При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Бунт к 100-летию вождя. 1970 год

Международные события года

21 февраля 1970 года в субботу в окрестностях Цюриха (Швейцария) в результате террористического акта произошла авиационная катастрофа авиалайнера Convair CV-990-30A-6 швейцарской авиакомпании Swissairrude. Самолёт выполнял пассажирский рейс в Тель-Авив (Израиль), однако через несколько минут пилот сообщил о разгерметизации салона и возврате в аэропорт. Но при этом почти сразу на борту возник пожар, в результате которого лайнер потерял управление, а затем упал в лес близ Вюренлингена, в 24 км от Цюрихского аэропорта. Врезавшись в землю на высокой скорости, машина взорвалась и почти мгновенно разрушилась на мельчайшие фрагменты. Взрыв был даже зафиксирован сейсмографами в институте Цюриха. Все 47 человек на борту мгновенно погибли. На тот момент это была крупнейшая катастрофа самолёта CV-990. Как позже установило следствие, причиной разгерметизации салона самолёта и возникшего пожара стал взрыв бомбы, изготовленной палестинскими террористами. А тот факт, что взрыв произошёл на борту швейцарского лайнера, оказался случайностью. Бомбу замаскировали под посылку, и она должна была отправиться в Тель-Авив на борту самолёта израильской авиакомпании, чтобы потом взорваться в воздухе. Однако рейс израильского самолёта задерживался, и почтовая служба переоформила посылку на швейцарский лайнер, вылетавший в тот же город. В итоге федеральный суд Швейцарии пришёл к заключению, что он не может точно назвать ни организаторов, ни исполнителей теракта.

 

18 марта 1970 года в Камбодже в отсутствие главы государства – принца Нородома Сианука, который в это время находился в Китае, правыми силами из числа военных при поддержке США был совершён государственный переворот. Королевский совет и Национальное собрание заявили об отстранении Сианука от власти, а страну возглавил бывший премьер-министр генерал Лон Нол. Свергнутый Сианук 23 марта выступил из Пекина с радиообращением к нации, в котором заявил о роспуске парламента и правительства Лон Нола, а также призвал граждан Камбоджи начать восстание против нового режима. Массовые демонстрации с требованием вернуть Сианука прошли в провинциях Кампонгтям, Такео и Кампот. Наиболее ожесточенные столкновения прошли в Кампонгтяме, где 26 марта протестующие убили двух депутатов Национального собрания, приехавших к ним на переговоры. Во время беспорядков был убит Лон Нил — родной брат генерала Лон Нола. Антиправительственные выступления подавлялись с особой жестокостью — были задействованы армейские части, а против безоружных демонстрантов применялись танки и тяжёлое вооружение. В результате несколько сотен человек погибло, тысячи были арестованы. После этого на территорию Камбоджи вошли сначала войска Северного Вьетнама, а затем то же самое сделали войска США и Южного Вьетнам. Теперь вооружённую борьбу против режима Лон Нола вели партизаны Вьетконга совместно с партизанскими отрядами Коммунистической партии Камбоджи, подчинявшимися Пол Поту (неофициальное название – «красные кхмеры»). Постепенно республиканские войска стали сдавать свои позиции, а от полного краха Лон Нола спасала только поддержка американских ВВС. Он бежал из страны незадолго до падения Пномпеня в апреле 1975 года, когда «красные кхмеры» одержали победу. В это время страна стояла на пороге самых трагических событий своей новейшей истории.

 

11 апреля 1970 года с мыса Канаверал (США) к Луне стартовал космический корабль «Аполлон-13» с экипажем в составе Джеймса Ловелла, Фреда Хейза и Джона Суайгерта. Задачей экспедиции была очередная, уже третья по счёту высадка на Луну и проведение там научных исследований. Однако почти сразу после старта у экипажа начались проблемы. На шестой минуте полёта преждевременно выключился один из двигателей ракеты-носителя «Сатурн-5», что не позволило кораблю достичь нужной скорости и выйти на расчётную траекторию полёта. Однако в ЦУПе уже вскоре смогли решить оперативно решить эту проблему, наметив незапланированную коррекцию траектории, и полёт к Луне продолжился. Но когда 13 апреля корабль удалился от Земли на расстояние уже в 330 тысяч километров, произошла очень серьёзная авария. В результате взрыва бака с жидким кислородом вышли из строя две из трёх батарей топливных элементов, обеспечивавших энергией командный модуль. После этого о высадке на Луну речи уже не шло, единственной задачей для экипажа стало возвращение на Землю живыми. До предела урезав потребление энергии, воды и пищи, использовав двигатели лунного модуля, астронавтам удалось вручную скорректировать траекторию так, чтобы облететь Луну и вернуться на Землю 17 апреля. При этом «Аполлон-13» поневоле установил рекорд удаления пилотируемого космического аппарата от Земли - 401056 километров. Это был единственный полёт в ходе программы «Аполлон», сопровождавшийся такими серьезными проблемами. Чтобы избежать их в будущем, NASA вложило в усовершенствование следующего «Аполлона-14» около $15 миллионов.

 

12 июля 1970 года достигла острова Барбадос папирусная лодка «Ра-2», на которой международная экспедиция под руководством норвежского исследователя Тура Хейердала 17 мая того же года отплыла из Марокко, чтобы пересечь Атлантический океан. Это судно было спроектировано по рисункам и макетам лодок Древнего Египта и построено специалистами из Республика Чад из папируса, добытого на озере Тана в Эфиопии. Этим плаванием Тур Хейердал убедительно доказал, что ещё в древние времена египетские мореплаватели, намеренно или случайно, могли совершать путешествия через океан из Старого в Новый Свет. Ранее, в 1969 году, такая же экспедиция отправилась по такому же маршруту на лодке «Ра», но по прошествии 56 суток и более 5000 км пути судно стало сгибаться из-за конструкционных недостатков, вызванных небольшим расхождением её корпуса с египетской схемой, стало погружаться кормой в воду, и в конце концов разломилось на части. Команда была вынуждена оставить судно. Однако, несмотря на неудачу, уверенность Хейердала в правильности его теории лишь возросла, так как папирусная лодка не выдержала лишь несколько дней до конца пути. И для первой, и для второй экспедиции на лодках «Ра» и «Ра-2» Хейердал намеренно подобрал экипаж, в котором собрал представителей разных рас, национальностей, религий и политических убеждений, чтобы продемонстрировать, что на таком маленьком плавучем островке люди могут плодотворно сотрудничать и жить в мире. Кроме этого, экспедиция собрала образцы загрязнения океана и представила свой доклад в Организацию Объединённых Наций.

 

12 декабря 1970 года в Польше было объявлено о повышении закупочных цен на продовольствие, промтовары и строительные материалы - в среднем на 30 процентов. Это вызвало широкие народные протесты и забастовочное движение. Первыми о своей стачке 14 декабря объявили судоверфи Гданьска и Гдыни. К ним присоединились предприятия Эльблонга, Слупска, Щецина. В ряде случаев забастовки переросли в массовые беспорядки. В Гданьске и Щецине нападениям толпы подверглись местные партийные комитеты, серьёзно пострадало 220 магазинов и 19 общественных зданий. Но высшее партийное руководство страны отказалось идти на переговоры с трудовыми коллективами, а сделало ставку на силовое подавление протестов. Первый секретарь ЦК ПОРП Владислав Гомулка, сочтя забастовки контрреволюцией, отдал приказ о введении войск на предприятия. В результате 17 декабря 1970 года на Гданьской судоверфи имени Ленина произошли ожесточённые столкновения военнослужащих с бастующими, в ходе которых погибли 41 рабочий, 2 сотрудника милиции и 1 солдат. Ещё 1164 человека, в том числе около 600 военных и сотрудников милиции, получили ранения различной степени тяжести. После этой трагедии у Гомулки 18 декабря случился сердечный приступ, и он был смещён со своего поста. Новым первым секретарём ЦК ПОРП стал партийный работник из Силезии Эдвард Герек. Он приказал отвести войска с бастующих предприятий, и в течение месяца вёл консультации с профсоюзами. Затем 24 января 1971 года Герек лично прибыл в Щецин, и здесь в течение девяти часов общался с бастующими, а на следующий день такие же переговоры у него состоялись на Гданьской судоверфи. Среди рабочих, с которыми тогда шёл серьёзный разговор, был и будущий основатель профсоюза «Солидарность» Лех Валенса. Итогом этих событий стало решение ЦК ПОРП об отмене повышения цен и об их стабилизации сроком на два года. Также были увеличены оклады низкооплачиваемым профессиям. Волнения 1970 года в Польше спровоцировали рост либеральных рабочих движений, и впоследствии их активисты составили костяк движения «Солидарность»

 

Российские события года

18 января 1970 года на заводе «Красное Сормово» (Горьковская область, ныне Нижегородская) при строительстве седьмой по счёту атомной подводной лодки (АПЛ) проекта 670 «Скат» под номером К-320 произошла крупная радиационная авария. При проведении гидравлических испытаний первого контура силовой установки АПЛ, когда она находилась на стапеле механосборочного цеха (первого монтажного), произошёл несанкционированный запуск реактора ВМ-4. Проработав на запредельной мощности около 10—15 секунд, он частично разрушился. Непосредственно в помещении в этот момент находилось 150—200 рабочих (вместе с соседними, отделёнными тонкой перегородкой — до 1500 человек). Сразу погибли 12 монтажников, остальные находившиеся в тот момент в цехе попали под радиоактивный выброс. Уровень излучения здесь достигал 60 тысяч рентген (75 тысяч кюри). Заражения местности удалось избежать из-за закрытости цеха, однако произошёл сброс радиоактивной воды в Волгу. Шестерых пострадавших доставили в больницу в Москву, трое из них с диагнозом «острая лучевая болезнь» скончались через неделю. Только на следующий день рабочих начали отмывать специальными растворами, а их одежду и обувь — собирать и сжигать. Со всех без исключения взяли подписку о неразглашении на 25 лет. В тот же день 450 человек, узнав о произошедшем, уволились с завода. Остальным пришлось принять участие в работах по ликвидации последствий аварии, которые продолжались до 24 апреля 1970 года. В общей сложности в них приняло участие более тысячи человек. Из инструментов — ведро, швабра и тряпка, защита — марлевая повязка и резиновые перчатки. Оплата составляла 50 рублей на человека в день. К январю 2005 года из более чем тысячи участников тех событий в живых оставалось 380 человек, к 2012 году — менее 300. Все они — инвалиды I и II групп. За участие в ликвидации аварии никто из них правительственных наград не получил. Ныне участникам ликвидации последствий этой аварии предоставлены меры социальной поддержки в размере 50% платы за коммунальные услуги, и ежемесячная выплата в размере 750 рублей (с 1 января 2010 года).

 

30 марта 1970 года в Москве в нескольких кинотеатрах состоялась широкая премьера фильма «Белое солнце пустыни». Его съёмки начались ещё в июле 1968 года на натуре возле деревни Мистолово. Первые отснятые сцены фильма — сон Сухова, где он куёт серп и затем пьёт чай вместе с супругой и остальным гаремом. Сразу после этого съёмочная группа отправилась в первую командировку в Дагестан, в окрестности Махачкалы на побережье Каспийского моря. Здесь были созданы декорации маленького среднеазиатского городка Педжента, возле которого по сценарию должны были развернуться основные события. А когда в Каспийске воры выкрали много ценного реквизита, для обеспечения в дальнейшем безопасности съёмок режиссёр фильма Владимир Мотыль предложил местному криминальному авторитету Али сняться в эпизодической роли одного из бандитов Чёрного Абдуллы. В итоге Али появился в фильме два раза, играя бандита в красной рубашке («Таможня даёт добро»). Съёмки завершились в сентябре 1968 года, но отснятые материалы не удовлетворили руководство студии. Поэтому в течение 1969 года Владимиру Мотылю пришлось внести ещё около 30 правок, но фильм всё равно не принимали. И тут в дальнейшую его судьбу вмешался тогдашний глава государства - сам Леонид Ильич Брежнев, который был большим поклонником боевиков и вестернов. В канун ноябрьских праздников 1969 года ему отправили эту новинку, после просмотра которой генеральный секретарь позвонил директору «Мосфильма» и поздравил его с новым большим успехом советского кинематографа. Лишь после этого «Белое солнце пустыни» было допущено в широкий прокат. А ещё раньше, по утверждению космонавта Алексея Леонова, он под личную ответственность попросил копию фильма для закрытого просмотра в центре подготовки космонавтов, которые затем и обратились к Брежневу с просьбой помочь режиссёру «протолкнуть» его в свет. В прокате 1970 года эту ленту посмотрело 50 миллионов зрителей, и она по посещаемости тогда заняла второе место, после «Освобождения» Юрия Озерова.

 

12 сентября 1970 года в СССР с космодрома Байконур была запущена автоматическая межпланетная станция (АМС) «Луна-16», которая 17 сентября вышла на орбиту вокруг Луны, а 20 сентября в 8 часов 18 минут совершила мягкую посадку на её поверхность. Затем под управлением с Земли включилось грунтозаборное устройство, которое с помощью бура взяло образец лунного грунта и в специальной герметичной капсуле поместило его в возвращаемый аппарат. 21 сентября в 10 часов 43 минуты аппарат с лунным грунтом на борту стартовал обратно на Землю с поверхности Луны. 24 сентября в 8 часов 26 минут он совершил мягкую посадку на территории СССР в 80 километрах юго-восточнее города Джезказган. Общая масса колонки грунта, привезённой на Землю, составила 101 граммов. Таким образом, «Луна-16» стала первым автоматическим аппаратом, доставившим на нашу планету внеземное вещество. Но этим достижением лунные полёты 1970 года не закончились. 10 ноября в сторону Луны стартовала АМС «Луна-17», которая 17 ноября совершила мягкую посадку на её поверхность. Через 2,5 часа после посадки с платформы по трапу на лунный грунт сошёл самоходный аппарат «Луноход-1», который под управлением земных операторов начал двигаться по поверхности нашего естественного спутника. По пути аппарат передавал на Землю телевизионные изображения, анализировал состав и механические свойства лунного грунта, определял параметры солнечного ветра и космического пространства, проводил другие исследования. Программа «Лунохода-1» была рассчитана на 3 месяца, но он проработал 10,5 месяцев, и проехал за это время 10540 метров. Работа аппарата была завершена 4 октября 1971 года после исчерпания ресурса изотопного источника питания.

 

15 октября 1970 года 46-летний Пранас Бразинскас и его 15-летний сын Альгирдас совершили первый в истории СССР успешный угон пассажирского самолёта Ан-24 с 46 пассажирами на борту, выполнявшего регулярный рейс № 244 из Батуми в Сухуми. Вооружённые пистолетом, ружейным обрезом и ручной гранатой, они потребовали от командира экипажа изменить курс и лететь в Турцию. В ходе захвата самолёта Бразинскасом была убита 19-летняя стюардесса Надежда Владимировна Курченко, ранены два члена экипажа и один пассажир. Требования террористов были выполнены, и угнанный Ан-24 совершил посадку в Трабзоне (Турция), где Бразинскасов арестовали. Впоследствии отец был приговорен турецким судом к 8 годам тюремного заключения, сын — к двум. Событие вызвало значительный международный резонанс, причём Турция отказалась выдать террористов советским властям. После двух лет в тюрьме они были освобождены по амнистии. После неудачной попытки получить статус политических беженцев в посольстве США в Анкаре Бразинскасы в 1976 году отправились в Венесуэлу. Через два месяца они сели на самолёт до Канады, но во время остановки в Нью-Йорке нелегально остались на территории США, где были задержаны миграционной службой. В результате заступничества литовской диаспоры Бразинскасы получили право проживать в Америке. При этом официальный представитель Госдепартамента США заявил советскому корреспонденту, что «озабоченность США международным терроризмом не распространяется на случай с Бразинскасами». В феврале 2002 года во время семейной ссоры Альгирдас убил своего отца ударами гантели по голове, за что был приговорён к 16 годам тюрьмы.

 

15 декабря 1970 года достигла Венеры станция «Венера-7», запущенная 17 августа 1970 года. Её спускаемый аппарат был полностью переделан по сравнению с предыдущими станциями («Венера-4, 5, 6»), и был рассчитан на давление, на порядок большее — 180 атмосфер, что позволило впервые в истории совершить мягкую посадку на поверхность Венеры работоспособного аппарата (предыдущие станции были разрушены атмосферным давлением на высотах от 18 до 28 км). Информация с Венеры передавалась в течение 53 минут, в том числе 20 минут — непосредственно с поверхности. Это был первый случай радиосвязи с Землёй, производимый с поверхности другой планеты, кроме Луны. По причине выхода из строя коммутатора, из всех установленных приборов были получены только данные термометра. Тем не менее, по интегрированию доплеровского сдвига сигнала удалось привязать данные о температуре к высоте. По полученным данным был выявлен адиабатический характер изменения температуры, что по данным измерений предыдущих станций позволило рассчитать распределение давления и плотности атмосферы Венеры по высоте вплоть до поверхности: у поверхности давление атмосферы Венеры составило 90 ± 15 атмосфер, а температура — 475 ± 20 °C.

 

Самарские события года

19 апреля 1970 года с главного конвейера Волжского автозавода в Тольятти сошли первые шесть автомашин «Жигули» ВАЗ-2101. Головной экземпляр был изготовлен под управлением итальянского шефа-инструктора Бенито Гуидо Савоини. Ещё в историю АвтоВАЗа золотыми буквами вписано, что в сборке этой машины участвовали слесари Волжского автозавода В. Присяжнюк, И. Осипов, В. Гусев, В. Орлихин и В. Глазунов. В первой партии было две машины синего цвета и четыре вишнёвые, хотя потом почему-то несколько лет подряд машины красили в основном в непонятный мышиный серый цвет. Изготовление первых шести машин потребовало такого напряжения сил, что следующие четыре опытных автомобиля завод, медленно приходя в себя и продолжая отлаживать производство, собирал целых 10 дней. Но постепенно всё стало получаться, ВАЗ набирал обороты, и впервые в истории страны начал выпускать автомобили сотнями. С 1 октября 1970 года их уже сходило с конвейера в день по 200 штук, а в конце года (с 29 декабря) – по 350 машин в сутки. Впоследствии самая первая товарная автомашина этой марки после 19 лет практически безупречной эксплуатации заняла своё почётное место в музее Волжского автозавода. Автомобиль ВАЗ-2101, прозванный в народе «копейкой», был полностью снят с производства только в 1982 году. К тому моменту на заводе уже изготовили несколько миллионов таких малолитражек, а с конвейера АвтоВАЗа в том году сошла новая модель – ВАЗ-2107.

 

30 апреля 1970 года на свиноводческой ферме совхоза «Комсомолец» Кинельского района вследствие отравления аммиаком погибло 744 головы свиней. Проверкой было установлено, что загазованности помещения стали недисциплинированность и преступно-халатное отношение отдельных работников совхоза к порученному делу, а также бесконтрольности со стороны дирекции совхоза за работой хозяйства. Оказалось, что на свиноводческой ферме в ночь на 30 апреля вследствие неисправности электросети прекратилась подача электроэнергии, что вызвало остановку электровентиляторов. Хотя на ферме имелись ночные сторожа, которые должны были совершать регулярный обход территории, повреждения так никто и не заметил. Окна в посещении вследствие холодной погоды также оказались закрытыми, и это обстоятельство в сочетании с отсутствием вентиляции привело к быстрому росту концентрации аммиака в воздухе и гибели животных вследствие отравления. Данное происшествие рассматривалось на заседании бюро Куйбышевского обкома КПСС, где было высказано мнение, что директор совхоза «Комсомолец» т. Аксёнов, секретарь парткома т. Филатов, главный зоотехник т. Агалаков заслуживают снятия с работы. Однако был учтён тот факт, что бюро Кинельского райкома КПСС по итогам расследования массовой гибели свиней уже вынесло строгое партийное взыскание т.т. Аксёнову, Филатову и Агалакову. Также было принято во внимание их заявление о том, что они исправят положение дел в свиноводстве и примут дополнительные меры по воспроизводству стада свиней, поэтому бюро обкома КПСС вынесло руководителем совхоза лишь строгое предупреждение.

 

11 мая 1970 года в селе Спасское Приволжского района началось возведение головных насосных сооружений (ГНС) и земляные работы на ложе магистрального канала Спасской оросительной системы. 16 мая такие же работы стартовали и в селе Абашево Хворостянского района. Проектирование это оросительной системы началось гораздо раньше — в 1964 году. Тогда в Госземводхозе РСФСР утвердили схему генеральной планировки зоны Спасского орошаемого массива. В последующие годы был разработан техпроект первой очереди системы, который пересоставили в период с 1970 по 1972 годы. В 1974 году строители сдали в эксплуатацию первый насосный агрегат ГНС, а магистральный канал начали наполнять водой. В августе 1974 года были готовы первые орошаемые земли — 548 гектаров совхоза «Новое Заволжье». К тому времени разработали и утвердили техпроект второй очереди системы. Выбранный способ полива на этой территории — дождевание, а используемые дождевальные машины — «Фрегат», «Волжанка» и «Днепр». Канал прошёл по степным районам области, и за последующие 10 лет было построено 164 км. В 1981 году сдали в эксплуатацию все орошаемые площади на первой очереди системы, а параллельно уже несколько лет велось строительство второй очереди. В 1989 году площадь орошаемых земель в Спасском массиве достигла уже 40 тысяч гектаров.

 

21 июня 1970 года в 16 часов 13 минут на Куйбышевском нефтеперерабатывающем заводе в технологической насосной установке сернокислотного алкилирования произошёл взрыв с последующим возгоранием, в результате чего пострадало 6 человек, в том числе четверо работников погибли, один был госпитализирован в тяжёлом состоянии, и ещё один получил травмы средней степени тяжести. В результате взрыва и последовавшего за ним пожара оказались полностью разрушенными технологическая насосная, помещение венткамеры, часть операторной, повреждены цеховое оборудование и перекрытие помещений. Убыток, причинённый аварией, оценили в 60253 рубля. Следствием было установлено, что причиной аварии стал разрыв и воспламенение приёмного трубопровода насоса Н-10, подающего в установку пентан-бутановую фракцию. Разрыв произошёл в результате износа трубки, которая давно требовала замены, но этого не было сделано из-за низкого уровня технического надзора за состоянием оборудования. По документации удалось установить, что приёмный трубопровод насосов Н-10 не заменялся с самого начала пуска установки в эксплуатацию, что есть с 1952 года. В справке, приложенной к акту расследования происшествия, указано, что за 6 месяцев 1970 года на Куйбышевском НПЗ произошло 27 аварий и 13 случаев травматизма, а в 1969 году государственными инспекциями было выявлено 3698 фактов нарушений правил по технике безопасности, из них 32 нарушения оказались не устранёнными ещё с 1964 года.

 

Главное самарское событие года

21 мая 1970 год произошли массовые беспорядки в ИТК-7 и ИТК-16, расположенных в окрестностях города Тольятти. Итог беспорядков: двое убитых, десятки раненых. По данному факту областная прокуратура возбудила уголовное дело, которое после окончания расследования слушалось в Куйбышевском областном суде летом 1971 года. Всего на скамье подсудимых оказалось 32 человека, которые обвинялись по ст.ст. 77-1 и 79 УК РСФСР (массовые беспорядки и действия, дезорганизующие работу исправительных учреждений). Приговор по делу суд вынес 31 июля 1971 года, в соответствии с ним трое подсудимых (Богачёв, Феоктистов, Яхонов) были расстреляны, остальные участники беспорядков приговорены к различным срокам лишения свободы.

 

Бунт к столетию вождя

Тот, кто читал повесть Сергея Довлатова «Зона», помнит, как по распоряжению начальства заключённые колонии поставили на сцене лагерного клуба пьесу на ленинскую тематику. Гораздо позже, уже в постсоветское время, по мотивам этой повести был снят фильм «Комедия строгого режима». В нём дело происходит в апреле 1970 года, накануне столетия со дня рождения вождя (рис. 1-3).

Однако мало кто знает, что идея о включении в свою повесть эпизода с ленинским спектаклем у Довлатова возникла после ознакомления с материалами о драматических событиях в двух тольяттинских колониях, произошедших весной 1970 года. Как помнят старожилы, к юбилею В.И. Ленина вся страна начала готовиться задолго до тех апрельских дней. Не меньше других предстоящий юбилей ждали и многочисленные советские осуждённые: они надеялись, что к этой памятной дате по давно сложившейся традиции власти объявят в стране широкую амнистию.

Однако прошли ленинские торжества, затем наступили майские праздники, а об амнистии так ничего и не было слышно. В итоге к середине месяца в ряде колоний СССР был зарегистрирован всплеск преступности и прочих антиобщественных проявлений, а кое-где случились и гораздо более серьёзные инциденты. А в Куйбышевской области, в ИТК-7 и ИТК-16, расположенных близ города Тольятти, в ночь на 22 мая 1970 года произошли массовые беспорядки с поджогами зданий и человеческими жертвами.

«Спецсообщение. Министру внутренних дел СССР тов. Щёлокову Н.А. Совершенно секретно.

21 мая 1970 года в 20 часов группой злостных нарушителей режима содержания в колониях №№ 16 и 7 УИТУ УВД Куйбышевского облисполкома были организованы массовые беспорядки, участие в которых приняло большое количество осуждённых.

Участниками беспорядков были совершены нападения на часового поста № 1 Киселёва, на помещения камерного типа и штрафных изоляторов, из которых ими были освобождены заключённые, подожжены и разрушены более 28 производственных и жилых зданий. В ходе массовых беспорядков подверглись избиениям представители администрации колоний, в том числе начальник ИТК-16 Гуреев Ф.И., и осуждённые, вставшие на путь исправления. В ИТК-7 группа активных участников беспорядков нанесла смертельные ранения контролёру ШИЗО старшему сержанту Ронжину Т.С., 1926 года рождения, который вскоре скончался в больнице. В ИТК-16 был убит вставший на путь исправления осуждённый Умец И.Т., 1937 года рождения.

В ходе спецмероприятий к 7 часам 22 мая на территории ИТК-16 и ИТК-7 полностью восстановлены социалистические законность и порядок. По факту массовых беспорядков прокуратурой Куйбышевской области возбуждено уголовное дело. Для расследования дела и выявления зачинщиков и активных участников беспорядков создана оперативно-следственная группа, в которую включены оперативные работники и следователи прокуратуры области, УВД Куйбышевского облисполкома и УКГБ по Куйбышевской области.

Начальник УВД Куйбышевского облисполкома В.П. Чистяков.

22 мая 1970 года».

Вот как о событиях той майской ночи вспоминал полковник в отставке Борис Александрович Никифоров, который в 1970 году занимал должность заместителя начальника штаба 70-й дивизии внутренних войск, дислоцировавшейся в Куйбышеве. В декабре 1973 года он в том же звании ушёл в отставку (рис. 4, 5).

- Тревожное сообщение о событиях в ИТК-16 усиленного режима в штаб нашей дивизии поступило примерно в 22 часа 40 минут 21 мая. После этого в Тольятти на грузовиках немедленно были направлены две роты бойцов. Почти одновременно туда же выехала большая группа высших офицеров УВД облисполкома и дивизии внутренних войск.

Правда, ещё до нашего прибытия около указанных колоний собрались по тревоге значительные силы милиции Тольятти и подразделений внутренних войск, дислоцировавшихся в этом городе. И лишь около полуночи в Тольятти прибыли подразделения внутренних войск из Куйбышева. После этого командование операцией по подавлению массовых беспорядков в ИТК-16 и ИТК-7 сразу же принял на себя начальник УВД облисполкома генерал-майор В.П. Чистяков, а своим заместителем по войскам он назначил командира 70-й дивизии внутренних войск генерал-майора В.И. Шевченко.

 

Неодолимое желание

Но что же именно стало той роковой искрой, от которой вечером 21 мая вспыхнул бунт осуждённых, а затем в буквальном смысле этого слова загорелись многочисленные здания в двух колониях сразу?

Следствие по уголовному делу о массовых беспорядках продолжалось около года, и в итоге было достоверно установлено, что бесчинства обитателей колонии начались через несколько минут после того, как часовой поста № 1 Анатолий Киселёв выстрелом из автомата ранил в ногу осуждённого Виталия Чернышова. Но, разумеется, солдат не стал бы просто так, безо всякой причины, стрелять в молодого парня. На следствии, а затем и на суде Чернышов признал, что эти действия часовой предпринял в ответ на его грубейшее нарушение режима содержания, а именно – на его попытку преодолеть ограждение колонии.

За несколько месяцев до тех трагических событий Чернышов был переведен во «взрослую» ИТК-16 с «малолетки» - из Жигулёвской воспитательной колонии (ЖВК), куда он был помещён на 7 лет за разбойное нападение. Однако семилетнего пребывания в колонии Чернышову, видимо, показалось мало, потому что в ЖВК ему за злостное хулиганство к основному сроку вскоре добавили еще 5 лет лишения свободы. Причиной нового судебного разбирательства стало зверское избиение Чернышовым своего сокамерника во время их переезда из одной колонии в другую.

Как рассказал следователю сам Чернышов, вечером 21 мая, незадолго до упомянутого выше инцидента, ему вдруг неудержимо захотелось помыться в душе. А поскольку сделать это можно было только в «рабочке», он пролез под колючей проволокой и побежал к деревянному ограждению, разделявшему жилую и производственную зоны.

В этот момент осуждённого и заметил рядовой Анатолий Киселёв, стоявший на посту № 1. Вот его показания на предварительном следствии:

- Увидев заключённого, пролезшего под проволочным ограждением и выламывающего доску в заборе, я, как положено по уставу, крикнул ему: «Стой, назад!» Тот не реагировал и продолжать ломать доску. Тогда я скомандовал: «Стой, стрелять буду!» Он по-прежнему не реагировал. Тогда я выстрелил из автомата два раза: сначала одиночным патроном в воздух, и затем, подождав несколько секунд, дал очередь из двух патронов по ногам заключённого. Он тут же побежал назад, пролез под колючей проволокой обратно в жилую зону, и уже там сел на песок. Тут я увидел большую группу осуждённых, примерно 20-30 человек, которые бежали к раненому и выкрикивали оскорбления в мой адрес. Эти осуждённые сразу же унесли раненого в медпункт, а в меня стали бросать камни и палки, сопровождая все это ругательствами».

Как потом выяснилось, одна из пуль попала Чернышову в правое бедро, а затем, не задев кость, прошла навылет. По заключению врачей, это ранение относится к телесным повреждениям средней степени тяжести и не может считаться смертельно опасным для здоровья. Однако среди обитателей колонии со скоростью экспресса уже покатился слух: часовой ни за что ранил молодого парня. Слух рос, как снежный ком, и уже через 10-15 минут в полном соответствии с эффектом «испорченного телефона» раненый в ногу заключённый вдруг превратился в убитого. Еще через час, когда в ИТК-16 уже царили хаос и анархия, большинство зеков говорили уже не об одном, а о двух парнях, якобы безо всякого повода убитых часовым (рис. 6).

 

Громили и поджигали

Из приговора по уголовному делу о массовых беспорядках: «Ранение в ногу заключённого Чернышова часовым поста № 1 ИТК-16 Киселёвым злостные нарушители режима содержания Можаев В.А., Маньшин А.Г., Мочальников А.М., Сопляков В.П., Синогач В.М., Фофонов В.П., Никулин С.С., Богачёв А.И., Васюк Н.Е., Монеткин А.Ф., Зайцев В.В. и другие использовали как повод для нападения на представителей администрации и организации погромов и поджогов. Перечисленные лица во главе с Можаевым собрали вокруг себя группу осуждённых численностью более 100 человек, которые стали бросать камни и палки в контролёров. При этом Мочальников и Васюк залезли на крышу барака 2-го и 9-го отрядов, свалили четыре печные трубы, а кирпичи от них передавали другим осуждённым, чтобы те бросали в представителей администрации. Подверглись избиениям контролёры Брагин и Варган, пытавшиеся прекратить беспорядки.

Осуждённый Богачёв призвал к нападению на ПКТ и ШИЗО. После этого группа заключённых численностью около 50 человек во главе с Богачёвым разрушила и подожгла забор, разделяющий промышленную и жилую зоны, разгромила ограждения ПКТ и ШИЗО, взломала дверные запоры, напала на контролёра ШИЗО Фролова. При этом заключённый Стрельцов бросал в него камни, Синогач пытался ударить ломом через окно, а Богачёв направлял во Фролова струю из огнетушителя. В результате участникам беспорядков удалось освободить из ШИЗО 43 злостных нарушителей режима содержания. В их числе были Фофонов и Сопляков, которые вскрыли сейф ШИЗО и уничтожили документы на водворение сюда заключённых. После этого помещение ПКТ и ШИЗО было подожжено».

Через полчаса в промышленной зоне колонии осуждённые нашли склад со спиртосодержащими жидкостями, и уже вскоре многие погромщики от выпитого едва держались на ногах. Руководство бунтом взяли на себя «авторитеты» Александр Богачёв и Александр Яхонов, которые призвали всех пойти в соседнюю колонию № 7, отделённую от ИТК-16 двойным забором. По их призыву толпа свалила забор между колониями, и из камер изолятора «семёрки» освободила 19 нарушителей режима, в том числе местного «смотрящего» Михаила Феоктистова. Но если в шестнадцатой колонии взятие зеками штрафного изолятора обошлось без кровопролития, то в ИТК-7 уже вышло по-другому. Здесь пьяная толпа зеков зверски растерзала контролёра ШИЗО старшего сержанта Трофима Степановича Ронжина, а потом подожгла помещение. На теле Ронжина впоследствии были обнаружены следы страшных побоев: перелом свода и основания черепа, множественные переломы ребер, многочисленные рваные раны на туловище, лице и руках и отрубленный палец на левой кисти (рис. 7-11).

Разгромив ШИЗО, главари приказали поджигать в обеих колониях всё, что было возможно. Уже через полчаса в ИТК-16 и ИТК-7 запылали почти все строения: здания штабов, склады, медпункт, магазин, столовая, и даже некоторые бараки (рис. 12-14).

Но этого главарям показалось мало, и они вместе с группой наиболее послушных им «шестёрок» пошли по территории в поисках членов внутреннего актива колоний. Им удалось найти и жестоко избить завхоза из числа осуждённых Макарова, активистов Николаева, Овсянникова, Васьковского и других, а заключённый Умец получил от них семь ножевых ранений, от чего вскоре скончался. В общей сложности во время этих массовых беспорядков получили телесные повреждения более 20 осуждённых из числа внутреннего актива.

В результате к 10 часам вечера 21 мая вся объединенная территория ИТК-16 и ИТК-7 оказалась под контролем бунтовщиков. К тому моменту все представители администрации колоний были вынуждены выйти за пределы зоны, чтобы не подвергать свою жизнь опасности. Ждали войсковых частей, которые как раз и должны были навести порядок в колониях. Но пока что к 22 часам на место происшествия прибыл только начальник ИТК-16 Фёдор Иванович Гуреев, который попытался разрядить ситуацию мирным путем. Однако сделать это ему так и не удалось (рис. 15).

Из показаний Ф.И. Гуреева на предварительном следствии: «Когда после тревожного сообщения я подъехал к КПП колонии, меня здесь встретили мой замполит В.И. Брунер и начальник оперчасти Н.В. Костюк. Они кратко доложили обстановку, после чего я принял решение идти на территорию ИТК для переговоров, хотя меня и уговаривали этого не делать. Через КПП ИТК-16 мы прошли втроем: я, Брунер и Костюк. К тому моменту штаб жилой зоны уже горел, а неподалеку от КПП стояли заключённые, на взгляд – человек 500. При нашем приближении толпа затихла, и я спросил: «В чём дело?» Тогда кто-то из толпы крикнул: «Зачем застрелили двоих пацанов?» Я стал объяснять, что часовой никого не убивал, а только ранил, да и то одного заключённого, и если часовой виноват, то понесёт ответственность, но меня уже не слушали. Раздались крики: «Бей их!», а потом в нашу сторону полетели палки и камни.

Толпа быстро окружила нас, и кто-то из заключённых ударил меня палкой по переносице, от чего пошла кровь. Я все время им кричал: «Прекратите, не усугубляйте свое положение!», но меня не слушали. Во время нападения у меня с руки сорвали часы «Полёт», забрали деньги из карманов – 1 рубль, сорвали с кителя погоны и орденские планки. Тут я увидел, как в стороне бьют ногами Брунера, и стал кричать: «Не трогайте замполита, лучше бейте меня!» В ответ из толпы стали кричать: «Тащи начальника в уборную, там его утопим!» Меня потащили в сторону, и по пути кто-то надел мне на голову мусорное ведро, но мне удалось сбить его на землю. Через некоторое время меня бросили около забора и оставили в покое. Мне удалось сорвать ногой проволоку и по контрольно-следовой полосе дойти до КПП, где я увидел избитых Брунера и Костюка. Прямо от КПП меня на машине отправили в больницу».

 

Расплата

К полуночи стало ясно, что без применения силы усмирить взбунтовавшиеся колонии не удастся. Тогда начальник УВД Куйбышевского облисполкома В.П. Чистяков отдал приказ о проведении спецоперации по подавлению массовых беспорядков.

Вот что вспоминал об этом полковник в отставке Б.А. Никифоров:

- Ещё до нашего прибытия было организовано усиленное патрулирование по внешнему периметру взбунтовавшихся колоний. На всех сторожевых вышках, согласно инструкции, были выставлены ручные пулемёты с полным боекомплектом. Как вскоре оказалось, это было сделано вовремя: до начала операции большие группы заключённых трижды пытались прорваться наружу, предварительно разрушив при этом основное ограждение колоний. Однако каждый раз наши бойцы открывали предупредительный огонь из пулемётов, и масса взбунтовавшихся заключённых тут же откатывалась от заграждений обратно.

Непосредственно к операции по подавлению массовых беспорядков мы приступили в час ночи. По сигналу быстро открылись основные ворота в жилой зоне ИТК-16, и на территорию колонии одна за другой вошли несколько оперативных групп. Впереди шли офицеры, вооружённые автоматами, за ними - бойцы с собаками. Все мы были готовы к решительному сражению, если вдруг заключённые оказали бы нам сопротивление. Однако никакого боя не получилось: едва лишь стали открываться ворота, а за ними послышался лай собак, как все участники беспорядков тут же разбежались по уцелевшим баракам и попрятались, кто куда смог. В связи с этим никакой тяжёлой техники, например, бронетранспортеров или спецавтомашин, при вхождении внутренних войск в ИТК-16 и ИТК-7 не применялось (рис. 16-18).

Следом за оперативными группами на территорию колонии въехали пожарные машины. Впрочем, огнеборцам тушить особо ничего не пришлось, потому что за те несколько часов, пока в колонии властвовали бунтовщики, все подожжённые ими деревянные строения уже успели сгореть дотла. Так что пожарные лишь залили водой дымящиеся пепелища, чтобы где-нибудь не затаился источник огня, и уехали.

С рассветом на место происшествия прибыла большая следственная бригада, составленная из работников прокуратуры, милиции и КГБ. Разбившись на более мелкие группы, в каждую из которых были включены работники оперчастей ИТК-16 и ИТК-7 и вооружённые автоматами бойцы внутренних войск, следователи начали сортировать заключённых. Выделяли три основные группы. В первую очередь искали лидеров и активных погромщиков – таковых нашли около полусотни. Затем выделили заключённых, которые, хотя и бегали в пьяном виде в общей толпе, но ничего не громили и не поджигали, а просто составляли «серую массу». И, наконец, около половины из числа обитателей этих двух колоний вообще не принимали никакого участия в беспорядках, а некоторые во время общего разгула даже спасали сотрудников колонии.

Следствие по факту массовых беспорядков в ИТК-16 и ИТК-7 продолжалось более года. В итоге на скамье подсудимых по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 77-1 УК РСФСР (действия, дезорганизующие работу исправительно-трудовых учреждений) и ст. 79 УК РСФСР (массовые беспорядки) оказалось 32 человека из числа осуждённых, находившихся 21 мая 1970 года в ИТК-16 и ИТК-7. Стоит добавить, что если 79-я статья Уголовного кодекса РСФСР предусматривала лишение свободы на срок до 15 лет, то статья 77-1 – вплоть до высшей меры наказания, то есть до смертной казни.

Когда судье Самарского областного суда А.В. Дунаеву передали это дело для его подготовки к слушанию, он сразу понял, что процесс обещает быть очень сложным. Ведь кроме 32 подсудимых, одних только свидетелей из числа заключённых по делу проходило более 100 человек. Поэтому сразу же встал вопрос: в каком помещении проводить судебный процесс? Везти такое количество заключённых в Куйбышев – это вполне очевидный и ничем не оправданный риск. Поэтому решили слушать дело в Сызрани, где в СИЗО находились все подследственные. Но и в этом городе пришлось довольно долго подбирать подходящее помещение, потому что все предлагаемые для этих целей заводские клубы представляли собой старые деревянные здания, и власти всерьез опасались, что родственники подсудимых устроят здесь поджог.

В конце концов решили проводить судебные заседания непосредственно в здании Сызранского следственного изолятора № 2, более известного как Сызранская тюрьма. Под зал суда переоборудовали столярную мастерскую, где соорудили клетки для подсудимых. При этом на улице позади судейского стола, у открытого окна, постоянно дежурила пожарная машина с водяным стволом наизготовку, чтобы в случае непредвиденных обстоятельств можно было быстро «охладить пыл» бунтовщиков.

Закрытый судебный процесс проходил под усиленной охраной подразделений внутренних войск. Судебные слушания продолжались в течение всего лета 1971 года. В итоге все подсудимые были признаны виновными, а 29 из них приговорены лишению свободы на срок от 2 до 15 лет. Но строже всех суд поступил с тремя упоминавшимися выше лидерами массовых беспорядков – Феоктистовым, Яхоновым и Богачёвым. Они были приговорены к высшей мере наказания – расстрелу. Просьбы о помиловании, направленные осуждёнными в Верховный суд СССР и Президиум Верховного Совета СССР, были отклонены. Приговор суда в отношении Феоктистова, Яхонова и Богачёва был приведен в исполнение в 1972 году (рис. 19).

Кстати, в конце 1970 года в стране всё-таки была объявлена амнистия, хотя и не такая масштабная, о какой тогда мечтали осуждённые. Что же касается начальника ИТК-16 Ф.И. Гуреева, то он вскоре после тех событий был освобожден от своей должности и уволен из органов внутренних дел. Тогда же была полностью ликвидирована ИТК-7, и с того времени в Самарской области больше нет исправительной колонии с таким порядковым номером (рис. 20).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

(Архив Самарского областного суда, дело № 2-46-1971 года).

 

Литература

150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Под ред. Г.И. Чудилина. Самара, Самарский дом печати. 2000. :1-408.

Ерофеев В.В. Массовые беспорядки. – В кн. «Ремесло окаянное». Очерки по истории уголовно-исполнительной системы Самарской области. Самара, тип. ФГУП ИПК «Ульяновский Дом печати», 2004. Стр. 450-457.

Ерофеев В.В. Тюремный бунт к столетию вождя. – Газета «Секретные материалы», № 25 – 2005 год, декабрь.

Ерофеев В.В. Зона в огне. – Газета «За решёткой», № 2 – 2009 год, февраль.

Ерофеев В.В. Бунт к 100-летию вождя. – Газета «Волжская коммуна», 5 июня 2010 года.

Из истории органов внутренних дел Самарского края (1586-2006 г.г.). Самара. Издательский дом «Би Групп». 2006. 156 с.

Русов С. Бунт к юбилею Ленина. – Газета «Пульс Поволжья», 7 сентября 2000 года.

Служба дни и ночи. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1978. 340 с.

Тумшис М., Алексеев П., Карпов И. Полиция и милиция Самарской губернии (имена, события, факты). 1802-1967 г.г. Самара, 2003. Тип. ГУВД Самарской области. 152 с.

Часовые порядка. Рассказы о милиции. Сост. Г.П. Шарапова. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1987. 304 с.

Честь и мужество. Рассказы о милиции. Сост. Г.П. Сокольников. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1981. 272 с.

 

Дополнения

 

Из архива Самарского областного суда.

 

Дело № 2-46-1971 год.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

26~31 июля 1971 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Дунаева А.В., народных заседателей Красова А.Г. и Петровой С.А., при секретарях Чистяковой О.А. и Ашкинадзе К.М., с участием прокурора Мизонина В.Н., адвокатов Муравьёва Ю.Г., Бочкова Б.В., Степнова Е.Г., Коновалова А.М., Репиной К.В., Лаврентьевой Л.Н., Гадалина В.И., Хайкина В.Ю., Дьяченко Н.С., Головачёвой А.М., Соколова В.А., Тершукова В.Н., в закрытом судебном заседании в городе Сызрани в помещении следственного изолятора № 2, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

1. Можаева Виктора Александровича, рождения 18 сентября 1950 года, уроженца села Калиновка Радищевского района, Ульяновской области, русского, образование 9 классов, б/п, холостого, ранее судимого 12 октября 1966 года Кировским районным народным судом города Куйбышева по ст. 146 ч.2 п.п. «а», «б» УК РСФСР к 7 годам лишения свободы, 15 июля 1970 года Тольяттинским городским народным судом Куйбышевской области по ст.206 ч.2 УК РОФСР к двум годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания с 26 октября 1968 года по 29 мая I970 года в исправительно-трудовой колонии № 16, под стражей по данному делу с 4 августа 1970 года - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

2. Маньшина Анатолия Григорьевича, рождения 17 апреля 1941 года, уроженца села Глотовки, Инзинского района, Ульяновской области, русского, образование 7 классов, б/п, холостого, ранее судимого: 23 декабря 1959 г. народным судом 2 участка Кинельского района Куйбышевской- области по ст.2 Указа от 4 июня 1947 года об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества, и ст. 51 УК РСФСР к одному году исправительно-трудовых работ по месту работу о удержанием из заработной платы 10% ежемесячно в доход государства; 8 сентября 1960 г. народным судом 2 участка Кинельского района Куйбышевской области по ст. 2 ч.2 Указа от 4 июня 1947 года «Об усилении охраны личной собственности граждан» с применением ст. 51 УК РОФСР к 10 годам лишения свободы, отбывал меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 16, в гор. Тольятти, под стражей с 3 июня 1970 года - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

3. Мочальникова Алексея Макаровича, рождения 3 января 1952 года, уроженца города Куйбышева, русского, образование 7 классов, б/п, ранее судимого 16 января 1968 года Кировским районным народным судом города Куйбышева по ст. 146 ч.2 п. «б», 144 ч.2 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы; 15 июля 1970 г. Тольяттинским городским народным судом Куйбышевской области по ст. 206 ч.2 УК РСФСР к двум годам лишения свободы, отбывал меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 16, под стражей по данному делу с 12 января 1971 года - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

4. Тимарина Александра Николаевича, рождения 18 августа 1948 года, уроженца города Куйбышева, русского, образование 7 классов, б/п, холостого, ранее судимого 12 октября 1966 года Кировским районным народным судом города Куйбышева по ст. 146 ч.2 п. «а», «б» УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, отбывавшего наказание в исправительно-трудовой колонии № 16, под стражей с 20 января 1971 года - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

5. Васюка Николая Ефимовича, рождения 18 мая 1951 года, уроженца города Куйбышева, русского, образование 6 классов, б/п, холостого, ранее судимого 19 мая 1967 года Похвистневским районным народным судом Куйбышевской области, по ст.ст. 145 ч.2, 144 ч.2 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, отбывавшего наказание в колонии № 16, под стражей с 19 января 1971 года – в преступлении, предусмотренном - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

6. Богачёва Александра Ивановича, рождения 14 марта 1941 года, уроженца села Исаклы, Исаклинского района, Куйбышевской области, русского, образование 4 класса, б/п, холостого, судимого 2 ноября 1958 года Куйбышевским областным судом по ст. 136 ч.1 п. «в», «г» УК РСФСР и части 2 Указа от 4 января 1949 года «Об усилении уголовной ответственности за изнасилование» к 15 годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 16, под стражей с 7 июля 1970 года - - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

7. Синогача Василия Михайловича, рождения 14 ноября 1943 года, уроженца села Котрушель, Котовского района Молдавской ССР, украинца, образование 6 классов, члена ВЛКСМ с 1959 г. по 1966 г., холостого, судимого 28 ноября 1966 г. Тольяттинским городским народным судом Куйбышевской области по ст.15, 117. Ч.1 УК РСФСР к четырём годам лишения свободы, отбывавшего наказание в исправительно-трудовой колонии № 16, под стражей по данному делу с 3 августа 1970 года - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

8. Стрельцова Николая Дмитриевича, рождения 1 января 1951 года, уроженца дела Дмитриевки, Нижне-Усманского района, Воронежской области, русского, образование 6 классов, холостого, б/п, судимого 13 января 1970 года Самарским районным народным судом города Куйбышева по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР к четырем годам лишения свободы, отбывавшего наказание в исправительно-трудовой колонии № 16, под стражей с 8 сентября 1970 года - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

9. Монеткина Александра Фёдоровича, рождения 18 марта 1949 года, уроженца города Куйбышева, русского, образование 8 классов, б/п, холостого, судимого 17 августа 1966 года народным судом Советского района гор. Куйбышева по ст.ст. 89 ч.2, 145 ч.2, 218 ч.4 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, отбивавшего наказание в трудовой колонии № 16, под стражей с 14 декабря 1970 года – в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

10. Зинина Александра Георгиевича, рождения 15 июля 1950 года, уроженца села Ивашевки, Сызранского района, Куйбышевской области, образование 8 классов, холостого, ранее судимого 22 августа 1968 г. Сызранским городским народным судом Куйбышевской области по ст. 218 ч.2 УК РСФСР к одному году исправительных работ по месту работы с удержанием из заработной платы ежемесячно в доход государства 20%, 16 декабря 1968 г. Сызранским городским народным судок Куйбышевской области по ст. 145 ч.2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 16, под стражей со 2 июля 1970 года - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

11. Платонова Анатолия Григорьевича, рождения 28 января 1952 г., уроженца города Новокуйбышевска Куйбышевской области, русского, образование 7 классов, б/п, холостого, судимого 8 августа 1969 г. Новокуйбышевским городским народным судом Куйбышевской области по ст. 146 ч.2 п. «а», 96 ч.2 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы, в 1966 году по ст. 89 ч.2, 144 ч.2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 16, под стражей с 14 января 1971 г. - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

12. Осипова Анатолия Тимофеевича, рождения 8 апреля 1951 года, уроженца города Куйбышева, русского, образование 6 классов, холостого, б/п, судимого 21 августа 1967 г. Кировским районным народным судом города Куйбышева по ст.ст. 145 ч.2, 146 ч.1 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы; 19 декабря 1967 г. Нелидовским городским народным судом Калининской области по ст.ст. 206 ч.2, 121 ч.2 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания с 8 мая 1969 г, в исправительно-трудовой колонии № 16, под стражей по данному делу с 13 июля 1970 г. - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

13. Никулина Сергея Сергеевича, рождения 10 апреля 1948 года, уроженца города Куйбышева, русского, образование 6 классов, б/п, холостого, ранее судимого Октябрьским районным народным судом гор. Куйбышева в 1964 г. по от. 145 ч.1 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком в два года; 30 марта 1965 г. Октябрьским районным народным судом гор. Куйбышева по ст. 146 ч.2 п. «а», «б» УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 16, под стражей с 22 января 1971 г. - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

14. Соколова Александра Алексеевича, рождения 17 сентября 1951 г., уроженца города Кемерово, Кемеровской области, русского, образование 10 классов, б/п, холостого, судимого 14 января 1967 года Куйбышевским областным судом по ст.ст. 144 ч.2, 145 ч.2, 108 ч.1, 146 ч.2 п. «а», «б» УК РСФСР к десяти годам лишения свободы, с 1 января по 6 мая 1970 года отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 16, под стражей с 5 февраля 1971 года - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

15. Кузина Виктора Сергеевича, рождения 9 ноября 1951 года, уроженца села Марково, Комсомольского района, Ивановской области, русского, образование 7 классов, б/п, судимого 16 августа 1968 г. Тольяттинским городским народным судом Куйбышевской области по ст.ст. 206 ч.2, 88 ч.1 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 16, под стражей о 28 мая 1970 г. - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

16. Плотникова Александра, Ивановича, рождения 16 декабря 1949 года, уроженца города Похвистнево Куйбышевской области, русского, образование 9 классов, б/п, холостого, судимого 17 мая 1967 г. Похвистневским районным народным судом Куйбышевской области по ст. 146 ч.2 п. «а», «б», 206 ч.3, 145 ч.2 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 16, под стражей с 19 января 1971 г. - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

17. Зиненко Виктора Григорьевича, рождения 5 ноября 1940 года, уроженца города Адлера Краснодарского края, образование 8 классов, б/п, женатого, детей нет, судимого 17 ноября 1969 г. Самарским районным народным судом города Куйбышева по ст.ст. 206 ч.2, ст. 149 ч.2 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 16, под стражей о 28 мая 1970 года - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

18. Пилюгина Валентина Васильевича, рождения 2 июля 1946 года, уроженца села Новое Устье, Охотского района, Хабаровского края, русского, образование 6 классов, б/п, холостого, судимого 29 сентября 1965 г. Волжским районным народным судом Куйбышевской области по ст. 146 ч.2 п. «а», «б» УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 16, под стражей с 5 января 1971 г. - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

19. Фофонова Валерия Петровича, рождения 8 августа 1940 года, уроженца села Дмитриевки, Новоузенского района, Саратовской области, русского, образование 10 классов, б/п, холостого, судимого 20 ноября 1961 г. народным судом Заводского района гор. Саратова по ст. 117 ч.2 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы, с сентября 1969 г. по май 1970 г. отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 16, под стражей с 28 мая 1978 года - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

20. Соплякова Виктора Степановича, рождения 15 мая 1938 года, уроженца села Старая Бинарадка, Красноярского района, Куйбышевской области, русского, образование 5 классов, холостого, б/п, судимого в 1955 г. по ст.1 ч.2 Указа от 4 июня 1947 г. «Об усилении охраны личной собственности граждан» 2 годам лишения свободы; 9 августа 1956 г. народным судом Ново-Буянского района Куйбышевской области по ст.2 ч.2 Указа от 4 июня 1947 г. «Об усилении охраны личной собственности граждан» к 20 годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания с 29 мая 1969 г. по 22 мая 1970 г. в исправительно-трудовой колонии № 16, под стражей с 13 февраля 1971 г. - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

21. Хайбулина Юнса Ибрагимовича, рождения 9 февраля года, уроженца города Куйбышева, татарина, образование 7 классов, б/п, холостого, судимого 10 сентября 1969 г. Кировским районным народным судом гор. Куйбышева по ст. 206 ч.2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 7, под стражей по данному делу с 15 сентября 1970 г. - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

22. Кунгурова Юрия Фёдоровича, рождения 22 августа 1950 года, уроженца города Куйбышева, русского, образование 8 классов, холостого, б/п, судимого 5 февраля 1969 г. Кировским районным народным судом гор. Куйбышева по ст.ст. 108 ч.1, 218 ч.2 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 7, под стражей с 8 октября 1970 г. - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

23. Феоктистова Михаила Николаевича, рождения 23 ноября 1949 г., уроженца города Куйбышева, русского, образование 6 классов, б/п, холостого, судимого 27 июня 1966 г. Октябрьским районным народным судом гор. Куйбышева по ст.ст. 206 ч.2, 218 ч.2, 108 ч.2 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы; 30 сентября 1966 г. Сызранским городским народным судом Куйбышевской области по ст. 9 Указа от 26 июля 1966 г. «Об усилении ответственности за хулиганство» к 5 годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 7, под стражей с 17 июня 1970 г. - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

24. Яхонова Александра Семёновича, рождения 22 августа 1947 г., уроженца села Ново-Павловки, Сокулукского района, Киргизской СCP, русского, образование. 8 классов, б/п, холостого, судимого 13 ноября 1962 г. по ст. 108 ч.3 УК Киргизской ССР к 4 годам лишения свободы, 31 июля 1963 г. по ст. 190 ч.1 УК Киргизской ССР к 5 годам лишения свободы; 19 января 1967 г. народным судом Сокулукского района Киргизской ССР по ст.88 ч.2 УК Киргизской ССР к 10 годам лишения свободы, с 19 августа 1968 г. по 23 мая 1970 г. отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 7, под стражей с 17 июня 1970 г. - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

25. Зайцева Владимира Владимировича, рождения 23 марта 1951 г. уроженца города Куйбышева, русского, образование 7 классов, б/п, судимого 7 апреля 1968 г. по ст.ст. 89 ч.2, 144 ч.1 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком в два года; 20 декабря 1968 г. Октябрьским районным народным судом гор. Куйбышева по ст. 206 ч.2 УК РСФСР к 2 годам лишений свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 7, под стражей о 17 июня 1970 г. - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

26. Столповского Юрия Ивановича, рождения 27 февраля 1950 года, уроженца города Куйбышева, русского, образование 7 классов, б/п, холостого, судимого 7 июня 1968 г. Кировским районным народным судом гор. Куйбышева по ст. 206 ч.2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в три года, 17 февраля 1967 г. Куйбышевским областным судом по ст. 206 ч.3 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 7, под стражей с 15 декабря 1970 г. - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

27. Ваганова Виктора Ивановича, рождения 18 июня 1950 года, уроженца села Сергиевска Сергиевского района, Куйбышевской области, русского, образование 7 классов, б/п, холостого, судимого 27 декабря 1966 г. Сергиевским районным народным судом Куйбышевской области, по ст.ст. 206 ч.3, 218 ч.1 УК РСФСР к пяти годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 7, под стражей с 17 июня 1970 г. - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

28. Исламова Николая Ильича, рождения 15 июня 1948 г., уроженца села Новый Байтермиш, Исаклинского района, Куйбышевской области, русского, образование 8 классов, б/п, холостого судимого 17 мая 1968 г. Советским районным народным судом города Куйбышева по от. 146 ч.2 п. «а» УК РСФСР к 5 годам лишения свободы; 10 января 1968 г. Советским районным народным судом гор. Куйбышева по ст. 145 ч.2 УК РСФСР к трём годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 7, под стражей с 17 июня 1970 года - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

29. Харченко Виктора Митрофановича, рождения 15 июня 1949 г., уроженца поселка Кант, Кантского района, Киргизской CCР, русского, образование 8 классов, б/п, холостого, судимого 27 декабря 1969 г. военным трибуналом гарнизона города Тольятти, Куйбышевской области, по ст. 206 ч.2 УК РСФСР к пяти годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 7, под стражей с 21 сентября 1970 года - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

30. Долгушева Виктора Павловича, рождения 22 марта 1949 года, уроженца села Ново-Толковки, Пачелминского района, Пензенской области, русского, образование 7 классов, б/п, холостого, судимого 27 июня 1968 г. Новокуйбышевским городским народным судом Куйбышевской области по от. 206 ч.2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 7, под стражей с 25 декабря 1970 года - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

31. Васильева Вячеслава Павловича, рождения 5 мая 1929 года, уроженца села Среднее Аверкино, Похвистневского района, Куйбышевской области, чувашина, образование 7 классов, б/п, женатого, дочь рождения 1955 г., судимого 11 октября 1967 г., Похвистневским районным народным судом Куйбышевской области по ст.ст. 206 ч.3, 108 ч.1 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 7, под стражей с 9 октября 1970 года - в преступлении, предусмотренном ст.ст. 771, 79 УК РСФСР;

32. Шарова Александра Дмитриевича, рождения 30 июля 1948 г., уроженца села Языково, Борского района, Куйбышевской области, русского, образованна 8 классов, б/п, холостого, судимого 28 апреля 1967 г. Борским районным народным судом Куйбышевской области по ст. 144 ч.2, 145 ч.2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы; 29 октября 1969 г. Борским районным народом судом Куйбышевской области по ст. 144 ч.2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы, отбывавшего меру наказания в исправительно-трудовой колонии № 7 - в преступлении, предусмотренном ст. 79 УК РСФСР;

Установила:

21 мая 1970 года в 21 час в исправительно-трудовой колонии № 16 УИТУ УВД Куйбышевского облисполкома при попытке проникнуть через запретную зону часовым поста № 1 Киселёвым выстрелом из автомата был ранен в ногу заключенный Чернышов.

1. Указанное событие злостные нарушители режима содержания Можаев В.А., Маньшин А.Г., Мочальников А.М., Стрельцов Н.Д., Зинин А.Г., Никулин С.С. (вое она были в нетрезвом состоянии), а также Васюк Н.Е., Богачёв А.И., Синогач В.М., Монеткин А.Ф. использовали для организации и проведения в колонии массовых беспорядков, нападения на представителей администрации и терроризации осуждённых, вставших на путь исправления.

Подстрекательскими призывами к нападению на часового поста № 1 Киселёва и угрозами в его адрес, Можаев, Маньшин, Богачёв, Мочальников, Стрельцов, Зинин, Васюк, Синогач, Монеткин собрали вокруг себя группу осуждённых более 100 человек. К этой группе присоединилась Осипов, Соколов, Платонов, Тимарин. Вся эта группа совершила нападение на часового Киселёва, они высказывали в его адрес угрозы, бросали в него камни, кирпичи и другие предметы. Мочальников и Васюк залезли на крышу бараков № 2 и 9 и свалили четыре печные трубы (три Васюк и одну Мочальников), кирпичи от которых были использованы для нападения на Киселёва.

В это время к группе бесчинствующих подошли контролеры Брагин и Варган и пытались прекратить беспорядки. Богачёв, Синогач, Васюк стали призывать бесчинствующих к нападению на них. Васюк бросил камень в Варгана, а Богачёв пытался камнем ударить Брагина. В результате Брагин и Варган вынуждены были уйти на вахту, а Киселёв покинул свой пост.

2. Продолжая бесчинствовать, Богачёв, Маньшин, Можаев, Мочальников, Васюк, Синогач, Стрельцов, Монеткин, Соколов призывали к нападению на помещение камерного типа и штрафного изолятора исправительно-трудовой колонии № 16. В результате их призывов организовалась группа более 50 человек, вышеназванные лица возглавили её, разрушили и подожгли забор, разделяющий жилую и промышленную зоны, перешли в промышленную зону, разрушали ограждения помещений камерного типа и штрафной изолятор, взломали входную дверь в это помещение и учинили в нём погром, взломав дверные запоры камер и освободив 43 заключённых. В нападении и погроме помещений камерного типа и штрафного изолятора принимали активное участие Осипов, Никулин С.С., Тимарин, Зинин, Платонов. Они участвовали в разрушении забора между жилой и промышленной зовами, во взломе дверных запоров и в освобождении заключенных. В разрушении забора между жилой и промзоной ИТК-16 участвовал и Кузин.

3. Во время погрома ШИЗО Богачёв, Синогач и Стрельцов совершили нападение на контролера Фролова. Стрельцов через окно бросал во Фролова камни, Синогач пытался через окно ударить Фролова ломом, а Богачёв направил во Фролова струю жидкости из огнетушителя.

4. После погрома помещения камерного типа и штрафного изолятора помещение было подожжено, а когда заключённый Николаев возразил против поджога, то Можаев и Мочальников избили его. Из помещения камерного типа и штрафного изолятора в числе 43 человек были освобождены злостные нарушители режима содержания Фофонов В.П. и Сопляков В.С.

5. Пользуясь большим авторитетом у отрицательной части заключённых, Фофанов и Сопляков призвали бесчинствующих, принимавших участие в их освобождении, пойти на территорию ИТК-7 и освободить заключённых из штрафного изолятора, особенно Феоктистова М.Н.

6. Сами Фофонов и Сопляков вернулись в штрафной изолятор, затем в комнату дежурного контролёра Фролова, взломали металлический сейф и сожгли постановления на водворение заключённых в штрафной изолятор и другие документы.

7. После призыва Фофонова и Соплякова идти в ИТК-7 и освободить заключённых из ШИЗО, Можаев, Богачёв, Маньшин, Монеткин, Зинин, Васюк, Синогач, Стрельцов, Соколов, Плотников сами стала призывать заключённых идти в ИТК-7 освобождать изолятор. В результате их призывов организовалась группа более 30 человек, к которой присоединились Платонов, Осипов, Мочальников, Тимарин, Зиненко, Никулин. Когда заключенные Овсянников и Васьковский отказались участвовать в массовых беспорядках, Можаев их избил.

Эта группа, возглавляемая лицами, призывавшими к освобождению ШИЗО ИТК-7, разрушила забор, разделяющий ИТК-16 и ИТК-7, и проникла на территорию ИТК-7. После проникновения на территорию ИТК-7 к этой группе присоединились заключенные ИТК-7, злостные нарушители режима содержания Хайбулин, Кунгуров, Васильев, которые приняли активное участие в дальнейших массовых беспорядках, в терроризации заключённых, вставших на путь исправления. Васильев, призывая других осуждённых принять участие в массовых беспорядках, оказать содействие бесчинствующим в проникновении на территорию ИТК-7, узнав о намерении бесчинствующих совершить нападение на помещение камерного типа и штрафного изолятора, указал место их расположения. В пути следования к штрафному изолятору Богачёв, Маньшин, Синогач, Плотников и Соколов избили вахтёра хоздвора заключённого Макарова, который препятствовал бесчинствующим в проникновении на территорию изолятора. Затем Богачёв, Маньшин, Можаев, Мочальников, Васюк, Синогач, Тимарин, Стрельцов, Монеткин, Платонов, Осипов, Никулин, Соколов, Плотников, Хайбулин, Кунгуров вместе с другими участниками массовых беспорядков разрушили ограждение помещения камерного типа и штрафного изолятора, совершили нападение на это помещение, учинили в нём погром, взломали дверные запоры камер и освободили из них 19 нарушителей режима.

Освобождённые бесчинствующими из помещения камерного типа и штрафного изолятора Феоктистов, Яхонов, Зайцев, Столповский, Ваганов приняли активное участие в дальнейших массовых беспорядках, причём Феоктистов и Яхонов играли при этом руководящую роль. Феоктистов, Зайцев, Ваганов приняли участие в погроме помещения штрафного изолятора, после чего Ваганов поджёг это помещение.

При нападении на помещение камерного типа и штрафного изолятора дежурный по этому помещению контролёр Ронжин воспрепятствовал бесчинствующим в освобождении заключённых. За это Богачёв, Синогач, Стрельцов, Можаев, Маньшин, Мочальников, Тимарин, Васюк, Монеткин, Платонов, Осипов, Никулин С.С., Соколов, Плотников, Кунгуров, Феоктистов избили контролёра Ронжина, нанеся ему тяжкие телесные повреждения, от которых он умер.

На территории ИТК-7 Мочальников и Тимарин с целью избиения осужденного Макарова Г.С. пришли в, барак, где должен был находиться Макаров, но последний спрятался. Тогда они учинили погром в бараке, взломали дверь, ведущую в складское помещение, порезали постель Макарова, разбили стенд около барака и избили неустановленного следствием осужденного.

Богачёв около столовой избил двоих неустановленных следствием заключённых. Вернувшись на территорию исправительно-трудовой колонии № 16, участники массовых беспорядков продолжали бесчинствовать, учиняя погромы, поджоги и разрушения различных зданий и сооружений. Богачёв, Маньшин, Можаев, Платонов, Зиненко учинили погром в штабе колонии, расположенной в жилой зоне, взломали металлические решётки, выбили стёкла в окнах, взломали служебные столы, шкафы, сейфы, сожгли документы. Зиненко поджёг штаб колонии.

Платонов во время погрома из служебного стола кассира Чушенковой похитил 823 рубля, принадлежащих Чушенковой, полагая, что деньги принадлежат колонии. Богачёв, Маньшин, Синогач учинили погром и ограбление столовой для осуждённых. Маньшин поджёг здание школы ИТК-16. Зинин вместе с другими бесчинствующими поджёг склад-сарай летней столовой, учинил погром в секции внутреннего распорядка. Богачёв, Стрельцов и Никулин учинил погром и ограбление вещевого склада, забрав из него различную одежду. Стрельцов и Никулин ограбили магазин, забрали из него сигареты и различные продукты. Пилюгин учинял погром в жилом бараке первого отряда и поджёг его. Соколов учинил погром в помещении нарядной и поджёг его.

На территории производственной зоны Зинин, Никулин и Соколов учинили погром в штабе колонии, а затем подожгли это помещение. При этом Никулин угрожал убийством, держа в руках нож, дневальному Сашину. Никулин и Пилюгин учинили погром в помещении отдела главного механика технического отдела и подожгли это здание. Кузин поджёг здание электроцеха, пытался поджечь забор больницы. Никулин и Зинин учинили погром в складе спецодежды, взяв из него несколько пар обуви и брезентовые куртки. На территории жилой зоны Осипов с цель» терроризации нанёс побои заключённому активисту Лащевскому.

Когда на территорию ИТК-16 прибыли начальник колонии Гуреев, его заместитель Брунер, старший-инспектор оперативной части Костюк и пытались прекратить массовые беспорядки, то Богачёв, Синогач, Маньшин, Можаев, Мочальников, Тимарин, Васюк, Монеткин, Соколов, Плотников, Пилюгин избили Гуреева, причинив ему менее тяжкие телесные повреждения. Кроме того, Монеткин надел металлическую урну начальнику колонии Гурееву на голову. Можаев, Синогач нанесли побои Костюку. Гуреев, Брунер, Костюк были вынуждены покинуть территорию колонии. Перед избиением Гуреева Богачёв, Васюк, Синогач, Монеткин, Можаев, Маньшин, Мочальников, Тимарин, Пилюгин избили заключённого Колушкина, который пытался предотвратить избиение Гуреева и которого заподозрили в том, что он назвал руководству колонии, майору Брунеру, имена организаторов и участников беспорядков, причинив Колушкину лёгкие телесные повреждения с расстройством здоровья.

На территории ИТК-16 был обнаружен труп заключённого Умец И.Т. с пятью ножевыми ранениями, подозреваемых в смерти которого оперативно-следственные мероприятия не выявили.

Во время массовых беспорядков Фофонов призвал Зинченко, Никулина С.С. и других к разграблению магазинов, столовых. Будучи освобождённым из штрафного изолятора, Феоктистов вместе с Яхоновым организовал группу, в которую вошли Столповский, Зайцев, Хайбулин, Ваганов, Харченко и другие заключенные, возглавили её и приняли участие в погромах, поджогах и в терроризации заключённых активистов. По предложению Феоктистова этой группой были разгромлены здание штаба колонии, штаб секции внутреннего порядка, арматурный и тарный цеха. Затем эти здания Зайцев поджёг. Зайцев поджёг катушечный цех. В штабе СВП Зайцев взял 10 пачек чая. В погроме и поджоге здания штаба колонии принимал участие и Харченко.

Вместе с группой бесчинствующих Феоктистов, Яхонов и Зайцев учинили погром в бараках 1, 3, 4, 6 отрядов. Зайцев лично поджёг барак 3 отряда, при этом была сожжена и жилая секция 2 отряда, находившаяся в помещении 3 отряда. В погроме и поджоге секции 1 отряда участвовал Столповский, в погроме и поджоге барака в отряде участвовали Ваганов и Исламов. Столповский и Ваганов подожгли жилую секцию барака 9 отряда. Зайцев поджёг деревянные ящики, находившиеся около помещения штрафного изолятора, поджёг пожарное депо.

Васильев совершил нападение на часового Суханова, который пытался воспрепятствовать заключенным из ИТК-16 проникнуть в зону ИТК-7, бросал в него камни. По призыву Васильева и другие заключённые начали бросать в часового различные предметы. Ваганов учинил погром здания профтехучилища и размещавшихся в этом здании библиотеки, парикмахерской, магазина, и поджёг это здание. Харченко и Исламов учинили погром в опалубочном цехе, а затем подожгли его. Они также подожгли различные деревянные изделия, пиломатериалы, находившиеся рядом е цехом. Яхонов, Столповский и Долгушев после погрома н поджога бесчинствующими штаба колонии вытащили из этого помещения сейф, принадлежащий оперативной части колонии и взломали его.

Феоктистов, Яхонов, Зайцев, Хайбулин, Столповский, Ваганов, Долгушев, Васильев, Харченко, Исламов с целью терроризации осуждённых, вставших на путь исправления, призывали их избивать и сами били их. Руководящую роль при этом играли Феоктистов и Яхонов. С участием Феоктистова были избиты заключенные Тресвятский, Морев, Ушаков, Кузнецов, Саидов, Джамалутдинов, Андреев, Прокаев, Байгузин, Кавтаськин. В избиении Тресвятского, Морева, Ушакова, Кавтаськина, Саидова, Джамалутдинова, Байгузина принимал активное участие и Яхонов, причинив при этом Мореву ножевое ранение. В избиении Морева принимая участие Долгушев, причинив ему тоже ножевое ранение. В избиении Кавтаськина и Джамалутдинова активное участие принимал и Зайцев.

По предложению Феоктистова бесчинствующей, возглавляемой Яхоновым группой были избиты заключённые Павлушкин, Беляновский, Казылбаев, Родин, Кузьмичёв, Ширшов. В избиении Павлушкина, Казылбаева, Родина, Кузьмичёва активное участие принимал и Яхонов. В избиении Павлушкина принимали участие Исламов и Хайбулин. В избиении Родина принимали участие Зайцев и Долгушев. Яхонов и Столповский избили заключённого Седова и Макарова В.Г. Столповский избил Яговитина и Серебрякова. Харченко и Хайбулин избили Абанина. Зайцевым были избиты заключённые Шапошников, Андреев, Лобин. Вагановым был избит заключённый Латыпов, Долгушиным были избиты Аверкиев и Михайлов. Хайбулин и Столповский пытались избить заключённых Белоногова, Завьялова и Каширина, которые от них скрывались в кабинете начальника отряда № 1. Хайбулин и Столповский сломали дверь в этот кабинет, но Белоногов, Каширин и Завьялов выпрыгнули через окно. Харченко В.М. пытался избить Теликанова, а Исламов пытался избить Харченко Е.И.

 

Находясь на территории производственной зоны, Яхонов с целью терроризации угрожал убийством бригадиру производственной бригады барабанного цеха заключенному Маслову А.Г., намахивался на него ломом. В массовых беспорядках принимал участие заключенный ИТК-7 Шаров. Шаров принимал участке в разграблении и поджоге магазина, в разграблении столовой, в погроме и поджоге парикмахерской.

Таким образом, в результате активных действий всех подсудимых в массовых беспорядках принимало участие более 300 человек из двух колоний. Ими путём погромов, поджогов и разрушений было уничтожало 38 различных административных, производственных и жилых зданий и сооружений, в том число в ИТК-16 - 9, в ИТК-7 - 19, разграблены магазины, ларьки, столовые, склады, причинён материальный ущерб государству на 631251 руб., в том числе по ИТК-16 на 196073 руб. 08 коп., и по ИТК-7 на 437177 руб. 92 коп.

Ими было совершено нападения на 9 представителей администрации колоний, с целью терроризации было избито 77 заключённых, вставших на путь исправления, в тон числе в ИТК-16 - 19 человек, в ИТК-7 - 58 человек, при этом контролер Ронжин получил смертельные повреждения.

В предъявленном обвинении виновными себя признали полностью: Васюк, Синогач, Зайцев, частично – Мочальников, Тимарин, Стрельцов, Зинин, Платонов, Никулин, Зиненко, Хайбулин, Кунгуров, Феоктистов, Яхонов, Столповский, Ваганов, Исламов, Харченко, Долгушев, Шаров, Можаев, Маньшин, не признали – Богачёв, Монеткин, Осипов, Соколов, Кузин, Плотников, Пилюгин, Фофонов, Сопляков, Васильев.

Судебная коллегия находит, что вина всех подсудимых подтверждается.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 301, 303 УПК РСФСР, судебная коллегия приговорила:

(Далее текст приговора приводится в сокращении).

Признать виновными по ст.ст. 771 и 79 УК РСФСР приговорить:

Кузина Виктора Сергеевича – к 2 годам и 6 месяцам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Шарова Александра Дмитриевича - к 2 годам и 6 месяцам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Фофонова Валерия Петровича - к 6 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии особого режима;

Соплякова Виктора Степановича - к 5 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Долгушева Виктора Павловича - к 8 годам и 3 месяцам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии особого режима;

Зиненко Виктора Григорьевича - к 10 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии особого режима;

Харченко Виктора Митрофановича - к 11 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Исламова Николая Ильича - к 10 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Ваганова Виктора Ивановича - к 9 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Кунгурова Юрия Фёдоровича - к 11 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии особого режима;

Хайбулина Юнса Ибрагимовича - к 8 годам 6 месяцам годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Соколова Александра Алексеевича - к 12 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Платонова Анатолия Григорьевича - к 12 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Зинина Александра Георгиевича - к 8 годам 3 месяцам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Синогача Василия Михайловича - к 8 годам 26 дням лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Стрельцова Николая Дмитриевича - к 10 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Васюка Николая Ефимовича - к 8 годам 26 дням лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Тимарина Александра Николаевича - к 9 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Осипова Анатолия Тимофеевича - к 11 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Васильева Вячеслава Павловича - к 11 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии особого режима;

Пилюгина Валентина Васильевича - к 10 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии особого режима;

Столповского Юрия Ивановича - к 15 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Монеткина Александра Фёдоровича - к 15 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Мочальникова Алексея Макаровича - к 15 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Плотникова Александра Ивановича - к 13 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Никулина Сергея Сергеевича - к 13 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Зайцева Владимира Владимировича - к 15 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Можаева Виктора Александровича - к 15 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Маньшина Анатолия Григорьевича - к 15 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима;

Богачёва Александра Ивановича – к смертной казни через расстрел;

Яхонова Александра Семёновича - к смертной казни через расстрел;

Феоктистова Михаила Николаевича - к смертной казни через расстрел.

Приговор может быть опротестован прокурором, обжалован адвокатом и потерпевшими в течение 7 суток со дня оглашения приговора, осуждёнными – в течение 7 суток со дня вручения им копии приговора, в Верховный суд РССФСР – через Куйбышевский областной суд.

Председательствующий – Дунаев.

Народные заседатели – Красев, Петров.

Копия верна:

Председательствующий – Дунаев (подпись).

Секретарь - Чистякова (подпись).


Просмотров: 17


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара