседании в городе Куйбышеве, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

Касьяна Георгия Ивановича, 1907 года рождения, уроженца с. Бадичаны, Сорокского района, Кишиневской области, Молдавской АССР, по национальности молдаван, образование имеет 4 класса начальной школы, происходит из крестьян, за время оккупации румынскими войсками Молдавской АССР с 1941 по 1944 год имел свой ресторан и магазин стройматериалов, с сентября месяца 1944 года рабочий-слесарь авторемзавода № 16 ПриВО, в преступлении, предусмотренном ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

На основании материалов предварительного и судебного следствия признал Касьяна виновным по ст. 58-10 ч.2 УК в том, что он, будучи враждебно настроенным к Советскому строю, в течение 1944-1945 г.г., работая в качестве слесаря авторемзавода № 16 и проживая в общежитии вместе с другими рабочими, систематически среди рабочих завода и особенно среди рабочих молдаван проводил антисоветскую агитацию, распространял клеветнические измышления в отношении государственного строя в СССР, условий жизни трудящихся в СССР, восхваляя при этом условия жизни народа в буржуазной Румынии.

Касьян, ведя контрреволюционную агитацию, высказывал настроения повстанческого характера, распространяя провокационные слухи и пораженческие настроения по поводу ведения борьбы Красной Армии с немецкими и румынскими захватчиками.

Высказывания антисоветского характера со стороны Касьяна имели место в сентябре, октябре, декабре месяцах 1944 года и в январе, марте месяцах 1945 года.

Виновность Касьяна в полной мере подтверждена показаниями свидетелей Бачман, Тепкова, Калкатина, Ржезач на предварительном и судебном следствии. Показания указанных свидетелей заслуживают полное доверие, и суд не имеет никаких оснований к опровержению их.

Считая виновность Касьяна вполне доказанной, руководствуясь ст.ст. 319, 320 УПК РСФСР, судебная коллегия приговорила:

Касьяна Георгия Ивановича на основании ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР, с применением санкции ст. 58-2 УК, лишить свободы сроком на семь (7) лет с последующим поражением в избирательных правах сроком на три года, но без конфискации имущества за отсутствием такового.

Срок отбытия наказания исчислять с 30 апреля 1945 года.

Меру пресечения осужденному Касьяну Георгию Ивановичу оставить без изменения – содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР в течение 72 часов с момента вручения осужденному копии приговора.

Председательствующий – Шепелев (подпись).

Народные заседатели – Семенченко и Емелина (подписи).

 

***

Дело № 7-240/1945 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

10 июля 1945 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Коновалова, народных заседателей: Безродновой и Астапова, с участием пом. обл. прокурора Чеченева и защиты в лице адвоката Синицына, при секретаре Жевлаковой, рассмотрела в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве дело по обвинению:

Жарова Анатолия Александровича, 1914 года рождения, уроженца гор. Казани, постоянно проживал в городе Чапаевске, по профессии слесарь, работал на заводе № 15 в качестве слесаря, грамотный, русский, беспартийный, ранее не судим, предан суду по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

На основании материалов предварительного и судебного следствия судебная коллегия признала Жарова виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 58-10 ч.2 УК, а конкретно в том, что он, в период времени 1943 г. – январь 1945 г. среди рабочих завода № 15 систематически вел антисоветскую агитацию – распространял провокационные клеветнические измышления о положении трудящихся в СССР и в отношении одного из руководителей ВКП (б) и Советского государства, высказывал недоверие сообщениям Совинформбюро об успехах Красной армии на фронте отечественной войны, восхвалял военную технику немецко-фашистской армии, отрицал зверства немцев.

Виновность Жарова доказана показаниями свидетелей по делу и признанием своей вины самим обвиняемым Жаровым.

Поэтому, руководствуясь ст.ст. 319, 320, 323-326 УПК РСФСР, судебная коллегия приговорила:

Жарова Анатолия Александровича на основании ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР, с санкцией ст. 58-2 УК, лишить свободы сроком на пять лет с последующим поражением в избирательных правах на три года. Конфискации имущества не применять за отсутствием его у Жарова.

Мерой пресечения оставить содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР, через Куйбышевский областной суд, в течение трех суток с момента вручения осужденному копии приговора.

Председательствующий – Коновалов (подпись).

Народные заседатели– Астапов, Безроднова (подписи).

 

***

 

Дело № 7-259-1945 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

26 июля 1945 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего - зам. пред. облсуда Лавровой, народных заседателей: Макаровой и Пановой, при секретаре Горбуновой, с участием прокурора Чеченева, адвоката Апраксиной, в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

Дружинина Дмитрия Васильевича, 1894 года рождения, уроженца Архангельской области, Шенкурского района, села Чушевское, беспартийный, вдов, одинокий, имеет высшее образование, профессор сельскохозяйственного института, не судим, обвиняется по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

Проверив материалы предварительного следствия, выслушав объяснение подсудимого, показания свидетелей, мнение сторон, находит:

Материалами предварительного и судебного следствия установлено, Дружинин, работая профессором Куйбышевского сельскохозяйственного института, вел среди студентов контрреволюционную агитацию. В августе месяце 1944 года он в присутствии свидетеля Вереина, с которым следовал в поезде, высказывал клевету на руководителей Советского правительства, охаивал политику правительства и клеветнически отзывался о колхозном строе в СССР.

В 1944 и 1945 г.г. в общежитии студентов в присутствии Переседовой, Черняйкиной и других Дружинин клеветал на советскую демократию, охаивал жизнь трудящихся в Советском Союзе и восхвалял жизнь в капиталистических странах и фашистской Германии.

В 1944 году написал письмо Иванникову антисоветского содержания. Пытался опорочить политику ВКП (б) и высказывал клеветнические измышления в отношении руководителей партии и Советского правительства.

Все изложенные факты подтверждаются как показаниями свидетелей, так и частичным признанием самого обвиняемого.

Переходя к определению меры наказания, судебная коллегия считает, что действия Дружинина являются социально опасными, почему, руководствуясь ст.ст. 319, 320 УПК РСФСР, приговорила:

Дружинина Дмитрия Васильевича признать виновным по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР и подвергнуть его к мере наказания на восемь (8) лет лишения свободы с поражением поразить в правах на три года.

Зачесть Дружинину предварительное заключение с 28 апреля 1945 года.

Меру пресечения до вступления приговора в законную силу оставить без изменения.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР в течение 72 часов с момента вручения осужденному копии приговора.

Председательствующий – Лаврова (подпись).

народные заседатели – Манова и Макарова (подпись).

 

***

 

Дело б/н

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

16-17 августа 1945 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего члена облсуда Коновалова, народных заседателей: Смирновой и Ермошина, при секретаре Горбуновой, с участием пом. обл. прокурора Чеченева, адвоката Журавлева, в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

Бухман Мери Файкелевны, 1907 года рождения, уроженки города Калинковича, Полесской области, Белорусской ССР, с 1941 года проживающей в селе Водино, Кинельского района, Куйбышевской области, происходит из семьи кустаря, по личному положению служащая, по профессии педагог, имеет высшее педагогическое образование, до ареста по настоящему делу работала преподавателем в неполной средней школе в селе Водино, член ВКП (б) с 19323 года, исключена из партии в апреле 1945 года, по национальности еврейка, одинокая, ранее не судима, предана суду по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

На основании материалов предварительного и судебного следствия судебная коллегия признала Бухман виновной по ст. 58-10 ч.2 УК в том, что она, проживая в селе Водино, Кинельского района, Куйбышевской области, вела среди населения антисоветскую агитацию. Факты антисоветской агитации Бухман неоднократно имели место в период времени 1943-1945 г.г., конкретно:

В сентябре 1943 года в разговоре с Ивановым /свидетель по делу/, в ноябре 1944 года в разговоре с Ионовым /свидетель по делу/,  в конце 1944 года и в начале 1945 года в помещении сельсовета в присутствии ряда лиц Бухман высказывала отрицание зверств, чинившихся немцами на советской территории, которую временно захватывали немецко-фашистские войска, причем Бухман ссылалась на свои наблюдения во время пребывания ее в июне-августе 1941 года на территории, временно захваченной немцами, в январе и феврале 1945 года в разговоре с Богдановым /свидетель по делу/,  в присутствии других лиц, рассказала немецко-фашистский вымысел о мощи военно-воздушной техники Красной Армии, неоднократно в 1944 и 1945 г.г. в разговорах с отдельными лицами Борисовым, Ионовой и однажды на собрании колхозников распространила клеветнический вымысел о материальном положении колхозников.

Виновность Бухман в совершении вышеописанного преступления доказана показаниями свидетелей: Горошилова, Борисова, Марченко, Глубоковой, Богданова, Иванова, Ионовой.

Обвиняемая Бухман не признала себя виновной, хотя не отрицала, что в разговоре со свидетелем Богдановым она действительно говорила о советской авиации, так как показал свидетель Богданов, что однажды в помещении сельсовета, после чтения газетного материала о немецких зверствах, она действительно на вопросы присутствующих ответила, что, будучи на оккупированной немцами Советской территории, она не наблюдала немецких зверств.

По поводу показаний свидетелей, изобличающих Бухман в антисоветской агитации, она Бухман заявила суду, что обвинительный материал против нее создан по инициативе и под влиянием свидетелей Новоселицкой (председатель сельсовета), Горошилова и Борисова (председатель колхоза) на почве существовавших у нее с этими лицами трений.

Исследовав это объяснение обвиняемой Бухман, судебная коллегия признала неосновательным такое объяснение, да и сама обвиняемая Бухман в конечном результате судебного следствия, по существу, отказалась от этой версии, причем показала, что со свидетелями: Глубоковой, Богдановой, Ивановым и Ионовой - у ней вполне нормальные взаимоотношения.

Таким образом, проверив судебным следствием показания свидетелей и исследовав объяснение обвиняемой Бухман, суд признал, что не доверять показаниям свидетелей по делу нет оснований.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 319, 320 УПК РСФСР, судебная коллегия, приговорила:

Бухман Мери Файкелевну на основании ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР, с санкцией ст. 58-2 УК, лишить свободы сроком на пять лет с последующим поражением в избирательных правах на три года. Принадлежащие Бухман облигации Госзаймов на 2490 рублей конфисковать в доход государства.

Срок отбытия наказания Бухман на основании ст.29 УК исчислять с 26 апреля 1945 года. Судебные издержки по делу возложить на осужденную Бухман. Мерой пресечения оставить содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР, через Куйбышевский облсуд, в течение 72 часов с момента вручения осужденному копии приговора.

Председательствующий – Коновалов (подпись).

Народные заседатели – Смирнова и Ермошин (подпись).

 

***

 

Дело б/н

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

14 сентября 1945 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего члена облсуда Шепелева, народных заседателей: Матвеева и Кусова, при секретаре Радаевой, с участием прокурора тов. Чеченева, адвоката тов. Орлова, в закрытом судебном заседании в городе Чапаевске, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

Жукова Ильи Николаевича, 1898 года рождения, уроженца села Кинель-Черкассы, того же района, Куйбышевской области, беспартийный, не судим, женат, 2 чел. член. семьи, образование – сельская школа, по соцположению крестьянин, с 1942 года по направлению райвоенкомата рабочий завода №309 в г. Чапаевске, проживал в общежитии - в преступлении, предусмотренном ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения свидетелей и мнение сторон, находит установленным, что в течение 1944-1945 года среди рабочих завода №309 в г. Чапаевске Жуков проводил контрреволюционную агитацию. Установлено, что в ноябре месяце 1944 года в общежитии среди рабочих Жуков высказывал контрреволюционные измышления в отношении Советского строя, а также о материальных условиях жизни трудящихся в Советском Союзе, при этом восхвалял фашистский строй.

В 1945 году в феврале месяце также среди рабочих завода в общежитии высказал клевету о колхозах и условиях жизни колхозников, а также на руководителей Советского правительства.

В апреле 1945 года также среди рабочих завода в общежитии повторно высказал клевету в отношении Советской власти и колхозов.

Свою вину в суде признал Жуков частично, однако предъявленное обвинение полностью доказано материалами дела и свидетельскими показаниями Давыдова, Власова, Колесникова, Новосельцева и других.

В силу изложенного и руководствуясь ст.ст. 319, 320 УПК РСФСР, приговорила:

Жукову Илью Николаевича признать виновным по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР и в соответствии с санкцией ст. 58-2 УК подвергнуть мере наказания лишению свободы сроком на шесть лет (6 лет) с поражением поразить избирательных прав сроком на три года, без конфискации имущества за неимением такового у осужденного.

Зачесть в срок отбытия наказания срок предварительного заключения с 25 июня 1945 года и оставить Жукову содержание под стражей.

За выступление в суде адвоката Орлова взыскать с Жукова в пользу Чапаевской юридической консультации 250 рублей.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР в срок 72 часа с момента вручения осужденному копии приговора.

Председательствующий – Шепелев (подпись).

Народные заседатели – Матвеев и Кусов (подписи).

 

***

 

Дело № 7273-1945

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

4 октября 1945 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Шепелевой, народных заседателей: Зотова и Нестерова, при секретаре Першине, с участием прокурора Евсеева, адвоката Дьяковского, в закрытом судебном заседании в с. Елховке, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

Тараканова Ивана Дмитриевича, 1884 года рождения, уроженец г. Ленинск, Сталинградской области, русского, грамотного, беспартийного, в прошлом дважды судимого по ст. 162 УК, меру наказания отбывшего, работавшего пожарником в с. Лопатино, в преступлении, предусмотренном ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

Проверив материалы предварительного следствия в судебном заседании, судебная коллегия установила:

Тараканов, проживая в с. Лопатино, на протяжении первой половины 1945 года систематически среди населения проводил антисоветскую агитацию. В феврале и марте 1945 года в кузнице колхоза им. 1-го мая в присутствии кузнеца Моисенок возводил клевету на Советское правительство, распространял провокационные слухи о Советской власти, о колхозах и советской прессе. В марте месяце 1945 года в помещении сельсовета в присутствии свидетеля Беляева вел антисоветскую пораженческую агитацию, восхвалял армию Германии и клеветал на руководителя ВКП (б) и Советского правительства. В правлении колхоза «1-е мая», тоже в марте месяце, высказывал клевету на одного из руководителей ВКП (б) и Советского правительства. В присутствии счетовода колхоза Стаканова в апреле месяце 1945 года в правлении колхоза с антисоветских позиций критиковал колхозную систему хозяйства и проводимые мероприятия СССР. У себя на квартире в мае месяце 1945 года возводил клевету на Советское правительство и советскую прессу в вопросе победы над Германией. В июне месяце 1945 года в помещении сельсовета в присутствии Волгушева, Летяевой высказывал клеветнические измышления в отношении одного руководителя ВКП (б).

В преступной деятельности Тараканов со всей полнотой уличен показаниями свидетелей Стаканова, Стакановой, Волгушева, Летяева, Моисенок, Беляева, Летяева и признанием самого подсудимого на предварительном следствии.

Заявление Тараканова на суде о том, что свидетели на него дают ложные показания, неправильно истолковывают сказанное им среди населения, не заслуживает внимания, так как все свидетели, совершено не заинтересованные в исходе дела, дали суду четкие и тождественные показания с показаниями, данными ими на предварительном следствии, и суд не имеет никаких оснований выражать недоверие прошедшим по делу свидетелям.

На основании изложенного судебная коллегия, руководствуясь ст.ст. 319, 320 УПК РСФСР, приговорила:

Тараканова Ивана Дмитриевича на основании ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР, в соответствии с санкцией ст. 58-2 УК, лишить свободы сроком на шесть (6) лет с поражением в избирательных правах после отбытия меры наказания на три года. Конфискацию имущества не применять из-за отсутствия такового.

На основании ст. 29 УК зачесть предварительное заключение с 23/УI-1945 года по день вынесения приговора.

Меру пресечения осужденному оставить содержание под стражей.

Взыскать с осужденного Тараканова Ивана Дмитриевича 250 рублей за выступление адвоката в пользу юридической консультации №1 города Куйбышева.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР в 72-х часовой срок с момента вручения осужденному копии приговора.

Председательствующий – Шепелева (подпись).

Народные заседатели –  Зотов и Нестеров (подписи).

 

***

 

Дело № 7344-1945 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

15-16 октября 1945 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего члена облсуда Шепелева, народных заседателей: Майорова и Смирновой, при секретаре Машановой, с участием прокурора Соболева, адвокатов Болотина и Лившиц, в закрытом судебном заседании в городе Сызрани, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

Бойко Алексея Кузьмича, 1897 года рождения, уроженец с. Деречин, Порецкого района, Волынской области, украинец, гражданин СССР, из крестьян, беспартийный, малограмотный, в 1941 году был осужден особым Совещанием при НКВД СССР и выслан с семьей в Красноярский край, был амнистирован как бывший Польский гражданин, в 1944 году работал молотобойцем в шахте Кашпир-Рудник Куйбышевской области, проживал в общежитии предприятия - в преступлении, предусмотренном по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

Жуган Федота Михайловича, 1894 года рождения, уроженец с. Красноволя Цуманского района, Волынской области, украинец, гражданин СССР, беспартийный, не судим, из крестьян, малограмотный, до 1944 года проживал в своем селе на оккупированной немцами территории, с 16 марта 1944 года был военкоматом призван в Красную Армию, переведен в нестроевые и направлен на работу в Кашпир-Рудник Куйбышевской области, работал откатчиком, проживал в общежитии предприятия - в преступлении, предусмотренном по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснение подсудимых, показания свидетелей и мнение сторон, находит установленным, что подсудимые Бойко и Жуган, будучи враждебно настроенным к Советскому строю, проживая в общежитии предприятия, среди рабочих Кашпир-Рудник проводили контрреволюционную агитацию.

Установлено, что в мае-июне 1945 года в общежитии рабочих во время беседы по вопросу выезда представителей Украинской и Белорусской ССР на конференцию объединенных наций в Сан-Франциско подсудимый Бойко высказался за создание самостоятельного Украинского государства, ликвидацию Советской власти на Украине, а подсудимый Жуган, поддержав Бойко, высказал такое же мнение и надежду на отделение Украины от СССР.

Установлено, что в период с марта до июля 1945 года Бойко и Жуган неоднократно в беседах с рабочими в общежитии Кашпир-Рудник, восхваляя жизнь в условиях буржуазной Польши, возводя при этом клевету на советскую действительность и положение жизни трудящихся в СССР, делали высказывания против колхозного строя, восхваляя при этом единоличную систему сельского хозяйства.

В начале 1945 года, также в помещении общежития предприятия, подсудимый Бойко неоднократно в присутствии свидетелей рабочих Кашпир-Рудник клеветнически отзывался об отношении Союзных стран к СССР. Клеветнически с антисоветских позиций истолковывал вопрос открытия церквей в ряде мест СССР, высказав при этом надежду на ликвидацию колхозного строя.

В июле 1945 года Бойко в беседе с рабочими Вовчин и другими по вопросу о воссоединении Закарпатской Украины с Советским Союзом высказал ненависть к Советской власти.

В начале 1945 года в беседе с рабочими Кашпир-Рудник подсудимый Жуган восхвалял жизнь и порядки, установленные немцами на ранее оккупированной территории, возводил при этом клевету на Красную Армию и пытался опровергнуть сообщения Советской печати о зверствах немцев над мирным населением.

В то же время, также среди рабочих в общежитии подсудимый Жуган рассказывал о жизни на оккупированной территории, восхвалял немецкую технику и с антисоветских позиций отзывался о Красной Армии.

Свою вину в суде подсудимые Бойко и Жуган признали, кроме того, в предъявленном обвинении оба они изобличены свидетельскими показаниями свидетелей Вовчик, Надеха, Швед, Циздель и Кондратьева в судебном заседании и по материалам дела.

В силу изложенного и руководствуясь ст.ст. 319, 320 УПК РСФСР, приговорила:

Бойко Алексея Кузьмича и Жуган Федота Михайловича признать виновными по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР и в соответствии с санкцией ст. 58-2 УК, подвергнуть к мере наказания лишению свободы сроком на восемь лет (8 лет) каждого, с поражением в избирательных правах сроком на пять лет каждого. Без конфискации имущества, за неимением таковой у осужденных.

Зачесть предварительное заключение в срок отбытия наказания осужденным Бойко с 31 июля 1945 года, а Жуган с 20 августа 1945 года и обоим им оставить содержание под стражей до вступления приговора в законную силу.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР, в течение 72 часов с момента вручения осужденным копии приговора.

Председательствующий – Шепелев (подпись).

народные заседатели – Майоров и Смирнова (подписи)

 

***

 

Дело № 7-342/1945 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

16-17 октября 1945 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего члена облсуда Коновалова, народных заседателей: Астапова и Смеловой, при секретаре Штыковой, с участием прокурора Чеченева, адвокатов Апраксиной и Михина, в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве рассмотрела уголовное дело по обвинению:

Извекова Михаила Михеевича, 1904 года рождения, уроженца села Хворостянка, Хворостянского района, Куйбышевской области, до ареста по делу проживал и работал полеводом в совхозе «Маяк» Чапаевского района, Куйбышевской области, имеет неполное среднее образование, беспартийный, в силу ст. %% УК считается не судимым, русский, семейный.

Рузанова Павла Афанасьевича, 1894 года рождения, уроженца села Воскресенка, Молотовского района, Куйбышевской области, до ареста по делу проживал и работал в качестве медицинского фельдшера в совхозе «Маяк» Чапаевского района, Куйбышевской области, окончил в 1939 году медицинский техникум, беспартийный, ранее не судим, русский, семейный – оба признаны по суду по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

На основании материалов предварительного и судебного следствия судебная коллегия признала Извекова и Рузанова виновными по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР в том, что они, работая в совхозе «Маяк», вели среди служащих и рабочих совхоза антисоветскую агитацию, конкретно: Извеков в 1945 году в квартире Рузанова в антисоветской клеветнической форме отозвался в связи с награждением высшей правительственной наградой одного из руководителей ВКП (б) и Советского государства, в апреле 1945 года враждебно высказался о коммунистах, неоднократно распространял антисоветские измышления в отношении социалистической системы в СССР, восхваляя в то же время капиталистическую систему хозяйства. Рузанов в 1944 и 1945 годах в помещении медамбулатории около своей квартиры и в других местах территории совхоза «Маяк» распространял клеветнические измышления о Красной Армии, об отношениях союзных государств к СССР, высказывал враждебные суждения о советской социалистической системе хозяйства и восхваление частнокапиталистической системы.

Подсудимый Рузанов частично признал себя виновным, подсудимый Извеков не признал себя виновным, виновность Рузанова и Извекова в совершении вышеописанного преступления в полной мере доказана показаниями свидетелей: Борисова, Серебрякова, Шишкина, Вахминцева, не доверять которым нет оснований, а заявление подсудимого Извекова о личных счетах в отношении его со стороны свидетелей Борматова, Серебрякова, Вахминцева несостоятельно, к этому убеждению судебная коллегия пришла, проверив на судебном следствии указанное заявление Извекова.

Виновность Извекова доказана также и показаниями подсудимого Рузанова.

На основании изложенного судебная коллегия, руководствуясь ст.ст. 319, 320 УПК РСФСР, приговорила:

Извекова Михаила Михеевича и Рузанова Павла Афанасьевича на основании ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР, с санкцией ст. 58-2 УК, лишить свободы сроком на пять лет каждого с последующим поражением в избирательных правах на три года каждого; конфискации имущества не применять.

Срок отбытия наказания Извекову и Рузанову исчислять с 31 июля 1945 года.

Меру пресечения Извекову и Рузанову оставить содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР, через Куйбышевский облсуд, в течение 72 часов с момента вручения осужденному копии приговора.

Председательствующий – Коновалов (подпись).

народные заседатели – Астапов и Смелова (подписи).

 

***

 

Дело № 7-316/1945 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

17 ноября 1945 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Коновалова, народных заседателей: Булкиной и Емелиной, при секретаре Жевлаковой, с участием прокурора Ереминой, адвоката Егорова, в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве рассмотрела уголовное дело по обвинению:

Нуичевой Евгении Алексеевны, родившейся в 1897 году, уроженки и жительницы города Куйбышева, Куйбышевской области, по профессии портниха, работала в артели им. Крупской, русская, грамотная, беспартийная, одинокая, ранее не судима – предана суду по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

На основании материалов предварительного и судебного следствия судебная коллегия признала доказанной виновность Нуичевой по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР в том, что она в период времени 1943-1945 г.г. неоднократно среди окружающих ее лиц вела антисоветскую агитацию: клеветала в отношении советских газет, отрицая издевательства немцев, распространяла неверие в победу над немецко-фашистскими захватчиками и антисоветские измышления о положении трудящихся в СССР, высказывала провокационные вымыслы в связи с введением в Красной Армии погон и офицерских званий.

Нуичева не признала себя виновной и объяснила, что свидетели дали против неё неправильные показания на почве личных счетов. Исследовав это объяснение подсудимой Нуичевой, судебная коллегия пришла к убеждению о неосновательности такого объяснения.

Со свидетелем Черенковым не было у Нуичевой никакого конфликта из-за квартиры, а то обстоятельство, что свидетель Глинская не подтвердила показаний Черенкова, не опровергают его показаний, т.к. свидетель Глинская могла не обратить внимания на суждения и высказывания Нуичевой в силу своего развития в политическом отношении. Нет никаких оснований поверить заявлению Нуичевой, что свидетель Чернышев дал неправильные показания под влиянием свидетельницы Далматовой.

Несостоятельно заявление Нуичевой и о том, что свидетельница Далматова дала неправильные показания на почве того, что она, Нуичева, противодействовала установлению брачных отношений между Далматовой и отцом обвиняемой Нуичевой. Это видно хотя бы из того обстоятельства, что отец Нуичевой умер в 1942 году, а знакомство Далматовой с Нуичевой возникло позднее.

Поэтому судебная коллегия признала, что показания свидетелей Черенкова, Далматова и Чернышева заслуживают доверия и должны быть положены в основу обвинительного приговора в отношении Нуичевой.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 319, 320, 323-326 УПК РСФСР, судебная коллегия приговорила:

Нуичеву Евгению Алексеевну на основании ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР, с санкцией ст. 58-2 УК, лишить свободы сроком на шесть с последующим поражением в избирательных правах на три года и с конфискацией в доход государства всего имущества Нуичевой, поименованного в описях.

Срок отбытия наказания Нуичевой исчислять с 26 марта 1945 года. Находившееся у Нуичевой старое пальто синего цвета в распоротом виде и пять метров ткани зеленого цвета возвратить Резниковой Бунете Даниловне по принадлежности, как принадлежащее ей.

Меру пресечения оставить содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР, через Куйбышевский облсуд, в течение 72 часов с момента вручения копии приговора осужденной.

Председательствующий – Коновалов (подпись).

Народные заседатели – Емелина, Булкина (подписи).

 

***

 

Дело № 5-290-1946 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

26 августа 1946 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего члена облсуда - Шепелева, народных заседателей: Ивановой и Леушиной, при секретаре Жевлаковой, с участием прокурора тов. Ереминой, адвоката тов. Виноградова, в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

Кацевман Льва Вульфовича, 1895 года рождения, уроженец гор. Киева, где проживал до 1923 года, после чего до 1941 года проживал в гор. Москве, а позднее до дня ареста проживал в гор. Куйбышеве, прибыв по эвакуации с заводом «Шарикоподшипник», беспартийный, не судим, образование высшее, окончил в 1923 году Институт народного хозяйства в г. Киеве, имеет звание инженер-экономист, работал на заводе «Шарикоподшипник», в должности начальника планово-экономического бюро с окладом в 1000 рублей, семейный, проживал в квартире завода, в период Отечественной войны имел бронь от призыва в РККА - в преступлении, предусмотренном ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

Судебная коллегия, проверив материал дела, выслушав объяснение подсудимого и показания свидетеля, а также мнение сторон, находит установленным, что в течение 1944-1945 г.г. подсудимый Кацевман, работая на заводе, среди своего окружения неоднократно проводил контрреволюционную агитацию.

Установлено, что осенью 1944 года в конторе завода высказал клеветнические измышления об экономическом положении колхозников, пытаясь доказать необходимость изменения колхозной системы, что в суде подтвердил свидетель Головизин, не отрицал также и лично подсудимый.

Установлено, что в конце 1944 года в квартире свидетеля инженера завода Головизина при выпивке подсудимый с антисоветских позиций в своем высказывании отзывался о Советской демократии, восхваляя при этом демократию капиталистических стран.

Установлено, что также в конце 1944 года или начале 1945 года в квартире свидетеля Головизина подсудимый высказал недовольство Указом Президиума Верховного Совета СССР о запрещении самовольного ухода рабочих с предприятий, дискредитируя при этом Советское правительство, что в суде подсудимый признал, подтвердил также свидетель.

Установлено по признанию подсудимого и показаниям свидетеля, что в начале 1945 года он, Кацевман, вновь высказал клевету на Советское правительство и измышления по поводу «нового» демократического правительства.

Таким образом, свою вину в суде Кацевман признал, изобличен в преступлении полностью показаниями свидетеля Головизина, считать поэтому доказанным предъявленное обвинение.

Об участии в Троцкистской группе Кацевмана и связи с ее участниками в суде Кацевман отказался, заявил, что такие показания он дал ложно сам на себя, а других доказательств, изобличающих Кацевмана в организационной деятельности против Советской власти, ни по материалам дела и в судебном заседании не усматривается.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 319, 320 УПК РСФСР, приговорила:

Кацевман Льва Вульфовича признать виновным по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР, в соответствии с санкцией ст. 58-2 УК подвергнуть наказанию лишению свободы сроком на пять (5) лет с поражением в избирательных правах после отбытия срока наказания на три года, без конфискации имущества за неимением такового у осужденного.

В силу ст. 29 УК зачесть предварительное заключение осужденному с 7 июня 1945 года в срок отбытия наказания, оставить содержание под стражей, возложив на осужденного могущие быть по делу судебные издержки.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР в течение 72 часов с момента вручения осужденному копии приговора.

Председательствующий – Шепелев (подпись).

Народные заседатели – Иванова и Леушина (подписи).

 

***

 

Дело № 6234-1947 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

11 августа 1947 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Лавровой, народных заседателей: Цирлис и Ирошниковой, при секретаре Штыковой, с участием прокурора Соболева, адвоката Вакулиной, в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

Афишина Петра Ивановича, 1916 года рождения, уроженца села Танаевка, Кондольского района, Пензенской области, русский, беспартийный, образование высшее медицинское, по профессии врач-хирург, с 1941 года по 1945 год находился в Германии в плену, последнее место работы зав. больницей, не судим, - обвиняется по ст. 58-3 и по ст. 58-10 ч.1 УК РСФСР.

Проверив материалы дела, заслушав объяснение подсудимого, показания свидетелей и мнение сторон, находит:

Как установлено материалами судебного следствия, Афишин в 1941 году в сентябре месяце был пленен немцами, находясь в плену, он в 1944 году в городе Эгар, а затем городе Линц работал в школе воспитанников «СС» санитаром санчасти, носил там немецкую форму, установленную там для воспитанников «СС».

Возвратившись из плена, Афишин, работая в Сосновской больнице, он в течение 1946-1947 г.г. проводил контрреволюционную агитацию. В декабре 1946 года в беседе с Мамыкиным высказывал клевету и ненависть по отношению к одному из руководителей ВКП (б) Советского правительства. В 1947 году в беседе с Дьяковым восхвалял капиталистический строй фашистской Германии и клеветал на колхозный строй в СССР. В беседе со свидетелем Горюновым клеветал на экономическое положение трудящихся в СССР и восхвалял фашистскую Германию. В 1947 году, будучи на ст. Похвистнево совместно с Мамыкиным, высказывал в присутствии Мамыкина клеветнические измышления на одного из руководителей партии и Советского правительства.

Вину свою Афишин признал полностью, и также его обвинение доказано показаниями свидетелей Мамыкина, Горюнова, Дьякова. Посему, руководствуясь ст.ст. 319, 320 УПК РСФСР, приговорила:

Афишина Петра Ивановича признать виновным по ст. 58-3 и по ст. 58-10 ч.1 УК РСФСР. Подвергнуть его к мере наказания по ст. 58-3 УК на десять лет лишения свободы и по ст. 58-10 ч.1 УК РСФСР на десять лет лишения свободы с поражением в правах на 5 лет.

По совокупности в порядке ст. 49 УК РСФСР меру наказания считать десять лет лишения свободы с поражением в избирательных правах на пять лет. Зачесть ему предварительное заключение с 31 мая 1947 года. Меру пресечения оставить содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР, в течение 72 часов с момента вручения копии приговора осужденному.

Председательствующий – Лаврова (подпись).

Народные заседатели – Цирлис и Ирошникова (подписи).

 

***

 

Дело № 6379-1947 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

17 декабря 1947 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Орешина, народных заседателей: Дубовкина и Пановой, при секретаре Жевлаковой, с участием прокурора Чеченева, адвоката Гаврилова, в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

Сеттарова Сеит Осман, 1912 года рождения, уроженца деревни Костель, Акмечатского района, Крымской области, из крестьян-середняков, беспартийного, татарина, с незаконченным средним образованием, женатого, не судимого, работавшего в совхозе Хворостянской сенобазы «Нефтегазстроя» рабочим с 1945 года, административно переселенного из Крыма в 1944 году, в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 58-3 и 58-10 ч.2 УК РСФСР.

Материалами предварительного и судебного следствия судебная коллегия установила:

Сеттаров, находясь на службе в Советской Армии, в декабре 1941 года на Крымском участке фронта сдался в плен к немцам, откуда прибыл домой в декабре 1941 года. Проживая у себя дома на временно оккупированной немцами Советской территории в деревне Костель, Сеттаров состоял на службе у немецких властей, т.е. работал старостой в деревне Костель. Работая старостой, давал сведения немецким властям о наличии в деревне трудоспособного населения, о количестве скота, отправлял для немецкой армии скот, хлеб и другие продукты питания, собранное все это с населения. Кроме того, в 1943 и 1944 годах Сеттаров среди населения вел профашистскую агитацию, направленную против Советской власти.

Преступления Сеттарова на суде подтвердились показаниями свидетелей, частичным признанием самого подсудимого и другими материалами дела.

На основании изложенного суд признал Сеттарова виновным в активном пособничестве немецким властям с декабря 1941 года по апрель 1944 года и в антисоветской агитации, т.е. в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 58-3 и 58-10 ч.2 УК РСФСР.

Руководствуясь ст.ст. 319, 320 УПК РСФСР, приговорила:

Сеттарова Сеит Османа по ст. 58-3 УК РСФСР лишить свободы в исправительно-трудовых лагерях сроком на семь лет, с поражением в правах по п.п. а, б, в ст. 31 УК РСФСР на три года и с конфискацией лично ему принадлежащего имущества, и его же по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР лишить свободы в исправительно-трудовых лагерях сроком на семь лет, с поражением в правах по п.п. а, б, в ст. 31 УК РСФСР на три года и с конфискацией лично ему принадлежащего имущества. По совокупности совершенных им преступлений на основании ст. 49 УК РСФСР Сеттарову Сеит Осману окончательную меру наказания определить по ст. 58-3 УК РСФСР, с санкцией по ст. 58-2 УК РСФСР, на семь лет лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях, с поражением в правах по п.п. а, б, в ст. 31 УК РСФСР на три года и с конфискацией лично ему принадлежащего имущества.

Начало срока отбытия наказания с зачетом предварительного заключения исчислять с 1 октября 1947 года.

Меру пресечения осужденному оставить содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР, через облсуд, в течение 72 часов с момента вручения копии приговора осужденному.

Председательствующий – Орешин (подпись).

Народные заседатели – Дубовкин и Панова (подписи).

 

***

 

Дело № 183-1948 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

13 февраля 1948 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Орешина, народных заседателей: Дуброва и Барсукова, при секретаре Штыковой, с участием прокурора Чеченева, адвокатов Назарова, Маненко и Пучиньянц, в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве, рассмотрев уголовное дело по обвинению граждан СССР:

Патина Александра Николаевича, он же Бузунов Иван Степанович, 1905 года рождения, уроженца села Чернуха, того же района, Горьковской области, из крестьян-кулаков, русского, беспартийного, грамотного, женатого, дважды судимого в 1940 г. и 1947 году по Указу от 23 июня 1940 года за прогул, работавшего на новом элеваторе в городе Куйбышеве мотовозистом с 1945 года, в преступлении, предусмотренном ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

Феоктистова Николая Григорьевича, 1893 года рождения, уроженца села Березовый Гай, Дубово-Умётского района, Куйбышевской области, из крестьян-середняков, русского, беспартийного, грамотного, женатого, судимого в 1933 году по ст. 109 УК РСФСР на пять лет лишения свободы, работавшего завхозом на новом элеваторе в городе Куйбышеве, и

Викулина Павла Аполлоновича, 1882 года рождения, уроженца сельца Хмелевец, Крапивинского уезда, Тульской губернии, русского, из мещан, беспартийного, грамотного, женатого, не судимого, кладовщика на новом элеваторе, обоих в преступлениях, предусмотренных ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

На основании материалов предварительного и судебного следствия судебная коллегия установила:

Подсудимые Патин, Феоктистов и Викулин, будучи антисоветски настроенными, среди рабочих элеватора систематически вели контрреволюционные разговоры, направленные против Советской власти.

Так, Патин в 1947 году вел контрреволюционные разговоры, направленные против каждого мероприятия ВКП (б) и Советского правительства, клеветал на условия жизни трудящихся в СССР, в то же время восхвалял преимущества капиталистической системы хозяйства и условия жизни в буржуазных странах.

Феоктистов и Викулин, начиная с 1941 по 1947 годы клеветали на социалистическую систему хозяйства, на условия жизни трудящихся в СССР, в то же время восхваляли условия жизни в капиталистических странах, оскорбительно высказывались о руководителях ВКП (б) и Советского государства, в годы войны высказывали пораженческие настроения и неверие в победу Советской армии, распространяли клевету по вопросу политики Советского правительства в отношении религии и введении погон в Советской армии. Причем Викулин хранил у себя контрреволюционную троцкистскую литературу.

Преступление всех подсудимых на суде подтвердилось признанием самих подсудимых, показаниями свидетелей и другими материалами дела.

На основании изложенного суд признал Патина, Феоктистова и Викулина виновными в антисоветской агитации, т.е. в преступлении, предусмотренном: Патина-Бузунова по ст. 58-10 ч.1 УК РСФСР, Феоктистова и Викулина по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

Руководствуясь ст.ст. 319, 320 УПК РСФСР, приговорила:

Патина Александра Николаевича, он же Бузунов Иван Степанович, по ст. 58-10 ч.1 УК РСФСР, Феоктистова Николая Григорьевича и Викулина Павла Аполлоновича по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР, с санкцией ст. 58-2 УК РСФСР, лишить свободы в исправительно-трудовых лагерях сроком на десять лет каждого, с поражением в правах по п. п. а, б, в ст. 31 УК РСФСР на пять лет каждого, и Феоктистова и Викулина с конфискацией лично им принадлежащего имущества.

Начало срока отбытия наказания с зачетом предварительного заключения исчислять: Патину с 30 октября 1947 года, Феоктистову с 22 ноября 1947 года и Викулину с 26 ноября 1947 года.

Вещественное доказательство «книга» об уроках октября уничтожить.

Меру пресечения всем осужденным оставить содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР, через Куйбышевский облсуд, в течение 72 часов с момента вручения осужденному копии приговора.

Председательствующий – Орешин (подпись).

Народные заседатели –  Дубров и Барсуков (подписи).

 

Пред. Орешин                                                                                Дело № 46-08-32-1948 г.

Определение

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР в составе: председательствующего Степановой, членов: Попова и Долматова, рассмотрела в судебном заседании от 1 марта 1948 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Патина А.Н.-Бузунова И.С., Феоктистова Н.Г. и Викулина П.А. на приговор Куйбышевского Областного суда от 13-14 февраля 1948 года, по которому:

Патин Александр Николаевич - Бузунов Иван Степанович, 1905 года рождения, уроженец села Чернухи, Чернухинского района, Горьковской области, грамотный, по социальному происхождению из семьи крестьянина-кулака, беспартийный, ранее судимый в 1940 г. и 1947 годах по Указу от 26 июня 1940 года.

Феоктистов Николай Григорьевич, 1893 года рождения, уроженец села Березовый Гай, Дубово-Уметского района, Куйбышевской области, грамотный, беспартийный, судимый в 1933 году по ст. 109 УК к пяти годам лишения свободы.

Викулин Павел Аполлонович, 1882 года рождения, уроженец сельца Хмелевец, Крапивенского района, Тульской области, беспартийный, грамотный, ранее не судим.

Осуждены: Патин А.Н. - Бузунов И.С. по ст. 58-10 ч.1 УК РСФСР, Феоктистов Н.Г. и Викулин П.А. на основании ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР, с санкцией ст. 58-2 УК, к лишению свободы, все трое сроком на десять лет каждый, с отбыванием в исправительно-трудовых лагерях, с поражением в правах, предусмотренных п. п. а, б, в ст. 31 УК РСФСР сроком на пять лет каждый, и с конфискацией лично принадлежащего имущества Феоктистову и Викулину.

Заслушав доклад члена суда Попова, судебная коллегия установила:

Патин, Феоктистов и Викулин признаны судом виновными в том, что они среди окружавших лиц проводили антисоветскую агитацию.

Патин в 1947 года возводил клевету на мероприятия ВКП (б) и Советского правительства, на условия жизни трудящихся в СССР и восхвалял условия жизни населения в капиталистических странах.

Феоктистов и Викулин в 1941-1947 годах систематически проводил антисоветскую агитацию среди окружавших их лиц, возводили клевету на материальное положение трудящихся в СССР, высказывал пораженческие настроения в отношении СССР в войне с фашистской Германией, восхваляли условия жизни населения в капиталистических странах. Кроме того, Викулин хранил у себя книгу, в которой имеются отдельные статьи контрреволюционного содержания.

Виновными себя Патин, Феоктистов и Викулин признали, в кассационных жалобах они просят о снижении меры наказания. Проверив материалы дела и рассмотрев жалобы осужденных, судебная коллегия не находит оснований к изменению приговора суда. Мера наказания определена судом осужденным Патину, Феоктистову и Викулину в соответствии с содеянным и социальной опасностью совершенного преступления, поэтому просьбы их, изложенные в жалобах, о снижении меры наказания, не подлежат удовлетворению.

Председательствующий Степанова (подпись).

 

***

 

Дело № 1148/1948 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

14 мая 1948 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего члена облсуда Коновалова, народных заседателей: Студитского и Зайцева, при секретаре Штыковой, с участием прокурора мл. советника юстиции Чеченева, адвоката Соколовой М.А., в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве, рассмотрела уголовное дело по обвинению:

Махова Андрея Михайловича, 1893 года рождения, уроженца села Преполовенка, Чапаевского района, Куйбышевской области, до ареста проживавшего в городе Куйбышеве, работавшего слесарем в «Совхозстрое», русского, беспартийного, с низшим образованием, не судимого, преданного суду по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

На основании материалов предварительного и судебного следствия судебная коллегия признала Махова виновным в том, что, вследствие своей враждебности к Советскому строю, он вел антисоветскую агитацию в 1938 году, в 1942 году, т.е. в военное время, и в 1946 и 1947 г.г.

Конкретно: в 1938 году в своей квартире и в квартире Спирина в разговорах со Спириным неоднократно высказывал враждебность к Советской власти, восхвалял врагов народа и распространял клеветнические измышления в отношении одного из руководителей ВКП (б) и Советского правительства.

В сентябре и октябре 1942 года в присутствии ряда лиц восхвалял врагов народа, высказывал пораженческие настроения в отношении СССР в войне с немецко-фашистскими захватчиками.

Неоднократно весной 1946 года в разговорах с рабочим Платоновым высказывал клеветнические вымыслы в отношении одного из руководителей ВКП (б) и Советского правительства, распространял клевету в отношении Советской власти и условий жизни трудящихся в СССР.

Неоднократно в 1947 году в разговорах с Самовольниковым высказывал враждебность к ВКП (б), восхвалял врагов народа, клеветал в отношении советской прессы. Преступление Махова предусмотрено ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР. Махов не признал себя виновным, хотя не отрицал отдельные факты антисоветской агитации.

Виновность Махова доказана показаниями допрошенных на предварительном и судебном следствии свидетелей Самовольникова, Платонова, Новикова, Спирина, Корчажкина.

Судом исследовано объяснение подсудимого Махова о том, что свидетели Новиков и Спирин дали ложные показания на почве личных неприязненных взаимоотношений, и установлено, что заявление Махова в отношении свидетеля Новикова неосновательно, так как по существу никаких поводов к личным счетам у Новикова к Махову не было и нет, кроме того, показания Новикова в некоторой части нашли подтверждение в показаниях свидетеля Корчажкина. Что касается свидетеля Спирина, то наличие неприязненных отношений между Маховым и Спириным ни в какой мере, в данном конкретном случае, не исключает возможности отнестись с доверием к показаниям свидетеля Спирина при оценке их в совокупности всех имеющихся в деле материалов, и судебная коллегия считает показания свидетеля Спирина заслуживающими доверия.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 319, 320, 326 УПК РСФСР, судебная коллегия приговорила:

Махова Андрея Михайловича на основании ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР, с санкцией ст. 58-2 УК, подвергнуть лишению свободы сроком на семь лет и на основании, с поражением в правах по п.п. а, б, в ст. 31 УК на три года. Конфискации имущества не применять за отсутствием такового у Махова.

Срок отбывания наказания, на основании ст.29 УК, считать с 13 декабря 1947 года. Судебные издержки по делу возложить на осужденного Махова. До вступления приговора в законную силу мерой пресечения Махову оставить содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР, через Куйбышевский облсуд, в течение 72 часов с момента вручения осужденному копии приговора.

Председательствующий – Коновалов (подпись).

Народные заседатели – Студитский и Зайцев (подписи).

 

***

 

Дело № 1347-1948 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

13 ноября 1948 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Сурина, народных заседателей: Боковой и Бошняк, при секретаре Штыковой, с участием прокурора Чечнева, адвоката Хенкина, в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

Вашурина Михаила Ивановича, 1913 года рождения, уроженца гор. Куйбышева, Куйбышевской области, по происхождению из семьи рабочих, по национальности русский, имеющего образование среднее-техническое, окончил Куйбышевский железнодорожный техникум, беспартийного, не судимого, семейного, на иждивении имеющего жену и ребенка в возрасте 4 лет, работавшего инженером-конструктором на заводе № 42, проживающего в гор. Куйбышеве по улице Обороны, дом № 51, кв. 1,

в преступлении, предусмотренном ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

Рассмотрев материалы дела, выслушав показания свидетелей, подсудимого и прения сторон, судебная коллегия по уголовным делам установила:

Вашурин Михаил Иванович, будучи враждебно настроенным к Советскому строю, на протяжении ряда лет систематически среди рабочих конструкторского бюро завода № 42 вел антисоветскую агитацию.

В 1942-1945 г.г. в разговорах с работниками главного технического отдела завода № 42 Карауловским и Бойко восхвалял немецко-фашистских захватчиков и высказывал пораженческие настроения в отношении Советского Союза.

На квартире Бойко в присутствии Кичигина летом 1947 года подсудимый высказывал ненависть к одному из руководителей ВКП (б) и Советского правительства.

В конце декабря 1947 года и в начале января 1948 года в отделе главного технического управления завода в присутствии с Бойко, Зубрилиным и другими распространял антисоветские клеветнические измышления о проведенной ВКП (б) и Советским правительством денежной реформы в СССР.

В разговорах с Кичигиным в августе 1948 года восхвалял условия жизни в капиталистических государствах, клеветал на экономическое положение трудящихся в Советского Союза, клеветнически отзывался о советской действительности и высказывал ненависть к Советскому правительству.

Вину свою Вашурин полностью признал, и она доказана всеми имеющимися материалами дела и свидетельскими показаниями Кичигина, Зубрилина и Карауловского.

Суд считает, что его действия квалифицированы ст. 58-10 ч.2 УК правильно, так как подсудимый антисоветскую агитацию вел и в условиях военного времени периода Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

В силу изложенного и руководствуясь ст.ст. 319, 320 УПК РСФСР, судебная коллегия по уголовным делам приговорила:

Вашурина Михаила Ивановича по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР к лишению свободы сроком на двенадцать (12) лет, с последующим поражением в правах по п.п. а, б ст. 31 УК РСФСР сроком на пять (5) лет.

Зачесть в основную меру наказания в силу ст. 29 УК время предварительного заключения с 4 сентября 1948 года.

Меру пресечения до вступления приговора в законную силу оставить прежнюю – содержание под стражей.

Взыскать в пользу 8 юридической консультации гор. Куйбышева за выступление адвоката Хенкина 300 рублей.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР в течение 72 часов с момента вручения копии приговора осужденному.

Председательствующий – Сурин (подпись).

народные заседатели – Бокова и Бршняк (подписи).

 

Председ. Сурин                                                                               

Определение

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР в составе: председательствующего Громова, членов: Кухтинова и Волжской, рассмотрела в заседании от 2 декабря 1948 года дело по кассационной жалобе Вашурина М.И. кассационному протесту прокурора Куйбышевской области.

На приговор Куйбышевского Облсуда от 19/ХI-1948 года, по которому Вашурин Михаил Иванович, 1913 года рождения, уроженец гор. Куйбышева, грамотный, беспартийный, работал конструктором на заводе № 42, не судим – осужден на основании ст. 58-10 ч.2 УК к лишению свободы сроком на двенадцать лет, с последующим поражением в правах по п. п. а, б ст. 31 УК сроком на пять лет.

Протест принесен на предмет изменения приговора, снижение Вашурину М.И. меры наказания до 10 лет лишения свободы в соответствии с санкцией ст. 58-2 УК, к которой отсылает ст. 58-10 ч.2 УК.

Заслушав доклад Кухтинова, заключение прокурора советника юстиции тов. Зверкова, полагавшего приговор суда оставить в силе со снижением меры наказания до десяти лет.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР установила:

Вашурин признан виновным в том, что он с 1942 г. до 1948 г., как в период Отечественной войны, так и после, проводил среди окружавших его лиц контрреволюционную агитацию. Восхвалял немецких захватчиков, высказывал пораженческие настроения в отношении СССР, высказывал враждебное отношение к одному из руководителей Советского государства, клеветал на мероприятия Советского правительства, восхвалял жизнь трудящихся в капиталистических государствах, клеветал на материальное положение трудящихся в СССР.

Осужденный признал себя виновным, в своей жалобе просит о снижении меры наказания.

Проверив материалы дела, обсудив жалобу осужденного и протест облпрокурора, коллегия считает, что виновность Вашурина подтверждена признанием своей вины самим осужденным, показаниями свидетелей Кичигина, Зубрилина, Карауловского. По существу, обвинительный приговор в отношении Вашурина вынесен правильно и подлежит изменению только в части снижения наказания до пределов, предусмотренных ст. 58-2 УК, к санкции которой отсылает ст. 58-10 ч.2 УК.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 437 УПК, судебная коллегия

определила:

Приговор Куйбышевского Областного суда от 18/Х1-1948 года в отношении Вашурина М.И. оставить в силе с изменением – считать осужденным Вашурина М.И. по ст. 58-10 ч.2 УК с санкцией ст.58-2 УК, т.к. ст. 58-10 ч.2 УК своей санкции не имеет и отсылает к санкции ст.58-2 УК.

В соответствии с этим считать осужденным Вашурина Михаила Ивановича к лишению свободы сроком на десять лет, а не на двенадцать лет, как неправильно определил суд.

Председательствующий – Громов (подпись).

члены: Кухтинов и Волжская (подписи).

 

***

 

Дело № 1364-1948 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

7-8 декабря 1948 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Коновалова, народных заседателей: Емельянова и Мухина, при секретаре Филимоновой, с участием прокурора мл. советника юстиции Соболева, адвоката Шатилова, в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве, рассмотрев дело по обвинению:

Пересыпкина Петра Сергеевича, 1910 года рождения, уроженца г. Москвы, до ареста проживавшего в г. Куйбышеве, работавшего механиком водонасосной станции при доме отдыха завода имени Сталина, по профессии слесаря-водопроводчика, русского, беспартийного, с низшим образованием, судимого в 1938 году по ст.ст. 19, 136 УК РСФСР на 4 года лишения свободы, отбывшего наказание в январе 1942 года, преданного суду по настоящему делу по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

На основании материалов предварительного и судебного следствия судебная коллегия установила виновность Пересыпкина Петра Сергеевича по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР в том, что, будучи враждебно настроен к Советской власти, он в 1943 году, в 1947 году и в 1948 году вел антисоветскую агитацию среди лиц, с которыми соприкасался по работе в доме отдыха завода имени Сталина и в личном общении.

На судебном следствии подтвердились следующие конкретные факты преступления Пересыпкина: во время Великой Отечественной войны летом 1943 года на даче у Милютина Пересыпкин восхвалял немецкую мощь фашистской Германии, высказывал неверие в победу СССР над нею, распространял клеветнические измышления о колхозном строе и о морально-политическом состоянии колхозного крестьянства.

В марте 1947 года в разговоре с рабочим дома отдыха Лавровым восхвалял руководителя немецко-фашистских захватчиков; в декабре 1947 года в помещении конторы дома отдыха в разговоре с служащим дома отдыха Кочкиным восхвалял троцкистско-бухаринских врагов народа; в феврале, мае, июне 1948 года в разговорах с рабочим дома отдыха Лавровым проявлял свои антисоветские настроения, возводил клевету в отношении Советского правительства и его политики в национальном вопросе, распространял антисоветские клеветнические измышления в отношении мероприятий Советского правительства в области торговли с зарубежными странами, в отношении колхозного строя в сельском хозяйстве в СССР и материальных условий жизни колхозного крестьянства, восхвалял единоличный способ сельскохозяйственного производства, злостно клеветал на коммунистов и коммунистическую партию.

Летом 1948 года при неоднократных разговорах с рабочим завода № 24 Зениным высказывал свои антисоветские настроения, восхваляя жизнь в дореволюционной России, и возводил клевету в отношении условий жизни трудящихся в СССР.

Летом 1948 года в разговоре с рабочим водонасосной станции дома отдыха Крымским и в другой раз в разговоре с тем же Крымским и с Кочкиным восхвалял жизнь в бывшей царской России в отношении условий жизни трудящихся в СССР и в отношении колхозной системы в сельском хозяйстве, враждебно-клеветнически отзывался в отношении Советского правительства и одного из руководителей ВКП (б) и Советского правительства, выражая пожелания возникновения войны капиталистических стран против СССР, высказывал пораженческие настроения.

26 августа 1948 года и через несколько дней после 26 августа в разговорах со служащим дома отдыха Некипеловым высказывал антисоветские настроения, восхвалял условия жизни рабочих в одной из капиталистических стран.

29 августа 1948 года в квартире Некипелова в присутствии Некипеловых Василия и Дмитрия, и Кравченко (служащий железной дороги), Пересыпкин высказывал антисемитские настроения и клевету, направленную к извращению в антисоветском смысле действительной роли и значения в политической, государственной жизни СССР населения русской национальности; в связи с этим враждебно отзывался об одном из руководителей ВКП (б) и Советского государства. На следующий день в разговоре с Кравченко враждебно отзывался об одном из руководителей ВКП (б) и Советского государства, восхвалял троцкистско-бухаринских врагов народа.

В начале сентября 1948 года, в присутствии Кравченко, Кочкина, Крымского, Пересыпкин возводил клевету в отношении Советской власти и распространял провокационные измышления о предстоящей якобы войне в скором будущем капиталистических стран против СССР, высказывал пораженческие настроения.

Виновность Пересыпкина в совершении вышеописанного преступления доказана показаниями на предварительном и судебном следствии свидетелей: Некипелова, Крымского, Лаврова, Зенина, Милютина и показаниями на предварительном следствии свидетелей Кравченко и Кочкина.

Подсудимый Пересыпкин не признал себя виновным и объяснил, что показания свидетеля Милютина он не может ни подтвердить, ни отрицать, т.к. не помнит, был ли с его стороны такой разговор, о котором показывает свидетель Милютин. В отношении свидетелей: Некипелова, Крымского, Лаврова, Зенина, Кочкина подсудимый Пересыпкин заявил, что они дали ложные показания на почве личных счетов со стороны Лаврова, Некипелова, Зенина, Кочкина или на почве желания занять его должность механика насосной станции, что относится, по объяснениям Пересыпкина, к свидетелю Крымскому. Проверкой на предварительном и судебном следствии установлена неосновательность объяснений Пересыпкина, которыми он пытается опорочить показания свидетелей.

Так, например, подсудимый Пересыпкин заявил, что с Некипеловым у него был конфликт в 1947 году в связи с тем, что Некипелов не оплатил ему работу, выполненную сверхурочно по ремонту водопровода в оздоровительном комбинате, где Некипелов работал завхозом.

Свидетель Некипелов показал, что оплата работы не зависела от него, что никакого конфликта с Пересыпкиным не было. Взаимоотношения с ним нормальные. Такое показание свидетеля Некипелова о нормальных отношениях с Пересыпкиным подтверждается тем объективным обязательством, что в 1947 году не было никаких проявлений ненормальности отношений между Пересыпкиным и Некипеловым, что 29 августа 1948 года Некипелов пригласил Пересыпкина к себе в гости, Пересыкин принял это приглашение и был в квартире Некипелова, что не отрицает и сам Пересыпкин.

Подсудимый Пересыпкин заявил, что Крымский лжесвидетельствует против него из желания занять его должность механика водонасосной станции. Однако судом установлено, что, совсем наоборот, Крымский был заинтересован освободиться от работы на водонасосной станции и в настоящее время он не работает там, а переведен по его просьбе на завод.

Подсудимый Пересыпкин высказал предположение, что свидетель Крымский дал ложные показания под влиянием Некипелова и директора дома отдыха Дворянкина. Это свое предположение Пересыпкин не мог хотя бы чем-нибудь обосновать и не привел никаких причин, вследствие которых директор дома отдыха мог быть заинтересован в лжесвидетельстве Крымского против него – Пересыпкина. В отношении свидетелей Кочкина и Лаврова подсудимый Пересыпкин заявил, что они лжесвидетельствуют против него на почве изобличения им этих свидетелей в воровстве строительных материалов (стекла, досок, фанеры, гвоздей), но это обстоятельство проверялось на предварительном следствии и не подтвердилось, как и не подтвердилось и на судебном следствии.

Подсудимый Пересыпкин, отрицая свою виновность, не признал, в частности, факта своих высказываний антисемитских настроений в разговоре со свидетелем Некипеловым на берегу Волги 26 августа 1948 года, заявив, что он вообще никогда не был на берегу Волги вместе с Некипеловым, что опровергнуто показаниями свидетеля Самофалова.

Виновность Пересыпкина доказана не только показаниями свидетелей, которых он пытался опорочить, но и показаниями свидетелей Милютина и Кравченко, в отношении которых Пересыпкин не привел никаких порочащих обстоятельств.

Вследствие всего изложенного судебная коллегия считает, что нет достаточных поводов не доверять показаниям свидетелей Некипелова, Кравченко, Крымского, Милютина, Кочкина, Лаврова и Зенина.

Поэтому, руководствуясь ст.ст. 319, 320, 326 УПК РСФСР, судебная коллегия приговорила:

Пересыпкина Петра Сергеевича на основании ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР, с санкцией ст. 58-2 УК, лишить свободы сроком на десять лет с последующим поражением в правах по п. п. а, б, в ст. 31 УК на пять лет. Конфискации имущества не применять из-за отсутствия такового у Пересыпкина.

Срок отбывания наказания исчислять Пересыпкину на основании ст.29 УК с 1 октября 1948 года. Судебных издержек по делу нет. Мерой пресечения Пересыпкину до вступления приговора в законную силу оставить содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР, через Куйбышевский облсуд, в течение 72 часов с момента вручения осужденному копии приговора.

Председательствующий – Коновалов (подпись).

Народные заседатели – Емельянов, Мухин (подписи).

 

Определение

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР в составе: председательствующего Громова, членов: Кухтинова и Волжской, рассмотрела в судебном заседании от 13 января 1949 года дело по кассационной жалобе Пересыпкина П.С. на приговор Куйбышевского Областного суда от 7-8/ХII-1948 года, по которому:

Пересыпкин Петр Сергеевич, 1910 года рождения, уроженец г. Москвы, грамотный, беспартийный, работал механиком водонасосной станции дома отдыха завода имени Сталина, судим в 1938 году по ст.ст. 19, 136 УК, - осужден на основании ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР, с санкцией ст. 58-2 УК, к лишению свободы сроком на десять лет с последующим поражением в правах по п. п. а, б, в ст. 31 УК на пять лет без конфискации имущества.

Заслушав доклад Кухтинова, заключение прокурора младшего советника юстиции т. Елагиной, полагавшей приговор суда оставить в силе, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР установила:

Пересыпкин признан виновным в том, что он в 1943-48 г.г. проводил контрреволюционную агитацию среди окружающих его лиц. Восхвалял немецкую армию и ее технику, высказывал пораженческие настроения в отношении СССР, клеветал на колхозный строй, на материальное положение колхозников, восхвалял врагов народа и руководителя фашистов, клеветал на Советское правительство и его политику, восхвалял жизнь при царском строе, высказывал контрреволюционные измышления о новой войне и пораженческие настроения в отношении СССР. Осужденный не признал себя виновным, в жалобе адвоката, поданной от имени осужденного, поставлен вопрос о снижении меры наказания.

Проверив материалы дела, обсудив жалобу, коллегия считает, что виновность Пересыпкина подтверждена показаниями свидетелей Некипелова, Крымского, Лаврова, Зенина, Милютина, Чиркова и других.

Суд проверил взаимоотношения свидетелей с осужденным и сделал соответствующий вывод. Приговор судом вынесен правильно в соответствии с материалами дела. Наказание применено с учетом тяжести совершенного преступления. Оснований для снижения меры наказания, о чем поставлен вопрос в жалобе, коллегия не находит.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 436 УПК, судебная коллегия определила:

Приговор Куйбышевского Областного суда от 7-8/ХII-1948 года в отношении Пересыпкина П.С. оставить в силе, а жалобу адвоката, поданную от имени осужденного, без удовлетворения.

Председательствующий – Громов (подпись).

Члены: Кухтинов, Волжская (подписи).

 

***

 

Дело № 2149-1949 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

12 августа 1949 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Коновалова, народных заседателей: Бирюковой и Курбатовой, при секретаре Штыковой, с участием прокурора младшего советника юстиции Чеченева, адвоката Апраксиной, в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве рассмотрела уголовное дело по обвинению:

Куколева Константина Ивановича, 1888 года рождения, уроженца и жителя города Куйбышева, Куйбышевской области, служащего, с высшим образованием, по профессии и специальности врача-невропатолога, до ареста работавшего в городе Куйбышеве в поликлинике № 1 в качестве врача-консультанта по нервным болезням, русского, не судимого, одинокого, в 1917 году состоял в партии эсеров, преданного суду по настоящему делу по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

Проверив судебным следствием материалы дела, судебная коллегия признала доказанной виновность Куколева Константина Ивановича по ст. 58-10 ч.2 УК в том, что, имея контрреволюционные настроения, он в 1917 году вступил в партию эсеров; после установления Советской власти, будучи враждебно настроенным к Советскому социалистическому строю, Куколев систематически вел антисоветскую агитацию среди лиц, с которыми он соприкасался по работе и в быту.

В 1929-1930 г.г. Куколев среди персонала 5-й поликлиники, где он в от время работал, выступал против оказания помощи в деле коллективизации сельского хозяйства; в 1942-1943 г.г., т.е. во время Великой Отечественной войны, когда в стране была военная обстановка, Куколев восхвалял жизнь в капиталистических странах и фашистский строй, и в то же время распространял клеветнические измышления в отношении жизни в СССР, в отношении руководителей ВКП (б) и Советского государства и высказывался о поражении СССР в войне с фашистской Германией, в 1946 году возводил клеветнические измышления в отношении коммунистов; в разговоре со свидетелем Гончаровым в квартире последнего в феврале 1948 года высказал особенно злостную контрреволюционную клевету в отношении Советской власти.

Содержась по настоящему делу в тюрьме, Куколев среди заключённых высказывал клеветнические измышления антисоветского характера в отношении руководителей Советского государства, жизни трудящихся в СССР восхвалял жизнь в капиталистических странах.

Подсудимый Куколев не признал себя виновным и объяснил, что свидетели Назаров, Камаев, Гончаров и Лукомская дали ложные показания на него по личным счетам. В результате судебной проверки доказательств, а также и объяснений подсудимого Куколева судебная коллегия установила неосновательность его заявления о наличии к нему враждебности со стороны названных выше свидетелей и признала, что показания Гончарова, Камаева, Назарова, Лукомской являются заслуживающими доверия доказательствами, тем более, что виновность Куколева доказана также показаниями свидетелей Затуловского, Ундышева, Вашурина, учитывая при этом, что сам подсудимый Куколев заявил о нормальных отношениях между ним и свидетелем Затуловским, а в отношении свидетелей Вашурина и Ундышева высказал ни на чем не основанное предположение о мотивах, побудивших Ундышева и Вашурина дать показания на него, которые он – Куколев считает ложными.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 319, 320, 326 УПК РСФСР, судебная коллегия приговорила:

Куколева Константина Ивановича на основании ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР, с санкцией ст. 58-2 УК и на основании п. 2-го Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 года «Об отмене смертной казни», подвергнуть заключению в исправительно-трудовых лагерях сроком на двадцать пять лет, с поражением в правах по п. а, б, в ст. 31 УК на пять лет и с конфискацией в доход государства всего имущества, в том числе: охотничьего ружья, облигаций государственных займов, денег и имущества, поименованного в описях. На основании с.29 УК начало срока считать Куколеву с 20 мая 1949 года. Взыскать с осужденного Куколева 300 рублей в пользу юридической консультации №1за выступление в суде адвоката Апраксиной. На погашение этого взыскания обратить 300 рублей из денег, изъятых у Куколева. Судебных издержек по делу нет. Мерой пресечения Куколеву оставить содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР, через Куйбышевский облсуд, в течение 72 часов с момента вручения осужденному копии приговора.

Председательствующий – Коновалов (подпись).

Народные заседатели – Бирюкова и Курбатова (подписи).

 

Дело № 2149-1949 г.

Определение

7 октября 1949 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Коновалова, народных заседателей: Смолина и Поздняковой, с участием пом. облпрокурора Чеченева, рассмотрела в порядке ст. 461 УПК заявление осужденного Куколева Константина Ивановича о выдаче ему из описанного у него имущества предметов одежды и обуви для личного пользования.

Рассмотрев заявление Куколева, ознакомившись с приговором по его делу и выслушав мнение прокурора Чеченева, полагавшего частично удовлетворить просьбу Куколева и выдать ему из описанного у него имущества некоторые предметы одежды и обуви, необходимые для повседневного пользования.

Судебная коллегия, руководствуясь 2 ч. ст. 40 УК и «Перечнем видов имущества, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным листам», утвержденным Постановлением Совета Министров РСФСР от 28/УII-1947 года, судебная коллегия определила:

Из описанного и конфискованного приговором облсуда от 12/8-1949 года имущества Куколева Константина Ивановича выдать ему - Куколеву Константину Ивановичу нижеследующие, необходимые для повседневного пользования, предметы: один костюм, две верхние рубашки, две смены нижнего белья, телогрейку, ватные брюки, варежки, очки, две пары носок, два полотенца, носовые платки и триста рублей денег из изъятой у него суммы 5280 рублей, хранящейся в финотделе УМГБ по квитанции за № 7/17 от 25/У-49 года.

Председательствующий – Коновалов (подпись).

Народные заседатели: Смолин и Позднякова (подписи).

 

Дело № 2149/1949 г.

Определение

17 февраля 1950 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Коновалова, народных заседателей: Зиминой и Курбатовой, при секретаре Богдановой, рассмотрев в закрытом судебном заседании  в порядке ст. 461 УПК письменный запрос начальника отдела «А» УМГБ Куйбышевской области за № 11/-679 от 31 декабря 1949 года по поводу отсутствия указания в приговоре Облсуда от 12 августа 1949 года по делу Куколева Константина Ивановича о лишении Куколева медалей, находит:

Приговором Куйбышевского Облсуда от 12 августа 1949 года на основании ст. 58-10 ч.2 УК, с санкцией ст. 58-2 УК и на основании п. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 года «Об отмене смертной казни» Куколев Константин Иванович осужден к заключению в исправительно-трудовых лагерях на двадцать пять лет, с конфискацией имущества и с поражением в правах по п.п. а, б, в ст. 31 УК на пять лет.

Поэтому, принимая во внимание, что к осужденному Куколеву применено судом поражение в правах по п.п. «а»-«в» ст. 31 УК, судебная коллегия в порядке ст. 461 УПК, руководствуясь ст.38 Уголовного Кодекса, определила:

Считать, что Куколев Константин Иванович, осужденный приговором Облсуда от 12 августа 1949 года, лишен медалей: «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Председательствующий – Коновалов (подпись).

Народные заседатели: Курбатова и Зимина (подписи).

 

***

 

Дело № 846-1950 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

8 февраля 1950 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего облсуда Филиппова, народных заседателей: Зиминой и Студитской, при секретаре Богдановой, с участием прокурора мл. советника юстиции Соболева, адвоката Маркова, в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

Моисеенко Ивана Ильича, рождения 1888 года, уроженца д. Исаева-Тросна, Рославль?? района, Смоленской области, русского, беспартийного, грамотного, гражданина СССР, не судимого, до ареста работал столяром при жилищно-коммунальном отделе Безымянской ТЭЦ, проживал там же, преданного суду по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР.

Судебная коллегия, выслушав объяснения подсудимого и показания свидетелей, проверив материалы дела, установила:

Моисеенко, являясь кадровым анархистом, длительное время, проводил антисоветскую деятельность.

Оставшись в период временной немецкой оккупации в гор. Гомеле, по своей инициативе в 1943-44 г.г. изготовлял для немецкого военного командования различные изделия из дерева, на которых также из дерева изображал фашистскую свастику и разные фашистские знаки. Прибыв в 1946 году в город Куйбышев, Моисеенко продолжал свою антисоветскую деятельность, в течение 1948-1949 годов проводил антисоветскую агитацию среди рабочих ЖКО Безымянской ТЭЦ.

Осенью 1948 года среди рабочих столярной мастерской в присутствии Дрябина и других восхвалял офицерский состав гитлеровской армии, в то же время возводил клевету и на Советский офицерский состав.

В присутствии гр-на Штраф и Осташевского высказывал клеветнические измышления о советской демократии, восхвалял жизнь населения в капиталистических странах, возводил клевету на колхозную систему, восхваляя при этом жизнь единоличного крестьянства.

В предъявленном обвинении Моисеенко на предварительном следствии себя виновным признал, в суде свою виновность отрицает, пояснив, что никакой антисоветской агитации он не проводил.

Однако виновность Моисеенко вполне доказана показаниями свидетелей Дрябина, Осташевского и Штраф, пояснивших суду, что Моисеенко длительное время проводил злобную антисоветскую агитацию.

Сам подсудимый, отрицая свою вину, пояснил суду, что действительно он во время немецкой оккупации изготовлял для немецких офицеров различные изделия из дерева с изображением фашистской свастики, что изображал он фашистские знаки по своей инициативе с немецких лозунгов и плакатов, что некоторые его изделия немцы впоследствии помещали на выставку, и на них также была им, Моисеенко, изображена фашистская свастика, что эти изделия видели у него дома и жители города Гомеля.

Далее Моисеенко пояснил суду, что он и до настоящего времени остается убежденным анархистом. Правильность объяснений подсудимого подтвердили свидетели, допрошенные на предварительном следствии6 Зябкин, Мануйло. Преступные действия Моисеенко ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР квалифицированы верно. Поэтому на основании ст.ст. 319, 320 УПК РСФСР судебная коллегия приговорила:

Моисеенко Ивана Ильича по ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР, в соответствии со ст.58-2 УК и на основании Указа от 26 мая 1947 года «Об отмене смертной казни» подвергнуть заключению в исправительно-трудовых лагерях сроком на 25 лет (двадцать пять) с поражением в правах в порядке п.п. а, б и в ст. 31 УК сроком на 5 лет (пять) с конфискацией имущества.

Срок отбытия меры наказания осужденному считать с 29 ноября 1949 года.

Меру пресечения оставить без изменения – содержание под стражей.

Взыскать с Моисеенко в пользу юридической консультации города Куйбышева за выступление адвоката Маркова 250 рублей (двести пятьдесят).

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР, в течение 72 часов с момента вручения осужденному копии приговора.

Председательствующий – Филиппов (подпись).

Народные заседатели – Зимина и Студитская (подписи).

 

***

 

Дело № 51/1951 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

5-6 марта 1951 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Коновалова, народных заседателей: Прокофьевой и Темченко, при секретаре Богдановой, с участием пом. прокурора Куйбышевской области – мл. советника юстиции Чеченева, адвоката Игнатовой, в закрытом судебном заседании в городе Куйбышеве рассмотрела уголовное дело, по которому предан суду по 2-й части ст. 58-10 УК РСФСР:

Кудрявцев Андрей Александрович, 1905 года рождения, уроженец села Пономаревка, Пономаревского района, Чкаловской области, до ареста жил в пос. Зубчаниновка Кировского района, гор. Куйбышева, работал на заводе №35 руководителем группы химикатов в отделе снабжения, беспартийный, русский, служащий, происходит из семьи крестьянина-кулака, имеет образование за 6 классов, несудимый.

Проверив в судебном заседании материалы предварительного следствия, судебная коллегия признала доказанной виновность подсудимого Кудрявцева в том, что, имея враждебное отношение к Советской власти, он в 1944-1948-1950 г.г. систематически вел антисоветскую агитацию среди своего окружения, распространял клеветнические измышления о мероприятиях Советского правительства, об экономическом положении трудящихся в СССР, восхвалял условия жизни в царской России и в капиталистических странах, распространял провокационные слухи о якобы предстоящей войне между капиталистическими государствами и СССР и поражении в этой войне Советского Союза.

По материалам дела судом установлены нижеследующие конкретные факты преступления Кудрявцева.

В конце сентября или начале октября 1944 года на ст. Абдулино в разговоре со свидетелем Мишиным выразил антисоветский выпад, направленный портив патриотизма советского народа в Отечественной войне с немецко-фашистскими захватчиками.

Весной 1948 года в разговоре со свидетелем Мокиной около магазина и у себя во дворе и в начале 1949 года в квартире Мещеряковых Кудрявцев распространял антисоветскую клевету о мероприятиях ВКП (б) и Советского правительства, об экономическом положении трудящихся в СССР, распространял провокационные слухи о якобы предстоящей войне между СССР и капиталистическими государствами и о поражении в этой войне СССР.

Аналогичного характера антисоветскую агитацию Кудрявцев вел в разговорах со свидетелями Кусковым Дмитрием и Кусковым Ефимом в их доме в декабре 1945 года, неоднократно в 1946-1947 г.г. и в апреле, и в августе 1948 года.

осенью 1949 года и летом 1950 года в разговорах со свидетелем Сергиным Кудрявцев клеветал в отношении колхозной системы жизни колхозников, в отношении Советской власти и в отношении политики Советского правительства; высказывал провокационные измышления о якобы предстоящей в скором времени войне между СССР и капиталистическими странами и выражал надежду на поражении в этой войне СССР.

В феврале 1947 года в разговоре со свидетелем Плужниковым Кудрявцев высказал клевету об экономическом положении трудящихся в СССР.

В мае-июне 1950 года в разговоре со свидетелем Горетовым Кудрявцев неоднократно клеветнически отзывался о колхозном строе, об экономических условиях жизни трудящихся в СССР, клеветал в отношении Советского правительства.

Имея ввиду, что Кудрявцев вел антисоветскую агитацию не только в условиях мирного времени, но и во время Отечественной войны – конкретно в 1944 году, судебная коллегия признала доказанным предъявленное Кудрявцеву обвинение по 2 ч. ст. 58-10 УК.

Виновность подсудимого Кудрявцева доказана показаниями Мишина, Мокиной, Кускова, Горетова, Плужникова, Сергина.

Подсудимый Кудрявцев себя не признал виновным, объяснив, что свидетели неправильно показали против него, причем в отношении свидетелей Кускова Дмитрия, Мишина, Сергина заявил, что эти свидетели неправильно показали из-за личной неприязни к нему.

Судебная коллегия нашла, что указанное заявление подсудимого Кудрявцева неосновательно в отношении свидетелей Мишина и Сергина.

Подсудимый Кудрявцев сослался на своего родственника Беломытцева Ивана, которому якобы известно о неприязненных отношениях между ним и свидетелем Мишиным. Такое заявление подсудимый Кудрявцев сделал в судебном заседании 19 января 1951 года, заявив ходатайство о допросе Беломытцева в качестве свидетеля.

Допрошенный в судебном заседании 14 февраля 1951 года свидетель Беломытцев Иван не подтвердил заявление Кудрявцева.

На предварительном следствии подсудимый Кудрявцев показал, что его отношения со свидетелями Мишиным и Сергиным нормальные, добавив, что свидетель Сергин якобы ревновал свою жену к нему – Кудрявцеву. Допрошенная на предварительном следствии Сергина Анна не подтвердила это обстоятельство.

В отношении свидетелей Горетова, Мокиной, Плужникова подсудимый Кудрявцев на предварительном следствии показал о нормальных отношениях с этими свидетелями. В судебном заседании подсудимый Кудрявцев также не заявил ничего, порочащего показания этих свидетелей, и по материалам дела и судебного следствия не установлено повода для недоверия показаниям свидетелей Сергина, Плужникова, Мокиной, Мишина, Горетова.

Из показаний подсудимого Кудрявцева и свидетеля Кускова Дмитрия установлено, что между ними имелись в 1948 году споры по поводу денежных взаиморасчетов, однако, оценивая показания свидетеля Кускова в совокупности со всеми рассмотренными материалами дела, судебная коллегия признала показания свидетеля Кускова заслуживающими доверия.

Подсудимый Кудрявцев объяснил, что в сентябре 1944 года он не был в гор. Абдулино и поэтому не встречался, и не мог встречаться со свидетелем Мишиным, что он – Кудрявцев в сентябре 1944 года находился в больнице, что в с. Пономарёвку через гор. Абдулино он ездил не в сентябре, а в октябре 1944 года, но с Мишиным в это время не встречался на ст. Абдулино.

Исследовав эпизод, относящийся к 1944 году, учтя при этом, что подсудимый Кудрявцев выписан из больницы 20 сентября 1944 года, судебная коллегия признала показания свидетеля Мишина отвечающими действительности, имея ввиду:

что свидетель Мишин в судебном заседании, восстанавливая в памяти события, относящиеся к 1944 году, уточнил, что он встретился с Кудрявцевым на ст. Абдулино в конце сентября или начале октября 1944 года;

что допрошенные на предварительном следствии свидетели Мишина Анна и Рязанов показали, что свидетель Мишин в 1945 году, т.е. за несколько лет до возникновения дела по обвинению Кудрявцева, говорил им о своей встрече с подсудимым Кудрявцевым осенью 1944 года в гор. Абдулино.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 319, 320, 326 УПК РСФСР, судебная коллегия приговорила:

Кудрявцева Андрея Александровича на основании ст. 58-10 ч.2 УК РСФСР, с санкцией ст. 58-2 УК и с применением Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 года «Об отмене смертной казни» подвергнуть заключению в исправительно-трудовом лагере сроком на двадцать пять лет с конфискацией всего имущества Кудрявцева и с поражением в правах по п.п. а, б, в ст. 31 УК на пять лет. На основании ст. 29 УК срок отбывания наказания исчислять Кудрявцеву с 27 октября 1950 года.

Судебные издержки по делу взыскать с осужденного Кудрявцева.

Впредь до вступления приговора в законную силу мерой пресечения осужденному Кудрявцеву оставить содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР, через Куйбышевский облсуд, в течение 72 часов с момента вручения осужденному копии приговора.

Председательствующий – Коновалов (подпись).

Народные заседатели – Прокофьев и Темченко (подписи).

 

 

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара