При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Бомба для главного конструктора. 1985 год

Международные события года

14 февраля 1985 года в США состоялось первое вручение премии XRCO Award (аббревиатура X-Rated Critics Organization Award) — ежегодной американской кинонаграды, вручаемой за достижения в создании порнофильмов. Основатель премии — Джим Холлидей. Претенденты должны проработать в отрасли не менее десяти лет. Первоначально в этой премии было не более 20 номинаций, но сейчас их уже стало более 40. В числе номинаций самыми престижными считаются следующие: Best Actor - Single Performance (Лучший актёр — сольное исполнение); Best Actress - Single Performance (Лучшая актриса — сольное исполнение); Male Performer of the Year (Лучший исполнитель года); Female Performer of the Year (Лучшая исполнительница года); New Starlet (Новая старлетка); Best Screenplay - (Лучший сценарий); Best Director (Лучший режиссёр); Best Male-Female (Couples) Sex Scene – (Лучшая парная гетеросексуальная сцена); Best Girl-Girl Sex Scene (Лучшая лесбийская сцена); Best Group Sex Scene (Лучшая групповая сцена); Oral Scene (Лучшая оральная сцена); Anal Scene (Лучшая анальная сцена); Best Orgasmic (Лучший оргазм); Orgasmic Oralist (Лучший оральный оргазм); Orgasmic Analist (Лучший анальный оргазм); Best Threeway Sex Scene (Лучшее тройное проникновение); Superslut (Супершлюха); Best Series (Лучший сериал), и многие другие. Кстати, в их числе есть и премия Worst Movie (Худший фильм). Ныне существует также XRCO Hall of Fame (Зал славы XRCO), который содержит список самых известных работ и работников индустрии развлечений для взрослых. Он управляется X-Rated Critics Organization, новые участники ежегодно объявляются на церемонии XRCO Award. Все лауреаты зала перечислены в том порядке, в котором они были включены, с годом, когда это случилось, если он известен.

 

26 апреля 1985 года в крепости Бадабер, расположенной на территории Пакистана, в 25 км от границы с Афганистаном, произошло восстание содержавшихся здесь советских и афганских военнопленных. Это был один из эпизодов войны, которая началась в декабре 1979 года после ввода в Афганистан Ограниченного контингента советских войск. В расположенном рядом с крепостью одноимённом кишлаке был устроен лагерь для афганских беженцев, при котором работал центр подготовки боевиков Халида ибн Валида под инструктажем специалистов из США. Учебный центр принадлежал партии «Исламское общество Афганистана» (ИОА), противостоящей СССР. Тут располагались огромные помещения с оружием, боеприпасы и три тюрьмы. Сюда переводили пленников, которые раньше содержались в зинданах - ямах. По некоторым данным, в Бадабере насчитывалось примерно четыре десятка афганских и около полутора десятков советских военнопленных (их называли «шурави»). Изможденные, постоянно избиваемые военнопленные решили захватить склады с оружием и потребовать встречи с представителями афганского или советского посольства. Риск был велик, но некоторые пленные находились в Бадабере уже по три года, и терять им было уже нечего. Захват произошёл 26 апреля 1985 года ровно в 21:00, когда контингент лагеря собрался на плацу для совершения вечернего намаза. Считается, что организатором восстания был Виктор Духовченко, уроженец Запорожья, но другим лидером также называют другого украинца - Николая Шевченко. Через два часа после захвата по приказу главаря ИОА Раббани лагерь был блокирован - его окружили тройным концом моджахедов и пакистанской милиции. Раббани предложил пленным сдаться и в этом случае он гарантировал им жизнь. Восставшие предложение отвергли и, угрожая взрывом склада, выдвинули ИОА свои требования - предоставить встречу с представительствами посольств и Красного Креста. Раббани принял решение идти на штурм. Крепость брали до утра 27 апреля. Когда на лагерь обрушилась тяжелая артиллерия, произошёл сильнейший взрыв складов вооружения и боеприпасов. По одной версии (мнение Раббани) его причиной стало прицельное попадание туда снаряда, но, скорее всего, взрыв был спровоцирован самими пленными, которые не собирались сдаваться живыми. Потрясенный Раббани лично велел живым пленникам собрать останки погибших, и похоронить их, как положено. В период с 2003 по 2010 года погибшие участники этого восстания, имена которых удалось установить, указами президентов Украины, Казахстана и России посмертно были удостоены государственных наград.

 

29 мая 1985 года на стадионе «Эйзель» в Брюсселе (Бельгия) во время финального матча Лиги чемпионов между командами «Ливерпуль» и «Ювентус» произошло массовое столкновение болельщиков, которое привело к многочисленным человеческим жертвам. Первые стычки начались за час до матча, когда фанаты обеих команд находились в опасной близости друг от друга, занимая соседствующие сектора — X и Z. Их разделяло лишь временное ограждение и десяток полицейских. С обеих сторон стали взлетать ракетницы и петарды. Со стартовым свистком вместе с ракетницами полетели и камни, лежавшие под ногами болельщиков обоих клубов. Группа фанатов «Ливерпуля» полезла через разделительные ограждения, и тогда болельщики «Ювентуса» попытались убежать, перебравшись через стену стадиона. Многим это удалось, но стена не выдержала наплыва людей и обрушилась. Именно в этот момент произошло наибольшее количество смертей — 39 погибших, из которых 32 человека были итальянцами, 4 — бельгийцами, 2 — французами и 1 — ирландцем. Ещё около 600 человек получили травмы различной степени тяжести. При этом матч не был отменён, а сыгран до конца, и «Ювентус» в нём победил со счётом 1:0. В ходе расследования трагедии выяснилось, что стадион «Эйзель» не отвечал требованиям безопасности, поскольку многие его сооружения находились в ветхом состоянии, а проходы были чрезмерно узкими. В итоге УЕФА на неопределённый срок наложила запрет на выступление в своих турнирах всех клубов Англии (на сборную это не распространялось), а на «Ливерпуль» - дополнительно ещё на три года. Впрочем, через год после снятия запрета с остальных клубов «Ливерпуль» уже был амнистирован. После уголовного расследования 14 английских фанатов были признаны виновными в непредумышленном убийстве и осуждены на три года лишения свободы. Тогда же эту катастрофу в прессе назвали «Самым тёмным часом в истории УЕФА». В 1995 году злополучный стадион «Эйзель» снесли, а на его месте построили «Стадион короля Бодуэна». Однако здесь до сих пор не установлено никаких памятных знаков о трагических событиях 1985 года.

 

3 июля 1985 года в кинотеатрах США и Канады вышел в прокат научно-фантастический фильм «Назад в будущее» (англ. Back to the Future) о путешествиях во времени, описывающий альтернативные реальности маленького американского городка Хилл-Вэлли и нескольких проживающих там семей. Фильм был поставлен режиссёром Робертом Земекисом, а спродюсирован Стивеном Спилбергом, Фрэнком Маршаллом и Кэтлин Кеннеди. По сюжету ленты доктор Эмметт Браун в 1985 году закончил многолетнюю работу над машиной времени, которую он демонстрирует своему юному другу, старшекласснику Марти Макфлаю, но именно тогда на них нападают охотящиеся за доктором террористы, от которых Марти спасается на машине времени и попадает в 1955 год. Чтобы вернуться обратно, энергию для перемещения приходится получить от разряда молнии. Продолжение фильма - «Назад в будущее 2», вышло в прокат 22 ноября 1989 года. В нём Марти после возвращения домой, в 1985 год, вскоре отправляется в 2015 год, чтобы спасти своих будущих детей от тюрьмы. Здесь старик Бифф Таннен узнаёт о существовании машины времени, угоняет её и изменяет собственную судьбу, превращая себя в одного из самых богатых людей США. Док и Марти снова отправляются в прошлое, чтобы помешать Биффу из будущего изменить настоящее. После удачного исхода их миссии в машину времени с находящимся в ней Доком случайно ударяет молния, и тот оказывается в 1885 году. В заключительной части трилогии - «Назад в будущее 3», выпущенной 25 мая 1990 года, оставшийся в 1955 году Марти Макфлай находит машину времени, спрятанную Доком в 1885 году в пещере, и отправляется в прошлое, на Дикий Запад, чтобы спасти своего друга. В финале фильма доктор Браун, вышедший из межвременного пространства, сообщает Марти, что на самом деле будущего пока ещё не существует – оно создаётся сегодня, и каким оно станет, зависит только от ныне живущих людей. Трилогия «Назад в будущее» получила огромный успех во всём мире. Так, производство её первой части обошлась создателям в $92 млн., в то время как её сборы составили в США $210 млн., а в мире – ещё $170 млн. Сборы от всей трилогии вплотную приблизились к миллиарду долларов. Ныне «Назад в будущее» входит в число 15 самых успешных фильмов США.

 

12 августа 1985 года неподалёку от Токио, столицы Японии, произошла одна из крупнейших в мире авиационных катастроф по числу жертв с авиалайнером Boeing 747SR-46. Он принадлежал авиакомпании Japan Air Lines (JAL) и совершал внутренний рейс JAL 123 по маршруту Токио—Осака. На борту лайнера находилось 524 человека (509 пассажиров и 15 членов экипажа). Самолёт вылетел из Токио в 18 часов 12 минут и занял эшелон FL240 (7200 метров). Однако в 18 часов 24 минуты весь его корпус вдруг потряс неожиданный и мощный хлопок. У лайнера оторвало вертикальный хвостовой стабилизатор, произошла его разгерметизация, от чего давление в салоне резко упало, и самолёт стал терять управление. Командир принял решение лечь на обратный курс, а второй пилот повернул штурвал вправо, но самолёт не слушался руля. Командам пилотов продолжали подчиняться только двигатели лайнера, но для поворота и тем более для посадки этого было явно недостаточно. В итоге экипаж сумел продержать неуправляемый самолёт в воздухе в течение 32 минут, однако затем он всё-таки на большой скорости врезался в лесистый склон горы Оцутака в 112 километрах к северо-западу от Токио. В результате удара лайнер полностью разрушился, его обломки разлетелись на расстояние до 5 километров, тут же вспыхнул пожар. Столб густого чёрного дыма, поднявшийся над горой, позволил довольно быстро установить точное место катастрофы. Погибли 520 человек (505 пассажиров и 15 членов экипажа), однако чудом выжили две женщины и две маленькие девочки – 8 и 14 лет. В ходе поисковых работ спасатели нашли оба бортовых самописца, а также большое количество записок пассажиров, в которых они прощались с семьями и родственниками. В ходе расследования было установлено, что лайнер, заканчивая предыдущий рейс, ударился хвостовой частью о взлётную полосу аэропорта Осаки, в результате чего был повреждён хвостовой гермошпангоут. Однако техники, проводившие ремонт, выполнили эти работы поверхностно, и в результате металл шпангоута при взлёте не выдержал давления и разрушился, что привело к отрыву стабилизатора и повреждению горизонтального оперения. Самолёт стал практически неуправляем. Авиакомпания Japan Air Lines приняла на себя часть ответственности за катастрофу, так как должным образом не проверила отремонтированный самолёт. Президент авиакомпании Ясумото Такаги подал в отставку, а начальник технической службы авиакомпании в аэропорту Ханэда покончил жизнь самоубийством. Подавляющая часть родственников погибших получила денежные компенсации от авиакомпании Japan Air Lines, решив не доводить дело до судебных расследований.

 

13 ноября 1985 года в Колумбии произошло извержение вулкана Невадо де ла Руис, которое привело к многочисленным человеческим жертвам. Ещё в сентябре того же года в этом районе наблюдались сейсмические колебания разной силы. Других признаков приближающегося природного явления здесь не фиксировалось вплоть до 13 ноября. Хотя само извержение было относительно небольшим, потоки лавы и выброс горячей породы привели к таянию ледникового покрова на вершине вулкана и образованию грязевых потоков (лахаров), которые быстро достигли города Армеро, стоявшего вниз по течению реки на расстоянии 46 км от кратера. Суммарный грязевой поток через устье ущелья Лагунильяс тогда был оценен в 47,5 м³/секунду. Уровень грязи у городской больницы достигал 6 метров. По описанию свидетелей, волна грязи легко поднимала автобусы и крушила бетонные здания. Ситуация в городе быстро усугублялась из-за отсутствия освещения, поскольку линии электропередач были уничтожены потоками, и единственным источником света стали автомобильные фары. Вскоре эти лахары на склонах горы слились вместе и практически полностью уничтожили город Армеро. Из 29 тысяч его жителей погибли свыше 20 тысяч человек. Ещё около 2 тысяч человек стали жертвами стихии в низинных районах города Чинчина на одноименной реке. А общее число погибших при этом извержении превысило 25 тысяч человек. По числу жертв это извержение вулкана Невадо де ла Руис занимает четвёртое место среди всех известных вулканических извержений мира.

 

Российские события года

10 марта 1985 года в 19 часов 20 минут в Москве от остановки сердца, при проявлениях нарастающей печёночной и лёгочно-сердечной недостаточности скончался Генеральный Секретарь ЦК КПСС 72-летний Константин Устинович Черненко. К этому времени он был уже очень тяжело болен и выглядел как промежуточная фигура. После года и двадцати пяти дней правления он стал последним генсеком, похороненным у Кремлёвской стены. С 11 по 13 марта 1985 года в СССР был объявлен траур. Похороны К.У. Черненко прошли в среду, 13 марта, в 13 часов на Красной площади. Кончиной Черненко завершился пятилетний период, в течение которого значительная часть брежневского Политбюро ушла из жизни («эпоха пышных похорон»). Он оказался самым престарелым из всех советских лидеров, когда-либо получавших пост Генерального Секретаря. Уже на следующий день его преемником на этом посту был избран Михаил Сергеевич Горбачёв, представитель следующего поколения Политбюро. 15—17 мая он совершил поездку в Ленинград, где на встрече с активом Ленинградского горкома КПСС впервые заговорил о необходимости перестройки общественно-политической жизни в стране: «Видимо, товарищи, всем нам надо перестраиваться. Всем». Считается, что именно с этого времени в лексикон советских людей, а затем и всего мира вошло слово «перестройка» как символ и лозунг начавшейся в СССР новой эпохи. Ещё одним громким начинанием Горбачёва стал принятый по его инициативе Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом» от 7 мая 1985 года. Тем самым государство впервые пошло на снижение доходов от алкоголя, которые до этого были значимой статьёй государственного бюджета (около 30%), и стало резко сокращать его производство. Тогда же в стране было закрыто большое количество магазинов, торговавших ликёроводочной продукцией, что привело к возникновению около них огромных очередей и росту теневого производства и продажи алкогольных напитков. Каких-либо других радикальных шагов по изменению жизни в СССР Горбачёв в 1985 году не предпринимал, внешне у нас всё выглядело по-прежнему. Но при этом тихо и почти незаметно для широкой общественности в Кремле началась замена основной массы старых кадров брежневского призыва на новую команду высокопоставленных управленцев. Именно тогда в руководство страны были введены А.Н. Яковлев, Е.К. Лигачёв, Н.И. Рыжков, Б.Н. Ельцин, А.И. Лукьянов и другие активные участники будущих событий перестроечных лет.

 

15 июня 1985 года в Эрмитаже (Ленинград) психически больной 48-летний безработный из литовского города Каунаса Бронюс Майгис попытался уничтожить находящуюся здесь картину Рембрандта «Даная». Неожиданно для смотрителей маньяк бросился на картину, два раза ударил её ножом, нанеся глубокие порезы, а затем облил полотно серной кислотой. Очевидцы утверждали, что этот акт вандализма сопровождался выкриками «Свободу Литве!», однако эти показания нельзя считать надёжными. Покушавшегося сразу же задержали, а реставраторы немедленно приступили к спасению картины. Уже к вечеру того же дня им удалось остановить химическую реакцию, но тем не менее от кислоты сильно пострадала центральная часть картины — фигура Данаи. Практически полностью был уничтожен фрагмент, изображающий драпировку на ногах. В целом на реставрацию картины у специалистов ушло 12 лет. Хотя после атаки маньяка предлагалось поместить оригинал в хранилище, а в музее поместить копию, в 1997 году «Даная» вновь была выставлена в Эрмитаже, но уже под бронированным стеклом. Что касается злоумышленника, то решение по его делу суд Ленинграда вынес 26 августа 1985 года. По заключению психиатрической экспертизы Майгиса признали душевнобольным и освободили от уголовной ответственности. Какое-то время его лечили в психиатрической клинике в Ленинграде, а потом был отправлен на родину, где Майгиса вскоре выпустили из лечебницы, так как Литва стала независимым государством. При этом он заявил в одном из интервью: «Я лично считаю себя человеком здоровым. Никакого сожаления о том, что я уничтожил шедевр мирового значения, я не испытываю. Значит, его плохо охраняли и берегли, если мне это так сравнительно легко удалось сделать».

 

23 июня 1985 года на Тенгизском месторождении в Гурьевской (ныне Атырауской) области Казахстана, в 350 км к юго-востоку от города Гурьева, произошла воспламенение нефти и газа на только что пробуренной скважине. В результате образовался неуправляемый огненный фонтан, взметнувшийся над землёй более чем на 200 метров. От высокой температуры, достигающей 1500оС, металлические конструкции буровой вышки расплавились и рухнули. Человеку без защитной одежды невозможно было находиться ближе чем 200 метров от пылающей скважины, а на прилегающей к ней площади сразу же воспламенялось всё, что могло гореть. В те годы ещё не существовало методик тушения огненных нефтегазовых фонтанов такой огромной мощности и с такими характеристиками, как большое содержание сероводорода и очень высокое давление в скважине, поэтому их пришлось разрабатывать на ходу. Для ликвидации гигантского факела был создан штаб, в который вошли представители различных служб во главе с первым заместителем министра нефтяной промышленности СССР Валерием Игревским. Поскольку для тушения нужна была вода, пришлось построить водовод от Каспийского моря длиной 13 километров, а также искусственные водоёмы. Для расчистки площадки вокруг устья было произведено 12 взрывов, а затем с помощью артиллерии и танков Т-54 удалось окончательно разобрать нагромождение металла близ скважины. После этого из неё под огромным внутренним давлением в воздух выбросило 3840 метров бурильных труб общим весом 152 тонны. Затем для охлаждения подходов к устью в него стали подавать 160 литров воды в секунду, чтобы под водяной защитой готовить многотонное запорное оборудование. Однако пожарные рукава, даже заполненные водой, воспламенялись и горели как свечки. Люди проваливались в кипящие неровности на земле, и в результате 29 октября по такой причине погиб помощник командира отряда пожарных из Полтавы Владимир Бондаренко. Впоследствии в его честь была названа улица в вахтовом поселке Тенгиз и поставлен памятник. Но всё-таки благодаря героическим усилиям огнеборцев 31 декабря с третьей попытки удалось завести и закрепить запорную арматуру на скважину для последующего её глушения. Подавление бешеного напора пламени и цементирование устья заняло ещё более полугода. А полная ликвидация пожара на Тенгизском месторождении произошла только через 400 дней после аварии – 27 июля 1986 года. В противопожарной практике эта эпопея до сих пор считается уникальной, не имеющей аналогов в мире.

 

20 июля 1985 года британская разведка провела операцию «Pimlico» по выводу с территории СССР своего агента, офицера КГБ Олега Гордиевского. Он стал изменником Родины ещё в 1974 году, когда служил в Копенгагене в звании старшего лейтенанта госбезопасности, и здесь добровольно предложил свои услуги английской разведке МИ6. Впоследствии Гордиевский работал в центральном аппарате КГБ в Москве, где дослужился до звания подполковника, продолжая при этом поставлять англичанам секретную информацию. В январе 1982 года Гордиевский получил назначение в Лондон, и тогда же МИ6 стала частично делиться полученной от него информацией с ЦРУ США, не называя при этом её источника. О том, что у англичан в КГБ есть высокопоставленный агент, сразу же узнал глава контрразведки Советского отдела ЦРУ Олдрич Эймс, который, по иронии судьбы, на протяжении девяти лет сам за высокие гонорары сотрудничал с КГБ. Для выявления изменника из Лондона в Москву был вызван Гордиевский, но его не арестовали сразу, поскольку в КГБ не были до конца уверены, что предателем является именно он. Но Гордиевский не стал дожидаться ареста – он передал в МИ6 условный знак о своём провале, и вечером 19 июля, обманув наружку, выехал из Москвы в Ленинград, а оттуда в Выборг, где для него уже был приготовлен автомобиль с дипломатическими номерами. На следующий день в багажнике этой машины изменник был вывезен в Финляндию, и уже вскоре он оказался на берегах Туманного Альбиона. В СССР Гордиевского заочно приговорили к расстрелу, причём этот приговор не был отменён и после крушения коммунистического режима в СССР, и даже после введения моратория на смертную казнь. Бывший председатель КГБ Владимир Семичастный заявил, что «Гордиевский нанёс советским спецслужбам больше вреда, чем даже генерал Калугин», а британский историк спецслужб, кембриджский профессор Кристофер Эндрю написал, что Гордиевский был «самым крупным агентом британской разведки в рядах советских спецслужб после Олега Пеньковского». В июне 2007 года за служение безопасности Соединённого Королевства Гордиевский был посвящён в Орден святого Михаила и святого Георгия, причём Орден ему вручала лично королева Великобритании Елизавета II. Что же касается советского шпиона Олдрича Эймса, сообщившего в КГБ о Гордиевском, то он был разоблачен ФБР в 1994 году и затем приговорён к пожизненному заключению в США, которое он отбывает до сих пор.

 

10 августа 1985 года на судоремонтном заводе «Звезда» (Приморский край, бухта Чажма, посёлок Шкотово-22) произошла самая тяжёлая радиационная авария за всё время существования отечественного атомного флота. В тот день на АПЛ К-431, стоявшей у пирса, началась перезагрузка ядерного топлива. Однако эти работы проводились с нарушениями требований ядерной безопасности и технологии, поскольку в них использовались нештатные подъёмные приспособления. Реактор правого борта был перезаряжен нормально. Но в тот момент, когда начался подъём (так называемый «подрыв») крышки второго реактора, и из него подняли компенсирующую решётку, мимо субмарины на большой скорости, которая превышала разрешённую в бухте, прошёл торпедный катер. Поднятая им волна привела к колебанию плавучего крана, держащего крышку. Решётка и поглотители поднялись выше критического уровня, реактор вышел на пусковой режим – и в результате внутри лодки произошёл сильнейший тепловой взрыв и начался пожар, продолжавшийся 2,5 часа. При тысячеградусной температуре мгновенно погибли 10 офицеров и матросов, проводившие перезагрузку топлива. Позже в разных уголках гавани были найдены только небольшие фрагменты их тел, выброшенные взрывом из люка лодки. Так, от одного из офицеров осталась только часть пальца с золотым обручальным кольцом. По этому кольцу впоследствии удалось определить, что в центре взрыва уровень радиации составлял 90 000 рентген в час. Выброшенное в атмосферу ядерное топливо унесло ветром, и затем оно выпало на местности, образовав радиоактивную полосу длиной до 30 км, которая пересекла полуостров Дунай в северо-западном направлении и вышла к берегу Уссурийского залива. Суммарная активность выброса составила около 7 мегакюри. В ходе аварии и при ликвидации её последствий повышенному радиационному облучению подверглись 290 человек, из которых у десяти была определена острая лучевая болезнь, а у 39 - лучевая реакция. После аварии выгоревший корпус лодки К-431 с помощью понтонов отбуксировали на долговременное хранение в бухту Павловского. Вместе с ней вследствие радиационного загрязнения была признана непригодной для дальнейшей эксплуатации также и стоявшая рядом субмарина К-42 «Ростовский комсомолец» проекта 627А. А на месте аварии десяти погибшим офицерам и матросам позже был поставлен памятник.

 

Самарские события года

18 июня 1985 года состоялось заседание бюро Куйбышевского областного комитета КПСС, на котором был рассмотрен ход выполнения в нашем регионе Указа Президиума Верховного Совета СССР «О борьбе с пьянством и алкоголизмом» от 7 мая 1985 года. На заседании отмечено, что в Куйбышевской области не снижается количество лиц, нарушающих антиалкогольное законодательство, попадающих в медицинские вытрезвители и совершающих преступления на почве пьянства. За минувший год число таких нарушителей увеличилось на 4,8 процента, а число лиц, привлечённых к ответственности за распитие спиртных напитков в общественных местах, за тот же период возросло на 15 процентов. Более 80 процентов всех хулиганских проявлений и не менее трети дорожных происшествий совершались на почве пьянства. По этой же причине выросла преступность и в сфере семейно-бытовых отношений. В связи с такой ситуацией бюро обкома КПСС потребовало от всех партийных, комсомольских и профсоюзных организаций области срочно усилить борьбу с пьянством и алкоголизмом, разработать меры по преодолению этого порока, категорически запретить различные торжества и мероприятия на рабочих местах, сопровождающиеся распитием спиртного. По решению бюро был создан областной штаб по борьбе с пьянством и алкоголизмом в составе 13 человек под председательством второго секретаря обкома КПСС Г.В. Ходасевича. Тогда же было принято решение о временном прекращении торговли спиртными напитками в сельских районах области на период уборки урожая – с 15 июля по 10 октября 1985 года.

 

24 июня 1985 года во время сильной грозы и ударов молнии произошло аварийное отключение высоковольтной линии электроснабжения Куйбышев-Бузулук, что вызвало крупную аварию во всей Куйбышевской энергосистеме. В результате этого происшествия ряд электростанций, в том числе Куйбышевские ТЭЦ и ГРЭС, Безымянская ТЭЦ, Новокуйбышевские ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 отделились от Единой энергосистемы СССР и нарушили режим своей работы. Из-за прекращения энергоснабжения на несколько часов были аварийно остановлены производства на Новокуйбышевском и Куйбышевском нефтеперерабатывающих заводах, Новокуйбышевском нефтехимкомбинате, Куйбышевском заводе синтетического спирта, а также на ряде других заводов Куйбышева и Чапаевска. Несчастных случаев и человеческих жертв удалось избежать, однако народному хозяйству области был причинён материальный ущерб на несколько миллионов рублей. В ходе расследования, проведённого Министерством энергетики и электрификации СССР, было установлено, что авария произошла из-за технических недоработок в схемах электросетей, а также из-за серьёзных нарушений персоналом требований инструкций. Приказом по Министерству от 16 июля 1985 года за допущенную системную аварию были объявлены строгие выговоры управляющему «Куйбышевэнерго» М.К. Павлову и главному инженеру Г.И. Букину, а старший дежурный диспетчер В.П. Ульянов, которого признали главным виновником происшедшего, был освобождён от занимаемой должности. Также были понижены в своих должностях начальник Центральной диспетчерской службы «Куйбышевэнерго» О.А. Осипов и его заместитель С.П. Макаров.

 

8 июля 1985 года из-за нарушений технологического режима производства тротила произошёл сильный взрыв и пожар в мастерской № 707а производственного объединения «Полимер» в Чапаевске, в результате чего 9 человек погибло, и ещё 16 человек получили тяжкие телесные повреждения. Также были разрушены производственные помещения, выведены из строя технологические линии и коммуникации, линии электропередачи и связи. Для ликвидации последствий этой аварии и восстановления зданий и сооружений на предприятии решением Совета Министров СССР Минпромстрою СССР в пределах ранее установленного плана был определён дополнительный объём строительно-монтажных работа на 2,3 млн. рублей. Эти средства были перераспределены за счёт уменьшения объёмов капитального строительства на других объектах Министерства машиностроения СССР, в том числе 0,5 млн. рублей на предприятиях, находящихся на территории Куйбышевской области. Сроки выполнения работ были поставлены весьма жёсткие: до 1 сентября восстановить производство по пусковой схеме в соседней мастерской № 745, до 15 октября завершить в полном объёме восстановительные работы ещё в семи зданиях, и до 1 января полностью восстановить производства в мастерской 707а, где и произошла авария. Руководители цехов и строительных организаций, занимающихся восстановлением, были предупреждены о персональной дисциплинарной и партийной ответственности за выполнение сроков ввода в эксплуатацию разрушенных объектов. С наступлением Нового года заводчане отрапортовали, что все запланированные работы на «Полимере» удалось выполнить в намеченные сроки.

 

9 декабря 1985 года Куйбышевским областным судом был вынесен приговор в отношении 50-летнего Якова Абрамовича Крекера, по национальности немца, жителя города Отрадного, работавшего автослесарем в Первомайской промысловой геологической конторе треста «Куйбышевнефтегеофизика». В ходе слушания дела суд установил, что Крекер, являясь одним из руководителей уклоняющейся от регистрации Отрадненской общины евангельских христиан-баптистов, сторонников так называемого Совета церквей евангельских христиан-баптистов, систематически, на протяжении 1982-1985 годов организовывал собрания членов общины в различных домах единоверцев с привлечением несовершеннолетних, читал на них проповеди, а на неоднократные предупреждения представителей органов власти о недопустимости указанных действий не реагировал. Несовершеннолетние дети членов указанной общины под воздействием религиозной обработки принимали активное участие в её деятельности, и одновременно отказывались от общественной жизни школы, отказались от вступления в октябрятскую, пионерскую и комсомольскую организации. Таким образом, Крекер руководил незарегистрированной религиозной группой с вовлечением в неё несовершеннолетних. Кроме этого, Крекер распространял среди членов общины нелегально изданные брошюры, содержащие заведомо ложные измышления, порочащие общественный и государственный строй СССР, извращающие политику партии и государства в отношении религии и церкви. В итоге суд признал Крекера виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.1901 (распространение заведомо ложных сведений, порочащих советский государственный и общественный строй), и ст. 227 ч.1 УК РСФСР (посягательство на личность и права граждан под видом исполнения религиозных обрядов), и приговорил его к трём годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима.

 

Главное самарское событие года

2 августа 1985 год областным судом под председательством А.А. Щупакова вынесен приговор по делу Нерози Геннадия Афанасьевича, Нехорошева Владимира Александровича и Беренштейна Соломона Товиевича (ст. 93-1, 173 и 175 УК РСФСР), сотрудников Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем (ККБАС), по обвинению их в хищениях госимущества в особо крупных размерах. Но при этом материалы о хищениях ранее были выделены из другого уголовного дела, возбуждённого КГБ СССР по факту взрыва 4 февраля 1981 года в Москве Главного конструктора ККБАС Игоря Александровича Бережного (рис. 1-4).

 

Бомба для главного конструктора

Весть о чрезвычайном происшествии, в результате которого погиб руководитель Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем (ККБАС), среди технической интеллигенции города распространилась буквально в считанные часы, несмотря даже на высокую секретность, которая в то время окружала работу этого предприятия. Ведь каждый второй инженер и две трети рабочих в Куйбышеве (ныне Самара) тогда трудились в «почтовых ящиках» или на оборонных заводах, и ветераны этих производств до сих пор помнят, до какой степени они все были шокированы происшедшим.

 

Мина-ловушка

«Строго секретно.

Генеральному секретарю ЦК КПСС, Председателю Президиума Верховного Совета СССР тов. Брежневу Л.И.

4 февраля 1981 года около 19 часов 30 минут на ул. Кирова в гор. Москве [ныне улица Мясницкая – В.Е.] в своей служебной автомашине при вскрытии взрывного устройства типа «ловушка», закамуфлированного под коробку с лекарствами и переданного через сотрудников, погиб от взрыва главный конструктор Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем (ККБАС) Министерства авиационной промышленности СССР Бережной Игорь Александрович, 1934 года рождения, доктор технических наук, профессор.

В связи с тем, что Бережной И.А. являлся кандидатом в члены Куйбышевского горкома КПСС, депутатом горсовета и руководителем ККБАС, занятого разработкой важных оборонных тем, уголовное дело по факту гибели Бережного И.А. возбуждено 5 февраля 1981 года Следственным отделом КГБ СССР. С учётом личности погибшего и обстоятельств его гибели по делу выдвинуты и прорабатываются несколько следственных версий, в том числе террористический акт, диверсия или другое государственное преступление. О ходе расследования буду регулярно докладывать вам лично.

Председатель КГБ СССР Ю.В. Андропов» (рис. 5).

Ничего подобного ни в Куйбышеве, ни в Москве, ни вообще в СССР за все годы советской власти никогда не случалось. О терроризме в те годы у нас в стране слышали лишь по сообщениям из-за рубежа, и это считалось одним из непременных атрибутов «загнивающего капитализма». Правда, в 1969 году в Москве была совершена неудачная попытка покушения на Брежнева, а в 1977 году группа армянских националистов устроила взрыв в московском метро, однако вся информация об этих ЧП была сразу же засекречена. Но вот чтобы физически устранить крупного учёного, работавшего по секретной тематике, да еще таким экзотическим способом, как применение «мины-ловушки» - такого в КГБ в те годы не могли себе представить даже в страшном сне.

Справка. Игорь Александрович Бережной родился 21 апреля 1934 года в Самаре (в других источниках – в городе Балашове). В 1951-1957 годах он учился в Куйбышевском авиационном институте, затем работал здесь же на кафедре физики и на кафедре прочности летательных аппаратов, а также в центральной лаборатории Воронежского авиационного завода. Уже в те годы Бережной проявил себя как талантливый экспериментатор. В 1966 году он защитил кандидатскую диссертацию, и вскоре при содействии авторитетов авиационной промышленности Туполева, Антонова, Мясищева и других было создано ОКБ «Шасси самолётов и вертолётов» - специально «под Бережного». В 1971 году он успешно защитил докторскую диссертацию, а в 1972 году на основе названного выше ОКБ в составе Куйбышевского агрегатно-производственного объединения было образовано конструкторское бюро автоматических систем (ККБАС), которое Бережной и возглавлял до самой своей смерти в 1981 году. Он был автором более чем 200 научных работ, множества изобретений и научно-технических разработок в сфере авиационной и космической техники. Самой известной из них стала лазерная система посадки самолетов «Глиссада», которая с конца 70-х годов успешно используется в аэропортах нашей страны и других государств мира (рис. 6-18).

Но при этом в те годы почти никто не знал о второй, тщательно скрываемой от глаз научно-технической общественности стороне жизни Игоря Бережного – о его участии в массовых нарушениях законодательства, творящихся в стенах ККБАС в течение многих лет. И вполне возможно, что об этих фактах за пределами секретного КБ не узнал бы никто и никогда, если бы не упомянутое выше ЧП с его руководителем. Взрыв «мины-ловушки» унесший жизнь Игоря Бережного, дал повод Комитету государственной безопасности СССР скрупулёзно разобраться в делах ККБАС, которые до этого были спрятаны под пресловутой ширмой секретности.

 

Обратная сторона науки

Результаты первых же проверок деятельности ККБАС даже для руководства КГБ прозвучали громче самого громкого взрыва любой «адской машинки». Уже к лету 1981 году в этой организации были вскрыты многочисленные злоупотребления, после чего Прокуратурой СССР 25 августа 1981 года по выявленным фактам было возбуждено уголовное дело по ст. 931 УК РСФСР (хищение госимущества в особо крупных размерах).

При этом около 90 процентов таких хищений в ККБАС, как выяснилось, совершались «путём необоснованного списания приобретённых за счёт средств бюджета различных товарно-материальных ценностей». Следствие почти сразу же установило, что к таким махинациям в основном были причастны начальник технического отдела КБ 47-летний Геннадий Нерозя, его заместитель 28-летний Владимир Нехорошев, фотограф того же отдела 32-летний Михаил Цыганков и начальник специального технического бюро ККБАС в Москве 58-летний Соломон Беренштейн. На каждого из них следователь прокуратуры выписал ордер на арест, однако Цыганков непосредственно перед задержанием покончил с собой, выпив смертельную дозу дихлорэтана. Во время ареста пытался свести счёты с жизнью и Нерозя, ударив себя ножом в живот, однако он был срочно доставлен в больницу, где медики сумели его спасти. Нехорошев же впоследствии был отпущен из СИЗО до суда под подписку о невыезде, поскольку следствие сочло, что общий объем совершённых им злоупотреблений не слишком велик.

Как выяснилось в ходе следствия, указанная троица расхищала имущество ККБАС и по отдельности, и совместно по предварительному сговору. Особенным размахом в этом воровстве отличался Нерозя, который, будучи материально ответственным лицом, списывал и затем тащил за ворота предприятия буквально всё, что попадалось ему под руку. Например, по его заявкам в КБ регулярно поступали крупные партии импортной кинопленки «Кодак», фотопленки «Орво-Хром» и «Орво-Колор», импортной цветной фотобумаги и химикатов, другие дефицитные фототовары. Всё это имущество для нужд ККБАС использовалось Нерозей и Цыганковым лишь в малой степени, но тем не менее затем регулярно ими списывалось под различные проекты. Затем эти «как бы использованные» материалы жулики успешно сбывали знакомым фотографам и даже через комиссионные магазины (рис. 19-22).

Кроме фототоваров, Нерозя, Нехорошев и Беренштейн сумели списать и затем обратить в наличность и другие материальные ценности – телевизоры, аккумуляторы, проекторы, мебель, стройматериалы, запчасти, различные ткани и так далее. Одного лишь этилового спирта за это время Нерозя списал почти 300 литров, и при этом значительная часть алкоголя, конечно же, ушла «налево». Всего же, как установило следствие, в течение 1976-1981 годов эта группа жуликов похитила госимущество на общую сумму более 35 тысяч рублей, что тогда было огромными деньгами. Достаточно сказать, что госцена автомашины «Волга» в то время составляла более 10 тысяч рублей, а «Жигулей» - около 5 тысяч. Средняя же зарплата инженера тогда не превышала 120 рублей в месяц.

Кроме незаконных списаний материальных ценностей, в недрах ККБАС были вскрыты также и другие виды злоупотреблений. Например, «…в штат предприятия зачислялись лица, которые, не вкладывая какого-либо труда, получали крупные суммы вознаграждений в виде зарплаты… Собственные и арендованные самолёты широко использовались для пассажирских перевозок и иных неоправданных вылетов… Велось капитальное строительство неплановых объектов» (выдержки из материалов уголовного дела).

Что же касается роли самого Игоря Бережного в обнаруженных на ККБАС злоупотреблениях, то на этот счёт следователем по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР Николаем Антиповым было вынесено следующее постановление: «…в действиях Бережного И.А. … содержатся признаки преступления, предусмотренного ст. 92 ч. 2 УК РСФСР. Однако, учитывая, что Бережной И.А. погиб при взрыве в автомашине 4.02.1981 года… руководствуясь ст. 5 п. 8 УПК РСФСР, постановил: уголовное дело в отношении Бережного Игоря Александровича дальнейшим производством прекратить в связи со смертью последнего» (рис. 23-25).

 

Кто же стоял за убийством

И здесь мы подходим к самому любопытному месту из того совершенно секретного дела, поводом для которого стал взрыв на улице Кирова в Москве в начале 80-х годов. Удалось ли следствию выяснить, кому именно, и, самое главное – зачем понадобилось физически устранять главу секретного КБ Игоря Бережного, успешного учёного и хозяйственника, находящегося в тот момент на пике своего жизненного и человеческого успеха?

Как видно из имеющихся в деле материалов, в КГБ СССР уже вскоре после начала расследования исключили предположение о том, что смерть руководителя ККБАС стала результатом деятельности неких зарубежных спецслужб. Просто в руках нашей контрразведки не оказалось никаких данных, указывающих, что бомбу Бережному передал агент ЦРУ, «Моссада» или МИ6. Вот тогда в качестве основной стала разрабатываться версия о том, что причину этого ЧП следует искать в криминальной обстановке, которая при попустительстве Бережного и даже при его участии в течение ряда лет сложилась на подведомственном ему предприятии.

Несмотря на все усилия следствия, первые успехи в этом направлении появились лишь через три года после гибели Бережного. В постановлении следственного отдела КГБ СССР от 30 января 1984 года на этот счёт было сказано следующее: «…показаниями свидетелей, а также иными материалами настоящего уголовного дела установлено, что самодельное взрывное устройство Бережному И.А. с целью его убийства передал через других лиц Нерозя Г.А., признавший, что совершил данное преступление на бытовой почве. В связи с этим ему было предъявлено обвинение по п. «д» ст. 102 УК РСФСР» [умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах – В.Е.]. После такого заключения все материалы о взрыве были выделены из общего уголовного дела и переданы для дальнейших действий из КГБ СССР в Прокуратуру СССР.

В те дни всем осведомлённым людям казалось, что до завершения следствия по данному делу остались считанные месяцы. Главный преступник вроде бы установлен, и теперь нужно лишь провести некоторые обязательные процедуры, чтобы все материалы можно было передать в суд для вынесения приговора. Однако 12 ноября 1984 года уже упоминавшимся выше следователем по особо важным делам при Генеральном Прокуроре СССР Николаем Антиповым было вынесено постановление… о прекращении данного уголовного дела. На этот счёт в его материалах сказано так: «Проведённым Прокуратурой СССР расследованием по соединенным уголовным делам достаточных доказательств вины Нерози Г.А. в совершении убийства путём взрыва Бережного И.А. не добыто, поэтому уголовное дело в отношении Нерози Г.А. прекращено за недоказанностью предъявленного обвинения».

Никакой информации о том, продолжались ли после этого в союзной прокуратуре дальнейшие поиски виновных в убийстве главы секретного куйбышевского КБ, автору этих строк найти так и не удалось. Однако вполне очевидно, что если какое-то следствие в этом направлении в те годы и продолжалось, то к поимке преступников оно в итоге так и не привело. Вот что записал на этот счёт в своей книге «Секретный марафон (полвека в контрразведке)» ветеран органов госбезопасности, бывший начальник контрразведки УКГБ по Куйбышевской области полковник Сергей Хумарьян:

«В Москве следствие велось ещё несколько лет, и, по дошедшим до нас слухам, «упёрлось» в какие-то финансово-промышленные структуры, имевшие связи с тогдашним Министерством авиационной промышленности СССР и в правительственных верхах» (рис. 26-31).

 

Киллер остался в тени

Весной 1985 года уголовное дело в отношении Нерози, Беренштейна и Нехорошева о хищении ими госимущества в особо крупных размерах было передано в Куйбышевский спецсуд. Так в советское время назывались особые подразделения в структуре областных судов, где слушались лишь исключительно уголовные дела, в которых фигурировали секретные предприятия. Производство по данному делу принял судья Александр Щупаков, который в то время занимал должность председателя спецсуда. Хотя в рассмотренном им в 1985 году деле были представлены только материалы о хищениях, тем не менее в ходе этом судебного процесса у него сложилась собственная версия об убийстве Игоря Бережного.

- Уже при ознакомлении с материалами дела я убедился, что основным фигурантом в нём являлся вовсе не Нерозя, а Беренштейн, хотя его истинная роль в этой истории оказалась несколько смазанной. Именно он, по моему мнению, и был главным вдохновителем хищений в ККБАС, и именно он, скорее всего, и стал организатором устранения Бережного. Причины тому следующие.

Ещё до этого уголовного дела я рассматривал ряд материалов о хищениях на ККБАСе. Все они так или иначе сходились на Беренштейне. Разумеется, Бережной был полностью в курсе всех этих преступных схем. Более того: по имеющимся оперативным данным, он регулярно получал свою долю от криминальной деятельности Беренштейна. Но однажды к Бережному поступила информация о том, что преступной деятельностью на ККБАС заинтересовались в Комитете госбезопасности. Он понимал, что если в Куйбышевском управлении КГБ стали собирать сведения о хищениях в подчиненной ему организации, это означало, что была получена санкция на то из Москвы. Местная самодеятельность в таких делах исключалась полностью.

Скорее всего, проанализировав полученную информацию, Бережной сказал Беренштейну, что надо на время прекратить воровство. Однако Беренштейн и его подручные заартачились. Но Бережной настаивал на своём, и расхитители решили: чтобы начальник им не мешал, его следует устранить физически. Что и было сделано 4 февраля 1981 года.

Здесь возникает резонный вопрос: почему же тогда Беренштейна судили только за хищения, но не за убийство? Согласно официальной версии, даже всесильному КГБ так и не удалось установить личность человека, передавшего Бережному злополучную коробку. Вроде бы именно поэтому так и не удалось найти заказчика убийства. Однако ни мне, ни многим другим в это до сих пор не верится. Нераскрываемых преступлений не бывает, тем более, когда за дело берутся органы госбезопасности.

- У меня, - сказал в заключение нашей беседы Александр Щупаков, - на этот счёт сложилось следующее мнение. Скорее всего, в данном случае прокуратуре, поступило указание с самых «верхов» - не устанавливать личность заказчика. Руководство страны того времени можно понять. Если бы официально по суду было признано, что причиной убийства главы одного из секретных конструкторских бюро стали криминальные разборки, то это был бы очень серьезный удар по престижу всей нашей оборонки. Следствие тогда наверняка вышло бы на «больших людей» из Министерства авиационной промышленности СССР и Промышленного отдела ЦК КПСС, при молчаливом согласии которых в ККБАС и совершались хищения.

О том, что все это - не только предположения бывшего судьи, говорит хотя бы такой факт, проливающий свет на подлинные размеры совершавшегося на ККБАС воровства государственных средств. В начале 80-х годов руководителю главка Минавиапрома СССР, который должен был контролировать работу этого предприятия, Игорь Бережной на день его рождения подарил… новенький автомобиль «Волга», что по тем временам было очень дорогим знаком внимания. Разумеется, при таком раскладе о каком-либо объективном контроле за расходованием средств на ККБАС со стороны министерства и других столичных ведомств не могло быть и речи.

Что же касается куйбышевских контролирующих организаций, то они в силу полной секретности работ, ведущихся на ККБАС, просто не имели права проводить здесь какие-либо контрольные мероприятия. Проверять работу секретного конструкторского бюро в то время по своему статусу могли только определенные сотрудники из московского главка, но все они, как уже было сказано выше, регулярно и щедро «подмазывались» Бережным и его подручными, так что результаты таких ревизий всем были известны заранее.

В качестве оправдания Игоря Бережного следует сказать, что он, скорее всего, прекрасно понимал всю порочность этих коррупционных махинаций, во многом им же самим и порожденных, а затем успешно использованных на практике. Вероятно, поначалу он считал, что все это делается лишь исключительно на благо и во имя науки, развитие которой тормозит ненормальная управленческая система, сложившаяся в то время в СССР. Однако постепенно руководитель КБ убедился, что придуманные им схемы на самом деле работают не на развитие научных идей, а на обогащение кучки жуликов, плотно присосавшихся к секретной статье госрасходов. В конце концов наступил момент, когда Бережной попытался вырваться из этого порочного круга, что для его подельников стало явной угрозой разоблачения. Вот тогда-то главному конструктору и вручили мину-ловушку, чтобы он замолчал навсегда.

Остается добавить, что в августе 1985 года по приговору Куйбышевского спецсуда, вынесенного коллегией под руководством судьи Александра Щупакова, подсудимый Геннадий Нерозя получил 10 лет, а Соломон Беренштейн – 8 лет лишения свободы, оба в колонии усиленного режима. Владимир Нехорошев отделался лишь тремя годами лишения свободы условно. А ещё через год Верховный суд СССР по кассации адвокатов снизил наказание для Беренштейна до 6 лет лишения свободы, которые тот отбыл до конца, но вскоре после освобождения скончался.

Геннадий Нерозя отбыл свой срок «от звонка до звонка», но вскоре после освобождения он пропал без вести при невыясненных обстоятельствах. Насколько известно автору этих строк, предпринимались мера по его поиску, но они окончились безрезультатно.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

Ерофеев В.В. Бомба для главного конструктора. – Газета «Волжская коммуна», 5 февраля 2011 года.

Ерофеев В.В. Тёмная сторона науки. – Газета «Мир криминала», № 9 – 2011 год, февраль.

Ерофеев В.В. Бомба для главного конструктора. – Газета «Секретные материалы», № 2 – 2012 год, январь.

Хумарьян С.Г. Секретный марафон – полвека в контрразведке. Самара: ООО «Офорт», 2006. 339 с.

 

 

 

 

 

Дополнения

 

Ниже приводится полная запись беседы автора этих строк о деле Бережного с Александром Анатольевичем Щупаковым, который в 1985 году находился в должности председателя постоянной сессии Куйбышевского областного суда.

Запись сделана 27 ноября 2009 года. При этом А.А. Щупаков отвечал на вопросы на тему судебного процесса, состоявшегося в Куйбышевском спецсуде в 1985 году по уголовному делу Нерози, Нехорошева и Беренштейна по ст. ст. 93-1 и 175 УК РСФСР. Текст беседы с подписью Щупакова у автора имеется.

- Спецсуд – это неофициальное название возглавляемой мною в 1985 году постоянной сессии Куйбышевского областного суда. Хотя в названии слово «спецсуд» тогда и не указывалось, в неофициальном общении оно было в ходу. Работа этой постоянной сессии заключалась в рассмотрении уголовных дел, возбуждённых по преступлениям, совершенным на закрытых (секретных) предприятиях в советское время.

Уголовное дело Нерози, Нехорошева и Беренштейна поступило в моё производство в начале 1985 года, и слушалось в судебном заседании в течение четырёх месяцев – с апреля по август 1985 года. Когда я первый раз знакомился с материалами дела, то почти сразу убедился, что основным фигурантом в нем является Беренштейн, хотя его истинная роль в деле оказалась несколько смазана. Во всей этой истории Беренштейн был довольно активным участником, поскольку он руководил представительством ККБАС в Москве. Например, по разговорам, в прихожей этого представительства на столе всегда стоял графин, полный водки, и любой приходящий к нему мог из него пить, сколько хотел.

В тот роковой февральский день 1981 года на проспекте Кирова в Москве к Бережному, садящемуся в этот момент в свою машину, подошёл либо сам Беренштейн, либо кто-то им посланный, и передал Бережному коробку, якобы с лекарствами, которую нужно было для кого-то отвезти в Куйбышев. Расчёт был на то, что Бережной, как человек любопытный, обязательно откроет эту коробку и посмотрит, что там внутри. Это и случилось всего через несколько секунд после того, как начальник ККБАС сел в машину. При вскрытии им коробки произошел взрыв, и Бережной погиб на месте происшествия.

Почему же взорвали Бережного? У меня на этот счёт сложилось следующее мнение. Ещё до того, как ко мне поступили эти материалы, я уже рассматривал ряд уголовных дел о хищениях социалистической собственности на ККБАСе. Все они так или иначе сходились на Беренштейне. Воровали, например, листовое железо, которым оказались покрыты множество дач в Молдавии, куда его затем продавали, воровали различные стройматериалы, ценное оборудование, проходящее по ряду закрытых тем на ККБАСе, и так далее.

Еще, по оперативным данным, у Беренштейна была настоящая подпольная фабрика по пошиву курток из дефицитных видов тканей, например, перкаля, а также джинсовой ткани, которые должны были использоваться на ККБАС в исследовательских целях, но вместо этого в большом объёме шли на подпольное производство, принося неплохую прибыль его хозяевам. Именно через Беренштейна все эти материалы впоследствии списывались по различным статьям отчётности, как использованные для различных нужд предприятия.

О размерах совершаемых на ККБАС хищений говорит хотя бы такой факт: руководителю главка Министерства авиационной промышленности СССР, который должен был контролировать работу этого предприятия, Бережной на день его рождения однажды подарил новенький автомобиль «Волга», что по тем временам было очень дорогим знаком внимания. Разумеется, в таких условиях о каком-либо объективном контроле за расходованием средств на ККБАС со стороны министерства и других столичных ведомств не могло быть и речи. Что же касается куйбышевских контролирующих организаций, то они в силу полной секретности работ, ведущихся на ККБАС, просто не имели права проводить здесь какие-либо проверки.

Разумеется, Бережной был полностью в курсе всех этих преступных схем, по которым на вверенном ему предприятии совершались хищения материальных и финансовых средств. Более того: по имеющимся оперативным данным, он регулярно получал свою долю от преступной деятельности Беренштейна. Все эти средства шли на его личное обогащение: на постройку дачи, на покупку автомашин, на импортную мебель, на отделку квартиры и так далее. Но однажды к Бережному поступила информация о том, что преступной деятельностью на ККБАС заинтересовался всемогущий Комитет государственной безопасности. При этом он понимал, что если куйбышевские сотрудники КГБ начали собирать сведения о хищениях в подчиненной ему организации, это означало, что они получили на то санкцию из Москвы. Местная самодеятельность в таких делах исключалась полностью, а это значит, что ситуация в отношении его организации складывается очень серьезная.

Я так понимаю, что Бережной, проанализировав имеющуюся информацию, после этого сказал Беренштейну: вы уже совсем заворовались, потеряли чувство опасности, и потому вам надо сделать временный перерыв. Если мы этого не сделаем сейчас, то вскоре всем нам будет очень плохо. В общем, предложенный им шаг в той ситуации был единственно верным. Однако Беренштейн и его подручные, вместо того, чтобы послушать разумный совет, откровенно заартачились: мол, у нас налажены все процессы и производства, и если их сейчас остановить хотя бы на время, то будет потеряна прибыль, а люди разбегутся. Но Бережной настаивал на своём, и расхитители решили: чтобы начальник им не мешал, его следует устранить физически. Что и было сделано в феврале 1981 года.

Возникает резонный вопрос: если все нити по данному делу, как я сказал, сходятся на Беренштейне, то почему его впоследствии судили только за хищения, но не за убийство? Официальная версия следствия на этот счёт гласит, что даже всесильному КГБ так и не удалось выяснить, кто именно передал Бережному злополучную коробку: сам Беренштейн или же какой-то случайный человек, которого он попросил это сделать. Казалось бы, все правильно, поскольку Беренштейн, естественно, категорически отрицал свою причастность к убийству, а свидетелей самой передачи не было. Даже шофёр Бережного, который при взрыве остался жив, хотя и лишился правой руки, на допросах показывал, что самого момента передачи коробки он не видел, поскольку это происходило на улице, вне салона автомобиля. А кто именно подходил к Бережному с этой самой коробкой, он не заметил.

Однако многие до сих пор не верят, что следователи КГБ так и не сумели установить личность исполнителя убийства. Скорее всего, здесь имеет место другое: следователю поступило указание НЕ УСТАНАВЛИВАТЬ его личность. Конечно же, руководителей КГБ того времени можно понять. Если бы официально было установлено, что убийство руководителя одного из секретных конструкторских бюро произошло на почве криминальных разборок внутри этой организации, и если бы это дело потом прошло через суд, хотя бы и закрытый, то этот факт ударил бы самым серьёзным образом по престижу всей нашей оборонки. При этом следствие наверняка бы вышло на очень серьезных людей в министерстве и других структурах, при молчаливом согласии которых и совершались хищения. В КГБ прекрасно знали, что такого рода секреты в нашей стране в 80-х годах очень быстро становились достоянием общественности. Но вот если личность убийцы так и не была установлена, то оставалось широкое поле для различного рода версий и слухов, уводящих общественное мнение от подлинных мотивов преступления.

Действительно, после этого происшествия в среде советской технической интеллигенции ходило несколько версий, объясняющих убийство руководителя такого ранга. В частности, сплетничали о том, что Бережной имел связь с дочерью одного из министров или высокопоставленных руководителей страны, который был категорически против этого знакомства – и потому распорядился убрать настойчивого ухажера. Еще одна версия заключалась в том, что Бережного на почве ревности взорвал один из его соперников, у которого тот отбил любовницу, сотрудницу ККБАС. И, разумеется, много говорили о причастности к этому преступлению сотрудников иностранных спецслужб, которым поперёк горла были оборонные разработки этого конструкторского бюро. При этом вполне возможно, что упомянутые предположения были запущены в среду технических специалистов самим же КГБ, поскольку они гораздо меньше дискредитировали советский оборонный комплекс, нежели версия о преступных разборках внутри самой организации.

Записал Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

 

 

Из архива Самарского областного суда

 

Дело № 6-1-54-1985 год

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

2 августа 1985 году судебная коллегия по уголовным делам постоянной сессии Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Щупакова А.А., народных заседателей Бодачевского Г.Ф. и Колесниковой Т.И., при секретаре Титовец М.В., с участием прокуроров Ефремова В.А. и Евдокимова Н.М., адвокатов Савельева А.Н., Суходольского А.П., Горохова Е.А., в закрытом судебном заседании в помещении суда, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

Нерози Геннадия Афанасьевича, рождения 12 августа 1934 года, уроженца города Никольск-Уссурийска Приморского края, украинца, беспартийного, военнообязанного, образование высшее техническое (окончил Уфимский авиационный институт), женатого, до ареста работавшего заместителем начальника отдела № 82 Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем, проживающего: г. Куйбышев, ул. Вольская, дом 103, кв. № 3, ранее не судимого – в совершении преступления, предусмотренного ст. 931, ст. 175 ч.2, ст. 174 ч.2;

Нехорошева Владимира Александровича, рождения 3 июля 1952 года, уроженца гор. Куйбышева, русского, беспартийного, военнообязанного, образование высшее техническое (окончил Куйбышевский авиационный институт), женатого, на иждивении имеющего двоих несовершеннолетних детей, работающего инженером проектно-сметной группы сельского строительного комбината № 1 Куйбышевского облколхозстройобъединения, проживающего: г. Куйбышев, ул. Минская, дом № 30а, кв. 82, ранее не судимого – в совершении преступлений, предусмотренных ст. 92 ч.3, ст. 175 УК РСФСР;

Беренштейна Соломона Товиевича, рождения 5 января 1923 года, уроженца г. Москвы, еврея, беспартийного (из членов КПСС исключён в связи с настоящим делом), образование среднее, женатого, пенсионера по старости, проживающего: гор. Москва, Кронштадтский бульвар, дом № 45, корпус № 2, кв. 140, ранее не судимого – в совершении преступления, предусмотренного ст. 931, ст. 175 ч.2, ст. 173 УК РСФСР, - установила:

Подсудимый Нерозя Г.А., работая с 23 июля 1976 года по 19 июня 1978 года начальником технического отдела Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем, а затем с 20 июня по 1 июля 1978 года заместителем начальника технического отдела, с 1 июля 1978 года по 1 декабря 1980 года заместителем начальника отдела материально-технического снабжения указанного конструкторского бюро, являясь должностным лицом, в течение 1977-1980 годов путём злоупотребления служебным положением как самостоятельно, повторно, так и по предварительному сговору с бывшим фотографом технического отдела Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем (ККБАС) Цыганковым М.И., бывшим начальником Московского специального технического бюро ККБАС Беренштейном, бывшим исполняющим обязанности заместителя начальника технического отдела ККБАС Нехорошевым В.А., и другими должностными лицами, похищал государственное имущество, принадлежащее конструкторскому бюро.

При этом подсудимый Нерозя являлся организатором преступных групп и всех хищений материальных ценностей, а подсудимые Беренштейн С.Т. и Нехорошев были соисполнителями преступных деяний и последующего их сокрытия, связанного с изъятием из конструкторского бюро государственного имущества.

Пользуясь запущенностью государственного учёта, бесконтрольностью со стороны руководства ККБАС, отсутствием установленных лимитов отпуска и норм расхода материальных ценностей, подсудимые Нерозя Г.А., Нехорошев В.А., Беренштейн С.Т. в целях подготовки хищений и последующего их сокрытия, будучи должностными лицами, в преступных целях учиняли должностные подлоги.

Кроме этого, подсудимый Нерозя Г.А., совершая хищения государственного имущества, дважды передал подсудимому Беренштейну С.Т., а последний принял, взятку за оказанное с использованием своего служебного положения содействие в выделении ККБАС автомашины и остродефицитных строительных материалов сверх фондов. При производстве предварительного расследования подсудимый Нерозя Г.А. добровольно заявил следственным органам о фактах неоднократной дачи взяток.

 

Хищение подсудимым Нерозей Г.А. материальных ценностей путём злоупотребления служебным положением самостоятельно.

1. Подсудимый Нерозя Г.А. 1 ноября 1976 года по акту приёма материальных ценностей принял под свой подотчёт от бывшего заместителя начальника технического отдела ККБАС Сурнина В.И. лабораторный трансформатор марки ЛАТР-2-М-220 розничной стоимостью на момент хищения с учётом износа 6 рублей 10 копеек, который похитил и присвоил в феврале 1977 года. С целью сокрытия хищения лабораторного трансформатора Нерозя Г.А. актом от 4 февраля 1877 года списал его как пришедший в негодность. Трансформатор ЛАТР-2-М-220 изъят при обыске на квартире Нерози Г.А.

2. 1 ноября 1976 года он по акту приёма материальных ценностей принял на своё подотчёт у бывшего от бывшего заместителя начальника технического отдела ККБАС Сурнина В.И. специальный фотообъектив для цветной фотографии «Ямполь-Колор» розничной стоимостью на момент хищения 42 рубля, который похитил и присвоил в феврале 1977 года. С целью сокрытия хищения объектива «Ямполь-Колор» Нерозя Г.А. актом на списание хозяйственного инвентаря от 4 февраля 1977 года списал его как пришедший в негодность из-за неисправности механизма выдержки. Фотообъектив «Ямполь-Колор» изъят при обыске на квартире Нерози Г.А.

3. 26 декабря 1976 года подсудимый Нерозя Г.А. требованием № 85 выписал со склада ККБАС для нужд технического отдела самолётный аккумулятор марки 12-САМ-55, состоящий из двух батарей, розничной стоимостью на момент хищения 93 рубля каждый. Этим же расходным требованием Нерозя Г.А. списал аккумулятор на выполнение работ по теме № 10094, оставив одну батарею аккумулятора в отделе для выполнения работ, а вторую аккумуляторную батарею стоимостью 93 рубля в марте-апреле 1977 года похитил и присвоил. Батарея марки 12-САМ-55 изъята при обыске в квартире Нерози Г.А.

[…]

6. В августе 1976 года подсудимый Нерозя Г.А. при приёме материальных ценностей от бывшего заместителя начальника технического отдела ККБАС Сурнина В.И., наряду с другими ценностями, принял без документального оформления списанную, но не уничтоженную микрофильмирующую приставку к аппарату «Докуматор-ДА-5» № 208814 производства фирмы «Карл-Цейс-Йена» (ГДР) розничной стоимостью на момент хищения с учётом износа1455 руб. 30 коп., и списанный, но не уничтоженный стабилизатор марки СН-315 розничной стоимостью на момент хищения 35 рублей, которые в мае 1977 года похитил как годные к эксплуатации. Похищенные приставку и стабилизатор Нерозя Г.А. под предлогом ремонта в мастерской вывез с территории бюро и до осени 1981 года использовал в личных целях. Осенью 1981 года он, будучи напуганным проводимыми в ККБАС ревизиями в связи с гибелью Главного конструктора, передал похищенные микрофильмирующую приставку и стабилизатор в Дом культуры «Родина» г. Куйбышева для сохранности работающему там по совместительству Нехорошеву В.А., которому о факте их хищения известно не было. После ареста Нерози Г.А. приставка из Дома культуры «Родина» была изъята, а стабилизатор передан Нехорошевым В.А. в ККБАС.

[…]

13. Подсудимый Нерозя Г.А. по счёту № 426 от 5 октября 1977 года и накладной без номера от того же числа выписал в секции фототоваров филиала № 1 Куйбышевского универмага «Юность» для нужд технического отдела ККБАС различные фототовары на общую сумму 864 руб. 50 коп., в том числе набор химикатов на сумму 430 руб. При получении фототоваров Нерозя Г.А. по договорённости с продавцами секции фототоваров вместо части набора химикатов приобрёл по безналичному расчёту приобрёл фотообъектив марки «Мир-3» розничной стоимостью на момент хищения 240 руб., который похитил. С целью сокрытия хищения фотообъектива Нерозя Г.А. 9 ноября 1977 года выписал требования №№ 112 и 113 на получение фотоматериалов, а затем актом от 3 февраля 1978 года списал якобы полученный набор химикатов в производство на выполнение работ по темам. Полученный фотообъектив «Мир-3» и впоследствии им похищенный Нерозя Г.А. поставил на личный фотоаппарат «Салют-С», и совместно с фотоаппаратом в марте 1982 года продал фотографу Глущенкову Ю.С., а полученные деньги присвоил.

[…]

17. Подсудимый Нерозя Г.А. 6 февраля 1978 года по предварительно оплаченному бухгалтерией ККБАС счёту № 1/100 от 23 января 1978 года и доверенности № 224 от 2 февраля 1978 года получил для производственных нужд технического отдела ККБАС в Куйбышевском базовом магазине Главснабпроса различных фотоматериалов на общую сумму 806 руб. 50 коп., а также в том числе малогабаритный переносной телевизор чёрно-белого изображения «Юность» розничной стоимостью 280 руб. и слаломные горные лыжи «Эпокон» розничной стоимостью 117 руб. В этот же день Нерозя Г.А. телевизор и лыжи похитил, а с целью сокрытия хищения в магазине достал чистый бланк счёта-накладной, в котором сам отразил часть похищенных материальных ценностей, а вместо похищенных телевизора и горных лыж указал другие ценности, уже списанные в производство, но не израсходованные и не уничтоженные, а находящиеся в отделе. Однако при сдаче документов в бухгалтерию учинённый Нерозей Г.А. подлог в счёте № 552 от 9 февраля 1978 года был обнаружен, и материалы о хищении были доложены бывшему Главному конструктору ККБАС Бережному И.А. Будучи изобличённым в хищении, Нерозя Г.А. 27 февраля 1978 года сдал телевизор и лыжи на склад по приходному ордеру № 382, а в бухгалтерию для учёта представил действительную копию счёта № 552.

18. По требованию № 533 от 20 марта 1078 года подсудимый Нерозя Г.А. получил со склада ККБАС для производственных нужд технического отдела 500 катушек в кассетах цветной импортной негативной перфорированной фотоплёнки с шириной ленты 35 мм и длиной 1,65 м марки ПЦ-19 «Орво-Колор-Маск» по розничной цене 2 руб. 85 коп. за одну катушку с кассетой, из которых 40 катушек с кассетами стоимостью 114 руб. похитил. С целью сокрытия хищения Нерозя Г.А. похищенную фотоплёнку списал на выполнение работ по заказу 261-08 (общезаводские расходы) и реализовал через комиссионный магазин № 20 Куйбышевского горпромторга неустановленным лицам: 24 марта 1978 года 30 катушек по цене 2 руб. 50 коп. за одну катушку, а всего на 75 рублей; 11 апреля 1978 года 10 катушек по цене 2 руб. 50 коп. за одну катушку, а всего на 25 рублей. Вырученные от реализации цветной фотоплёнки деньги в сумме 100 рублей Нерозя Г.А. присвоил.

[…]

23. В августе 1976 года Куйбышевское агрегатное производственное объединение на основании письма ККБАС от 10 марта 1976 года по доверенности № 960 от 2 августа 1976 года на имя Морозова Н.И. передало в аренду Куйбышевскому конструкторскому бюро автоматических систем не бывшую в эксплуатации, новую электрическую наборно-пишущую машину производства завода точной механики ИВМ Венгерской Народной Республики модели БЦ-202 (СН-13) заводской номер 74/925. Данная наборно-пишущая машина была… передана в подотчёт подсудимому Нерозе Г.А. … С целью подготовки хищения электрической наборно-пишущей машины Нерозя Г.А. 24 апреля 1978 года актом без номера списал из своего подотчёта другую машину БЦ-202 (СН-13), заводской номер 76/589, однако её не демонтировал и не уничтожил… В ноябре 1978 года при сдаче технического отдела вновь назначенному начальнику отдела Акчурину Х.А. Нерозя Г.А. похитил электрическую наборно-пишущую машину модели БЦ-202 (СН-13) заводской номер 74/925 розничной стоимостью на момент хищения 3000 рублей, и 33 катушки с карбоновыми лентами к ней по розничной стоимость 6 рублей за одну катушку общей стоимостью 198 рублей, и под предлогом ремонта вывез её с территории ККБАС… Похищенную машину Нерозя Г.А. пытался реализовать, но не смог найти покупателя.

24. Он же 24 мая 1979 года с целью хищения со склада ККБАС по материальному пропуску № 867 от того же числа, подписанному бывшим заместителем Главного конструктора ККБАС Комогоровым В.И., на автомашине с государственным номером 15-19 ОБЧ под управлением водителя Волкова вывез без принятия под отчёт два дивана-кровати стоимостью 147 руб. 50 коп. каждый, а всего на сумму 295 рублей. Диван вместе с выписанными строительными материалами Нерозя Г.А. отправил на территорию строящегося пионерского лагеря ККБАС, расположенного в деревне Кордон Красноярского лесничества Красноярского леспромхоза Куйбышевской области, где он работал начальником строительства лагеря. Присвоив похищенные диваны, подсудимый Нерозя Г.А. в сентябре 1981 года продал их лесникам Вербле В.А. и Байде П.Т. за 240 рублей, а деньги присвоил.

[…]

27. Подсудимый Нерозя Г.А. в период с января 1977 года по июнь 1978 года получил на центральном складе № 1 ККБАС для производственных нужд технического отдела спирт в количестве, превышающем потребности отдела… Всего за указанный период подсудимый Нерозя Г.А. получил 296,855 литров спирта. Расходуя спирт на производственные нужды технического отдела, подсудимый Нерозя Г.А., злоупотребляя служебным положением, с целью создания излишков спирта для хищения, за некоторые работы по размножению документов, выполненных на светокопировальных установках, отчитывался как за работы, выполненные на электрографических машинах, требующих повышенного использования спирта, а в актах на расход спирта завышал объём выполненных работ и списывал спирт в соответствии с этим из своего подотчёта.

Находившийся в излишках спирт Нерозя Г.А. систематически похищал путём присвоения, растрат в виде передачи другим лицам для личных нужд, устройства всевозможных выпивок по случаю праздников, при выезде на сельхозработы, в процессе проведения экспериментальных съёмок на полигоне. Всего Нерозей Г.А. за период с января 1977 года по июнь 1978 года из полученного объёма похищено 61 литр 250 граммов спирта по цене 16 руб. 60 коп. за один литр на момент хищения, а всего на сумму 1016 руб. 75 коп. … При сдаче материальных ценностей техотдела ККБАС вновь назначенному начальнику Акчурину Х.А. подсудимый Нерозя Г.А. с целью сокрытия хищений спирта допечатал 20 литров спирта в акте о расходе спирта за июнь 1978 года, а также составил фиктивный акт о расходе спирта за июль 1978 года.

28. Подсудимый Нерозя Г.А. 20 марта 1978 года по требованию № 33 получил со склада Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем для производственных нужд технического отдела 100 катушек в кассетах цветной обратимой перфорированной импортной фотоплёнки марки «Орво-Хром УТ-18» с шириной ленты 35 мм и длиной 1,65 м по розничной цене 1 руб. 50 коп. за одну катушку в кассете, из которых 10 катушек в кассетах на сумму 15 рублей похитил, и 24 марта 1978 года реализовал неустановленному лицу через комиссионный магазин № 20 Куйбышевского горпромторга, а вырученные деньги присвоил. С целью сокрытия хищения Нерозя Г.А. похищенную фотоплёнку списал на выполнение работ по заказу № 261-08 (общезаводские расходы).

29. Он же 1 ноября 1976 года по акту приёма материальных ценностей принял от бывшего заместителя начальника технического отдела ККБАС Сурнина В.И. бывший в употреблении фотоштатив розничной стоимостью на момент хищения с учётом износа 9 руб. 50 коп., который в мае 1977 года похитил и присвоил. С целью сокрытия хищения фотоштатива Нерозя Г.А. актом от 16 мая 1977 года списал его как пришедший в негодность. Похищенный штатив изъят в квартире Нерози Г.А. в процессе обыска.

Всего подсудимый Нерозя Г.А. за период 1977-1980 годов самостоятельно путём злоупотребления служебным положением совершил хищения материальных ценностей из Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем на общую сумму 9541 руб. 14 коп.

 

Хищение Нерозей Г.А. материальных ценностей путём злоупотребления служебным положением по предварительному сговору с Цыганковым М.И.

Подсудимый Нерозя Г.А. совершил в период 1977-1980 годов из Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем путём злоупотребления служебным положением самостоятельно, в начале 1977 года вовлёк в преступную деятельность подчинённого ему по службе фотографа Цыганкова М.И., по предварительному сговору с которым в 1977-1978 годах похищал из ККБАС цветную плёнку.

При этом Цыганков М.И., являясь соисполнителем преступлений, реализовывал похищенные материальные ценности, вырученные от продажи фотобумаги и фотоплёнок деньги передавал Нерозе Г.А., который их присваивал, а в некоторых случаях делил их с Цыганковым М.И. Уголовное преследование в отношении Цыганкова М.И. в стадии предварительного расследования прекращено в связи с его смертью.

[…]

Всего Нерозя Г.А. и Цыганков М.И. за период 1977-1978 годов, первый – злоупотребляя служебным положением, а оба – по предварительному сговору, совершили хищение материальных ценностей на Куйбышевском конструкторском бюро автоматических систем на общую сумму 2569 рублей.

 

Хищение подсудимым Нерозей Г.А. и Беренштейном С.Т. материальных ценностей путем злоупотребления служебным положением и по предварительному сговору.

В 1978 году подсудимый Нерозя Г.А., работая начальником технического отдела ККБАС, совершая хищения государственного имущества путём злоупотребления служебным положением, вовлёк в преступную деятельность бывшего начальника специального технического бюро ККБАС в гор. Москве подсудимого Беренштейна С.Т., по предварительному сговору с которым занимались хищениями материальных ценностей, принадлежащих ККБАС. При этом Нерозя Г.А. являлся организатором совершения хищений, а Беренштейн С.Т., будучи должностным лицом и являясь соисполнителем преступлений, организовывал оформление нарядов и доверенностей на получение цветной фотобумаги и фотоплёнки якобы для нужд техотдела ККБАС с целью их последующего хищения. Похищенную цветную фотобумагу и цветную фотоплёнку Нерозя Г.А. списывал в производство и реализовывал фотографам «Куйбышевоблфото» через комиссионные магазины, а вырученные от продажи деньги делил с Беренштейном С.Т.

[…]

Всего Нерозя Г.А. и Беренштейн С.Т., злоупотребляя служебным положением и по предварительному сговору, в период 1978-1979 годов по приказам-отчётам № 117/317 от 19 июня 1978 года и № 117/3273 от 29 июня 1978 года оба совершили хищение материальных ценностей из Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем на общую сумму 2937 рублей.

 

Хищение подсудимым Беренштейном С.Т., Нерозей Г.А. материальных ценностей по предварительному сговору, путём злоупотребления служебным положением Нерозей Г.А., также и по предварительному сговору с Акчуриным Х.А.

В декабре 1978 года Нерозя Г.А.. работая уже заместителем начальника отдела патентоведения, изобретательства и новой техники ККБАС, продолжая по предварительному сговору с Беренштейном С.Т. хищения цветной фотобумаги и цветной фотоплёнки, вовлёк в преступную деятельность начальника техотдела ККБАС Акчурина Х.А., который пол предварительному сговору с Нерозей Г.А. также совершил хищение цветной фотобумаги.

На стадии предварительного расследования уголовное дело в отношении Акчурина Х.А. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного частью 2 ст. 92 ЦУК РСФСР прекращено по основаниям, предусмотренным ст. 6 УПК РСФСР.

[…]

Похищенные 15 пачек цветной фотобумаги размером 24 х 30 см по 25 листов в пачке Нерозя реализовал фотографу «Куйбышевоблфото» Маркину Ю.А., получив от него 200 рублей, которые полностью передал Беренштейну.

Будучи уже осведомлённым о хищении Нерозей Г.А. ещё пяти пачек бумаги, Акчурин Х.А. с целью сокрытия хищения 15 пачек цветной импортной фотобумаги расходным требованием № 5 от 2 января 1979 года, которое заполнял лично Нерозя Г.А., списал похищенную фотобумагу в производство якобы на выполнение техническим отделом ККБАС заказа № 261-08 (общезаводские расходы).

Всего Нерозя Г.А., Беренштейн С.Т и Акчурин Х.А. по предварительному сговору друг с другом, злоупотребляя служебным положением, по приказам-счетам № 217/1537 от 11 декабря 1978 года и № 217/1680 от 25 декабря 1978 года совершили хищения материальных ценностей из Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем на общую сумму 199 рублей 50 копеек.

 

Хищение подсудимым Нерозей Г.А., Беренштейном С.Т., Нехорошевым В.А. материальных ценностей путём злоупотребления служебным положением и по предварительному сговору.

В апреле 1979 года Нерозя Г.А.. работая заместителем начальника отдела патентоведения, изобретательства и новой техники ККБАС, имея преступный сговор на хищение цветной фотобумаги и цветной фотоплёнки из ККБАС с Беренштейном С.Т., вовлёк в преступную группу и бывшего исполняющего обязанности заместителя начальника отдела Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем (ККБАС) Нехорошева В.А., по предварительному сговору с которым совершил хищения материальных ценностей. При этом Нехорошев В.А.. являясь соисполнителем хищений, был осведомлён о роли других соучастников в преступной группе.

[…]

Из полученных кинофотоматериалов Беренштейн С.Т. часть цветной негативной фотоплёнки «Кодак 5247» по устному распоряжению заместителя Главного конструктора ККБАС Морозова Н.И. передал киностудии Министерства обороны СССР для проведения экспериментальных съёмок кинофильма «Лазерная посадка самолётов координата-Л», заказанного ККБАС, а остальные кинофотоматериалы, в том числе 50 двойных упаковок к аппаратам «Полароид» тип SA-70 оставил в помещении специального технического бюро ККБАС в гор. Москве.

В октябре-сентябре 1980 года подсудимые Нерозя Г.А., Беренштейн С.Т. и Нехорошев В.А. похитили полученные Беренштейном кинофотоматериалы – указанные 50 двойных упаковок к аппарату «Полароид» по розничной цене 40 рублей за одну двойную упаковку, а всего на сумму 2000 рублей, которые Нерозя Г.А. в августе-сентябре 1980 года в два приёма реализовал неустановленному следствием продавцу магазина № 32 Москомиссионторга за 2500 рублей. Вырученные от продажи похищенной фотоплёнки деньги Нерозя Г.А. разделил между соучастниками следующим образом: по 665 руб. передал Беренштейну С.Т. и Нехорошеву В.А., а 1170 руб. присвоил.

С целью сокрытия совершённого хищения путём запутывания бухгалтерского учёта и для списания Нехорошевым В.А. похищенной фотоплёнки к аппаратам «Полароид» Беренштейн С.Т. 25 сентября 1980 года составил и 1 апреля 1981 года представил в бухгалтерию ККБАС приходно-расходный акт без номера, в котором фиктивно указал, что 50 двойных упаковок Нехорошев получил в числе других кинофотоматериалов.

Всего подсудимые Нерозя Г.А., Беренштейн С.Т. и Нехорошев В.А. по предварительному сговору, злоупотребляя служебным положением, по приказам-счетам № 217/260 от 20 апреля 1979 года, № 229/179 от 6 июня 1980 года и накладной № 167-3-80 от 27 марта 1980 года в период 1979-1980 годов совершили хищения материальных ценностей из Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем на общую сумму 5618 руб. 10 коп.

 

Хищение Нерозей Г.А. государственных денежных средств по предварительному сговору с Комогоровым В.И. и Стекольщиковым А.И.

В январе 1979 года Нерозя Г.А. по предварительному сговору с бывшим заместителем Главного конструктора ККБАС по капитальному строительству Комогоровым В.И. с целью хищения денежных средств и последующей передачи их Беренштейну С.Т. фиктивно оформил якобы на временную работу в строительный цех ККБАС сроком на один месяц своего соседа по дому Стекольщикова А.И., проживавшего в городе Куйбышеве по адресу: улица Вольская, дом № 103, кв. № 7.

31 марта 1979 года Стекольщиков А.И., не выполняя в строительном цехе ККБАС никакой работы, по расходному кассовому ордеру № 81/694 от 31 марта 1979 года получил в кассе конструкторского бюро за якобы выполненные работы 115 рублей 40 коп., и передал их Нерозе Г.А., который их присвоил.

Из похищенных денег Нерозя Г.А. 10 рублей передал Стекольщикову А.И., 5 руб. 40 коп. израсходовал на собственные нужды, а 100 рублей передал Беренштейну С.Т. в виде взятки за оказанную помощь в приобретении для ККБАС вне лимитов дефицитных строительных материалов, при этом Беренштейн С.Т. не был осведомлён об источнике денежных средств, переданных ему в виде взятки.

В ходе предварительного расследования уголовное дело в отношении Стекольщикова А.И. прекращено, а в отношении Комогорова В.И. выделено в отдельное производство. Всего подсудимый Нерозя по предварительному сговору с Комогоровым В.И. и Стекольщиковым А.И. путём злоупотребления служебным положением из Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем совершил хищение денежных средств на общую сумму 115 рублей 40 копеек.

 

Хищение подсудимыми Нерозей Г.А. и Нехорошевым В.А. государственных денежных средств по предварительному сговору с Комогоровым В.И., Солонцовым В.Н. и Деевым А.А.

В сентябре 1979 года бывший заместитель Главного конструктора ККБАС Комогоров В.И. пригласил подсудимых Нерозю Г.А. и Нехорошева В.А. оказать услуги в фотографировании в ЗАГСе регистрации брака и свадьбы своего сына. Нерозя и Нехорошев приняли участие в фотографировании и изготовлении фотоснимков свадьбы сына Комогорова.

С целью возмещения расходов, якобы понесённых Нерозей Г.А. и Нехорошевым В.А. при изготовлении цветных фотоснимков путём хищения государственных денежных средств, Комогоров В.И. вступил в преступный сговор со старшим прорабом Безымянского специализированного монтажного управления треста «Волгосантехмонтаж» Солонцовым В.Н. о фиктивном зачислении Нерози Г.А. и Нехорошева В.А. на один месяц в штат управления якобы для выполнения сантехнических работ на объектах ККБАС с последующей выплатой им заработной платы, о чём информировал Нерозю Г.А. и Нехорошева В.А.

С данным предложением Комогорова В.И. Солонцов В.Н., Нерозя Г.А. и Нехорошев В.А. согласились, и Солонцов по договорённости с прорабом Безымянского СМУ Деевым А.А. приказом № 91-К от 31 октября 1979 года фиктивно зачислил Нерозю и Нехорошева с 1 ноября по 30 ноября 1979 года на участок № 2 Безымянского СМУ.

С целью хищения денег прораб Деев А.А. составил фиктивный наряд № 1 от 30 ноября 1979 года на выполнение Нерозей и Нехорошевым сантехнических работ в корпусе № 15 Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем (ККБАС), и фиктивные табели рабочего времени, на основании которых Нерозе и Нехорошеву бухгалтерией Безымянского СМУ была начислена заработная плата за ноябрь 1979 года из средств ККБАС, перечисленных Безымянскому СМУ.

10 декабря 1979 года Нерозя Г.А. и Нехорошев В.А. по платёжной ведомости № 583 за ноябрь 1979 года получили в кассе Безымянского специализированного монтажного управления зарплату за якобы выполненные сантехнические работы в сумме 143 руб. 15 коп. каждый, которые присвоили, причём Нерозя Г.А. часть денег передал Комогорову В.И.

Уголовное преследование в отношении Солонцова В.И. и Деева А.А. по части 2 ст. 92 УК РСФСР прекращено с передачей материалов на рассмотрение товарищеского суда по месту работы. Уголовное дело в отношении Комогорова В.И. выделено в отдельное производство.

Всего подсудимыми Нерозей Г.А. и Нехорошевым В.А. по данному эпизоду преступной деятельности по предварительному сговору с Комогоровым В.И., Солонцовым В.Н. и Деевым А.А. совершили хищение государственных денежных средств из Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем на общую сумму 286 руб. 30 коп.

 

Хищение Нехорошевым В.А. и Акчуриным Х.А. по предварительному сговору путём злоупотребления служебным положением фотообъектива «Мир-1А».

Летом 1980 года в технический отдел ККБАС, где Нехорошев В.А. исполнял обязанности заместителя начальника отдела, поступили для производственных нужд два фотообъектива марки «Мир-1А», из которых один фотообъектив розничной стоимостью на момент хищения 45 рублей Нехорошев В.А. по предварительному сговору с бывшим начальником техотдела ККБАС Акчуриным Х.А. похитил и присвоил. Указанный фотообъектив «Мир-1А» Нехорошев В.А. поставил на личный фотоаппарат марки «Зенит-Е» и пользовался им до лета 1982 года, когда фотоаппарат с фотообъективом были утеряны.

Всего по данному эпизоду подсудимый Нехорошев В.А., злоупотребляя служебным положением и по предварительному сговору с Акчуриным Х.А. совершил хищение материальных ценностей из Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем на общую сумму 45 руб.

 

Хищение подсудимым Беренштейном С.Т. материальных ценностей путём злоупотребления служебным положением самостоятельно.

Подсудимый Беренштейн С.Т., имея умысел на хищение их ККБАС государственных денежных средств, 12 апреля 1978 года выписал от имени вымышленного лица Павлова Виктора Павловича фиктивный счёт на оплату якобы выполненных им в специальном техническом бюро ККБАС погрузочно-разгрузочных работ на сумму 29 рублей, и по авансовому отчёту № 7 от 14 августа 1978 года получил в кассе ККБАС 29 рублей, которые присвоил и израсходовал на личные нужды.

Он же 17 апреля 1978 года аналогичным способом и для тех же целей выписал от имени вымышленного лица Свиридова Анатолия Сергеевича фиктивный счёт на оплату якобы выполненных им в Министерстве авиационной промышленности СССР погрузочно-разгрузочных работ на сумму 32 рубля, и по авансовому отчёту от 14 августа 1978 года получил в кассе ККБАС 32 рубля, которые присвоил и израсходовал на свои нужды.

[…]

Всего в период 1978-1979 годов подсудимый Беренштейн С.Т. самостоятельно, путём злоупотребления служебным положением, совершил хищения материальных ценностей из Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем на общую сумму 353 руб. 80 коп.

 

Хищение подсудимым Беренштейном С.Т. материальных ценностей путём злоупотребления служебным положением и по предварительному сговору с Бережным И.А.

Подсудимый Беренштейн С.Т., работая начальником специализированного технического бюро ККБАС в гор. Москве, 3 сентября 1976 года по товарно-транспортной накладной № 07096 от 18 августа 1976 года и доверенности № 712 от 2 сентября 1976 года получил для нужд Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем в Московском производственном объединении «Рубин» шесть цветных телевизоров марки «Рубин-714» розничной стоимостью на момент хищения 715 рублей каждый. Пять телевизоров Беренштейн С.Т. отправил в ККБАС, а один цветной телевизор марки «Рубин-714» № 086345254 стоимостью 715 рублей с ведома и по сговору с Главным конструктором ККБАС Бережным И.А. похитил, установив его в своей квартире.

С целью сокрытия хищения по указанию Бережного И.А. телевизор «Рубин-714» № 086345254 по приходному ордеру № 1 от 29 октября 1976 года был поставлен в подотчёт заведующему складом ЛИК ККБАС Королёву Ю.П., который затем, также по указанию Бережного И.А., актом от 26 апреля 1979 года списал указанный телевизор как использованный и пришедший в негодность при проведении экспериментальных работ по теме 1009-4.

Всего по данному эпизоду преступной деятельности подсудимый Беренштейн С.Т. путём злоупотребления служебным положением и по предварительному сговору с Бережным И.А. совершил хищение из Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем на общую сумму 715 рублей.

Уголовное дело по обвинению Бережного И.А. В совершении преступления, предусмотренного частью 2 ст. 92 УК РСФСР прекращено по п. 8 ст. 5 УПК РСФСР в связи с его смертью.

 

Хищение подсудимым Беренштейном С.Т. государственных денежных средств по предварительному сговору с Есаковым А.К. и Крюковым В.С. путём злоупотребления служебным положением.

В 1978 году подсудимый Беренштейн С.Т., являясь должностным лицом, злоупотребляя служебным положением, вступил в преступный сговор на хищение государственных денежных средств со своим приятелем Есаковым А.К., работавшим начальником электромонтажного участка специализированного ремонтно-монтажного управления «Управление строительства № 2 Росавтомагистрали» гор. Москвы. С этой целью Беренштейн С.Т. принял от Есакова А.К. документы на водителя закреплённой за последним служебной автомашины Крюкова В.С., которого с 5 июня 1978 года фиктивно оформил временно в строительный цех ККБАС маляром и монтажником, якобы для проведения ремонтных работ в помещении специального технического бюро ККБАС в гор. Москве.

Фактически Крюков В.С. никаких малярных и монтажных работ в помещении специального технического бюро ККБАС в гор. Москве не выполнял, а по фиктивно оформленным нарядам и табелям рабочего времени получил за период с 5 июня по 31 декабря 1978 года переводами из кассы ККБАС 846 руб. 36 коп., которые полностью передал Есакову А.К. Полученные деньги в сумме 846 руб. 36 коп. израсходовал на приобретение спиртных напитков и угощение ими Беренштейна С.Т., на приобретение за наличный расчёт запасных частей для служебных автомашин, а часть денег – на личные нужды.

В ходе следствия уголовное дело в отношении Есакова А.К. и Крюкова В.С. прекращено с передачей материалов на рассмотрение товарищеского суда по месту работы. Всего подсудимый Беренштейн С.Т. по данному эпизоду, злоупотребляя служебным положением, по предварительному сговору с Есаковым А.К. и Крюковым В.С. совершил хищение государственных денежных средств из Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем на общую сумму 846 руб. 36 коп.

 

Хищение Беренштейном С.Т. шторной импортной ткани по предварительному сговору с Якуниным Н.Н. и Незнановой В.И. путём злоупотребления служебным положением.

В декабре 1980 года подсудимый Беренштейн С.Т. по предварительному сговору с бывшим исполняющим обязанности начальника отдела материально-технического снабжения ККБАС Якунина Н.Н., через старшего кладовщика автотранспортного цеха Незнанову В.И. по требованию № 175 от 11 декабря 1980 года получил якобы для нужд автотранспортного цеха ККБАС 61 метр шторной импортной ткани по цене 4 рубля 32 коп. за один метр, а всего на сумму 263 руб. 52 коп., которые похитил. Часть похищенной ткани Беренштейн использовал в личных целях, а часть реализовал неустановленному лицу в гор. Химки Московской области за 100 рублей, а деньги присвоил.

С целью сокрытия хищения Незнанова В.И. расходным требованием № 173 от 11 декабря 1980 года списала 61 метр указанной ткани как малоценную в производстве без составления акта на списание по шифру затрат на технику безопасности.

Всего по данному эпизоду подсудимый Беренштейн С.Т., злоупотребляя служебным положением, по предварительному сговору с Якуниным Н.Н. и Незнановой В.И. совершил хищение материальных ценностей из Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем на общую сумму 263 руб. 52 коп.

Уголовное дело в отношении Незнановой В.И. прекращено вследствие акта амнистии, а в отношении Якунина Н.Н. выделено в отдельное производство.

 

Таким образом, подсудимый Нерозя Г.А., будучи должностным лицом, злоупотребляя служебным положен6ием, как самостоятельно, так и по предварительному сговору группой лиц, из Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем в период 1977-1980 годов совершил хищение государственного имущества в особо крупных размерах на общую сумму 21266 руб. 44 коп., то есть совершил преступление, предусмотренное ст. 931 УК РСФСР.

Подсудимый Беренштейн С.Т., будучи должностным лицом, злоупотребляя служебным положен6ием, как самостоятельно, так и по предварительному сговору группой лиц, из Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем в период 1976-1980 годов совершил хищение государственного имущества в особо крупных размерах на общую сумму 10933 руб. 28 коп., то есть совершил преступление, предусмотренное ст. 931 УК РСФСР.

Подсудимый Нехорошев В.А., будучи должностным лицом, злоупотребляя служебным положен6ием, как самостоятельно, так и по предварительному сговору группой лиц, из Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем в период 1979-1980 годов совершил хищение государственного имущества в крупных размерах на общую сумму 5949 руб. 40 коп., то есть совершил преступление, предусмотренное ст. 92 УК РСФСР.

Кроме того, подсудимые Нерозя Г.А., Беренштейн С.Т. и Нехорошев В.А., будучи должностными лицами, в указанные периоды времени, используя служебное положение в корыстных целях, как для приготовления, так и сокрытия хищений государственного имущества из Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем, умышленно вносили в официальные документы заведомо ложные сведения, то есть совершали должностные подлоги, и тем самым совершали преступления, предусмотренные ст. 175 К РСФСР.

[…]

Подсудимый Беренштейн С.Т.. работая в должности начальника специального технического бюро ККБАС в гор. Москве, являясь должностным лицом, дважды от бывшего начальника технического отдела ККБАС Нерози Г.А. за оказанное с использованием своего служебного положения содействие в приобретении для Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем автомашины и остродефицитных строительных материалов.

Подсудимый Нерозя Г.А. при производстве предварительного расследования добровольно завил следственным органам о фактах неоднократной дачи взяток подсудимому Беренштейну С.Т.

[…]

Таким образом, подсудимый Нерозя Г.А. своими действиями совершил преступления, предусмотренные ст.ст. 931 и 175 УК РСФСР.

Подсудимый Беренштейн С.Т. своими действиями совершил преступления, предусмотренные ст. 931, ст. 175, часть 2, и ст. 175 УК РСФСР.

Подсудимый Нехорошев В.А. своими действиями совершил преступления, предусмотренные частью 3 ст. 92 и ст. 175 УК РСФСР.

Подсудимый Нерозя Г.А. свою вину в совершении преступлений признал полностью, чистосердечно раскаялся, и обстоятельства их совершения, изложенные в приговоре, в ходе судебного следствия подтвердил. Предъявленные исковые требования он признал полностью, и на возмещение ущерба согласен, но просит учесть, что свою долю в причинённом ущербе возместил добровольно.

Подсудимый Нехорошев В.А. свою вину в совершении преступлений признал полностью, чистосердечно раскаялся, и обстоятельства их совершения, изложенные в приговоре, в ходе судебного следствия подтвердил. Предъявленные исковые требования он признал полностью, и на возмещение ущерба согласен, но просит учесть, что свою долю в причинённом ущербе возместил добровольно.

Подсудимый Беренштейн С.Т. свою вину в совершении преступлений не признал, обстоятельства их совершения, изложенные в приговоре, в ходе судебного следствия не подтвердил. По предъявленному иску возмещать ущерб не согласен.

Исследовав и оценив собранные по делу доказательства, судебная коллегия приходит к убеждению в полной доказанности виновности всех подсудимых в совершении преступлений в изложенном объёме приговора.

[…]

При определении вида и меры наказания судебная коллегия исходит из характера и степени общественной опасности совершённых преступлений, личности подсудимых, роли каждого из них в совершении преступления.

Суд учитывает, что подсудимый Нерозя Г.А. являлся организатором всех преступлений и преступных групп. Отягчающим его вину обстоятельствами являются: совершение преступлений организованной группой; совершение преступлений из корыстных побуждений. Одновременно судебная коллегия учитывает, что Нерозя Г.А. ранее не судим, в содеянном чистосердечно раскаялся и активно способствовал раскрытию преступлений, характеризуется положительно. Однако с учётом обстоятельств совершения преступлений, тяжести содеянного он должен отбывать наказание в местах лишения свободы.

Отягчающими вину подсудимого Беренштейна С.Т. обстоятельствами являются: совершение преступлений организованной группой; совершение преступлений из корыстных побуждений. Одновременно судебная коллегия учитывает, что Беренштейн С.Т. ранее не судим, характеризуется положительно, имеет престарелый возраст, страдает рядом заболеваний. Однако с учётом обстоятельств совершения преступлений, тяжести содеянного он должен отбывать наказание в местах лишения свободы.

Обсудив вопрос о дополнительных мерах наказания в отношении подсудимых Нерози Г.А. и Беренштейна С.Т., судебная коллегия считает, что в отношении них должна быть применена полная конфискация имущества, без ссылки.

Отягчающим вину подсудимого Нехорошева В.А. обстоятельствами являются: совершение преступлений организованной группой; совершение преступлений из корыстных побуждений. Одновременно судебная коллегия учитывает, что Нерозя Г.А. ранее не судим, в содеянном чистосердечно раскаялся и активно способствовал раскрытию преступлений, характеризуется положительно, на иждивении имеет двоих несовершеннолетних детей, возместил ущерб.

Судебная коллегия признаёт указанные обстоятельства исключительными, и на основании ст. 43 УК РСФСР считает возможным назначить ему наказание ниже низшего предела, предусмотренного участью 3 ст. 92 УК РСФСР, без конфискации имущества и лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью.

С учётом личности Нехорошева В.А. и обстоятельств совершённых преступлений, судебная коллегия приходит к убеждению в возможности его исправления и перевоспитания без изоляции от общества, но в условиях осуществления за ним надзора, в связи с чем на основании ст. 24-2 УК РСФСР постановляет об условном осуждении Нехорошева В.А. к лишению свободы с обязательным его привлечением к труду в местах, определяемых органами, ведающими исполнением приговора.

Руководствуясь ст.ст. 300-303 УПК РСФСР, судебная коллегия приговорила:

Нерозю Геннадия Афанасьевича признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 931, ст. 175 УК РСФСР, и назначить ему наказание в виде:

- по ст. 931 УК РСФСР – 10 (десять) лет лишения свободы с полной конфискацией имущества и без ссылки;

- по ст. 175 УК РСФСР – 1 (один) год 6 (шесть) месяцев лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР, применяя принцип поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно Нерозе Г.А. назначить наказание в виде 10 (десяти) лет лишения свободы в колонии усиленного режима, с полной конфискацией имущества и без ссылки. Его же по части 2 ст. 174 УК РСФСР оправдать. Срок отбытия наказания Нерозе Г.А. исчислять с 29 июля 1982 года, меру пресечения оставить в виде содержания под стражей.

Беренштейна Соломона Товиевича признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 931, частью 2 ст. 173, ст. 175 УК РСФСР, и назначить наказание в виде:

- по ст. 931 УК РСФСР – 8 (восемь) лет лишения свободы с полной конфискацией имущества и без ссылки;

- по части 2 ст. 173 УК РСФСР – 1 (один) год 6 (шесть) месяцев лишения свободы с полной конфискацией имущества и без ссылки;

- по ст. 175 УК РСФСР - 1 (один) год 6 (шесть) месяцев лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР, применяя принцип поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно Беренштейну С.Т. назначить наказание в виде 8 (восьми) лет лишения свободы в колонии усиленного режима, с полной конфискацией имущества и без ссылки. Срок отбытия наказания Беренштейну С.Т. исчислять с 27 июля 1983 года, меру пресечения оставить в виде содержания под стражей.

Нехорошева Владимира Александровича признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 ст. 92, ст. 175 УК РСФСР, и назначить наказание в виде:

- по части 3 ст. 92 УК РСФСР – 3 (три) года лишения свободы без конфискации имущества и лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью;

- по ст. 175 УК РСФСР – 1 (один) год лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР, применяя принцип поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно Нехорошеву В.А. назначить наказание в виде 3 (трёх) лет лишения свободы без конфискации имущества и лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью. В соответствии со ст. 24-2 УК РСФСР назначенное Нехорошеву наказание считать условным с обязательным его привлечением к труду в местах, определяемых органами, ведающими исполнением приговора. Меру пресечения Нехорошеву В.А. до вступления приговора в законную силу оставить в виде подписки о невыезде с постоянного места жительства.

Взыскать с подсудимого Нерози Геннадия Афанасьевича в пользу Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем в счёт возмещения ущерба 6521 руб. 05 коп., и госпошлину в доход государства в сумме 398 руб. 19 коп.

Взыскать с подсудимого Беренштейна Соломона Товиевича в пользу Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем в счёт возмещения ущерба 838 руб. 80 коп., и госпошлину в доход государства в сумме 50 руб. 83 коп.

Взыскать солидарно с подсудимых Нерози Геннадия Афанасьевича и Беренштейна Соломона Товиевича в пользу Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем в счёт возмещения ущерба 2937 руб. 00 коп., и солидарно госпошлину в доход государства в сумме 176 руб. 22 коп.

Взыскать солидарно с Нерози Геннадия Афанасьевича, Беренштейна Соломона Товиевича и Нехорошева Владимира Александровича в пользу Куйбышевского конструкторского бюро автоматических систем в счёт возмещения ущерба 3255 руб. 10 коп., и госпошлину в доход государства солидарно в сумме 195 руб. 31 коп.

Взыскать с Беренштейна Соломона Товиевича в доход государства в счёт возврата неосновательно приобретённого имущества 300 руб.

Вещественные доказательства: фотовспышку «Луч-70», фотообъектив «Ямполь Колор», фотоэкспонометр «Электроника», фотоувеличитель «Нева-2М», реле времени «Миг-2» со стабилизатором, часы авиационные «АЧС-1М», 30 штук блокнотов-алфавитов, лабораторный трансформатор ЛАТР-2, одну пачку цветной фотобумаги, аккумулятор 12-САМ-55, приставку к докуматору ДА-5, диапроектор «Протон», фильтры АК в количестве двух, наборно-пишущую машину БЦ-202 (СН-13) с 33 катушками карбоновой ленты, фотообъектив МТО-1000А, объектив «Мир-1», два микрокалькулятора «Электроника 53-18А» и «Электроника-53-26» возвратить ККБАС по принадлежности.

Приговор в течение 7 суток с момента оглашения может быть опротестован прокурором, осуждёнными обжалован в тот же срок в Верховный суд РСФСР через постоянную сессию Куйбышевского облсуда – со дня вручения приговора.

Председательствующий Щупаков А.А.

Народные заседатели – Бодачевский Г.Ф., Колесникова Т.И.

Копия верна: председательствующий Щупаков А.А. (подпись).

Секретарь Титовец М.В. (подпись).

Бомба для главного конструктора. 1985 год. Документы


Просмотров: 70


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара