При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Завод для «семёрки». 1958 год

Международные события года

1 февраля 1958 года, вслед за Советским Союзом, первым запустившим на орбиту вокруг Земли искусственный спутник, американцы также сумели вывести в космос собственный сателлит. После того, как 6 декабря 1957 года потерпела крушение ракета «Авангард-1», созданная ВМС США, руководство проектом было передано конструктору Вернеру фон Брауну, выходцу из Германии. Разработанный его командой аппарат «Эксплорер-1» оказался намного успешнее своего предшественника. Специально для него была сконструирована новая модель ракеты, получившая название «Юпитер-С» и оснащённая топливными баками новой формы и усиленным двигателем, который работал уже не на этиловом спирте, а на смеси спирта и гидразина. Вышедший на орбиту «Эксплорер-1» весил всего 8,3 кг, что на порядок меньше массы первого советского искусственного спутника Земли. Из-за того, что аппарат имел форму длинного цилиндра, от американской прессы он сразу же получил прозвище «огрызок карандаша». На борту американского спутника были установлены метеорный датчик, счетчик Гейгера и другие приборы, благодаря которым «Эксплорер-1» сумел впервые обнаружить наличие у Земли радиационных поясов в виде скопления протонов солнечного ветра. После своего выхода в космос аппарат передавал сигналы вплоть до 28 февраля, но в целом он смог продержаться на орбите до 1970 года.

 

5 февраля 1958 года в воздухе над штатом Джорджия (США) бомбардировщик В-47 «Stratojet» американских ВВС с водородной бомбой «Марк 15» на борту столкнулся в воздухе с истребителем. При этом у бомбардировщика оказалось повреждено крыло, что привело к смещению одного из двигателей. В результате после трех неудачных попыток приземлиться с ядерным оружием пилот бомбардировщика по приказу руководителя полётами был вынужден сбросить водородную бомбу на мелководье в устье реки Саванна, и затем силы ВВС США безуспешно её искали в течение пяти недель. Поиски прекратили только после того, как 11 марта 1958 года в соседнем штате Южная Каролина с другого бомбардировщика В-47 была случайно сброшена ещё одна водородная бомба, что привело к более тяжелым последствиям – взрыву тротилового заряда, разрушению зданий в городке Флоренс и ранению шести человек. Тогда первую из этих двух бомб Пентагон объявил безвозвратно потерянной. В настоящее время она покоится где-то на дне моря у побережья США под 6-метровой толщей воды, погруженная в песок на 5 метров, и никто не знает, где именно. Потерянная бомба в 100 раз мощнее той, что была сброшена на Хиросиму в 1945 году.

 

5 мая 1958 года в Пекине открылась вторая сессия VIII Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая, на которой был принят предложенный Мао Цзэдуном курс резкого подъёма экономики Китая, получивший название «Трёх красных знамён»: «Генеральная линия», «Большой скачок», «Народные коммуны». Согласно этому курсу, основой будущего идеального общественного строя в Китае должна была стать «народная коммуна», основным принципом деятельности которой должно было стать тотальное обобществление всей жизни коммунаров, что в итоге принесло крестьянам массу новых тягот. Поскольку главной проблемой китайской экономики считалось недостаточное производство стали, повсюду в деревнях началось строительство кустарных доменных печей из глины, которые топили дровами. Но поскольку у крестьян отсутствовали фундаментальные знания о металлургии, продукция получалась крайне низкого качества и была пригодна только для изготовления мотыг и лопат. И поскольку крестьянам приходилось заниматься варкой «стали», бороться с «четырьмя вредителями» — крысами, мухами, комарами и воробьями, и ещё уделять время «политпросвещению», у них на обработку полей просто не оставалось времени. В итоге в 1959-1960 годах в стране резко упало производство зерна, что усугубилось засухами в одних частях страны и наводнениями в других. А кампания по уничтожению воробьёв привела к тяжёлым нарушениям экологического баланса, из-за чего на поля двинулись полчища насекомых, истреблявших урожаи. Все эти волюнтаристские эксперименты в сочетании с коллективизацией привели к обширному голоду в Китае в 1959-1960 годах, от которого погибло от 20 до 40 миллионов человек. Ныне считается, что следствием китайской политики Большого скачка стала одна из крупнейших социальных катастроф ХХ века. Только в январе 1961 года состоялся IX пленум ЦК КПК, на котором было принято решение приостановить политику Большого скачка в сельском хозяйстве и принять чрезвычайные меры по закупке зерна в Канаде и Австралии.

 

21 июля 1958 года в США на базе Национального консультативного комитета по аэронавтике по предложению президента Дуайта Эйзенхауэра было создано гражданское космическое ведомство, получившее название «Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства США» (НАСА). Первым крупным проектом, к работе над которым приступили специалисты НАСА, стала программа «Меркурий». Её главной задачей был вывод на орбиту вокруг Земли космического аппарата с человеком на борту. Практические работы по этому проекту центр космических полётов имени Джорджа Маршалла начал 1 июля 1960 года. Руководителем проекта тогда же был назначен Вернер фон Браун, а в НАСА его команда перешла из состава Редстоунского армейского арсенала. В дальнейшем в планы НАСА были включены проекты по исследованию околоземного пространства, автоматические и пилотируемые полёты к Луне и другим планетам Солнечной системы.

 

27 ноября 1958 года СССР обратился к правительствам западных держав, а также к правительству ФРГ с требованием о выводе военных контингентов США, Великобритании и Франции с территории Западного Берлина и превращении его в «демилитаризованный вольный город». Этот период в европейской истории получил название «Берлинский кризис 1958 года». Срок эвакуации западных гарнизонов в этом требовании СССР определил в 6 месяцев, что дало повод западным политикам говорить о «хрущёвском ультиматуме». По их мнению, сам проект «вольного города» должен был привести к включению западных секторов Берлина в состав ГДР, и вполне возможно – насильственным путём при вводе советских войск. Однако расчёт руководства СССР здесь заключался в том, что ему удастся договориться с западноберлинскими властями, в отличие от властей ФРГ, о мерах по ограничению оттока граждан ГДР на Запад, который грозил обескровить восточногерманское государство. Но в итоге этот расчёт так и не оправдался. А 14 декабря на совместной встрече министров иностранных дел США, Великобритании и Франции требование о выводе войск из Западного Берлина было отклонено. Затем 16 декабря его отвергли также и страны НАТО. Дальнейшие дипломатические шаги СССР по ограничению влияния западных стран на ГДР к особому успеху так и не привели, что стало причиной строительства в апреле 1961 года Берлинской стены и второго Берлинского кризиса.

 

Российские события года

15 мая 1958 года в Советском Союзе с космодрома Тюратам (Байконур) был осуществлен вывод на орбиту третьего искусственного спутника Земли, вошедшего в историю как «Спутник-3». Такой же объект предполагалось запустить ещё 27 апреля, но тогда старт закончился аварией на 120 секунде полёта носителя из-за колебаний давления в магистрали окислителя. Причина была быстро установлена, и в итоге Спутник-3 стал первым полноценным космическим аппаратом, обладающий всеми необходимыми системами для полёта и исследования околоземного пространства. Он имел форму конуса высотой 3,75 метра и весом 1327 килограммов. На борту спутника разместилось 12 научных приборов, последовательность работы которых задавало программно-временное устройство. Впервые бортовая аппаратура принимала и исполняла команды, переданные с Земли. Впервые была использована активная система терморегулирования для поддержания рабочих температур. Электроэнергию обеспечивали одноразовые химические источники, в дополнение к которым для экспериментальной проверки впервые были использованы солнечные батареи, от которых работал небольшой радиомаяк. Его работа продолжалась и после того, как основные батареи исчерпали свой ресурс 3 июня 1958 года. Сильно вытянутая орбита с минимальным расстоянием от Земли около 226 километров, а максимальным — 1881 километр позволила уже в 1958 году определить высоты, безопасные для полёта человека. Спутник-3 проработал на орбите до 6 апреля 1960 года.

 

25 мая 1958 года на базе спортивного общества «Спартак» в Тарасовке усиленным нарядом милиции были арестованы футболисты сборной СССР, участники победной для нашей команды Олимпиады 1956 года Борис Татушин, Михаил Огоньков и Эдуард Стрельцов. Всем им было предъявлено обвинение в изнасиловании девушек, с которыми футболисты накануне отдыхали на подмосковной даче лётчика Эдуарда Караханова (друга Татушина). Пили все, и пьяные были все, но на другой день все три девушки написали на футболистов заявления об изнасиловании (ныне считается, что они это сделали по принуждению правоохранительных органов). Поэтому утром следующего дня руководству Управления футбола Спорткомитета СССР было доложено, что двое нападающих и защитник сборной арестованы и на предстоящий чемпионат мира по футболу в Швецию они не поедут. Эти материалы легли на стол к Екатерине Фурцевой, секретарю московского комитета КПСС, а от нее попали к Первому секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущёву, который с ходу обозвал Стрельцова «негодяем и подлецом», и, не разбираясь, приказал: «Посадить! И надолго!» При дальнейшем расследовании уголовное дело в отношении Татушина и Огонькова было прекращено, так как две потерпевшие девушки отказались от своих заявлений, а вот Эдуард Стрельцов, которого обвиняла Марина Лебедева, по приговору суда вскоре получил 12 лет лишения свободы и был отправлен в Вятлаг на лесоповал. Впоследствии срок заключения ему был сокращён до 7 лет. В конце 1964 года Стрельцов вышел на свободу и снова был включён в состав московского «Торпедо». Уже в первом сезоне со своим лидером команда выиграла чемпионат Советского Союза, а в 1967 и 1968 годах Эдуард Стрельцов стал лучшим футболистом СССР. В настоящее время выдвинуто немало конспирологических версий о том, что же на самом деле стало причиной такой показательной расправы властей со Стрельцовым, но ни одна из них пока не нашла реальных доказательств.

 

27 июня 1958 года транспортный самолет C-118 «Лифтмастер» (ВВС США) во время перелёта с базы близ города Висбаден (ФРГ) в Карачи (Пакистан) вторгся в воздушное пространство СССР над Арменией (как заявлялось, непреднамеренно, в условиях грозы) и был подбит двумя истребителями МиГ-17П (пилоты Светличников, Захаров). В результате полученных повреждений самолёт оказался вынужден совершить аварийную посадку на советском аэродроме. Впоследствии в зарубежных газетах сообщалось, что это был личный самолёт директора ЦРУ Алена Даллеса, на котором перевозились некие секретные документы из Германии в Пакистан. Впрочем, самого Даллеса во время полёта на борту не было. В результате инцидента все семеро членов экипажа С-118 получили травмы различной степени тяжести, но все выжили. После допросов они через неделю были освобождены и переданы в американское консульство. Но это было не единственное подобное происшествие того года. Похожий инцидент над Арменией случился также 2 сентября, когда разведывательный самолёт C-130A-II «Геркулес» (7406-я эскадрилья боевой поддержки ВВС США), вылетевший с аэродрома Адана в Турции, при вторжении воздушное пространство СССР был сбит группой советских истребителей МиГ-17 (пилоты Гаврилов, Иванов, Кучеряев, Лопатков). Все 17 членов американского экипажа погибли, их останки были частично возвращены США сразу после инцидента, остальные — после поисковых работ в 1998 году.

 

23 августа 1958 года в городе Грозном начались массовые беспорядки, поводом для которых послужило убийство группой чеченцев русского парня. Всё это происходило на фоне обострившейся межнациональной напряжённости, связанной с упразднением Грозненской области и восстановлением 9 января 1957 года Чечено-Ингушской АССР, после чего в Грозный стали возвращаться чеченцы и ингуши, сосланные в 1944 году в республики Средней Азии. Их возвращение сопровождалось резким ростом преступности. Обычным явлением стали конфликты из-за домов и приусадебных участков, скандалы и групповые драки с применением холодного и огнестрельного оружия. В результате численно преобладающее в то время русскоязычное население города Грозного фактически оказалось в этнически враждебном окружении. В этой обстановке происшествие, случившееся 23 августа в пригороде Грозного, стало детонатором резонансных событий последующих дней. В тот вечер группа подвыпивших чеченцев отправилась к Дому культуры, где проходили танцы. Здесь произошла их ссора с двумя молодыми рабочими химического завода — Е. Степашиным и А. Рябовым. Первому удалось убежать от преследователей, а Степашина чеченцы догнали, избили ногами и нанесли пять ножевых ранений, в результате чего тот умер на месте. Убийца и его сообщник были задержаны, однако слухи об этом убийстве быстро разнеслись среди рабочих завода и жителей Грозного. Реакция общественности была необычайно бурной, особенно среди молодёжи. Прощание с погибшим 26 августа превратилось в своего рода митинг протеста. Все выступавшие требовали принять действенные и незамедлительные меры к прекращению убийств и хулиганства со стороны чеченцев и ингушей, вынуждающих русское население жить в постоянном страхе. Затем участники похорон с гробом отправились на кладбище. Погребение прошло спокойно. Но на площади перед зданием обкома КПСС в это время собрались до 10 тысяч человек, начался стихийный митинг, на котором прозвучали уже не только античеченские, но и антисоветские призывы, недовольство партийным руководством, политикой Н.С. Хрущёва. Затем толпа ворвалась в здание обкома, где разъярённые люди учинили погром — взламывали двери кабинетов, выбрасывали из окон мебель и бумаги, всё ломали и поджигали. Беспорядки удалось прекратить лишь в полночь 27 августа, когда в Грозный вошли войска и был введён комендантский час, который действовал в течение четырёх суток. В результате беспорядков в городе пострадало 32 человека, в том числе 4 работника МВД, из числа гражданских двое умерли, а 10 были госпитализированы. Задержано было 93 человека, из них арестовано 57. Органы милиции возбудили 58 уголовных дел на 64 человека. А 15—16 сентября состоялся суд над убийцами рабочего Степашина. Один из них был приговорен к расстрелу, другой — к 10 годам лишения свободы и 5 годам поражения в правах.

 

23 октября 1958 года Президиум ЦК КПСС издал строго секретное постановление «О клеветническом романе Б. Пастернака». В документе резко критиковалось присуждение Нобелевской премии писателю Борису Пастернаку за роман «Доктор Живаго». В последующие дни в СССР началась кампания травли писателя, а 27 октября состоялось заседание правления Союза писателей СССР, на котором рассматривался вопрос «О действиях члена СП СССР Б.Л. Пастернака, несовместимых со званием советского писателя». Поводом стал всё тот же «Доктор Живаго», который при этом был опубликован за границей. Почти все выступавшие на заседании правления, в том числе и те, кого Пастернак считал друзьями, открыто признавались, что не читали романа, но тем не менее осуждали его автора. В итоге Пастернак был исключён из Союза писателей СССР. В продолжение его травли в «Литературной газете» появилась статья «Провокационная вылазка международной реакции», а в «Правде» - «Шумиха реакционной пропаганды вокруг литературного сорняка». Под влиянием этих событий 29 октября Пастернак отправил в адрес Шведской Королевской академии телеграмму о своём «добровольном» отказе от Нобелевской премии, а 31 октября он написал письмо Хрущёву: «Выезд за пределы нашей родины для меня равносилен смерти, и поэтому я прошу не принимать по отношению ко мне этой крайней меры». Борис Львович Пастернак был восстановлен в рядах Союза писателей СССР в 1987 году (посмертно).

 

Самарские события года

12 марта 1958 года в Куйбышеве состоялся официальный приём в эксплуатацию телевизионного центра на улице Советской Армии. Постановление Совета Министров СССР о строительстве такого объекта в нашем городе было принято 8 февраля 1955 года. Строительство Куйбышевского телецентра возглавил опытный инженер Борис Рысенко. Под его руководством бригада столичных специалистов приступила к монтажу 180-метровой телевизионной башни. Рядом с башней ускоренными темпами строились технические корпуса и прочие здания телецентра. В итоге телебашня была полностью смонтирована в феврале 1957 года, а проверка готовности оборудования к работе, как того и требовал обком партии, началась 12 октября, меньше чем за месяц до празднования 40-летней годовщины Октябрьской революции. Однако на окончательную отладку оборудования потребовалось еще почти два месяца. Из документов Самарского областного архива социально-политической истории (СОГАСПИ) видно, что 9 декабря 1957 года состоялась первый пробный выход в эфир из Куйбышевской студии телевидения. Ту памятную передачу открыла молодой диктор Нина Бичерова. Она поприветствовала своих первых телезрителей, которые после выступления диктора увидели короткий документальный фильм о строительстве Куйбышевской ГЭС, а также небольшой концерт. А ещё через три месяца, 12 марта 1958 года, Куйбышевский телецентр уже начал свои регулярные передачи.

 

26 июня 1958 года поздно вечером на перегоне Новокуйбышевская-Жигули Куйбышевской железной дороги товарный поезд № 805 на полном ходу врезался в трактор с санями, который выехал на переезд на красный свет и застрял на путях. От удара трактор оказался полностью разбит, и при этом погиб тракторист Власенко, находившийся в состоянии сильного алкогольного опьянения. При столкновении электровоз поезда № 805 отбросило на параллельный путь, где в него врезался шедший навстречу другой грузовой поезд № 966. Электровоз этого состава от удара также сошёл с рельсов и проехал по обочине ещё 400 метров, вызвав большие разрушения железнодорожного полотна. Движение на перегоне в обе стороны было прервано на 6 часов, а ущерб, вызванный этим происшествием, впоследствии был установлен в размере 600 тысяч рублей в ценах того времени. При расследовании выяснилось, что злополучный трактор принадлежал Новокуйбышевскому нефтеперерабатывающему заводу, а тракторист Власенко использовал его в личных целях, подрабатывая на перевозке «левых» грузов. По итогам следствия к дисциплинарной ответственности были привлечены начальник транспортного цеха завода Болотин и заведующий гаражом Колосов.

 

10 августа 1958 года состоялось торжественное открытие Куйбышевской ГЭС, при котором с речью выступил Первый секретарь ЦК КПСС, председатель Совета Министров СССР Никита Сергеевич Хрущёв. Возведение этой гидроэлектростанции, в то время – крупнейшей в мире, продолжалось в течение восьми лет (с августа 1950 года). Для строительства Куйбышевской ГЭС в системе ГУЛАГа МВД СССР специально был создан Кунеевский исправительно-трудовой лагерь, который после смерти Сталина передали в систему УИТЛК. В годы максимальной в Кунеевлаге содержалось до 50 тысяч заключённых одновременно. В течение 1950–1955 годов здесь было вынуто из котлованов и карьеров, а затем вывезено в другое место 190 миллионов кубометров грунта и горных пород, что вдвое превышает объем земли, перемещенной при строительстве Суэцкого канала. В итоге на строительстве была намыта земляная плотина длиной 2,8 километра, шириной у основания 750 метров и высотой 52 метра, а также построена водосливная плотина длиной 981 метр и шириной у основания 300 метров. Что касается Н.С. Хрущёва, то он на другой день после открытия ГЭС намеревался выступить в Куйбышеве на многолюдном митинге, однако из-за его опоздания собравшийся на площади народ устроил такой шум, что генсек был вынужден отказаться от своего выступления и уехал на Волгу, чтобы совершить поездку на теплоходе. После этого 11 сентября Хрущёв посетил ракетный завод № 1 в областном центре, нефтеперерабатывающие заводы в Новокуйбышевске, а вечером улетел в Москву.

 

5 октября 1958 года вечером в клубе колхоза «Красная Армия» в селе Коноваловка Борского района проходили танцы, на которые пришли 15 солдат из расположенной по соседству в/ч 15578. Вскоре между ними и местными ребятами произошла ссора, быстро переросшая в драку, во время которой солдаты, сняв поясные ремни, стали избивать колхозников. Когда все участники схватки выбежали улицу, на подмогу местным подоспела большая группа колхозной молодёжи, вооружённой кольями. В итоге многие солдаты были сильно избиты, а двоим проломили головы, из-за чего они оказались на больничных койках. Пострадавшие сбегали в свою часть за помощью, и уже через полчаса к клубу подъехали две грузовые машины с солдатами с желанием отомстить за своих, но здесь к тому времени уже никого не было. Тогда жаждущие мести на этих же машинах направились в клуб соседнего колхоза «Ленинский путь», где танцы ещё продолжались. Здесь солдаты принялись избивать всех присутствующих, из-за чего некоторые из местных парней затем были вынуждены обратиться за медпомощью. Драку удалось прекратить только после того, как в клуб приехали офицеры части во главе с командиром. Для расследования этого происшествия в Коноваловке вскоре побывала комиссия областного УВД, однако по итогам её работы так никто и не был наказан.

 

Главное самарское событие года

2 января 1958 года было подписано постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 2-1сс о перепрофилировании с авиационного на ракетное производство завода № 1 имени И.В. Сталина в Куйбышеве (впоследствии завод «Прогресс»). После приезда в Куйбышев 20 февраля 1958 года первого заместителя Главного конструктора баллистических ракет Дмитрия Ильича Козлова началась практическая реконструкция завода № 1 (ныне завод «Прогресс») с целью его перепрофилирования с авиационного на ракетное производство.

 

Город на берегу Вселенной

Недавно ушедшее от нас ХХ столетие прошло под знаком множества научно-технических достижений, которые за короткое время коренным образом изменили жизнь людей на нашей планете – как отдельного человека, так и всей земной цивилизации в целом. А самыми выдающимися научными идеями минувшего века, воплощенными в реальность, большинство экспертов называют три: разработку электронно-вычислительных (кибернетических) устройств, практическое овладение ядерной энергией и создание космических ракет.

И здесь нельзя не признать, что Самаре и ее жителям в современную эпоху очень повезло. Ведь еще в 50-х годах ХХ века десятки тысяч наших земляков включились в громадную работу по созданию принципиально новой - ракетной техники, что в итоге и привело к распространению деятельности человека за пределы планеты Земля. Но лишь в перестроечную эпоху стало возможным открыто говорить о тех людях и о тех предприятиях (рис. 1, 2), которые в кратчайший срок превратили провинциальную купеческую Самару в миллионный город на Средней Волге, крупнейший индустриальный и научно-технический центр современной России.

Во второй половине прошлого столетия Самара в буквальном смысле этого слова оказалась городом на берегу Вселенной. А вот зачем этот прорыв в неизведанное был нужен нашей великой стране, и как на протяжении второй половины ХХ века происходило становление Самары космической, автор и постарался рассказать в этой публикации.

 

Особое важное задание

Осенью 1957 года, после успешного запуска на орбиту первых советских спутников, Главный конструктор баллистических ракет С.П. Королёв (рис. 3) направил в Совет Министров СССР подробную записку, где говорилось о необходимости развертывания в стране крупномасштабного ракетного производства. Основные положения этого документа выглядели так: ракета Р-7 (рис. 4) получилась настолько удачной, что для усиления обороноспособности СССР и ускорения темпов освоения космоса необходимо срочно организовать ее серийный выпуск. Главному конструктору сразу же пошли навстречу. Местом для развертывания массового ракетного производства правительством СССР был определен город Куйбышев, а конкретно – авиационный завод № 1 имени И.В. Сталина. Это произошло в начале 1958 года.

Самые первые «семерки» были изготовлены в цехах опытного завода № 88 в подмосковном городке Подлипки (ныне город Королёв). Однако Главный конструктор прекрасно понимал, что для масштабного освоения космоса и для оборонных задач страны мощностей этого предприятия оказывается явно недостаточно. Поэтому Сергей Павлович в конце 1957 в своей докладной записке года просил у руководства СССР разрешения перепрофилировать одно из крупных оборонных предприятий страны специально под выпуск изделия 8К71 (так в технических документах именовалась ракета Р-7). А в декабре 1957 года состоялась встреча С.П. Королёва и Н.С. Хрущёва (рис. 5), на которой обсуждалась упомянутая выше тема массового ракетного производства. Главный конструктор смог нарисовать Первому секретарю ЦК КПСС такие заманчивые перспективы развития советской космонавтики на ближайшие годы, что Хрущёв сдался, и поручил секретариату ЦК срочно готовить необходимые документы.

В итоге уже 2 января 1958 года вышло закрытое постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 2-1 «Об организации серийного производства изделия 8К71 на Государственном авиационном заводе № 1 имени И.В. Сталина Куйбышевского Совета народного хозяйства» (в то время - организация п/я 208, ныне – ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс»). Тем же документом предусматривалось, что двигатели к «семерке» будут изготовляться на заводе № 24 (организация п/я 32, впоследствии – Куйбышевское моторостроительное производственное объединение имени М.В. Фрунзе, а ныне – ОАО «Моторостроитель»). При этом заводу № 1, где в тот момент еще полным ходом шло производство самолетов, предписывалось уже в IV квартале 1958 года выпустить не менее трех летных изделий 8К71, не прекращая при этом и выпуска самолетов Ту-16.

Во исполнение названного выше правительственного постановления председатель Государственного комитета СССР по оборонной технике (ГКОТ) К.Н. Руднев (рис. 6) издал приказ № 55сс от 21 февраля 1958 года об оказании технической помощи заводу № 1 в процессе его перехода с авиационного на ракетное производство. Выполнение этой задачи в приказе возлагалось на коллективы ОКБ-1, завод № 88 и НИИ-88. А поскольку ведущим конструктором изделия 8К71 являлся 39-летний начальник отдела ОКБ-1 Д.И. Козлов (рис. 7), то в приказе именно он и был назван в качестве ответственного за перепрофилирование завода № 1. Непосредственно перед отлетом в Куйбышев Д.И. Козлова назначили заместителем Главного конструктора ОКБ-1, то есть самого С.П. Королёва (рис. 8), с предоставлением ему неограниченных полномочий на весь период этой работы. Вот как об том времени рассказывает сам Дмитрий Ильич.

- В начале января 1958 года меня пригласил к себе С.П. Королёв и сообщил, что я назначен его заместителем. После этого Сергей Павлович сказал, что при личном одобрении Хрущёва я направляюсь в Куйбышев, где буду работать на одном из предприятий в качестве ответственного представителя Главного конструктора ОКБ-1 для организации на нем серийного производства ракеты Р-7. Нужно сказать, что план перепрофилирования завода № 1 был разработан в необычайно сжатые сроки – менее чем за три недели. Готовился он в нашем ОКБ-1, и в его разработке самое активное участие принимал сам Королёв.

Вместе с группой технических специалистов из 20 человек я 28 февраля 1958 года приехал на место своего нового назначения в Куйбышев. Это было мое самое первое посещение города, с которым впоследствии оказалась связанной вся моя дальнейшая жизнь. Во время того приезда Куйбышев по сравнению с Москвой мне показался больше похожим на заштатный поселок, чем на настоящий город. Мне как-то сразу бросилось в глаза, что его центр почти целиком занимали старые деревянные дома дореволюционный постройки, в основном одно- и двухэтажные. Более-менее современно выглядели лишь улицы Куйбышева, Фрунзе и часть Ленинградской, а также район площади Куйбышева, где в то время находились обком партии и облисполком (рис. 9-14).

Что же касается асфальтированной дороги, которая в то время шла из центра города к безымянским заводам (сейчас это улицы Победы и Гагарина, а в 1958 году – Черновское шоссе), то тогда вдоль нее было возведено лишь несколько кварталов домов «сталинской» постройки. Они и поныне располагаются в районе пересечения улицы Победы с проспектом Кирова (рис. 15, 16). А примерно с того места, где улица Победы ныне переходит в проспект Гагарина, и вплоть до Линдовского рынка (он располагался в районе между 4-м ГПЗ и нынешней улицей Тухачевского), в конце 50-х годов практически не было ни одного строения. Почти на всем протяжении этой трассы тянулась лишь открытая степь с редкими деревьями и зарослями кустарника. В то время в этой части города преобладали частные дома или бараки военного времени (рис. 17, 18), а кварталы многоэтажных домов еще только находились в стадии проектирования. Массовое строительство «Хрущёвок» здесь развернулось несколькими годами позже (рис. 19-21). Правда, уже тогда вдоль дороги шла трамвайная линия, построенная еще в годы войны. По ней жители старого города добирались до места своей работы на заводах №№ 1, 18 и 24 (рис. 22).

 

От «этажерок» до реактивных истребителей

Предприятие, которое ныне считается предшественником государственного авиационного завода № 1 имени И.В. Сталина (с 1 января 1962 года – завод «Прогресс»), в качестве слесарно-механической мастерской было создано в Москве в 1894 году потомком обрусевших немцев Юрием Александровичем Меллером (рис. 23). Его предки переселились в Россию еще в конце XVIII века. До 1917 года его предприятие в разное время назывался акционерной велосипедной фабрикой «Дукс», Русским автомобильным заводом «Дукс», Русским авиационным заводом «Дукс».

С 1985 по 1926 годы завод № 1 был основным поставщиком велосипедов в стране. Выпускал мужские, дамские и складные велосипеды для армейских самокатчиков, «вне мировой конкуренции по качеству и цене». В 1914 году по заказу Николая II завод изготовил детский велосипед для царевича Алексея, за что был удостоен высочайшей похвалы. Но с первых годов ХХ века главной продукцией «Дукса» стали воздушные суда, выпускаемые в основном по лицензиям французских фирм (рис. 24).

После революционных событий в России и гражданской войны завод «Дукс» 30 декабря 1918 года был национализирован, а 19 февраля 1919 года его передали коллегиальному управлению и переименовали в Государственный авиационный завод (ГАЗ) № 1. Впоследствии он еще несколько раз менял название: с 1923 года – ГАЗ № 1 имени ОДВФ, с 1925 года – ГАЗ № 1 имени Авиахима, с 1941 года – ГАЗ № 1 имени И.В. Сталина, с 1962 года – завод «Прогресс», с 1984 года – завод «Прогресс» имени Д.Ф. Устинова, с 1992 года – Самарский завод «Прогресс» имени Д.Ф. Устинова, с 1996 года – Самарский государственный научно-производственный ракетно-космический центр «ЦСКБ-Прогресс» (ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс»).

В феврале 1941 года директором завода № 1 был назначен Анатолий Тихонович Третьяков (рис. 25). Вскоре после этого назначения предприятию было поручено освоить производство высотного истребителя МиГ-3, созданного молодежным КБ А. Микояна и М. Гуревича (рис. 26). В самый разгар этого освоения началась Великая Отечественная война. И почти сразу же после того, как немцы приблизились к Москве на расстояние, доступное для бомбардировочной авиации, завод № 1 стал одним из объектов налетов люфтваффе. Но завод продолжал работать, не останавливаясь даже во время налетов, ежедневно отправляя на фронт по 20 высотных истребителей Миг-3.

В августе 1941 года правительством было принято решение, не прекращая выпуска МиГ-3, параллельно организовать на заводе № 1 выпуск штурмовиков Ил-2 (рис. 27). Но во второй половине октября 1941 года, положение резко осложнилось: началось немецкое наступление на Москву. К этому времени Третьяков уже руководил сразу двумя предприятиями: заводом № 1 в Москве и его дублером в Куйбышеве – возводимом с 1940 года авиазаводом № 122. Эвакуация авиационных предприятий в окрестностях Куйбышева началось после 16 октября 1941 года, сразу же после введения в Москве осадного положения.

К тому времени в Куйбышеве уже на 80-90 процентов были готовы производственные корпуса новых заводов. Их строительство началось гораздо раньше, после принятия в сентябре 1940 года секретного постановления Совнаркома СССР о создании Управления особого строительства (Особстроя) и приданного ему Безымянского исправительно-трудового лагеря (Безымянлага). Начальником этих объектов назначен старший майор госбезопасности А.П. Лепилов (рис. 28), который руководил Особстроем вплоть до его упразднения в феврале 1946 года.

В июле 1944 года вместо ушедшего на повышение А.Т. Третьякова директором завода № 1 назначили В.Я. Литвинова (рис. 29), который до этого работал здесь же главным инженером. В годы Великой Отечественной войны с этого предприятия на фронт в общей сложности было отправлено 3122 истребителя Миг-3, 11863 штурмовика Ил-2, 1225 штурмовиков Ил-10, за что в 1945 году завод был награжден орденом Красного Знамени (рис. 30, 31, 32). В сентябре-октябре 1946 года по личному распоряжению Сталина всего за 40 дней и ночей завод построил 10 первых в стране реактивных истребителей МиГ-9. Затем он был головным предприятием по выпуску истребителей МиГ-15, Миг-15-бис, УТИ МиГ-15. Всего в 1946-1953 годах завод № 1 передал в ВВС 4251 реактивный истребитель. В 1954-1960 годах завод выпустил 50 фронтовых бомбардировщиков Ил-28, 545 стратегических бомбардировщиков Ту-16, три опытных сверхзвуковых истребителя Ла-250 с десятью комплектами подвесных ракет «воздух-воздух».

До 1960 года завод № 1 был общепризнанным флагманом авиастроения в СССР. Его называли кузницей кадров авиастроителей, потому что мало было в стране авиазаводов, в становлении которых не приняли бы самого активного участия его специалисты. Его называли родоначальником отрасли, потому что на базе его вспомогательных цехов было создано несколько самостоятельных предприятий.

 

Золотые головы и золотые руки

Как уже было сказано, в соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 2 января 1958 года на заводе № 1 началась его реорганизация для подготовки серийного выпуска межконтинентальных баллистических ракет Р-7. Для руководства перепрофилированием на предприятие был направлен ответственный представитель Главного конструктора ОКБ-1 Дмитрий Ильич Козлов (рис. 33).

Директивой Генерального штаба ВС СССР от 29 марта 1958 года на Куйбышевском авиационном заводе № 1 имени И.В. Сталина было создано военное представительство № 20 (с 1961 года – 5-е военное представительство Министерства обороны СССР) для контроля работ по изготовлению и приемке изделий 8К71 (ракета Р-7). Руководителем военного представительства тогда же был назначен полковник П.Ф. Киреев.

К маю 1958 года при непосредственном участии Д.И. Козлова был подготовлен и представлен для утверждения в ГКОТ «Комплексный график изготовления и комплектации изделий 8К71 на заводе № 1 в 1958 году». К этому времени здесь уже вовсю шла реконструкция и перепланировка цехов, строились новые производственные площади, завозились необходимое оборудование и приборы, велась переподготовка кадров. Для этого большую группу инженерно-технического состава завода № 1 отправили для изучения специфики ракетного производства в ОКБ-1 и на опытный завод № 88.

Снова вспоминает Д.И. Козлов:

- По прибытии в Куйбышев я сразу же нашел полное понимание со стороны директора завода № 1 Виктора Яковлевича Литвинова. Ему, прошедшему суровую производственную школу в годы Великой Отечественной войны, и за выпуск самолетов Ил-2 получившему звание Героя Социалистического Труда, не нужно было объяснять, что означают слова «особо важное задание». В дальнейшем в деле перепрофилирования предприятия мы тесно и плодотворно сотрудничали. В частности, сразу же после моего приезда на завод № 1 Литвиновым был издан приказ, в котором подчеркивалось, что все указания и распоряжения заместителя Главного конструктора Д.И. Козлова приравниваются к распоряжениям самого директора. Поэтому, говорилось в приказе, эти указания являются обязательными для руководителей всех подразделений завода № 1, для всех его рабочих и служащих, и подлежат немедленному исполнению в установленные сроки.

В целом же перевод завода № 1 с авиационного производства на выпуск ракет я начал, во-первых, с освобождения большинства производственных помещений от устаревшего оборудования и от тех производств, которые для массового изготовления нашего изделия оказались попросту не нужными. Одновременно я отдал распоряжение о подготовке на заводе инженерно-технических специалистов «ракетного» профиля, а также высококвалифицированных рабочих, чьи профессии были необходимы на новом производстве. Вообще же перепрофилирование завода происходило буквально «на ходу», и для координации этой работы мне не раз приходилось использовать административные рычаги власти.

В частности, применяя на деле приказ Литвинова, я имел полное право остановить работу любого заводского цеха, что регулярно и делал – например, в связи с ненадлежащим порядком в цехе и антисанитарией. В те годы рабочие и служащие еще просто не придавали особого значения тому, что не только сборка ракеты, но и изготовление отдельных узлов и деталей требует соблюдения особой чистоты на каждом рабочем месте. В целом же новое производство потребовало введения на многих участках и ряда других правил, и не только санитарных, что в глазах прежнего персонала тогда во многом выглядело просто непонятным и излишним.

В мае 1958 года на заводе № 1 уже полным ходом шла самая широкомасштабная реорганизация и перепланировка за всю его историю. К началу лета здесь уже построили и сдали в эксплуатацию центральную компрессорную станцию для подачи в производственные корпуса воздуха высокого давления, контрольно-испытательную станцию, корпус пассивации, лабораторный корпус и другие важные объекты.

Заводской корпус № 9 был переоборудован под цех рулевых машин, корпус № 6а – под сборочный и испытательный цех, цехи №№ 3 и 11 перестроены специально для изготовления ряда агрегатов ракеты, а в цехе № 78 установлено все необходимое оборудование для изготовления ее головной части. А вот в цехах №№ 2, 5, 26 и 31 устроили специальные лаборатории и участки для изготовления, сборки и испытаний клапанов, датчиков и блоков, и других вспомогательных узлов изделия 8К71. Высокие требования к уровню производства заставили завод приступить к модернизации всего оборудования и приобретению нового парка станков.

Очень важным пунктом в перепрофилировании предприятия стала качественно более высокая организация сварочного процесса. Если раньше на заводе № 1 сварка занимала очень скромное место в общем объеме производства, то теперь она стала одним из главнейших технологических процессов. Как вспоминает Д.И. Козлов, ему пришлось лично заниматься созданием «сварочного конвейера» и даже заниматься отбором рабочих для него.

- Главная трудность здесь состояла в том, - рассказывал Дмитрий Ильич, - что авиационная промышленность сварки не знала: корпуса всех отечественных самолетов изготовлялись клепаными, в том числе и на заводе № 1. А вот в ракетном производстве сварка изначально применялась практически на каждом его этапе, и в первую очередь - при сборке внешней оболочки изделия. Именно от качества сварочных работ в очень большой степени зависит прочность всех несущих конструкций ракеты. Поэтому в 1958 году, в период реорганизации завода № 1, здесь по моему заданию производился специальный отбор самых лучших сварщиков, зарекомендовавших себя истинными профессионалами своего дела (рис. 34-38). Если при этом учесть, что зарплата рабочих на нашем заводе была значительно выше, чем на других куйбышевских предприятиях, то устроиться сварщиком на завод № 1 стремились очень многие, в том числе и иногородние. Проявить свои способности обычно никому не отказывали.

Отбор был очень жестким, для чего мы даже пошли на создание в одном из цехов 50 сварочных точек, на которых проверялись профессиональные качества рабочих. Расставляли на них 50 кандидатов, стремящихся получить место на сборочном производстве, и они работали здесь по нескольку дней, сваривая предлагаемые образцы металла. Затем специальная комиссия проверяла качество их работы, причем она осматривала и испытывала на прочность буквально каждый изготовленный шов. В результате из 50 сварщиков мы отбирали человек 20, не больше. Затем приглашались следующие полсотни кандидатов, и комиссия снова смотрела на их работу. Вот так к концу 50-х годов сборочное производство завода № 1, позже переименованного в «Прогресс», в основном уже было укомплектовано лучшими рабочими, настоящими «мастерами золотые руки». Но даже после такого серьезного отбора очень многих сварщиков мы направляли на дополнительную стажировку на опытный завод № 88 в Подлипки, где они учились специфике работы на ракетном производстве.

Для кардинального улучшения качества сварочного процесса и внедрения новых технологий на заводе № 1 Д.И. Козлов в течение 1958-1960 годов неоднократно приглашал на предприятие специалистов Института электросварки АН УССР имени Е.О. Патона. В их числе сюда неоднократно приезжал и сам директор этого института - академик Б.Е. Патон (рис. 39). Многие ветераны помнят, как академик ходил по цехам, смотрел за ходом сварочных работ, за их организацией. Бывало, что он и сам брал в руки сварочный аппарат, чтобы показать рабочим новые методические и технологические разработки своего института. Эта помощь ученых, конечно же, еще больше увеличила степень надежности изделия 8К71.

Принципиальное новое производство потребовало также и привлечения соответствующих инженерно-технических работников. О подготовке таких специалистов Д.И. Козлов рассказывал следующее:

- Очень серьезные требования в то время мы предъявляли не только к рабочим, но и к кадрам ИТР. Конечно же, инженеров-ракетчиков тогда еще не обучали ни в одном вузе страны. Куйбышевский авиационный институт еще только-только становился на ноги, и в его стенах в то время готовили лишь специалистов для самолетостроительных заводов. Примерно то же самое можно было сказать и о тогдашнем Куйбышевском политехническом институте. Одним словом, в конце 50-х годов руководство завода № 1 встало перед необходимостью самостоятельно готовить для себя инженеров-ракетчиков, отбирая их из числа тех инженерно-технических работников, которые до этого занимались производством самолетов на заводе № 1. Причем такая подготовка тоже происходила «на ходу», в процессе перепрофилирования предприятия.

Поскольку выпуск ракет на заводе в то время еще только-только начинался, все чертежи и прочая документация для них по-прежнему готовились в ОКБ-1 в Подлипках. Так вот, я отобрал около сотни перспективных инженеров непосредственно на заводе № 1, а затем к нам стали направлять также и выпускников куйбышевских технических вузов. Всех инженеров я направлял для стажировки в Подлипки - на 88-й завод и в НИИ-88, где стажеры работали на рядовых инженерных должностях: вникали в суть ракетного производства, готовили чертежи, занимались в цехах с рабочими, и так далее. Многие стажировались в Подлипках по году и более, и лишь после соответствующего обучения они возвращались на работу в Куйбышев. Но даже после такой практики молодой инженер в лучшем случае мог здесь получить должность начальника сектора, не выше, и лишь по мере производственных успехов и проявления себя в деле подняться вверх по карьерной лестнице. Лучшие из лучших таких специалистов в итоге стали настоящими «золотыми головами» нашего предприятия.

 

Принципиальное новое изделие

Вот как вспоминает о том времени Георгий Евгеньевич Фомин, в ту пору – работник завода № 1, молодой специалист, а ныне – пенсионер, почетный работник ГНПРКЦ «Прогресс», орденоносец, проработавший на предприятии без перерыва более 50 лет.

- На завод № 1 в Куйбышев я был направлен в апреле 1956 года, после окончания Московского авиационного института (рис. 40, 41, 42). Здесь я сначала работал технологом, а потом - мастером по вооружению самолетов Ту-16 летно-испытательной станции (ЛИС – цех № 17).

В конце января – начале февраля 1958 года по заводу вдруг пошли слухи о том, что в скором времени у нас произойдут большие перемены, и предприятие перейдет на выпуск новой продукции. Я, как и большинство заводчан, тогда не был посвящен в истинные планы руководства, и потому полагал, что мы будем делать новый вид самолета. Это вроде бы подтверждалось тем фактом, что в 1957 году на заводе № 1 были изготовлены и переданы для государственных испытаний три самолета конструкции С.А. Лавочкина («изделие 250»), отличавшиеся изумительно красивой аэродинамической формой, и, самое главное, достигавшие в полете сверхзвуковых скоростей.

Такое мое неведение продолжалось до начала апреля 1958 года, когда приказом директора завода В.Я. Литвинова был образован новый цех № 15 – сборочно-испытательный. Территориально он разместился на месте цеха № 12, где до этого собирались самолеты Ту-16. При этом оборудование для сборки самолетов было перебазировано в другой корпус, где спустя некоторое время его вновь смонтировали, и на нем опять же продолжилась сборка самолетов Т-16, хотя и в меньшем количестве, чем на старом месте. А во вновь созданном цехе № 15 приказом директора были образованы участки сборки центрального блока, боковых блоков и хвостовых отсеков для всех блоков ракеты, а также контрольно-испытательная станция (КИС) для автономных и комплексных пневмо-гидро-электрических испытаний блоков ракеты и окончательной выдачи «путевки в жизнь» каждому изделию.

Начальником цеха № 15 был назначен М.Г. Перченок (до этого – начальник цеха № 17, или ЛИС), его заместителем – А.Я. Леньков, ранее работавший начальником цеха № 12. Начальником КИС стал Е.Н. Одинцов, которой до этого был заместителем начальника цеха № 55 – цеха входного контроля радиоэлектронной, электромеханической и электрической бортовой аппаратуры самолета Ту-16. Начальниками смен в КИС пришли А.М. Солдатенков и Е.А. Бубнов. Руководителями бригад испытаний ракетных блоков и всей ракеты в целом назначили молодых инженеров из цехов № 17 и 55. В их числе были Н.И. Полунин (система управления), Е.А. Болотов (телеметрия и анализ телеметрической информации), Н.С. Шурапов (радиосистемы), А.А. Хохлов (система опорожнения баков), С.А. Ендуладзе (автомат подрыва ракеты). Что касается меня, то я был назначен руководителем бригады испытаний двигателей и пневогидрооборудования. Костяк рабочих на участках сборки составили высококвалифицированные слесари, электрики и испытатели из цехов №№ 12 и 17.

После получения приказа о новом назначении нас всех собрали в заводоуправлении и рассказали, какую именно технику в дальнейшем будет выпускать наше предприятие. Первоочередными задачами, которые перед нами тогда поставили, были следующие: наше переобучение в подразделениях ОКБ-1 и на заводе № 88 в Подлипках, а также скорейшее переоборудование нашего цеха под выпуск ракетной продукции. При этом все мы, мягко говоря, были ошеломлены услышанным, но в то же время открывшиеся перспективы придали нам энтузиазма и энергии.

Около полугода работники КИС в полном составе проходили обучение в Подлипках. Мы прослушали общий курс основ ракетной техники, изучили нормативно-техническую документацию ракетной отрасли (она значительно отличалась от той, которая действовала в самолетостроении), общую рабочие материалы по ракете 8К71, и, наконец, детально изучили ту документацию, по которой каждому из нас предстояло работать в должности, занимаемой на заводе № 1. По всем этим четырем дисциплинам мы сдали зачеты, что было обязательным условием для допуска каждого из нас к работе на ракетном производстве.

В последующие месяцы мы практически осваивали ракетное производство в цехе завода № 44 завода № 88, причем непосредственно на тех же самых рабочих местах и в тех должностях, на которые нас назначили на заводе № 1 в Куйбышеве. Вначале мы были стажерами, а затем, спустя 3-4 недели, уже приступили к самостоятельной работе в одной смене с нашими московскими коллегами. Вот так, после прохождения полного курса теоретического и практического обучения, мы уже были готовы к работе на ракетном производстве завода № 1.

В конце августа 1958 года все мы вернулись с этой стажировки домой. К тому моменту бывший цех № 12 уже было не узнать. Полы, стены, антресоли, фрамуги – все блестело от свежей краски и лака. Как сейчас бы сказали, в помещении сделали полный евроремонт. К тому же все руководящие работники цеха и все КИСовцы ходили в белых халатах и белых шапочках, мастера сборки – во всем синем, а представители рабочего класса – в прекрасно сшитой рабочей форме бежевого цвета и таких же беретах, словно в отделении хирургии. Сборка ракет к тому моменту уже шла вовсю.

Что же касается нас, то все мы, прибывшие со стажировки, сразу же приступили к монтажу испытательного оборудования, прибывшего в КИС из Москвы, Харькова, Подлипок, Химок, а также из других цехов нашего завода. Работа была срочная, и сборщики нас все время подгоняли, потому что к концу года заводу уже требовалось сдать госкомиссии два готовых изделия. И к моменту поступления в КИС первого ракетного блока все необходимое контрольное оборудование здесь уже находилось в полной готовности.

 

«Работали круглосуточно и без выходных…»

В первой половине 1958 года, когда на заводе № 1 в Куйбышеве уже началась реорганизация производства, на полигоне Тюратам продолжались пуски ракет Р-7, которые в то время пока еще изготавливались на опытном заводе № 88 в Подлипках. Наряду с испытанием изделий военного назначения к этому времени также состоялись два старта в целях исследования космического пространства.

Однако попытка запустить еще один спутник 28 апреля 1958 года оказалась неудачной: на первых же секундах полета отказал один из двигателей, и ракета упала в степь недалеко от стартовой площадки. Конечно же, об этой аварии в советских газетах ничего не сообщалось. И все-таки наш третий спутник вскоре оказался в космосе: 15 мая того же года «семерка» уже не подвела и вывела на околоземную орбиту аппарат, который и стал называться третьим советским ИСЗ (рис. 43). После этого успеха С.П. Королёв при личном одобрении Н.С. Хрущёва начал подготовку к реализации программы запуска автоматических станций на Луну, осуществление которой с помощью все той же ракеты Р-7 было намечено на 1959 год.

Тем временем за ходом подготовки завода № 1 к массовому выпуску ракет Р-7, а позднее - и за самой работой предприятия внимательно следило высшее руководство СССР. Так, в апреле 1958 года завод посетил заместитель председателя Совета Министров СССР Д.Ф. Устинов (рис. 44), в августе того же года – Первый секретарь ЦК КПСС и председатель Совета Министров СССР Н.С. Хрущёв (рис. 45), а в апреле 1959 года – секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев (рис. 46). И поскольку на первом этапе темпы реорганизации предприятия заметно отставали от запланированных, то состояние дел с подготовкой производства изделий 8К71 и двигателей к ним в это время дважды детально рассматривалось на заседаниях комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам.

В решении № 62, принятом комиссией 16 августа 1958 года, отмечалось следующее: «Несмотря на проделанную значительную работу на заводах №№ 1 и 24 по подготовке производства изделия 8К71, постановление ЦК КПСС и СМ СССР от 2 января 1958 года № 2-1 по серийному изготовлению этих изделий в 1958 году выполняется неудовлетворительно. Основной причиной такого состояния является отставание с подготовкой производства, выделением производственных площадей и запуском в производство деталей и узлов». После обстоятельного доклада С.П. Королёва комиссия, как положено, определила конкретных виновников отставания (ими оказались смежные организации), а затем «наметила конкретные мероприятия с целью устранения имевших место недостатков».

Однако и после этого в стране нашлись некоторые предприятия, не поставлявшие вовремя на завод № 1 ряд комплектующих узлов и деталей. Этот вопрос рассматривался на следующем заседании той же комиссии 10 сентября 1958 года, которая в своем решении № 72 отметила, что «за прошедший месяц… работы по подготовке серийного производства изделий 8К71 и двигателей к нему на заводах № 1 и 24 продолжают отставать от установленных сроков. Завод № 1 отстает с изготовлением оснастки сборочных цехов для изготовления агрегатов и узлов, имеющих большие диаметры, установок и стендов для испытания деталей, узлов и агрегатов изделия 8К71. Завод не приступил к сборке изделия 8К71 из узлов и деталей, представленных заводом № 88 ГКОТ, из-за неподготовленности сборочного цеха, реконструкция которого закончена с отставанием на один месяц. Производство рулевых машин обеспечено оснасткой на 45 процентов». Комиссия приняла к сведению доклады директоров заводов № 1 и № 24 В.Я. Литвинова и П.Д. Лаврентьева о том, что ими приняты все необходимые меры для начала выпуска изделий 8К71 уже в 1958 году.

Производственники свое слово сдержали, и благодаря их неимоверным усилиям особо важное задание страны было выполнено в срок. В ноябре 1958 года комиссия Государственного комитета по оборонной технике СССР (ГКОТ) по заданию правительства инспектировала куйбышевские заводы №№ 1 и 24, а также их основные предприятия-смежники – заводы №№ 238, 281 и 305. По итогам проверки в своем докладе руководитель инспектирующей группы доложил, что «завод № 1 в настоящее время представляет собой нормально действующее предприятие по производству изделий 8К71, которое может обеспечить выполнение как программы 1958 года, так и программы 1959 года».

К концу первой декады ноября здесь закончили сборку первой из запланированных «семерок», которая тогда же была передана на контрольно-испытательную станцию (КИС) завода. Учитывая необходимость изготовления в 1958 году еще двух изделий, работы по их сборке и испытаниям с целью выполнения в срок задания партии и правительства на предприятии велись круглосуточно и без выходных дней. Все это время на самых ответственных участках сборки и испытаний ракет постоянно находился заместитель Главного конструктора ОКБ-1 Д.И. Козлов.

Вот как о тех трудных неделях конца 1958 года вспоминал ветеран ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс» Г.Е. Фомин:

- В то время мы работали не просто круглосуточно и без выходных, а по-настоящему переселились в помещение цеха и жили здесь, как дома, особенно в течение последних 20 дней перед сдачей изделия. Для этого на наших рабочих местах были расставлены раскладушки, все мы принесли сюда свои личные туалетные принадлежности, и к тому же в цехе круглосуточно работал буфет. Каких-то кулинарных изысков и деликатесов в нем не было, но тем не менее здесь всегда можно было подкрепиться бутербродами с колбасой, сыром или маслом, горячим чаем, лимонадом или томатным соком. В.Я. Литвинов и Д.И. Козлов два раза в сутки проводили оперативки в кабинете начальника цеха, на которых они подводили итоги уже сделанного, после чего выдавали сменные задания каждому участку с указанием конкретных работ, которые необходимо было выполнить до следующей оперативки. График выполнения этих работ расписывался даже не по часам, а буквально по минутам, и при этом всегда указывалось, какое денежное вознаграждение получит инженер или рабочий за выполнение задания качественно и в срок. В результате такого метода стимулирования производственного процесса все мы к Новому году получили большие по тем временам деньги, чем немало порадовали своих родных, которые, конечно же, очень переживали за наше отсутствие дома в течение многих недель.

Чтобы сейчас понять все значение той громадной работы, которую коллективу завода пришлось проделать в 1958 году, следует сказать: до этого никто и никогда в мире не занимался переводом крупного промышленного предприятия на массовое ракетное производство, и к тому же в столь сжатые сроки. Какими сжатыми они были, говорит хотя бы тот факт, что в феврале 1958 года, когда Д.И. Козлов приехал на предприятие, здесь все еще полным ходом продолжался выпуск самолетов. А в конце декабря того же года (всего через 10 месяцев после начала реорганизации) в цехах завода № 1 уже были собраны, проверены и подготовлены к отправке на полигон Тюратам три новые ракеты Р-7, одна из которых в феврале 1959 года успешно вышла на орбиту. Сейчас ни один серьезный производственник не поверит, что в такое короткое время можно полностью перепрофилировать хоть какое-нибудь крупное предприятие.

 

Чрезвычайное происшествие

Как уже было сказано, два первых собственных ракетных изделия коллективу завода № 1 удалось изготовить к декабрю 1958 года ценой громадных усилий. Самая первая ракета 30 декабря была отправлена на полигон НИИП-5 в вагонах специального поезда для подготовки и проведения летных испытаний. В том же поезде на полигон Тюратам уехали заместитель Главного конструктора ОКБ-1 Д.И. Козлов, а также бригада наиболее подготовленных и квалифицированных специалистов завода № 1, руководителем которой был назначен начальник смены КИС А.М. Солдатенков (рис. 47). Несколькими днями раньше из Москвы сюда же прибыл и С.П. Королёв.

Безо всяких приключений литерный эшелон с секретным изделием добрался до полигона 31 декабря 1958 года, и в тот же день грузовые вагоны подали к объекту № 135 (монтажно-испытательный корпус - МИК). Здесь они и стояли вплоть до 3 января 1959 года, когда совершенно неожиданно, что называется, на пустом месте, произошло чрезвычайное происшествие, суть которого видна из официального документа того времени, не так давно рассекреченного: «В связи с занятостью личного состава испытательной части изделие 8К71 № 041081 в первые дни января 1959 года не перевозилось в цех, а было оставлено в вагонах на железнодорожных путях около здания монтажно-испытательного корпуса (МИК)… В этой ситуации 3 января 1959 года, при совершении маневров на железнодорожных путях около МИКа, по вине службы железнодорожных перевозок полигона было допущено столкновение движущегося мотовоза (так на Байконуре называли тепловозы – В.Е.) (рис. 48) со стоящими вагонами, в которых находилось изделие. Последующий осмотр блоков изделия, доставленных 4 января в здание МИКа, показал, что при столкновении имел место удар значительной силы. Блоки изделия, закрепленные на выдвижных рамах вагонов, были сорваны со своих мест вместе с рамами (порвались сцепко-упоры). Главным конструктором ОКБ-1 С.П. Королёвым было принято решение о создании специальной комиссии, которой поручена проверка установленной на блоки изделия аппаратуры в лабораторных и заводских условиях…» Впоследствии виновником чрезвычайного происшествия был признан машинист мотовоза, который попал под суд.

Непосредственным очевидцем этого ЧП был Д.И. Козлов, который о нем вспоминает следующее:

- Этот инцидент на полигоне Тюратам мне больше всего запомнился на фоне того напряженного времени, когда мы готовились к летным испытаниям самых первых ракет куйбышевского производства. Уже была известна дата пуска – 17 февраля, и весь завод работал без выходных, чтобы доставить на полигон первую ракету в установленные сроки. Поэтому можно представить мою реакцию, когда после нашего прибытия изделие не стали сразу выгружать из вагонов. Руководство полигона объясняло это тем, что на 2 января намечен пуск первой автоматической станции в сторону Луны (рис. 49), и потому весь персонал МИКа занят его подготовкой.

Пуск лунной ракеты прошел успешно, а на другой день мне вдруг сообщили, что при маневровых железнодорожных работах произошла авария, во время которой в вагоны с нашим изделием врезался мотовоз. Когда мы с Королёвым примчались на место происшествия, то выяснили, что из-за удара элементы оболочки нашей первой ракеты сорвались с крепежа, а ее топливные баки и некоторые другие узлы и детали получили серьезные повреждения. Нам сразу же стало ясно, что эту ракету вывозить на стартовую позицию уже нельзя, потому что от удара повело всю ее конструкцию, а рисковать мы не имели права. Поэтому к пуску 17 февраля 1959 года, который имел военное назначение, сразу же стали готовить вторую ракету, изготовленную на куйбышевском заводе и прибывшую на полигон во второй половине января. В указанный день состоялся ее успешный старт. Что же касается поврежденной ракеты, то ее впоследствии пришлось разобрать почти целиком и отправить обратно в Куйбышев. После дополнительных проверок выяснилось, что наиболее пострадавшие элементы ее конструкции восстановлению уже не подлежали. Тем не менее большинство узлов и агрегатов этой ракеты в дальнейшем все же были использованы при сборке других изделий, изготовленных заводом № 1 в 1959 году.

В общей сложности в 1959 году на полигоне Тюратам для выведения в космос автоматических станций было произведено семь пусков, но только три из них оказались удачными и потому получили мировую известность. Кроме пуска 2 января 1959 года «Луны-1», которая прошла в пяти тысячах километрах от нашего естественного спутника и затем вышла на орбиту вокруг Солнца, осенью того же года состоялись еще два успешных старта, после которых престиж советской космонавтики поднялся на небывалую высоту. Сначала 14 сентября 1959 года поверхности нашего ночного светила впервые в мире достигла станция «Луна-2» (рис. 50, 51), а 4 октября на межпланетную траекторию вышла «Луна-3» (рис. 52, 53). Как известно, через три дня она сфотографировала обратную, ранее никем не виденную сторону нашего вечного спутника, после чего по телеканалам передала это изображение на Землю. Опубликованная в советской прессе, эта фотография в те дни буквально потрясла весь мир.

Кстати, во время своего первого визита в Америку в сентябре 1959 года, всего через неделю после полета «Луны-2», Н.С. Хрущёв преподнес президенту США Дуайту Эйзенхауэру точную копию вымпела с гербом СССР (рис. 54), доставленного нашей ракетой на поверхность ночного светила. Очевидцы говорят, что в эти минуты на лице американского лидера наряду с дежурной улыбкой порой проскальзывала мимолетная гримаса, словно бы у него болели зубы.

 

«Мы делаем ракеты на конвейере, как сосиски…»

Что же касается остальных «козловских» изделий, то полностью выполнили свою задачу 10 из 16 ракет Р-7, запущенных с полигона Тюратам в период с 24 декабря 1958 года по 27 ноября 1959 года. Три «семерки» потерпели неудачу из-за неустойчивой работы системы радиокоррекции, причем две из них перелетели цель более чем на 1800 километров, а одна – на 16,8 километра. Следующая ракета из-за ненормальной работы аппаратов наддува в системе подачи окислителя на конечном этапе полета не долетела до цели 28 километров. Еще две ракеты прекратили свой полет вскоре после старта из-за отклонений в работе двигательной установки.

Конечно же, эти неполадки вызывали озабоченность у руководства Министерства обороны СССР, и по этой причине постановление Совета Министров СССР о принятии межконтинентальной баллистической ракеты Р-7 на вооружение Советской Армии было подписано только 20 января 1960 года. А уже к весне в СССР на боевом дежурстве стояли четыре ракеты Р-7, нацеленные на Вашингтон, Нью-Йорк, Лос-Анджелес и Чикаго. Однако США в конце 1960 года тоже приняли на вооружение свои баллистические ракеты «Атлас». Тем самым был дан старт ракетно-ядерному противостоянию двух мировых сверхдержав.

В этих условиях главной целью продолжения испытаний «семерки» было дальнейшее совершенствование изделия. Поскольку Д.И. Козлов прекрасно видел ряд недостатков своего детища, то он, как это и положено ведущему конструктору, стремился их устранить, причем в минимальные сроки. Основным из них была низкая точность, что военные специалисты на первом этапе предлагали компенсировать увеличением силы термоядерного заряда – не менее трех мегатонн. Но ведь понятно, что чем мощнее заряд, тем он тяжелее, а увеличение веса головной части сразу же сказывалось на дальности полета ракеты, которая в ряде испытаний вместо проектных 10 тысяч километров пролетала всего 8 тысяч.

Еще в мае 1959 года С.П. Королёв, основываясь на материалах уже проведенных к тому времени испытаний Р-7, направил для утверждения в Совет Министров СССР проект её модернизации и создания на её основе ракеты с более высокими техническими характеристиками. Впоследствии в технической документации это изделие получило наименование Р-7А (индекс 8К74). Уже вскоре комиссия Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам своим решением № 59 от 10 июня 1959 года одобрила предлагаемые конструктивные изменения и рекомендовала ракету Р-7А для производства и последующих испытаний. При этом на завод № 1 возлагалась задача: в 1959 году изготовить два опытных образца изделия 8К74, наряду с продолжением выпуска изделий 8К71. Предприятие с задачей справилось, и летные испытания Р-7А на полигоне Тюратам прошли в срок – с 24 декабря 1959 года по июль 1960 года.

Самым важным отличием Р-7А от предшественницы стала замена системы радиоуправления гироскопическими приборами, значительно более совершенными, что сразу же повысило точность поражения цели. К тому же модернизированное изделие имело меньшую стартовую массу по сравнению с Р-7 (276 тонн против 283 тонн). Снижение массы головной части стало возможным благодаря облегченному термоядерному боезаряду, а уменьшение остального веса ракеты произошло в результате более плотной компоновки ее агрегатов и оборудования, а также упразднения блоков радиокоррекции, ставших ненужными после перехода на новую систему управления. Несмотря на снижение общей массы, объем топливных баков Р-7А по сравнению с «семеркой» заметно увеличился, и потому ракета стала брать на борт больше горючего.

Благодаря этим новшествам Р-7А в ходе первых же стартов покрывала расстояние более чем в 12 тысяч километров, в связи с чем для отработки полета на максимально возможную дальность уже в январе 1960 года изделия после запуска стали направлять не на камчатский полигон Кура, а дальше него - в акваторию Тихого океана. Поэтому еще в конце зимы 1960 года в американских газетах появились фотографии, на которых было запечатлено падение головной части «семерки» в океанские воды совсем рядом с Гавайскими островами и в каких-то двух тысячах миль от Сан-Франциско. Эти снимки буквально шокировали многих американских обывателей, но в то же время отрезвляюще подействовали на руководство США, которое, по данным советской разведки, к тому времени все еще не отказывалось от планов ядерного нападения на СССР.

Всего в ходе этих летно-конструкторских испытаний с Тюратама и с 53-го научно-исследовательского испытательного полигона (НИИП-53) в Архангельской области (впоследствии космодром Плесецк) было проведено восемь пусков ракет Р-7А, выпущенных в Куйбышеве, и при этом в ходе семи из них изделие полностью выполнило свою задачу. Тем самым была показана правильность всех выбранных конструкторских решений. В ходе испытаний удалось существенно упростить процесс подготовки изделия к пуску, который теперь вместо двух суток занимал несколько часов. А в 1961 году ракета Р-7А была принята на вооружение Советской Армии, заменив собой ракету Р-7.

Что же касается завода № 1 имени И.В. Сталина, то к началу 1960 года он уже представлял собой полностью сформированное и совершенно самостоятельное ракетное производство, выпускавшее каждую неделю по одной «семерке» (рис. 55-58). И если для первых трех изделий ряд важных деталей и агрегатов все же были изготовлены на заводе № 88, то в 1959 году все узлы отправляемых на полигон Р-7 уже были «родными», куйбышевскими. Именно тогда после посещения завода № 1 Н.С. Хрущёв заявил на весь мир, что «теперь мы делаем ракеты на конвейере, как сосиски», а потом пообещал с помощью этих ракет показать ненавистной Америке «кузькину мать» (рис. 59).

В 1960 году закрытым Указом Президиума Верховного Совета СССР заместитель Главного конструктора ОКБ-1 Д.И. Козлов был награжден орденом Ленина, а директору завода № 1 В.Я. Литвинову второй раз вручили Звезду Героя Социалистического Труда (первую он получил в 1945 году). Как было сказано в документах, этих наград они удостоились «за успешное проведение беспрецедентной по масштабам и по срокам работы по организации в городе Куйбышеве полномасштабного ракетного производства». А у Д.И. Козлова (рис. 60) за его вклад в ракетно-космическую отрасль страны впереди был еще целый фейерверк высших государственных наград, в том числе две медали «Золотая Звезда» Героя Социалистического Труда.

 

Шпионам здесь делать нечего

С конца 50-х годов у западных спецслужб, и в первую очередь у Центрального разведывательного управления США, существовала (и до сих пор существует!) целая программа по добыче развединформации о наших оборонно-космических предприятиях. Кроме американцев, в сборе таких разведданных чаще всего участвуют также спецслужбы Канады и Великобритании. Поэтому уже в 1958 году, когда серийное производство ракет-носителей было перенесено в Куйбышев, перед КГБ СССР во весь рост встала проблема создания в нашем городе эффективной системы нейтрализации западных разведчиков. Сейчас ветераны госбезопасности с удовлетворением отмечают, что предпринятые в те годы меры против иностранных спецслужб оказалась достаточно эффективными. О некоторых из них рассказал полковник госбезопасности Сергей Георгиевич Хумарьян (рис. 61), который затем до конца своей жизни оставался заведующим музеем истории управления ФСБ по Самарской области. С начала 50-х годов Хумарьян работал в отделе контрразведки управления КГБ по Куйбышевской области, а в 70-х - 90-х годах возглавлял эту службу.

- Уже в первые дни существования завода «Прогресс» нами начали проводиться мероприятия, которые предотвращали утечку секретов с оборонных заводов через различные электромагнитные излучения. Ведь уже в конце 50-х годов средствами электронной разведки можно было, например, прослушивать внутризаводские телефонные переговоры, находясь на довольно значительном расстоянии от секретного объекта. А чуть позже и у США появились очень чувствительные спутники-шпионы, которые, находясь над Куйбышевом, были в состоянии считывать информацию с любого электромагнитного излучения, вышедшего за пределы «Прогресса» или ЦСКБ. Поэтому сотрудники КГБ внимательно и строго следили за тем, чтобы в момент пролёта такого спутника над нашим городом на этих предприятиях неукоснительно соблюдался режим молчания в эфире. Несколько позже появилась научно подготовленная и технически обеспеченная программа ПДИТР (противодействие иностранным техническим разведкам), в которой каждое предприятие и органы госбезопасности выполняли свои четко обозначенные функции.

Другим уровнем той же системы стало предотвращение утечек информации, содержащейся в заводских документах особой важности. Главной нашей задачей в этой сфере стала работа с людьми, имеющих допуск к таким документам. С этим уровнем безопасности очень близко соприкасался еще один, выстроенной контрразведкой на наших оборонно-космических заводах: предотвращение непосредственного внедрения в эти закрытые коллективы агентов иностранных спецслужб. Следует сразу сказать, что за все годы работы РКЦ «ЦСКБ-Прогресс» фактов утечки информации через эти барьеры зафиксировано не было.

Тем не менее нашей службой не раз отмечались попытки иностранных разведок установить контакт с лицами, имеющими отношение к оборонно-космическим объектам. Это происходило при различных обстоятельствах – как внутри страны, так и за ее пределами. Рассказать подробнее о каком-либо из таких инцидентов я сейчас не могу, так как информация на этот счет по-прежнему остается закрытой.

У нас также не раз были отмечены и попытки работы сотрудников зарубежных спецслужб на территориях, непосредственно примыкающих к оборонно-космическим предприятиям. Эти попытки начались практически сразу же после того, как в 1958 году в Куйбышеве было начато серийное ракетное производство, и оставались особенно активными вплоть до 1960 года, когда город перешел в разряд закрытых.

В этот период практически каждую неделю сюда приезжали сотрудники различных посольств, под крышей которых работали установленные иностранные разведчики. На нашем сленге все они кратко именовались «дипломатами». Для отказа же в посещении Куйбышева сотрудниками посольств формально не имелось никаких причин: город в то время еще был открытым, и потому иностранцы приезжали сюда официально, в соответствии с программой обмена дипломатическими представительствами, с целью знакомства с достопримечательностями или историей города, или с целью посещения каких-нибудь несекретных производств.

В этот краткий период пару раз были случаи, когда у завода «Прогресс» нашими работниками задерживались автомобили с установленными иностранными разведчиками, официально приехавшими в Куйбышев. При них в машинах каждый раз обнаруживалось специальное техническое оборудование, предназначенное для снятия информации с заводских электромагнитных излучений (рис. 62). Все эти случаи закончились выдворением зарвавшихся разведчиков за пределы СССР.

И даже после того, как наш город стал закрытым, сюда регулярно приезжали иностранные делегации. Как правило, это было при возведении каких-то крупных промышленных объектов, а также при запуске производств с иностранными технологиями или оборудованием. В каждой из таких групп среди технических специалистов обязательно присутствовал один или даже несколько установленных иностранных разведчиков. Обо всех них мы обычно имели полную информацию, и потому всегда держали их в поле своего наблюдения, чтобы успеть в любой момент предотвратить попытки разведдеятельности.

В общей сложности в течение последних сорока лет в Куйбышеве было пресечено несколько десятков попыток сбора закрытой информации со стороны иностранных спецслужб. Но при этом, конечно же, речь может идти только о выявленных случаях такого рода. А ведь в нашей практике было гораздо больше фактов, когда нам удавалось предотвратить даже сами практические попытки сбора секретных сведений. В те годы для их предотвращения мы применяли, на первый взгляд, примитивные методы, но они тем не менее срабатывали на все сто процентов. Впрочем, для нынешних российских условий даже такие методы кажутся фантастикой.

Расскажу об одном из таких контрразведывательных приемов, который ныне уже ни для кого не является секретом. Нам было хорошо известно, что в случаях, когда иностранные разведчики проезжали через закрытые советские города на поезде, они непрерывно фотографировали все, что видели из окна, а также снимали информацию другими способами. При этом разведчики всегда прекрасно понимали, что их действия незаконны, поэтому в тот момент, когда один из них фотографировал, другой в это время следил в коридоре, чтобы кто-нибудь посторонний не вошел в их купе. А ведь при проезде через Куйбышев из железнодорожного вагона хорошо видны и завод «Прогресс», и авиационный завод, и некоторые другие.

Для борьбы с такими «фотографами» мы придумали простой, но эффективный метод. Мы выходили непосредственно на начальника Куйбышевской железной дороги, и по его указанию именно в тот момент, когда пассажирский состав с установленными разведчиками проезжал мимо наших оборонно-космических предприятий, по параллельному или встречному пути пускали электричку. И тогда иностранцы вместо заводов могли видеть из окна только мелькающие вагоны электропоезда. Сейчас, конечно же, такое попросту невозможно.

Еще один прием борьбы с агентами разведслужб мы использовали в аэропорту «Смышляевка», который довольно долго был официальными воздушными воротами нашего города. Еще в 60-е здесь регулярно приземлялись самолеты, на борту которых находились сотрудники посольств, они же – представители иностранных разведок. И здесь во время стоянок такие «дипломаты» постоянно выскакивали на летное поле с фотоаппаратами, чтобы запечатлеть на пленку безымянские оборонные предприятия, взлетно-посадочную полосу аэропорта, или просто стоящие здесь самолеты. Мы их не раз предупреждали, что подобные штучки являются нарушением закона, однако иностранцы нас не очень-то и слушали - и все равно не раз пытались всеми правдами и неправдами произвести фотосъемку.

Однажды руководству УКГБ это надоело. Вот тогда-то по договоренности с руководством авиапредприятия перед зданием аэровокзала хвостом к входу стали ставить самолет с винтовыми двигателями, готовыми к запуску (тогда многие пассажирские самолеты были такими). В ту минуту, когда кто-то из разведчиков с сумкой фотоаппаратуры рисковал выйти из здания, включались двигатели, и «горе-фотографа» потоком горячего воздуха сдувало, словно пушинку…

…О том, что система контрразведки, созданная на космических предприятиях Самары, была очень эффективной, говорят, в частности, попавшие в КГБ… отчеты западных спецслужб. Как видно из этих материалов, руководители иностранных разведок регулярно сетовали, что из года в год им не удается получить никакой существенной информации о закрытых космических заводах на Волге. Лишь в перестроечные и постперестроечные годы иностранцы наконец-то смогли попасть на эти самарские предприятия – теперь уже в качестве гостей и партнеров по мирному освоению космоса.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

Голованов Я.К. 1994. Королев: факты и мифы. М., Наука.: 1-800.

Голованов Я.К. 2001. Заметки вашего современника. Т.3. 1983-2000. М., Изд-во «Доброе слово».

Дмитрий Ильич Козлов. Генеральный конструктор. Самара, ООО Художественно-производственное предприятие «ИФА-Пресс». 1999.

Ерофеев В.В. «Я давал Королёву рекомендацию в партию». – Газета «Секретные материалы», № 8 – 2006 год, март.

Ерофеев В.В. На заре космической эры. – Газета «Волжская коммуна», 4 октября 2007 года.

Ерофеев В.В. Трагедия космического масштаба. – Газета «Секретные материалы», № 11 – 2008 год, апрель.

Ерофеев В.В. Сражение за небо. – Газета «Волжская коммуна», 24 января 2009 года.

Ерофеев В.В. Земные события космического масштаба. – «Тайны ХХ века», № 12 – 2009 год, март.

Ерофеев В.В. Он сказал: «Поехали!» – Газета «Волжская коммуна», 11 апреля 2009 года.

Ерофеев В.В. Генерал космической верфи. – «Тайны ХХ века», № 18- 2009 год, май.

Ерофеев В.В. Провал «космического шпиона». – «Тайны ХХ века», № 26 – 2009 год, июль.

Ерофеев В.В. Как мы не полетели на Луну. – «Тайны ХХ века», № 27 – 2009 год, июль.

Ерофеев В.В. Штаб орбитальной разведки. – Газета «Волжская коммуна», 29 июля 2009 года.

Ерофеев В.В. Генеральный конструктор. – Газета «Волжская коммуна», 26 сентября 2009 года.

Ерофеев В.В. Генерал крылатого завода. – Газета «Волжская коммуна», 24 апреля 2010 года.

Ерофеев В.В. Нелетающий носитель. – Газета «Волжская коммуна», 19 июня 2010 года.

Ерофеев В.В. Вселенские масштабы советской разведки. – Газета «Секретные материалы», № 19 – 2010 год, сентябрь.

Ерофеев В.В. Космическая весна. – Газета «Волжская коммуна», 9 апреля 2011 года.

Ерофеев В.В. Улыбка Юрия Гагарина. – Газета «Секретные материалы», №№ 7-9 – 2011 год, апрель.

Ерофеев В.В. Легендарный конструктор. – Газета «Волжская коммуна», 18 июня 2011 года.

Ерофеев В.В. Небо смотрит на тебя. – Газета «Волжская коммуна», 24 марта 2012 года.

Ерофеев В.В. Завод для «семёрки». – «Тайны ХХ века», № 53 - 2012 год, декабрь.

Ерофеев В.В. Завод для «семёрки». – Газета «Волжская коммуна», 9 февраля 2013 года.

Ерофеев В.В. Космодром Байконур. – «Тайны ХХ века», № 20 – 2013 год, май.

Ерофеев В.В. Трудный старт «Союза». – «Тайны ХХ века», № 33 – 2013 год, август.

Ерофеев В.В. Трудный путь к звёздам. – «Тайны ХХ века», № 47 – 2013 год, ноябрь.

Ерофеев В.В. 2006. Генерал космической верфи. – В газ. «Волжская коммуна», 2006 год, №№ 51, 137, 142, 147, 152, 157, 162, 167, 172, 177, 182, 187, 192, 197, 202, 210.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Конструктор космической верфи (Самара космическая. Дмитрий Ильич Козлов и его соратники). Самара, изд-во «Офорт», 2007 год. 308 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2009. Конструктор космической верфи (Самара космическая. Дмитрий Ильич Козлов и его соратники). Самара, изд-во «Офорт», 2009 год. 308 с., цв. вкл. 16 с.

Космонавтика. Маленькая энциклопедия. Гл. редактор В.П. Глушко. 2-е изд., доп. М. «Сов. энциклопедия», 1970.: 1-592.

Первушин А. 2004. Битва за звезды. М., ООО «Издательства АСТ». :1-831.

Ракетно-космическая корпорация «Энергия» им. С.П. Королева. Гл. ред. Ю.Л. Семенов. 1996.

Центральное специализированное конструкторское бюро. Самара, изд-во «Агни». 1999.

Черток Б.Е. 1999. Ракеты и люди. М, Машиностроение.

 

 

Дополнение

Из материалов Самарского областного государственного архива социально-политической истории (СОГАСПИ).

 

Секретно.

Экз. № 1

Секретарю Куйбышевского областного комитета КПСС товарищу Евсееву В.Н.

В связи с предстоящим приездом в город Куйбышев сотрудников иностранных посольств, мною 16 октября с.г., совместно с сотрудниками Управления КГБ т.т. Игошиным и Комаровым был произведён осмотр периметра завода № 1 МАП со стороны железной дороги и проверка состояния охраны Лётно-испытательной станции, как наиболее важного участка завода, где сосредоточена готовая совершенно секретная продукция. При осмотре было установлено неудовлетворительное состояние ограждения аэродрома, где имеется полная возможность прохода на аэродром и проникновения к самолётам посторонних лиц, а также совершенно неудовлетворительное состояние охраны Лётно-испытательной станции.

В районе лесоцеха, где на территории завода проходит железнодорожная ветка, мы прошли через открытые ворота на Лётно-испытательную станцию. Боец военизированной охраны первой категории Шерунов В.М., 1927 года рождения, беспартийный, находясь на посту непосредственно около этих ворот, в нарушение устава караульной службы занимался посторонним делом и не обращал внимание на хождение посторонних лиц. По этому вопросу был вызван замначальника охраны тов. Петров, которому указано на этот факт, как на чрезвычайное происшествие.

Одновременно в беседе с бойцом Шеркуновым было установлено, что жел. дорожные транспортные средства при проезде на территорию завода и обратно не контролируются должным образом, и поэтому имеется возможность проезда на завод посторонних лиц и вывоза с завода похищенных деталей и материалов.

Вышеизложенный факт свидетельствует о безответственном отношении со стороны руководящих работников завода к охране оборонного предприятия и готовой продукции.

Начальник Управления КГБ по Куйбышевской области Гусев (подпись).

7 октября 1957 г.

№ 1-895.

город Куйбышев

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 123, д. 41, л.л. 265-266.

 

***

В Куйбышевский областной комитет КПСС.

Сов. секретно.

Экз. единственный

Справка

Управление КГБ при CM Союза ССР по Куйбышевской области располагает агентурными материалами о фактах разглашения сведений по подготовке вопроса о производстве на заводах №№ 1 и 24 нового изделия, а также разглашении секретных данных по другим авиационным заводам.

Так, по сообщению агента «Ершова», зам. главного инженера завода № 207 Исаюк Н.И., член КПСС, находившийся 25 декабря 1957 года на заводе № 1, в беседе с работниками 24 отдела, заявил: «С Нового года вы будете осваивать ракету, первую ступень хотели отдать нашему заводу, а тов. Литвинов захотел, чтобы ему дали эти два агрегата».

В этом же донесении агент «Ершов» указывает, что в беседе с ним конструктор отдела главного технолога завода № 1 Малофеев А.И., беспартийный, 23 декабря 1957 года заявил: «Ты знаешь, что производство основного изделия «88» завод заканчивает в этом месяце, и с Нового года приступит к освоению нового изделия - ракеты».

Агент «Александров» 11 ноября 1957 года сообщил, что в беседе с ним нач. бригады вооружения серийно-конструкторского отдела завода № 1 Даутов М.А., беспартийный, рассказал, что он слышал о возможном переходе завода на выпуск нового изделия – ракеты. .

По данным агента «Потапова», инженер ОКБ завода й 276 Локшин в октябре 1957 года, находясь в курительной комнате ОКБ, говорил, что завод № 207 будет делать межконтинентальную ракету. Этот же агент сообщил, что осенью 1957 года инженер ОКБ завода № 276 Маслов на улице в присутствии группы инженеров ОКБ заявил, что он был в командировке в Министерстве авиационной промышленности, где узнал, что заводу № 24 хотят дать задание - делать двигатели для ракеты.

Начальник управления КГБ по Куйбышевской области Белов (подпись).

9 января 1958 года.

СОГАСПИ, Ф-565, оп. 123, д. 42., л.л. 86-87.

 

***

Куйбышевскому обкому КПСС

Тов. Бурову И.М.

Справка о состоянии охраны объектов 4-го Управления Куйбышевского совнархоза

В целях усиления охраны объектов и устранения недостатков в охране проделана некоторая работа по повышению ответственности командного состава охраны за порученный участок работы, произведена перестановка и замена командного состава на ряде объектов. Вопросы усиления работы с личным составом были рассмотрены на партийных, комсомольских и общих собраниях ВОХР.

Проведена значительная работа по ужесточению пропускного режима как на объекты, так и в режимные участки. Частично проводится замена пропусков, усилен инструктаж личного состава. Дано указание директорам заводов и их заместителям об улучшении технической охраны объектов.

Поставлен вопрос перед Советом Министров СССР о постройке капитальных стен по периметру заводов п/я 208 и п/я 143, о переводе охраны завода п/я 32 в ВОХР 1-й категории.

Начальник 4-го управления Куйбышевского совнархоза Бенькович (подпись).

28.01.1958 г.

№ 22с.

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 123, д. 41, л. 267.

 

***

Л.л. 88-93.

Совершенно секретно

Экз. № 1

Секретарю Куйбышевского областного комитета КПСС товарищу Ефремову М.Т.

Управление КГБ при СМ СССР по Куйбышевской области располагает данными о фактах разглашения сведений о производстве сов. секретной продукции на Куйбышевских авиационных заводах. Прежде всего обращает на себя внимание то, что о новом задании, полученном заводами №№ 1 и 24 стало известно на других предприятиях города Куйбышева и за его пределами.

Об этом свидетельствуют следующие факты. В ноябре 1957 года инженер цеха № 55 завода № 1 Саблин Ю.И., чл. ВЛКСМ, в разговоре с нашим агентом сообщил о том, что, будучи на площадке строительства жилого фонда, он являлся свидетелем «разглагольствования о том, что заводу дается задание по производству ракеты для спутника.

В начале декабря 1957 года начальник конструкторской группы серийно-конструкторского отдела завода № 24 Жуков К.А., беспартийный, в беседе с преподавателем Куйбышевского авиационного института Ивановым, в присутствии нашего агента, заявил: «По заводу ходят слухи о переходе завода на изготовление новой конструкции – межконтинентальных баллистических снарядов».

Несколько позднее инженер-конструктор ОКБ завода № 276 Мильштейн И.И., чл. КПСС, будучи в авиационном институте, в присутствии ряда преподавателей на вопрос Иванова о возможности организации ОКБ на заводе № 24, подтвердил это, и сказал, что: «На этот счет есть уже постановление правительства, о чём он слышал, будучи в командировке в Москве и Киеве».

22 января 1958 года инженер СКО завода № 24 Секушин З.Ю., беспартийный, посетивший авиаинститут, сообщил группе преподавателей, что «несколько человек из СКО поехали в командировку в Москву и, по-видимому, это связано с переходом завода на изготовление межконтинентальных баллистических снарядов».

18 января 1958 года радиомеханик завода № 281 Лукьяненко А.И., беспартийный, посещающий завод № 1 по служебной необходимости, будучи в кабинете начальника цеха № 12, завода № 281 в присутствии группы работников цеха сказал, что на заводе № 1 в марте месяце старое изделие снимут с производства и будут клепать ракету.

20 января 1958 года технолог цеха № 12 завода № 1 Калашников В.Н., чл. ВЛКСМ, возвратившись из командировки с московского завода № 301, в беседе наедине с агентом рассказал: «При разговорах на заводе № 301 и в ОКБ его спрашивали, получил ли завод № 1 что-нибудь новое. При отрицательном ответе они обычно удивлялись, заявляя, что уже давно решено передать заводу № 1 королёвскую машину». По заявлению Калашникова, большинству работников завода № 301 известно, чем занимается конструктор Королёв.

Разговоры относительно новой техники, которую будет изготавливать завод № 1, и о командировках в связи с этим заданием ведутся даже в электропоезде. Например, инженер цеха № 18 завода № 1 Передреев Ю.А., беспартийный, 16 января 1958 года в электропоезде, обращаясь к едущим вместе с ним работникам завода, заявил: «Мы скоро перейдем на новое изделие». 27 января с.г. Передреев, находясь в электропоезде в присутствии ряда работников завода № 1, вскользь затронул вопрос о подготовке завода к запуску нового изделия и, обращаясь к начальнику цеха № 30 Селезнёву, сказал: «Наконец-то мы кончаем делать изделие «88» и перейдем скоро на новое изделие».

Начальник техотдела цеха № 43 завода № 1 Зайдель Л.В., чл. КПСС, 23 января с.г. в электропоезде на вопрос одного из сослуживцев о причинах его длительного отсутствия на заводе, ответил: «Я был в командировке в Москве, вернее, не в Москве, а в Подлипках, это в 40 минутах езды электропоездом от Москвы».

Разглашаются сведения в отношении новой продукции, выпускаемой заводами № 18 и № 207. В частности, преподаватель авиационного института Кувшинов в одной из бесед в группе преподавателей 22 января с.г. после посещения завода № 207 сообщил, что там он осматривал межконтинентальные баллистические снаряды и жидкостные реактивные двигатели.

Во второй половине декабря 1957 года работник завода № 18 Потапов Василий, находясь в компании лиц, не имеющих никакого отношения к авиазаводам, во время выпивки рассказал о том, что на заводе № 18 изготавливается техника, и что для её транспортировки в Куйбышев присылаются специальные вагоны.

По данным нашей агентуры, специальные вагоны, предназначенные для транспортировки ракетной техники, нередко находятся на железнодорожной станции Самарка и своим внешним видом, резко отличающимся от других загонов, обращают на себя внимание окружающих и вызывают суждения о назначении такого типа вагонов.

За последнее время среди работников снабжения завода № 35 возникли разговоры о производстве на заводах № 1 и № 24 особо секретной продукции. Основанием к этому разговору послужило усиление пропускного режима на заводах № 1 и № 24, с которым столкнулись работники гаража и отдела снабжения завода № 35. Как сообщает агентура, «некоторые прямо высказывают предположение, что этим секретным изделием является баллистическая ракета.

Наряду с вышеизложенным, следует указать, что сведения о характере производства авиазаводов разглашаются работниками заводов в переписке, что зафиксировано в процессе выборочной перлюстрации исходящей корреспонденции из Кировского района города Куйбышева. Например, в документе, исходящем в адрес Чиндяева Александра в г. Таганрог, его брат Чиндяев сообщает о своей сестре: «На работу её ещё не устроили, т.к. сейчас все начальники цехов у нас в командировке в Москве. Скоро переходим на новое изделие, вот сейчас и начались командировки».

Неустановленный адресат сообщает Берлиной Н.Б., проживающей в селе Утёвке, Куйбышевской области: «Мне начальник сказал, что больше тебе разговаривать по телефону не придётся, т.к. с 1 февраля категорически запретили разговаривать с людьми за территорией завода, т.к. наш завод, возможно, будет секретный, потому что, что мы делали сейчас, всё прекратилось, а что будем делать - еще никто ничего не знает».

Неустановленный адресат из гор. Куйбышева сообщает в гор. Калугу Бреевой Р.Д.: «Я скоро уеду в командировку в Москву осваивать новую машину, я уже тебе писал об атом, в Москве встретимся, и я тебе тогда сообщу».

Начальник управления КГБ по Куйбышевской области Гусев (подпись).

18 февраля 1958 года.

город Куйбышев.

 

***

Совершенно секретно.

Экз. № 1

Секретарю Куйбышевского областного комитета КПСС тов. Бурову И.М.

В Управление КГБ при СМ по Куйбышевской области поступают данные о разглашении сведений о производстве совершенно секретной продукции на авиационных заводах Кировского района.

Как видно из приведенных ниже примеров, разглашение совершенно секретных сведений допускают прежде всего лица, непосредственно связанные с работой на заводах.

По сообщению нашего агента, 29 марта 1958 года слесарь цеха № 100, завода № 18 Уначаев, будучи пьяным, в присутствии многих лиц рассказывал, что он работает в секретном цехе, куда «пускают по специальным пропускам».

Его жена, работающая продавцом магазина, говорила покупателям магазина, что её муж работает в секретном цехе, выпускающем новую продукцию.

По сообщению того же агента, в апреле 1958 года слесарь цеха № 7 завода 18 Санжеев в присутствии ряда лиц, не имеющих отношения к заводу, рассказал, что в цехе, где он работает, изготовляют ракету очень большого размера, и что она оснащена множеством приборов.

Другой наш агент 14 мая сообщил, что в беседе с ним технолог завода № 18 Подвальнер рассказал ему, что его жена, работающая на заводе № 1, выезжала в командировку на завод, где изготовляется баллистическая ракета.

Установлено, что женой Подвальнера является Левитина Рахиль Хаимовна, 1931 года рождения, член КПСС, работает технологом цеха № 2 завода № 1. Левитина в марте 1958 года была в командировке на заводе п/я 924.

1 октября во время разговора, имевшего место в трамвае, начальник бюро цехового контроля цеха № 5 завода № 1 Эпштейн нашему агенту сказал, что авиационный факультет Куйбышевского авиаинститута, по его мнению, следует переименовать в ракетный, так как на заводе № 1 для него есть база. После предупреждения агента Эпштейн этот разговор прекратил.

В беседе с нашим источником 5 октября с.г. начальник бюро стандартизации завода № 18 Плахтюрин рассказал, что завод № 1 перешёл в ведение оборонной промышленности, что приёмка продукции проводится артиллеристами. На вопрос источника, откуда ему известно об этом, Плахтюрин ответил, что об этом ему рассказал начальник бюро отдела стандартизации завода № 1 Смирнов.

В начале апреля 1958 года работница планового отдела 4-го Управления КСНХ Астахова Клавдия Михайловна просила ст. инженера планового отдела завода № 281 Любевич М.А. сообщить ей по телефону отчетные данные за март 1958 года. Любевич М.А. передала эти сведения. По нашей информации, приказом директора завода № 281 Любевич от занимаемой должности отстранена, а Астаховой К.М. объявлен выговор.

Через агентуру зафиксированы случаи, когда о характере выпускаемой продукции заводом № 1 известно и лицам, не работающим на заводе. Например, в сентябре с.г. работник отдела снабжения БТЭЦ Кушнирский М.И. говорил агенту, что группа заводов, прилегающая к БТЭЦ, занимается выпуском ракет, в связи с чем «ограничено хождение людей в цехи и введено засекречивание работающих в цехах». Он же сказал, что в 50 километрах от Куйбышева имеется площадка для испытания ракетной продукции.

По данным нашего агента, в квартире № 1 дома 19 по улице Фрунзе часто собираются работники завода № 1 из лётно-подъёмного состава и в беседах говорят об испытаниях самолетов. Хозяйке квартиры известно, то на заводе № 1 происходит сокращение летного состава, и что на заводе будет изготовляться «какая-то ракета».

Управлением КГБ по Куйбышевской области принимаются меры к тому, чтобы расширить чтение лекций в цехах заводов №№ 1, 18, 24 и других по вопросам усиления бдительности.

Начальник управления КГБ по Куйбышевской области Гусев (подпись).

20 октября 1958 года

гор. Куйбышев

№ 1/842

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 123, д. 43, л.л. 111-114.

 

В конце 50-х годов все документы, касающиеся выпуска ракеты Р-7 на куйбышевском заводе № 1, относились к категории особо важных и не подлежащих разглашению. Так, даже в письмах начальника УКГБ по Куйбышевской области, направляемых на имя секретаря областного комитета КПСС и уже имевших гриф «Совершенно секретно», название заводских изделий в машинописный текст вписывались от руки, чтобы даже сотрудница машбюро, печатавшая этот текст, не смогла понять, о чём именно идёт речь. Для иллюстрации приводятся фотокопии одного из таких совершенно секретных писем (рис. 63-67).

 

***

Копия.

Секретно.

Утверждаю.

Начальник Управления КГБ при СМ ССР по Куйбышевской обл. полковник Гусев (подпись отсутствует).

Сентября 1958 г.

Акт

9-12 сентября 1958 год, гор. Куйбышев

Мы, сотрудники Управления Комитета Госбезопасности при Совете Министров СССР по Куйбышевской области – Савенков А.И и Богданов Н.А. на основании удостоверения № 5/8-9557 произвели обследование состояния обеспечения сохранности гостайны на заводе № 1 Куйбышевского Совнархоза. Обследование производилось в присутствии начальников первого отдела тов. Демидова и отдела режима тов. Ляпнева.

С августа месяца текущего года некоторые цехи завода переключены на изготовление нового совершенно секретного изделия 8К71 (заводской учетный номер этого изделия 48). Вся секретная и сов. секретная документация по этому изделию хранится и учитывается в первом отделе завода отдельно от документации по другим видам изделий, производящимся на этом заводе. Техническая документация по этому изделию хранится отдельно в первом отделе и в его филиалах при режимных цехах №№ 15 и 55 и у военного представителя на заводе. Пользуются секретными и сов. секретными документами по изделию 48 только лица, имеющие прямое отношение к производству этого изделия и имеющие допуск к этим работам и документам.

Проверкой выборочным порядком наличия секретных и сов. секретных документов по изделию 48, а также условий их хранения, учёта и пользования этими документами, фактов утраты документов и разглашения сведений, составляющих гостайну, не установлено. При обследовании выявлен ряд фактов нарушения правил учёта и хранения технической документации.

Так, при режимном цехе № 3 организована комната выдачи чертежей работникам этого цеха для работы на рабочих местах. В этой комнате хранятся и секретные, и несекретные чертежи по изделию 48 в разных шкафах. Секретные и сов. секретные чертежи выдают и принимают 3 уполномоченных первого отдела завода, а чертежи несекретные выдают и принимают 2 работницы этого цеха, причем одна из них Робу Анна Васильевна не оформлена допуском к сов. секретным работам и документам, тогда как в течение рабочего дня она имеет возможность обозревать сов. секретную техническую документацию, с которой работают в этой комнате. Секретные и сов. секретные чертежи выдаются одновременно в одно окно, и здесь же на столике у окна исполнители знакомятся и с секретными, и с несекретными чертежами.

В эту комнату, по заявлению раздатчицы чертежей Бельской, заходят посторонние лица для ознакомления с тех. документацией, тогда как вход туда посторонним воспрещен. Заходили в эту комнату и знакомились с сов. секретными чертежами технологи 3-го цеха Рогачёв, Казаков и Рясный. Раздатчица сов. секретных чертежей Федосеева 10 сентября приняла сов. секретный чертёж за № В-90 от мастера Жукова без расписки в учётной карточке и, таким образом, чертёж, принятый от мастера Жукова, по учётам значился за ним, фактически же он находился у уполномоченного 1-го отдела тов. Федосеевой. Инспектор филиала первого отдела при цехе № 55 Kалугин 9 и 11 сентября проносил по территории завода совершенно секретные документы по изделию 48 в открытом виде, что может привести к их утере. Инженера контрольно—испытательной станции этого же цеха Махова и Багеров ежедневно берут сов. секретные документы по изделию 275А в филиале первого отдела цеха № 55 и также совершенно открыто носят их почти через всю территорию завода в цех № 3, где с ними и работают.

На заводе создан отдел режима, на который возложены обязанности по обеспечению секретности работ по изделию 48. Однако в организации надлежащего режима в цехах, где ведутся работы по изделию 48, имеются серьезные недостатки. К режимным цехам завода, связанным с производством изделия 48, отнесены цехи №№ 3, 11 и 15. В этих цехах уже ведутся работы по изделию 48. Цехи №№ 3 и 11 расположены в корпусе № 6, на крышу которого ведут несколько пожарных лестниц, по этим лестницам свободно можно проникнуть на крышу этого корпуса и через фонари крыши просматривать производственные площадки цехов, а, следовательно, можно определить и характер производимых работ в этих цехах, так как фонари крыши застеклены неармированными стёклами, а стёкла не все заматованы. Кроме того, на крышу этого корпуса можно проникнуть через служебный чердачный ход здания заводоуправления, который не закрывается.

На территории цеха № 3 расположена испытательная станция цеха № 55 для испытания изделия 275А. Вход в помещение этой станции не отгорожен и не изолирован от 3-го цеха, работники этой станции проходят через территорию 3 цеха и имеют возможность обозревать работы по изделию 48. Цех № 15 (сборочный) расположен в корпусе № 6а, на крышу которого также можно проникнуть по пожарным лестницам. С крыши через фонари, стёкла которых не заматованы, хорошо просматривается сборочная площадка и находящиеся там готовые изделия. Имеющийся на крыше этого корпуса 1 пост ВОХР не обеспечивает надлежащей охраны, особенно ночью и в непогоду.

За цехом с восточной стороны строится компрессорная. ввиду того, что верхняя половина стены застеклена незаматованными стёклами, через эти стёкла из кабины работающего здесь подъёмного крана просматривается весь цех и изделия посторонними строительными рабочими.

В цехе № 55 (цех по проверке сов. секретной радиолокационной аппаратуры и приборов по изделию № 88) предусмотрен вооружённый вахтёрский пост для контроля за проходом в этот цех. Однако на 10.09 этот пост не выставлен, у входа в этот цех стоит дежурный, выделенный из работников этого цеха, который пропуска у идущих в этот цех не проверяет, в цех проходит много посторонних лиц.

Склада для хранения секретных материалов на заводе по существу нет. Поступающие на завод из других организаций секретные приборы, аппаратура и другие комплектующие элементы изделия 48 хранятся во временном складе при корпусе № 27. Этот склад (площадка, огороженная тонким листовым железом и покрытая легкой металлической сеткой) ни в какой степени не обеспечивает сохранность находящихся в нем секретных и сов. секретных материалов. К тому же в ночное время склад этот охраняется только невооружённым сторожем.

10 сентября на завод с предприятия п/я 1428 поступили 35 ящиков с секретными радиоприборами для изделия 48. Эти ящики были сгружены на открытую рампу, где и лежали с 17 часов 10 сентября и весь день одиннадцатого сентября, никем неохраняемые, и только по предложению проверяющей комиссии к ящикам была выставлена вооружённая охрана. На разгрузочной крытой рампе также находятся сов. секретные радиоприборы для изделия 48, никем неохраняемые. Здесь же находится и другая сов. секретная радиоаппаратура «Хром-никель», «Рубидий», «Аргон» и другие приборы для 88-го изделия.

Приказом по заводу от 14 июля с.г. на заводе создан отдел режима. Разработано положение об отделе режима и инструкция по учету и хранению спецпродукции, выделены и утверждены уполномоченные отдела режима в режимных цехах, на которых возложены обязанности учёта, хранения и транспортировки секретных приборов, блоков, узлов и других комплектующих элементов изделия 48.

Территория завода с трёх сторон огорожена деревянным забором высотой 2,5-3 метра с колючей проволокой поверху, а на границе с центральным аэродромом и с заводом № 18 изгородь из колючей проволоки, натянутой на столбах, изгородь по всему периметру неудовлетворительная, в ветхом состоянии, и ни в какой степени не удовлетворяет требованиям охраны этого завода.

Не выгорожена по всему периметру запретная зона, контрольно-следовая полоса на большинстве участков периметра не оборудована, а имеющаяся на некоторых участках заросла травой и по существу недействительна. Тропы нарядов по всему периметру нет, нет и охранной технической сигнализации. Некоторые участки постов слишком большой протяженности и охраной, особенно в ночное время, не просматривается. Таким образом, на день проверки охрана завода по всему периметру организована неудовлетворительно и не отвечает требованиям охраны режимных предприятий.

Завод охраняется отрядом ВОХР первой категории. Этим же отрядом охраняются и заводы №№ 18, 35 и 305, последний нережимный завод, но он находится на территории завода № 1. Отряд ВОХР до сего времени полностью не укомплектован личным составом, недокомплект составляет 200 человек, поэтому нагрузка на работников охраны повышенная.

Для поддержания внутриобъектового режима, и, в частности, в цехах, изготавливающих изделие 48, создана специальная команда из 67 человек, которая и осуществляет пропускной режим в цехах 3, 11 и 15. Фактов нарушений пропускного режима со стороны работников охраны в этих цехах в процессе проверки не установлено. Однако необходимо отметить, что вахтёрский состав не закреплен за определенными цехами, а назначается для несения службы в различные цехи.

Ввиду того, что заводоуправление со всеми его отделами, партком, комитет ВЛKCM и другие общественные организации завода находятся на территории завода, в эти подразделения идёт большое количество посетителей по разовым пропускам. Только за июль, август и 10 дней сентября этого года по разовым пропускам прошло на завод 2772 человека, из 44-х сторонних организаций. Из них в отдел снабжения свыше 300 человек. По временным (от 10 дней до 3-х месяцев) пропускам на 10 сентября 1958 года проходят на завод 260 человек из 58 сторонних организаций.

Разрешения на выдачу разовых пропусков выдают директор и главный инженер завода, зам. директора по режиму и кадрам и начальник отдела режима. Доступ на завод посетителей сторонних организаций, начиная с 20 августа с.г., контролируется отделом режима, который проверяет наличие соответствующих документов, дающих право посещать то или иное подразделение завода. Работники отдела режима (7 человек) размещены в одной комнате, в которой работают с секретными документами и принимают посетителей по разным вопросам, касающихся режима на заводе. Условия работы в этом помещении не отвечают требованиям инструкции по обеспечению сохранности гостайны.

В целях устранения отмеченных в акте недостатков предлагаем:

1. Директору завода тов. Литвинову и его заместителю по режиму к кадрам тов. Чеснокову охрану завода по периметру организовать в полном соответствии с положением об охране режимных предприятий. Привести в надлежащее состояние ограждение территории завода, оборудовав её охранной технической сигнализацией, выгородить по всему периметру запретную зону, оборудовать контрольно-следовую полосу и проложить тропу наряда.

2. Принять меры к быстрейшему укомплектованию личным составом отряда ВОХР до штатной положенности.

3. В крышах корпусов 6 и 6А, где размешены особорежимные цехи 3, 11 и 15, заделать фонари армированными стёклами или заматовать имеющиеся стёкла с тем, чтобы исключалась возможность просмотра цехов через эти фонари.

4. В цехе № 3 для изоляции работ по изделию 48 от работ по другой тематике вывести с территории этого цеха расположенную там контрольно-испытательную станцию цеха № 55 или отделить ее от цеха № 3.

5. Завести соответствующий порядок в пропускном режиме цеха № 55, организовав там пост вооружённо-вахтёрской охраны.

6. Хранение сов. секретных приборов, аппаратуры и других материалов как поступающих на завод из других организаций, так и собственного изготовления организовать в строгом соответствии с инструкцией по обеспечению сохранности гостайны. не допускать хранение этих материалов в помещениях, не отвечающих требованиям инструкций.

7. Отделу режима завода немедленно приступить к организации и практическому осуществлению учёта, хранения и транспортировки секретных и сов. секретных приборов, узлов, блоков и других комплектующих элементов изделия 48 в строгом соответствии с разработанной и утвержденной директором завода инструкцией.

8. Начальнику 1 отдела завода тов. Демидову вести систематически и повседневно контроль за хранением и пользованием секретной и сов. секретной документацией по изделию 48 в строгом соответствии с инструкцией по обеспечению сохранения гостайны.

9. Б цехах №№ 4 и 78 по окончании строительных и других работ по оборудованию площадок для производства работ по изделию 48 установить соответствующий режим секретности этих работ.

10. Сократить до действительно необходимого минимума выдачу всех видов пропусков на завод лицам сторонних организаций и усилить контроль за их пребыванием на заводе.

11. Принять меры, исключающие возможность проникновения на крыши корпусов 6, 6А и 24, в которых размещены особорежимные цехи.

12. За особорежимными цехами закрепить определенный состав охраны, оформив его соответствующими допусками.

13. Работников первого отдела и его филиалов, а также работников отдела режима обеспечить необходимыми помещениями в соответствии с инструкцией по обеспечению сохранности гостайны и положением об отделе режима.

О выполнении наших предложений сообщить в аппарат уполномоченного УКГБ по Куйбышевской области в Кировском районе гор. Куйбышева к 1 ноября 1958 г.

Савенков.

Богданов.

При обследовании присутствовали:

Начальник 1 отдела завода Демидов.

Начальник отдела режима завода № 1 Ляпнев.

С актом ознакомлен:

Зам. директора завода № 1 Чесноков (см. приложение).

30 сентября 1958 года.

Верно: Нач. 4 отделения аппарата уполн. УКГБ в Kировском р-не г. Куйбышева – майор Богданов (подпись).

20 ноября 1958 г.

 

Копия.

Приложение к акту проверки сотрудниками управления КГБ по Куйбышевской области т.т. Савенковым А.И. Богдановым Н.А. от 9-12.09. 1958 года.

На странице 5 акта записано, что по всему периметру завода не выгорожена запретная зона, контрольно-следовая полоса на большинстве участков периметра не оборудована, нет тропы наряда по всему периметру. Запись действительному положению не соответствует.

Б действительности запретная зона выгорожена по всему периметру завода за исключением на участке 250 метров ЛИС и 80 метров на участке внутренней части периметра на границе общежитий отряда, где установить запретную зону не представляется возможным.

Контрольно-следовая полоса на большинстве участков периметра имеется, находится в удовлетворительном состоянии за исключением нет КСП на участке 250 метров. Тропа наряда имеется на всех участках периметра за исключением на участке 250 метров ЛИС.

Зам. директора завода по режиму и кадрам Чесноков.

Начальник отряда ВОХР Ерофеев.

1 октября 1958 г.

копия верна: Нач. 4 отд-ния аппарата уполн. УКГБ в Кировском р-не г. Куйбышева – майор Богданов (подпись).

20.11.1958 г.

 

Справка о выполнении предложений по акту обследования состояния обеспечения сохранности гостайны на заводе № 1 КСНХ от 30 сентября 1958 года.

В целях устранения отмеченных недостатков составлены и утверждены мероприятия, по которым проделано следующее:

1. Ограждение, запретная зона, контрольно-следовая полоса п тропа нарядов по всему периметру завода отремонтированы и приведены в надлежащее состояние. Полностью смонтирована охранная сигнализация АФОС, заканчиваются работы по установке аппаратуры и наладочные работы, по окончании которых будет сдана в эксплуатацию.

2. В связи с переходом на производство изделия 48 заведу была увеличена численность охраны на 280 человек, в том числе 90 чел. на погашение ранее произведённого сокращения охраны, 98 чел. на увеличение в третьем квартале с.г. и 97 чел. в четвертом квартале, в связи с чем на 22 ноября с.г. заводом было вновь принято в охрану 109 чел. За этот же период уволено из охраны 39 чел. Таким образом, недокомплект составляет 155 чел. Медленность набора объясняется отсутствием у завода необходимого жилья, а также запретом прописки иногородних.

3. В связи с окончанием производства изд. 275 в 1958 г. и отсутствием необходимых площадей вывод КИСа из цеха № 3 в настоящее время не представляется возможным.

4. Вахтёрский пост в цехе 55 будет установлен со вводом в эксплуатацию корпуса № 11, а до этого момента контроль за проходом в цех осуществляют дежурные по цеху с разрешения нач. цеха и нач. лаборатории.

5. Хранение сов. секретных и секретных приборов сосредоточено о спец. складах цехов, кроме того, для отдела № 6 выделены и оборудованы складские помещения в корпусе № 29, временно до ввода в эксплуатацию корпуса № 11.

6. Во всех цехах и отделах, где изготавливается и хранится секретная продукция, ведётся учёт спецпродукции в соответствии с имеющейся инструкцией.

7. В цехах 4, 78 установлен соответствующий пропускной режим.

8. Допуск на завод представителей сторонних организаций в III кв. сокращён по сравнению с I кварталом в два раза. Принимаются меры к окончанию строительства корпуса заводоуправления с выводом в него ряда снабженческо-сбытовых и других отделов, что даст возможность произвести дополнительно сокращение посещений завода лицами сторонних организаций.

9. В целях предотвращения проникновения посторонних лиц на крыши корпусов 6 и 6А на пожарных лестницах установлены специальные щитки.

10. Работниками первого отдела в октябре и ноябре проверено состояние учета хранения и выдачи техдокументации в 31-м архиве цехов и отделов и 52 рабочих места исполнителей, работающих в цехах и отделах завода. Произведена полная, полистная выверка документов и работа филиала первого отдела при цехе 55.

Зам. директора завода № 1 по режиму Чесноков.

Верно: Нач. отделения аппарата уполн. УКГБ в Кировском р-не г. Куйбышева Богданов (подпись).

24 ноября 1958 г.

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 123, д. 47, л.л. 73-83.

 

***

РСФСР

Совет народного хозяйства Куйбышевского экономического административного района

4-е управление

Государственный Ордена Ленина и Ордена Красного Знамени завод № 1 имени Сталина

№ А-0305

17 февраля 1959 г.

Секретно.

Экз. № 1

Секретарю Куйбышевского обкома КПСС тов. Ефремову М.Т.

В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР № 326-127 от 22.03. 1958 г., Постановлением ЦК КПСС от 13.10. 1958 г. и распоряжением Совета Народного Хозяйства № 414 от 28-29.04. 1958 года по заводу № 1, в связи с освоением новой техники были усилены режим и охрана за счёт увеличения численности охраны на 195 человек.

Указанную численность охраны по нашему ходатайству и решению Ведомственной Комиссии разрешил Совет Народного хозяйства своим письмом № 23/1225c от 30.07. 1958 года, а начальник 4-го управления СНХ 11.08. 1958 г. № 4/1396 утвердил штатное расписание на вторую половину 1958 года, с учётом этой дополнительной численности - 195 человек.

Своим письмом № 23/0465 от 5.02. 1959 г., определяя лимит численности охраны для завода № 1 на 1959 год, Куйбышевский Совнархоз сообщает, что Министерством Финансов РСФСР не приняты расходы на содержание 195 человек охраны, а, следовательно, отряду ВОХР 1 категории не определяют денежные расходы на 195 человек.

Обращаясь по этому вопросу к начальнику отдела кадров и учебных заведений СНХ т. Лесину H.Я. (ведает охраной), последний ответил, что СНХ несколько раз писал зам. председателя Совета Министров РСФСР т. Яснову, но никакого ответа не получил, а, следовательно, и мы Вам на эту численность 195 человек содержание выделить не можем и не знаем, как решать этот вопрос. Положение таково, что сокращать численность, исходя из установленного режима, нельзя, но непонятно и за счет чего оплачивать денежное содержание - зарплату.

По изложенному директором завода написано письмо руководству СНХ тов. Смирнову, но до сего времени решения не принято, а решать этот вопрос нужно потому, что этот вопрос связан непосредственно с живыми людьми, их вовремя нужно обеспечить получением зарплаты. Уволить эту численность - значит снять режим, ослабить охрану завода, что будет противоречить вышеуказанным Постановлениям Совета Министров СССР и ЦК КПСС.

Прошу Вашего вмешательства в решение вопроса, изложенного по существу.

Зам. директора завода № 1 по режиму и кадрам Чесноков (подпись).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 128, д. 12, л.96-97.

 

***

Управление Комитета Государственной Безопасности при Совете Министров Союза ССР по Куйбышевской области

11 марта 1959 года

№ 5/3-575

г. Куйбышев

Секретно

Экз. № 1

Заведующему отделом пропаганды и агитации Куйбышевского обкома КПСС тов. Чистякову В.П.

Высылаем вам справку о разглашении секретных данных лектором Куйбышевского общества по распространению политических и научных знаний тов. Холодным.

Приложение: упомянутое на 2-х листах.

Начальник отдела УКГБ по Куйбышевской области Белов (подпись).

 

Секретно

Экз. № 1

Справка о разглашении секретных данных лектором Куйбышевского общества по распространению политических и научных знаний тов. Холодным.

23 января 1959 года Куйбышевским областным отделением Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний был организован семинар для лекторов общества, выступающих с лекциями по вопросам исследования мирового пространства с помощью ракет и искусственных спутников Земли. На семинаре были заслушаны три лекции, в том числе лектора общества тов. Холодного «О полёте в космос».

Как пояснил ответственный секретарь общества тов. Токарев, написанного текста этой лекции тов. Холодный не имел, и контрольного заслушивания его выступлений обществом не проводилось. В своей лекции тов. Холодный приводил ряд подробностей секретного характера, о которых не следовало бы рассказывать на публичной лекции.

Так, например, им было сказано, что запуск 2 января 1959 года космической ракеты в сторону Луны произведен со стартовой площадки, находящейся в 42-х километрах от города Загорска, и что этому запуску предшествовали два неудачных запуска, которые не состоялись из-за отказа в работе топливных насосов, изготовленных на заводе им. Фрунзе в городе Куйбышеве.

Тов. Холодный рассказывал некоторые подробности в конструкции и некоторых данных о космической ракете. Он говорил, что топливные баки ракеты облицованы изнутри специальным сортом асбеста и обработаны специальным стойким лаком. Управление ракетой осуществляется газовыми рулями, выполненными из керамики, способной выдерживать температуру в 10000°С в течение 20 часов. Вес космической ракеты якобы составляет 117,5 тонн. Приводились цифры, характеризующие скорость истечения ракетных газов. У космической ракеты скорость истечения газов тов. Холодный назвал 4,5 километра в секунду.

Тов. Холодный также рассказывал об организации производства ракет, узлы и отдельные детали которых, как он говорил, изготавливаются на различных мелких предприятиях, а затем отправляются на закрытые предприятия, где производится их сборка. Такие предприятия вначале якобы находились за Уралом, а теперь переведены поближе к центру.

Начальник 3-го отдела УКГБ Куйбышевской обл. майор Савенков (подпись).

11 марта 1959 г.

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 128, д. 19, л.л. 170-172.

 

***

РСФСР

Совет народного хозяйства Куйбышевского экономического административного района

2 апреля 1959 г.

№ 23/01180

Секретно.

Экз. № 1

В Совет Министров РСФСР

В связи с производством нового изделия по разделу «Б» Куйбышевский совнархоз письмом № 4/681 от 21 апреля 1958 г. обратился в Госплан РСФСР с ходатайством об увеличении численности работающих на заводах №№ 1,24, 281, в том числе ВОХР первой категории на 400 человек. К письму был приложен расчёт дополнительной потребности работников охраны, число вводимых постов и их дислокация.

Б ответ на это ходатайство Госплан РСФСР письмом от 11 июля 1958 г. № 18-677 за подписью тов. Баландина на имя Куйбышевского совнархоза, Министерства финансов РСФСР и ЦСУ сообщил, что в соответствии с постановлением Совета Министров РСФСР от 25 января 1958 г. № 54-6 Куйбышевскому совнархозу увеличена на 1958 г. численность работников и прочего производственного персонала на 1500 человек.

Считая, что за счёт увеличения численности работающих на 1500 человек, разрешено и увеличение работников охраны первой категории, совнархоз увеличил численность военизированной охраны первой категории заводу № 1 на 195 человек, пересоставил смету расходов на содержание ВОХР первой категории на 1958 год и № 23/1451с от 25.08. 1958 г. направил её в Министерство финансов РСФСР.

Эта же численность охраны была включена в смету расходов на содержание ВОХР первой категории на 1959 год, которая направлена в Министерство финансов PСФCP 6 сентября 1958 г. за № 23/I544с. Министерство финансов РСФСР письмом от 7 октября 1958 г. № М-9/456с отказало в увеличении численности ВОХР первой категории по заводу № 1, ссылаясь на отсутствие по этому вопросу специального постановления Совета Министров. В плане расходов на 1959 г. по содержанию ВОХP первой категории Министерство финансов PСФCP также не приняло увеличение численности охрани первой категории на 195 человек.

Куйбышевский совнархоз по этому вопросу обращался к заместителю председателя Совета Министров Р02СР т. Яснову 18.12 1958 г. № 23/2155с и 29.01 1959 г. № 23/0368, но ответа не получил, вследствие чего совнархоз поставлен перед фактом перерасходования денежных средств и невозможностью выполнения постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 2.01. 1958 г. за № 2-1сс/ов по усилению режима и охраны завода № 1.

Ввиду вышеизложенного Куйбышевский областной комитет КПСС просит решить вопрос об увеличении численности ВОХР первой категории заводу № 1 на 195 человек и соответственное увеличение расходов на содержание этого количества.

Секретарь Куйбышевского областного комитета КПСС (фамилия и подпись отсутствуют).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 128, д. 12, л.94-95.

 

***

Куйбышевский областной комитет КПСС

Секретно

7 мая 1959 г.

Председателю Совета Министров СССР тов. Полянскому Д.С.

В связи с производством нового изделия по разделу «Б» Куйбышевский совнархоз письмом № 4/684 от 21 апреля 1958 года обратился в Госплан РСФСР с ходатайством об увеличении численности работающих на заводах №№ 1, 24, 281, в том числе ВОХР первой категории на 400 человек. К письму был приложен расчёт дополнительной потребности работников охраны, число вводимых постов и их дислокация. В ответ Госплан РСФСР письмом т. Баландина (№ I8-677 от 11 июня 1958 года) на основании постановления Совета Министров РСФСР от 25 января 1958 года № 54-6 разрешал увеличение численности работников и прочего персонала Куйбышевскому совнархозу на 1500 человек.

В соответствии с этим и исходя из необходимости усиления режима и охраны завода № 1, совнархоз увеличил численность военизированной охраны первой категории заводу на 195 человек. Одна ко Министерство Финансов РСФСР отказало Куйбышевскому совнархозу в регистрации увеличения указанной численности штата ВОХР первой категории, ссылаясь на отсутствие специального постановлений Совета Министров РСФСР. Обращения Куйбышевского совнархоза по этому вопросу к заместителю председателя Совета Министров PCФСР т. Яснову (зa № 23/2155с и 23/0368 от 18 декабря 1958 года и 29 января 1959 года) положительного результата не дали.

Обком КПСС просит Вас, товарищ Полянский, оказать помощь Куйбышевскому совнархозу в увеличении численности штата охраны первой категории для завода № 1.

Секретарь обкома КПСС И. Буров (подпись).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 128, д. 12, л. 93.

 

***

Совершенно секретно

Экз. № 1

Куйбышевскому областному комитету КПСС

Докладная записка

О работе УКГБ по Куйбышевской области по обеспечению сохранения государственной тайны на предприятиях и в учреждениях гор. Куйбышева и области

Выполняя Постановление ЦК КПСС от 13 сентября 1958 года «О мерах по сохранению государственной тайны», Управление КГБ по Куйбышевской области проводило свою работу в направлении усиления контроля за сохранением государственной тайны на предприятиях и в учреждениях, ведущих секретные и сов. секретные работы и переписку по новым видам оборонной техники и другим вопросам, входящим в «Перечень главнейших сведений, составляющих государственную тайну». С этой целью Управлением и его периферийными органами с сентября 1958 года по настоящее время было проведено 48 обследований состояния режима и охраны, секретного делопроизводства, учёта, хранения и транспортировки особо важной, совершенно секретной и секретной продукции на предприятиях оборонной промышленности и в других наиболее важных учреждениях гор. Куйбышева и области.

Фактов утраты документов и изделий, составлявших государственную тайну, при проверках установлено не было. Однако на ряде предприятий и в учреждениях были выявлены многочисленные нарушения существующих Инструкций и Положений по охране, режиму производства, ведению секретного делопроизводства, учёту, хранению и транспортировке специзделий, а также факты разглашения секретных данных об изготовлении новой особо важной техники.

Так, проведёнными в сентябре 1958 года обследованиями на заводах №№ 1 и 24 отмечались: большой недокомплект личного состава охраны, многочисленные факты нарушения режима в закрытых цехах и в ведении секретного делопроизводства, а также нарушения Инструкций в хранении и транспортировке сов. секретных изделий. По выявленным недостаткам составлялись акты, с которыми были ознакомлены директора указанных заводов и секретари парткомов. В акты вносились наши конкретные предложения по устранению отмеченных недостатков.

В октябре 1958 года производились проверки состояния режима, охраны и секретного делопроизводства на заводах №№ 1, 18 и 281, которые показали, что охрана этих заводов была организована неудовлетворительно. Неправильно дислоцировались посты охраны, по периметрам заводов, отсутствовала охранная техническая сигнализация, внутренние запретные зоны были оборудованы с нарушением требований инструкций. В личном составе охраны заводов находилось много инвалидов и других лиц, которые по своему возрасту и физическому состоянию не могли обеспечить надлежащей караульной службы. При проверках также отмечались факты несоблюдения режима в закрытых цехах заводов, нарушения инструкции по учёту и транспортировке спецпродукции, по ведению секретного делопроизводства и пропускному режиму.

С результатами проверок были ознакомлены директора заводов и секретари парткомов. По выявленным недостаткам в сохранении государственной тайны на заводах №№ 1, 18, 24, 281 в октябре 1958 года была направлена справка в Обком КПСС, а также информирован Кировский райком КПСС. 31 октября 1958 года было проведено совещание с руководящими работниками военизированной охраны оборонных заводов Кировского и Советского районов гор. Куйбышева по вопросам усиления режима и охраны объектов в соответствии с постановлением ЦК КПСС от 13 сентября 1958 года. В ноябре прошлого года проведено совещание с зам. директоров по режиму и кадрам, начальниками 1-х отделов и начальниками отделов режима заводов №№ 1, 24, 18 и 281 по вопросам усиления режима и охраны, сохранения секретов производства на этих заводах.

Ряд сотрудников УКГБ в ноябре месяце 1958 года работали в составе бригад Обкома КПСС, занимаясь проверкой состояния сохранения гостайны на заводах №№ 525, 305, 15, 309. В 1958-1959 годах Управлением КГБ оказывалась практическая помощь заместителям директоров оборонных заводов по режиму и начальникам отделов режима в разработке мероприятий по усилению режима и сохранению государственной тайны на заводах и в составлении различных Инструкций по указанным вопросам. В начале текущего года производилась проверка состояния сохранения государственной тайны на заводах №№ 1, 18, 24, 281, 525, 15, 42, 309, 207, 238 и артполигоне. В актах проверки указывалось, что руководители этих предприятий всё ещё не приняли должных мер по усилению охраны, режима и сохранению государственной тайны, как этого требует постановление ЦК КПСС. По результатам проведенных проверок 15 апреля 1959 года информирован Обком КПСС.

В мае сего года проверялось состояние секретного делопроизводства и обеспечении сохранения государственной тайны в 4 Управлении Куйбышевского Совнархоза. Проверкой были выявлены грубые нарушения инструкции по обеспечению сохранения государственной тайны. Работниками секретного отдела выдавались совершенно секретные документы лицам, не имеющим соответствующих допусков к таким документам, некоторыми исполнителями секретных документов при переписке с заводами-поставщиками допускалась расшифровка секретных сведений. С результатами обследования и нашими предложениями по устранению выявленных недостатков ознакомлен начальник 4-го Управления, которым были приняты соответствующие меры.

В июле и августе текущего года производилась проверка состояния сохранения гостайны на заводах № 1, 18, 24, 42, 207, 281, 238, 15, 309 и в Куйбышевском Совнархозе. Проверки показали, что руководители этих предприятий стали больше уделять внимания вопросам сохранения государственной тайны и приняли ряд мер по усилению режима и охраны предприятий. Вместе е тем проверкой установлено, что на этих предприятиях продолжают иметь место отдельные серьёзные нарушения инструкции по обеспечению сохранения государственной тайны.

Так, например, на заводе № 1 не велось ежедневного учёта сов. секретной и особой важности документации, выдаваемой исполнителям на рабочие места, в результате чего не представлялось возможным установить, своевременно ли возвращалась эта документация в 1-й отдел, или же она в нарушение инструкции хранилась на рабочих местах у исполнителей. Инспектора 1-го отдела крайне небрежно вели книги нарядов для размножения документов, в результате чего не всегда можно проконтролировать действительное количество размноженных материалов, а также производили размножение без наличия соответствующих заказов от начальников производственных подразделений.

На день проверки секретный отдел завода не был обеспечен необходимым помещением для работы исполнителей с сов. секретными и особой важности документами, ввиду чего исполнители вынуждены работать с этими документами в помещении, не обеспечивающем сохранения гостайны. Рекомендованные нами предложения по этому вопросу заводом не выполнены.

Охрана завода осуществляется отрядом ВОХР 1-й категории, который не укомплектован до штатного расписания на 48 человек и состоял из 339 женщин и 93 мужчин (из числа последних 7 человек - инвалиды III группы). В результате некачественной комплектации отряда ВОХР со стороны личного состава охраны имели место отдельные факты нарушения пропускного режима.

В конце апреля 1959 г. по нашей инициативе представителем 5 Главного Управления Министерства Обороны СССР на заводе № 1 была проведена проверка состояния радиомаскировки излучений радиолокационной аппаратуры. Проверка показала, что радиомаскировка передатчика «Е-148» и станции «РПБ-6» не обеспечивается. В связи с этим в мае 1959 года Куйбышевским совнархозом было дано указание заводу представить в Совнархоз в двухнедельный срок конкретные предложения по обеспечению радиомаскировки этих радиостанций, однако на день проверки это указание выполнено не было.

Работники отдела эксплуатации и ремонта завода № 1 не были закреплены за определенными воинскими частями, в которых эксплуатируется авиационная техника, изготавливаемая на заводе. В результате чего ряд работников ЭРО побывали в командировках во всех этих воинских частях и знают их дислокацию.

Имели место серьезные недостатки в обеспечении сохранения государственной тайны и при транспортировке изделий «48». Так, в ночь на 9 июня с.г. с завода должен был отправиться спецэшелон с изделием «48», но вследствие производственных неполадок отправка его на несколько часов была задержана, и с завода он вышел только утром. Спецэшелон значительное время простоял близ железнодорожного моста, перегородив шоссе, идущее на остановку электропоездов «платформа 139 км», в результате чего около эшелона собралось большое количество автотранспорта и пешеходов. 27 июня и 6 июля 1959 г. эшелоны со специзделияии также были отправлены с завода не в ночное время (как предусматривается инструкцией), а утром, вследствие чего они могли свободно обозреваться посторонними лицами, находившимися вблизи завода.

В акте обследования завода от 31 июля с.г. нами отмечалось, что подобные нарушения инструкции по транспортировке специзделий «48» могут привести к утечке секретных данных о новой технике, изготавливаемой на заводе. Однако практических выводов из этого предупреждения заводом сделано не было, так как 15 сентября с.г. спецэшелон с изделием «48» также был отправлен с завода в 7 часов утра. В результате нашей информации на виновных в отправке спецэшелона с завода в дневное время - ст. инженера отдела режима тов. Потапенко и зам. нач. цеха № 74 тов. Немнонова директором завода наложены административные взыскания.

Принятыми через руководство завода мерами в 1959 г. ряд хозяйственных подразделений заводоуправления были выведены за территорию завода, в связи с чем посещение его лицами из сторонних организаций несколько сократилось, но остаётся ещё очень большим. Так, если в I и II кварталах 1959 г. для прохода на территорию завода было выдано в среднем по 320 разовых пропусков, то в III квартале текущего года разовых пропусков выдано 230.

В процессе проверки установлено, что выполнение ряда наших предложений по устранению недостатков, выявленных при обследовании завода в сентябре 1958 г., все еще полностью не закончено. Оборудование периметра завода охранной технической сигнализацией системы «Афос» ведется с июня 1958 г., однако до сего времени по всему периметру она не установлена. Б частности, нет охранной сигнализации на участке периметра ЛИС завода, где она наиболее необходима, так как ограждение этого участка не отвечает необходимым требованиям.

Нарушались правила хранения секретных и сов. секретных приборов и аппаратуры, поступивших с заводов-поставщиков. Например, в боксе (перевалочный склад) отдела № 6, находящемся на железнодорожной ветке, длительное время хранилась секретная аппаратура для изделия «88» - девять комплектов «Хром-Никель» и два комплекта радиостанции «СПС», две двери этого бокса запирались только на простые замки и не опечатывались, в ночное время бокс не охранялся. Все поступившие на завод специзделия «ПВ-88» складировались под открытым небом на разгрузочной площадке отдела № 6 и в ночное время также не охранялись. В нарушение инструкции в цехе № 18 большая часть секретной и сов. секретной спецаппаратуры по изделию «238» хранилась в общем складе совместно с другими изделиями, ключи от склада не опечатывались и охране не сдавались. Сов. секретные радиостанции «ЕН» складированы в общем помещении цеха и не охранялись.

Не полностью также выполнены разработанные заводом мероприятия от 30 октября 1958 г. по сохранению секретности производства и усилению режима. Так, в особо режимном цехе № 15 не обеспечен приём двигателей с завода № 24 вне территории цеха, в результате чего перед работниками этого завода, доставляющими двигатели, расшифровывается сов. секретная продукция, изготавливаемая на заводе № 1. Не оборудовано помещение (шлюз) на железнодорожных путях около цеха № 74 для приёма и передачи спецпродукции войсковой охране. Не установлены железные решетки на окна режимного цеха. При цехах № 3 и № 73 до сего времени не организованы филиалы 1-го отдела.

По сообщению зам. директора завода по режиму и кадрам тов. Чеснокова, проделана следующая работа по усилению режима и сохранению секретов производства. За период с июля по 1 октября с.г. отделом кадров завода было принято в охрану 28 человек, а за то же время уволилось 29, поэтому недокомплект отряда ВОХР составляет 49 человек. По всему периметру завода оборудована запретная зона и тропа наряда, за исключением участка № 8, который в текущем месяце будет закончен.

Спецпродукция по изделию «88», находившаяся в боксе, размещена в новых складских помещениях отдела № 6 и хранится в соответствии с инструкцией. Радиостанции «ВН» в цехе й 12 хранятся в специальном складе, который в нерабочее время опечатывается и сдаётся под охрану дежурному по цеху. Разработана и утверждена инструкция по учёту, хранению и транспортировке специзделий. Оборудование железными решётками окон сборочного цеха № 3 будет закончено в октябре месяце. Разработаны и утверждены мероприятия по устранению недостатков, отмеченных в акте.

В целях сокращения посещения завода сторонними лицами, не имеющими прямого отношения к производству, принято решение производить оформление материальной документации в корпусе № 50 (вне территории завода). Приём двигателей с завода № 24 организован вне территории цеха № 15. Указанные в акте нарушения инструкции по ведению секретного делопроизводства устранялись по мере их обнаружения комиссией. Остались невыполненными 2 пункта - не организованы филиалы 1-го отдела в режимных цехах № 3 и № 78, и не оборудовано при 1-м отделе помещение для работы исполнителя с сов. секретными материалами.

Охрана завода № 18 осуществляется отрядом ВОХР 1 категории, личный состав которого по состоянию на август с.г. не был укомплектован до штатного расписания на 23 человеке. Как уже отмечалось в актах обследований за 1958-1959 г.г существующая на заводе дислокация постов как по периметру, так и внутриобъектовых не в состоянии обеспечить надлежащую охрану завода.

Так, например, по периметру завода протяженностью в 3360 метров и имеющему 4 железнодорожных ворот и 8 проезда на центральный аэродром, дислоцировано только 9 постов. Из них четыре поста осуществляют непосредственную охрану периметра завода, протяженность некоторых участков составляет более 600 метров (место 330 по положению), что не может гарантировать от проникновения на территории завода посторонних лиц, особенно в ночное время и непогоду. Остальные пять постов, находящиеся на проездных пунктах периметра, совмещают контрольно-пропускные функции с дополнительными обязанностями по охране близлежащих участков периметра, отчего вообще снижается качество несения службы.

На этом заводе по-прежнему неправильно дислоцированы также два внутриобъектовых поста. Один пост (№ 22) дозорно-подвижной, осуществляет охрану кассы завода, секретного отдела, серийно-конструкторского отдела и военного представительства завода. Указанные объекты находятся в разных корпусах завода, поэтому стрелок не в состоянии обеспечить надлежащую охрану этих объектов.

Согласно плану мероприятий по усилению режима и сохранения государственной тайны на заводе № 18, оборудование по периметру завода внутренней запретной зоны намечено было закончить во II квартале с.г., однако это мероприятие не выполнено. Со стороны аэродрома без труда можно проникнуть на территорию завода на участке поста № 1, так как этот участок огорожен только однорядным забором из колючей проволоки, второй ряд отсутствует. Лётно-испытательная станция завода на протяжении 960 метров огорожена забором из штакетника, через который посторонние лица могут легко проникнуть на территорию ЛИС. Охранной технической сигнализацией периметр завода не оборудован. Таким образом на день проверки охрана завода по периметру организована по-прежнему неудовлетворительно и не отвечала требованиям охраны особо режимных предприятий.

При проверке были выявлены факты нарушений инспекторами 1-го отдела и исполнителями правил учёта, хранения и пользования секретной и сов. секретной документацией. Исполнители, работающие с секретными документами, на своих рабочих местах в нережимных цехах в нарушение инструкции размещены в общих помещениях с цеховыми работниками, не имеющими соответствующих допусков, вследствие чего не исключена возможность обозрения секретной документации посторонними лицами. В филиалах 1-го отдела в ОСП, СКО и цехе № 7 отсутствуют помещения для работы исполнителей с секретными и сов. секретными документами.

В нарушение инструкции по обеспечению сохранения государственной тайны работниками 1-го отдела за период 1959 г. было выдано большое количество разрешений на посещение закрытых цехов завода рабочими нережимных подразделений, не имеющими соответствующих допусков. В 1959 г. особо режимный цех № 55 посетило более 70 рабочих нережимных цехов, которые не имели соответствующих допусков. Пять крановщиков цеха № 55, работающих с изделием «350» с начала 1958 г., не имеют допусков к сов. секретным работам.

Ничего практически не сделано на заводе по выполнению Постановления совета Министров СССР от 22 марта 1959 г. по выводу с территории завода снабженческих, культурно-бытовых и других подразделений. В результате чего на территорию завода продолжают проходить по разовым пропускам лица из сторонних организаций, не имеющих прямого отношения к производству, что неизбежно влечёт за собой расшифровку профиля завода и некоторых сведений о выпускаемой оборонной продукции. Так, за IV квартал 1958 г. на завод по разовым пропускам прошло 213 человек, за I квартал 1959 г. – 162 человека, за II квартал – 134 человека, и за III – 159.

Недостаточно обеспечивается секретность производства в некоторых режимных цехах. Например, в особо режимном цехе № 55 возможность просмотра готовых изделий «350» через фонари крыши до настоящего времени не устранена, в режимном цехе № 100 также возможен обзор изделия «350» из соседних нережимных цехов. Для сдачи на склад деталей и узлов работники нережимных цехов проходят по территории цеха № 100 и могут обозревать секретную продукцию. В закрытых цехах № 7 и № 95 по существу отсутствует режим, так как на протяжении 1959 г. в эти цеха проходит для доработок большое количество рабочих из нережимных цехов, не имеющих допусков. Руководством цеха № 7 ежемесячно выдается 2000-2500 вкладышей для прохода в цех работникам из нережимных подразделений завода, а в цех № 95 таким же образом проходит ежемесячно до 1000 человек.

До настоящего времени на заводе продолжает производиться разгрузка сборных железнодорожных вагонов, в которых прибывают грузы, адресованные в другие нережимные предприятия гор. Куйбышева, что приводит к излишним посещениям завода представителями этих организаций. Никаких практических мер не принято на заводе по маскировке излучений радиолокационных станций «Яд», устанавливаемых на самолётах-носителях «ТУ-95 К». Не выполнены заводом и ряд указаний Куйбышевского Совнархоза по усилению режима, в частности, не выгорожена площадка для погрузки изделия «350» в спецвагоны, что даёт возможность обзора их во время погрузки работниками завода, не имеющими к нему прямого отношения. До настоящего времени на заводе не организован отдел режима и не разработаны руководящие документы по режиму производства и транспортировки специзделий.

О выполнении большинства наших предложений по акту проверки, произведённой в августе с.г., зам. директора тов. Болычев не сообщил никаких конкретных мероприятий, выполненных заводом, а указал, что предложения об устранении недостатков будут выполнены в различные сроки текущего года. Таким образом из его отчета видно, что на заводе до настоящего времени по усилению режима охраны и сохранению секретов производства ничего практически не сделано. Также ничего не предпринято по радиомаскировке станции «Яд» и по оборудованию площадки для погрузки изделия.

Со стороны заместителя директора завода № 24 по режиму и кадрам и начальника отряда ВОХР до настоящего времени не уделялось должного внимания качественному укомплектованию отряда проверенным и надежным личным составом, и недостаточно проводилась с ним воспитательная работа. Вследствие этого со стороны рядового состава отряда, несущего службу на контрольно-пропускных пунктах завода и в закрытых цехах, продолжают иметь место факты грубого нарушения пропускного режима.

Так, 2 августа с.г. диспетчер цеха № 38 Скворцов, будучи в пьяном виде, перелез через забор периметра завода с тем, чтобы встретиться со своей знакомой девушкой, работавшей в цехе № 27, и только при попытке перелезть обратно через забор он был задержан охраной. Приказом директора завода на руководящих работников отряда ВОХР, не обеспечивших надлежащую охрану завода, наложены административные взыскания.

Произведенная 7 июля 1959 г. работниками отдела режима негласная проверка несения службы вахтёрским составом отряда ВОХР показала, что из 5 человек, входивших и выходивших по чужим пропускам через контрольно-пропускные пункты завода, 4 человека было пропущено. Из 54 человек, проходивших в режимные цехи, беспрепятственно было пропущено 47 человек, а из 9 человек, проходивших в особо режимный цех № 4, пропущено 8. Повторная проверка, проведенная 8 и 9 июля с.г., показала примерно такие же результаты.

Состояние ограждения завода по периметру не отвечает предъявляемым требованиям. Из общей протяженности периметра завода в 4200 метров только на участке около 400 метров построен новый кирпичный забор. Остальная часть периметра ограждена деревянным забором, большая часть которого находится в ветхом полуразрушенном состоянии. Не закончено оборудование периметра завода охранной технической сигнализацией «Кварц».

За последнее время на заводе имели место неоднократные случаи нарушения Инструкции по транспортировке специзделий «95». Так, 4 апреля 1959 г. нач. технического бюро завода № 24 в гор. Москве тов. Нисман отправил под охраной на автомашине, принадлежащей московскому таксомоторному парку, 3 ящика с камерами сгорания изделия «95». 6 апреля спецгруз был доставлен на завод № 24. При приемке груза было обнаружено, что один из ящиков находился в полуразрушенном состоянии, камера сгорания пробила дно ящика и даже повредила кузов. На двух других ящиках были сорваны пломбы, а крышки ящиков оторваны. Таким образом, в пути следования имелись возможности для обозрения перевозимого спецгруза.

До 5 августа с.г. отделом режима завода № 24 не была окончательно отработана с представителями завода п/я № 10 (гор. Москва) документация по оформлению спецгрузов, транспортируемых по железной дороге, в результате чего имели место факты грубого нарушения установленных правил транспортировки специзделий. 25 июня 1959 г. с завода № 24 на предприятие п/я 10 поступил в двух вагонах спецгруз. Накладной на спецгруз у сопровождающего т. Локтюхова не оказалось, а имелся только открытый лист, в котором не было описания оттисков пломб. При осмотре 9 ящиков, находившихся в одном из вагонов, было обнаружено, что один ящик не был опломбирован, а на втором ящике пломба нарушена. Все пломбы, которыми были опломбированы поступившие ящики, с предъявленными образцами оттисков пломбиров на сходились. Руководство завода по нашей информации приняло немедленные меры к устранению недостатков в транспортировке спецгрузов, на виновных лиц наложены административные взыскания.

С территории завода № 24 до сего времени еще не выведены отдел снабжения, финансово-сбытовой отдел, отдел смежных производств, материальная бухгалтерия и другие подразделения, которые посещаются большим количеством лиц из сторонних организаций. За 1-й квартал 1959 г. для прохода на территорию завода было выдано 379 пропусков лицам из 32 сторонних организаций, во втором квартале с.г. по разовым пропускам на завод проходило 327 человек из 39 организаций, не имеющих прямого отношения к производству, в третьем квартале - 298 человек.

На заводе продолжает иметь место большая текучесть рабочих и инженерно-технических работников, что также отрицательно сказывается на сохранении профиля завода и изготовляемой новой техники. За 1958 г. на завод поступило 3969 человек, а уволилось 2528 человек. На 1 августа 1959 г. принято на завод 2969 человек и 1657 уволено.

Со стороны инспекторов 1-го отдела допускались ряд грубых нарушений Инструкции по учету, хранению и пользованию сов. секретной документацией, которые могли повлечь за собой разглашение сведений, составляющих государственную тайну. Как было установлено, нач. 1 отдела тов. Зуева необоснованно задерживала выполнение ряда указаний Куйбышевского Совнархоза по ведению секретного делопроизводства, что приводило к ознакомлению излишнего круга работников завода с сов. секретными особой важности документами по новой технике.

О выявленных недостатках в охране и режиме завода, по ведению секретного делопроизводства, нарушению инструкции по транспортировке специзделий нами своевременно информировались дирекция завода и секретарь парткома, которыми принимались необходимые мери.

По сообщению зам. директора завода по режиму и кадрам тов. Курдюкова С.С., в целях устранения недостатков, отмеченных в акте обследования завода от 27 августа l959 г., проделана следующая работа.

Закончено строительство здания вечернего техникума, в которое переведено техническое училище № 2, размещавшееся в корпусе № 9. В освободившееся помещение, после окончания его ремонта, будут переведены в текущем году службы завода, которые преимущественно посещаются лицами посторонних организаций (отдел снабжения, отдел смежных производств и др./. Через Обком КПСС возбуждено ходатайство перед ЦК КПСС об оставлении на заводе военизированной охраны 1-й категории. Отделом кадров принимаются меры по уменьшению текучести рабочей силы на заводе. По ходатайству руководства завода Куйбышевским совнархозом издано распоряжение автотресту о закреплении постоянного контингента шоферского состава для доставки на завод спецгрузов. По периметру завода продолжается строительство кирпичного забора, в первую очередь на тех участках, где ограждение находится в ветхом состоянии. Завершение строительства забора запланировано на 1961 г.

Отработана сопроводительная документация при транспортировке спецгрузов на предприятие п/я 5, 6 и 10 (гор. Москва) и завод № 1. Создана постоянная группа сопровождения спецгрузов при отделе режима из 4 человек и закреплен постоянный состав охраны (из мужчин) для сопровождения спецгрузов. Пересмотрены и сокращены списки лиц, посещающих режимные цехи из других подразделений завода. Отмеченные в акте недостатки по ведение секретного делопроизводства устранены. Принятыми мерами отряд ВОХР укомплектован до штатного расписания.

Произведенной 25-26 августа с.г. на заводе № 281 проверкой установлено, что охрана завода не укомплектована до штатного расписания на 10 человек, в результате чего не представляется возможным обеспечить бойцами некоторые посты. По этой причине в ночь с 26 на 27 августа с.г. не был выставлен пост № 8 на северной стороне периметра завода. Со стороны вахтёрского состава имели место неоднократные случаи нарушения караульной службы. Постоянные пропуска рабочих и инженерно-технических работников завода хранятся не в кабинах проходных, а находится на руках у работников завода. Подобная система хранения пропусков приводит к их утере за территорией завода, что не исключает возможности проникновения на завод по этим пропускам посторонних лиц. Несмотря на недостаточное количество постов охраны, по периметру завода не установлено никаких технических средств.

Ввиду того, что снабженческо-сбытовые подразделения и различные общественные организации не выведены за территорию завода, на завод проходит большое количество представителей различных предприятий, не имеющих отношения к секретному производству. Так, только в июле с.г. на территорию завода было пропущено 60 работников различных артелей и торговых организаций гор. Куйбышева. На закрытом участке цеха № 30, где производится сборка и настройка особо важных изделий, не установлен надлежащий режим, который обеспечивал бы сохранение секретов производства, так как на этот участок имеется возможность проникнуть посторонним лицам со стороны механической мастерской цеха. Возможен также проход посторонних лиц и в режимный цех № 6 из помещения нережимного цеха № 3.

Согласно справке зам. директора завода по режиму и кадрам тов. Мухина, по выполнению отмеченных в акте недостатков на заводе проделано следующее. Полностью оборудована запретная зона и контрольно-следовая полоса по периметру завода. Участок настройки цеха № 6 отгорожен от помещения цеха № 5, входная дверь оборудована автоматическим электрозамком. Пропуска работников режимных цехов уже хранятся в кабинах проходной завода. Перевод на кабинное хранение пропусков всех работников завода будет организован по окончании строительства корпуса № 1 /в I квартале I960 г./. Для улучшения освещения периметра завода с южной стороны установлены дополнительные фонари, подводка и включение которых будет закончено к 1 ноября с.г. Участок сборки и настройки особо важных изделий в цехе № 30 будет полностью изолирован от нережимного механического участка цеха, с вводом в действие производственного корпуса № 1. Завод запросил Куйбышевский совнархоз о выделении средств на оборудование периметра завода охранной сигнализацией. В соответствии с рекомендациями представителя Министерства Обороны СССР, выполнена работа по радиомаскировке излучений спецаппаратуры, изготавливаемой на заводе.

При проверке завода № 238 в июле месяце с.г. было установлено, что состояние охраны и пропускного режима завода продолжают оставаться неудовлетворительными. Ограждение завода находится в полуразрушенном состоянии. С южной и особенно с северо-восточной стороны забор по периметру пришел в полную негодность, в нескольких местах к забору вплотную примыкают частные жилые строении, с которых легко можно проникнуть на завод, а также свободно обозревать всю его территорию. Охранная техническая сигнализация по периметру завода отсутствует.

В апреле с.г. руководством завода были разработаны мероприятия по усилению охраны завода, которыми намечалось установить фотоэлектронную охранную сигнализацию, построить с восточной стороны периметра железобетонный забор. Однако к выполнению этих мероприятий на день проверки на заводе не приступали.

Недокомплект личного состава охраны составляет 10 человек, в результате чего существующая дислокация постов не может быть обеспечена охраной. По этой причине в день проверки не был выставлен подвижный пост № 3, осуществляющий охрану периметра завода.

До настоящего времени на завод доставляются шоферами автохозяйства Куйбышевского совнархоза различные грузы. Допуск этих шоферов на завод производится по путевкам без оформления разовых пропусков и даже без предъявления документов, удостоверяющих их личность. Секретная продукция на складе хранится с нарушением инструкции - нет ответственного лица за хранение, склад посещается посторонними лицами. Согласно справке директора завода тов. Лукина, по выполнению отмеченных в акте недостатков на заводе проведены следующие мероприятия.

Пропускной режим организован в точном соответствии с Положением бывшего Министерства Судостроительной промышленности. С личным составом охраны регулярно проводится разделительная и профилактическая работа. Въезд на территорию завода шоферов грузовых автомашин без пропусков запрошен. Хранение секретной продукции на складе организовано в соответствии с инструкцией. Ограждение с северо-восточной стороны периметра завода не построено в связи с предстоящей реконструкцией завода.

На заводах № 15, 309 и артполигоне длительное время находилось в неудовлетворительном состоянии ограждение по всему периметру, слабо вводилась охранная техническая сигнализация, не охранялись такие важные объекты, как склады с готовой продукцией «ВВ» и склад с огнестрельным оружием, предназначенным для испытания выпускаемых заводом изделий. Личным составом охраны допускались грубые нарушения караульной службы и дисциплины. Имели место случаи грубого нарушения по ведению секретного делопроизводства, в результате чего на заводе № 15 и артполигоне были утеряны секретные документы.

Так, начальник планово-экономического отдела завода & 15 тов. Самарев 24 июля с.г. передал в машинописное бюро 1-го отдела черновой материал с грифом «Секретно», который нужно было отпечатать в трёх экземплярах. 27 июля т. Самарев расписался в журнале за получение 3 экз. этого документа. В тот же день он обнаружил, что одного экземпляра документа у него недостает. Принятыми мерами утерянный документ пока не найден. Дирекцией завода на Самарева наложено административное взыскание.

8 июля с.г. работниками I отдела артполигона при проверке документов у исполнителей была обнаружена утеря секретного акта на определение технического состояния 160 мм миномета. Проверкой выявлено, что этот акт находился у трех работников артполигона - Федосова, Сухова и Гуськовой, и передавался от одного работника к другому баз расписок, в результате установить конкретного виновника в утере документа не представилось возможным. Документ также пока не найден.

Принятыми нами мерами через дирекцию заводов и горком КПСС недостатки в охране, режиме производства и ведении секретного делопроизводства на этих заводах устраняются. В текущем году на заводе № 15 было построено 3000 метров нового кирпичного забора. Произведен ремонт ограждения режимных цехов. Организовано раздельное хранение секретных документов от несекретных. На заводе № 309 склады с готовой продукцией и взрывчатыми веществами взяты в ночное время под охрану. Для хранения огнестрельного оружия оборудовано специальное помещение. Произведена замена всех видов пропусков для прохода на завод. Введена новая система учета секретной продукции, обеспечивающая надлежащую их сохранность.

По сообщениям директоров заводов №№ 42 и 207, на заводах проведены следующие мероприятия по усилению режима и охраны. На заводе № 207 проведено закрытое партийное собрание работников охраны завода, на котором заслушивался вопрос об усилении бдительности. С личным составом охраны проведены посменно общие собрания по вопросу улучшения несения караульной службы. В целях сокращения посещения завода лицами из сторонних организаций, созданы заводские бригады по вывозке материальных ценностей за территорию завода и передача их представителям этих организаций. Внутренняя запретная зона по периметру завода не оборудована ввиду того, что это требует больших капитальных затрат. В целях сокращения посещений посторонними лицами завода № 42 выведен за территорию отдел снабжения. Для приема посетителей из сторонних организаций при отделе кадров завода организована специальная комната. Заместитель директора завода по общим вопросам, к которому проходят на приём большое количество посторонних лиц, в октябре с.г. будет переведен в помещение вне территории завода. На участке сборочного цеха № 5 организовано отдельное хранение сов. секретных узлов и деталей.

Однако, несмотря на ряд принятых мер, на заводе продолжают иметь место грубые нарушения инструкции по обеспечению сохранения гостайны. Так, 17 августа с.г., при выполнении ремонтно-строительных работ, в стене режимного цеха № 5, на участке изделия 518, было пробито отверстие, через которое можно было проникнуть на особо режимный участок. 18 августа начальник бюро внешней приемки ОГК Мамжов, инженер-конструктор ОКБ Патронин и вахтер Романычев, минуя группу режима, не выписав пропуска, обманули охрану и вывезли на легковой машине с завода 2 секретных узла МН-829 для отправки на завод п/я 561. Имели место и другие нарушения установленного на заводе режима. Виновные в нарушении режима и охраны завода директором наказаны в административном порядке.

Проверкой состояния сохранения государственной тайны в Куйбышевском Совнархозе были выявлены следующие нарушения. И.о. начальника 2 отдела Рожнов, уходя из кабинета 25 августа 1959 года, оставил открытым свой спецчемодан с секретными документами на стуле около открытого окна, где рабочие производили ремонтные работы. У инженера планового отдела Анисимовой в рабочем чемодане обнаружены неучтенные совершенно секретные черновые записи, принадлежащие инженеру этого же отдела Загудаевой, которая, уходя в отпуск, не сдала их в секретный отдел.

Размножение секретных и сов. секретных документов производится в помещении ротаторной, не оборудованном в соответствии с требованиями инструкции по обеспечению сохранения гостайны. Дверь не обита железом, окно не оборудовано металлической решеткой, нет огнетушителей. При размножении секретных и сов. секретных документов в ротаторной работники 1 отдела не присутствуют. О состоянии сохранности гостайны на оборонных предприятиях нами в сентябре месяце информирован Обком КПСС и 5-е Управление Комитета госбезопасности при СМ СССР.

В октябре с.г. в Обком КПСС направлена справка о фактах разглашения секретных и сов. секретных сведений о новой технике, изготавливаемой на заводах Кировского района. По результатам проверок в марте 1959 г. в Совнархоз была направлена справка для принятия мер по усилению режима и охраны оборонных предприятий. Совнархозом были приняты соответствующие меры.

Наряду с проверками состояния обеспечения сохранности государственной тайны, Управление КГБ оказывало практическую помощь заместителям директоров заводов по режиму, начальникам отделов режима и начальникам 1-х отделов оборонной промышленности в организации работы по обеспечению сохранности государственной тайны. Совместно с работниками Куйбышевского совнархоза и начальников и 1-х отделов ряда оборонных заводов была разработана Инструкция по обеспечению сохранения государственной тайны в учреждениях и на предприятиях КСНХ, а также перечень сведений, составляющих государственную тайну.

В начале 1959 г. с зам. директоров по режиму и кадрам заводов №№ 1, 18, 24, 231, 207 и 42, совместно с начальником 1-го отдела Куйбышевского Совнархоза, было проведено совещание по проекту положения о правах и обязанностях зам. директоров режимных предприятий КСНХ. Управлением КГБ по Куйбышевской области и его периферийными органами проводилась воспитательная работа среди работников оборонных объектов и учреждений области в направлении повышения политической бдительности. По состоянию на 15 октября 1959 г. сотрудниками Управления КГБ прочитано 11 лекций.

Кроме того, был проведен ряд обследований в учреждениях, предприятиях и учебных заведениях города и области, которыми также были вскрыты отдельные нарушения инструкции по сохранению государственной тайны и даны соответствующие рекомендации по их устранению.

Начальник Управления КГБ по Куйбышевской области Гусев (подпись).

15 октября 1959 г.

№ 1/705.

Г. Куйбышев.

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 128, д. 23, л.л. 36-58.

 

***

Куйбышевский областной комитет КПСС

№ 280с

30.11. 1959 г.

Секретно

В Центральный комитет КПСС

Информация

В соответствии с Постановлением ЦК КПСС от 13 сентября 1958 года «О мерах по сохранению государственной тайны», и от 15 июля 1959 года «О фактах разглашения секретных сведений некоторыми руководящими и ответственными работниками ведомств и учреждений» Куйбышевский обком КПСС провел ряд мероприятий, направленных на усиление контроля за сохранением государственной тайны и режима на промышленных предприятиях, строительных организациях, транспорте, в учреждениях и ведомствах. В октябре-ноябре 1958 года Постановление ЦК КПСС от 13 сентября 1958 года было обсуждено на закрытых партийных собраниях во всех партийных организациях.

Горкомами и райкомами КПСС проведена тщательная проверка условий, обеспечивающих сохранение секретности и государственной тайны во всех учреждениях, организациях и предприятиях области. Результаты проверки были рассмотрены на заседаниях бюро горкомов и райкомов КПСС.

По предложению обкома КПСС совнархоз, облисполком, руководители учреждений, ведомств и партийные организации внимательно рассмотрели кадры секретных отделов и частей. Отдельные работники были заменены людьми, способными обеспечить сохранение государственной тайны. Проведено инструктивное совещание с работниками спецотделов и спецчастей. На семинарах партийных работников включаются вопросы о порядке секретного делопроизводства и мерах по сохранению государственной и партийной тайны.

В декабре 1958 года обкомом КПСС совместно с работники Государственной безопасности проведена проверка состояла охраны, пропускного режима и хранения секретных и совершенно документов и продукции на заводах авиационной, оборонной, химической, нефтяной промышленности и в других наиболее важных предприятиях и в учреждениях области. Проверкой были выявлены серьезные нарушения инструкции по обеспечению сохранения государственной тайны и положения об охране режимных предприятий и правил учёта, хранения и транспортировки секретной и совершенно секретной продукции. По результатам проверки при обкоме КПСС проведено совещание с заместителями директоров по кадрам и режиму, начальниками первых и режимных отделов и начальниками охраны заводов совместно с руководящими работниками совнархоза.

Куйбышевским совнархозом доведен до организаций и предприятий, входящих в ведение совнархоза, перечень вопросов, составляющих государственную тайну, и вопросов, подлежащих к засекречиванию. Разработаны и разосланы на предприятия и в организации инструкции по обеспечению сохранности государственной тайны и по режиму производства. Наведен порядок с пропускной системой на всех предприятиях оборонной и особо важной промышленности.

Отделом пропаганды и агитации разработаны и разосланы горкомам и райкомам КПСС тезисы докладов и бесед по вопросам сохранения государственной тайны. На предприятиях, в организациях, учреждениях и на транспорте в области проведено 684 лекции и беседы по сохранению государственной тайны и ответственности за ее разглашение.

Вместе с тем в массово-разъяснительной работе по обеспечению государственной тайны имеются ещё серьёзные недостатки. В результате чего имеют место факты разглашения секретных сведений некоторыми ответственными работниками оборонных предприятий.

Так, например, инженер цеха № 51 завода № 24 т. Бойко в переписке со своей знакомой гр-кой Митиной разгласил данные о месте нахождения ведущего завода по новому изделию и некоторые данные об этом изделии. Поступок т. Бойко рассматривался на заседании комитета ВЛКСМ завода, за что ему объявлен строгий выговор с предупреждением, и с завода он уволен.

В сентябре 1959 г. бригадир слесарей цеха № 15 завода № 1 т. Артамонов М.В. во время выпивки, в присутствии родственников, разгласил сведения о характере новой продукции, изготовлением которой занят завод. На следующий день его сын, учащийся 5 класса 149 школы, рассказал об этом товарищу. Поступке Артамонова обсуждался на собрании работников цеха. Артамонов признал свою вину и заверил собрание, что в будущем он не допустит подобного поступка.

В настоящее время обком, горкомы и райкомы КПСС принимают меры к усилению массово-разъяснительной работе, направленной на повышение бдительности грудящихся области.

Секретарь обкома КПСС П. Агапов (подпись).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 128, д. 4, л. 197-198.

 

***

Куйбышевский областной комитет КПСС

№ 92сс

6 апреля 1960 г.

Сов. секретно.

В Государственный комитет Совета Министров СССР по оборонной технике товарищу Рудневу К.Я.

В связи с успешным освоением серийного производства изделий 8К7I и агрегатов к ним из заводов Куйбышевского совнархоза и в соответствии с принятым ЦК КПСС решением обком КПСС и совнархоз вошли с предложениями о награждении наиболее отличившихся работников орденами и медалями Союза ССР.

В освоении изделия 8К7I на заводе № 1 активное участке принимал заместитель главного конструктора ОКБ-1 т. Козлов Д.И. Тов. Козлов, являясь постоянным представителем от ОКБ—I на заводе № 1, внёс большой личный вклад в освоение производства новых изделий. Оперативность и высокая грамотность в решении технических вопросов, проявленные т. Козловым Д.И., в значительной мере способствовали успешному и своевременному освоению изделии 8К7I на заводе № 1.

Учитывая большие заслуги т. Козлова в доводке и постановке производства изделий новой техники, Куйбышевский обком КПСС и Совет народного хозяйства поддерживают предложение о представлении тов. Козлова Д.И. к присвоению звания Героя Социалистического Труда.

Секретарь обкома КПСС А. Мурысев (подпись).

И.о. председателя СНХ Л. Бенькович (подпись).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 129, д. 13, л. 12.

 

***

РСФСР

Совет народного хозяйства Куйбышевского экономического административного района

1-й отдел

18 мая 1960 г.

№ 002414

Секретно.

Экз. № 1

Справка о состоянии обеспечения режима производства и сохранения государственной тайны на предприятиях и в организациях

В своей практической работе по обеспечению режима производства специальной техники и сохранения государственной тайны на предприятиях и в организациях совнархоза, Первый отдел совнархоза исходил из соответствующих постановлений партии и правительства: Постановления Совета Министров СССР от 22.03-1958 года № 326-157 «О мероприятиях по усилению секретности работ по специальному вооружению и оборонной технике»; Постановления Совета Министров РСФСР от 12.04-1958 г. № 344-37 «О сохранении государственной тайны и усилении секретности по проводимым специальным работам»; Постановления ЦК КПСС от 13.09-1958 года «О мерах по сохранению государственной тайны»; Постановления ЦК КПСС от 13.07-1959 года «О мерах по устранению недостатков в организации режима, охраны и обеспечении секретности работ на особо режимных объектах», и других.

Первым отделом разработаны и утверждены руководством совнархоза ряд руководящих документов и материалов: «Положение о Первом отделе совнархоза», в том числе о работе зам. начальника Первого отдела по режиму; «Инструкция по режиму производства секретных и совершенно секретных изделий на предприятиях и в организациях совнархоза»; «Положение о заместителях (помощниках) директоров по режиму и кадрам»; «Положение об отделах (группах) режима на предприятиях совнархоза» и «Перечень сведений, составляющих государственную тайну, и других сведениях, подлежащих засекречиванию»; «Инструкция по обеспечению сохранения государственной тайны в учреждениях и на предприятиях Куйбышевского совнархоза». Заканчивается разработка типового Положении о пропускном и внутриобъектовом режиме для предприятий совнархоза. Задержка с выпуском указанного Положения произошла в связи с Постановлением СМ СССР от 24.01-1959 года, согласно которому разработка этого Положения была поручена МВД. Издано распоряжение СНХ об определении режимности предприятий и их подразделений о создании отделов и групп по режиму.

Комиссией совнархоза проведена проверка наличия на оборонных предприятиях радиомагнитных излучений аппаратурой оборонной техники и состояния её радиомаскировки, на основе рекомендаций этой комиссии приняты меры по улучшению радиомаскировки предприятий Совнархоза. Подготовлен и издан ряд распоряжений и постановлений совнархоза по усилению секретности специальных работ на предприятиях и в организациях, подведомственных совнархозу, по приёму иностранцев на предприятиях нережимного значения и т.д.

На всех предприятиях, связанных с производством специальной техники, созданы самостоятельные отделы режима или группы режима при Первых отделах. На ряде режимных заводах в основном решён вопрос с вынесением за их территорию непроизводственных подразделений (заводы №№ 1, 24, 281), тем самым значительно снижено количество посещений этих заводов лицами различных посторонних организаций. На заводах №№ 1, 24 и 207 по периметру ограждений территории оборудована техническая охранная сигнализация, которая хорошо себя зарекомендовала.

Проделана некоторая работа по прекращению направления «сборных» жел. дор. вагонов с материалами для различных предприятий на режимные заводы. В настоящее время «сборные» вагоны на режимные заводы приходят с материалами только для номерных предприятий. Прекратить поступление «сборных» вагонов на режимные заводи можно лишь путем строительства хорошо оборудованного склада совнархоза, что связано с большими средствами. Не решен вопрос со складами для продукции ширпотреба, неликвидного оборудования и материалов, которые продолжают располагаться на территориях режимных заводов.

В целях уменьшения допуска на режимные заводы шоферов автохозяйств совнархоза, произведено закрепление шоферов за указанными заводами. В этих же целях на особо режимных заводах (№№ 1, 18, 24) выделены специальные дежурные шофера - гонщики, которые заменяют шоферов приходящих автомашин и ведут эти автомашины по территории заводов.

В режимных заводах охрана режимных подразделений производится закрепленным составом, подобранным из числа наиболее надёжных и подготовленных. В целях улучшения состава охрана режимных предприятий и повышения надежности несения ими службы совнархоз обращался в Совет Министров РСФСР, а также через Обком КПСС в ЦК КПСС об оставлении на особо режимных предприятиях охраны 1-й категории и ускорении решения вопросов материальной обеспеченности работников охраны. Решались и другие вопросы по усилению режима предприятий, изготовляющих специальную оборонную технику, и обеспечению сохранения государственной тайны.

В процессе работы предприятий имели место нарушения инструкции по обеспечению сохранения государственной тайны и режима производства. 15.09-1959 года спецпоезд с изделием № 48 заводом № 1 отправлен не в ночное время, как положено по инструкции, а в 7 часов утра. Своим необычным видом поезд привлекал внимание многих посторонних лиц. 6/У-1960 года спецпоезд завода № 1 без изделия продолжительное время днём стоял на ж.д. станции «Самарка» против заводов №№ 1 и 18, мог обзираться посторонними лицами. Погрузка специзделия 350 в спецвагоны на заводе № 18 и № 207 происходит на открытых площадках заводов, что не гарантирует от обозрения изделия посторонними лицами.

10.03-1960 года на заводе № 24 утерян бланк-паспорта с грифом «Секретно». Были отдельные случаи на заводах и в 4-м управлении, когда секретные документы составлялись на незарегистрированных в 1 отделе листах бумаги. Ввиду отсутствия Положения об оформлении технической документации для предприятий совнархозов, при оформлении паспортов и других технических документов на несекретную оборонную продукцию на заводах экономического района (как и в других экономических районах) происходит расшифровка дислокации заводов. Совнархозом в настоящее время подготовлено распоряжение по ликвидации указанного выше недостатка.

До настоящего времени не оборудованы периметры особо важных заводов №№ 18 и 281 технической охранной сигнализацией. На территории отдельных режимных заводов, как-то №№ 18, 42, 207, 525 размещаются разного рода склады, снабженческие и коммерческие организации, школы и техникумы. Ограждения режимных заводов №№ 42, 24, 281 пришли в негодность и требуется их замена. Не обеспечивают необходимым требованиям проходные заводов №№ 18, 24, 207 и других. Большим недостатком в сохранении секретов является расположение на территории особо режимных заводов №№ 1 и 18 заводов №№ 305 и 35. (Для завода № 305 строятся специальные здания, и он будет вынесен с территории завода № 1). Многие перечисленные выше недостатки в обеспечении сохранения секретов и режима производства не решаются из-за отсутствия необходимых средств.

Считаем, что спецвагоны для изделий № 48 и № 305 не отвечают требованиям зашифровки. Они разрисованы под пассажирские вагоны, что явно заметно на близком расстоянии и поэтому привлекают внимание и интерес к ним.

Часто в процессе работы Первых отделов по режиму и обеспечению сохранения государственной тайны возникают различные практические вопросы, которые в условиях области трудно разрешимы, требуют помощи со стороны вышестоящего органа. Такого органа над Первыми отделами совнархозов нет. Кроме того, в работе Первых отделов, особенно по вопросам режима производства специзделий, имеется необходимость в проведении республиканских или союзных совещаний по обмену опытом работы.

Начальник Первого отдела совнархоза П. Куринов (подпись).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 129, д. 14, л.л. 128-132.

 

***

Куйбышевскому обкому КПСС

Совет Министров РСФСР

Постановление от 20 ноября 1961 г. № 1407-171

Москва

Секретно

О переименовании некоторых предприятий Омского, Воронежского, Куйбышевского и Горьковского совнархозов.

Совет Министров РСФСР постановляет:

Принять предложения Омского, Воронежского, Куйбышевского и Горьковского совнархозов о переименовании некоторых подведомственных им предприятий, согласно приложению.

Председатель Совета Министров РСФСР Д. Полянский (подпись).

Зам. управляющего делами Совета Министров РСФСР В. Мокрушин (подпись).

Отп. 35 экз.

 

Секретно

Приложение к постановлению Совета Министров РСФСР от 20 ноября 1961 г. № 1407-171.

Перечень предприятий Омского, Воронежского, Куйбышевского и Горьковского совнархозов, которым присваиваются новые наименования.

Куйбышевский совнархоз

Действующее наименование и п/я Новое наименование

3. Завод № 1 имени И.В. Сталина, п/я и 208 Завод «Прогресс»

4. Завод № 18 им. К.Е. Ворошилова, п/я 143 Машиностроительный завод

Зам. управляющего делами Совета Министров РСФСР В. Мокрушин (подпись).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 132, д. 14, л.л. 193-194.

 

***

Совершенно секретно

Экз. № 1.

Куйбышевскому областному комитету КПСС

Здесь.

30 января 1962 года в школе № 153 для преподавательского состава лектором Советского РК КПСС Киселёвым П.Я., член КПСС, была прочитана лекция о международном положении. Как стало известно, Киселёв в лекции допустил разглашение государственной тайны.

Призывая присутствующих к повышению революционной бдительности, он мотивировал это тем, что в городе Куйбышеве производится «самое сильное ракетное оружие», что это можно определить по зареву над заводом и шумом, производимым испытываемыми моторами для ракет. При этом он называл номера оборонных заводов, расположенных в Кировском районе. Кроме того, Киселёв говорил, что по этим причинам, а случае возникновения войны город Куйбышев станет первоочередным объектом ракетного удара с баз США.

На вопрос по поводу затруднений с продуктами питанию Киселёв ответил, что основной их причиной является помощь Советского Союза, оказываемая странам социалистического лагеря.

Докладываем на Ваше решение.

Приложение: материалы расследования.

Начальник Управления КГБ при Совете Министров СССР по Куйбышевской обл. И. Кинаров (подпись).

7 февраля 1962 г.

№ 2/3-913

 

Копия.

Совершенно секретно

Экз. № 1.

Справка

1 февраля 1962 года в Управление КГБ по Куйбышевской области обратился с заявлением Васин А.М., работающий на ст. Самарка, который рассказал следующее. Его жена, работающая преподавателем в школе № 153 гор. Куйбышева сообщила ему, что у них в школе несколько дней назад для преподавательского состава была лекция о международном положении. Лектор (фамилию его Васин не знает), говоря о военных базах США, рассказал, что часть ракетного оружия на этих базах направлена на гор. Куйбышев, и в первый же день войны, если таковая будет, гор. Куйбышев будет объектом ракетного удара.

Далее он объяснил, что американцам важно в первую очередь уничтожить Куйбышев, т.к. здесь производится наше самое сильное ракетное оружие. При этом лектор пояснил: «Все вы видите зарево над заводом и шум, это испытывают ракетные двигатели». Далее он распространился по поводу важности промышленности гор. Куйбышева для обороны.

На вопрос, заданный лектору одним из преподавателей по поводу затруднений с продуктами питания, лектор ответил: «Мы в настоящее время оказываем помощь продуктами питания странам социалистического лагеря, поэтому у нас не хватает в магазинах продуктов питания».

Школа № 153 находится на Безымянке.

Записал: ст. оперуполномоченный УКГБ Куйбышевской обл. Осетров.

2.02. 1962 г.

Копия верна (подпись неразборчива).

 

Копия.

Б Управление госбезопасности по Куйбышевской области.

Завуча школы № 153 г. Куйбышева Сокольского Н.Г.

Объяснение

На поставленные мне вопросы могу пояснить следующее:

1. Лектор тов. Киселёв в своей лекции, прочитанной 31 января 1962 г., призывая слушателей к бдительности, упомянул, что на восемнадцатом заводе, над которым часто можно видеть зарево, создаются ракеты, что город Куйбышев с его заводами особенно интересует иностранные разведки.

2. Тов. Киселёв также заявил, что Н.С. Хрущев в настоящее время является Верховным Главнокомандующим Вооруженных Сил нашей страны, что об этом он услышал на совещании офицеров запаса.

2.02-1962 г.

Сокольский.

Копия верна (подпись неразборчива).

 

Копия.

В Управление КГБ Куйбышевской области от учительницы школы № 153 Славгородской Лилии Ивановны.

Объяснительная записка.

31 января на лекции о международном положении лектор, фамилии которого я не знаю, говоря об агрессивных действиях Америки, сказал о том, что г. Куйбышев для Америки в военном отношении стоит на особом месте. В первую очередь может быть подвержен действию ракет. Говорил о том, что здесь изготовляют ракеты, о чём можно догадаться по огненному зареву на небе и гулу моторов.

2.02-1962 г.

Славгородская.

Копия верна (подпись неразборчива).

 

Копия.

В Управление КГБ Куйбышевской области от завуча школы № 153 г. Куйбышева Синевой И.А.

Объяснение.

31.01-1962 года у нас в школе т. Киселёвым была прочитана лекция «О международном положении». Т. Киселёв в своей лекции называл Н.С. Хрущёва Верховным Главнокомандующим Советского Союза (до этого я об этом не слышала).

Призывая нас к бдительности, привел такой пример. Один рабочий, будучи в пьяном виде сказал: «Наш завод выпускает ракеты» (номер завода лектором был назван, но я не помню его).

2.02-1962 г.

Н.А. Синева.

Копия верна (подпись неразборчива).

 

 

Копия.

В Управление КГБ Куйбышевской области от учительницы 153 школы Рябец В.И.

Объяснительная.

В среду, 31 января, в 6 часов вечера, в школе состоялась лекция о международном положении, которую провел тов. Киселёв. В процессе лекции тов. Киселёв сказал, что Куйбышев - крупный промышленный город, насчитывающий много заводов. Среди них 18-й завод, который выпускает ракетную технику. Куйбышев даже занесен на военные карты США.

2.02-1962 г.

Рябец.

Копия верна (подпись неразборчива).

 

Секретно.

Секретарю обкома КПСС тов. Черных Н.С.

По поручению зав. отделом т. Снегирева В.Ф. мною были приглашены для беседы в отделе пропаганды 3.03-1962 г. товарищи Полевич - зав. отделом пропаганды и агитации Советского РК КПСС, ответственный секретарь районного отделения общества знаний Ильин и лектор Киселёв, о котором говорится в справке КГБ.

Тов. Киселёв признал, что в лекции о международном положении, прочитанной в школе № 153, им допущены крупные ошибки. Он действительно называл номера заводов, рассказывал о характере выпускаемой продукции. Текст лекции т. Киселёва рассматривался в районном отделении общества знаний, но в тексте, разумеется, он об этом не пишет. За допущенные серьёзные ошибки в лекции районное отделение общества по моему указанию запретило дальнейшие выступления т. Киселёва с публичными лекциями.

Отделу пропаганды и агитации Советского РК КПСС и районному отделению общества указано на серьёзные недостатки в подборе лекторов и контроле за качеством, идейным содержанием лекций. Проступок т. Киселёва обсуждался на партийном собрании в районном отделении ДОСААФ, где он состоит на учёте, ему было сделано серьёзное предупреждение о недопустимости разглашения государственной тайны.

О беседе с т. Киселёвым я проинформировал работника обл. управления КГБ т. Серпокрылова.

Зам. зав. отделом пропаганды и агитации обкома КПСС В. Будаев (подпись).

7.04. 1962 г.

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 136, д. 20, л.л. 58-65.

 

***

Сов. секретно.

Экз. № 5

Председателю ВСНХ РСФСР товарищу С.А. Афанасьеву.

Председателю Госплана РСФСР товарищу К.М. Герасимову.

Копии: Куйбышевский обком КПСС, Первому секретарю товарищу А.С. Мурысеву.

Председателю Куйбышевского Совета Народного Хозяйства товарищу В.Я. Литвинову.

Директору завода «Прогресс» КСНХ товарищу А.Т. Абрамову.

1. Постановлением СМ РСФСР от 16.01. 1962 г. № 142-рс предусмотрено, начиная с 1962 г., переоборудование морских Ту-16Т под заправку в воздухе. В данном постановлении завод-изготовитель не определён. Однако распоряжением ВСНХ № РС-719 от 24.04. 1962 г. переоборудование названных самолётов под заправку возложено на завод «Прогресс» КСНХ (хотя самолёты Ту-16Т изготавливались Воронежским СНХ и уже переоборудовались предприятиями Казанского и Воронежского Совнархозов).

Для выполнения данной работы необходимо на заводе «Прогресс» создание заново специализированных самолётного профиля производств, а именно:

а) агрегатно-клепального цеха в объёме 13000 н/ч на одно изделие;

б) механического цеха – 8000 н/ч -«»-;

в) по работам для изготовления резиновых баков – 2000 н/ч-«»-;

г) по работам для выполнения заготовительно-штамповочных, сварочных работ – 2000 н/ч -«»-;

д) сборочно-монтажного цеха на 16000 -«»-;

е) участка электрообрудования на 3000 н/ч -«»-;

ж) аэродромного цеха ЛИС на 8000 н/ч -«»-;

Итого на 52000 н/ч на одно изделие.

Как видно из приведённых выше данных, на завод «Прогресс» хотят возложить огромный объём работ по самолётостроению. А между тем на заводе «Прогресс» ещё в 1959-1960 годах ликвидированы специальные по самолётному профилю цехи и производства, конструкторские, плазово-шаблонные бюро и технологические службы по самолётостроению. Ликвидирована вся оснастка – плазово-шаблонная, штамповочная, механическая, агрегатно-сборочная и сборочная, для базового производства, аэродромное оборудование; всё это передано другим заводам.

Постановлением ЦК и СМ № 268-103 от 8.03-1960 г. с завода «Прогресс» полностью снято самолётное производство. В настоящее время завод «Прогресс» полностью специализирован и загружен на ракетной технике.

2. В текущем году заводу «Прогресс» также поручено (Госпланом РСФСР и ВСНХ) переоборудование самолётов Ту-16 под «Букет-2», «Букет-4», «Букет-5», и организация, освоение, выпуск шасси для Ан-24 для Кировского СНХ и большой объём по изготовлению запасных частей.

3. Нам думается, что в настоящее время загрузка завода «Прогресс» КСНХ самолётостроительными заданиями является ошибкой и принесёт прямой вред важнейшим работам по ракетной технике, не говоря уже о неоправданных крупных материальных затратах.

Просим Вас освободить завод «Прогресс» КСНХ от планируемых ему работ по самолётостроению, указанных в п.п. 1 и 2 настоящего письма.

Главный конструктор, академик С. Королёв (подпись).

5.06. 1962 г.

 

Секретно

Обкому КПСС

Справка по письму главного конструктора тов. Королёва С.П.

По данному вопросу заместитель председателя Совета Министров СССР тов. Устинов письмом № С-655 от 7 июня 1962 г, поручил т.т. Афанасьеву и Герасимову: «Лично совместно разобраться в этом деле, имея в виду не загружать завод «Прогресс» заданиями, не связанными с производством специальных изделий». Об этом поручении поставлены в известность т.т.’ Рябиков, Панков и Литвинов.

Зав. отделом С. Курдюков (подпись).

6.07. 1962 г.

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 136, д. 18, л.л. 159-162.

 

***

Секретно.

Экз. № 1.

Куйбышевскому областному комитету КПСС

Дополнение к материалам для доклада на Пленуме Обкома КПСС по идеологическим вопросам.

За последние годы во многие вузы гор. Куйбышева были присланы из Франции от имени «Генерального Секретариата международной ассоциации университетов» специальные анкеты с вопросами, которые охватывали многие стороны деятельности наших вузов.

«Любопытные учёные» из ассоциации, не довольствуясь нашими официальными данными, опубликованными в печати, хотели знать, какие кафедры и факультеты имеются в вузах, изучаемые предметы в каждом институте, число студентов по факультетам и по специальностям, каких специалистов выпускает институт, и целый ряд других вопросов, из которых явно видно, что этим интересуется иностранная разведка. В отдельных наших вузах (электротехнический институт связи, плановый) нашлись беспечные люди, которые без согласования с обкомом КПСС и вышестоящими органами, дали развернутые ответы на все эти вопросы анкеты и направили их во Францию. Такая беспечность и безответственность отдельных лиц позволяет иностранным разведкам собирать интересующие их данные о нашей стране.

За последнее время значительно увеличился обмен научной информации между нашими учёными и учёными зарубежных стран. Это большое и полезное дело. Однако отдельные научные работники, нарушая существующие положения, в целях своей личной популярности, направляют свои труды, на согласовывая ни с учёным советом институтов, ни с руководителями научных учреждений.

Так, преподаватель кафедры физиологии и защиты растений сельхозинститута Цирлинг Г.И. направляла частным путём, не согласовав с дирекцией института, оттиски своих научных работ в США и Японию. Работавшие о ней научные сотрудники, узнав о неправильном поведении Цирлинг, впоследствии пресекли её «корреспондентскую» деятельность. Ассистент кафедры госпитальной хирургии медицинского института Барышников А.И. также частным путем, направляя научные труды в г. Дюссельдорф, по незнанию или по какой-то другой причине написал на конверте адрес «Германская Демократическая Республика», хотя даже школьнику известно, что указанный город находится на территории ФРГ. Только внимательность работников почты помогла исправить ошибку учёного.

Аналогичные примеры имеют место и в других институтах.

Начальник Управления КГБ при СМ СССР по Куйбышевской области И. Кинаров (подпись).

15 июня 1962 г.

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 136, д. 22, л.л. 111-113.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара