При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Бункер Сталина. 1942 год. Документы

Бункер Сталина. 1942 год

 

ГАСО, Р-2558, оп. 14, д. 1.

Дело № 4/СС

Акт правительственной комиссии по приемке спецобъектов №№ 1 и 2 строительства № 1 Метростроя в гор. Куйбышеве.

16 декабря 1942 года.

На 24 листах.

 

Л.л. 1-24.

Секретно. Экз. № 4.

СССР. Народный комиссариат путей сообщения.

Акт правительственной комиссии по приемке спецобъектов №№ 1 и 2 строительства № 1 Метростроя в гор. Куйбышеве.

Отпечатано 5 экз.

Экз. № 1 – СНК Союза ССР.

Экз. № 2 – Наркому путей сообщения т. Хрулеву.

Экз. № 3 – Начальнику Метростроя тов. Самодурову.

Экз. № 4 – Куйбышевскому облисполкому.

Экз. № 5 – Управлению строительства № 1.

г. Куйбышев.

1943 год.

 

Акт правительственной комиссии по приемке спецобъектов №№ 1 и 2 строительства № 1 Метростроя в гор. Куйбышеве.

Правительственная комиссия по приемке спецобъеков № 1 и № 2 в г. Куйбышеве, назначенная постановлением СНК Союза ССР за № 1980-901сс от 16 декабря 1942 года в составе:

Председателя комиссии – Председателя Куйбышевского областного исполнительного комитета Советов депутатов трудящихся тов. Хопова П.М.;

Членов комиссии:

Заместителя начальника Метростроя тов. Данковцева И.Г.;

Начальника отделения 1-го отдела НКВД СССР старшего лейтенанта госбезопасности тов. Савина Б.И.;

Заместителя главного инженера отделения 1-го отдела НКВД СССР тов. Демьянова Г.П.;

Начальника строительства № 1 Метростоя тов. Эсакия Н.М.;

Начальника отдела МПВО НКВД области капитана госбезопасности тов. Федорова Д.Ф.;

Заместителя начальника сектора номерных строек Метростроя тов. Гитмана Я.К.;

С участием:

Секретаря Куйбышевского обкома ВКП (б) тов. Муратова Ф.Н.;

Представителей от МПВО – т.т. Пастушкова П.К., Лукьянова В.Л., Смурова А.Н., Афанасьева И.И.;

От 1-го отдела НКВД СССР т.т. Ситнова Г.В., Нечаева К.К., Кузьмина А.И., Краснобаева С.П.;

От Куйбышевского облисполкома т. Горячева М.А.

Произвела в период с 25 декабря 1942 года по 4 января 1943 года осмотр сооружений объектов № 1 и № 2, ознакомилась с техническим проектом, документацией на скрытые работы, исполнительными чертежами и документами опробовала сантехнические и электротехнические устройства, а также провела проверку сооружений на герметичность.

К работе комиссии были привлечены работники строительства № 1 Метростоя – главный инженер Строительства т. Цуриков К.М., начальник гео-маркшейдерских работ т. Дробинин И.И., начальник лабораторно-исследовательских работ строительства т. Огульник Я.Р., и главный инженер проекта т. Островский А.С., начальник конторы специальных работ т. Симак Л.М., главный архитектор строительства т. Зеленин М.А., главный инженер конторы спецработ. Кац М.А. и начальник отдела электромонтажных устройств стоительства т. Пискулов В.Г.

Комиссия пришла к нижеследующему заключению.

 

1. Технический проект.

 

А. По объекту № 1.

 

Технический проект объекта № 1 разработан Центральной проектной конторой Метростроя в соответствии с постановлением Государственного Комитета Обороны за № 846-сс от 21 октября 1941 года и приказом НКПС за № СС-565/ц от 22 октября 1941 года, на основе проектного задания, утвержденного НКВД СССР и согласованного с ГУМПВО НКВД СССР.

1. Объект № 1 расположен на территории двора областного комитета ВКП (б) и представляет собой бомбо-газоубежище 1-й категории, предназначенное для укрытия и работы ста человек во время воздушного нападения.

Объект № 1 имеет 4 рабочих комнаты по 23 кв. метра каждая, зал заседаний в 72 кв. метра и комнату отдыха в 36 кв. метров.

Общая полезная площадь составляет 200 кв. метров.

Все помещения убежища располагаются частично в вертикальном шахтном стволе диаметром в свету 7,5 метров и частично в горизонтальной подземной камере, расположенной на глубине 33 метров.

Ствол разделен междуэтажными перекрытиями на 9 этажей, из коих 5 этажей заняты обслуживающими помещениями – фильтро-вентиляционной камерой, щитовой, аккумуляторной и прочими.

На уровне 8-го этажа ствола (считая сверху) размещаются зал заседаний и комната отдыха, соединенные со стволом подземным коридором.

Вход в убежище из здания обкома ВКП (б) осуществляется к вновь пристроенный к зданию вестибюль, расположенный над вертикальным шахтным стволом диаметром в свету 5,6 метра, глубиной 14 метров. Этот ствол соединяется с основным стволом-убежищем подходным коридором. На конце последнего имеется запасной выход.

Ствол у вестибюля и ствол-убежище оборудованы нормальными лестничными ходами и пассажирскими лифтами.

2. Инженерно-геологическая характеристика грунтов, в которых сооружено убежище, является благоприятной как для проходки вертикальных стволов, так и для горизонтальных выработок, вследствие того, что отметки залегания выработок находятся выше уровня грунтовых вод и выше крепких пород известняков и доломитов. В пределах ствола и камер грунты в основном представлены перемежающимися слоями песков, супесей и суглинков.

3. Конструкция шахт выполнена из чугунных тюбингов. Камеры, в которых размещены зал заседаний, комната отдыха, резервная электростанция, а также подходные коридоры выполнены в бетоне. Гидроизоляция этих сооружений осуществлена оклейкой рулонными материалами на битуме с устройством внутренней поддерживающей железобетонной рубашки. Гидроизоляция шахтных стволов обеспечена расчеканкой швов тюбингов свинцовым шнуром.

4. Защитные конструкции ПВО объекта рассчитаны на однократное попадание ФАБ-2000. Это достигается устройством бетонного монолитного тюфяка толщиной 3,5 м, перекрывающего ствол-убежище и часть примыкающих подходных коридоров. Зал заседаний и комната отдыха защищены земляной толщей грунта в 29 м под шелыгой свода. Входы в убежище перекрываются массивными защитно-герметичными дверьми, рассчитанными на нагрузку 1 + 10 тонн на 1 кв. метр.

5. Архитектурная отделка объекта решена как необходимое оформление стен и потолков помещений, декорирование трубопроводов и вентиляционных коробов и рациональная расстановка светотехнических точек. Стены зала заседаний оштукатурены без убранства, а потолок оформлен штукатурными тягами небольшого профиля. Окраска стен зала – качественная клеевая, палевого тона, свод окрашен белым цветом. В комнате отдыха стены украшены декоративной тканью с дубовой раскладкой, а потолок разбит на простейшие квадраты и окрашен в белый цвет. Во всех остальных помещениях стены и потолки гладко оштукатурены и покрашены клеевой краской.

Полы зала заседаний, комнаты отдыха и рабочих помещений – паркетные, вспомогательных, в зависимости от назначения – плиточные, цементные или деревянные.

Все двери фанерованы дубом под лак.

Освещение зала заседаний и комнаты отдыха осуществляется люстрами и настенными бра. В прочих помещениях – простыми образцами светотехнической арматуры.

6. Санитарно-технические устройства объекта обеспечивают укрывающимся нормальные условия пребывания и работы в убежище.

а) приточно-вытяжная вентиляция рассчитана на работу объекта в условиях воздушной тревоги (ВТ) и в период химического нападения (ХТ).

В соответствии с этим установлены 3 режима работы вентиляции.

1. Режим ВТ.

2. Режим ХТ.

3. Режим регенерации.

Нормы подаваемого воздуха на 1 человека в час приняты:

при режиме ВТ:

летом – 30-32 куб. м;

зимой – 15 куб. м.

при режиме ХТ:

для рабочих комнат – 6 куб. м;

для зала заседаний – 15 куб. м.

Указанные системы обеспечиваются оборудованием, составляющим 5 систем вентиляции.

Фильтро-вентиляционная установка рассчитана на 20-24 часа непрерывной работы в условиях ХТ.

Забор воздуха осуществляется двумя раздельными воздуховодами с разносом мест забора воздуха на 50 метров друг от друга.

На случай выхода из строя фильтро-вентиляционной установки помещения убежища предохраняются от проникновения ОВ путем герметизации. В этом случае проводится рециркуляция внутреннего воздуха помещений, который регенерируется путем его охлаждения и добавления необходимого количества кислорода.

б) Водоснабжение объекта обеспечивает питьевые нужды, санитарные приборы, резервную электростанцию (ЖЭС), воздухоохладители и пожаротушение. Нормы водопотребления приняты:

на санприборы – 26 литров на 1 человека в сутки;

на охлаждение дизеля – 1000 литров в час;

на пожаротушение – 2 струи по 5 литров в секунду;

на воздухоохладители – 3000 литров в час.

Водопроводная сеть имеет два самостоятельных ввода: один с улицы Фрунзе, другой с улицы Рабочей. Кроме этого, внутри объекта установлен запасный бак для воды емкостью 9 куб. м.

в) Сточные воды от санитарных приборов объекта по самоточным линиям отводятся в сборный фекальный резервуар, расположенный в 9-м этаже ствола, откуда перекачиваются в городскую сеть.

От ЖЭС и воздухоохладителей вода отводится в дренажный резервуар, установленный в помещении фекальной перекачки и удаляется насосом в городскую канализацию.

7. Электроснабжение объекта осуществляется от двух питающих источниов: от Куйбышевской ГРЭС и Безымянской ТЭЦ. Питание от БТЭЦ взято от понизительной подстанции завода «Шарикоподшипник».

По низковольтной стороне объект получает непосредственное питание от двух понизительных подстанций: от ТП № 59 в здании облисполкома и от ТП № 247 в городском саду. Кроме этого, предусмотрено резервное питание от электростанции (ЖЭС) мощностью 50 квт, расположенной в специальной камере объекта.

Для питания аварийного освещения предусмотрены аккумуляторные батареи емкостью на 1 час работы.

Общая установленная мощность объекта составляет 96 квт.

Напряжение силовой сети принято 220 вольт, сети освещения 220/127 вольт, а в отдельных местах – 12 вольт.

Управление моторами силовых установок местное.

Управление общим и аварийным освещением в рабочих комнатах местное. Два светильника в зале заседаний, а также аварийное освещение мест общего пользования управляются централизованным порядком со щита управления.

Аварийное освещение при наличии аккумуляторной батареи через реверсивный магнитный пускатель и реле автоматически переключается на питание от аккумуляторной батареи.

8. Связь объекта, согласно постановлению СНК Союза ССР, должна быть осуществлена Наркоматом связи по отдельному заданию НКВД СССР.

 

Б. По объекту № 2.

Технический проект объекта № 2 разработан Центральной проектной конторой Метростроя в соответствии с Постановлением Государственного Комитета Обороны за № 846-сс от 21 октября 1941 года и приказом НКПС за № СС-565-ц от 22 октября 1941 года на основе проектного задания, утвержденного НКВД СССР и согласованного с ГУМПРО НКВД СССР.

1. Объект № 2 представляет собой комплекс массового бомбогазоубежища и 2-х командных пунктов (КП) 1-й категории.

Убежище рассчитано на укрытие 600 человек и КП на 100 человек.

Объект предназначен для эксплуатации его двумя различными организациями, соответственно чему и произведена его планировка.

Сооружение расположено под площадью им. Куйбышева между зданиями Дворца культуры (ДК) и Дома Красной Армии (ДКА).

Объект состоит из двух тюбинговых тоннелей типа метро диаметром в свету 5,6 метра длиной каждый по 50 метров. Между тоннелями располагается убежище в штольневой выработке сечением в свету 2,4 Х 2,6 метра и длиной 150 метров.

В тюбинговых тоннелях размещаются рабочие комнаты командных пунктов и санитарные узлы.

В середине штольневого убежища перпендикулярно к оси сооружения расположены тоннели для фильтро-вентиляционных установок и энергетического хозяйства.

Сообщение с дневной поверхностью осуществляется через два входа, из коих один расположен в ДКА, другой – в ДК.

Вход со стороны ДКА состоит из двух вертикальных шахт, оборудованных лифтами и нормальными двухмаршевыми лестницами. Со стороны ДК вход осуществлен аналогично, а лифтом оборудован только один ствол.

Полезная площадь объекта составляет 800 кв. метров, из коих 300 кв. метров занимают КП.

2. Инженерно-геологическая характеристика грунтов, в которых залегает сооружение, является благоприятной как для проходки вертикальных стволов, так и для горизонтальных выработок, вследствие того, что отметки залегания выработок находятся выше уровня грунтовых вод и выше крепких пород известняков и доломитов. В пределах стволов и подземных тоннелей грунты представлены песками, супесями, суглинками.

3. Конструкция убежища, подходных коридоров, фильтро-вентиляционной камеры, энергоузла, фекальных перекачек выполнены в виде штолен, закрепленных деревом, с последующим обетониванием. Тоннели КП и стволы № 1 и № 2 выполнены из чугунных тюбингов. Вертикальные прямоугольные стволы шахт № 3 и № 4 закреплены деревянными срубами с последующим устройством железобетонной несущей конструкции.

Перекрытия и лестничные площадке выполнены в железобетоне, ступени – в бетоне по металлическим косоурам.

Все штольневые выработки, кроме верхних и нижних подходных коридоров, имеют оклеечную гидроизоляцию с внутренней поддерживающей железобетонной рубашкой.

Гидроизоляция тоннелей КП осуществляется путем расчеканки швов тюбингов свинцом.

4. Защита основного убежища и КП от непосредственного попадания ФАБ обеспечивается толщей грунта в 27 метров над шелыгой тоннелей. У входов установлены защитно-герметические двери, рассчитанные на нагрузку в +- 10 тонн на кв. метр.

В стволах № 1 и № 2 на верхней части устроены бетонные плиты толщиной 4 метра, подстилающий слой песка в 1 метр и вторая бетонная плита толщиной в 1 метр.

Для гашения взрывной волны подходные коридоры устроены в виде лабиринтного обхода с тупиками.

5. При решении архитектурной отделки помещений объекта максимально использовано поперечное сечение тоннеля. Исходя из этого, перекрытия большинства помещений осуществлены по трапецоидальному контуру.

Все коммуникационные прокладки сантехнических и электротехнических устройств закрыты кирпичными стенами облегченного типа.

В зале заседаний и рабочих помещениях стены обшиты 8-мм фанерой по рейкам. По фанере натянута декоративная ткань: в отдельных помещениях ткань заменена масляной покраской.

Потолки в части помещений сделаны штукатурные, в части – из фанеры, прибитой к деревянной подшивке. Все потолки окрашены клеевой краской.

В помещении убежища по двум продольным стенам установлены деревянные скамьи, разбитые подлокотниками на индивидуальные места.

Полы во всех рабочих помещениях – паркетные и деревянные, в обслуживаемых – плиточные и цементные.

Освещение осуществлено люстрами в рабочих комнатах и простыми элементами осветительной арматуры в других помещениях.

6. Санитарно-технические устройства объекта обеспечивают укрывающимся нормальные условия работы и пребывания в убежище и КП.

а) Приточно-вытяжная вентиляция рассчитана на работу объекта в условиях воздушной тревоги (ВТ) и в период химического нападения.

В соответствии с этим установлены три режима работы вентиляции.

1. Режим ВТ.

2. Режим ХТ.

3. Режим регенерации.

Нормы воздуха, подаваемого в убежище на 1 человека в час, приняты:

при режиме ВТ - летом:

по убежищу - 10 куб. м;

по рабочим комнатам – 20 куб. м;

при режиме ВТ зимой:

по убежищу – 5 куб. м;

по рабочим комнатам – 10 куб. м;

при режиме ХТ:

по убежищу – 2 куб. м;

по рабочим комнатам – 6 куб. м.

Указанные режимы обеспечиваются оборудованием, составляющим 6 систем вентиляции.

Фильтро-вентиляционная установка рассчитана на 20-24 часа непрерывной работы в условиях ХТ.

Забор воздуха осуществлен двумя раздельными воздуховодами с разносом мест забора воздуха на 70 метров друг от друга.

На случай выхода из строя фильтро-вентиляционной установки помещения убежища и КП предохраняются от проникновения ОВ путем герметизации.

В этом случае производится рециркуляция внутреннего воздуха помещений, который регенерируется путем его охлаждения и добавления необходимого количества кислорода.

б) Водоснабжение объекта обеспечивает питьевые нужды, санитарные приборы, воздухоохладители и пожаротушение.

Нормы водопотребления приняты:

на санприборы – 26 литров на 1 человека в час;

на воздухоохладители – 5000 литров в час.

на пожаротушение – 2 струи по 5 литров в секунду.

Питание внутренней водопроводной сети объекта осуществляется от городской сети через два самостоятельных ввода. Кроме этого, внутри объекта установлен запасный бак для чистой воды емкостью 20 куб. м.

в) Сточные воды от санитарных приборов объекта по самоточным трубопроводам отводятся в два сборных резервуара и откуда перекачиваются в городскую канализационную сеть фекальными насосами.

От воздухоохладителей вода отводится в сборный дренажный резервуар, находящийся в помещении фекальной перекачки. Отсюда дренажная вода выкачивается в городскую канализационную сеть.

7. Электроснабжение объекта осуществляется от двух питающих генерирующих источников: Куйбышевской ГРЭС и Безымянской ТЭЦ.

Снабжение объекта энергией напряжением 220 вольт осуществляется от ТП, сооруженной в штольневой выработке объекта.

Кроме ТП мощностью 180 ква предусмотрено резервное питание от электростанции (ЖЭС) мощностью 50 ква.

Для питания аварийного освещения предусмотрена аккумуляторная батарея емкостью на 1 час работы.

Общая установленная мощность объекта составляет 160 ква.

Напряжение силовой сети принято 220 вольт, сети освещения 220/127 вольт, а в отдельных местах – 12 вольт.

Управление моторами силовых установок местное. Управление общим освещением – местное. Аварийное освещение в местах общего пользования (подходные коридоры и коридоры убежища) управляются централизовано со щита управления.

Аварийное освещение при наличии аккумуляторной батареи через реверсивный магнитный пускатель и реле автоматически переключается на питание от аккумуляторной батареи.

8. Связь объекта согласно постановлению СНК Союза ССР осуществляется Наркоматом Связи по отдельному заданию НКВД СССР.

 

II. Рабочие и исполнительные чертежи.

Рабочие чертежи по объектам № 1 и № 2 разрабатывались Проектно-Сметным отделом Строительства на основе технического проекта.

Исполнительные чертежи, разработанные в маркшейдерской группе Строительства, выполнены хорошо и отражают полную картину фактического состояния сооружений.

В результате рассмотрения исполнительных чертежей выявлены отдельные отклонения от проекта, а именно:

А. По объекту № 1.

1. В камере зала заседаний часть стен утонена по сравнению с проектным размером (в 1 метр до 60 см). Основанием для этого послужила выявленная при проходке геология заложения сооружения. Вместо предполагавшегося по предварительным изысканиям суглинка в верхней части стен камеры и доломитовой муки в подошве выявлено наличие доломитовых известняков средней крепости.

2. В нижней части ствола диаметром 8,2 м основного убежища на высоте 2,25 м тюбинговая кольцевая конструкция ствола заменена отдельными стволами из тюбингов с заполнением промежутков между ними бетоном. Гидроизоляция осуществлена оклеечная с внутренней железобетонной рубашкой.

Изменение явилось результатом отсутствия необходимого количества тюбингов.

Конструкция разработана правильно.

3. Проектом было предусмотрено устройство тюфяка слоистой конструкции из железобетона с песчаной прослойкой.

Проектным заданием наряду с железобетонным тюфяком разрешалось применение бетонного или бутобетонного тюфяка с марками бетона от 250 до 400 кг/см2. В связи с дефицитностью металла, цементов высоких марок, отдаленностью карьеров с инертными высокой прочности, Строительство № 1 по согласованию с ГУМПВО НКВД СССР (письмо прилагается) изменило конструкцию тюфяка, приняв его сплошным бетоном общей толщиной 3,5 м из бетона марки 250 кг/см2. Свесы тюфяка за наружные грани сооружения приняты в 11,5 м. Статический расчет измененной конструкции тюфяка приложен к исполнительным чертежам.

Указанные изменения и ряд менее существенных отклонений от проекта со стороны Комиссии возражений не встречают.

Б. По объекту № 2.

1. В подходных коридорах между зданием ДК и стволом № 1, а также в лабиринтах глубокого заложения до камер затворов не осуществлена оклеечная гидроизоляция с поддерживающей железобетонной рубашкой. Эти отклонения от проекта сделаны из тех соображений, что пребывание людей в указанных коридорах является кратковременным (только в период прохода), из-за отсутствия грунтовых вод на указанных участках и острой дефицитности изоляционных материалов.

Отдельные небольшие участки в лабиринтах в связи с отсутствием изоляции имеют повышенную влажность.

2. В процессе производства работ ось необходимой штольни тюбингового тоннеля со стороны ДКА отнесена в сторону от тоннеля, и расстояние от оси тоннеля до оси штольни увеличена с 15 до 19,85 метра.

Увеличение этого расстояние вызвано наличием водоносных линз.

3. По заданию штаб ПВО, коему передается для постоянной эксплуатации тюбинговый тоннель со стороны ДК, изменена внутренняя планировка отдельных помещений.

4. Предусмотренные проектом подвесные полочки в убежище не осуществлены, что улучшает условия эксплуатации. Количество лежачих мест компенсировано устройством сидячих мест в обходном коридоре.

5. Торцевые стены тюбинговых тоннелей в примыкании их к камерам затворов отнесены на 30 см от тоннелей с некоторым изменением конструкции примыкания изоляции к тюбингам.

6. Общеувязочным чертежом сооружения были предусмотрены плоские бетонные лотки в штольневых сечениях убежища и подходных коридоров. В период проходки штолен аналогичных сооружений в пределах г. Куйбышева в суглинках имело место в отдельных выработках пучение почвы, вызвавшее временного деревянного крепления. Исходя из этого, Строительство № 1 наметило в проекте устройство лотков в виде обратных сводов и армировку боковых стен штольни. Последние мероприятия также диктовались предполагаемой отменой гидроизоляции с внутренней железобетонной рубашкой. В процессе проходки штолен явление пучения грунтов по всему сооружению не наблюдалось.

Железобетонная рубашка и гидроизоляция в этих сооружениях не были отменены.

Исходя из изложенного, конструкция штолен была выполнена в соответствии с первоначальным проектом с плоскими лотками, с оставлением в стенах штолен намеченной армировки.

7. В зале заседаний металлическая подвесная конструкция потолка заменена деревянной конструкцией облегченного типа коробчатого сечения, и соответственно штукатурка заменена подшивкой фанеры с сохранением профилей и тяг в дереве.

Указанные изменения и ряд менее существенных отклонений от проекта со стороны Комиссии возражений не встречает.

 

III. Материалы.

Шахтные столы объектов № 1 и № 2 возведены из чугунных тюбингов; все остальные подземные сооружения – из бетона и железобетона.

Всего в конструкции объекта № 1 уложено чугунных тюбингов 520 тонн, а объекта № 2 – 1230 тонн бетона и железобетона соответственно 5400 и 4500 куб. м. В зависимости от типа и характера конструкции применялись марки бетона от «250» до «90».

Из общего объема в 9900 куб. м бетона 3800 куб. м уложены в защитные конструкции сооружения. В конструкциях, не рассчитанных на непосредственное воздействие ФАБ, бетон принят марки «140», а для заполнения лотков – марки «90», в тюфяке объекта № 1 – марка «250».

Для изготовления бетона на строительстве применялся цемент нормальных марок Вольского и Сенгилеевского заводов. Почти все партии цемента были снабжены заводскими паспортами, и, кроме этого, проверялись на Строительстве ускоренным методом и по ОСТу. Для бетона марки «250» применялся, как правило, цемент марки «400».

Всего для сооружения объекта № 1 израсходовано 2000 тонн цемента, а объекта № 2 – 1300 тонн.

Песок для изготовления бетона завозился с местных карьеров, и по гранулометрическому составу следует его считать мелкозернистым. Применение этого песка было связано с некоторыми дополнительным к нормальному расходом цемента.

Для бетона марки «250» расход цемента был принят в 420 кг на 1 кубометр, для марки «140» - от 260 до 280 кг на 1 кубометр.

Этот дополнительный расход цемента приемлем, учитывая трудности получения в период сооружения объекта железнодорожного транспорта для перевозки песка на дальние расстояния.

Крупные инертные, примененные для изготовления бетона, заготовлялись на приволжских карьерах и доставлялись на строительство водой.

Для бетона тюфяка временное сопротивление примененного щебня была не ниже 600 кг/см2, а в отдельных случаях доходило до 1200 кг/см2.

Прочность уложенного бетона характеризуется результатами испытания отобранных контрольных кубов.

Бетон всех марок, как правило, к 30 дням имел проектную прочность.

Предъявленная исполнительная документация с исчерпывающей полнотой характеризует качество бетона, уложенного в сооружение, материалов, его составляющих, и дает уверенность в прочности как отдельных конструкций, так и всего объекта в целом.

 

IV. Состояние сооружений.

В результате осмотра сооружений в натуре комиссией установлено:

1. Общестроительные, санитарно-технические и электротехнические работы объектов № 1 и № 2 выполнены по проекту с соблюдением технических условий на возведение подземных сооружений специального назначения.

2. Отдельные элементы работ и комплексы их, а также архитектурная отделка по объекту № 1 выполнены ОТЛИЧНО, по объекту № 2 – ХОРОШО, в полном соответствии с назначением сооружения и с максимальным использованием местных материалов.

Комиссия считает необходимым осуществить в кратчайший срок нижеследующие недоделки:

1. Ликвидировать имеющиеся течи на объекте № 2 в лабиринте ствола № 1, в коммутаторной и дежурной комнатах.

2. Произвести в летнее время планировку и озеленение территории Строительства и замощение шахтной площадки на площади имени Куйбышева.

3. Смонтировать неосуществленный из-за отсутствия оборудования установки резервной электростанции (ЖЭС-50), аккумуляторной батареи, зарядного агрегата и щита постоянного тока для объектов № 1 и № 2.

Комиссия отмечает, что, несмотря на то, то со стороны Метростроя сделано все для обеспечения питания электроэнергией от второго генерирующего источника тока, объекты № 1 и № 2 резервного питания в настоящее время не имеют, так как завод «Шарикоподшипник» не выполнил договора, заключенного с Метростроем о подаче питания от Безымянской ТЭЦ.

В настоящее время объект получает питание только от Куйбышевской ГРЭС.

Одновременно комиссия считает обязательным дополнительно осуществить работы, не предусмотренные проектом, а именно:

а) Оштукатурить в летнее время теплым раствором наружные стены входных вестибюлей объектов № 1 и № 2.

б) Сделать деревянный тамбур в наружных дверях вестибюля у Дома Красной Армии.

в) Сделать приточно-вытяжную вентиляцию в чердачных помещениях рабочих комнат объекта № 2.

 

V. Стоимость сооружений и технико-экономические показатели.

А. По объекту № 1.

1. Общая стоимость всех работ, выполненных по объекту № 1, по отчетным данным Строительства на 1 декабря 1942 года с добавлением предполагаемых затрат до ликвидации Строительства № 1, составляет 7171,3 тысяч рублей.

Эта сумма по элементам затрат распределяется следующим образом:

а) освоение площадки и временные сооружения – 233,8 тыс. р.

б) общестроительные работы – 3508,0 тыс. р.

в) сантехнические работы – 195,6 тыс. р.

г) электромонтажные работы – 337,6 тыс. р.

д) механомонтажные работы – 79,2 тыс. р.

е) прочие затраты (проектирование, зимние работы, перемещение и командировочные и другие расходы) – 2817,1 тыс. р.

2. Физические объемы выполненных работ:

выемка грунта – 10500 куб. м.

укладка бетона и железобетона – 5600 куб. м.

нагнетание и тампонаж за обделку – 400 куб. м.

укладка чугунных тюбингов – 500 тонн.

3. Основные показатели по сооружению:

полезная площадь основных помещений – 200 кв. метров.

затраты на 1 куб. м сооружения – 685 руб.

затраты на одного укрывающегося – 62,3 тыс. руб.

 

Б. По объекту № 2.

Общая стоимость всех работ, выполненных по объекту № 2 по отчетным данным строительства на 1 декабря 1942 года с добавлением предполагаемых затрат до ликвидации Строительства № 1, составляет 11427,0 тысяч рублей.

1. Эта сумма по элементам затрат распределяется следующим образом:

а) освоение площадки и временные сооружения – 421 тыс. р.

б) общестроительные работы – 6039 тыс. р.

в) сантехнические работы – 363,7 тыс. р.

г) электромонтажные работы – 258,9 тыс. р.

д) механомонтажные работы – 110,4 тыс. р.

е) прочие затраты (проектирование, зимние работы, перемещение и командировочные и другие расходы) – 4223,4 тыс. р.

2. Физические объемы выполненных работ:

выемка грунта – 16100 куб. м.

укладка бетона и железобетона – 4600 куб. м.

нагнетание и тампонаж за обделку – 2000 куб. м.

укладка чугунных тюбингов – 1250 тонн.

3. Основные показатели по сооружению:

полезная площадь основных помещений – 800 кв. метров.

затраты на 1 куб. м сооружения – 700 руб.

затраты на одного укрывающегося – 16,3 тыс. руб.

 

VI. Выводы.

В результате осмотра сооружений в натуре и ознакомления с проектом, исполнительными чертежами и документами, комиссия пришла к следующим выводам:

1. Объекты № 1 и № 2 закончены как в строительной части, так и в монтаже, и могут быть переданы в постоянную эксплуатацию.

2. В целях обеспечения резервного питания объекта электроэнергией от внешних генерирующих источников просить Куйбышевский обком ВКП (б) и облисполком обязать директора завода «Шарикоподшипник» подключить проложенный Метростроем высоковольтный кабель к трансформаторной подстанции, вновь построенной на территории завода и заканчивающейся в монтаже не позднее 1 февраля 1943 года.

3. Предложить Метрострою передать в распоряжение УНКВД по Куйбышевской области средства на окончание недоделок, приведенных в приложении к акту, а также на содержание сооружений в период гарантийного ремонта в сумме 266,5 тысяч рублей.

4. Признать все общестроительные, архитектурно-отделочные и монтажные работы по объекту № 1 выполненными с оценкой «отлично», а по объекту № 2 – «хорошо».

5. Комиссия считает нужным отметить инициативу коллектива метростроевцев, проявленную при подыскивании и максимальном использовании местных материалов, а также оригинальность решения объекта № 1, рациональное размещение в нем помещений, что следует рекомендовать как пример при сооружении аналогичных объектов.

 

Председатель Правительственной комиссии – Председатель Куйбышевского областного исполнительного комитета Советов депутатов трудящихся Хопов.

Члены Правительственной комиссии:

Заместитель начальника Метростроя Данковцев.

Начальника отдела МПВО УНКВД Куйбышевской области капитан госбезопасности Федорова.

Начальник строительства № 1 Метростоя Эсакия.

Начальник отделения 1-го отдела НКВД СССР старший лейтенант госбезопасности Савин.

Заместитель начальника сектора номерных строек Метростроя Гитман.

Заместитель главного инженера отделения 1-го отдела НКВД СССР Демьянов.

(Подписи).

 

***

 

ГАСО, Ф-2558, оп. 14, д. 3.

Секретно.

Докладная записка Председателя Правительственной комиссии по приемке газо-бомбоубежищ №№ 1 и 2 в г. Куйбышеве – Председателя Куйбышевского облисполкома Хопова Заместителю Председателя СНК СССР В.М. Молотову о готовности объектов. 1943 год.

 

Заместителю Председателя СНК СССР товарищу Молотову В.М.

Докладная записка

Во исполнение Постановления Государственного комитета обороны СССР от 21 октября 1941 года за № 846-сс Строительством № 1 Метростроя построены в г. Куйбышеве газо-бомбоубежища № 1 и № 2.

 

I.

Объект № 1 расположен на территории двора Обкома ВКП (б) и представляет собой командный пункт 1-й категории, предназначенный для укрытия и работы ста человек.

Общая полезная площадь объекта составляет 200 кв. метров.

Помещения объекта состоят из 4-х рабочих комнат по 23 кв. метра, зала заседаний в 72 кв. метра, комнаты отдыха - 36 кв. метров и комнат обслуживающих устройств.

Все помещения располагаются частично в вертикальном шахтном стволе - убежище диаметром в свету 7,5 метров, разделенном перекрытиями на 9 этажей, и частично в горизонтальной подземной камере, расположенной на глубине 33 метров.

Сообщение здания обкома ВКП (б) с убежищем осуществляется через специальный вертикальный шахтный ствол, оборудованный лестницами и лифтом. Ствол-убежище для сообщения по этажам также оборудован лестницей и лифтом.

Защита от однократного попадания фугасной авиабомбы в 2000 кг обеспечивается для подземной камеры земляной толщей в 23 м, а для ствола-убежища и части подземных коридоров - бетонным тюфяком толщиной 3,5 метра.

В целях обеспечения нормальных условий пребывания для укрывающихся в объекте предусмотрены:

а) фильтро-вентиляционная установка для очистки подаваемого в убежище воздуха от ОВ;

б) установка для регенерации воздуха в период полной герметизации помещений убежища и прекращения работы фильтро-вентиляционной установки;

в) санузлы;

г) сеть водоснабжения для обслуживания укрывающихся питьевой водой, а также для обеспечения работы санитарных приборов, резервной электростанции, воздухоохладителей и пожаротушения;

д) канализационная и дренажная сеть с перекачками для удаления фекальных и дренажных вод в городскую канализацию;

е) система электроснабжения с двумя вводами от генерирующих станций – Куйбышевской ГРЭС и Безымянской ТЭЦ, с резервной электростанции железнодорожного типа ЖЭС-50 и аккумуляторной батареей.

 

II.

Объект № 2 расположен под площадью им. Куйбышева между зданиями Дворца культуры и Дома Красной Армии и представляет собой комплекс газобомбоубежища и двух командных пунктов (КП).

Общая полезная площадь убежища составляет 800 кв. метров, из коих 300 кв. метров занимают КП. Глубина заложения 33 метра. Объект рассчитан на укрытие 600 человек в убежище, 100-150 человек в КП.

Рабочие комнаты располагаются в тюбинговых тоннелях диаметром в свету 5,6 метра, длиной каждый по 50 метров. Тоннели соединены между собой убежищем штольневого сечения, выполненным в бетоне.

Сообщение объекта № 2 с дневной поверхностью осуществляется через два входа, из коих один расположен у Дома Красной Армии, другой у Дворца Культуры.

Первый состоит из 2-х вертикальных шахт, оборудованных лестницами и лифтами, и из подходных коридоров, второй – из 2-х шахт и подходных коридоров, причем лифтом оборудована только одна шахта.

Защита убежища и КП от ФАБ-2000 обеспечивается земляной толщей в 27 метров; в двух стволах, ближайших к сооружению, сделаны бетонные плиты толщиной 4 метра, предохраняющие стволы от непосредственного проникновения авиабомб. Для гашения взрывной волны в подходных коридорах глубокого заложения предусмотрены лабиринты с тупиками.

В целях обеспечения нормальных условий пребывания для укрывающихся в объекте № 2 также предусмотрены фильтро-вентиляционная камера, установка для регенерации воздуха, санузлы, сеть водоснабжения канализационная и дренажная сеть с перекачками и подземная трансформаторная подстанция.

Для питания электроснабжения объекта аналогично объекту № 1 приняты два генерирующих источника. Кроме того, предусмотрены надземная резервная электростанция ЖЭС-50 и аккумуляторная батарея.

 

III.

В результате осмотра объектов № 1 и № 2 в натуре, ознакомления с проектом, исполнительными чертежами и документацией Правительственная комиссия, назначенная постановлением СНК Союза ССР от 16 декабря 1942 года за № 1980-901сс пришла к следующим выводам:

а) Объекты № 1 и № 2 закончены и могут быть переданы в постоянную эксплуатацию;

б) Общестроительные, архитектурно-отделочные и монтажные работы по объекту № 1 выполнены ОТЛИЧНО, а п объекту № 2 – ХОРОШО;

в) Строительством № 1 не смонтированы ЖЭС, аккумуляторные батареи и зарядные агрегаты из-за непоставки промышленностью этого оборудования;

г) Несмотря на то, что Строительством № 1 выполнены все работы, которые от него требовались для обеспечения питания электроэнергией от второго генерирующего источника, объекты № 1 и № 2 резервного питания в настоящее время не имеют. Завод «Шарикоподшипник», обязанный согласно договору с Метростроем подключить к своей понизительной подстанции высоковольтный кабель, проложенный Метростроем и обеспечивающий резервное питание от Безымянской ТЭЦ, этих работ не выполнил.

Правительственная комиссия поставила вопрос перед обкомом ВКП (б) и облисполкомом о принятии мер для прочного объектов питанием от второго генерирующего источника через подстанцию завода «Шарикоподшипник».

Докладывая об изложенном, прошу Вас:

1. Утвердить акт Правительственной комиссии по приемке газо-бомбоубежищ № 1 и № 2, сооруженных Строительством № 1 Метростроя в г. Куйбышеве.

2. Обязать Госплан СССР выделить НКВД СССР за счет резервов недостающее для выполнения недоделок по монтажу электротехнических устройств оборудование – две электростанции ЖЭС-50, две аккумуляторные батареи и два зарядных агрегата.

Комиссия отмечает высокое качество работ, выполненных Строительством № 1 и ходатайствует о представлении наиболее отличившихся работников Строительства к Правительственной награде.

Председатель Правительственной комиссии по приемке газо-бомбоубежищ №№ 1 и 2 в г. Куйбышеве – ХОПОВ.

(Подпись).

 

***

 

СОГАСПИ, ф. 656, оп. 6, д. 133, Особая папка-1942. 01.07 - 31.07. 1942 года.

 

Л.л. 253-254.

Секретно.

Постановление [Куйбышевского] областного комитета ВКП (б) и исполкома областного Совета депутатов трудящихся от 26 июля 1942 года.

Отметить, что секретари райкомов ВКП(б) и председателия испол­комов райсоветов депутатов трудящихся - Ульяновского, Карсунского, Астрадамовского, Богдашкинского, Чердаклинского, Кошкинского, Камышлинского, Шенталинского, Сурского, Клявлинского, Челно-Вершинского и Старо-Майнского районов безответственно отнеслись к выполнению постановления обкома ВКП (б) и исполкома Облсовета от 14 марта 1942 года о выделении людей и подвод на строительство железнодорожной линии Свияжск-Ульяновск, допустив преждевременный отзыв колхозников и под­вод со строительства дороги, не закончив установленного задания.

Обком ВКП (б) и исполком облсовета депутатов трудящихся постановляют:

1. Указать секретарям райкомов ВКП (б) и председателям райисполкомов отмеченных районов на неправильные их действия, выразившиеся в преждевременном отзыве колхозников и подвод со строительства же­лезной дороги без согласования с обкомом ВКП (б) и исполкомом облсовета, обязать под их персональную ответственность не позднее июля вывести организованно на строительство железной дорога Ульяновск—Свияжск население и подводы в количестве, согласно при­ложению к постановлению обкома ВКП (б) и исполкома облсовета от 14 марта 1942 года, закрепив их на трассе до конца строительства

2. Учитывая, что в течение текущего года по Куйбышевской области проводилась и проводится большая мобилизация колхозников в порядке платной трудовой повинности - на строительство железной дороги Саратов-Ульяновск НКПС, железной дороги Ульяновск- Свияжск НКВД, строительство аэродромов, особое строительство НКВД и целый ряд других, и что многие колхозники большее время работают по мобилизации, а не в колхозе, и не имеют необходимого количества трудодней, просит ЦК ВКП (б) разрешать, как исключение для Куйбышевской области, начисление трудодней в половинном размере для колхозников, мобилизованных на строительси нормы выработки.

Секретарь обкома ВКП (б) Никитин (подпись).

 

Л.л. 268-272.

Совершенно секретно.

Постановление Куйбышевского обкома ВКП (б) и исполкома облсовета депутатов трудящихся от 28 июля 1942 г.

О мероприятиях по предупреждению заболеваний холерой в Куйбышевской области.

Учитывая особую опасность и угрозу возникновения заболеваний холерой в области, и в целях предупреждения этого заболевания, Обком ВКП (б) и исполком облсовета депутатов трудящихся постановляют:

1. Представленный облздравотделом план мероприятий по предупреждению заболеваний холерой в области утвердить.

2. Обязать первых секретарей горкомов и райкомов ВКП (б), председателей исполкомов городских и районных советов, директоров всех предприятий и заводов местного, республикан­ского и союзного подчинения, начальника управления железной дороги им. КуйбышеВа и начальника Средне—Волжского речного пароходства провести следующие мероприятия:

а) Не позднее 10 августа закончить очистку и привести в полное санитарное состояние города, районные центры, рабочие посёлки, предприятия, рынки, дворы и общественные места, обеспечив содержание их в должной чистоте и порядке в соответствии с постановлением обкома ВКП (б) от 30 июня 1942 года, мобилизуя для этой цели, в случае надобности, транспорт, рабочую силу хозяйственных и советских организаций и население;

б) Не позднее 5 августа в городах и 15 августа - во всех райо­нах области привести в должное санитарно-техническое состояние источники водоснабжения и установить круглосуточную охрану из населения с привлечением МПВО;

в) С 1-го августа 1942 года ввести обязательную дезин­секцию 20% раствором негашеной извести всех уборных общественного пользования, приемников для мусора и отбро­сов во всех городах, рабочих поселках, районных центрах, на промышленных предприятиях, железнодорожных вокзалах и пристанях, обеспечив наличие неснижаемого 2-х-недельного запаса негашеной извести.

Облплану совместно с облздравотделом и облкоммунотделом запланировать необходимое количество негашеной изве­сти для указанной цели.

г) Не позднее 5/VIII-1943 г. предусмотреть выделение спе­циального транспорта для перевозки холерных больных, об­работки очагов и погребения умерших. В случае появления заболеваний предоставлять транспорт по требо­ванию местных органов здравоохранения.

д) В случаях возникновения угрожаемого положения вос­претить предприятиям общественного питания, стационарам больниц и детских учреждений, столовым и ресторанам приобретать продукты питания помимо баз органов снабжения.

3. Обязать секретарей городских, районных комитетов ВКП (б) и председателей исполкомов городских и районных Советов г.г. Куйбышева, Ульяновска, Сызрани, Чапаевска, Мелекесса, районов – Приволжского, Ставропольского, Сенгилеевского, Инзенского, Барышского, Кинельского - не позднее 5-го августа выделить помещение, и не позднее 10-го августа приспособить и оборудовать их под госпитали, изоляторы и карантинные пункты…

4. Обязать облздрав, горрайздравы, дорсанотдел и водздравотдел провести следующие мероприятия:

а) На позднее 10 августа обеспечить подготовку к развёртыванию оборудованию и укомплектованию соответствующими штатами медперсонала госпиталей и изоляторов…

б) Обеспечить своевременное выявление, учёт, диагностику и госпитализацию всех подозрительных на холеру больных икарантин соприкасающихся с ними лиц, а также дезинфекцию и обработку очагов заболевания;

в) при возникновении угрожаемого положения обеспечить проведение прививок против холеры среди угрожаемых групп населения;

г) обеспечить тщательное обезвреживание сточных вод инфекционных больниц, изоляторов и карантинных пунктов и их надлежащий санитарный режим;

д) до 15 августа провести семинары и инструктаж медперсонала области о мероприятиях по предупреждению и борьбе с заболеваниями холерой. Широко развернусь профилактику и санитарную работу.

е) Облздраву не позднее 10 августа организовать 10 резервных эпидотрядов по борьбе с холерой в области и развернуть лаборатории для исследований на холеру в го­родах Куйбышеве, Ульяновска и Сызрани,

5. В целях предупреждения завоза в область холерных больных обязать начальника дорсанотдала железной дороги им. В.В. Куйбышева и начальника водздравотдала Средне-Волжского бассейна:

а) установить тщательный медико-санитарный осмотр и контроль за всеми проходящими поездами, судами, обеспечив своевременное выявление и изоляцию подозрительных на холеру больных, и выделить в каждом проходящем поезде и судне изоляторы;

б) усилить имеющиеся санитарно-контрольные пункты с круглосуточным дежурством на станциях Инза, Сызрань Батраки, Куйбышев, Кинель, Бугуруслан, Ульяновск, Мелекесс и Бузулук, и на водном транспорте на пристанях: Сызрань, Батра­ки, Куйбышев, Ульяновск, Вольск и Балаково;

в) для судов, на которых будут обнаружены случаи заболевания холерой или подозрительные на холеру больные, установить карантинные пункты: у Куйбышева по левому берегу Волги у ухвостья Грешного, у Ульяновска на левом берегу Волги выше Часованного прорана, и в гор. Сызрани.

6. Облторготделу (тов. Акимов) предусмотреть фонды и при надобности немедленно выделять продукты питания для больных и находящихся на карантине…

7. Запретить продажу частными лицами сырой воды на всех рынках, вокзалах и пристанях. Органам милиции обеспе­чишь контроль за исполнением этого пункта.

8. Обязать госсанинспекцию и органы милиции установить строжайший санитарный надзор и контроль за источниками водоснабжения, пищевыми предприятиями, водным и железнодорожным транспортом, общественными местами, принимая все меры к недопущению нарушения санитарных пра­вил, с привлечением виновных к строжайшей ответственности.

Председатель исполкома облсовета Васильев (подпись).

Секретарь обкома ВКП (б) Никитин (подпись).

 

Л.л. 283-285.

Секретарю Куйбышевского обкома ВКП (б) тов. Никитину В.Д.

Секретарю Куйбышевского обкома ВКП (б) тов. Муратову Ф.Н.

Справка о состоянии работ по строительству железнодорожной линии № 62 НКПС на 20 июля 1942 года.

Постановлением обкома ВКП (б) и исполкома облсоввта от 9 мая 1942 года ставилась задача в период между посевной и уборочной, т.е. с 25 мая по 10 июля 1942 года, выполнить все земляные работы по главной трассе, подвезти лес и местные материалы для искусственных сооружений. Для этой цела обком и облисполком предусмотрели мобилизацию колхозников и под­вод с возчиками из районов Куйбышевской области в количестве: людей 15 тыс. человек, и лошадей с возчиками 3 тысячи. Ив ука­занного количества предусматривалось оставить до конца строительства 5 тыс. человек и 1300 подвод с возчиками.

В связи с затяжной весной, с 25 мая не представилось воз­можным провести мобилизацию колхозников и лошадей из районов, а поэтому массовый выход колхозников и подвод из районов на трассу начался только с 10-20 июня 1942 года. Всего на трассе работало в течение месяца около 9 тысяч человек колхозников, и максимальная цифра подвод доходила до 1700.

Строительство железной дороги Ульяновск-Сызрань разверну­то на всем протяжении трассы. На 20 июля выполнено земляных работ 1733 тыс. куб. метров из плана в I млн.770 тыс. куб. метров, осталось не выполнено земляных работ на трассе около 40 тыс. кубометров; готового земляного полотна под укладку верхнего строения (рельс) 100 километров. Подвезены на трассу строительные материалы (лес, песок, бутовый камень и другие местные строительные материалы) на все искусственные сооружения. Искусственные сооружения выполнены на 50%. Установлено стол­бов для линии связи 100 километров и на 20 км подвешены провода. На остальную часть развезены столбы по трассе и вы­рыты ямы.

Необходимо отметить исключительную недисциплинирован­ность в выполнении постановления обкома и исполкома облссвета в части мобилизации людей и лошадей на строительство со стороны секретарей райкомов ВКП (б): Шигонского, Тереньгульского, Кузоватовского, Н.-Девиченского, Н.-Черемшанского, Майнского. А Кузоватовокий район (первый секретарь райкома т. Кривов) своим распоряжением отозвал со строительства всех людей и подводы, несмотря на то, что этим районом задание обкома и облисполкома на 20 июля выполнено всего лишь на 19,7% к плану, и по постановлению обкома и исполкома он обязан оставить до конца строительства 400 человек и 75 подвод с возчиками.

Хорошо работали рабочие колонны Ставропольского, Ульянов­ского и Бяховского районов, досрочно выполнившие свои зада­ния на строительстве. Также неплохо работали колонны колхозников М.-Кандалинского, Сызранского, Мелекесского и Тагайского районов.

В данный момент на строительстве железнодорожной линии имеются серьезные узкие места - это железнодорожные мосты через реку Тишерек, Кушниковский овраг, реку Тукшум, реку уса.

Для расшивки этих пробковых мест с 20 июля укомплектова­ны квалифицированной рабочей силой бригады, сосредоточены инструменты и механизмы, выделено 70% всего транспорта строи­тельства с таким расчетом, чтобы мосты и подходы к ним закончить строительством черев речку Тишерек к I августа, через Кушниковский овраг к 15 августа, через реку Усу к 20 августа, и через реку Тукшум к 25 августа, на всех этих объектах, начиная с 20 июля, организована круглосуточная работа. При выпол­нении этих работ в указанные сроки укладка пути будет закон­чена на всём протяжении линии в 15 сентября.

Одновременно с укладкой пути требуется производить рабо­ты по балластировке. Всего нужно вывезти около 300 тыс. кубо­метров балласта. Балласт решено подвозить с трех сторон ше­стью балластными вертушками, давая ежедневно 10-12 составов по 30 вагонов. Таким образом, в сутки будет подаваться 3000 куб/метров, и балластировку можно сделать в 90 дней (август, сен­тябрь и октябрь месяцы), сквозное движение поездов по линии можно будет открыть к 1 ноября 1942 г.

Кроме железнодорожной линии, строительству № 62 поручено приказом наркома путей сообщения т. Хрулевым вести работы по узлам: Сызрань и Киндяковка, с расчетом обеспечения приема и отправления поездов по вновь построенной дороге в узлах Сызрань и Ульяновск, и дополнительно к этому развитие узла станции Пенза и постройка некоторых сооружений, как угольного склада и других не ст. Батраки.

Объем работ по строительству № 62, с учетом дополнитель­ного, установленного наркомом этому управлению, требует особого внимания и помощи со стороны Куйбышевского обкома и облиспол­кома. А поэтому, учитывая, что в данный момент область при­ступила к основным сельскохозяйственным работам - уборке урожая, предусмотренные обкомом и облисполкомом задания по выделению людей и подвод с возчиками до конца строительства для районов являются исключительно напряженными. Со своей стороны, считал бы необходимым увеличить количе­ство районов по привлечению колхозников и подвод на строительство № 62, с тем, чтобы общее задание сохранилось, а по­районно снизилось. Если взять вместо 15 районов 40, то с каждого района в среднем придется по 30 подвод и 125 рабо­чих, что районы могут выполнить бее особого ущерба для уборки урожая.

Считал бы необходимым отметить постановлением обкома и исполкома облсовета как дисциплинированные и лучшие районы, выполнившие установленные задания обкома и облисполкома по мобилизации людей и досрочное выполнение плана работ на строительстве № 62 - районы: Ставропольский, Елховский, Улья­новский, М.-Кандадинский и Сызранский, и наложить взыскания за невыполнение постановления обкома и облисполкома от 9 мая 1942 года на руководителей районов: Кузоватовского, Теренгульского, Н.-Девиченского и Н.-Черемшанского.

Секретарь обкома ВКП (б) по строительству Сурин (подпись).

 

***

 

Выписки из книги: Зефиров М.В., Баженов Н.Н., Дегтев Д.М. Свастика над Волгой. Люфтваффе против сталинской ПВО. Изд-во АСТ, Москва, 2007 год.

«К апрелю [1942 г.] ближе всех от линии фронта были Ярославль и Рыбинск - 350 км, Сталинград отделяли от войны 420 км, Горький и Саратов - 650 км, а Астрахань и Куйбышев - свыше 700 км. Все они находились в радиусе действия бомбардировочной авиации Люфтваффе, чьи передовые аэродромы находились в Сещинской, Брянске, Курске, Харькове и Сталино (Донецке). Лишь Казань и Ульяновск оставались глубоким поволжским тылом. Между тем начавшаяся весна создавала большие проблемы в организации ПВО. Полевые аэродромы утопали в грязи, а иногда и вовсе оказывались отрезанными от остального мира.

[…]

Самолеты дальней разведки Люфтваффе стали все глубже проникать на территорию Советского Союза. Одиночные Ju-88D на большой высоте появлялись над Ульяновском, Куйбышевом и даже над Оренбургской областью, производя фотографирование военных объектов и мостов, следя за железнодорожными перевозками. Истребители 141-й ИАД ПВО много раз поднимались на перехват, но всякий раз безуспешно. Причины были те же, что и в соседней Горьковской области: плохая система оповещения, отсутствие наведения с земли, тактические ошибки.

Утром 4 октября [1942 года] над Сызранским мостом в очередной раз показался немецкий разведчик. Это был Ju-88D-1 WNr.1635 «T5+EL» из 3-й эскадрильи Aufkl.Gr.Ob.d.L., которая находилась в оперативном подчинении авиационного командования «Ост», отвечавшего за центральный сектор Восточного фронта. Вероятно, задачей экипажа была аэрофотосъемка передвижения эшелонов через Сызранский мост и прилегающий железнодорожный узел.

В 09.20 с аэродрома в Сызрани стартовали три истребителя из 802-го ИАП ПВО. Через 23 минуты они вступили в бой с противником. Однако бортстрелок «Юнкерса» открыл меткий ответный огонь, и два советских самолета вскоре были сбиты. Тогда третий истребитель, которым управлял сержант Николай Шутов, пошел на таран, нанося сзади удар по фюзеляжу у кабины стрелка. В результате оба самолета упали в районе деревни Баклуши Куйбышевской области. Сержант Н.Ф. Шутов погиб, а немецкие пилот и бортстрелок противника были взяты в плен. Судьба остальных членов экипажа осталась неизвестной. Впоследствии в пропагандистских целях и этот самолет-разведчик был объявлен «бомбардировщиком, летевшим бомбить Сызранский мост или даже Куйбышев».

Всего с июля по декабрь 1942 года посты ВНОС [войска наблюдения, оповещения и связи – В.Е.] 54 раза фиксировали появление самолетов-разведчиков противника над Куйбышевским диврайоном ПВО, но лишь однажды советским летчикам удалось перехватить цель.

[…]

Поздним летним вечером 28 июня [1942 года] жители Куйбышева были внезапно разбужены непривычным для них шумом - на улицах протяжно завыли гудки, и голос из репродукторов тревожно объявил: «Граждане! Воздушная тревога! Воздушная тревога!» Многие тут же в панике бросились к укрытиям. «Вот и наш черед пришел, вот и до нас добрались» - такие мысли в тот момент витали в головах многих куйбышевцев, спешащих со своими семьями в подвалы и щели. Вскоре на подступах к Куйбышеву послышался грохот зенитных орудий, и где-то в темном небе вспыхнули разрывы снарядов. Однако бомбежки так и не последовало.

Фактически немцы в эту ночь и не собирались бомбить город, небольшая группа самолетов нанесла удар по Сызранскому железнодорожному мосту через Волгу, находящемуся в 70 км к западу от Куйбышева. Сам мост получил повреждения, но ни один пролет не обрушился. В то же время посты воздушного наблюдения сообщили, что в непосредственной близости от него в Волгу были сброшены мины. Это заставило командование Волжской военной флотилии срочно создать 9-й участок 2-го боевого района, удлинить операционную зону более чем на 300 км (до Батраков) и объявить опасным для плавания участок Саратов - Батраки. Тральщики начали прочесывание фарватера.

[…]

Эскадрильи дальней разведки имели на вооружении разные типы самолетов с большим радиусом действия, в т.ч. He-1ll, Do-17, Do-215. В 1941 г. им на смену стали во все возрастающем количестве приходить более современные «Юнкерсы» Ju-88Ah D.

Ju-88D с двигателями Jumo-211 J-1 отличался от одноименного бомбардировщика отсутствием воздушных тормозов для пикирования и дополнительным бензобаком, размещенным в переднем бомбоотсеке. Для увеличения радиуса действия была возможна подвеска сбрасываемых топливных баков на бомбодержателях. Самолет мог развивать скорость до 480-500 км/ч и производить разведку на глубину до 1500 км».

Для фотографирования наземных объектов использовались одна высотная фотокамера Rb-50/ЗО, позволявшая работать на высоте до 8500 м, и одна Rb-20/ЗО, которой можно было снимать с высот ниже 2000 м.

В эскадрильях ближней разведки использовались различные типы самолетов: «Фокке-Вульф» FW-189, «Хеншель» Hs-129, Fi-156 «Шторьх», «Мессершмитт» Bf-110 и др. Обладая невысокой скоростью, но отличной маневренностью, эти машины являлись трудной целью для истребителей ПВО.

Ну и дешифровщик снимков, сделанных этой камерой - виден размер дешифруемых снимков.

[…]

Немецкая система обозначений автоматических фотокамер состояла из двух цифр, разделенных дробью. Первая цифра обозначала фокусное расстояние объектива камеры, а вторая цифра - формат получаемого кадра. Все камеры можно условно разделить на четыре группы в зависимости от формата кадра. В первую группу входили Rb 12,5/9x9 и Rb 32/9x7, во вторую - RblO/12, Rb 20/12 и Rb 40/12, в третью - Rb 10/18, Rb 21/18, Rb 30/18, Rb 50/18 и Rb 75/18, в четвертую - Rb 20/30, Rb 50/30, Rb 75/30, Rb 100/30 и Rb 150/30. Позднее уже в ходе войны появилась еще одна группа автоматических камер - NRB 30/18, NRB 35/25 и NRB 40/25. Буква «N» впереди обозначала, что эти камеры предназначались для ночной съемки. Ручные фотокамеры имели обозначение НК (Handkammer), и в Люфтваффе использовались всего три таких модели - НК 13, HK19hHKS».

Ручные камеры и автоматические камеры с небольшим фокусным расстоянием и форматом кадра предназначались для самолетов ближней разведки, а длиннофокусные и широкоформатные камеры - для дальних разведчиков. Поскольку последние производили аэрофотосъемку главным образом со средних высот, то наибольшее распространение получили камеры Rb 20/30 и Rb 50/30».

[…]

Осенью 1942 года 3-я эскадрилья, чьей основной базой тогда был аэродром Харьков, действовала над Южным Поволжьем. 4 октября из очередного дальнего рейда не вернулся Ju-88D-1 W.Nr.1635 «T5+EL», который был зачислен в разряд «пропавших без вести в неизвестном районе». Как потом оказалось, в районе Сызранского моста через Волгу его перехватили три Як-1 из 802-го ИАП ПВО. Экипаж отбивал атаки перехватчиков и даже сбил два из них. Но затем последний оставшийся истребитель сержанта Николая Шутова протаранил «Юнкерс», и оба самолета упали в районе деревни Баклуши Куйбышевской области. Сам Шутов во время тарана погиб, а немецкие летчики выпрыгнули на парашютах, и впоследствии русские смогли поймать лишь двоих из них.

Характерно, что все четыре Ju-88D, сбитых в 1942 г. над Поволжьем, стали жертвами таранов. Это подтверждает, что экипажи оберст-лейтенанта Ровеля состояли из настоящих профессионалов своего дела, и сбить их было весьма трудной задачей для истребителей ПВО.

Есть свидетельства очевидцев, что над Куйбышевом видели «раму» - Focke-Wulf Fw.189 Uhu.

Конечно, рассмотреть (и опознать) с земли самолет, летящий на высоте 8 км - для неспециалиста задачка нетривиальная. Поэтому, видимо, показания свидетелей и расходятся.

[…]

В апреле и мае [1942 года] диверсанты были выловлены в районах городов Молотова (Перми) и Куйбышева. Однако многим из заброшенных шпионов все же удалось выполнить задания. Именно в этот период в ряде мест из-за слабо поставленной противодиверсионной работы и охраны железных дорог агентура противника смогла нарушить движение и линии связи. Имели место и диверсии на предприятиях. Правда, из-за большого количества нарушений в технологическом процессе и аварий трудно было отличить, какие из них произошли по халатности, а какие являлись следствием подрывной деятельности германских диверсантов.

[…]

Заброска шпионов, подготовленных в разведшколах Абвера, осуществлялась различными подразделениями Люфтваффе, причем для этих целей нередко привлекались бомбардировочные эскадры. Так, экипаж X. Новака из 8-й эскадрильи KG27 «Бельке», начиная с 8 августа, пять раз вылетал с аэродрома Полтава, где находился крупный немецкий разведцентр, для доставки агентов в Нижнее Поволжье. В каждую группу входили по четыре диверсанта. Впоследствии Новак вспоминал: «Мы сбрасывали далеко за линией фронта группы русских «партизанов». Эти личности до этого проходили подготовку в Полтаве. Среди них присутствовали всевозможные типы: убежденные антикоммунисты, авантюристы и уголовные преступники, которые вызвались добровольцами. Они имели задания взрывать железнодорожные линии в глубоком русском тылу и ударами по кораблям блокировать судоходство на Волге. После исполнения задания они должны были пытаться снова пробиться к нам, чтобы затем получить вознаграждение в виде деревенского дома со скотом».

Перед вылетом шпионы получали пистолеты, ножи, взрывчатку, карты местности, необходимое продовольствие и «Froschquake» (устройство, имитировавшее кваканье лягушки и помогавшее им быстро найти друг друга после приземления). Полеты проходили, как правило, безлунными ночами, и предварительно «Хейнкель» полностью покрывался черной краской.

Перед взлетом русским для смелости давали водку, однако затем в последний момент мужество все же покидало некоторых из них, так что бортмеханик Петер Ублёндер вынужден был, по словам Новака, «слегка посодействовать им покинуть самолет», то есть фактически выкидывать перепуганных диверсантов из бомбардировщика.

«Я вспоминаю о подобном полете, - рассказывал Новак, - во время которого наши пассажиры - рыбаки с Нижней Волги - должны были высадиться на определенном острове в дельте Волги, где они были как дома. Конечно, мы не нашли этот остров, так как не могли долго искать его в путанице бесчисленных островов при имеющемся, в данных условиях, в нашем распоряжении времени. В конце концов, мы должны были «товарищей» таким же образом «высадить» из самолета, пристегнув предварительно у каждого фал вытяжного кольца парашюта».

[…]

В ночь на 6 октября в районе г. Хвалынска Саратовской области с самолета противника на парашютах высадилась группа разведчиков-диверсантов в составе четырех человек. Вместе с ними с транспортника на грузовых парашютах были сброшены специальные мешки с одеждой, продуктами питания. Группе были поставлены следующие задачи:

- осесть в районе Куйбышев - Старая Майна и устроиться в зависимости от условий и обстановки (по какой-то причине самолет произвел выброску группы в 180 км юго-западнее района, в котором ей предстояло действовать, причем, чтобы попасть в Куйбышев, диверсантам сначала надо было каким-то способом пересечь Волгу);

- связываться с антисоветскими элементами, из которых вербовать и создавать в населенных пунктах ячейки «Боевого союза русских националистов»;

- в лесах устанавливать контакт с дезертирами и организовывать вооруженные группы;

- вести сбор данных о политических настроениях населения Поволжья и бойцов тыловых частей Красной Армии, о передвижении и дислокации войск - через вновь завербованных лиц проводить диверсионную работу в промышленности, на транспорте, в сельском хозяйстве методами поджогов, взрывов, и т.п.;

- вести среди населения активную профашистскую агитацию;

- организовывать восстания в тылу Красной Армии и покушения на партийных и государственных деятелей;

- размножать на шапирографе воззвания и листовки.

Для выполнения задания все разведчики были вооружены двумя пистолетами, тремя гранатами и финскими ножами. Кроме того, группа была снабжена взрывчаткой, термитным порошком, радиостанцией, набором воззваний и листовок, шапирографом. Каждый имел по 50 тыс. рублей.

Принятыми мерами розыска группа агентов противника была задержана. Оказалось, что все они окончили школу разведчиков в местечке Яблонь, около польского города Люблин, были завербованы в «Боевой союз русских националистов». В процессе проведения следственных мероприятий по этим лицам была получена информация на 60 агентов немецкой разведки, переброшенных в тыл на различных участках. Только на территории Саратовской области из их числа в дальнейшем были выявлены и задержаны пять человек, остальные объявлены в розыск.

Вот в таких непростых условиях жила в глубоком тылу «вторая столица».

 

 

Выдержки из книги: Холера в СССР в период VII пандемии. Под редакцией В.И. Покровского. М., Изд-во Медицина, 2000.

«Несмотря на то, что в 1926 году сталинское руководство страны поспешило объявить всему миру, что холера в СССР ликвидирована окончательно и бесследно. Однако в 1938 году произошла вспышка этой инфекции в Хабаровске, а в 1940 году – в Киеве и Ленинграде, и при этом вся информация о них была строго засекречена. Как показали результаты расследований, во всех указанных городах заболевания начались из-за утечки бактериального материала из медицинских лабораторий.

Еще несколько опасных вспышек холеры в СССР произошли в период Великой Отечественной войны. Самая масштабная из них началась в августе 1941 года в Харькове, где эта инфекция была обнаружена у представителей контингента исправительного лагеря, которые работали здесь на возведении аэродрома. Расследование показало, что вибрионы холеры попали сюда, скорее всего, вместе с заключенными, переброшенными под Харьков из Средней Азии и Азербайджана. Всего в те дни заболело 30 человек, из них семеро умерли.

После того, как в мае 1942 года возникла непосредственная угроза захвата Харькова немцами, весь спецконтингент, среди которого впоследствии оказалось немало холерных носителей, был эвакуирован отсюда в Сталинград, где заключенные продолжали работать на строительстве оборонительных сооружений. В условиях жаркой погоды здесь снова началась вспышка холеры, которая быстро перекинулась на охрану лагеря и на городское население. Всего в те дни заболело 112 человек, из которых более 30 скончались.

При подходе гитлеровских армий к Сталинграду в августе 1942 года спецконтингент из этого лагеря был развезен по всему Поволжью – в Астрахань, Саратов, Куйбышев и Казань. Впоследствии в местах заключения всех перечисленных выше городов также произошли вспышки холеры разной степени интенсивности. Однако условия тыловых городов позволили медицинским службам более основательно заняться подавлением инфекции, и в результате к концу осени 1942 года холеру в Поволжье удалось ликвидировать почти целиком. Вся информация об этой эпидемии военного времени сразу же была полностью засекречена.

[…]

Великая Отечественная война вызвала громадные передвижения воинских контингентов и гражданского населения, создала неимоверно тяжелые условия жизни. Уже через 2 месяца после начала войны, 19 августа 1941 года, были выявлены первые бактериологически подтвержденные случаи холеры в Харькове среди личного состава строительного батальона. Эпидемиологическим обследованием установлена их непосредственная связь с заключенными пересыльной тюрьмы во время строительства аэродрома. В течение 15 дней (до 2 сентября) болезнь поразила 30 заключенных, семерых военнослужащих и четырех гражданских лиц. Проведение комплекса противоэпидемических мероприятий обеспечило быструю локализацию и ликвидацию вспышки среди военнослужащих и гражданского населения, несмотря на экстренную эвакуацию, выноса инфекции за пределы города с этими контингентами не было установлено. Однако в тюрьмах среди ослабленных лиц, по всей вероятности, остались не выявленными вялотекущие случаи заболевания холерой, диагностируемые преимущественно как пеллагра, нередко оканчивающиеся летально. Как показали последующие эпидемиологические события, это послужило основной причиной дальнейшего распространения инфекции среди заключенных.

Конкретные пути проникновения инфекции в Харьковскую тюрьму выяснить не удалось, но эпидемиологический анализ фактических данных того периода позволяет высказать определенные предположения. Они основаны на том, что первые случаи смерти от похожих на холеру заболеваний наблюдались среди заключенных, прибывших в Харьков из Сальянского лагеря в Азербайджанской ССР. В этом лагере в 1941 году отмечалась высокая летальность от желудочно-кишечных заболеваний, проходивших под диагнозом «пеллагра». Сюда поступали заключенные из различных районов Средней Азии, в том числе из районов, расположенных на границе с Афганистаном, где, по данным пограничной службы, во второй половине 1941 года началась эпидемия холеры. К этому времени существенно улучшилась связь центральных районов Афганистана с северными, непосредственно прилегающим к границе с СССР. Немецкий исследователь H.E. Jusatz (1982) полагает, что строительство шоссейных дорог и мостов в нагорье Ирана облегчило проникновение холеры из Индии в Россию во время второй мировой войны. Нельзя также исключить версию о возможности заноса холеры в Харьковскую пересыльную тюрьму пленными немцами.

Тяжелая военная обстановка не позволила провести эффективные противохолерные мероприятия в местах заключения, что способствовало сохранению инфекции в них на протяжении конца 1941 года и первой половины 1942 года.

В связи с летним наступлением немцев в 1942 году и эвакуацией Харькова заключенные были отправлены в Сталинград. По официальным данным Народного комиссариата здравоохранения СССР первые случаи заболевания холерой в Сталинграде были выявлены 18 июля 1942 года среди местного населения и военнослужащих. Тщательные поиски источников инфекции вновь привели медиков в исправительно-трудовые учреждения, где еще в июне среди заключенных отмечался значительный рост смертности от пеллагры. Бактериологическое обследование материалов трупов лиц, погибших якобы от этой болезни, позволило обнаружить возбудителя холеры. Надо полагать, что вместе с заключенными из Харькова холера проникла в тюрьму еще в июне, но вплоть до 24 июля осталась нераспознанной вследствие атипичного клинического течения болезни среди ослабленного контингента.

Частое перемещение заключенных пешком через Кировский и Ворошиловский (ныне Советский) районы города, проживание вольнонаемного персонала ИТК в этих же районах способствовали заражению военных и гражданских лиц. Всего было выявлено 112 заболевших холерой: 86 заключенных (76,9%), 20 военнослужащих (17,8%) и 6 гражданских лиц (5,4%). Вспышка холеры среди этих контингентов протекала по-разному. Если в осажденном городе ее удалось ликвидировать в течение 10 дней как в войсках, так и среди гражданского населения, то в местах заключения эпидемическая ситуация сложилась совершенно иначе. Высокая смертность в лагерях считалась обычным явлением и этиологически связывалась с пеллагрой. Больные не изолировались, их бактериологическое обследование не осуществлялось, и заболевания холерой в лагерях продолжались до 17 августа. Приближение немецких войск к Сталинграду потребовало экстренной эвакуации, в том числе лагерей заключенных, еще задолго до установления этиологии вспышки. Этапы заключенных направляли по Волге в Астрахань, Казань и Саратов, что явилось основной причиной распространения инфекции по стране в 1942 году.

В волжских городах больные холерой появились почти одновременно. В Астрахани 2 августа заболел рабочий водного транспорта, имевший непосредственную связь с заключенными, эвакуированными из Сталинграда, в пункте их прибытия. Дальнейшее обследование заключенных различных участков астраханского лагеря выявило высокую смертность от острых кишечных заболеваний в течение июня и особенно июля 1942 года. Только на основании результатов бактериологических исследований была установлена их холерная этиология. Поздняя расшифровка природы вспышки этих заболеваний способствовала распространению инфекции среди местного населения, с которым заключенные контактировали во время работы в затоне и на различных заводах города. В результате за 3 месяца здесь переболели 254 человека. Вспышка тянулась довольно долго вследствие несвоевременного проведения противохолерных мероприятий.

В Казани холера впервые диагностирована 5 августа у заключенных, эвакуированных из Сталинграда 19 июля, когда болезнь там оставалась еще нераспознанной. В пути на барже 8 человек умерли и были похоронены в Вольске без бактериологического обследования. Эксгумация и вскрытие 2 трупов через 2 недели уже не позволили выявить возбудителей холеры. В Казани обследование партии заключенных с баржи сразу же позволило выявить больных холерой. Оперативно принятые меры обеспечили локализацию инфекции в лагере. Вспышка ограничилась 45 случаями, из которых 33 были подтверждены бактериологически. Из местных жителей заболела лишь санитарка, заразившаяся в госпитале при уходе за больными холерой. Однако полностью избежать выноса инфекции за пределы данного очага не удалось: 3 сентября в Куйбышеве был выявлен больной холерой военнослужащий, несший охрану лагеря заключенных в Казани. Больной скончался.

В Саратовской области оказались пораженными основные транспортные узлы (Саратов, Энгельс, Красный Кут, Балашов), куда по Волге и железнодорожной магистрали шел поток раненых и эвакуированных из Астрахани и Сталинграда. В Балашов холера была занесена бортмехаником самолета из Гурьева. Вспышка, начавшаяся 11 августа, характеризовалась быстрым нарастанием числа заболевших с максимумом в пятой пятидневке августа и охватила 83 человека. Диагноз холеры в 97,5% случаев был подтвержден бактериологически. Широкое использование лабораторных исследований позволило выявить значительное количество (34%) легких клинических форм болезни. В сентябре в Саратовской области регистрировали единичные случаи холеры.

Инфекция в Саратовской области распределялась следующим образом: в местах заключения – 36,1%, среди гражданского населения – 42,22%, в системе госпиталей – 9,6% и среди военных контингентов – 12,1%. Эпидемия приняла наиболее интенсивный характер среди заключенных (60 случаев на 10000 человек). Заболевали преимущественно мужчины в возрасте от 16 до 35 лет.

Еще до появления холеры среди гражданского населения болезнь длительное время протекала скрытно под диагнозом «пеллагра» в местах заключения в Саратове и сопровождалась высокой летальностью (56, 7%). Поздняя диагностика холеры в местах заключения послужила основной причиной распространения инфекции на различные объекты, где работающие заключенные тесно контактировали с населением города. Об этом же свидетельствовал факт заноса инфекции в город Чкалов [ныне Оренбург – В.Е.] с этапами заключенных. Отдельные больные холерой были сняты с воинских эшелонов, следовавших из Сталинграда и Астрахани. Организованная система противоэпидемических мероприятий по нейтрализации источников и путей передачи инфекции обеспечила ликвидацию вспышек холеры в сравнительно короткие сроки.

[…]

Последний очаг холеры возник в поселке Рузаевка Мордовской АССР 3 декабря, когда уже почти около месяца регистрация больных холерой в стране прекратилась. Первым заболевшим оказался освобожденный из заключения, прибывший из Куйбышевской области. Диагноз холеры был установлен у него посмертно, на основании бактериологического исследования трупного материала. От этого больного заразилась санитарка больницы, которая в свою очередь явилась источником инфицирования 2-х членов своей семьи. При этом ее муж послужил источником инфекции на производстве.

Приведенный фактический материал подтверждает особое значение мест заключения, которое они имели в первые годы войны в плане длительного сохранения и распространения холеры на территории страны. Всего было поражено 30 населенных пунктов, расположенных преимущественно на побережье Каспийского моря, в Поволжье и Средней Азии.

Явившись продолжением харьковской вспышки холеры 1941 года, холера в 1942 году двигалась вместе с этапами заключенных и эвакуированным населением по водным и железнодорожным путям, поражая в основном крупные административные центры и транспортные узлы. Уровень заболеваемости зависел от санитарной обстановки, а также от своевременности и качества проводимых противохолерных мероприятий. В ряде населенных пунктов удалось избежать формирования местных очагов, несмотря на неоднократный завоз инфекции из пораженных областей».

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара