При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Женя-Телескоп. 1977 год

Международные события года

27 марта 1977 года в аэропорту Лос-Родеос на острове Тенерифе (Канарские острова) произошло столкновение самолётов, крупнейшее по числу жертв за всю историю мировой гражданской авиации. На взлётной полосе аэропорта участниками катастрофы в тот день стали авиалайнеры Boeing 747-206B авиакомпании KLM (рейс KL4805 Амстердам—Лас-Пальмас) и Boeing 747-121 авиакомпании Pan American (рейс PA1736 Лос-Анджелес—Нью-Йорк—Лас-Пальмас). Несколькими часами раньше в соседнем аэропорту Лас-Пальмас боевики «Движения за независимость и автономию Канарских островов» взорвали бомбу в зале ожидания аэропорта. Этот теракт не повлёк человеческих жертв, лишь несколько пассажиров были легко ранены осколками разбившихся стёкол. Однако из-за опасений повторных акций администрация приняла решение закрыть терминал и временно прекратить приём всех бортов, направляющихся в Лас-Пальмас. По этой причине единственным аэропортом, подходящим для приёма крупных широкофюзеляжных самолётов, остался Лос-Родеос, что резко усилило интенсивность воздушного движения в данном районе. В итоге эта напряжённость и привела к трагической ошибке. Командир рейса 1736, как потом оказалось, неправильно понял слова диспетчера и начал взлёт, но за 700 метров до точки столкновения увидел приближающиеся огни рейса 4805, идущего на посадку ему навстречу. Он немедленно дал полный газ и попытался уйти влево со взлётно-посадочной полосы (ВПП) на рулёжную дорожку, однако закончить манёвр так и не успел. Командир рейса 4805, неожиданно увидев на ВПП второй Boeing 1736, попытался «перескочить» через него и резко потянул штурвал на себя. Но при этом Boeing 4806 ударился хвостом о ВПП и потерял скорость, после чего его задняя часть врезалась в середину фюзеляжа Boeing 1736. От удара у Boeing 4805 оторвались хвост и оба крыла, и он рухнул на ВПП приблизительно в 150 метрах от точки столкновения. Оба самолёта тут же загорелись. В результате катастрофы погибло 583 человека — все 248 человек на борту «Боинга» KLM (234 пассажира и 14 членов экипажа), и 335 человек на борту «Боинга» Pan American (326 пассажиров и 9 членов экипажа). На втором из двух самолётов чудом остался в живых 61 человек. Расследованием этой катастрофы занимались более 70 специалистов из Испании, Нидерландов и США. Основной её причиной были названы ошибочная интерпретация пилотами команд диспетчера, что привело к неверным решениям экипажей. Авиакомпания KLM по итогам расследования взяла на себя всю ответственность за данное происшествие, выплатив пострадавшим и семьям жертв компенсации в размере от $58000 до $600000 на человека.

 

25 мая 1977 года в США состоялась премьера первого фильма Джорджа Лукаса «Звёздные войны». Фильм имел огромный кассовый успех, что фактически спасло компанию 20th Century Fox от угрожавшего ей тогда банкротства. А всё началось ещё в мае 1971 года, когда Лукас подписал со студией «Юнайтед артистс» контракт на съёмку «Звёздных войн», а 1 августа того же года Американская ассоциация кинокомпаний зарегистрировала название «The Star Wars». За год до премьеры фильма продюсеры 20th Century Fox, опасаясь его провала в прокате, решили выпустить книгу с тем же названием. Но когда сомнения в окупаемости проекта отпали, первый фильм получил подзаголовок «Звёздные войны. Эпизод IV: Новая надежда», и затем вслед за ним появились два продолжения — «Звёздные войны. Эпизод V: Империя наносит ответный удар» (режиссёр Ирвин Кершнер, 1980) и «Звёздные войны. Эпизод VI: Возвращение джедая» (режиссёр Ричард Маркуанд, 1983). В 1997 году, через 20 лет после выхода первого фильма, оригинальная трилогия была переработана с добавлением компьютерных спецэффектов и выпущена в повторный прокат, в котором эти фильмы собрали соответственно 256,5 млн., 124,2 млн. и 88,7 млн. долларов. В 1999 году на экраны был выпущен фильм «Звёздные войны. Эпизод I: Скрытая угроза», который положил начало новой трилогии — предыстории оригинальной. После него вышли «Звёздные войны. Эпизод II; Атака клонов» (2002 года) и «Звёздные войны. Эпизод III: Месть ситхов» (2005 год). Далее компания выпустила фильмы из той же серии под названиями «Звёздные войны: Войны клонов» (2008 год), «Звёздные войны: Пробуждение силы» (2015 год) и «Изгой-один. Звёздные войны: Истории» (2016 год). В декабре 2017 года компания презентовала очередную часть саги, получившую название «Звёздные войны. Последние джедаи», а 10 мая 2018 года в широкий прокат был выпущен фильм «Хан Соло. Звёздные войны: Истории».

 

5 сентября 1977 года с космодрома Мыс Канаверал (США)стартовала ракета-носитель «Titan IIIE», которая вывела на орбиту автоматическую межпланетную станцию (АМС) «Вояджер-1» (Voyager-1), предназначенную для исследования Солнечной системы. «Вояджер-1» стал первым космическим аппаратом, который сделал детальные снимки спутников Юпитера и Сатурна, после чего он приступил к изучению отдалённых регионов Солнечной системы, включая пояс Койпера и границу гелиосферы. Аналогичная станция «Воджер-2», также запущенная в 1977 году, в январе 1986 года выполнила пролёт Урана, а в августе 1989 года - пролёт Нептуна, передав на Землю изображения этих планет и их спутников. Ныне «Вояджер-1» является самым быстрым из покидающих Солнечную систему космических аппаратов, а также наиболее удалённым от Земли объектом из числа созданных человеком. На борту обоих «Вояджеров» находятся футляры с золотыми пластинками, на которых для представителей иных цивилизаций в случае встречи аппаратов с ними указано местонахождение Земли относительно 14 самых мощных пульсаров, а также записан ряд изображений и звуков. В 2010 году «Вояджер-1» стал первым зондом, вышедшим за границы Солнечной системы, где воздействие солнечного ветра равно нулю, и с того времени он передаёт информацию об условиях, царящих в межзвёздной среде. С такого расстояния сигналы «Вояджера-1» до Земли идут более 17 часов. Хотя запланированный срок работы «Вояджера-1» давно истёк, часть его научных приборов продолжает работать. Аппаратура получает энергию от трёх радиоизотопных термоэлектрических генераторов, работающих на плутонии-238. Ожидается, что электроснабжение, минимально необходимое для научных исследований и для радиосигналов, будет поддерживаться приблизительно до 2025 года. Предполагается, что примерно через 40 тысяч лет «Вояджер-1» достигнет окрестностей звезды AC+79 3888 созвездия Жирафа, которая движется в сторону созвездия Змееносца. В дальнейшем, вероятно, «Вояджер-1» будет бесконечно долго странствовать по галактике Млечный Путь.

 

5 сентября 1977 года начались события «Немецкой осени», спровоцированные действиями леворадикальной организации РАФ (по-немецки RAF, полностью - Rote Armee Fraktion, то есть Фракция Красной Армии). РАФ образовалась в 1968 году и провозглашала себя революционным авангардом оппозиции государственной власти в ФРГ, призывая осуществить мировую революцию. Свою задачу группа видела в ведении вооружённой борьбы с безмерно обогатившейся национальной буржуазией, а также с американским империализмом, захватившим Западную Европу. Во многих эпизодах РАФ действовала совместно с боевиками Народного Фронта Освобождения Палестины (НФОП). В указанный день 5 сентября группа РАФовцев в Кёльне напала на автомобиль, в котором находился Ханнс Мартин Шлейер (Hanns Martin Schleyer), президент Ассоциации немецких работодателей, бывший оберштурмфюрер СС. Водитель и охрана Шлейера были убиты, а сам он похищен, после чего больше месяца удерживался в арендованной квартире недалеко от Кёльна. Шлейер по принуждению боевиков был вынужден обратиться к правительству Гельмута Шмидта с просьбой об обмене себя на десятерых членов РАФ, находившихся в тот момент в заключении за совершение терактов, а также освобождения из израильской тюрьмы двоих боевиков НФОП. В обмене было отказано, а все попытки полиции определить место нахождения Шлейера оказались безуспешными. Тогда террористы из Народного фронта освобождения Палестины, действовавших заодно с РАФ, 13 октября захватили пассажирский самолёт Boeing 737-230QC «Landshut» немецкой авиакомпании Lufthansa. Лайнер находился во власти угонщиков в течение 4,5 суток, и за это время он садился на заправку в ряде аэропортов Ближнего Востока. Лишь 18 октября в Сомали самолёт был освобождён группой немецкого спецназа. В тот же день трое из числа заключённых РАФовцев повесились в тюремных камерах. Тогда же пленного Шлейера похитители посадили в автомобиль и застрелили его по пути во Францию, где тело оставили в багажнике Audi 100 в городе Мюлуз. Затем похитители позвонили в офис Deutsche Presse-Agentur в Штутгарте и назвали место, где стоит автомобиль. Этим убийством и закончилась «Немецкая осень». Всего в течение 30 лет РАФ брала на себя ответственность за совершение 34 убийств и покушений на высокопоставленных лиц, серию банковских налётов, организацию взрывов военных и гражданских учреждений. РАФ объявила о своём самороспуске 20 апреля 1998 года.

 

26 ноября 1977 года примерно в 17 часов 10 минут новости телекомпании «Southern Television» (Великобритания) были прерваны искаженным голосом, назвавшим себя Вриллоном из Галактического Командования Аштара. Вриллон пояснил, что он является представителем инопланетной расы, и призвал людей жить в мире и согласии, дабы избежать катастрофы, которая может привести к погибели всего человечества. Это послание вызвало панику среди зрителей, которые субботним вечером просто хотели посмотреть по телевизору свои любимые передачи. Полиция не успевала отвечать на звонки встревоженных жителей, которые посчитали, что скоро начнётся вторжение инопланетяне на Землю. На следующий день о Вриллоне писали все британские воскресные газеты, о нём упомянули также «Голос Америки» и популярная в СССР «Международная панорама». Официальные власти Туманного Альбиона объявили «обращение к человечеству» проделкой неизвестных хулиганов. Удалось установить, что 26 ноября эфир телекомпании был подавлен неизвестным, более мощным передатчиком, и в итоге вместо выпуска новостей в эфир пошло «обращение к человечеству». Выяснилось, что источник «хулиганского» сигнала находился где-то в районе Северного Гемпшира. Специалисты пояснили, что для реализации такого замысла требовалась громоздкая дорогостоящая аппаратура, которую нужно было сначала незаметно для окружающих смонтировать, а после передачи снова разобрать и вывезти из района. Однако никаких следов такой масштабной операции в Северном Гемпшире так и не было обнаружено. После 10 лет расследования британская полиция признала свое поражение, а «дело Вриллона» отправилось в архив. Кто именно стоял за этой «шуткой», до сих пор точно не установлено. Во всяком случае, уфологи по-прежнему считают британский инцидент попыткой инопланетян предупредить человечество о грядущей опасности.

 

Российские события года

8 января 1977 года в Москве произошла серия террористических актов. Первая бомба взорвалась в 17 часов 33 минуты в вагоне метро, следовавшего по перегону между станциями «Измайловская» и «Первомайская». Второй взрыв прогремел в 18 часов 05 минут в торговом зале продуктового магазина № 15 на улице Дзержинского (ныне Большая Лубянка), неподалёку от зданий КГБ СССР. Третья бомба взорвалась в 18 часов 10 минут в металлической урне, стоявшей у продовольственного магазина № 5 на улице 25 Октября (ныне Никольская). В результате этой серии терактов погибли 7 человек (все — при первом взрыве в метро), а ещё 37 человек были ранены. До того дня в СССР никогда не совершались столь массовые уличные теракты, о них советские люди слышали лишь в зарубежной хронике. На поиск террористов были брошены лучшие силы милиции и КГБ, а все экстренные и специальные службы страны приведены в повышенную готовность. На экстренном совещании с силовиками в Кремле генсек Л.И. Брежнев потребовал в кратчайшие сроки найти злоумышленников. Расследуемое дело получило кодовое название «Взрывники». Вскоре при лабораторных исследованиях удалось установить, что осколки, извлеченные из тел погибших и пострадавших, являются частями чугунной утятницы. Взрывотехники пояснили, что внутри неё находился заряд, состоящий из смеси тротила и аммиачной селитры весом около килограмма. А затем выяснилось, что сумка из кожзаменителя, в которой утятницу с бомбой принесли в метро, была изготовлена в Ереване. Эти ниточки уже были у следователей в руках, когда террористы выдали себя выдали подготовкой к новому взрыву. В зале ожидания Курского вокзала они оставили сумку с новой бомбой, но она так и не взорвалась — у неё сели батарейки. По этим следам вскоре были задержаны армянские националисты Акоп Степанян и Завен Багдасарян. Через них правоохранители вышли на третьего участника группы – техника Ереванского электромеханического завода Степана Затикяна, который оказался идеологом и организатором взрывов. Ранее он уже был судим по политической статье за распространение листовок против «российского шовинизма» и с требованиями вернуть Армении Нагорный Карабах. Следствие по делу террористов длилось около года. Судебный процесс проходил в Верховном суде СССР с 16 по 20 января 1979 года в закрытом режиме. Все трое были признаны судом виновными и приговорены к высшей мере наказания - расстрелу.

 

26 января 1977 пара впервые в истории фигурного катания пара Марина Черкасова и Сергей Шахрай выполнила элемент в четыре оборота, на 11 лет опередив одиночников — четверную подкрутку. Позже, в 1978 году, они же впервые в истории исполнили подкрутку тройной аксель, попытку тройного прыжка тулуп, тодеса с многократными сменами позиций партнерши, спуска партнерши с поддержки через сальто с переворотом, спуск с поддержки через двойной твист, необычные вращения и заходы на элементы. Успехи пары объяснялись, отчасти, большой разницей в росте — на 35 см (рост Черкасовой тогда был 138 см, Шахрая — 173 см). В 1979 они стали чемпионами Европы, а в 1980 — чемпионами мира, в 1978—1979 — чемпионами СССР, в 1980 году – серебряными призёрами Олимпийских игр. Но к 1981 году Черкасова стала расти, и это привело к тому, что Шахрай больше не мог успешно делать с ней поддержки. В результате после неудачных выступлений в 1981 году (третье место на чемпионате СССР и четвёртое на чемпионате мира) пара Черкасова-Шахрай распалась. В те же годы в историю фигурного катания вошёл показательный номер с участием двух пар: Черкасовой—Шахрая и Пестовой—Леоновича, а затем даже трех пар, в том числе Першиной—Акбарова, которые двигались на льду и исполняли элементы синхронно, на музыку «Песенка о медведях» А. Зацепина.

 

25 февраля 1977 года в Москве произошёл катастрофический пожар в гостинице «Россия». Сигнал о возгорании на пульт противопожарной охраны поступил в 21 час 24 минуты по московскому времени. В гостинице загорелись одновременно 5-й, 11-й и 12-й этажи северного корпуса. На 17-м и 22-м этажах от выхода оказались отрезаны более 250 посетителей ресторанов. В тушении в общей сложности было задействовано около 1400 сотрудников пожарной охраны, в том числе 168 офицеров и 573 газодымозащитника, а также 35 автоцистерн с водой, 61 автонасос и другое пожарное оборудование. Общая площадь распространения пожара составила около трёх тысяч квадратных метров. В нём погибли 42 человека (12 женщин и 30 мужчин), в том числе иностранные граждане. Ещё 52 человека, из них 13 пожарных, получили различные травмы, ожоги и отравления дымом. Кроме того, из горящего здания спасатели благополучно вывели более 1000 человек. Изначально также были задействованы восемь автолестниц, но они доставали лишь до 7-го этажа гостиницы. Чтобы огнеборцы смогли пройти выше, от 7 до 12 этажа протянули цепочку из нескольких лестниц-штурмовок, благодаря чему удалось спасти 43 человека. Большинство из тех людей, кто пытался спуститься по лестнице внутри гостиницы, погибли в результате удушья от дыма. Пожар удалось ликвидировать только через четыре с половиной часа. Во время тушения в концертном зале гостиницы выступал артист Аркадий Райкин. В самый разгар выступления его вызвали к телефону, и один из руководителей штаба по тушению пожара попросил «максимально продлить концерт». Впоследствии это решение объяснили тем, что зрителям опасность не угрожала, а организация эвакуации ещё 2,5 тысяч человек могла вызвать панику и осложнить работу пожарных служб. После происшествия была создана специальная экспертная комиссия, которая более полугода расследовала причины возгорания. В заключении комиссии значилось, что «категорически и однозначно причину установить не удалось». По основной версии, пожар возник от паяльника, не отключённого от электросети в радиоузле гостиницы. За халатность и нарушение правил пожарной безопасности были осуждены двое работников радиоузла, пожарный инспектор, главный инженер гостиницы и её директор. Трое последних позже были амнистированы. Существует также немало альтернативных версий о причине этого пожара, однако ни одна из них пока ещё не нашла своего подтверждения.

 

17 августа 1977 года около 11 часов утра обрушился пешеходный мост над железнодорожными путями на подмосковной станции Пушкино. В то время возможность безопасного пересечения путей обеспечивал лишь единственный надземный пешеходный переход. Он был сооружен в 20-х годах, и с тех пор ремонтировался только один раз. А в тот роковой день у одной из платформ стоял электропоезд из Пушкино, который должен был вскоре отправиться в Москву. На соседней платформе задерживалось прибытие поезда из Загорска, который также следовал до Москвы. Пассажирам было непонятно, какой из поездов отправится раньше, и многие стояли непосредственно на пешеходном переходе, чтобы успеть на загорскую электричку, в случае если она всё же опередит пушкинскую. Вскоре по громкой связи было объявлено о прибытии поезда Загорск—Москва, и пассажиры потянулись на надземный переход, чтобы перейти на нужную платформу. На мосту образовалась давка, в результате чего одна из опор не выдержала нагрузки и рухнула вниз вместе с людьми. Хотя высота падения не превышала 10 метров, погибло, по официальным данным, более 20 человек, а свыше сотни получили ранения и увечья. Многие упали прямо под колеса не успевшего затормозить загорского поезда, некоторые погибли от поражения электрическим током или были прибиты падающими вслед за ними обломками моста и людьми. Точное число жертв и их имена до сих пор не выяснены. Мемориальная доска в память о погибших здесь была установлена только 17 августа 2016 года. Уже в 1978—1979 годах на станции Пушкино был построен подземный переход, соединяющий все три посадочные платформы.

 

29 сентября 1977 года в космос ракетой-носителем «Протон» была выведена орбитальная станция второго поколения «Салют-6». За время эксплуатации на борту станции работали 5 основных экипажей и 10 экспедиций посещения. Впервые в состав таких экспедиций входили космонавты из дружественных Советскому Союзу государств. Всего же на «Салюте-6» смогли поработать 26 космонавтов, из них пятеро по два раза. За пять лет к станции летали 17 пилотируемых и 2 беспилотных корабля серий «Союз» и «Союз Т», 12 автоматических грузовых кораблей «Прогресс» и один автоматический грузовой корабль ТКС («Космос-1267»), использовавшийся также как модуль. За это время на «Салюте-6» было осуществлено три выхода в открытый космос. Список экипажей: «Союз-25» (9-11 октября 1977 года - Владимир Ковалёнок и Валерий Рюмин; «Союз-26» (10 декабря 1977 - 16 марта 1978 годы) - Юрий Романенко и Георгий Гречко; «Союз-27» (10-16 января 1978 года - Владимир Джанибеков и Олег Макаров; «Прогресс-1» (20 января 1978 года – беспилотный), первый транспортный грузовой космический корабль, стыковка «Салютом-6» 22 января; «Союз-28» (2-10 марта 1978 года) - Алексей Губарев и Владимир Ремек (Чехословакия); «Союз-29» (15 июня - 2 ноября 1978 года) - Владимир Ковалёнок и Александр Иванченков; «Союз-30» (28 июня - 5 июля 1978 года) - Петр Климук и Мирослав Гермашевский (Польша); «Союз-31» (26 августа - 3 сентября 1978 года) - Валерий Быковский и Зигмунд Йен (ГДР); «Союз-32» (25 февраля - 19 августа 1979 года) - Владимир Ляхов и Валерий Рюмин; «Союз-33» (10-12 апреля 1979 года) - Николай Рукавишников и Георги Иванов (Болгария); «Союз-34» (6 июня - 19 августа 1979 года) – беспилотный; «Союз-35» (9 апреля - 11 октября 1980 года) - Леонид Попов и Валерий Рюмин; «Союз-36» (26 мая - 3 июня 1980 года) - Валерий Кубасов и Берталан Фаркаш (Венгрия); «Союз Т-2» (5-9 июня 1980 года) - Юрий Малышев и Владимир Аксёнов; «Союз-37» (23-31 июля 1980 года) - Виктор Горбатко и Фам Туан (Вьетнам); «Союз-38» (18-26 сентября 1980 года) - Юрий Романенко и Тамайо Мендес (Куба); «Союз Т-3» (27 ноября - 10 декабря 1980 года) - Леонид Кизим, Олег Макаров и Геннадий Стрекалов; «Союз Т-4» (12 марта по 26 мая 1981 года) - Владимир Ковалёнок и Виктор Савиных; «Союз-39» (22-30 марта 1981 года) - Владимир Джанибеков и Жугдэрдэмидийн Гуррагча (Монголия); «Союз-40» (14-22 мая 1981 года) - Леонид Попов и Думитру Прунариу (Румыния). Работа станции «Салют-6» была завершена 29 июля 1982 года, когда она прекратила своё существование в плотных слоях атмосферы Земли.

 

Самарские события года

5 апреля 1977 года на «АвтоВАЗе» в Тольятти началось серийное производство автомобиля ВАЗ-2121 «Нива» (также известна под названиями ВАЗ-2121 и LADA 4x4). Это автомобиль повышенной проходимости, вседорожник малого класса с несущим кузовом и постоянным полным приводом. С инициативой о необходимости такой машины для жителей сельских районов ещё в 1969 году выступил главный конструктор ВАЗа В.С. Соловьёв. И уже летом 1970 года председатель Совета министров СССР А.Н. Косыгин поручил коллектива ВАЗа, АЗЛК и Ижмаша создать автомобиль, сочетающий в себе повышенную проходимость с комфортом массовых легковых моделей. По словам Косыгина, «миллионам горожан мы дадим сейчас современный легковой автомобиль, а для села он мало пригоден, особенно для нашей глубинки». В апреле 1971 года состоялся первый техсовет, на котором выбирали конструктивные особенности новой машины. Уже в апреле 1972 года был изготовлен первый опытный образец. В интервью журналу «Итоги» создатель «Нивы» Пётр Михайлович Прусов рассказал, что автомобиль назвали по первым буквам детей Прусова — Натальи и Ирины, а также детей первого главного конструктора ВАЗа В.С. Соловьёва — Вадима и Андрея. В 1973 году было объявлено о подготовке «Нивы» к серийному производству. В 1974 году выпустили первые 15 предсерийных образцов, а к XXV съезду КПСС, в марте 1976 года, была изготовлена вторая партия — ещё 50 машин. Эти машины прошли полный цикл испытаний, в том числе совершили пробег по Уралу и Предуралью. Первый серийный образец ВАЗ-2121 сошёл с конвейера ВАЗа 5 апреля 1977 года. Вскоре после запуска конвейера производственный план на полноприводный автомобиль увеличили с 25 тысяч машин в год до 50 тысяч, а далее — до 70 тысяч. 12 марта 2013 года АвтоВАЗ произвёл двухмиллионный автомобиль LADA 4х4. Эта марка машины выпускается на Волжском автозаводе вплоть до настоящего времени.

 

5 мая 1977 года было подписано постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 359-128, согласно которому куйбышевскому предприятию ЦСКБ поручалась разработка космических аппаратов (КА) серии «Ресурс-Ф», входящей в космическую систему «Ресурс» (программа исследования природных ресурсов Земли). КА серии «Ресурс-Ф» могут находиться на орбите до 25 суток, из которых 11 суток аппарат находится в дежурном режиме, то есть с выключенными системой ориентации и некоторыми другими бортовыми системами. Наличие дежурного режима позволяет увеличить срок существования КА на орбите и обеспечивает 2-х кратное покрытие части межвиткового интервала, используемое для повторного фотографирования. Первый запуск КА «Ресурс Ф1» (17Ф41 № 11) состоялся 5 сентября 1979 года под названием «Космос-1127», после чего он летал до 18 сентября и совершил посадку в Казахстане, доставив материалы съёмки поверхности Земли. КА серии «Ресурс-Ф1» использовались для орбитальных исследований с 1979 года по 1993 год. Комплекс исследовательской аппаратуры этого спутника состоял из трех широкоформатных топографических аппаратов КАТЭ-200, которые позволяли получать синхронные снимки поверхности Земли с разрешением до 15…20 м, и двух длиннофокусных широкоформатных аппаратов КФА-1000 для спектрозональной съемки с разрешением до 6…8 м. С помощью звездного фотоаппарата производилось также фотографирование звезд для координатной привязки осей космического аппарата в пространстве в моменты осуществления съемки земной поверхности. Впоследствии аппараты этой серии выпускались также в модификациях «Ресурс-Ф1М», «Ресурс-Ф2» и «Ресурс-Ф3». Фотоснимки, полученные этими спутниками, использовались для картографирования земной поверхности в масштабе до 1:200000 («Ресурс-Ф1») и до 1:50 000 («Ресурс-Ф2»). С их помощью в 80-х – 90х годах были стерты последние «белые пятна» на картах Памира и Тянь-Шаня, дополнены и уточнены карты Чукотки, Новой Земли, Курильских островов, пустынь Средней Азии, приполярных районов Антарктиды. Нынешние спутники обеспечивают фотосъемку со значительно более высоким разрешением, чем КА предыдущего поколения, а КА «Ресурс-Ф3» находятся в штатной эксплуатации вплоть до сегодняшних дней.

 

31 мая 1977 года постановлением Совета Министров РСФСР Жигулёвскому государственному заповеднику в связи с 50-летием со дня основания было присвоено имя профессора Ивана Ивановича Спрыгина. Этот учёный-ботаник из Пензы в начале 1926 года он подал в Главнауку Наркомпроса и в Государственный комитет по охране природы докладную записку, где обосновал необходимость обследования Жигулёвских гор для выделения здесь территории под заповедник. Заявка вскоре была одобрена, и тем же летом Спрыгин выехал в Жигули во главе большой экспедиции, которая в течение сезона досконально изучила растительный и животный мир этих мест, а также провела инвентаризацию флоры заповедника, причем ботаники открыли здесь пять новых видов растений. Так была определена будущая заповедная территория, расположенная между сёлами Бахилова Поляна и Старая Отважина. На основании собранного материала Спрыгин представил в правительство подробный доклад об огромной научной ценности природы Жигулёвских гор. В результате 19 августа 1927 года Малым Совнаркомом РСФСР было принято решение об организации Средневолжского государственного заповедника с созданием в Жигулёвских горах Самарской губернии заповедного участка на площади 2,5 тысячи гектаров. Ныне эта дата считается днём рождения Жигулёвского государственного заповедника, который с 1977 года носит имя И.И. Спрыгина.

 

14 июля 1977 года на заседании бюро Куйбышевского областного комитета КПСС был рассмотрен вопрос «О серьёзных недостатках в воспитательной работе с молодёжью и охране общественного порядка в городе Кинеле». Поводом для рассмотрения стал инцидент, произошедший в Кинеле 29 мая того же года, когда 23 часа в результате возникшего конфликта между двумя группами молодёжи и подростков, многие из которых находились в нетрезвом состоянии, был убит из обреза учащийся Куйбышевского механико-технологического техникума, 17-летний житель Кинеля Поляков, а ещё четыре молодых человека получили ранения. В ходе расследования выяснилось, что это убийство совершил ученик 8-го класса Кинельской железнодорожной средней школы № 45 Паймурзин, в тот момент также находившийся в состоянии опьянения. В решении бюро отмечено, что указанное преступление явилось результатом серьёзных недостатков в работе с молодежью в Кинеле, и особенно с подростками. Так, Паймурзин в октябре 1976 года безо всяких к тому оснований был снят с учёта в детской комнате милиции, хотя до этого он неоднократно был замечен в драках, кражах и других правонарушениях. Закреплённый за Паймурзиным в качестве шефа сотрудник милиции Касаткин никакой работы с подростком не проводил. В связи с такими фактами бюро областного комитета КПСС привлекло к строгой партийной ответственности руководство Кинельского ГОВД и РОВД, указало руководителя УВД облисполкома на слабую работу с кадрами в районе.

 

Главное самарское событие года

4 ноября 1977 года ранее неоднократно судимые грузчики Валерий Матёров и Валерий Тимаков совершили кражу икон из квартиры гражданки Тимошкиной, проживавшей в доме № 126 на улице Буянова. Кража была совершена по заказу Евгения Щелкалина по кличке Телескоп, известного в Куйбышеве шулера и коллекционера антиквариата. Матёров, Тимаков и Щелкалин были осуждены Ленинским районным судом 20 февраля 1978 года.

 

Игрок и коллекционер

На протяжении многих десятилетий торговля антиквариатом в СССР была занятием, мягко говоря, не совсем законным, можно даже сказать – почти подпольным. Конечно же, большинство таких воротил теневого бизнеса в то время действовали в открытых для иностранцев городах СССР, в первую очередь в Москве и Ленинграде. Однако и в провинции тогда было немало знатоков антиквариата, которые тоже никогда не упускали возможность заработать на иконах, картинах, украшениях и прочих редких и старинных вещах. В частности, в Куйбышеве в 60-х – 80- годах крупнейшим подпольным специалистом в этой сфере считался Евгений Александрович Щелкалин, в определённых кругах более известный как Женя-Телескоп (рис. 1).

Он родился 20 марта 1937 года в Куйбышеве, в интеллигентной семье инженеров одного из небольших заводов старой части города. Во время войны он учился в местной школе, а в 1954 году поступил в Куйбышевский политехнический институт. Именно в это время Щелкалин стал известен как удачливый карточный игрок – сначала в студенческой среде, а потом и в весьма замкнутом кругу профессиональных «катал». Тогда же его прозвали Телескопом по причине плохого зрения, из-за чего Евгению уже с ранней юности пришлось носить очки с толстенными стёклами.

Несмотря на этот недостаток, в карты Телескоп почти никогда не проигрывал, и потому многим было известно, что у него водились огромные по тем временам деньги. Но Щелкалин, особенно в молодости, не был сторонником пустого «прожигания жизни». Свой капитал, приобретённый в карточных сражениях, он еще в студенчестве стал вкладывать в коллекционирование редких и старинных вещей, об истинной ценности которых в советскую эпоху мало кто знал.

Этим занятием в нашей стране в те годы серьезно увлекались лишь единицы, на что были свои причины. В сталинские и даже хрущевские времена собирание, а тем более перепродажа антиквариата считалась весьма сомнительным, а то и вовсе подсудным делом. А вот в 60-е, и тем более в 70-е годы ХХ века коллекционирование раритетов в кругах наиболее «продвинутой» советской интеллигенции стало увлечением весьма и весьма модным. Именно на почве пристрастия отечественного бомонда к редкостям в те годы в СССР пышно расцвела прослойка полукриминальных деятелей, промышлявшая добычей и перепродажей предметов искусства и старины.

Добыть антикварную вещь в советские времена было совсем не так трудно, как это сейчас кажется. Как известно, эмигранты первой волны бежали из России от большевистского режима по большей части налегке, а их имущество уже вскоре оказалось «распылено» на громадном пространстве страны, поскольку пролетариат в своем большинстве не имел никакого представления о реальной стоимости уникальных вещей, и потому легко менял их на одежду, продукты и водку. Вторая волна антиквариата хлынула в СССР после Второй мировой войны, когда советские воины, освободив Европу от фашизма, в качестве трофеев везли с Запада на родину все более-менее ценное. И опять же истинную ценность произведений искусства и предметов европейской старины тогда осознавали лишь единицы. Понимание того, что мы приобрели в результате исторических катаклизмов ХХ века, к советской интеллигенции стало приходить лишь в 60-х годах, когда в СССР и зародился антикварный бум, который из года в год нарастал, как снежный ком (рис. 2-4).

Впрочем, Россия испокон веков славилась и собственными культурно-историческими раритетами, в том числе и неповторимыми, часто самобытными, произведениями иконописи. До Октябрьского переворота 1917 года и последовавших за ним кампаний по борьбе с религией практически каждый регион нашей страны, а то и каждый церковный приход имели собственных иконописцев, обладавших присущей только им своеобразной манерой письма. Конечно же, в России того времени были и настоящие гранды иконописного искусства, которые работали в крупнейших столичных храмах и монастырях, получая за это большие деньги, но одновременно в провинции насчитывались сотни, если не тысячи самородков, которые изображали на досках лик Господа и святых лишь исключительно по велению сердца. За сотни лет в разных городах и селах православной Руси ими было создано огромное количество произведений иконописного искусства, и, хотя многие из них были уничтожены во времена антирелигиозных советских кампаний, все же к середине ХХ века в старинных русских городах и дальних селах сохранилось немало редких и старинных икон.

Евгений Щелкалин ещё в студенческие годы очень органично вписался в эту своеобразную и очень закрытую от посторонних среду. Но коллекционирование предметов старины и особенно икон для Телескопа долгое время оставалось только страстью его жизни. Главным же источником пополнения денежных средств для него оставались карты, благодаря которым он уже в начале 60-х годов получил поистине всесоюзную известность как высококлассный игрок. Именно на этом деле Щелкалин уже к 25 годам сколотил свой первоначальный капитал – 10 тысяч рублей, которые в 60-е годы для большинства советских людей было громадным состоянием. И в дальнейшем на протяжении тридцати с лишним лет он считался одним из лучших «катал» не только в Куйбышеве, но и во всем тогдашнем СССР.

Отношение к классным картежникам у нас в народе было всегда особым. Во всяком случае, злодеями их никогда не считали. И поныне простой мужик по поводу карточных шулеров рассуждает так: «Если он обчистит какого-нибудь богатея или жулика – так им и надо. Все равно у богатого дельца денег и куры не клюют, а жулик свое всегда украдёт. Меня же шулер обыгрывать не станет, потому что я больших денег сроду не имел. И вообще, раз не умеешь играть – не садись».

 

Уроки великого иллюзиониста

О том, как начиналась карьера лучшего куйбышевского шулера и знатока антиквариата, автору этих строк рассказал друг молодости Жени-Телескопа, ныне покойный Анатолий Горячев по кличке Ходок.

- В 1954 году я стал студентом Куйбышевского политехнического института (рис. 5). Меня, приехавшего из глухого мордовского села, местные парни быстро пообтесали и пристрастили к картам. Первое время, играя по ночам в общежитии, я не раз оставался ободранным как липка. Вот тогда-то я и познакомился со студентом нашего вуза Женей Щелкалиным по прозвищу Телескоп. Кличку эту ему дали за очки с толстыми стеклами - он еще в детстве стал сильно близоруким.

Уже в студенчестве Женя отличался авантюрным складом характера и невероятной способностью к карточным играм. В отличие от нас, «общежитских», он был «городским» и считался среди студентов «белой костью». Однако зазнайство не было ему присуще, и постепенно мы с Телескопом сблизились именно на почве карточных игр. Вот так на многие годы он стал моим наставником и в профессиональной «катке», и в некоторых других делах.

Но крутой поворот в карьере двух студентов политехнического института произошел через несколько месяцев после их знакомства, в конце того же 1954 года. Тогда в Куйбышев с гастролями приехал Эмиль Теодорович Кио – знаменитый иллюзионист. И после просмотра его выступления у Телескопа сразу возникла идея - поучиться искусству карточных манипуляций не у кого-нибудь, а у самого некоронованного короля советского сценического обмана (рис. 6, 7).

- Мне его замысел казался бредовым, - рассказывал об этом приключении Горячев, - но Женя все же настоял на своем, убедив меня в реальности своей придумки. Короче, мы стали выбирать подходящий случай для знакомства. «Ловили» Кио почти месяц. В конце концов нам все-таки удалось попасть в ресторан «Жигули» – в то время самый престижный в Куйбышеве, причем в тот самый момент, когда здесь ужинал великий артист. Вырядившись «фурагами» (так в то время у нас в городе называли самых крутых местных парней), мы набрались смелости, и, подойдя к столику, где в одиночестве сидел Кио, попросили у него автограф.

- Мне кажется, парни, что вы необыкновенно наглые, - усмехнулся Эмиль Теодорович, расписываясь на листке блокнота. Потом, внимательно на нас посмотрев, он спросил: - Вам нужно только автограф или еще что-нибудь?

- Да, да, еще что-то! - радостно выпалил Женя, боясь, что маг и волшебник Кио его прогонит.

- Тогда присаживайтесь, - милостиво разрешил артист. Он тут же заказал еще коньяку и закуски, а мы, решив показать, что тоже не лыком шиты, попросили официанта принести графинчик водочки.

У иллюзиониста, как видно, в тот вечер было хорошее настроение. Он шутил, громко смеялся, рассказывал «соленые» анекдоты. А когда мы все уже ощутимо «нагрузились», Кио вдруг спросил:

- А теперь говорите, зачем я вам нужен.

Тут-то Телескоп и выпалил:

- Мы бедные студенты, да нас плюс к тому еще и обирают картежники. На стипендию не проживешь. Поэтому мы очень вас просим - покажите нам «вольтаж», пожалуйста.

Для тех, кто не знает: «вольтаж» - это шулерские манипуляции с колодой карт. Наглые студенты, конечно же, ожидали, что мастер на них рассердится, и на том вечер закончится. Однако случилось обратное: Кио сразу же согласился и повел ребят в свой гостиничный номер.

По словам Горячева, сначала великий фокусник показывал им самые простые манипуляции. Например, он брал новенькую колоду карт и делал «чес», то есть показывал, какая карта лежит сверху, а потом давал им сколько угодно тасовать колоду. Нужная карта все равно оставалась сверху. Потом Кио стал выкидывать всевозможные «вольты» - неуловимым движением прятал ненужную карту или доставал откуда-то нужную, ловкими и незаметными пассами раскладывал карты в колоде в выигрышном для него порядке, давал студентам снимать «с руки» или со стола, из двух, трех, четырех кучек и так далее. Ни Горячев, ни Щелкалин с первого раза почти ничего не поняли в его манипуляциях, и тогда Женя попросил Кио:

- Сделайте, пожалуйста, медленнее, и каждый «вольт» отдельно.

Так «учеба» пошла лучше. Просидев в номере у Кио в общей сложности три часа и повторив самостоятельно два десятка «вольтов», ученики откланялись и покинули номер гостеприимного фокусника. И уже вскоре Телескоп не только в совершенстве освоил манипуляции, показанные ему Кио, но и стал дальше развивать и тщательно оттачивать свое мастерство. Уже к концу четвертого курса в карточной игре ему не было равных не только в политехе, но и во всех подпольных городских клубах (рис. 8-12).

 

Битва с харьковскими шулерами

После окончания института Щелкалин для проформы устроился инженером в какую-то контору, но на деле он был высокопрофессиональным «каталой», от чего имел солидный по тем временам доход. А вот Горячев, закончив институт, отошел от картежных дел, хотя и остался для Щелкалина хорошим другом. Сам же Телескоп для карточной игры нашел себе другого напарника - некоего Мишу Голована.

В течение всех 60-х и 70-х годов пару «Телескоп-Голован» в Куйбышеве обыграть не мог никто. Слава о них распространилась далеко за пределы волжского города, и вскоре в Куйбышев стали регулярно наведываться заезжие гастролеры, чтобы хоть краем глаза посмотреть на непобедимого Телескопа. Но самым запоминающимся в глазах знатоков был визит в Куйбышев бригады харьковских шулеров, которые побывали здесь в середине 70-х годов. В течение двух недель харьковчане шутя обыграли половину куйбышевских блатных, после чего с ними, наконец, согласились встретиться Телескоп и Голован.

Щелкалин долго готовился к поединку с гостями. Разведка донесла: харьковские не пьют, не курят, не колются, еду покупают в разных магазинах, но главное - очень любят молочные продукты. На этом их пристрастии и решил сыграть многоопытный Телескоп.

В гостинице «Жигули» для игры был заранее снят номер (рис. 13, 14). Когда сюда приехали Женя и Миша, их уже ждали двое харьковчан. Договорились, что после каждого часа «катки» объявляется перерыв на пятнадцать минут. Начали около десяти часов утра. Игра шла с переменным успехом. Во время перерывов Телескоп с напарником пропускали по рюмке-другой коньяку, а гости наливали себе кефиру.

И вдруг на четвертом часу «катки» движения харьковчан стали какими-то дергаными, они попросили у самарцев коньяку, а затем и вовсе стали путать бубнового туза с трефовым. Короче, после игры с Телескопом все долги и «упаковки» приезжих остались на волжских берегах.

Оказалось, что осторожные харьковчане вместе со своим кефиром «схавали» слабый наркотик, который Телескоп незаметно вколол в кефирные бутылки через пробку из фольги с помощью шприца. Кефир-то охлаждался в ванной под струями воды, а посещать ванную комнату даже во время игры никому не запрещалось.

Короче, в тот раз харьковские уехали с крупным проигрышем, и всё благодаря изобретательности Щелкалина. А вообще в его арсенале было много разных приёмов для того, чтобы по ходу игры можно было сбить соперника с толку. Например, если карта «не шла», а сумма проигрыша становилась критической, у Телескопа случался «сердечный приступ». Он хватался за сердце, непослушными губами просил валидол и сползал со стула на пол. «Тяжёлая болезнь» разыгрывалась в лучших традициях системы Станиславского. Иногда это помогало, игра останавливалась, а потом её накал спадал, и Телескоп выравнивал ситуацию (рис. 15-17).

В среде куйбышевских катал нередким было и профессиональное благородство. Показательным стал случай, произошедший в начале 80-х годов, когда Александр Руднев по кличке Лохматый выиграл у Щелкалина в карты 140 тысяч рублей. Но вскоре поле этого Лохматый оказался в заключении за спекуляцию валютными ценностями, и Телескоп в течение его срока исправно его «грел» - присылал продукты и деньги. За это Лохматый пообещал Телескопу вполовину скостить его карточный долг. Однако рассчитаться им так и не пришлось – Щелкалин умер за два года до освобождения Руднева.

 

Нелегкий хлеб фарцовщика

Как уже говорилось, коллекционирование антиквариата и икон в качестве серьезного увлечения еще у Щелкалина проявилось еще с институтских лет. Эта страсть требовала немалых денег, и потому изобретательный Телескоп уже в 60-х годах стал зарабатывать на жизнь не только «каткой», но еще и фарцовкой. Так в советские времена называли «элитную» разновидность спекуляции предметами повышенного спроса, в основном заграничного производства. Главными поставщиками таких товаров для фарцовщиков были или иностранцы, или работающие за границей советские граждане, с которыми государство расплачивалось особым видом ценных бумаг - валютными сертификатами. Отоварить такой сертификат можно было в специализированных магазинах «Березка», где один лишь перечень товаров повергал в шок любого рядового советского обывателя.

Евгений Щелкалин для пополнения своей коллекции много ездил по деревням, где по дешевке скупал иконы и предметы старины, а если повезет, то находил золотые и серебряные оклады и прочие изделия из драгметаллов. Наиболее ценные экземпляры он, конечно же, оставлял себе, а с прочими ездил в Москву, где в течение десяти с лишним лет у него образовалась собственная сеть сбыта. Несколько раз Телескоп передавал иностранцам партии икон в обмен на импортный дефицит, который он затем выгодно перепродавал в Куйбышеве. Но в основном ему все-таки приходилось сбывать свою добычу жителям кавказских республик или вернувшимся из загранплавания советским морякам. Те почти всегда расплачивались с Телескопом валютными сертификатами, на которые он затем что-нибудь покупал в московской «Березке», а для перепродажи привозил эти вещи в Куйбышев.

В течение нескольких лет за удачливым спекулянтом внимательно наблюдали работники УВД и КГБ, но им долго не удавалось взять Телескопа с поличным. Лишь в 1969 году в результате успешной операции правоохранительных органов Евгений Щелкалин оказался на скамье подсудимых. И сейчас по сохранившимся материалам этого уголовного дела мы можем составить некоторое представление о масштабах деятельности Телескопа-фарцовщика в те годы (рис. 18-21).

В рамках упомянутого уголовного ему в общей сложности было предъявлено обвинение по полутора десяткам криминальных эпизодов, связанных со спекуляцией (ст. 154 УК РСФСР) и незаконными валютными операциями (ст. 88 УК РСФСР). Вот только некоторые из них. В одном из сельских районов нашей области Телескоп купил у гражданки Поповой две иконы по 2 рубля за штуку, а затем продал их в Москве гражданину Копанадзе за 150 рублей. Другим кавказцам он регулярно поставлял золотые монеты царской чеканки, имея с каждый из них «навар» от 10 до 50 рублей. Наконец, на вырученные за иконы валютные сертификаты Телескоп скупал в Москве оптовые партии авторучек, женских сумок или маек с фирменной надписью «Березка», а затем перепродавал эти товары в городе на Волге по двойной цене.

Народный суд Ленинского района города Куйбышева в 1969 году признал Евгения Щелкалина виновным по обеим статьям обвинения и приговорил его к трем годам лишения свободы. Однако в ИТК-5 Телескоп отсидел только год, а затем освободился условно-досрочно. Вскоре он нашел для себя другую «непыльную» работу – агентом Госстраха. Но по-прежнему главными сферами его интересов оставались «катка» и коллекционирование.

 

Святая икона довела до тюрьмы

Второй раз на скамью подсудимых Щелкалин попал в 1978 году, но уже не за спекуляцию, а за непреодолимую страсть к редким иконам. Тем самым он еще раз подтвердил расхожее утверждение, что заядлые собиратели, посвятившие своему увлечению целую жизнь, ради завладения ценным экземпляром для своей коллекции порой могут пойти и на преступление.

Уникальную икону с изображением Николая Чудотворца, равной которой он ни разу не встречал не только в волжском городе, но и в собраниях столичных коллекционеров, Телескоп увидел на квартире у пенсионерки Тимошкиной, в то время проживавшей в доме № 126 на улице Буянова в Куйбышеве. Коллекционер сразу же предложил ее купить, но хозяйка отказалась уступить гостю свою реликвию и за 50, и за 100, и даже за 200 рублей. Для сравнения стоит сказать, что в те годы средняя пенсия в СССР не превышала 70-80 рублей в месяц, а рядовой инженер получал зарплату не более 110-120 рублей (рис. 22).

Тогда упрямый Телескоп решил, что, если ему не удается купить икону у неуступчивой владелицы, то ее следует украсть. Однако он не стал лезть сам в чужой дом, а нанял для этого дела «специалистов» - 24-летних Валерия Матёрова и Валерия Тимакова, уже успевших в свои годы по паре раз отмотать сроки за кражи и грабежи, а после очередной отсидки подрабатывавших грузчиками. Каждый из этих ребят был должен Телескопу по 100 рублей, но наниматель пообещал им в случае успешного исхода «операции» не только простить парням долг, но и «накинуть» еще по 30 рублей.

Матёров и Тимаков сначала сумели побывать на квартире Тимошкиной под видом электриков местного ЖЭУ. Они осмотрели проводку, а заодно и расспросили хозяйку, когда она бывает дома и когда отсутствует – мол, это нужно, чтобы в следующий раз прийти и заменить счетчик. Конечно же, через два дня они явилась к Тимошкиной в то время, когда ее здесь не было, спокойно взломали дверь и вынесли из квартиры все иконы, которые попались под руку. К везению воров, среди украденных предметов был и ожидаемый Телескопом «Николай Чудотворец». Заказчик расплатился с исполнителями, как и обещал, а икону на всякий случай припрятал, чтобы она «отлежалась», пока идет ее активный розыск.

Однако эта мера предосторожности ему так и не помогла. Обобранная Тимошкина, обнаружив пропажу и убедившись, что ничего, кроме икон, воры не взяли, сразу же бросилась в милицию и заявила, что она подозревает в краже одного только Щелкалина. Ведь именно он, по словам заявительницы, неделю ходил за ней по пятам и предлагал за «Николая» бешеные деньги. Потом он исчез, но тут же в дом явились какие-то подозрительные «электрики». Не они ли украли ее святые реликвии?

Одним словом, уже через неделю милиция добралась до Матёрова и Тимакова, которые сразу же «раскололись» и заложили Телескопа со всеми потрохами. А затем при обыске на квартире Щелкалина в доме № 25 на улице Рабочей в тайнике была обнаружена и украденная у Тимошкиной икона. Правда, на следствии Телескоп отрицал, что он «заказал» грузчикам исполнение этой кражи, а говорил, что он просто купил предложенный ими товар, не зная, что вещь ворованная.

Тем не менее в ноябре 1978 года все трое оказались на скамье подсудимых. За совершение кражи Тимаков был приговорен к двум, а Матеров – к 2,5 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Что касается Щелкалина, то суд признал его виновным по ст. 17-144 УК РСФСР (подстрекательство к краже), и приговорил к 3,5 годам колонии строгого режима. Но и в этот раз за решеткой он провел всего полгода, и в мае 1979 года был переведен на «химию».

 

В Самаре его помнят до сих пор

После второй своей «ходки» Женя снова несколько лет «катал» по маленькой, и на жизнь ему хватало. К тому времени Телескоп стал повсюду ходить с двумя звероподобными телохранителями. Упоминавшийся выше Анатолий Горячев вспоминал, что в последний раз он видел своего друга в самом крутом самарском ресторане «Парус» весной 1991 года. Женя был чем-то раздражен, будто сидел на иголках, часто оглядывал зал, словно кого-то ждал.

- Как дела? - спросил я у него. Вместо ответа Телескоп махнул рукой и пригласил Анатолия за столик. Приятели выпили коньяку, поговорили о чем-то и расстались. А через некоторое время Горячев узнал, что Телескоп скоропостижно скончался. Это было в середине 1991 года (более точное время его смерти не установлено).

Как рассказывали, милиция заподозрила Щелкалина в связи с коллекционером Марком Пироцким, который нередко сбывал и краденые ценности. Довольно долго обоих не трогали, а лишь наблюдали за ними, но тут следствие получило информацию о том, что Телескоп собирается выехать за границу к дочери. Его решили брать, подозревая при этом, что прожжённый фарцовщик может вывезти за границу ценные раритеты, тайно купленные им у Пироцкого.

Щелкалина арестовали при посадке на поезд, но во время первого же допроса у него начался сердечный приступ. Памятуя о его «приёмчиках» во время карточных игр, оперативники посчитали, что Телескоп снова симулирует, однако приступ в этот раз оказался настоящим. Щелкалина увезли на «скорой» в больницу, где он скончался через три дня после допроса. Хоронили Телескопа пышно. Сотни машин запрудили всю улицу Самарскую от Вилоновской до Красноармейской. Друзей у него было много.

А меньше чем через год после смерти легендарного Телескопа в Самаре на улице Куйбышева открылся первый в городе коммерческий антикварный салон. Фамилия его хозяина совершенно ничего не говорила самарским коллекционерам старинных вещей, и потому знатоки сразу же предсказали заведению скорый финансовый крах. Так оно и вышло: ничего не понимая в антиквариате, владелец магазина продержался лишь несколько месяцев, а потом продал эту точку другому предпринимателю, который открыл в ней торговлю спиртными напитками. А вот если бы Телескоп дожил до нынешних капиталистических времен и смог бы открыть в Самаре собственный антикварный магазин, то его бизнес, по общему мнению коллекционеров, процветал бы и по сей день (рис. 23).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Список литературы

Горячев А. Карьера Телескопа. – Газета «Время «икс», № 11 – 1993 год, октябрь.

Ерофеев В.В. [Рабинович М.] Звезда и смерть Жени-Телескопа. – Газета «Будни», 26 апреля 2002 года.

Ерофеев В.В. Карты и иконы. – «Волжская коммуна», 10-12, 16 января 2007 года.

Ерофеев В.В. Звезда и смерть Жени-Телескопа. – газета «Секретные материалы», № 3 – 2007 год, январь.

Ерофеев В.В. Звезда и смерть Жени-Телескопа. – «Волжская коммуна», 15 февраля 2013 года.

Снежинская К. Кому достанется наследство Телескопа. – Самарское обозрение, 8 июля 2007 года.

 

 

Дополнение

 

Из архива Ленинского районного суда города Самары

 

Дело № 1-257-1969 год

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

6 августа 1969 г. Ленинский районный народный суд Куйбышевской области в составе: председательствующего Крашенинниковой, народных заседателей Жарковой и Бухарцева, с участием прокурора Шохат, адвокатов Одельского, Мардер, при секретаре Исаевой, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по обвинению:

Щелкалина Евгения Александровича, рождения 20 марта 1937 года, уроженца города Куйбышева областного, русского, беспартийного, образование высшее, ранее не судимого, женатого, на иждивении 1 ребёнок, работающего инструктором физкультуры Куйбышевского филиала института «Оргэнергострой», проживающего в г. Куйбышеве, ул. Рабочая, 25, кв. 11, обвиняемого по ст. 88 ч.1, 154 ч. 2 УК РСФСР;

Арзуманова Геннадия Амаяковича, рождения 20 июня 1932 года, уроженца города Грозного, по национальности армянина, беспартийного, образование высшее, ранее не судимого, женатого, имеющего троих детей (на одного из них платит алименты), временно не работающего со 2 декабря 1968 года, проживающего в Москве, переулок Мало-Толмачёвский, д. 6/7, кв. 35, обвиняемого по ст. 88 ч.1 и 154 ч.2 УК РСФСР.

Щелкалин в декабре 1968 года вступил в преступную связь с жителем Москвы Арзумановым, и совместно с ним и без него занимался спекуляцией различными товарами в крупных размерах.

Так, в декабре 1968 года Щелкалин и Арзуманов в магазинах г. Москвы скупили в целях спекуляции 85 авторучек «Берёзка» по цене 2 руб. 50 коп. за штуку, а всего на 212 руб. 50 коп., которые привезли в Куйбышев, и в этот же период через сбытчиков Зуева, Антонова, Милеева продали различным гражданам по цене 5 руб. за штуку, и одну авторучку за 6 рублей, а всего на 426 рублей, имея таким образом наживу в сумме 213 рублей 50 копеек, которые присвоили Щелкалин и Арзуманов поровну.

В декабре месяце 1968 года Щелкалин и Арзуманов в целях спекуляции в аптеках города Москвы скупили пользующиеся повышенным спросом медикаменты: мазь «Локакартен» 20 тюбиков, и 5 тюбиков мази «Синалар» по цене 1 руб. 52 коп. за тюбик, всего на 38 рублей, из которых Щелкалин продал гражданину Аксакову 4 тюбика «Локакартена» по цене 7 рублей за тюбик и 5 тюбиков «Синалара» по цене 5 рублей за тюбик, 5 тюбиков были изъяты, а остальные 11 тюбиков Щелкалин продал неизвестным гражданам по цене 7 рублей за тюбик, а всего продано на 130 рублей, нажива 92 рубля поделена поровну.

В январе 1969 года Щелкалин и Арзуманов вновь скупили в магазинах г. Москвы 80 авторучек «Берёзка» по цене 2 руб. 50 коп. за штуку на 200 рублей, и 12 авторучек итальянского производства по 70 копеек на сумму 8 руб. 40 коп., 5 авторучек многоцветных по цене 5 руб. на сумму 25 рублей, а всего на сумму 233 руб. 40 коп., также продавали по 5 рублей за авторучку «Берёзка», по два рубля за авторучку итальянского производства и по 10 рублей за многоцветную, а всего на сумму 474 рубля, имея наживу 240 руб. 60 коп., которую поделили поровну.

В январе 1969 года Щелкалин и Арзуманов в неустановленном месте скупили 179 сеток для волос по цене 75 копеек, из которых 158 сеток привезли в г. Куйбышев для продажи, но Щелкалин продал только 4 сетки по цене 1 руб. 20 коп., имея наживу 1 руб. 20 коп., остальные продать не успели, и 154 сетки были изъяты при обыске у Щелкалина, а 21 сетка изъята при обыске в квартире у Арзуманова. Следовательно, Щелкалин и Арзуманов за счёт спекуляции имели наживу в сумме 547 рублей 90 копеек, которую присвоили поровну.

Кроме того, Щелкалин один занимался спекуляцией. В феврале 1969 года Щелкалин в магазинах г. Москвы скупил 40 авторучек «Берёзка» по цене 2 руб. 50 коп. на сумму 100 рублей, которые продал сам через Зуева в г. Куйбышеве, имея наживу 100 рублей, из которых Щелкалин присвоил 85 рублей, Зуев – 15 рублей.

В январе-марте 1969 года Щелкалин скупил у гражданки Гурьевой 9 томов настольного энциклопедического словаря 1903 года издания, которые в марте 1969 года продал гражданину Лобанову за 30 рублей, имея наживу в сумме 25 рублей.

В январе-феврале 1969 года Щелкалин в целях спекуляции купил 2 иконы у гражданки Поповой за 2 рубля, одну икону купил за 10 рублей у гражданина Коновалова, которые в феврале 1969 года в г. Москве продал гражданину Копанадзе за 150 рублей, имея наживу в сумме 138 рублей.

В феврале 1969 года Щелкалин купил в г. Москве две женские сумки по цене 15 руб. 10 коп., а продал за 60 рублей гражданке Кашиной, имея наживу 29 руб. 80 коп.

В феврале на скупленные сертификаты Щелкалин скупил 8 мотков шерсти на 21 руб. 70 коп., и детскую кофту за 8 руб. 10 коп., и продал пряжу за 60 рублей – нажива 38 руб. 30 коп., и детскую кофту за 12 рублей – нажива 3 руб. 90 коп. Всего Щелкалин имел наживу в сумме 335 рублей.

В нарушение Постановления ЦИК и СНК СССР от 7 января 1937 года «О сделках с валютными ценностями и о платежах в иностранной валюте» он занимался спекуляцией валютными ценностями и перепродажей ценных бумаг – сертификатов. В марте 1969 года Щелкалин скупил у гражданина Головкина золотую десятирублёвую монету царской чеканки за 100 рублей, которую перепродал за 110 рублей гражданину Капитонову, имея наживу 10 рублей. В конце 1966 года Щелкалин скупил у гражданина Антипова 8 рублей сертификатами на 40 рублей. В конце 1967 – начале 1968 годов Щелкалин скупил 5 сертификатов по 5 рублей, которые за эту же цену продал Павлову, но последний сертификаты возвратил.

В августе-сентябре 1968 года Щелкалин скупил у Куприянова 20 рублей сертификатами на 100 рублей, из которых 15 рублей 15рублей продал Савельевой за 75 рублей, остальное использовал в личных целях.

В январе-феврале 1969 года Щелкалин скупил у гражданки Рощупкиной 45 рублей сертификатами за 225 рублей, купил на них 8 мотков шерстяной пряжи за 4 руб. 34 коп. сертификатами, детскую кофту за 1 руб. 62 коп. сертификатами, которые продал по спекулятивной цене, о чём указано выше, и другие товары.

По обвинительному заключению действия Щелкалина квалифицированы по ст. 88 ч. 1, 154 ч.2 УК РСФСР, Арзуманова по ст. 154 ч.2 УК РСФСР.

Подсудимый Щелкалин виновным себя признал полностью, но считает, что сумма от продажи подсчитана неправильно, однако указать точную сумму денег от продажи он не может. Подсудимый Арзуманов виновным себя не признал и считает, что его оговаривает Щелкалин. Однако суд считает, что вина Арзуманова полностью доказана и подтверждается личным признанием вины подсудимого Щелкалина, и не верить Щелкалину (в оговоре Арзуманова) у суда нет оснований. В то же время суд не может изменить количество проданного товара и сумму за неимением доказательств, а сам подсудимый Щелкалин не может точно определить вырученную сумму и не может назвать лиц, которым товары были проданы ниже указанной цены 7 рублей, 5 рублей.

[…]

При определении меры наказания суд учитывает, что ранее Щелкалин и Арзуманов не судимы, Щелкалин свою вину признаёт, а Арзуманов не признаёт. С учётом содеянного, на основании изложенного, и руководствуясь ст. 301-303 УПК РСФСР, суд приговорил:

Щелкалина Евгения Александровича признать виновным по ст. 154 ч.2, 88 ч.1 УК РСФСР, и подвергнуть лишению свободы: по ст. 154 ч. 2 – 3 года, по ст. 88 ч.1 – 3 года. В силу ст. 40 УК РСФСР определить Щелкалину окончательный срок наказания по совокупности 3 года лишения свободы с отбытием наказания в исправительно-трудовой колонии усиленного режима.

Арзуманова Геннадия Амаяковича признать виновным по ст. 154 ч.2 и подвергнуть лишению свободы на два года с отбытием наказания в исправительно-трудовой колонии усиленного режима.

Меру пресечения Щелкалину и Арзуманову оставить содержание под стражей. В срок отбытия наказания зачесть предварительное заключение Щелкалину с 31 марта 1969 года, Арзуманову с 8 апреля 1969 года.

Вещественные доказательства: 175 сеток для волос, три авторучки, три фломастера, 5 тюбиков «Локакартена», альбом конфисковать в доход государства. Портфель возвратить Арзуманову. Деньги в сумме 133 руб. 80 коп., сданные по квитанции в ФИНО УООП, конфисковать в доход государства. Обручальное кольцо, сданное по квитанции, возвратить Щелкалиной – жене осуждённого.

Приговор может быть обжалован в облсуд в течение 7 суток со дня провозглашения, осуждёнными в тот же срок с момента вручения копии приговора.

Нарсудья Крашенинникова (подпись).

Нарзаседатели Жаркова и Бухарцев (подписи).

 

***

Дело № 1-23-1978 год

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

20 февраля 1978 г. Ленинский районный суд Куйбышевской области в составе: председательствующего Кучера В.Я., народных заседателей Бродягина И.М. и Неопаровой М.Д., с участием прокурора Золотина Г.И., и защиты в лице адвокатов Лариной В.Ф., Мокшанова и Алимова, при секретаре Мишагиной И.В., рассмотрев в открытом заседании дело по обвинению

Щелкалина Евгения Александровича, 20 марта 1937 г. рождения, уроженца города Куйбышева, русского, беспартийного, образование высшее, ранее не судимого, женатого, на иждивении двое несовершеннолетних детей 2-х и 13 лет, ранее судимого 6 августа 1969 г. Ленинским районным судом г. Куйбышева по ст. 154 ч.2, ст. 88 ч.1, ст. 40 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, освобржд1нного 8 апреля 1970 г. условно-досрочно в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 марта 1964 г. на 2 года 6 месяцев с привлечением к труду, работающего агентом Госстраха по Ленинскому району, проживающего в г. Куйбышеве, ул. Рабочая, 25, кв. 11;

Матёрова Валерия Николаевича, 1 июня 1954 г. рождения, уроженца г. Куйбышева, русского, беспартийного, образование среднее, женатого, ранее судимого: 12 февраля 1969 г. народным судом Самарского района г. Куйбышева по ст. 145 ч.2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы, освобождённого 27 апреля 1970 г. условно-досрочно на 8 месяцев 14 дней; 15 ноября 1971 г. по ст. 145 ч.2 на 3 года лишения свободы, освобожденного 15 ноября 1974 г. по отбытии срока, не работающего, проживающего в г. Куйбышеве, ул. Куйбышева, 64, кв. 5;

Тимакова Валерия Ивановича, 29 июля 1953 г. рождения, уроженца г. Куйбышева, русского, беспартийного, образование среднее, холостого, ранее судимого 21 августа 1971 г. народным судом Самарского района г. Куйбышева по ст.ст. 108 ч.1, 206 ч.2, 40 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, освобождённого 14 мая 1977 г. по отбытии срока, работающего в п/о «Куйбышевгорразнобыт» грузчиком, проживающего в г. Куйбышеве, ул. Обороны, 42, кв.4

– всех в совершении преступления, предусмотренного ст. 144 ч.2 УК РСФСР.

Суд установил:

Щелкалин, Матёров и Тимаков обвиняются в похищении личного имущества гражданки Тимошкиной при следующих обстоятельствах.

Щелкалин, много лет коллекционирующий иконы и иные предметы старины, установил, что в квартире № 1 дома 126 по ул. Буянова н. Куйбышева, где проживает гр. Тимошкина, имеются старинные иконы. Зная, что хозяйка квартиры эти иконы не продаёт и не обменивает, он решил их похитить. С этой целью он предложил своим знакомым Матёрову и Тимакову похитить эти иконы и отдать ему в счёт погашения имеющегося долга.

Получив согласие последних, Щелкалин отвёз их 3 ноября 1977 г. вечером на своей автомашине «Жигули» госномер 00-70 КШР на ул. Буянова к дому № 126. Остановив машину недалеко от дома, где проживала Тимошкина, показал Матёрову и Тимакову квартиру, в которой находились иконы, пояснив, что там живёт пожилая женщина, и посоветовал предварительно всё узнать, посетив этот дом под видом электриков.

4 ноября 1977 г. в середине дня Матёров и Тимаков под видом электриков пришли в дом 126 по ул. Буянова, где у жильцов кв. № 2 Афонина и Кашиной ухнали о том, что Тимошкина на работе и придёт домой только в 22 часа. В этот же день около 21 часа Матёров и Тимаков при помощи стамески взломали входную дверь квартиры, прошли в неё и совершили кражу 6 икон, перламутрового креста, лампадки и других предметов церковного обряда. Похищенное сложили в сумку и скрылись.

На следующий день после кражи, т.е. 5 ноября 1977 г. вечером, Щелкалин приехал к Матёрову домой, и последний передал ему иконы. Выбрав три наиболее ценные иконы, взял их, заплатив впоследствии за них в своей машине в присутствии жены Матёровой Т.Н. 100 руб., пояснив, что иконы стоят дороже, но 1/3 от стоимости он берёт себе за то, что всё подготовил, а также прощает им долг. Из этих денег Матёров передал Тимакову 30 руб.

При проведении обыска на квартире Матёрова были обнаружены и изъяты икона и перламутровый крест, похищенные у Тимошкиной. Остальные предметы были выброшены Матёровым и Тимаковым 4 ноября 1977 г. после совершения кражи в Волгу.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Матёров вину свою в предъявленном обвинении признал полностью и показал, что он задолжал Щелкалину 120 руб. Последний где-то в конце октября потребовал от него в категорической форме: либо долг, либо совершить кражу икон из дома, который он покажет. Поскольку денег для погашения не было, они с Тимаковым согласились. Тимаков принял участие, поскольку 30 руб. из 120 руб. он, Матёров, давал ему.

[…]

Подсудимый Тимаков вину свою признал полностью и дал аналогичные показания с Матёровым, уточнив, что от Матёрова получил 30 руб. за иконы, которые последний отдал Щелкалину, получив с него 100 руб. Со Щелкалиным он знаком, знает его через Матёрова, у которого на квартире встречались.

Подсудимый Щелкалин в предъявленном ему обвинении вину не признал, однако не отрицал ряд обстоятельств и показал, что знал о наличии икон в доме № 126 по ул. Буянова, т.к. заходил в него в 1975 г. с артистами из Горького, о чём впоследствии рассказывал Матёрову. Действительно, Матёров должен был ему 120 руб., и он ему напоминал о долге неоднократно. Поскольку у Матёрова не было денег, он предложил заплатить иконами, которые якобы перешли от его бабушки.

5 ноября 1977 г. вечером он приехал к Матёрову на своей автомашине «Жигули» госномер 00-70 КШР, и тот предложил ему шесть икон и перламутровый крест. Он взял 2 иконы, заплатил за них Матёрову 100 руб. в присутствии жены последнего, после чего поехал с Матёровым и его женой по городу. Иконы домой не стал завозить, так как ему что-то показалось подозрительным, и он спрятал их в доме, где проживает его отец, на улице М. Тореза. Высадив Матёровых на ул. Красноармейской, он вернулся, взял иконы и поместил их в гараже. О том, что эти иконы похищены из дома № 126 на ул. Буянова, он не знал. Тимакова он также раньше не знал и никогда с ним не встречался. Матёров и Тимаков его оговаривают, хотят получить от него большую сумму денег.

Однако, кроме полного признания своей вины Матёровым и Тимаковым, показаний Щелкалина, не признавшего своей вины в предъявленном ему обвинении, их вина подтверждается следующими доказательствами: показаниями потерпевшей Тимошкиной, показавшей, что 4 ноября 1977 г. вечером у неё из квартиры путём взлома двери были похищены шесть икон, перламутровый крест, лампадка, подставка для пасхальных яиц. Впоследствии работники милиции вернули одну икону и перламутровый крест. Кроме того, Тимошкина заявила, что летом 1975 г. подсудимый Щелкалин трижды приходил к ней с каким-то молодым мужчиной лет 30 и просил продать иконы. Представил он себя и товарища как артистов Горьковского драматического театра и коллекционеров антикварных вещей. В последний раз, когда ему отказали в продаже икон, он пытался сорвать со стены икону. Трижды дёргал её, однако крепкие тесёмки её и хозяйки квартиры крик остановили его. Эту икону впоследствии украли и до сих пор не вернули.

[…]

Действия подсудимых Матёрова и Тимакова правильно квалифицированы по ст. 144 ч.2 УК РСФСР, т.к. они совершили похищение личного имущества граждан по предварительному сговору группой лиц с применением технических средств – стамески, а Матёрова, кроме того, по признакам повторности, т.к. он ранее был судим по ст. 145 ч.2 УК РСФСР и судимость не погашена.

Действия подсудимого Щелкалина следует квалифицировать по ст. 144 ч.2 УК РСФСР с применением ст. 17 УК РСФСР, т.к. он является лицом, организовавшим преступление, разработал план, показал место совершения преступления, взял похищенное.

При определении меры и вида наказания суд учитывает степень общественной опасности совершённого преступления, личности подсудимых, которые ранее совершали преступления, были осуждены, у Щелкалина судимость погашена, а также то, что Матёров и Тимаков чистосердечно раскаялись, явились с повинной, активно способствовали раскрытию преступления. С учётом содеянного каждым, а также характеризующей роли Щелкалина, его положительной характеристики с места работы, нахождения на его иждивении двух несовершеннолетних детей, на основании изложенного и руководствуясь ст. 300-303 УПК РСФСР суд приговорил:

Матёрова Валерия Николаевича и Тимакова Валерия Ивановича признать виновными в совершении преступления, предусмотренного ст. 144 ч.2 УК РСФСР, и подвергнуть наказанию:

Матёрова Валерия Николаевича к 2 (двум) годам и 6 месяцам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима. Тимакова Валерия Ивановича к 2 (двум) годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима. Срок отбытия наказания Матёрову и Тимакову считать с 16 ноября 1977 г. Согласно протокола задержания.

Щелкалина Евгения Александровича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.ст. 17, 144 ч.2 УК РСФСР и подвергнуть наказанию к 3 (трём) годам и 6 месяцам лишения свободы d исправительно-трудовой колонии строгого режима. Срок отбытия наказания Щелкалину исполнять с 31 января 1978 г. Зачесть в срок отбытия наказания Щелкалину срок нахождения под стражей с 16 ноября по 5 декабря 1977 г. Меру пресечения Матерову, Тимакову и Щелкалину оставить содержание под стражей. Вещественные доказательства по делу: икону и перламутровый крест, возвратить потерпевшей Тимошкиной.

Приговор может быть обжалован и опротестован в Куйбышевском областном суде в течение 7 суток со дня провозглашения приговора, а осуждёнными Щелкалиным, Матёровым и Тимаковым со времени вручения копии приговора.

Председательствующий В. Кучер (подпись).

Народные заседатели Бродягин И.М. и Неопарова М.Д. (подписи).

 

Определением № 22-529 судебной коллегии по уголовным делам Куйбышевского областного суда от 22 марта 1978 года кассационная жалоба осуждённого Щелкалина Е.А. и адвоката Лариной В.Ф. на приговор Ленинского районного народного суда от 20 февраля 1978 года оставлена без удовлетворения, а приговор – без изменения.


Просмотров: 13


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара