При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Диссиденты. 1962 год. Документы

Диссиденты. 1962 год

Из материалов Самарского областного государственного архива Самарской области – СОГАСПИ.

 

Совершенно секретно.

Экз. № 1.

Справка по материалам следственного дела на Рубан Н.Г. и других.

Управлением КГБ при Совете Министров СССР по Куйбышевской области 25 января 1957 года на перроне вокзала ст. Куйбышев при попытке опустить в почтовый вагон поезда Ашхабад-Москва анонимные письма антисоветского содержания был задержан, а затем арестован Рубан Николай Григорьевич, 1918 г. рождения, уроженец дер. Журавленка, Никопольского района, Днепропетровской области, украинец, член КПСС с I941 года, образование незаконченное среднее, женатый, работал ст. прорабом завода плитооболочек правого берега строительства Куйбышевской ГЭС.

При задержании у Рубана были обнаружены и изъяты:

1) три письма, адресованные в Секретариат ЦК КПСС, Совет Министров СССР и Президиум Верховного Совета СССР, исполненные от руки, через копирку. В этих письмах подвергаемся резкой враждебной критике внутренняя и внешняя политика Советского государства, допускаются клеветнические выпады по адресу отдельных руководителей ЦК КПСС и Советского правительства, ставится вопрос о роспуске профсоюзов я выдвигается требование создать в стране новую, так называемую «Рабоче-крестьянскую трудовую партию». В конце писем указывается, что они якобы исходят от имени «оргкомитета» этой партии.

2) 31 экземпляр «обращения» на имя членов ЦК КПСС аналогичного содержания, как и предыдущие письма, но в несколько сокращенном виде;

3) список адресов членов ЦК КПСС;

4) железная цепь с ручкой, представляющая из себя своего рода холодное оружие.

Будучи допрошенный по существу изъятых у него документов, Рубан признал, что является их автором, и одновременно дал показание о наличии у него других аналогичных антисоветских рукописей, которые им зарыты в снегу во дворе своего дома. Проведенным обыском в доме Рубана указанный им «тайник» был обнаружен и изъят. В нём оказались:

1) общая тетрадь с антисоветскими записями программного характера, исполненные Рубаном;

2) текст разработанной Рубаном «клятвы» для членов «оргкомитета РКТП»;

3) 25 листов копировальной бумаги с текстами письма и «обращения» с гербом «РКТП», предназначенные для использования их как оригинал при массовом размножении путем фотографирования;

4) специально изготовленная копировальная рамка для этих же целей;

5) два блокнота с многочисленными адресами лиц, проживающих в различных районах Советского Союза.

На последующих допросах Рубан признал, что, поддавшись под влияние антисоветских заграничных радиопередач, которые он слушал, сам встал на враждебные позиции в отношении ЦК КПСС и Советского правительства. Задавшись целью вести борьбу за изменение руководства ЦК КПСС и Советского правительства, Рубан развернул активную деятельность по практическому осуществлению своих преступных намерений. Начиная с сентября I958 года, он стал разрабатывать своего рода «воззвание» в руководящие партийные и советские органы. Составив первоначальный текст такого злобного антисоветского документа, РУБАН стал подыскивать себе единомышленников и создавать «оргкомитет» задуманной им новой партии.

В декабре месяце им была установлена близкая связь с рядом лиц, и, в частности, с:

1. Вьюгиновым Василием Степановичем, ISI5 года рождения, уроженцем дер. Палкино, Междуреченского района, Вологодской области, чл. КПСС с 1943 года, работавшим с 1939 по 1953 годы в органах МВД, в настоящее время - диспетчера района № 1 строительства Куйбышевской ГЭС;

2. Перепелицыным Сергеем Макаровичем, 1915 года рождения, уроженцем ст. Дворцовка, Курсовского района, Ставропольского края, чл. КПСС с 1939 года, работавшим с 1946 по 1953 годы в органах МВД, в настоящее время - машинист крана завода плитооболочек правого берега строительства Куйбышевской ГЭС.

Рубан показал, что, встречаясь с Вьюгиновым и Перепелицыным на службе и в домашней обстановке, он подробно излагал им свои антисоветские взгляды, знакомил их с текстом анонимного «воззвания» в адрес партийных и правительственных органов, и рассказывал им о своих намерениях создать новую партию.

Как показал Рубан, эти лица по существу разделяли его враждебные взгляды, к его преступной затее относились сочувственно, а в ряде случаев давали практические советы. Как затем установлено, Вьюгинов и Перепелицын рассказывали о преступных замыслах Рубана другим коммунистам, однако ни один из них до ареста Рубана не сообщил об этом в партийные или советские органы. Больше того, Вьюгинов пытался отрицать известные ему факты антисоветской деятельности Рубана на допросе в УКГБ и рассказал об этом только после того, как был изобличен на очных ставках.

Вьюгинов подтвердил, что, поддерживая близкую связь с Рубаном, знал его враждебные взгляды, был ознакомлен последним с содержанием антисоветских рукописей, дал своё согласие принять участие в обсуждении этих документов после окончательной их отработки. Вьюгинову также было известно о намерениях Рубана создать покую партию «РКТП».

В январе 1957 года Вьюгинов встретился с членом КПСС Коньковым Алексеем Федотовичем, в прошлом оперативный работник органов МВД, в настоящее время работающий диспетчером 3 района Куйбышевской ГЭС, которому, не называя фамилии Рубана, рассказал о существовании на строительстве ГЗС нелегальной антисоветской организации, имеющей свой «оргкомитет» и нелегальную типографию, которая готовит «обращение» в партийные и правительственные органы с требованием создания в стране новой партии. Только после ареста Рубана, то есть 1 февраля 1957 года, Коньков явился в аппарат уполномоченного УКГБ в г. Ставрополе и написал заявление о вышеизложенном факте.

Вьюгинов также показал, что о наличии подпольной организации на строительстве Куйбышевской ГОС он рассказывал члену КПСС Вережникову Тимофею Минаевичу, в прошлом оперативному работнику органов МВД, в настоящее время работающему диспетчером 3 района ГЭС. Будучи допрошенным, Вережников не подтвердил показания Вьюгинова и заявил, что подобных разговоров между ними якобы не было. Между Вьюгиновым и Вережниковым была проведена очная ставка, на которой первый из них настаивал на правдивости своих показании, обосновывая их убедительными доводами, но Вережников голословно отрицал показания Вьюгинова.

Перепелицын С.М., будучи вызванным в УКГБ, подробно рассказал всё, что ему известно об антисоветских действиях Рубана, и признал, что в ряде случаев сам лично высказывал нездоровые настроения. На вопрос, почему скрыл от партийных и советских органов в отношении враждебной деятельности Рубана, Перепелицын объяснил тем, что он обо всем этом рассказал члену партийного бюро парторганизации завода плитооболочек главному инженеру Кардашенко Юрию Борисовичу. Действительно, вскоре после ареста Рубана Кардашенко явился в аппарат уполномоченного УКГБ в г. Ставрополе и сделал заявление о том, что со слов Перепелицына ему известно о враждебных действиях Рубана. При этом Кардашенко подчеркнул, что Перепелицын, рассказав ему о преступных намерениях Рубана, просил, чтобы никому об этом не говорить.

Следствием также установлено, что Рубан пытался установить связь с националистическим подпольем, которое, по его предположению, должно существовать в Закавказских республиках. Это намерение он пытался осуществить через заключенных армян, отбывающих наказание в Кунеевском ИТЛ МВД.

Рубан сблизился с заключенными Осиповым, Мкртчяном, Симоняном, Вартаняном и другими, с которыми устраивал сборища, зачитывал им свои антисоветские рукописи, собирал с них денежные средства для подпольной деятельности, а также адреса их родственников и знакомых, через которых намеревался пересылать свои антисоветские документы в руководящие партийные и советские органы. Некоторые из этих заключенных сразу же явились в политчасть лагеря и заявили об антисоветской деятельности Рубана.

Рубан установил преступную связь с заключенными Гавришем Николаем Павловичем и Миралиевым Ильхамом, которых использовал для размножения антисоветских документов. Оба они арестованы и признали себя виновными.

Приложение: копии антисоветских документов, изъятых у Рубана Н.Г. [здесь не приводятся].

Начальник следотдела Управления КГБ при Совете Министров СССР по Куйбышевской области полковник Трофимов (подпись).

28 февраля 1957 года.

Гор. Куйбышев.

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 123, д.16, л.л. 5-11.

 

***

Сов. секретно.

Секретарю Куйбышевского обкома КПСС тов. Ефремову М.Т.

Здесь.

Управлением КГБ при Совете Министров СССР по Куйбышевской области в сентябре-октябре 1958 года за антисоветскую деятельность были арестованы Гагарин Алексей Филиппович - чл. КПСС, ст. юрисконсульт Сызранского отделения железной дороги, Шульпин Прокофий Самсонович - кладовщик Сызранского отделения «Главбакалея», Серов Алексей Трофимович – б[ывший] чл. КПСС, аккумуляторщик депо станции Сызрань, и Горшков Дмитрий Гаврилович - шофёр совхоза «Мирный» Приволжского района.

Следствием по делу установлено, что все эти лица являлись участниками антисоветской группы, действовавшей в городе Сызрани, которая ставила перед собой цель создания подпольной организации, направленной на изменение государственного и общественного строя в СССР.

На протяжении 1956-1958 г.г. Гагарин и его сообщники систематически проводили сборища, где обсуждали конкретные вопросы по сколачиванию подпольной организации, методы борьбы против КПСС и Советского правительства.

Летом 1957 года арестованные Гагарин и Шульпин изготовили и распространили в городе Сызрани около ста штук антисоветских листовок. Следствием также установлено, что участники этой подпольной группы среди населения проводили антисоветскую агитацию, возводя злобную клевету на КПСС, Советское правительство и советскую действительность, а Шульпин и Горшков высказывались за физическую расправу над коммунистами. Преступная деятельность всех обвиняемых подтверждена вещественными доказательствами, актами экспертиз, показаниями значительного количества свидетелей и признанием самих обвиняемых.

На судебном заседании Куйбышевского областного суда Гагарин и другие полностью подтвердили свои показания, данные на предварительном следствии, и приговором от 1 декабря сего года осуждены к различным мерам наказания.

В ходе следствия выяснился ряд фактов непартийного поведения отдельных коммунистов, проявленного ими в процессе общения с участниками указанной антисоветской группы. Так, при розыске лиц, причастных к распространению антисоветских листовок в г. Сызрани летом 1957 года в совершении данного преступления нами был заподозрен Шульпин, работавший в то время на Сызранском пункте «Заготзерно». В марте 1958 года один из оперативных работников Сызранского аппарата КГБ обратился к начальнику отдела кадров пункта «Заготзерно», члену КПСС Ванясову Ивану Ивановичу с тем, чтобы посмотреть личные дела на 4-х человек, работников «Заготзерно», в том числе и на Шульпина. При этом Ванясов был предупреждён о неразглашении данного факта пород лицами, дела которых просматривались. Однако на следствии выяснилось, что Ванясов рассказал об атом случае Шульпину.

Обвиняемый Шульпин И.С. на допросе 13 октября 1958 года по этому факту показал:

«В первых числах апреля 1958 года я оформлял свой перевод по работе из «Заготзерно» в «Главбакалея», и по этому вопросу заходил в кабинет к Ванясову И.И. В кабинете он был один. Я пригласил его зайти в буфет, находившийся против его кабинета, он не отказался. Я его угостил, поднёс 150 граммов водки, и сам столько же выпил. Мы вошли в его кабинет, и он мне по секрету рассказал, что приходил из КГБ какой-то работник, они ведут расследование по факту недогруза 10 мешков муки в один адрес. Ванясов спрашивал меня, не замешан ли я в этом деле. Я сказал, что никакого отношения к этой муке не имею. Здесь же Ванясов сказал, что брали личные дела: моё, работников «Заготзерно» Дмитриева, Николаева и Слепова. Сначала я не придал этому значения, но, когда Гагарин мне рассказал, что им интересовался работник КГБ, я в свою очередь тоже сказал ему о сообщении Ванясова. Гагарин тогда заявил: «Ну, значит всё ясно».

Обвиняемый Гагарин на допросе 18 октября 1958 года об этом же дал следующие показания:

«Шульпин мне рассказал, что начальник отдела кадров и юрист «Заготзерно» Ванясов, ему по секрету говорил о том, что работник КГБ был у него и смотрел несколько личных дел работников «Заготзерно», в том числе и его – Шульпина».

Поведение Ванясова в значительной мере затруднило нам работу по разоблачению этой враждебной группы.

В начале сентября 1958 года нами вызывался на допрос в качестве свидетеля член КПСС с 1945 года Мохнаткин Владимир Петрович, 1921 года рождения, уроженец с. Еремкино, Теренгульского района, Ульяновской области, работающий радиотехником артели «Бытовик», проживающий в г. Сызрани по ул. Трудовая № 8 «б». Было известно, что Гагарин в 1957 году обрабатывал Мохнаткина в антисоветском направлении и призывал его к совместной борьбе против Коммунистической партии Советского Союза.

В начале допроса Мохнаткин показал, что Гагарин в антисоветском духе его не обрабатывал и ни к какой борьбе против советской власти не призывал. Однако на последующем допросе Мохнаткин признал, что Гагарин действительно обрабатывал его в антисоветском направлении и призывал к совместной борьбе против КПСС. Мы считаем, что Мохнаткин, своевременно не сообщив об известных ему антисоветских проявлениях Гагарина в органы власти, дал ему возможность продолжать свою враждебную работу. На очной ставке с Гагариным и в суде Мохнаткин вёл себя правильно.

В октябре 1958 года нами был вызван на допрос в качестве свидетеля член КПСС с 1945 года Солдатов Михаил Степанович, 1903 года рождения, уроженец г. Сызрани, работающий ст. инженером Сызранского отделения железной дороги, проживающий там же по ул. Красноармейской, 170. Поводом для допроса Солдатова явились показания обв. Гагарина от 30 сентября 1958 года, где он заявил:

«Разговоры политического характера я имел также с инженером по подъездным путям ж.д. станции Сызрань-1 Солдатовым… В беседах с Солдатовым я довольно откровенно высказывался о своих взглядах, допускал антисоветские выражения, но о замыслах в части создания организации я с ним не делился».

Уточняя эти свои показания, на допросе 14 октября 1958 г. Гагарин показал:

«Солдатова я стал знать с апреля или мая 1958 года, когда мы оказались работающими в одном кабинете в новом здании отделения дороги. Отношения между нами были нормальными. Нужно отметить заранее, что разговоры на политические темы велись в отсутствии других лиц, и, конечно, были они не один раз. Однако конкретизировать все факты я сейчас затрудняюсь, так как не помню. Поэтому я скажу только о том, что помню, и то в общих словах.

Хорошо помню, мы с Солдатовым имели разговор о внутрипартийной демократии и вообще о демократии. При этом, доказывая о якобы отсутствии у нас демократии, я говорил Солдатову, что в нашей стране нет того, чтобы каждый индивидуум мог открыто высказать свои взгляды, и что будто бы каждого постигнет расправа, если он что-либо выскажет против политики КПСС. Я отрицал наличие коллегиальности в Центральном Комитете партии, и в качестве примера приводил решение ЦК по антипартийной группировке Молотова и других. Этот факт я расценивал как диктаторство со стороны первого секретаря ЦК и его близких соратников. Солдатову я говорил, что для установления подлинной демократии необходимо наличие многопартийности. В разговорах с Солдатовым я заявлял также о якобы плохом материальном положении советского народа, что на свою заработную плату рабочий будто бы не может обеспечить материальную сторону своей семьи. Этим я объяснял имеющиеся ещё в нашей стране факты хищения и кражи имущества.

В качестве примера демократизации производства я указывал на югославский опыт, что имевшиеся там рабочие Советы являются руководителями производства, что рабочие там заинтересованы в труде, так как они от своего труда, как мне казалось, имеют прямую выгоду…

Хочу отметить, что во время этих высказываний Солдатов больше отмалчивался, а иногда доказывал мою неправоту и заявлял, чтобы я эти разговоры прекратил, и что они могут меня привести к нехорошему».

Вызванный на допрос Солдатов вёл себя неискренне и показал, что он никаких антисоветских разговоров со стороны Гагарина не слышал.

Полагать, что Гагарин дал о Солдатове неправильные показания, у нас нет никаких оснований.

О вышеизложенном сообщается на Ваше усмотрение.

Начальник управления КГБ при Совете Министров СССР по Куйбышевской области Гусев (подпись).

9 декабря 1958 г.

гор. Куйбышев.

№ 1/998

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 123, д. 43, л.л. 245-250.

 

***

Совершенно секретно.

Экз. № 1.

В Куйбышевский областной комитет КПСС.

В Управлении КГБ по Куйбышевской области имеются данные о том, что слесарь завода п/я 82 Гурченко Леонид Александрович, 1934 года рождения, кандидат в члены КПСС, со средним образованием, являясь начинающим поэтом, написал ряд стихов под названием «Избыток жизни» («Венок сонетов»), представляющих собой клевету на советскую действительность.

В этих стихах Гурченко клеветнически изображает рабочих «серой массой», которой движет лишь стремленье заработать больше денег. Рабочие якобы «тупо трудятся в поте лица», получая в награду лишь «отупенье».

С таких же клеветнических позиций он изображает жизнь в деревнях, показывая её беспросветной и унылой. Крестьяне в деревнях, «опоздавших в сегодня», якобы изнурены работой от зари до зари, находят «утешенье в зное винном, не в силах сельской скуки побороть». С пессимистических позиций Гурченко описывает и другие стороны жизни советских людей.

В ходе проверки установлено, что Гурченко практической враждебной деятельности не проводит и единомышленников не имеет. Вместе с тем эти стихи он пытается распространять среди своих товарищей, направлял их для опубликования в некоторые редакции.

По нашему мнению, Гурченко на путь клеветнического изображения советской действительности встал в силу своей политической незрелости, отсутствия достаточной общей и литературной грамотности и под влиянием произведений символистов, декадентов и реакционной философии Ницше, которой он чрезмерно увлекается.

Сообщая о вышеизложенном, считаем целесообразным предложить Куйбышевскому отделению Союза писателей в присутствии Гурченко обсудить его стихотворения, показав ошибочность и вредность его взглядов.

Приложение: копии стихов Гурченко на 4 листах [здесь не приводятся].

И.о. начальника управления КГБ Куйбышевской области полковник Игошин (подпись).

20 января 1962 года.

№ 2/3-497.

СОГАСПИ, Ф-565, оп. 132, д.20, л.л. 14-15.

 

***

Секретно.

Экз. № 1.

Куйбышевскому областному комитету КПСС.

Материалы к докладу на областной партийной конференции.

Управление КГБ при СМ СССР по Куйбышевской области располагает данными о том, что отдельные политически незрелые лица из числа молодежи, интеллигенции и других слоев населения под влиянием буржуазной идеологии допускают среди окружения антисоветские и другие нездоровые проявления, преклоняются перед Западной культурой и образом жизни. Некоторые творческие работники увлекаются неомодернистскими и абстракционистскими течениями в западной литературе и искусстве, превращаются в политически опустошенных лиц, разлагаются морально, а порой встают на преступный путь.

[…]

Управлением КГБ по Куйбышевской области среди студенческой молодёжи гор. Куйбышева вскрыта нелегальная группа из числа творческой молодёжи, которая именовала себя «ЦК ассоциации свободных художников». Руководителями группы являлись Сорокин И.В., 1944 года рождения, беспартийный, студент 1 курса педагогического института, Салмин В.В., 1944 года рождения, член ВЛКСМ, студент авиационного института, и Верещагин Г.И., 1937 года рождения, член ВЛКСМ, старший инженер отраслевой лаборатории технологии и техники бурения политехнического института.

Эта группа молодежи под влиянием произведений декадентов и символистов стала собираться в узком кругу для обсуждения «творческих проблем», критиковать метод партийного руководства в литературе и искусстве, метод социалистического реализма, превозносить декадентов, абстракционистов, реакционных философов, сочиняя различного рода подражательные символистам и декадентам стихи и рассказы пессимистического характера.

Не находя поддержки среди окружения, но пытаясь распространять свои низкопробные «сочинения», эта группа выпустила отпечатанный на пишущей машинке журнал под названием «Факел», в котором поместили и свою «идейную программу», назвав её «Неомодернизм и философский материализм».

В программе делается попытка выяснить взаимоотношения «неомодернизма» с философским материализмом, отрицается возможность познания объективной истины, провозглашается право трактовать любое явление по собственному произволу, а материалистическая объективная трактовка сущности явлений называется «твердолобостью». Б «программе» также провозглашается преемственность группы от декадентов, символистов и футуристов. Автор программы отрицает классовую сущность сознания художника и его творчества, провозглашает лозунг «безыдейного», «узкоиндивидуалистического» «творчества ради творчества». Помещенные в журнале стихи и очерки отражают взгляды, изложенные в «программе».

Журнал «Факел» иллюстрирован абстрактными рисунками, в частности, в нём имеется фотоиллюстрация под названием «размаха шаги саженьи» - сатира на стихи Маяковского из поэмы «Хорошо». Шагает, как изображено в журнале, сломанная нога, а кругом - не величие строек, а сломанные заборы. Все эти вывихи явились результатом недостаточной политической зрелости указанных выше лиц и слабой воспитательной работы с ними (рис. 10-26).

В городе Куйбышеве с лета 1962 года существует Городской Молодежный Клуб, который проводит определенную положительную работу. В то же время в силу слабого руководства работой клуба в его деятельности имеется целый ряд недостатков. В клуб стали проникать различные проходимцы, выдающие себя за знатоков искусства, рекламирующие тлетворное искусство Запада. Некоторые молодежные вечера, проводимые клубом, проходят на низком идейном уровне и неорганизованно. Выступающие на этих вечерах молодые начинающие поэты читают безыдейные произведения, проникнутые духом символизма и футуризма.

Так, на открытии молодежного кафе в Доме офицеров 12 декабря 1962 года выступил с чтением стихов Пастернака уже упоминавшийся выше автор «программы» «неомодернизма» студент педагогического института Сорокин Н.В. По содержанию и по форме стихотворения Пастернака оказали только отрицательное влияние на присутствующую молодежь. Б дискуссии, возникшей при обсуждении стихов, ни Сорокин, ни другие лица не могли дать правильной оценки и анализа творчества Пастернака.

На вечере клуба в ноябре месяце, посвященном творчеству И. Ильфа и Е. Петрова, не было единой программы руководства. Перед микрофоном выступали случайные лица. Некоторые из них вместо произведений И. Ильфа и Е. Петрова читали различного рода афоризмы из своих записных книжек. Зато организаторы вечера позаботились о том, чтобы в буфете красовалась огромная вывеска: «Пиво - только для членов профсоюза».

Необходимо отметить, что в вопросах рекламы и оформления молодежных вечеров часто имеют место элементы символизма, абстракционизма, нарочитой вычурности и подражательство модам Запада. Вечера сопровождаются дикими завываниями джазовой музыки, явно западного происхождения, отдельная «стильная» молодёжь ведёт себя на них непристойно, кривляется в танцах, распевает низкопробные, бульварные песенки. И в связи с этим среди молодёжи города клуб иногда справедливо именуется «филиалом Брода».

В борьбе против Советского Союза империалисты делают большую ставку на так называемую идеологическую диверсию. Защищая отживающий капиталистический строй, пытаясь очернить лагерь социализма, задержать распространение идей коммунизма, буржуазия использует все средства: печать, радио, кино, театр, изобразительное искусство. Многочисленные мощные радиостанции «Голос Америки», «Би-би-си», «Свободная Европа», «Риас» и другие каждый день с утра до ночи наполняет эфир мутными потоками враждебной пропаганды. Только на Советский Союз эти передачи по временя составляют более 200 часов в сутки и ведутся на многих языках народов СССР.

Под влиянием антисоветских передач неустойчивые в политическом и моральном отношении лица встают на преступный путь. Бывший литсотрудник Подбельской районной газеты Старостин Ю.С., 1941 года рождения, член ВЛКСМ, систематически слушал зарубежные передачи антисоветских радиостанций. Под их влиянием он в декабре 1961 года написал и направил в ЦП КПСС письмо, в котором, наряду с клеветническими измышлениями о советской действительности, требовал дать ему возможность выехать за границу и жить в «свободном мире». Со Старостиным по существу данного письма секретарем Подбельского райкома КПСС была проведена соответствующая воспитательная беседа. В процессе беседы Старостин признал свои заблуждения и неправильные взгляды, осудил их и заявил, что подобных вещей никогда допускать не будет.

Однако в процессе дальнейшей проверки установлено, что Старостин не сделал для себя серьёзных выводов из беседы и не оставил своих изменнических замыслов. Б целях изучения возможности побега за границу он выезжал в пограничную зону и города Калининград и Ригу. В настоящее время Старостин нигде не работает, ведет праздный образ жизни.

Подручный кузнеца завода п/я 32 Мантухов В.А., 1940 года рождения, увлекался прослушиванием антисоветских передач «Голоса Америки». Поверив сказкам о счастливой и зажиточной жизни в буржуазной Америке, решил бежать за границу и обратился в посольство США в Москве с просьбой предоставить ему политическое убежище. В процессе предупредительной беседы, которая проводилась сотрудниками УКГБ, Мантухов заявил, что осознал свои ошибки и впредь подобных вещей не допустит.

Картуков И.П., 1926 года рождения, кочегар гормолокозавода, беспартийный, систематически слушал передачи антисоветских зарубежных радиостанций. Под их влиянием среди рабочих завода и по месту жительства стал восхвалять капиталистические порядки и жизнь населения в США, рассказывал антисоветские анекдоты, распространял клеветнические измышления о нашей советской действительности.

Картуков с восторгом восхвалял якобы существующую в США свободу и демократию, высказывал сомнение в объективности сообщений советской прессы, заявляя, что в наших газетах пишут то, что выгодно, в Америке же якобы печать является свободной и независимой.

Под влиянием буржуазной пропаганды у Картукова стали развиваться частнособственнические инстинкты. Он всеми путями стал стремиться к обогащению, к извлечению нетрудовых доходов. Свой частный дом, купленный за 61 тысячу рублей (в старом денежном исчислении), превратил в гостиницу, где постоянно за большую плату проживало 3-4 человека квартирантов. Алчная жадность привела Картукова на путь хищения социалистической собственности. Он систематически крал молочные продукты, за что арестован органами милиции. При задержании Картукова у него было обнаружено и изъято 9600 рублей (в новом денежном исчислении).

Каналы проникновения буржуазной идеологии различны. На лиц политически неустойчивых отрицательное воздействие оказывают встречи с иностранцами. Под их влиянием они начинают восхвалять всё заграничное, подражать «западному образу жизни» и модам.

[…]

Вредное влияние на некоторую часть населения продолжают оказывать церковники и сектанты. Отдельные враждебные элементы из числа церковников и сектантов, используя религиозные предрассудки верующих, пытаются обрабатывать их в антисоветском духе.

В июле 1962 года Управлением КГБ арестован сектант-баптист Николаев П.Т., 1924 года рождения. Этот матёрый жулик, судимый в прошлом за хищение государственного имущества, надев на себя религиозную личину, нашёл благоприятную почву для своей антисоветской деятельности в среде баптистов. Он под видом религиозной пропаганды распространял клеветнические антисоветские измышления, проводил враждебную работу, обрабатывал и вовлекал в секту новых лиц. Чувствуя поддержку «братьев во Христе», Николаев перешел к более активным формам антисоветской деятельности. Он изготовил и распространил на улицах г. Чапаевска враждебные листовки с клеветой на основателя нашего государства и на марксистско-ленинское мировоззрение. В листовках он с клеветнических позиций оценивал нашу советскую действительность и успехи советского парода. При аресте у этого «святоши» изъята большая партия новых антисоветских листовок, приготовленных им для распространения.

До последнего времени вокруг церквей города Куйбышева проводили активную работу молодые монашки Авралева Р.И., 1926 года рождения, и Елисеева Р.В., 1936 года рождения. Обе они получили среднее образование: Авралева окончила техникум советской торговли, а Елисеева среднюю школу, были жизнерадостными девушками и принимали активное участие в общественной жизни. Однако, попав под влияние религиозных фанатиков, стали верующими, бросили работу и поступили в один из монастырей на Украине, где сами превратились в фанатиков. После закрытия монастыря уничтожили свои личные документы, начали вести бродячий образ жизни, разъезжать по так называемым «святым местам» и церквям.

Прибыв в город Куйбышев, Авралева и Елисеева установили связь с церковно-бродячим элементом, группировали вокруг себя верующих и особенно молодежь, распускали среди них различного рода клеветнические измышления и слухи. Под их влияние попали Ляткина В.П., 1940 года рождения, Иванова Г.И., 1936 года рождения, Борисова Лида [имя и фамилия изменены – В.Е.], ученица 8 класса школы № 64 и другие, которые стали активными церковниками.

Авралева и Елисеева общественно-полезным трудом не занимались, среди окружения заявляли, что они работать на советскую власть и коммунистов не будут, а намерены ходить по школам и призывать школьников бросить учёбу, порвать с пионерской организацией и посещать лишь церковь.

Учитывая, что Авралева и Елисеева оказывали вредно влияние на молодёжь, к ним был применен Указ Президиума Верховного Совета РСРСР от 4.05. I961 года, и они высланы в отдаленные местности сроком на пять лет.

Студент 6 курса медицинского института Романов В.В., 1930 года рождения, будучи воспитан в религиозном духе, на протяжении ряда лет является активным сектантом-хлыстом, принимает участие в хлыстовских сборищах и радениях, выступает перед верующими со «словом божьим». В институте Романов известен как общественник, он является председателем товарищеского суда студентов 6 курса, а, наряду с этим, продолжает принимать активное участие в делах секты хлыстов.

В декабре с.г. венчались с соблюдением всех религиозных обрядов Ахметзянов Шамиль Нурисланович, 1932 года рождения, с высшим педагогическим образованием, преподаватель немецкого языка школы № 152, и Кудусова София Салиховна, 1932 года рождения, с высшим образованием, состоявшая ранее в ВЛКСМ, выбывшая по возрасту, мастер производственного обучения технического училища № 12. Обряд венчания исполнялся в доме невесты в присутствии большого числа приглашенных неофициальным муллой Ганиевым Ибрагимом.

Сектантам-баптистам удалось обработать в религиозном духе члена ВЛКСМ, со средним образованием Шевыряеву Л.А., 1941 года рождения, учащуюся Новокуйбышевского филиала индустриального техникума. Шевыряева стала активной баптисткой и регулярно посещает молитвенный дом. Должных воспитательных мер к ней своевременно принято не было, а когда стало известно о её связи с баптистами, Шевыряева была исключена из комсомола и из техникума.

Начальник управления КГБ Куйбышевской области И. Кинаров (подпись)

26 декабря 1962 года.

№ 2/3-11311.

(Часть фамилий в документе изменена).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 136, д. 22, л.л. 209-222.

 

***

Секретно.

Экз. № 1.

В Куйбышевский промышленный обком КПСС.

Здесь.

Управлением КГБ при Совете Министров СССР по Куйбышевской области среди студенческой молодёжи гор. Куйбышева выявлена нелегальная группа из числа начинающих писателей и поэтов, которая именует себя «Ассоциация свободных художников».

Участниками этой группы являются:

Сорокин Николай Васильевич, 1944 года рождения, студент I курса педагогического института;

Верещагин Геннадий Иванович, 1937 года рождения, старший инженер отраслевой лаборатории технологии и техники бурения политехнического института;

Салмин Вадим Викторович, 1944 года рождения, член ВЛКСМ, студент I курса Куйбышевского авиационного института;

Задорожный Анатолий Леонтьевич, 1944 года рождения, член ВЛКСМ, проживает по ул. Молодогвардейской, дом 216, кв.51;

Поляков Александр Сергеевич, 1945 года рождения, беспартийный, ученик 11-го класса средней школы № 92.

Будучи политически незрелыми людьми, под влиянием произведений декадентов, символистов и футуристов, указанные лица в узком кругу, обсуждая вопросы творчества писателей и художников, стали отрицать принцип партийности и метод социалистического реализма в советской литературе, а затем сочинять различного рода стихи и рассказы формалистического характера.

Для их опубликования они решили выпускать собственный «журнал» под названием «Факел», где пытаются дать свободу «неомодернистскому» течению, сторонниками которого они себя провозгласили.

В «издательство» «ЦК ассоциации свободных художников» вошли Сорокин – «главный редактор журнала», «заведующим литературной частью» назначен Верещагин, и «зав. организационной частью» - Салмин. В марте 1962 года «издательством» был «выпущен» первый номер журнала «Факел».

Для того, чтобы изложить «идейные позиции» «неомодернистского» течения, в журнале была помещена «программная» статья под названием «Неомодернизм и философский материализм», автором которой является Сорокин.

Автор статьи пытается отрицать классовость со знания художника, проповедует безыдейность творчества созданной ими «ассоциации» - творчество ради творчества, подчеркивая узкоиндивидуалистическую направленность каждого художника. Вместе с тем, в «программе» делается попытка философски обосновать свою «программу», сопоставить неомодернизм с философским материализмом, скатываясь в ряде случаев к субъективному идеализму. Материалистическое понимание происходящих явлений автор высокомерно называет «твердолобостью». Характерно, что автор статьи прямо провозглашает преемственность создаваемой «ассоциации» от декадентов: символистов и футуристов.

Помещенные в журнале «Факел» стихи и рассказы отражают взгляды, изложенные в «программе». В стихотворении «Синяя лошадь» - объект (лошадь) воспринимается чисто индивидуалистически («синяя»), а затем произвольно связывается… с проигрышем денег и пейзажем в звуковом восприятии («лунный вальс»). А далее - на фоне природы - поля, шумящая листва и т.д. даётся, в сущности, перепев есенинских строк из «Исповеди хулигана», и т.п.

В стихотворении «Острова» дается романтика -помесь Гумилёва и Вертинского («Антильские острова»), а по существу это уход от советской действительности «к синим лагунам», «розовым парусам», «антильским золотым островам». «Лепет» - демонстрация права на «словотворчество» и создание стихотворений, состоящих из набора слов. В том же духе написаны и другие стихи.

В журнале помещены ряд абстрактных фотоиллюстраций. В частности, фотоиллюстрация «Размаха шаги саженьи» - сатира на стихи Маяковского из «Хорошо» - шагает сломанная нога, а кругом не «величие строек», а сломанные заборы.

В ходе проверки «неомодернистов» данных об их практических антисоветских проявлениях не получено.

Сорокин характеризуется заносчивым, высокомерным человеком, индивидуалистом и ханжой. С мнением окружающих не считается. В беседах о творчестве Маяковского утверждал, что те, кто любит стихи Маяковского, хотят показать свою идейность, говорят «штампами», а не то, что есть в действительности. Увлекается произведениями декадентов и символистов. Еще будучи учеником 10 класса средней школы № 81, Сорокин оказывал отрицательное воздействие на своих товарищей, подпавших под его влияние. Члены семьи Сорокина религиозные люди. Сам он посещает церковь и там прислуживает, продавая свечи и выполняя другие поручения. До поступления в институт готовился стать священником.

Верещагин среди сотрудников кафедры технологии и техники бурения политехнического института считается человеком наиболее сведущим в вопросах литературы, особенно современной зарубежной. Ведет аморальный образ жизни, пытается писать, но его стихи слабы в художественном отношении.

В отношении других «неомодернистов» - Салмина, Задорожного и Полякова компрометирующих данных об их поведении не получено. Сообщая о вышеизложенном, считаем целесообразным с участниками группы «неомодернистов» провести воспитательную работу с привлечением общественности.

Учитывая также, что среди отдельной части молодой творческой интеллигенции наблюдается увлечение произведениями декадентов и символистов, формалистической литературой Запада, абстракционизмом и реакционной философией, стремление группироваться для обсуждения своих «произведений», несмотря на наличие в городе литературных объединений, в отношении Сорокина и группы в областной газете опубликовать статью.

Приложение: фотокопия журнала «Факел» на 17 листах.

Начальник Управления КГБ при СМ СССР по Куйбышевской области И. Кинаров (подпись).

10 января 1963 г.

2/3-136

СОГАСПИ, Ф-8755, оп.3, д.16, л.л. 3-7.

 

***

Начальнику Управления КГБ Куйбышевской области

Объяснение.

Я, Ледяев Геннадий Иванович, 1930 года рождения уроженец г. Куйбышева, русский, чл. КПСС с 1956 года, проживающий по ул. Маяковского, д.2, кв.79, демобилизованный офицер, временно не работающий, поясняю следующее:

7 ноября 1962 года я с женой Ледяевой Ниной Александровной, корректором редакции газеты «Волжский Комсомолец», присутствовал на вечере, организованном сотрудниками этой редакции для празднования 45-й годовщины Октябрьской революции.

На этом вечере, кроме нас присутствовали: Жоголев Евгений (вечер проходил у него на квартире по ул. Пристанской в одном из вновь выстроенных домов), зам, редактора газеты Кондратов Эдик, его брат Александр Кондратов, приехавший на праздники из Москвы, Шабанов Геннадий с женой, Башкатов с женой, Сокольников с женой, Столяров с женой, Муравьёва с мужем - Муравьёвым Вячеславом, который также приехал на праздники из Москвы, где он учится на курсах усовершенствования иностранных языков, и Белтов с девушкой. Белтов учится в каком-то институте на факультете журналистики.

Родителей Жоголева дома не было. Гостей встречали Жоголев с женой. Когда мы с женой пришли, Кондратовых, Муравьёвых и Сокольниковых ещё не было, они пришли позже.

Брат Кондратова - Александр пришёл в тёмных очках. Когда сели за стол, он выпивать отказался. Стали спрашивать, почему, он ответил: траур по дому Романовых. Присутствующий на вечере Столяров ему резко сказал: Романовых уже закопали, и они сгнили, а ты о них речь ведёшь.

Кондратовы вышли из комнаты в коридор, о чём-то пошептались, после чего возвратились, Александр был уже без очков. Кондратов Эдуард объявил: траур кончился, можно веселиться. Стали поднимать тосты. Кто-то из братьев провозгласил тост за Николая Романова, а затем Александр поднял тост за брата Николая Романова - великого князя Константина. После того как выпили, стали танцевать, затем Кондратов Эдуард взял гитару и стал петь песни типа блатных.

Муравьёв, владеющий иностранным языками, спел несколько итальянских песен. Во время исполнения Кондратовым блатных песен он спел несколько песенок антисоветского характера. В частности, он спел песню-пародию на культ личности Сталина - о заключённом. Затем также о Сталине, где говорится, что он поселился в мавзолее, и что ему якобы основатель нашего государства говорил, что от него дух тяжёлый, и т.п. Эту песню на мотив «Гоп со смыком» исполнил Александр Кондратов. Он же исполнил песню о Сталине, который якобы убил три миллиона, и его живые полюбили.

Особенно обратило на меня внимание песня, которую исполнил Эдуард Кондратов на мотив песни «Крутится, вертится шар голубой». В этой песне говорится о том, что есть чёрные улицы, каменные дома, в каждом квартале райком и горком, в каждом горкоме Советская власть, крутится, вертится хочет упасть.

В этой же песенке говорится также о каком-то доме, закрытом на засов, там заседает (назвал фамилию Первого секретаря ЦК КПСС), что он якобы крутится, держится цепко за власть, как не цепляется, должен упасть. В этой песне куплета четыре, все они такого характера, и я их не запомнил полностью.

Кроме того, Кондратов Эдуард исполнил ещё одну песенку, в которой говорится, что в Биробиджане евреи подняли восстание, поработили всех русских, что маршал Рабинович в бой их поведет, и русских приведёт к единой вере, сделав им массовое обрезание – песенка хулиганского типа.

Александр Кондратов с женой Шабанова показывал танцы с кривлянием типа «Рок-эн-Ролла». Других моментов, о которых следовало бы сказать, не было, и после выпивки каждый занимался, чем ему было интересно: танцевали, слушали музыку, отдыхали.

Кондратова Эдуарда я знал и раньше. Раза два присутствовал на вечере сотрудников редакции «Волжского Комсомольца», заходил в редакцию за женой, мне известно, что песенки блатного характера Кондратов распевал прямо в редакции.

Я еще однажды сказал Золотавкину, редактору газеты, что не следовало бы этого делать в редакции, но он мне ответил, что они шутят. От жены мне стало известно, что в редакции был разговор о беседе руководителей партии и правительства с художниками и деятелями искусства, в этой беседе Кондратов отстаивал абстракционизм, заявляя, что мы можем не понимать этого искусства, а есть люди, которые его понимают. У Кондратова есть якобы одна или две картины абстракционистов.

Объяснение с моих слов записано верно, мною прочитано, в чем и расписываюсь (подпись).

Объяснение взял: Сотрудник УКГБ по Куйбышевской области Потапов (подпись).

4 января 1963 года.

СОГАСПИ, Ф-8755, оп.3, д.16, л.л. 71-73.

 

***

Секретно.

Экз. № 1.

В Куйбышевский промышленный обком КПСС.

Управление КГБ по Куйбышевской области располагает данными о том, что и.о. заместителя ответственного редактора газеты «Волжский комсомолец» Кондратов Эдуард Михайлович, 1933 года рождения, уроженец г. Могилёва, русский, с высшим образованием, член КПСС, систематически допускает политически вредные, а порой и антисоветские проявления.

Так, 7 ноября 1962 года сотрудниками редакции «Волжский комсомолец» в квартире Жоголева был организован вечер для празднования 45-й годовщины Октябрьской революции.

На вечере присутствовали: Кондратов Э.М. с женой, его младший брат Александр, ст. редактор молодёжной редакции студии телевидения Сокольников с женой, сотрудники редакции «Волжский комсомолец» (с жёнами и мужьями): Жоголев, Шабанов, Башкатов, Столярова, Ледяева, Муравьёва и приезжавший на несколько дней из Москвы бывший работник редакции Белтов. Кондратовы, придя несколько позже, устроили своеобразный политический фарс. Кондратов Александр был в темных очках. На недоуменные вопросы присутствующих Эдуард Кондратов пояснил: «Траур по дому Романовых».

Когда все, поздравляя друг друга с праздником, подняли тост за праздник, Кондратов Эдуард только пригубил рюмку, а Кондратов Александр демонстративно выпил налитую из-под крана воду. Такое поведение Кондратовых смутило присутствующих. Видя это, Кондратовы на несколько минут вышли в коридор. Вернувшись, Кондратов А. снял очки, а Кондратов Э. объявил: «Траур кончился, можно веселиться!», и добавил, садясь: «А теперь выпьем за государя всея Руси Николая Романова!», а затем предложил тост «За брата его великого князя Константина!»

После этого Кондратов Э.М. стал исполнять под гитару полублатные песни, а затем, на мотив «Крутится, вертится шар голубой», Кондратов исполнил песню резкого антисоветского содержания. В этой песне имеются куплеты:

«Чёрная улица, каменный дом

В каждом квартале райком и обком,

В каждом обкоме Советская власть,

Крутится, вертится, хочет упасть».

Далее в этом антисоветском пасквиле говорится о доме, который закрыт на засов, и

«Там заседает (имя Первого секретаря ЦК КПСС)

Крутится, держится цепко за власть,

Как не цепляется - должен упасть».

Следует отметить, что отпора таким недостойным действиям Кондратова Э. присутствовавшие не дали, не желая портить вечер. Кондратов пытался ещё несколько раз собрать подобную компанию, однако все присутствовавшие на этом вечере, опасаясь подобных его действий, отказались от этой идеи.

Как установлено проверкой, подобное поведение Кондратова не является исключением. Он систематически, в кругу своих близких друзей, а также на различных вечерах исполняет полублатные, политически вредные песни на мотивы Б. Окуджавы и другие. Так, в его «репертуаре» имеются такие «песни», как:

«Огурчики, помидорчики,

Сталин Кирова убил в коридорчике», или

«Товарищ Сталин, вы большой ученый,

В языкознании знаете вы толк,

А я простой советский заключённый

И мой товарищ - серый брянский волк», и т.д.

Он же исполняет песенку на мотив «За что вы Ваньку-то Морозова» Окуджавы, где выражается «соболезнование» К. Ворошилову, в связи с мерами, принятыми партией за его участие в антипартийной группировке Молотова и других. В этой «песенке» имеются такие слова:

«За что вы Клима Ворошилова,

Ведь он ни в чем не виноват».

Кондратов исполняет и явно блатные песни, такие как:

«Стою я раз на стрёме…» (на мотив «Гоп со смыком»).

6 декабря 1962 г. Куйбышевской телестудией проводился вечер отдыха сотрудников, куда были приглашены случайные лица. Во время вечера «отдыха» в кабинетах студии были устроены коллективные пьянки. В одном из кабинетов, где присутствовали работники студии телевидения Сокольников, Виноградов, Савельева, Ерышев, Шпичинец и другие, Э. Кондратов вновь исполнял под аккомпанемент гитары указанные выше антисоветские и блатные песни.

2 января с.г., во время встречи Нового года, Э. Кондратов в артистической комнате также собрал вокруг себя сотрудников студии и вновь исполнял им свой «репертуар». Подобные песни он исполнял и среди сотрудников редакции, в здании «Волжского комсомольца».

Установлено, что Кондратов во время учёбы в Ленинградском университете в декабре 1952 года являлся участником футуристического выступления группы студентов филологического факультета, за что был исключен из ВЛКСМ, и его поведение было осуждено газетой «Комсомольская правда» в статье «Трое с гусиными перьями». Однако, он публично осудил свое поведение и был оставлен в университете.

Как видно из приведенных фактов, Э. Кондратов продолжает вести себя неправильно, распространяет среди окружения песни антисоветского содержания и различные низкопробные полублатные и политически вредные песни.

Докладываем об изложенном на Ваше решение.

Приложение на 9 листах.

Начальник Управления КГБ при СМ СССР по Куйбышевской области И. Кинаров (подпись).

17 января 1963 г.

№ 2/3-279.

СОГАСПИ, Ф-8755, оп.3, д.16, л.л. 60-64.

 

***

Трое с гусиными перьями

(Статья из газеты «Комсомольская правда» от 11 декабря 1952 года).

В аудиторию входят трое юношей. На них длинные, до колен, рубахи, посконные брюки, в руках лукошки. Стараясь привлечь всеобщее внимание, они усаживаются за стол и достают… гусиные перья.

- Какая глупая комедия! - негодуют заполнившие аудиторию студенты.

А ряженые, явно стараясь быть у всех на виду, пробираются поближе к кафедре, вынимают из лукошек деревянные плошки, разливают бутылку кваса и начинают попивать его, напевая «Лучинушку»…

Что это? Когда и где происходило?

Не далее, как первого декабря этого года, на филологическом факультете Ленинградского университета, во время чтения лекции по русскому языку. Разыгрывали эту дикую сцену студенты второго курса Михайлов, Кондратов и Красильников.

Однокурсники, естественно, тут же выпроводили их из аудитории. Общественность университета возмутила безобразная выходка юродствующих «оригиналов».

Возмущались в комитете комсомола. Возмущались и смущались. Дело в том, что «герои» описанного выше «происшествия» - комсомольцы, давно уже снискавшие сомнительную славу тихими успехами и не в меру громким поведением.

Ещё в прошлом году на филологическом факультете стали поговаривать, что студенты Михайлов, Кондратов, Красильников и Сокольников противопоставляют себя студенческому коллективу, держатся вызывающе, надменно. В то время как их товарищи систематически накапливают знания, упорно учатся, эти невежды, вызубрив несколько хлёстких цитат, жонглируют ими кстати и некстати, выдавая себя за подлинных ценителей литературы.

При этом их оценка литературных явлений носит весьма определённую направленность: глумясь над священными для нас именами Пушкина и Гоголя, они всячески расхваливают гнилую, растленную поэзию символистов и прочих «истов».

С чьей-то лёгкой руки шумливых недоучек стали называть «Неофутуристами». Хлёсткое словечко, видимо, пришлось им по вкусу. Во всяком случае, они против этого названия не протестовали и старались подчеркнуть свою исключительность.

Несколько раз приходилось комсомольской группе обсуждать поведение Кондратова и его дружков. Но при этом речь шла только о внешней стороне дола - нарушениях дисциплины, срыве установленного порядка.

Руководители комсомольской организации университета, старшие наставники - преподаватели и профессора не помогли комсомольцам дать политическую оценку «шалостям» так называемых «неофутуристов».

А ведь от этих «шалостей» за версту разит душком мелкобуржуазной разнузданности. И надо было раскрыть, какие враждебные нашим взглядам на жизнь идейки маскируют они шутовством.

Но в том-то и беда, что в комсомольской организации университета не привыкли к любым явлениям студенческой жизни подходить со строго принципиальных и четких идейных позиций. За формой, за множеством «массовых мероприятий» вожаки студенческой молодежи иногда упускают главное - заботу об идейной, чистоте, о политической закалке будущего специалиста. А такое упущение неизменно дает себя знать.

Верно (подпись неразборчива).

СОГАСПИ, Ф-8755, оп.3, д.16, л.л. 65-67.

 

***

Выписка из протокола № 5 заседания бюро Василеостровского РК ВЛКСМ от 17 декабря 1952 годя.

Слушали: Решение комитета ВЛКСМ Ленинградского госуниверситета от 16 декабря 1952 года об исключении из рядов ВЛКСМ КОНДРАТОВА Эдуарда Михайловича, 1933 года рождения, русского, члена ВЛКСМ с 1947 года, за вредные политические высказывания и аполитичное поведение.

Постановили:

За вредные политические высказывания и аполитичное поведение Кондратова Эдуарда Михайловича из рядов ВЛКСМ исключить.

п.п.

Секретарь Василеостровского РК ВЛКСМ Ворожцов.

Верно (подпись неразборчива).

СОГАСПИ, Ф-8755, оп.3, д.16, л. 68.

 

***

Выписка из приказа № 33 ректора Ленинградского Государственного Ордена Ленина университета имени А.А. Жданова от 5 января 1953 года.

Город Ленинград.

По филологическому факультету

Красильникова М.М. и Михайлова Ю.Л. - студентов 2 курса отделения журналистики, за систематическое нарушение учебно-производственной дисциплины и антиобщественное поведение из состава студентов факультета исключить с 20 декабря 1952 г.

Кондратову Э.М. - студенту 2 курса отделения журналистики за систематическое нарушение учебно-производственной дисциплины и антиобщественное поведение вынести строгий выговор с предупреждением и перевести его с отделения журналистики на отделение русского языка и литературы в группу № 4.

Основание: представление деканата и резолюция ректора университета.

П.п. Ректор - (член корреспондент Академии наук СССР

профессор Н.Д. Александров).

Выписка верна (подпись неразборчива).

СОГАСПИ, Ф-8755, оп.3, д.16, л. 69.

 

***

Копия.

Коммунистическая партия Советского Союза

Партийный архив Омского областного комитета

№ 296

13 августа 1962 года

Зам. начальника отдела УГКБ Куйбышевской области тов. Ульянову.

На Ваш № 2/3-6230 от 7.08. 1962 года

Архивная справка

В личном деле за 1958 год по приему кандидатом в члены КПСС Кондратова Эдуарда Михайловича автобиографии нет, в анкете в графе 9 - пребывание в ВЛКСМ указано - с 1955 года по н/вр.

В личном деле за 1959 год по приему в члены КПСС в автобиографии Кондратов Э.М. указал, что вступил в комсомол в 1955 году.

О пребывании в комсомоле до 1955 года и об исключении ничего не сказано ни в заявлении и анкетах, написанных Кондратовым Э.М., ни в рекомендациях.

Прилагаем копию автобиографии.

Зав. партархивом Омского обкома КПСС Садовская.

Копия верна (подпись неразборчива).

СОГАСПИ, Ф-8755, оп.3, д.16, л. 70.

 

***

Секретно.

Экз. № 1.

В Куйбышевский промышленный обком КПСС.

Управлением КГБ по Куйбышевской области ранее были получены данные о недостойном поведении работника редакции газеты «Волжский комсомолец», члена КПСС Э. Кондратова, работника телестудии, кандидата партии В. Сокольникова, материалы на которых были доложены Обкому КПСС.

По согласованию с Вами, в отношении этих лиц приняты меры профилактического порядка. Будучи вызванными на беседу в УКГБ, Кондратов и Сокольников рассказали, что 7 ноября 1962 года, по случаю праздника, на квартире работника редакции молодежной газеты Жоголева собрались сотрудники редакции: Э. Кондратов, Шабанов, Жоголев, Башкатов, Столярова, а также В. Сокольников и некоторые другие.

Как признал Э. Кондратов, на этом вечере он вел себя недостойно: провозглашал тост «За государя всея Руси Николая Романова», пел блатные и полублатные песни, а затем, не получая отпора, распоясавшись, исполнил песню резкого антисоветского содержания.

Обращает на себя внимание поведение Сокольникова. Сокольников, являясь ответственным за проведение молодежного вечера на студии телевидения 6 декабря 1962 года, совместно с группой работников телестудии Виноградовым, Панфиловым, Шпичинец, Ерышевым, Савельевой, а также Кондратовым, уединившись в отдельном кабинете, организовали распитие спиртных напитков, после чего Кондратов стал распевать под гитару различные блатные и полублатные песни и вновь исполнил антисоветскую песню.

В. Сокольников, являясь ответственным за вечер, не только не пресёк подобное поведение Кондратова, но объективно способствовал развязному его поведению и распространению политически вредной песни среди присутствовавших.

Сообщаем на Ваше рассмотрение.

Копии объяснений Кондратова и Сокольникова прилагаем.

Приложение: по тексту на 9 листах.

Начальник управления КГБ при СМ СССР по Куйбышевской области И. Кинаров (подпись).

12 февраля 1963 года.

№ 938

СОГАСПИ, Ф-8755, оп.3, д.16, л.л. 125-126.

 

***

Секретно.

Экз. № 1.

В Куйбышевский промышленный обком КПСС

Империалистические разведки в своих планах подрывной деятельности против СССР уделяют большое внимание организации идеологической диверсии среди молодежи, ориентируясь на лиц, допускающих политически нездоровые и аморальные поступки.

Управлением КГБ при СМ СССР по Куйбышевской области проведен ряд чекистских мероприятий, в результате которых получены данные о том, что среди молодежи г. Куйбышева, в том числе и Ленинского района, имеются отдельные лица, которые под влиянием враждебной идеологии Запада допускают среди своего окружения антисоветские проявления, подражая западному образу жизни, ведут себя аморально, и на этой почве совершают уголовные преступления.

Так, до февраля с.г. в инфекционной больнице № 1 (Ленинский район) работал в качестве завхоза Горбунов Владимир Борисович, 1924 года рождения. Горбунов, будучи политически неустойчивым человеком, заводил связи с иностранцами, под их влиянием встал на преступный путь и был судим за антисоветскую деятельность. Возвратившись из заключения, он, оставаясь ярым поклонником Запада, встал на путь морального разложения молодежи, систематически устраивая у себя на квартире пьяные развратные оргии, заманивал и развращал молоденьких девушек. В этих преступных действиях Горбунова активное участие принимали Коротков, Зак и другие. Среди стиляг Горбунов был известен под кличкой «президент Брода», Коротков – «вице-президент». Горбунов, Коротков и ряд других лиц по нашим материалам арестованы и осуждены Куйбышевским областным судом на различные сроки лишения свободы.

В связи с пребыванием в г. Новокуйбышевске иностранных специалистов (ФРГ) участились контакты последних с молодежью. При этом имеют место случаи, когда отдельные политически незрелые и морально неустойчивые лица подпадают под тлетворное влияние иностранцев.

Так, в 1962 году ученица 9 класса «б» школы № 70 Ленинского района Ларина Вероника [имя и фамилия изменены – В.Е.], 1946 года рождения, установила связь с западногерманским специалистом Мельцер. Вместе с Мельцер она посещала рестораны, где распивала спиртные напитки. После общения с Мельцер Ладыгина стала подражать западным модам и вести аморальный образ жизни.

По ул. Ленинской, в доме № 121, кв.3 проживает Суворов Олег Константинович, 1925 года рождения. Нигде не работая длительное время и являясь морально разложившимся человеком, Суворов оказывает вредное влияйте на окружение из числа молодежи, восхваляет проамериканский образ жизни, сожительствует со многими женщинами в извращенных видах, применяя элементы садизма. По месту жительства он создал невыносимую обстановку, являясь ежедневно домой в пьяном виде, терроризирует соседей, избивает своих престарелых родителей.

Слабо поставлена воспитательная работа среди молодежи, работающей в Драматическом театре. Ученик бутафорского цеха этого театра Сафронов Владимир, 1945 года рождения, является одним из известных стиляг по кличке «Дон». Сафронов преклоняется перед западным образом, жизни, превозносит западные моды и вульгарную музыку, пьянствует и ведет разгульный образ жизни, чем дурно влияет на своих товарищей.

Учащиеся Куйбышевского энергетического техникума Филиппов Валерий, 1947 года рождения, и Сетявин Виктор, 1947 года рождения, систематически собирались на квартире своего друга Лумпова Валерия Григорьевича, 1945 года рождения, работающего на заводе «Автотрактородеталь», где под звуки низкопробной джазовой музыки устраивали пьянки с девицами легкого поведения и вступали с ними в сожительство.

Учащийся этого же техникума Кайфман Юрий Шимонович, 1944 года рождения, также ведет разгульный образ жизни, среди учащихся распространял порнографические открытки.

Среди студенчества ВУЗов г. Куйбышева живой интерес и горячее обсуждение вызвали вопросы развития нашего искусства, поднятые на встрече руководителей партии и Советского правительства с творческой интеллигенцией. Подавляющее большинство студентов восприняли речь Н.С. Хрущёва на этой встрече правильно. Однако отдельные студенты в силу своей политической незрелости и слабой с ними воспитательной работы, не разобравшись в существе вопросов, выступали с политически ошибочными суждениями, а порой допускали нездоровые высказывания.

Так, студентка 3 курса медицинского института Гусакова Лидия, член ВЛКСМ, в споре со своими товарищами заявила: «Председатель Совета Министров берется говорить о литературе и искусстве, сам не зная их, поэтому его выступление носило поверхностный характер. Свои личные мнения он пытается сделать законом для всех, в то же время, будучи человеком недалеким, деревенским мужиком, ничего ценного предложить не может».

Её поддержали некоторые другие студенты, и, в частности студентка того же курса Алексеева Нелли, член ВЛКСМ, которая возражала против всего выступления главы правительства, допуская при этом оскорбительные замечания в его адрес: «Вопроси искусства не его ума дело, ему бы заниматься кукурузой и горохом».

Среди студентов авиационного и политехнического институтов распространялись стихи «Ответ Е. Евтушенко» и «Гимн троглодитов», в которых допускались политически вредные суждения.

Значительное место в арсенале идеологической диверсии против Советского Союза империалистами отводится церкви и различным сектантским формированиям. На территории Ленинского района проявляют себя активно церковно-сектантские элементы, которые концентрируются вокруг Петропавловской церкви и молитвенного дома баптистов. В ряде случаев церковным фанатикам удается втянуть в свои сети и неустойчивую молодежь.

Так, в Ленинском районе г. Куйбышева, по улице Рабочей, дом 78, кв.1 проживает активный сектант-баптист Степанов Виктор Васильевич, 1927 года рождения. Работает он механиком в бане № 4, где среди своего окружения ведет работу по вовлечению в секту баптистов новых лиц.

По ул. Озёрной, дом 123, кв.2 проживает активная сектантка-пятидесятница Зимина Екатерина Михайловна, 1928 года рождения, работающая на 4 ГПЗ подсобной рабочей. Являясь участницей реакционной и изуверской сектантской группы, Зимина ведёт активную религиозную деятельность, присутствует на нелегальных сектантских сборищах, выезжает для этой цели в г.г. Ставрополь и Новокуйбышевск, где ведет вербовочную работу по вовлечению в секту новых членов.

По ул. Садовой, 148, кв.5 проживает активная церковница Чибиркова Генерина Петровна, 1934 года рождения, работающая воспитательницей в детском саде № 163. Чибиркова систематически посещает церковь и является фанатичкой, имеет обширные связи среди верующих и священнослужителей.

За последнее время участились случаи, когда в силу притупления политической бдительности и беспечности отдельных студентов и работников ВУЗов грубо нарушалась Инструкция о сохранности государственных секретов, допускались хищения и утеря огнестрельного оружия. В январе с.г. студент IV курса электротехнического факультета политехнического института Матвеев Александр унес домой с военной кафедры топографическую карту с грифом «Секретно».

Студенты II курса авиационного института Глущенков и Белонога изготовили «шпаргалки», в которых были сделаны выписки сов. секретных данных о важных оборонных изделиях. Эти «шпаргалки» они «спрятали» в одной из аудиторий, а на следующий день пытались пользоваться ими на экзаменах. Об этом факте знал ряд студентов группы, однако они не пресекли нарушения Глущенковым и Белонога инструкции о сохранности государственной тайны.

Б результате халатности в хранении и учете орудия на военной кафедре медицинского института лаборант этой кафедры Горбунов А.И. выдал пистолет неизвестному лицу, назвавшему себя студентом, не потребовав у него документа, удостоверявшего личность. Этот неизвестный скрылся и пистолет до сего времени не найден.

Изложенное сообщается в связи с рассмотрением на бюро обкома вопроса о воспитательной работе среди молодежи в Ленинском районе г. Куйбышева.

Начальник Управления КГБ по Куйбышевской области И. Кинаров (подпись).

31 мая 1963 года.

№ 2/3-4424

СОГАСПИ, Ф-8755, оп. 3, д. 17, л.л. 35-41.

 

***

Секретно.

Экз. № 1

Куйбышевскому промышленному обкому КПСС.

Здесь.

Управление КГБ по Куйбышевской области располагает данными о том, что некоторые работники промышленных объектов, учебных заведений Кировского района г. Куйбышева допускают антисоветские проявления.

Так, в апреле 1962 г. в адрес редакции газеты «Заводская жизнь» завода «Прогресс» поступило анонимное письмо антисоветского содержания. В этом письме автор выражал неверие в построение коммунизма и отрицательно отзывался о внутренней политике коммунистической партии и правительства.

Автором этой анонимки оказался Дербенёв Анатолий Иванович, 1924 года рождения, член КПСС, нормировщик цеха № 45 завода «Прогресс». Дербенёв имеет в личном пользовании автомашину «Москвич» и дачный участок в 600 кв. метров, в конце 1962 года от завода получил 2-х комнатную квартиру со всеми удобствами. Партийное собрание цеха № 45 за изготовление антисоветского письма исключило Дербенёва из членов КПСС. Партком завода утвердил это решение.

Бывшая учительница начальных классов, ныне пенсионерка, Аронова Екатерина Васильевна, 1897 года рождения, б/п, проживающая по ул. Победы в доме № 106, кв.66, направила в адрес главы Советского правительства анонимное письмо антисоветского содержания. В этом письме она высказывала клеветнические измышления о мероприятиях партии и правительства по улучшению благосостояния трудящихся.

Кандидат в члены КПСС Галочкин Виктор Сергеевич, 1930 года рождения, слесарь металлургического завода им. В.И. Ленина, как общественный контролер участвует в проведении разъяснительной работы среди населения. Однако лично сам Галочкин неправильно оценивает сложившиеся трудности со снабжением населения продовольственными товарами, огульно обвиняет местные власти в том, что они якобы сеют вражду и недовольство среди жителей города. На беседе в областном управлении торговли по поводу посланного им письма в партийно-государственный контроль о недостатках в торговле безответственно заявил, что население города голодает, а «все местные власти авантюристы и провокаторы». Вместе с тем Галочкин признал, что его семья материально обеспечена и занимает хорошую квартиру.

Токарь цеха № 38 завода п/я 32 Старостин Фёдор Александрович, 1924 года рождения, систематически среди своего окружения допускает нездоровые высказывания, клеветнически отзываясь обо всех проводимых партией и правительством мероприятиях. Старостин как член партии не является примером в трудовой дисциплине, злоупотребляет спиртными напитками, имеет ряд партийных взысканий, а в 1958 году исключался из членов КПСС за непартийное поведение, но позднее был восстановлен. Однако, несмотря на серьезные предупреждения, продолжал высказывать антисоветские измышления на нашу действительность, в связи с чем недавно вновь исключён из рядов партии.

До февраля 1963 года на заводе координатно-расточных станков в качестве ст. мастера инструментального цеха работал Клёпов Николай Дмитриевич, 1927 года рождения, б/п, который, продав свой дом, стал просить у завода квартиру, но, когда в этом ему было отказано, он пытался угрожать представителям общественности выездом за границу, жалуясь при этом на плохие жилищные условия.

Исключенный из членов КПСС за хищение социалистической собственности газосварщик Металлургического завода Колесов Владимир Александрович в связи с создавшимися трудностями в снабжении хлебом стал высказывать среди своего окружения панические настроения и оскорбительно отзывался о партийных руководителях.

В июне 1963 года во время работы комиссии по распределению выпускников авиационного техникума учащиеся Лобачёв, Головин, Солопова и Гутман, члены ВЛКСМ, демонстративно отказались ехать на работу по назначению. Под их влиянием значительная группа выпускников также стала отказываться от выезда из города Куйбышева, причем некоторые даже заявляли, что не будут получать дипломов. Этот факт мог произойти лишь из-за отсутствия должной воспитательной работы среди учащихся техникума.

В молодёжном общежитии завода координатно-расточных станков по ул. Победы, 10 «а», воспитательная работа находится на низком уровне, красный уголок бездействует, свежих газет и журналов там нет, а лекции и беседы проводятся крайне редко. В связи с этим красный уголок молодёжь посещает от случая к случаю. Во многих комнатах грязно, систематически нарушаются нормы поведения. Так, в комнате 12 и некоторых других часто устраиваются пьянки.

Кроме того, за последнее время имели место факты, когда некоторые работники режимных предприятий Кировского р-на гор. Куйбышева, находясь в городах, открытых для посещения иностранцев, инициативно знакомились и вступали в контакт с ними, что могло привести к утечке сведений о характере и назначении выпускаемой оборонной продукции.

Так, контролёр цеха 18 завода п/я 32 Колесникова, 1942 года рождения, находясь в Москве, в мае с.г. вместе с подругой Соченевой, тоже работницей завода п/я 32, в гостинице «Ярославская» познакомилась с иностранцем из Сирии, с которым затем встречалась несколько раз. В беседах с Колесниковой иностранец предлагал ей выйти за него замуж, интересовался, где и с кем она живёт, где и кем работает, сколько зарабатывает. Колесникова рассказала ему, что живет в г. Куйбышеве, работает на заводе (на каком конкретно, не сказала) контролёром, получает 80 рублей.

После приезда в Куйбышев Колесникова получила от иностранца несколько писем, в которых он выражал желание вновь встретиться, обещая приехать в Куйбышев или выслать ей деньги для повадки в Москву. С Колесниковой была проведена разъяснительная беседа о возможных нежелательных последствиях её знакомства с иностранцем. Она заверила, что с сирийцем встречалась лишь из-за простого любопытства, и сделает соответствующий вывод из беседы. Однако в конце июля Колесникова, получив от иностранца телеграмму с предложением выехать в Москву и перевод на 20 рублей, решила вылететь в Москву, о чём его поставила в известность. Принятыми мерами намечавшаяся встреча была предотвращена. Как выяснилось, домашний адрес Колесниковой иностранец узнал из книги регистрации приезжих в гостинице.

Конструктор завода п/я 81 Шабунина, 1940 г.р., в Москве случайно познакомилась с иностранцем из Ганы, обучавшимся в одном из столичных вузов. Случайная встреча затем переросла в более дружеские отношения. По приглашению иностранца Шабунина посетила общежитие, где он проживал, и провела там несколько часов. Как установлено, во время встречи с иностранцем Шабунина рассказала, что она работает конструктором в Куйбышеве на радиозаводе, а по возвращению домой написала ему письмо.

Техник-конструктор филиала ОКБ п/я 651 Ильясова, 1937 г.р., во время служебной командировки в Москве, в гостинице «Украина», познакомилась с неким Эльшером, прибывшим в СССР из Объединённой Арабской Республики (ОАР). На следующим день после знакомства Ильясова посетила иностранца в его номере, пробыла там 3 часа, и только по предложению органов милиции покинула номер. По заявлению Ильясовой, она посетила иностранца по его просьбе в связи с обучением русскому языку.

Механик ЦЗЛ машиностроительного завода Тищенко Василий Павлович, член КПСС, во время пребывания в Москве на конференции научно-технического общества машиностроительной промышленности посетил итальянскую выставку электронного оборудования, и без служебной необходимости вступил в контакт с представителями фирмы «Оптика», к которым обратился с просьбой выслать ему каталоги на некоторые приборы. В связи с этим он дал иностранцам следующий адрес: г. Куйбышев, п/о 52, машиностроительный завод, ЦЗЛ, Тищенко В.П. По этому адресу ему были высланы из Италии в последующем 4 бандероли с каталогами на некоторое оборудование.

Инициативно знакомились, а затем встречались с иностранцами - инженер филиала ОКБ п/я 651 Щербатенко, секретарь-машинистка отдела главного металлурга машиностроительного завода Грязнова и ряд других работников режимных предприятий.

Указанные факты свидетельствуют о наличии недостатков в обеспечении сохранности гостайны на некоторых оборонных объектах и слабой воспитательной работы среди лиц, допущенных к секретным работам и документам.

Начальник Управления КГБ при СМ СССР по Куйбышевской области И. Кинаров (подпись).

18 октября 1963 г.

№ 2/4-9645.

СОГАСПИ, Ф-8755, оп. 3, д. 17, л.л. 158-164.

 

***

Секретно.

Экз. № 1.

Куйбышевскому промышленному обкому КПСС.

В течение 1963 года в Управление КГБ при СМ по Куйбышевской области поступил ряд данных о том, что некоторые политически незрелые лица из числа студентов и сотрудников вузов г. Куйбышева под влиянием буржуазной идеологии допускают антисоветские проявления, увлекаются неомодернистскими и абстракционистскими течениями в литературе и искусстве. В этот же период в институтах имели место случаи серьезных нарушений правил пользования секретными материалами, которые могли повлечь за собой разглашение гостайны.

Характерным в этом отношении явилось возникновение нелегальной группы, именовавшей себя «ЦК ассоциации свободных художников», в состав которой входили Сорокин Н.В. - ныне студент II курса историко-филологического факультета педагогического института, Салмин В.В. - студент II курса авиационного института, и Верещагин Г.И. - ст. инженер лаборатории технологии и техники бурения политехнического института.

В своём кругу они критиковали метод партийного руководства в литературе и искусстве, метод социалистического реализма, восхваляли произведения декадентов, абстракционистов, и сами сочиняли стихи и рассказы, явно подражая декадентам и символистам. Эта группа сделала попытку распространить свои сочинения среди окружения, выпустив журнал под названием «Факел», в котором поместила свою «идейную программу», назвав её «Неомодернизм и философский материализм».

Автор «программы» отрицает классовую сущность сознания художника и его творчества, провозглашает лозунг «безыдейного творчества ради творчества», ратует за право трактовать любое явление общественной жизни по собственному «узкоиндивидуалистическому» усмотрению, объявляя это методом познания объективной истины, в то же время материалистическая объективная трактовка сущности явлений объявляется «твердолобостью». В «программе» провозглашалась преемственность группы от декадентов, символистов и футуристов.

Помещенные в журнале стихи и очерки отражали взгляды, изложенные в «программе». Журнал «Факел» был иллюстрирован абстрактными рисунками. В частности, в нем имелась фотоиллюстрация под названием «Размаха шаги саженьи» - сатира на стихи Маяковского из поэмы «Хорошо». Шагает сломанная нога, а кругом - не величие строек, а сломанные заборы.

С ошибочными положениями «программы» этой группы перекликались взгляды на вопроси творчества студента IV курса историко-филологического факультета пединститута Ратнера Ю.В., который среди своего окружения высказывался против принципа партийности ь литературе, являлся автором аполитичных по содержание и модернистских по форме стихов.

Политическая незрелость проявляется в творчестве другого начинающего поэта - студента III курса историко-филологического факультета Уфимцева С.А., стихи которого воспевают пессимизм и безысходность. Так, в одном из его стихотворений, помещенных в факультетской стенгазете «Юность», автор мрачными красками характеризует окружающую его действительность:

«И всё вокруг темно, и некуда идти,

Здесь некому душе потерянной помочь».

В другом его стихотворении «Я тебе расскажу», аполитичном по содержанию и абстрактном по форме, содержится призыв к уходу от действительности – «…где дали бездумно ясны».

Проверка указанных лиц показала, что все эти вывихи во взглядах и творчестве явились результатом недостаточной их политической зрелости и слабой воспитательной работы с ними. Учитывая это обстоятельство, Сорокин, Верещагин, Салмин и Ратнер были профилактированы через общественность.

Среди студенчества вузов г. Куйбышева живой интерес и горячее обсуждение вызвали вопросы развития нашего искусства, поднятые на встречах руководителей партии и правительства с творческой интеллигенцией. Подавляющее большинство студентов правильно поняли содержание речей Н.С. Хрущёва на этих встречах. Однако некоторые студенты, не разобравшись в существе вопросов, выступили с политически ошибочными суждениями. Так, студентка IV курса медицинского института Русакова Лидия в споре со своими товарищами заявила:

«Председатель Совета министров берётся говорить о литературе и искусстве, сам не зная их. Свои личные мнения он пытается сделать законом для всех. В то же время, будучи человеком недалёким, ничего ценного предложить не может».

С неправильными суждениями выступили в этом споре студенты IV курса Ланков Юрий и Алексеева Нелли. Через партком мединститута с этими студентами проведены соответствующие воспитательные беседы.

В результате недостаточной разъяснительной работы среди студентов иногда отдельные лица из их числа высказывают резкое недовольство условиями материальной жизни. Так, 16 сентября с.г. на занятиях по иностранному языку студенты II-го курса нефтяного факультета политехнического института Колесников А.И. и Косин А.Н. высказали нездоровые суждения, что якобы у нас необъективно освещают условия жизни учащейся молодёжи на Западе, замалчивают затруднения в материальном обеспечении студентов в нашей стране. Колесников и Косин дошли до того, что стали призывать к организации демонстрации студентов с требованием предоставить всем общежитие и стипендии.

23 октября с.г. в туалетной комнате строительного института были обнаружены две надписи антисоветского содержания, возводящие клевету на одного из руководителей партии и правительства (фотокопии прилагаются) [в деле фотокопии отсутствуют – В.Е.].

Продолжает оставаться ненормальной обстановка в новом общежитии мединститута, где наблюдаются многочисленные случаи аморальных проявлений студентов, в то же время ряд студентов, проживающих в этом общежитии, допускают политически неправильные толкования в связи с временными затруднениями в обеспечении некоторыми продовольственными изделиями.

Так, в октябре месяце с.г. в комнате № 303 имел место случай, когда проживающие в ней студенты IV курса Борисов Александр, Девжеев Геннадий, Козлов Николай, Журавлёв Алексей и зашедший к ним Ланков Юрий устроили диспут, в ходе которого был допущен ряд неправильных суждений и оскорбительных выпадов в адрес одного из руководителей партии и правительства. Особенно резко высказывался Ланков, который заявил, что глава Советского Правительства якобы «не может заниматься хозяйством страны так, как следует, из-за этого страдает народ, который оставлен без хлеба».

В последнее время Управлением КГБ получен ряд сигналов о том, что в медицинском и политехническом институтах отдельные преподаватели не дают должных разъяснений студентам о причинах временных затруднений с некоторыми продовольственными товарами. В результате некоторые студенты эти вопросы понимают неправильно и допускают клеветнические высказывания.

Так, 22 октября на занятии по инфекционным болезням 36-ой группы VI курса мединститута студент Жданов В.Г. поднял вопрос о затруднениях с некоторыми хлебными изделиями. Он заявил, что «в газетах и по радио мы сообщаем о достигнутых успехах, на деле же не хватает даже хлеба. Это можно расценивать как обман народа. Виноваты руководители, которые имеющиеся запасы передают другим странам в виде помощи».

Жданова поддержали студенты Пискунов Е.И. и Рыбалко А.Я. Преподаватель Широбоков В.В. занял правильную позицию и разъяснил незрелость обобщений, допущенных студентами. Однако объяснения преподавателем причин временных затруднений носили довольно общий характер. Сам Широбоков позднее высказал такое мнение среди своих коллег-преподавателей, что чувствует себя недостаточно подготовленным для аргументации своих разъяснений конкретными фактами и цифрами, что со стороны партбюро института никакой работы в этом направлении не ведётся, во всех институтах преподавателям прочитали письмо ЦК КПСС по этим вопросам, и только в мединституте этого не сделали.

Аналогичные нарекания на отсутствие должной инструктивной работы среди преподавателей по вопросу о причинах временных затруднений с продовольственными и некоторыми промтоварами высказывает ряд преподавателей кафедр философии и истории КПСС политехнического института. Недостаточная разъяснительная работа преподавателей среди студенчества приводит к тому, что некоторые из них до сих пор недопонимают такие вопросы, как борьба с последствиями культа личности Сталина, германская проблема, оказание помощи Советским Союзом слаборазвитым странам и др. Только этим можно объяснить появление на одном из вечеров вопросов и ответов в общежитии строительного института анонимной записки, в которой автор ставит вопросы, говорящие сами за себя.

«Вопросы:

1. Почему в связи с кубинским вопросом, по радио и вообще, в печати сначала даже не говорили о том, что СССР завёз ракеты на Кубу. Когда поднялась шумиха, блокада Кубы, и то не сразу сообщили о них?

2. Зачем так рано назначили срок конца построения коммунизма? В это мало кто верит, только поддакивают вслух, а в душе на Союз только единицы верят?

3. Зачем так много запускают спутников, а Куйбышевская область мясо в полную меру не видит, и не только мясо.

4. Я думаю, сначала надо у себя жизнь создать лучше, чем в капиталистической стране Америке, в смысле на душу населения, и только этот пример будет самым лучшим доказательством и увеличением авторитета нашей страны для других колеблющихся стран. Слишком много у нас говорят об авторитете нашей страны, а ведь многие страны до сих пор с уважением глядят на капиталистическую Америку. Ведь большинство даже соц. стран отсиживаются за спиной СССР, а Советский Союз за всех грудью».

Среди студентов и сотрудников КуАИ имело хождение анонимное стихотворение «Евгению Евтушенко», размноженное сотрудницей института Светлановой Л.В., являющейся секретарем бюро ВЛКСМ сотрудников I и V факультетов. В этом пасквиле берётся под защиту культ личности Сталина, который якобы «…вывел нас к свету, к солнцу из горести тьмы».

(Копия прилагается)

Другим проявлением явно нездорового настроения явилось появление т.н. «Гимна троглодитов» (прилагается), своеобразного призыва к анархии против законов и моральных норм. «Гимн троглодитов» имел хождение среди студентов политехнического и института связи.

В вузах г. Куйбышева продолжают иметь место случаи, когда грубо нарушаются нормы сохранения гостайны и огнестрельного оружия. Особенно неблагополучно в этом вопросе обстоит дело в авиационном институте, где оказалось возможным бесконтрольное пользование в течение длительного времени совершенно секретным прибором, полученным сотрудниками института Родионовым В.Н. и Жарковым с одного из предприятий города, и не зарегистрированном, как того требует инструкция.

Студенты IV курса того же института Глущенков В.А. и Белоног В.И. изготовили «шпаргалки», в которых были сделаны выписки совершенно секретных данных. Грубое нарушение инструкции по сохранности государственной тайны могло повлечь за собой разглашение серьезных секретов о важных оборонных изделиях.

За короткое время администрация авиационного института была вынуждена наложить серьезные взыскания на ряд студентов V курса - Абрашкина, Старкова, Кебеца, Яковлева и других за нарушения порядка пользования секретными материалами.

Грубейшим нарушением инструкции по сохранении гостайны явился поступок студента IV курса электротехнического факультета политехнического института Матвеева Александра, который в январе м-це с.г. унёс домой с военной кафедры секретную топографическую карту.

В этом же институте нередки случаи нарушений правил обращения с взрывчатыми и сильнодействующими отравляющими веществами. 24 октября с.г. это привело к пожару в лаборатории неорганической химии, в результате чего ряд студентов получили ожоги 2-ой степени. В октябре месяце с.г. имел место другой случай, когда преподаватель этого института Семилейский А.З. вынес на улицу банку с серной кислотой и вылил её в канализационный колодец. В результате реакции от соединения кислоты с водой образовались пары, от которых он получил серьезный ожог лица.

На военной кафедре медицинского института допущен вопиющий случай халатности, когда лаборант Горбунов А.Л. в нарушение инструкции в апреле месяце с.г. выдал пистолет неизвестному лицу, не потребовав у него документа, удостоверявшего его личность и принадлежность к институту. Этот неизвестный с пистолетом скрылся.

Сообщается на Ваше рассмотрение.

Аналогичная справка нами направлена в Куйбышевский Горком КПСС.

Приложение: по тексту на 5 листах.

И.о. начальника Управления КГБ при СМ СССР по Куйбышевской области Игошин (подпись).

11 ноября 1963 года.

2/3-10295.

СОГАСПИ, Ф-8755, оп. 3, д. 17, л.л. 189-198.

 

***

Секретно.

Экз. № 1.

Куйбышевскому промышленному обкому КПСС (материалы к пленуму обкома).

Здесь.

Управление КГБ по Куйбышевской области располагает данными о том, что под влиянием буржуазной пропаганды отдельные лица допускают политически вредные, а порой антисоветские проявления. Однако некоторые коммунисты беспринципно относятся к таким фактам и не уделяют должного внимания коммунистическому воспитанию трудящихся, чтобы предотвращать перерастание политических заблуждений, идеологически вредных ошибок в антисоветские преступления.

Так, например, электрик 4 ГПЗ Бейник Н.А., 1938 года рождения, бывший инструктор Октябрьского РК ВЛКСМ, написал ряд клеветнических, антисоветских прокламаций и зачитал их члену КПСС Бакулину А.И., 1936 года рождения, мастеру цеха 4 ГПЗ, студенту 4 курса вечернего отделения политехнического института. Бакулин одобрил антисоветскую рукопись Бейника и принял участие в написании других идеологически вредных документов.

Пользуясь поддержкой члена партии Бакулина, Бейник стал на заводе зачитывать свои рукописи группе электриков цеха. Во время читки в комнату электриков зашел мастер Свинцицкий Михаил Мефодьевич, 1921 года рождения, член КПСС. Из прослушанного текста Свинцицкий понял, что рукопись, читаемая Бейником, носит антисоветский характер, но никак не реагировал, а только рассказал об этой другому сменному мастеру Саврасову Александру Сергеевичу, 1921 года рождения, члену партбюро цеха. Взяв у Бейника рукопись, Саврасов полностью ознакомился с ней, возвратил её обратно и предупредил Бейника, что за такую писанину ему «могут дать 15 лет».

Не встречая отпора от членов партии Бакулина, Свинцицкого и Саврасова, Бейник продолжал сочинить антисоветские прокламации и изыскивать возможности к их размножению и распространению. Учитывая недостаточную политическую зрелость Бейника, его молодость, материальное и семейное положение, Управление КГБ по согласованию с прокурором области приняло решение о проведении профилактики. В процессе профилактических бесед Бейник признал ошибочность и вредность своих действий. Вместе с тем выяснилось, что коммунист Бакулин принимал участие в изготовлении антисоветских рукописей, а члены партии Свинцицкий и Саврасов оказались беспринципными коммунистами и плохими воспитателями.

20 июня 1964 года в завком завода КАТЗК поступило по почте анонимное письмо с вложением поэмы антисоветского содержания. Заместитель председателя завкома т. Макаров И.М. передал это письмо зам. секретаря парткома завода т. Байдулину В.А., который ознакомил с антисоветской поэмой секретаря парткома т. Кургузова П.А., директора завода т. Алексеева В.Ф., пом. директора по кадрам т. Беспалова П.М. Уходя в отпуск, т. Байдулин в июле сего года передал эту поэму техническому секретарю парткома т. Суворовой П.Д., которая только 15 июля направила её в органы Госбезопасности.

8 октября 1963 года в цехе № 29 завода им. Масленникова в обеденный перерыв между начальником БТК цеха т. Жировым и рабочими Мещеряковым, Рузановым, Мокеевым и другими возник спор по поводу временных затруднений, связанных со снабжением населения хлебопродуктами. Рузанов и Мокеев допустили провокационные заявления в адрес Коммунистической партии Советского Союза. Присутствовавший при этом споре коммунист Гусаков не разъяснил ошибочность их суждений и фактически встал на их сторону.

Коммунист Курганов Борис Александрович - главный агроном Похвистневского производственного управления неправильно воспитывает своего сына Игоря, учащегося 10 класса, который занимается радиохулиганством в эфире под кличкой «Танцующий гангстер». Курганов ведёт себя высокомерно, в присутствии сына всячески оскорблял работника службы контроля радиопомех, посетившего его квартиру.

В ряде случаев со стороны коммунистов, являющихся свидетелями антисоветских проявлений, наблюдаются факты притупления остроты в вопросах политической бдительности. Так, 17 апреля и 2 мая с.г. на проспекте Металлургов были распространены листовки антисоветского содержания. Начальник отдела металлургического завода Тарковский, чл. КПСС, обнаружив 18 апреля в почтовом ящике своей квартиры антисоветскую листовку, сообщил об этом только 20 апреля. Аналогичную листовку читала зав. сектором учёта парткома металлургического завода Николаева, чл. КПСС, которая также сообщила о данном факте спустя 2 дня.

В апреле 1963 года в одном из цехов металлургического завода была обнаружена надпись антисоветского содержания. Нач. цеха Сидоров и бывший секретарь парторганизации цеха Недобой, хотя и знали об этом факте, но никому не сообщили. В конце 1963 года и в начале 1964 года в одном из цехов этого же завода учинялись антисоветские надписи, на которые никто из членов партии не обращал внимания.

Следует отметить и такие факты, когда некоторые коммунисты не только не придавали серьезного значения политически вредным проявлениям, происходившим в их присутствии, но иногда и сами допускали нездоровые, а порой и антисоветские проявления. Так, до недавнего времени в городе Сызрани существовал нелегальный «клуб» под названием «Тёртая редька». В нём принимали участие поэты, журналисты, инженеры и другие работники творческих организаций города. Собирались они на квартире у заведующей центральной библиотеки города Надь Л.Л., 1921 года рождения, члена КПСС, зам. секретаря первичной партийной организации, которая была провозглашена «президентом клуба». При создании «клуба» ставилась цель – весело проводить время. Однако с самого начала под влиянием бывшего журналиста газеты «Красный Октябрь» Райгородецкого деятельность так называемого «клуба» приняла политически вредное направление.

Надь, как коммунист, заместитель секретаря партийной организации не реагировала на политически вредные проявления Райгородецкого, а после его выезда из Сызрани взяла на себя его роль, продолжая пересказывать анекдоты клеветнического содержания на советскую действительность. Активные участники «клуба» Седов М.И., 1928 года рождения, член КПСС, секретарь партийной организации Стройбанка, руководитель литературного объединения города Сызрани и член КПСС Ульянов А.Н., 1937 года рождения, корреспондент газеты «Красное Приволжье», также отнеслись беспринципно к политически вредным проявлениям. В результате «клуб» «Тёртая редька» превратился в сборище обывателей, где, наряду с пересказыванием антисоветских анекдотов, с идеологически неверных позиций обсуждались вопросы литературы и искусства.

Надь, Седов и Ульянов в спорах по этим вопросам доказывали, что «социалистический реализм надоел», «идейность произведений советских поэтов набила оскомину». Они считали, что мероприятия, проводимые ЦК КПСС в области идеологии, приведут к застою в литературе, что абстракционизм отвергать полностью нельзя, т.к. это один из путей поисков нового в искусстве, и т.п. Учитывая, что дальнейшее существование «клуба» могло привести к более серьезным последствиям, по согласованию с партийными органами было принято решение провести с активными участниками этого «клуба» беседы воспитательного характера. После этого Сызранским горкомом КПСС проведено собрание творческой интеллигенции города (присутствовало 220 человек) с докладом «О повышении идейного уровня интеллигенции», на котором обсуждалось поведение Надь, Седова и Ульянова. Присутствующие резко осудили их политически вредное поведение.

В конце прошлого года токарь-карусельщик завода п/я 82 Березнин Н.И., 1928 года рождения, член КПСС, являясь членом литературного объединения при Дворце культуры Кировского района, на одном из заседаний литобъединения, в отсутствие руководителя, прочитал написанную им басню клеветнического содержания по адресу Первого секретаря ЦК КПСС. Присутствовавшие начинающие писатели и поэты в основном правильно реагировали на политически вредную выходку Березнина, однако нашлись незрелые в политической отношении лица, которые одобрили этот пасквиль. Березнин недостаточно политически подготовленный, как литератор слабый, написал эту басню, рассчитывая на успех в кругу слушателей, не отдавая себе отчёта в том, какой вред может принести такое «произведение». В отношении Березнина ограничились проведением воспитательной беседы.

Ассистент кафедры философии педагогического института Осипов Иван Николаевич, чл. КПСС, на семинарских занятиях по историческому материализму допускал элементы вульгаризации марксизма. 24 февраля с.г. он проводил семинар на II курсе литературного отделения по теме: «Общество будущего», в ходе которого допустил такое пояснение, «что, мол, имеется ввиду такое общество, когда Хрущёва не будет, и анекдоты сочинять будет не о ком». 20 февраля с.г. Осипов, проводя занятие на II курсе отделения истории по теме: «Объективные и субъективные законы общественной жизни» в качестве примера заявил студентам: «Субъективное положение - каждому хорошо бы быть сыном Хрущёва. Объективное положение - не каждый может быть сыном Хрущёва». На семинарских занятиях Осипов и в других случаях допускал политически невыдержанные трактовки отдельных вопросов.

В октябре 1963 года сверловщик цеха № 1 Сызранского завода тяжелого машиностроения Кузин В.С., 1933 года рождения, член КПСС, находясь в нетрезвом состоянии в помещении охраны завода, высказывал в присутствии ряда лиц резкие клеветнические измышления по адресу Первого секретаря ЦК КПСС, а также в отношении экономического положения трудящихся в СССР. Как выяснилось, Кузин систематически слушал радиопередачи «Голоса Америки», и в силу этих причин у него сложились отрицательные взгляды на политику, проводимую партией и Советским правительством. В беседе Кузин заявил, что он не согласен с решениями XX и ХХII съездов КПСС по вопросу культа личности Сталина, и высказывал свою убежденность якобы в ошибочности ряда мероприятий, проводимых ЦК КПСС и Советским правительством в деле коммунистического строительства в нашей стране. В ходе профилактической беседы Кузину было указано на ошибочность и вредность его политических высказываний, после чего он дал обещание больше этого не допускать.

17 мая 1964 года коммунист Шмелёв И.С., следуя в электропоезде, среди пассажиров допускал нездоровые высказывания, в которых возводил клевету на одного из руководителей КПСС и Советского правительства. На справедливое замечание гр-ки Гридневой Шмелёв обругал её нецензурной бранью и заявил, что его взгляды разделяет весь народ.

Бригадир поезда № 95 Баландин Борис Иванович, член КПСС, 25 января 1964 года включил поездную радиоаппаратуру на приём антисоветских передач на русском языке «Голоса Америки». Трансляцию он прекратил только по требованию пассажиров, ехавших в этом поезде. Поведение Баландина было обсуждено на собрании партийной организации резерва проводников. Все коммунисты критически оценили поступок Баландина.

Коммунист Шур Генрих Васильевич, инженер объединения «Куйбышевнефть», и Вульфсон Натан Моисеевич - начальник теплоинспекции Управления тепловых сетей, б/п, в апреле 1964 года распространяли среди своего окружения вредную литературу, изданную за границей.

В марте с.г. Управлением КГБ профилактирован работник завода п/я 78 Корачков, 1929 года рождения, член КПСС, который под влиянием антисоветских передач радиостанции «Голос Америки» клеветал на советскую действительность, делал политически вредные заявления по вопросам разногласий между КПСС и КПК, допускал террористические угрозы в адрес одного из руководителей КПСС и Советского правительства.

В июне 1963 года за отрыв от партии и нездоровые высказывания был исключён из членов КПСС Старостин Ф.А., токарь цеха № 38 организации п/я 32. Несмотря на это, он продолжал допускать клеветнические выпады в адрес руководителей местных и центральных партийных и государственных органов, и восхвалял культ личности Сталина. Только после профилактики в органах КГБ он прекратил нездоровые высказывания.

За антисоветские проявления в июне 1963 года Управлением КГБ был профилактирован нормировщик цеха № 45 завода «Прогресс» Дербенёв А.И., 1924 года рождения, исключённый впоследствии из членов КПСС.

Формовщик машиностроительного завода, член КПСС Паршин С.С. распространял клеветнические измышления на материальное положение трудящихся в СССР, и в присутствии коммунистов цеха Лавренова, Ерёмина заявлял, что переход к новой системе оплаты труда есть наступление на жизненный уровень рабочих, и призывал браться за оружие (Паршин в марте с.г. профилактирован).

Политически вредные проступки некоторые лица допускают из-за непродуманных действий администрации и плохо поставленной разъяснительной и воспитательной работы. Так, 5 и 6 августа 1964 года на Куйбышевском металлообрабатывающем заводе в связи с упорядочением зарплаты и переходом со сдельной оплаты труда на сдельно-премиальную имел место отказ от работы группы рабочих кроватного цеха. Этот случай произошел в результате плохой подготовки данного мероприятия администрацией завода и отсутствия должной разъяснительной работы среди рабочих.

О Факте отказа группы рабочих от работы начальник отдела труда и зарплаты завода т. Свириденко поставил в известность начальника отдела труда и зарплаты Управления общего машиностроения Средне-Волжского совнархоза тов. Поминова И.В., с ведома которого проводился пересмотр норм на заводе. Однако, т. Поминов должных мер не принял, и на завод не приехал. Поскольку администрация завода не смогла дать рабочим должных разъяснений по вопросам организации труда и не удовлетворила их просьбу о вызове представителя совнархоза для соответствующего разъяснения, 6 августа отказались от работы рабочие других участков цеха, в том числе коммунисты Андронов, Орлов, Марахтанов, Епанишников и Пальгунов.

В феврале с.г., в связи с проведением мероприятий по упорядочению выплаты стипендии студентам в Куйбышевском сельхозинституте имели место нездоровые проявления. Они явились следствием слабой разъяснительной работы среди студентов со стороны администрации института, и, в частности, декана зоологического факультета Меняева Г.И. В результате 70 студентов 4 курса зоологического факультета в знак протеста в течение дня не выходили на лекции. И только после проведённых собраний студентов всех факультетов, где были разъяснены все эти вопросы, в институте возобновились нормальные занятия.

На заводе «Строммашина» 5 сентября 1963 года группа токарей, в том числе коммунист Сычёв Н.А., отказались от работы в связи с задержкой в выплате им денег по дополнительным нарядам. Несмотря на заверения администрации цеха и завода в том, что деньги им будут выплачены, тов. Сычёв в числе других рабочих не вышел на работу и 6 сентября 1963 года.

В марте 1963 года приказом нач. Куйбышевской ж.д. были введены без предварительной проверки пробежные нормы для локомотивных бригад на участке Кинель-Октябрьск. Это мероприятие могло повлечь за собой снижение заработка у машинистов. В связи с этим отдельные лица стали высказывать недовольство, а машинист депо Кинель Шерунов А.Г. заявил: «Надо всем не выйти на работу, а кто выйдет, то я лично встану и буду стрелять в каждого». Помощник машиниста Петров, призывая к невыходу на работу, сказал: «…в газетах пишут, что в других странах рабочие бастуют, а мы что, не можем?» Вскоре руководство дороги, убедившись, что это мероприятие никакого экономического эффекта не даёт, отменило свой приказ.

В феврале-марте 1963 года имели место нездоровые проявления и недовольство со стороны отдельных рабочих локомотивного депо Куйбышев, вызванные несвоевременной выплатой и некоторым снижением зарплаты. В депо ст. Куйбышев в феврале м-це 1963 года 150 рабочим была задержана зарплата на 3 дня, а коллектив цеха подъёмки вообще не получил премиальных. Лишение премиальных произошло по причине того, что работники цеха подъёмки в феврале м-це по указанию Куйбышевского отделения дороги вынуждены были большую часть времени затрачивать на межпоездной ремонт кинельских электровозов, за который, в отличие от подъёмочного ремонта, премиальных не выдают. Снижение заработной платы рабочим в феврале произошло и в цехе промывки.

Для выплаты зарплаты в феврале в депо Куйбышев не хватало фонда в сумме 42,5 тыс. рублей. Перерасход средств в депо допущен по причине передержки вспомогательных локомотивов, наличия большего, чем это предусмотрено, штата; перерасхода положенного количества сверхурочных часов, и по другим причинам организационного порядка. В результате этих непродуманных действий администрации в феврале 1963 года в районе вокзала станции Кинель появились листовки с призывом к рабочим вести борьбу за повышение заработной платы.

Во втором квартале 1963 года на 9 ГПЗ в порядке механизации производства были установлены стеллажи-загружатели на ряде кузнечно-ковочных машинах в кузнечном цехе. Примененное усовершенствование позволило увеличить норму выработки и несколько снизить расценки. Однако руководство кузнечного цеха к пересмотру норм подошло шаблонно, расценки были снижены и бригадам, работающим на машинах №№ 6/5 и 6/4, где стеллажи для загрузки не были установлены, что вызвало недовольство среди рабочих.

На Сызранском заводе железобетонных изделий 10 января с.г. бригада рабочих в количестве 38 человек в течение двух смен не приступала к работе. Основной причиной, побудившей рабочих к коллективному отказу от работы, явилось резкое уменьшение зарплаты, но причине поступления на завод некачественного цемента, в связи с чем на изготовление изделий затрачивалось времени больше, чем положено по нормам, которые своевременно администрацией не были пересмотрены. Директор завода т. Пиганов и начальник цеха т. Зимин знали, что бригада с утра 10 января не приступила к работе, но должных мер к разъяснению и наведению порядка не приняли.

В феврале с.г. на Сызранском сланцеперерабатывающем заводе при введении новых тарифных условий оплаты труда, секретарь партийной организации завода т. Митрошин (он же начальник отдела снабжения) вместо разъяснения рабочим новых условий оплаты занял неблаговидную роль и стал поддерживать группу лиц, высказывавших недовольство по этому вопросу. 26 февраля т. Митрошин директору завода заявил: «С перетарификацией наделали столько шума, что рабочие скоро пойдут с чёрными знамёнами». Группа рабочих-газосварщиков при активном участии члена партбюро и зам. председателя завкома профсоюза т. Любиченко М.И. написала коллективную жалобу в ЦК КПСС, в ВЦСПС, в комитет партгосконтроля при ЦК КПСС, в Госкомитет по труду и зарплате при СМ СССР, в редакцию газеты «Известия» и в журнал «Крокодил». Жалоба была отпечатана в нескольких экземплярах, для ознакомления передавалась из рук в руки рабочим по сменам, и под ней подписалось 35 человек.

Допускались нарушения порядка пересмотра норм и упорядочения зарплаты администрацией 8-го грузового автохозяйства облавтоуправления Министерства автомобильного транспорта и шоссейных дорог РСФСР. Так, 16 января с.г. без согласования с партийной и профсоюзной организациями администрацией издан приказ о снижении времени на простои автомашин контейнерного парка в 12 предприятиях, где, согласно договорам, погрузо-разгрузочные работы должны быть механизированы. В действительности оказалось, что в 7 и 12 указанных предприятиях погрузка и выгрузка ведётся вручную. Это вызвало недовольство среди водителей автомашин контейнерного парка. Нормы и расценки в контейнерном парке, несмотря на просьбы шоферов, длительное время не вывешивались для постоянного пользования.

В автохозяйстве имели место факты неправильного начисления зарплаты. В апреле с.г. шоферу Поварову В.Ф. начислено на 39 рублей меньше заработанного. Допущенная ошибка была исправлена только по ходатайству Поварова через 7 дней. Нормы расхода бензина не упорядочены, некоторые водители платили за перерасход горючего по 5-7 рублей в квартал. В результате отсутствия должной разъяснительной работы около 50 шоферов 8-го автохозяйства 13 мая 1964 года более часа не работали, требуя наведения порядка в организации труда и заработной платы.

На заводе п/я 211 в 1963 году в течение 3-х кварталов 1963 года не выполнялся план по снижению трудоёмкости изготовления изделий в цехе № 14. Непродуманный пересмотр норм выработки в 4-м квартале привел к резкому снижению заработной платы некоторых категорий рабочих и к их недовольству. Начальник цеха коммунист т. Черников и секретарь парторганизации т. Стеклов не провели нужной разъяснительной работы и не приняли своевременных мер к исправлению допущенных ошибок. Этим воспользовались недобросовестные элементы, такие, как Нестеренко и Нетяев, и склонили группу рабочих коллективно отказаться 14 декабря 1963 г. от работы.

На машиностроительном заводе в цехе № 7 наблюдались случаи систематических простоев рабочих в связи с несвоевременным обеспечением их необходимыми материалами. Группа рабочих в количестве 50 человек вынуждена была 21 февраля 1964 года обратиться в отдел труда и зарплаты завода с просьбой обеспечить их работой. Когда им было разъяснено, что по данному вопросу нужно обращаться к руководству цеха, рабочие, дополняя друг друга заявили: «Мастера не хотят с ними об этом разговаривать, а Кретинин (зам. начальника цеха, член КПСС) только кричит на нас». В этом же цехе, в группе мастера Соловьёва, из-за низких заработков за март м-ц 1 апреля с.г. три слесаря - Гриднев, Колпаков и Шулев целый день не приступали к работе. Утром 2 апреля с.г. группа мастера т. Соловьёва в количестве 10 человек, не приступая к работе, обратилась к нач. цеха № 7 тов. Федоренко для выяснения вопроса о выплате зарплаты за март месяц, и только после разъяснения рабочие начали работать.

В июне 1964 года проявились недовольства рабочих цеха № 26 в организации п/я 32, где администрация не реагировала на просьбы трудящихся об улучшении условий труда. В результате опылитель Князев в сменном журнале учинил надпись с призывом к отказу от работы.

Бездеятельность администрации на заводе «Электрощит» привела к тому, что рабочие этого завода Бушин Г.И. и Буянов Н.М., напившись пьяными, проникли в ночь с 22 на 23 января 1964 года на территорию завода, и из хулиганских побуждений вывели из строя 13 станков, порвали и разбросали техническую документацию, разбили и привели в хаотическое состояние кладовую инструмента и готовых деталей. Это преступление стало возможным по причине крайне плохой охраны завода и отсутствия элементарного порядка в организации этой службы.

Нездоровые проявления имели место, в связи с некоторыми общими затруднениями в снабжении продовольствием. Так, в ноябре 1963 года, в апреле и мае 1964 года было распространено более 200 листовок, изготовленных с помощью клише, с враждебными выпадами против одного из руководителей КПСС и Советского правительства. В конце 1963 года комсомольцы организации п/я 117 Петров и Тяжелов распространили две листовки клеветнического содержания за подписью «Российский комитет общественного спасения». В сентябре 1963 года наладчик цеха № 17 п/я 32 Дунаев направил анонимное письмо в Московское радио, в котором допустил клевету на внутреннюю и внешнюю политику Советского правительства. В марте 1964 года Кузнецова Н.М., домохозяйка, в адрес одного из руководителей КПСС и Советского правительства направила анонимное письмо с резкими оскорбительными выпадами. Два анонимных письма с клеветой на одного из руководителей КПСС направил пенсионер Брюнин И.И. в редакцию Сызранской районной газеты «Красное Поволжье». Слесарь завода п/я 76 Юнин В.Г. направил в адрес Совета Министров СССР анонимное письмо клеветнического содержания в отношении одного из руководителей КПСС.

В ноябре 1963 года в промышленный обком КПСС было направлено анонимное письмо, в котором якобы от имени рабочих Сызранского завода тяжёлого машиностроения в клеветнической форме искажалась советская действительность, оскорблялся один из руководителей ЦК КПСС и Советского правительства, допускалась угроза организацией забастовки, если не будет упорядочен в области вопрос с хлебопродуктами. Автором этого письма оказалась Матвеева А.И., 1918 года рождения, беспартийная, кассир Объединенного постройкома треста № 4 города Сызрани. Её муж - Матвеев Н.К., член КПСС, депутат Сызранского городского Совета депутатов трудящихся, являлся заведующим горфинотделом.

2 июня с.г. из промышленного обкома КПСС поступило для розыска автора письмо клеветнического содержания, направленное в обком местной почтой якобы из авиационного института за подписью А.И. Петровой. Как установлено нами, автором этого письма оказалась студентка железнодорожного медучилища Шиндина В.Т., 1940 года рождения, член ВЛКСМ. В письме ШИНДИНА писала о том, что в Куйбышеве действует организация, которая якобы предпринимает попытки провести в городе демонстрацию протеста, и высказывала угрозу расправиться с местными партийными руководителями. Она также допускала клеветнические выпады на советскую действительность. В ходе проверки Шиндиной и её связей данных о существовании в городе организации и другие факты, изложенные ею в письме, не подтвердились. Во время профилактической беседы Шиндина рассказала, что поводом для написания письма было её тяжелое материальное положение, а также недостатки в снабжении населения продовольственными товарами и высокими ценами на рынках. «Факты», изложенные в письме, ею были выдуманы для того, чтобы на них обратили серьёзное внимание партийные н советские органы области. Шиндина осознала неправильность своего поведения и обещала никогда не допускать в дальнейшем подобных действий.

На почве неудовлетворенности жилищными условиями в октябре 1963 года в редакцию газеты «Волжская Коммуна» направил анонимное письмо Карташёв А.В., слесарь домоуправления 4 ГПЗ, в котором он выступает с клеветническими измышлениями на советскую действительность, пытается опорочить политику КПСС и высказывает враждебные выпады в адрес коммунистов. 14 августа 1964 года во время профилактической беседы в УКГВ Карташёв заявил, что поводом к написанию такого резкого документа послужили трудные жилищные условия (он болен туберкулезом, живет с семьей 4 человека в комнате 16 кв. м.) и служебные злоупотребления со стороны начальника цеха т. Колпакова М.П., который использовал рабочих в личных целях, как-то: по изготовлению кормушки для рыбной ловли, тележки для перевозки лодки и т.п.

На почве тяжелых жилищных условий нездоровые высказывания антисоветского характера допускала Киловчук А.А.-- работница сберкассы Советского района. В ноябре 1963 года и январе 1964 года, также в связи с тяжёлыми жилищными условиями, повар детских яслей № 61 Кировского района г. Куйбышева Николенко М.П. направила два анонимных документа за вымышленными фамилиями в адреса: Министерство Обороны и Государственный комитет по радиовещанию и телевидению, с клеветническими измышлениями и оскорблениями в отношении одного из руководителей КПСС и Советского правительства. По месту работы Николенко характеризовалась положительно, принимала участие в общественной жизни коллектива, до 1964 года являлась членов месткома, к общественным поручениям относилась с желанием и пользовалась авторитетом среди сотрудников. Каких-либо нездоровых суждений среди окружения не допускала.

Политически вредные, а порой антисоветские проявления во многих случаях допускались несознательными элементе-попавшими под влияние буржуазной пропаганды. Например, студент Куйбышевского электротехнического института связи Лисогор В.К., 1940 года рождения, член ВЛКСМ, в результате систематического прослушивания антисоветских передач зарубежных радиостанций стал преклоняться перед западным образом жизни, заразился стиляжничеством, увлекся безыдейной западной литературой и музыкой. Оказавшись жертвой буржуазной пропаганды, Лисогор встал на путь пьянства и морального разложения, посещал рестораны, одевался «под иностранца», держался высокомерно. За нарушение общественного порядка неоднократно задерживался органами милиции и дружинниками. Идейное падение привело Лисогора к тому, что он среди своего окружения стал допускать клевету на политику КПСС и Советского правительства, рассказывать антисоветские анекдоты, заявлял, что он «хотел бы уехать в Америку, чтобы написать «правду» о советской действительности».

В конце марта с.г. с Лисогором была проведена профилактическая беседа, в которой принял участие редактор газеты «Волжский комсомолец». После чего поведение Лисогора было вынесено на обсуждение общественности института. Комсомольцы института дали решительный отпор клеветнику и бездельнику, исключив его из своих рядов. В газете «Волжский комсомолец» по нашим материалам помещена статья под названием «Пустоцвет», где осуждено поведение Лисогора и ему подобных лиц.

Житель города Чапаевска Леонидов Г.В., 1945 года рождения, беспартийный, временно не работающий, в апреле с.г. произвел ряд надписей антисоветского содержания на книгах, взятых из городской библиотеки. На одной из книг он допустил злобный выпад в адрес одного из руководителей КПСС и Советского правительства, а также клеветнические измышления на существующий в СССР государственный строй. В числе его записей были призывы к читателям слушать заграничные передачи радиостанций «Свобода» и «Немецкая волна», которые якобы передают «правду» о советской действительности. Как выяснилось, нездоровые взгляды у Леонидова сложились под воздействием антисоветских передач зарубежной радиостанции «Свобода», которые он слушал систематически. Учитывая, что Леонидов является политически незрелым человеком, с ним была проведена беседа воспитательного характера.

Аналогичная работа проведена с другим кителем Чапаевска Таркаевым Ю.П., 1943 года рождения, беспартийным. Таркаев, чрезмерно увлекаясь западной джазовой музыкой, систематически занимался прослушиванием заграничных радиопередач, производил записи на магнитофонные плёнки зарубежной низкопробной джазовой музыки, проигрывал их среди своих знакомых и продавал магнитофонные кассеты с такими записями. Кроме того, Таркаев, имея специальное приспособление, изготавливал на рентгеновских плёнках самодельные грампластинки с такой же музыкой и продавал их. Таркаев и его близкие знакомые Шукшин Евгений, 1946 года рождения, и Коноплёв Вячеслав, 1945 года рождения, употребляли спиртные напитки, курили анашу. Своей внешности старались придать «крикливый» вид, красили волосы, брови и ресницы, подводили усы, в нетрезвом состоянии дико кричали на улицах города. Никто из них общественно-полезным трудом не занимался.

Выяснилось, что отец Таркаева мало уделял внимания воспитанию сына, последний совсем не читал газет и художественной литературы, не интересовался международной и внутренней жизнью страны, по радио слушал только музыкальные передачи заграничных радиостанций. После профилактики в местной газете «Чапаевский рабочий» в отношении Таркаева была опубликована статья «С чужого голоса». Учитывая, что отец Таркаева является членом КПСС, эта статья обсуждалась на открытом партийном собрании по месту его работы.

Немалую роль в проведении идеологической диверсии противник отводит личным контактам иностранцев с советскими гражданами. Б этих целях активно используются сотрудники посольств и других официальных представительств в Советском Союзе, туристы, специалисты, коммерсанты, члены различных делегации. Умение пропагандировать «американский образ жизни» государственные деятели США считают одним из важных условий направления того или иного лица в поездку в социалистические страны.

Управлением КГБ в последнее время проведен ряд мероприятий по пресечению нежелательных контактов молодёжи с иностранцами. В городе Куйбышеве до апреля с.г. проживала Бердникова Н.Л., 1938 года рождения. Окончив профессионально-техническую школу, она по своей специальности работать не стала, увлеклась праздным образом жизни. Начиная с I960 года, в летний период выезжала в Москву, Ленинград, на южные курорты, где искала иностранцев, посещала с ними рестораны, вступала в сожительство в целях наживы. Под влиянием иностранцев Бердникова разложилась морально и духовно, стала смотреть на советскую действительность глазами иностранцев, враждебно относящихся к нашей стране, допускать клевету на политику КПСС и Советского правительства.

В результате некритического отношения к рассказам иностранцев о жизни в капиталистических странах Бердникова стала преклоняться перед образом жизни Запада и высказывать изменнические намерения. Чтобы сбежать в какую-нибудь капиталистическую страну, она предпринимала попытки устроиться за пароход, выходящий в загранплавание. В 1962 году с Бердниковой проводилась воспитательная работа путём личных бесед, и через общественность, в газете «Волжская Коммуна» о ней помещалась статья «Жанна - мексиканка из Курумоча», однако из всего этого Бердникова правильных выводов не сделала и своё поведение не изменила. Несмотря на предупреждения, оказание ей помощи в трудоустройстве, она не встала на путь честной трудовой жизни. В конце апреля с.г. на основании Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 мая 1961 года Бердникова из Куйбышева выселена в Читинскую область как тунеядка сроком на 3 года. По материалам на Бердникову Куйбышевской студией телевидения 30 мая сделана передача под названием «Жизнь, разменянная на медяки».

В том же месяце выселен из города другой тунеядец – Фельдман А.Я., 1940 года рождения. После окончания средней школы Фельдман пытался учиться в трёх институтах, но отовсюду исключался за непосещаемость. Систематически не работал, увлекся перекупкой и продажей заграничных вещей, устанавливал связи с иностранцами, посещал с ними рестораны, выпрашивал иностранные вещи. Разложившись морально и подпав под влияние буржуазной пропаганды, он также стал высказывать изменнические настроения, вести антиобщественный, паразитический образ жизни. На неоднократные предупреждения о недопустимости подобного образа жизни не реагировал. Мать его - Фельдман В.Я., бухгалтер кафе «Берёзка», потворствовала сыну. Даже когда народный суд Самарского района рассматривал дело Фельдман, она представила суду фиктивную выписку из приказа по ресторану «Волга», где якобы он числится на работе. По материалам на Фельдмана в газете «Волжский комсомолец» в апреле с.г. помещена статья под названием «Один финиш одного тунеядца».

Характерным в этом отношении является также поведение студента I курса исторического факультета Куйбышевского педагогического института Вольфсона М.Я., 1939 года рождения, члена ВЛКСМ, проживающего в городе Новокуйбышевске. Вольфсон систематически встречался с западногерманскими специалистами, работавшими на строительстве производства полиэтилена в г. Новокуйбышевске. Эти встречи проходили на квартире электромонтёра завода, члена КПСС Хиркунова И.И., 1939 года рождения, причём сопровождались они распитием спиртных напитков, приглашением значительного числа советских граждан, в том числе женщин лёгкого поведения. Такая обстановка, где господствовали аполитичность я легкомыслие, оказались питательной почвой для Вольфсона, который встал на путь огульного охаивания советской действительности, восхваления условий жизни в капиталистических странах, клеветнических высказываний в адрес Коммунистической партии и её руководителей.

Проверка Вольфсона и проведенная с ним беседа показали, что он политически незрелый человек. Являясь студентом историко-филологического факультета, поверхностно разбирается в происходящих событиях, в элементарных вопросах внутренней и международной жизни. Учитывая, что политически вредные проявления Вольфсона наносили объективный вред, материалы о его недостойном поведении были переданы в партбюро педагогического института, которое организовало его профилактику. Поведение Вольфсона в мае с.г. обсуждалось на комсомольском собрании курса и комитете комсомола института. Следует отметить принципиальность, зрелость и остроту, с которой прошло его обсуждение. Все присутствовавшие единодушно решили исключить Вольфсона из комсомола и института. Вместе с тем комсомольская организация осудила и тех комсомольцев, которые, зная о недостойном поведении Вольфсона, не давали ему должного отпора, а иногда сами разделяли некоторые его взгляды. По материалам на Вольфсона в газете «Волжская Коммуна» была помещена статья «Лицо злопыхателя». Эта статья была вывешена в других институтах и общежитиях и сыграла положительную роль в деле предупреждения нездоровых проявлений среди молодежи.

В июне с.г. был профилактирован член КПСС Хиркунов И.И., 1939 года рождения, слесарь Новокуйбышевского завода синтетического спирта. Как отмечалось выше, последний являлся инициатором вечеров, кутежей, знакомств русских женщин с западногерманскими специалистами. Будучи морально разложившимся человеком, Хиркунов превратил свою квартиру в место интимных встреч немцев с русскими женщинами, сборищ морально разложившихся людей. Наряду с профилактикой Хиркунова были проведены беседы с другими лицами, вступившим в контакт с иностранцами: директором магазина № 49 Чернощёковой Евгенией, 1936 года рождения, членом ВЛКСМ; слесарем цеха № 27 Новокуйбышевского нефтеперерабатывающего завода Еждик Евгением, 1941 года рождения, членом ВЛКСМ; бухгалтером Новокуйбышевского универмага Вашуриной Мариной, 1937 года рождения, членом ВЛКСМ; продавцом универмага Кузнецовой Людмилой, 1939 года рождения, членом ВЛКСМ, и другими.

Вместе с тем были профилактированы лица, не имевшие контакта с немцами, но принимавшие участие в кутежах, организованных на квартире Хиркунова - директор Новокуйбышевского индустриального техникума Круглов Н.П., 1929 года рождения, член КПСС, и зам. начальника ж.д. станции Новокуйбышевск Быстрицкий И.В., 1933 года рождения, член КПСС. О проведенной профилактике Хиркунова и его знакомых был информирован Новокуйбышевский горком КПСС.

Как показывает практика, буржуазная пропаганда проникает и в среду школьников, в результате чего отдельные из них при определенных условиях подпадают под её влияние и допускают политически вредные проступки. Какое вредное влияние оказывают на нашу молодёжь кино, журналы капиталистических стран, можно видеть на следующем примере. Ученик 9 класса средней школы № 2 гор. Чапаевска Тюлюсов Валерий, 1948 года рождения, выполняя дома сочинение на тему «К 60-летию РСДРП», допустил в нём антисоветские и клеветнические выпады в адрес Советского правительства и внешней политики нашего государства. Как выяснилось, воспитанию Валерия родители уделяли мало внимания, в результате чего в школе он учился плохо, занимался мелким воровством, вёл аморальный образ жизни. Тюлюсов высказывал намерение поступить на учебу в Духовную семинарию, мотивируя это желание тем, что по окончании её сможет легко и много зарабатывать денег. В беседе с директором школы он заявил: «В детстве в разных журналах я смотрел карикатурные картинки на американцев. Я думал, что они плохие люди, и ненавидел их. Когда же я стал слушать радиопередачи «Голоса Америки», смотреть иностранные журналы и американские кинокартины, мои взгляды на американцев изменились, я полюбил их, и мне стал нравиться их образ жизни. С прошлого года я стал больше любить американцев, чем русских». Оказавшись под влиянием буржуазной пропаганды, Тюлюсов решил бежать за границу. Для этого он выехал в Одессу и пытался пробраться на иностранный пароход, но сбежать ему не удалось. С Тюлюсовым проведена воспитательная работа.

Особый интерес разведки противника и реакционные организации проявляют к творческой интеллигенции, к отдельным её представителям (прежде всего проявляющим идейное колебание в своём творчестве) и пытаются оказывать на них враждебное влияние. Зарубежная антисоветская организация НТО сфабриковала ряд литературных журналов и стала рассылать их в адреса советских граждан, которые передали их в Управление КГБ. Эти журналы выдаются за подпольные, якобы написанные нашими писателями и поэтами, стоящими в «оппозиции», переправленные за границу и там изданные. Авторы этих фальшивок приложили немало труда, чтобы оклеветать КПСС, исказить советскую действительность в расчете на то, чтобы толкнуть отдельных неустойчивых советских граждан на путь борьбы с советской властью.

Иностранные разведки и реакционные религиозные центры за рубежом отводят также серьезное место в плане осуществления идеологической диверсии через антисоветские элементы из числа церковников и сектантов, и их усилия не проходят бесследно. Под влиянием реакционной религиозной идеологии отдельные верующие становятся на путь антиобщественной, а порой и враждебной деятельности.

В городе Сызрани в течение ряда лет существовала группа сектантов-иеговистов. В последние годы принималось ряд мер по пресечению враждебной и антиобщественной деятельности этой группы, некоторые из них (Тютюмова, Жирова, Колчина) привлечены к уголовной ответственности. В результате принятых мер деятельность указанной сектантской группы была парализована, участники группы прекратили свои сборища и вербовку новых лиц, а некоторые из них (Козлова, отец и дочь Самойловы и другие) отошли от секты и выступили с осуждением вредной, реакционной деятельности иеговистов.

Однако, возвратившись в 1963 году из заключения, активные сектанты Жирова, Колчина, Тютюмова предприняли попытки возобновить деятельность сектантов. Иеговистские проповедники пытались привить своим сторонникам чуждые нашему обществу нравы и обычаи, отрывали их от общественной и политической жизни страны, распространяли среди них иеговистскую литературу (журналы «Башня стражи», издающиеся в Бруклине, США), а в отдельных случаях обрабатывали их в антисоветском духе. Участники группы пытались проводить также вербовочную работу по вовлечению в секту новых лиц, однако принятыми мерами эти лица были своевременно ограждены от вредного влияния сектантов-иеговистов.

В целях пресечения их антиобщественной деятельности в конце марта в клубе поселка Кашпиррудник проведено собрание общественности, на котором присутствовали активные сектанты-иеговисты. Деятельность сектантов была резко осуждена присутствующими. Убедительно выступил бывший сектант пенсионер Самойлов, который рассказал, как иеговисты втянули в свои сети двух его дочерей, одна из которых под влиянием религиозного дурмана сошла с ума, а другая встала на преступный путь. Собрание общественности единогласно приняло постановление, осуждающее антиобщественное поведение сектантов, и предупредило их, что если они не прекратят незаконной деятельности, то к ним будет применен Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 мая 1961 года о выселении.

В последнее время участились случаи засылки в Советский Союз, и, в частности, в Куйбышевскую область из заграницы брошюр, листовок религиозного содержания, пропитанных ядом антикоммунизма. Такая литература направлялась в адреса работников водного транспорта, председателей колхозов и других лиц, которые передали их в Управление КГБ. И в данном случае преследуется та же цель - оказать на наших людей тлетворное влияние реакционной пропаганды, толкнуть их на путь антиобщественной деятельности, на путь борьбы с Советской властью.

В контакты с иностранцами иногда вступают и работники режимных предприятий, в результате возможна утечка секретных данных к противнику и нанесение значительного ущерба интересам обороны нашей страны. Установление личных контактов с иностранцами допускали работники заводов «Прогресс», машиностроительного, организаций п/я 32, 81 и др. Сослуживцы таких лиц знали об их связи с иностранцами, но не придавали этому вопросу должного значения, а партийные и комсомольские организации своевременно не реагировали.

Приведенные примеры свидетельствуют, что идеологическая диверсия империалистических разведок и буржуазных пропагандистских центров наносит громадный ущерб Советскому государству, поэтому необходимо, чтобы каждый коммунист давал должный отпор всяким враждебным проявлениям и являлся активным проводником линии партии в деле воспитания советских людей в коммунистическом духе.

Начальник управления КГБ Куйбышевской области И. Кинаров (подпись).

31 августа 1964 года.

№ 2/1-9252.

СОГАСПИ, Ф-8755, оп.3, д. 52, л.л. 74-96.


Просмотров: 172


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара