При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Алкогольный пожар. 1965 год

Международные события года

2 марта 1965 года США начали регулярные бомбардировки Северного Вьетнама, получившие кодовое название «Раскаты грома» (англ. Rolling Thunder). На тот момент это была самая длительная бомбардировочная кампания, проведённая силами авиации США после Второй мировой войны. С небольшими перерывами она продолжалась вплоть до 31 октября 1968 года. Формальным поводом для этих бомбардировок стал Тонкинский инцидент – вооружённое столкновение между эсминцем США и пограничными катерами Демократической Республики Вьетнам (ДРВ) в Тонкинском заливе Южно-Китайского моря в августе 1964 года, спровоцированное американской стороной. После этого инцидента Конгресс США предоставил право американскому президенту Линдону Джонсону на военные действия против ДРВ. В конце 1964 и в начале 1965 годов авиация США с провокационными целями неоднократно вторгалась в воздушное пространство Северного Вьетнама, пока не была начата операция «Раскаты грома». Уже 8 марта 1965 года для охраны стратегически важного аэродрома Дананг в Южный Вьетнам были направлены два батальона морской пехоты США, и к концу 1965 года здесь находилось около 185 тысяч американских военнослужащих в составе двух полных дивизий и нескольких бригад. Первое крупное сражение во Вьетнаме с участием наземных сил США состоялось в августе 1965 года (операция «Старлайт»). Ещё несколько сражений произошли осенью, и наиболее значительным из них стала битва в долине Йа-Дранг в ноябре, в которой с обеих сторон участвовали силы, эквивалентные дивизии. С середины 1965 по середину 1969 года вооружённые силы США проводили крупномасштабные наступательные операции в Южном Вьетнаме. А 17 октября 1965 года в Вашингтоне и Лондоне прошла первая демонстрации протеста против войны США во Вьетнаме. В дальнейшем в обоих столицах такие демонстрации стали проводиться регулярно.

 

8 апреля 1965 года была сорвана попытка государственного переворота в Народной Республике Болгарии (НРБ). Здесь раскрыли заговор группы партийно-государственных и военных руководителей с целью отстранения от власти генерального секретаря ЦК Болгарской коммунистической партии (БКП) Тодора Живкова. Целью его участников было установление в Болгарии более жёсткого коммунистического режима маоистского толка и достижение независимости от СССР. Они рассматривали политику Живкова как «капитуляцию перед империализмом», «реставрацию капитализма» и даже «выполнение масонских приказов». Заговор возглавил член ЦК БКП, заместитель министра сельского хозяйства НРБ Иван Тодоров-Горуня. Впоследствии выяснилось, что в группу заговорщиков входили более ста партийно-государственных чиновников и военачальников. Переворот предполагалось совершить 14 апреля во время пленума ЦК БКП. Однако болгарская госбезопасность (ДС) во главе с Ангелом Солаковым своевременно выявила подготовку к этому выступлению и эффективно контролировала весь ход заговора. Конспирация заговорщиков была настолько иллюзорной, что операция по их нейтрализации получила название «Дураци» (то есть «Дураки»). Считается, что автором этого названия был лично Тодор Живков. Уже 28 марта прошли первые аресты, а 8 апреля были арестованы все главари заговора. При этом Тодоров-Горуня, не дожидаясь ареста, покончил с собой. Впоследствии 9 человек из числа главарей предстали перед судом, который приговорил их к лишению свободы на сроки от 10 до 15 лет. Всего же к административной и партийной ответственности тогда привлекли 192 чиновника, из которых 189 были исключены из БКП. Ещё 250 офицеров армии и МВД были уволены или понижены в звании. После разгрома заговора Тодор Живков в своём официальном выступлении 30 апреля 1965 года подчеркнул приверженность БКП союзу с КПСС и СССР.

 

4 августа 1965 года на пляжах двух городков на восточном берегу острова Себу (Филиппины) высадились 15 боевиков одной из пиратских группировок, вооруженные автоматами Томсона. Действовали они уверенно и точно, бросившись прежде всего к полицейскому участку, где обезоружили и связали всех людей в форме. Затем пираты ограбили почтовые отделения и ювелирные магазины и с наступлением темноты скрылись на двух моторных катерах. Бандитский налёт повторился 22 августа того же года, когда четыре катера под государственным флагом Филиппин и с полицейским знаком вошли в порт Замбоанга (западная часть острова Минданао). Мнимые полицейские открыли огонь из револьверов. Когда в порт прибыли настоящие стражи порядка и стали стрелять в переодетых пиратов, на берегу уже через несколько минут было четверо убитых (по двое полицейских и пиратов) и несколько раненых. Но в итоге настоящие полицейские вскоре были вынуждены отступить, так как бандиты оказались более многочисленными и лучше вооружёнными. Налетчики разгромили телефонную станцию, ограбили многие магазины и богатые дома. В общей сложности бандиты держали Замбоангу в своей полной власти целых три часа, а по возвращении на катер унесли с собой трупы двух убитых товарищей. Такой же налёт повторился 29 августа в прибрежном городе Зубай. Однако 1 сентября 1965 года полиции удалось арестовать главаря этой пиратской группировки Исабело Майора и ещё семерых участников его шайки. В ходе следствия выяснилось, что с мая 1965 года они совершили ещё несколько ограблений в разных городах Филиппин. Судебный процесс по делу пиратов начался 26 марта 1966 года, и в итоге все они были приговорены к пожизненному заключению.

 

9 ноября 1965 года в результате крупнейшей в истории Северной Америки аварии в системе электроснабжения оказались на много часов погружены в полную темноту семь северо-восточных штатов США, а также провинция Онтарио в Канаде. На указанной территории площадью свыше 207 тысяч квадратных километров тогда проживало 30 миллионов человек. Как потом выяснилось, происшествие стало возможным из-за того, что в 17 часов 16 минут в провинции Онтарио близ границы со штатом Нью-Йорк внезапно вышла из строя одна из линий электропередач, после чего через 4 секунды от возникшей перегрузки автоматически отключились также и соседние пять линий. Далее сработал так называемый каскадный эффект, когда следом за первыми отключениями прекратил работу и электрический генератор всего Ниагарского энергоузла. Тем самым единая энергетическая система северо-востока США за короткое время фактически распалась. Работали лишь отдельные участки, запитанные от местных электростанций, но большинство из них в течение следующих 5 минут тоже вышли из строя вследствие возникшего дисбаланса между потреблением энергии и её производством. Полностью электропитание удалось восстановить только через 14 часов после первых отключений. А через 9 месяцев после этого происшествия социальные службы США и Канады обнародовали данные, что неожиданно наступившая в ноябре 1965 года темнота привела к настоящему взрыву рождаемости в указанных штатах.

 

26 ноября 1965 года с французского космодрома Хаммагир на территории Алжира был осуществлён запуск ракеты «Диамант-А» с первым французским искусственным спутником Земли «Астерикс-1» («А-1»). Тем самым Франция стала третьей космической державой в мире после СССР и США. Космодром Хаммагир располагался на каменистом плато в пустыне Сахара вблизи границы с Марокко, в 130 километрах юго-западнее города Бешар. Он был построен в 1961 году и предназначался для пусков боевых баллистических ракет, отработки элементов космической техники и запусков искусственных спутников Земли. Выводимые на орбиту искусственного спутника Земли объекты имели наклонение орбиты к плоскости экватора в пределах от 34 до 40 градусов. Всего в течение 1965-1967 годов с Хаммагира в космос было запущено четыре ракеты «Диамант», и все пуски оказались успешными. Однако после обретения Алжиром независимости между новым государством и Францией было заключено Эвианское соглашение, в соответствии с которым космодром Хаммагир с 21 мая 1967 года прекратил свою деятельность, а всё его оборудование было демонтировано. Новый космодром Франции под названием Куру начал свою работу с апреля 1968 года в Южной Америке, в департаменте Французская Гвиана.

 

Российские события года

18 марта 1965 года в ходе полёта космического корабля «Восход-2» был впервые в мире осуществлен выход человека в открытый космос. Участник полёта Алексей Архипович Леонов в течение 12 минут находился за бортом «Восхода-2», а командир экипажа Павел Иванович Беляев, тоже в скафандре, в это время находился в кабине и страховал Леонова на случай непредвиденных обстоятельств. «Восход-2» стартовал 18 марта 1965 года ровно в 10 часов московского времени с космодрома Байконур. Сразу после выхода на орбиту, уже на первом витке, была надута шлюзовая камера, состоящая из 12 «пневморёбер». Выход в открытый космос начался на втором витке. Беляев с пульта управления открыл люк в шлюзовую камеру. Леонов в скафандре перебрался в неё. В это время корабль находился над Египтом. В 11 часов 32 минуты открылся наружный люк шлюзовой камеры, и Леонов выплыл в безвоздушное пространство. При этом он был связан с кораблём фалом длиной 5,35 метра. После отхождения от шлюза Леонов проплывал над Чёрным морем, Кавказским хребтом, Волгой, Иртышом, Енисеем. На внешней поверхности корабля были установлены две телекамеры, которые передавали изображение на Землю, а сам космонавт также вёл съёмку спецкамерой С-97. В 11 часов 47 минут Леонов вернулся в шлюз. Возвращение его было осложнено тем, что скафандр сильно раздулся, и войти в неё космонавт смог только после того, как снизил в нём внутреннее давление. Затем в процессе торможения и посадки возникло ещё несколько аварийных ситуаций, в том числе неплотное закрытие входного люка, перенасыщение атмосферы кислородом и отказ системы автоматической посадки. Экипажу пришлось управлять посадкой в ручном режиме, и при этом корабль приземлился далеко от расчётной точки – вместо Казахстана он сел в Пермской области, в 75 километрах северо-западнее города Березники. В условиях заснеженной тайги и мороза космонавты пробыли двое суток, пока их не вывезли спасатели. Осуществив первый в мире выход в открытый космос, советские космонавты опередили планы США. Лишь через два с половиной месяца после них такой же выход смог совершить американский астронавт Эдвард Уайт.

 

14 апреля 1965 года в Москве у здания Центрального Дома литераторов состоялась самая первая неофициальная демонстрация в СССР, организованная участниками неформального литературного объединения под названием «СМОГ», что ими расшифровывалось как «Смелость, Мысль, Образ, Глубина», или как «Самое Молодое Общество Гениев». Создателями СМОГа стали непризнанные властями и потому нигде в то время не печатавшиеся поэты Леонид Губанов, Владимир Алейников, Владимир Батшев и Юрий Кублановский. По воспоминаниям самих организаторов, для участия в демонстрации у Дома литераторов собралось около 200 человек с лозунгами, содержащими требования творческих свобод. Среди них был и такой лозунг: «Лишим соцреализм девственности!» В итоге «смогистам» удалось вручить представителю Союза писателей свою программу, которая сохранилась в истории благодаря разгромному фельетону Л. Лиходеева, опубликованному в «Комсомольской правде» 20 июня 1965 года. Организаторы демонстрации были задержаны нарядом милиции, и после оформления протокола в отделении их всех отпустили. Следующее выступление «смогистов» состоялось через несколько дней в библиотеке имени Фурманова, но оно было быстро пресечено правоохранителями. В этот раз непризнанных поэтов допрашивали уже в КГБ. Впоследствии, по воспоминаниям участников СМОГа, сотрудники госбезопасности постоянно контролировали их деятельность. СМОГ под давлением властей распался через два с небольшим года после своей первой скандальной акции.

 

22 июня 1965 года из разведочной скважины Р-1, которая была пробурена близ озера Самотлор в Западной Сибири, ударил нефтяной фонтан небывалой до того времени мощности – более 1000 тонн в сутки. Внутрипластовое давление здесь было столь высоким, а нефть рвалась из земных глубин с такой силой, что от неё нагревались стальные трубы. В те дни весь мир облетела сенсационная новость - в Советском Союзе открыли уникальное месторождение «чёрного золота». Вот что в те годы писал об этом событии журнал «BusinessWeek»: «Русские заявляют, что они обнаружили самые большие запасы нефти и газа – больше, чем в Кувейте и Венесуэле… Новые открытия делают Советский Союз нацией № 1 по разведанным запасам нефти». Сейчас указанная дата считается днём начала эксплуатации Самотлорского газонефтяного месторождения, ныне расположенного в Нижневартовском районе Ханты-Мансийского автономного округа. Его площадь составляет 1752 квадратных километров, а запасы «чёрного золота» - не менее 7 миллиардов тонн, и эти цифры сделали Самотлор крупнейшим в России и шестым в мире месторождением нефти. Его эксплуатация продолжается и по сей день. Всего за минувшие годы на Самотлоре было пробурено 16700 скважин и добыто более 2,3 млрд. тонн нефти. Пик её добычи (около 150 млн. тонн в год) пришёлся на начало 80-х годов XX века, а затем эти объёмы стали сокращаться. В 1996 году было добыто лишь 16,74 млн. тонн. В XXI веке в связи с применением современных способов интенсификации нефтедобычи объём полученной на Самотлоре нефти снова стали понемногу увеличиваться.

 

2 сентября 1965 года на совместном заседании Президиума АН СССР, коллегии Министерства сельского хозяйства и Президиума ВАСХНИЛ под председательством президента АН СССР Мстислава Всеволодовича Келдыша была дана окончательная, научно обоснованная оценка многолетней деятельности «народного академика» Трофима Денисовича Лысенко и его приспешников. В истории отечественной науки Лысенко считается одной из самых мрачных фигур, который на протяжении десятилетий способствовал деградации всей советской биологии и особенно генетики, которую он в одном из своих выступлений назвал «продажной девкой буржуазии». Он также напрямую оказался причастен к физическому уничтожению ряда выдающихся советских биологов, в числе которых оказался и Н.И. Вавилов, директор Института генетики АН СССР, создатель крупнейшей в мире коллекции семян культурных растений. Вопреки канонам классической генетики, согласно которым набор генов (геном) у живого организма на протяжении всей его жизни остаётся неизменным, Лысенко утверждал, что геном можно искусственно изменить, а затем зафиксировать в организме приобретенные им изменения. Следовательно, по мнению Лысенко, можно «по воле партии и правительства» в кратчайшие сроки создать любой организм с заданными свойствами. Но при этом Лысенко отрицал само существование «вещества наследственности», которое, как позже было установлено генетиками, находится в клеточных хромосомах любого организма в виде молекул ДНК. К сожалению, антинаучные теории и взгляды Лысенко пользовались полной поддержкой в советском и партийном руководстве СССР во времена Сталина и Хрущёва, благодаря чему «народный академик» получал бесперебойное финансирование и одновременно подводил под политические репрессии своих научных оппонентов. И лишь после отставки Хрущёва, в результате упомянутого заседания 2 сентября 1965 года время «лысенковщины» наконец завершилась. Советское научное сообщество официально признало, что все работы Лысенко и его группы за многие годы так и не привели ни к какому конкретному результату, а сообщения о якобы достигнутых успехах были ничем иным, как следствием подтасовок данных. Все концепции, в разное время созданные и распропагандированные Лысенко, тогда же были признаны лженаучными. Ныне специалисты считают, что господство «лысенковщины» в отечественной биологической и сельскохозяйственной науке в 20-х – 60-х годах ХХ века в итоге принесло народному хозяйству страны огромный материальный ущерб, который в финансовом отношении вряд ли поддаётся подсчёту.

 

13 сентября 1965 года в Москве по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде (ст. 70 УК РСФСР) были арестованы писатели Андрей Донатович Синявский и Юлий Маркович Даниэль. Поскольку в СССР написанные ими художественные произведения не печатались, писатели переправляли их на Запад, где они публиковались под псевдонимами Абрам Терц (Синявский) и Николай Аржак (Даниэль). Тексты вывозила через границу Элен Пельтье-Замойская, дочь военно-морского атташе Франции, с которой был знаком Синявский. Уголовное дело в отношении Синявского и Даниэля было возбуждено после того, как КГБ точно установил их авторство. Существуют различные версии того, как КГБ удалось раскрыть их псевдонимы. В частности, Евгений Евтушенко утверждал, что Роберт Кеннеди рассказал ему («запершись в ванне и включив воду»), что Синявского и Даниэля советским властям выдало ЦРУ, «чтобы отвлечь общественное мнение от политики США, продолжавших непопулярную войну во Вьетнаме, и перебросить это внимание на СССР, где преследуют диссидентов». После ареста Даниэля и Синявского, 5 декабря 1965 года (в День Конституции), на Пушкинской площади состоялся митинг гласности в их поддержку. Из 200 участников и зрителей правоохранителями были задержаны около 20 человек, но после допроса всех отпустили. Из числа участников примерно 40 студентов впоследствии исключили из институтов. Судебный процесс над писателями с 10 по 14 февраля 1966 года. Вёл процесс председатель Верховного Суда РСФСР Л.Н. Смирнов. Решением суда Даниэль был осуждён на 5 лет, а Синявский на 7 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Синявский был освобождён досрочно 8 июня 1971 года, и затем по собственному желанию уехал во Францию. Даниэль отбыл свой срок полностью и работал сначала в Калуге, затем в Москве. В октябре 1991 года Синявский и Даниэль были полностью реабилитированы за отсутствием в их действиях состава преступления.

 

Самарские события года

8 марта 1965 года в 11 часов 35 минут в Куйбышеве, в районе аэропорта Курумоч, потерпел крушение пассажирский самолёт Ту-124В компании «Аэрофлот», выполнявший рейс 513 по маршруту Куйбышев — Ростов-на-Дону — Сочи. Авиалайнер взлетел по магнитному курсу 100°, но стоило ему подняться до высоты 40—50 метров, как двигатели самолёта внезапно остановились, и через несколько секунд машина упала на заснеженное поле в 2300 метрах от конца взлётно-посадочной полосы и правее её оси. Пожара при этом не возникло. Непосредственно от удара о землю погибли 25 человек: 16 пассажиров и все 9 членов экипажа. Позже в больнице скончались остальные 5 пассажиров. В ходе расследования лётного происшествия было установлено, что непосредственно перед полётом Ту-124В был облит горячей водой с целью очищения корпуса от снега и льда. При взлёте в креслах управления находились стажёр и проверяющий из авиаотряда, а командир воздушного судна и второй пилот в это время сидели в пассажирском салоне. По результатам рассмотрения различных вариантов, включая отказ двигателя и отказ руля высоты, комиссией был сделан вывод о неправильной работе авиагоризонтов. Рассматривались две основные версии: либо стажёр поздно включил их, и те не успели выйти на рабочий режим, либо произошёл отказ правого авиагоризонта старой модели, вероятно, из-за попадания в него воды при обливании самолёта. Также вполне вероятным фактором могло стать отсутствие у стажёра необходимых навыков пилотирования при взлёте в сложных метеоусловиях, поскольку на момент катастрофы над аэропортом стояла дымка при видимости 1200 метров и боковом ветре 5 м/с. Однако точная причина катастрофы так и не была выявлена. Все члены экипажа и большинство пассажиров были похоронены на городском кладбище Куйбышева.

 

12 мая 1965 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР Колдыбанский район Куйбышевской области был переименован в Красноармейский. Село под названием Колдыбань было основано в конце XVIII века в Самарском Заволжье, на берегу маленькой речки того же названия. Считается, что слово «Колдыбань» происходит из местного говора и означает «рытвина или ложбина, промытая вешними водами». До революции село входило в Колокольцовскую волость Николаевского уезда, а в советское время, начиная с декабря 1935 года – в Колокольцовский район Куйбышевского края. В 1938 году районный центр был перемещён из Колокольцовки в Колдыбань, а сам район стал называться Колдыбанским. В 1965 году райцентр переименовали в село Красноармейское, а район после указанный выше даты стал называться Красноармейским.

 

12 июля 1965 года в Центральном специализированном конструкторском бюро (ЦСКБ) в Куйбышеве после длительных испытаний был принят в эксплуатацию спутник-фоторазведчик новой серии, получивший название «Зенит-4». До этого с конца 1961 года в ЦСКБ было налажено серийное производство спутников серии «Зенит-2», однако специалистам уже тогда было понятно, что возможности этого аппарата весьма ограничены, и тогда же в конструкторском бюро в Куйбышеве начались работы по его совершенствованию. В частности, была существенно повышена разрешающая способности фотокамер, которые, по некоторым данным, с высоты в 200 километров теперь позволяли различить объекты на Земле размером около 1 метра. Кроме того, спутник новой серии теперь обладал гораздо большим энергоресурсом, благодаря которому он мог фотографировать поверхность планеты из космоса в течение двух недель, а не одной, как это было с «Зенитом-2». Главными объектами для нашего фоторазведчика были военные базы и прочие объекты стран НАТО и их союзников. В течение 1965-1970 годов в СССР с космодрома Байконур на земную орбиту было запущено в общей сложности свыше 70 спутников «Зенит-4» куйбышевского производства, после чего на смену им заступили аппараты-фоторазведчики новых серий – «Зенит-4М» и другие.

 

13 августа 1965 года в ЦК КПСС из Куйбышевского областного комитета партии было направлено информационное письмо «О чрезвычайно тяжёлых условиях для жизни трудящихся города Новокуйбышевска в связи с большой загазованностью и запылённостью воздушного бассейна». По сути дела, это был первый документ, в котором обращалось внимание союзных властей на тревожную экологическую обстановку в недавно построенном городе большой химии. В частности, здесь указывалось, что на новокуйбышевских предприятиях «отсутствуют объекты утилизации отходящих газов, недостаточно эффективна система пылеулавливания на ТЭЦ-2, а санитарно-защитная зона в 5-6 раз меньше ныне действующих норм». Но при этом, несмотря на высокую степень загрязнения воздуха, Госплан СССР в ноябре 1964 года принял решение о начале переработки на Новокуйбышевском нефтехимкомбинате высокосернистых нефтей, что, по мнению санитарный службы, ещё больше ухудшит и без того тяжёлое положение с загазованностью города. В связи со сказанным Куйбышевский обком КПСС предложил центральным властям СССР срочно разработать комплекс мер, направленных на снижение уровня загрязнённости атмосферы города Новокуйбышевска.

 

Главное самарское событие года

18 января 1965 года из-за нарушения правил проведения работ на пожароопасных производствах произошел взрыв и пожар в цехе № 3 Куйбышевского завода синтетического спирта, расположенном в городе Новокуйбышевске. В результате 9 человек погибли и 30 человек получили травмы. Предприятию нанесен ущерб на сумму 500 тысяч рублей. 17 июня в областном суде по этому факту по ст. 216 УК РСФСР к различным срокам лишения свободы были осуждены мастер цеха № 3 Губанов Анатолий Васильевич и начальник смены цеха № 3 Коновалов Александр Иванович.

 

Взрывоопасный город

После открытия в Куйбышевском Заволжье в конце 40-х годов обширных залежей «черного золота» руководство страны приняло решение о строительстве в окрестностях областного центра нескольких крупных нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятий. В 1947 году на 1102-м километре железнодорожной линии Москва-Куйбышев строители вбили первые колышки на месте будущего посёлка Ново-Куйбышевский, который в феврале 1952 года в соответствии с Указом Верховного Совета РСФСР был преобразован в город Новокуйбышевск.

Ещё раньше, осенью 1951 года, вступила в строй первая очередь Новокуйбышевского нефтеперерабатывающего завода. В это же время на соседней площадке полным ходом шло возведение еще одного предприятия, которое получило название «Куйбышевский завод синтетического спирта», или сокращенно - КЗСС. И уже в процессе его строительства было ясно, что такое сосредоточение на относительно небольшой территории целой группы нефтехимических предприятий делает Новокуйбышевскую производственную площадку крайне пожаро- и взрывоопасной (рис. 1-5).

За месяц до пуска первой очереди НПЗ для защиты здешних производств от возможных возгораний была создана 28-я отдельная военизированная пожарная команда (ВПК-28), в основном укомплектованная бывшими фронтовиками. Затем в декабре 1952 года Новокуйбышевский горисполком своим решением образовал городскую профессиональную пожарную часть № 15 (ВПЧ-15). Вскоре к ним присоединилась еще и ВПЧ-29, а в октябре 1954 года на их базе был организован 2-й отряд пожарной охраны (ныне 2-й отряд государственной противопожарной службы). В его ведении находился также и жилой сектор, но главным объектом для огнеборцев все же стали здешние промышленные предприятия.

Специально для охраны Куйбышевского завода синтетического спирта 15 января 1958 года была сформирована 18-я военизированная пожарная часть (ВПЧ-18). Свое первое серьезное боевое крещение она получила уже вскоре после своего создания, когда 10 апреля 1958 года в цехе № 3-4 КЗСС произошла авария с последующим взрывом на установке по очистке пирогаза. При этом, к счастью, обошлось без человеческих жертв, но были серьезно повреждены помещения и конструкции предприятия, а также технологическая аппаратура. Поскольку горения как такового в цехе не произошло, огнеборцы с последствиями аварии справились довольно быстро. При расследовании было установлено, что причиной инцидента стали нарушения технологического режима. В частности, на опасном производстве при попустительстве службы по технике безопасности применялись электродвигатели открытого типа, малейшее искрение которых в условиях загазованного помещения рано или поздно должно было привести к взрыву (рис. 6-8).

Но самое тяжелое происшествие за всю историю предприятия произошло спустя семь лет, о чем руководство области вынуждено было немедленно доложить в Москву по правительственной линии «ВЧ».

«Спецсообщение. Председателю Совета Министров СССР тов. А.Н. Косыгину. Совершенно секретно.

18 января 1965 года около 8 часов 20 минут в цехе № 3 Куйбышевского завода синтетического спирта в г. Новокуйбышевске в результате грубого нарушения правил ведения ремонтных работ произошел взрыв с последующим пожаром, повлекшим за собой большой материальный ущерб, разрушение заводских конструкций и человеческие жертвы. В момент взрыва погибло 9 человек, еще 3 человека получили тяжкие телесные повреждения, и около 30 человек – повреждения меньшей степени тяжести. Силами Управления пожарной охраны УВД Куйбышевского облисполкома к 10 часам возгорание было локализовано, а к 14 часам 30 минутам ликвидировано полностью. Предварительная сумма материального ущерба – более 500 тысяч рублей. По факту взрыва и пожара прокуратурой Куйбышевской области возбуждено уголовное дело, начато расследование.

Председатель Куйбышевского облисполкома И.Г. Балясинский».

 

Легко доступная выпивка

Техническая справка. Производимый на предприятии этанол, или этиловый спирт – это тот самый известный всем продукт, который содержится в водке и других алкогольных напитках. В цехе № 3 Куйбышевского завода синтетического спирта в то время насчитывалось пять установок, внутри которых нефтепродукты в присутствии особого вещества, именуемого катализатором, превращались в упомянутый выше этанол. При этом в каждый момент времени в производственном режиме работали только четыре установки. Одну из пяти приходилось по очереди останавливать, чтобы заменить в ней тот самый катализатор, который в процессе выпуска спирта загрязнялся и переставал действовать. Конечно же, перед выгрузкой старого катализатора всю систему продували инертным газом и понижали внутри неё давление до атмосферного. Только после этого аппарат можно было открывать и проводить положенные работы.

Нужно заметить, что продукция, выпускаемая КЗСС, из-за большого содержания в ней вредных примесей в пищевой промышленности никогда не использовалась, а шла на другие химические предприятия, для которых этанол служит сырьем по выпуску многих других веществ и товаров. Но это не значит, что работники предприятия, непосредственно причастные к выпуску столь вожделенной продукции, никогда не испытывали искушения употребить внутрь хотя бы «граммульку» этого самого этанола.

Вот и в тот раз, во время проведения следствия по факту взрыва и пожара на КЗСС, к делу были приобщены показания рабочих, служащих и руководителей завода, которые признались в том, что хищение спирта на предприятии – явление практически ежедневное, причем совершаемое разными способами. Бутылку-другую чистого алкоголя (а то и канистру), здесь можно было украсть практически на любом этапе технологического цикла - например, отлить из емкостей, подготовленных к отправке потребителю. Договаривались на каких-то условиях и с лаборантами, которые ежедневно отбирали спирт из системы для проверки его соответствия ГОСТу. И при разгрузке аппаратов в них всегда находился некоторый объем спиртовых остатков. Наконец, в цехах не раз обнаруживались нелегальные врезки на внутризаводских трубопроводах, по которым спирт подавался на склад готовой продукции.

Неудивительно, что во время внезапных рейдов на КЗСС милиция каждый раз задерживала не менее 10-15 рабочих и служащих, которые пытались выйти через проходную предприятия с резиновыми грелками или хирургическими перчатками, наполненными под завязку спиртом и спрятанными под одеждой. Знатоки уверяли, что таким манером можно было за один раз вынести с завода от одного до двух литров хмельного зелья. Впрочем, немало заводчан не брали спирт домой, а пили его прямо на рабочем месте, благо, что под рукой всегда была заветная фляжка. Вот эта легкая доступность выпивки, как показало следствие, в тот январский день 1965 года и сыграла свою роковую роль в разыгравшейся трагедии.

 

Забытая инструкция

Вряд ли мастер по ремонту оборудования цеха № 3 завода синтетического спирта Анатолий Губанов в самом начале рабочего дня мог предположить, что его ремонтники приложатся к той самой фляжке уже ранним утром, непосредственно перед выходом на взрывоопасный объект. Во всяком случае, подписывая наряд-допуск бригаде слесарей, которые должны были приступить к замене катализатора в аппарате синтеза этилового спирта, он не стал к ним присматриваться и тем более принюхиваться, хотя по инструкции обязан был это сделать. А еще через несколько минут начальник смены цеха № 3 Александр Коновалов, увидев знакомый росчерк Губанова на бланке наряда-допуска, вслед за ним также поставил свою подпись на этом документе. Он тоже не обратил внимания (или не захотел обратить), что от слесарей явственно пахло алкогольным перегаром. Впоследствии Коновалов уверял, что не заметил столь явного нарушения инструкции потому, что в цехе в силу специфики производства буквально весь воздух уже давно пропитался этиловым спиртом.

Конечно же, оба руководителя среднего звена прекрасно знали о правилах проведения работ на взрывоопасном производстве категории «А» (высшая категория опасности), которая запрещала допускать сюда людей, если имелись хотя бы малейшие сомнения в их физическом состоянии. Кроме того, и Губанов, и Коновалов, согласно этой же инструкции, должны были лично пройти вместе с бригадой к нужной установке и на месте показать, какие здесь необходимо выполнить операции и в каком порядке. Но ничего такого ими сделано не было, поскольку их ждали неотложные дела, которых у руководителей небольшого ранга на любом сложном производстве по утрам всегда накапливается с избытком. Уже потом, во время расследования, было выяснено, что подобным же образом правила проведения ремонтных работ в цехе нарушались и за неделю, и за месяц, и за год до трагического случая, однако до поры до времени все обходилось, пока на заводе не грянул гром в прямом смысле этого слова.

Если кто-то из читателей причастен к работе больших производств, пусть даже и не на таких пожароопасных, как завод синтетического спирта, тот прекрасно знает, что различных нудных инструкций на каждом из них существует очень много. Подобные документы при выполнении работ требуют от исполнителей соблюдения ежедневного определенного порядка, который со стороны выглядит совершенно ненужной формальностью, а опытных работников с годами начинает даже раздражать. Но сотрудники отделов по технике безопасности понимают: как раз по причине невыполнения требований таких инструкций и происходит львиная доля несчастных случаев, катастроф и человеческих смертей на производстве.

Именно это и случилось на КЗСС утром 18 января 1965 года. Ремонтная бригада в составе слесарей Виктора Беляева, Александра Лепского, Михаила Черникова и Георгия Носкова, получив от начальника смены наряд-допуск для работы на установке № 4, направилась в зал синтеза этанола. Здесь бригада разделилась: первые два слесаря пошли в компрессорную, чтобы поставить заглушки на газопровод, а Черников и Носков – в другой конец зала, где они должны были развинчивать фланцы на аппарате синтеза. И вот здесь они допустили роковую ошибку: вместо того, чтобы начать работу на установке № 4, давление внутри которой к тому моменту аппаратчики уже снизили до атмосферного, слесари принялись снимать фланцы на установке № 3, где полным ходом шел синтез этанола.

Такая путаница, по мнению следствия, стала возможна по двум причинам. Во-первых, рабочие оказались нетрезвыми, и с пьяных глаз не смогли отличить работающий аппарат от неработающего. Во-вторых, руководители смены наплевательски отнеслись к инструкции, и в то утро даже не сочли нужным проконтролировать работу ремонтников.

 

Погибли из-за спирта

Свою ошибку Черников и Носков поняли только в тот момент, когда из штуцера аппарата неожиданно для них вдруг ударила обжигающая спиртовая струя. Слесари попытались было поставить фланец на место, но все их усилия оказались напрасными. Давление внутри аппарата было настолько высоким, что штуцер моментально сорвало, и все помещение в течение считанных минут доверху заполнилось перегретыми спиртовыми парами. Со всех сторон зала к аварийной установке стали сбегаться рабочие, и в этот момент громадный объём скопившейся в цехе спирто-воздушной смеси неожиданно для всех взорвался.

Следствие так и не смогло выяснить, где именно на территории цеха проскочила та роковая искра, от которой в доли секунды вспыхнули тонны спирта, растворенного в воздухе. Сила взрыва оказалась столь громадной, что злосчастная установка № 3 оказалась почти полностью уничтоженной, а стальные и железобетонные конструкции, расположенные в радиусе 50 метров от места аварии, обрушились частично или полностью. В цехе начался сильнейший пожар, который можно назвать алкогольным в прямом смысле этого слова - ведь здесь повсюду горел этиловый спирт. Нерадивые слесари Черников и Носков погибли от огненного смерча уже в первые мгновения катастрофы, а вместе с ними – еще семеро рабочих цеха. Их фамилии здесь публикуются впервые: это старший аппаратчик П.И. Титков, аппаратчики С.П. Карпухин, В.Г. Пегов и А.А. Шабалдина, механик Г.Г. Юденков, шофёр Ф.В. Паксюткин, маляр Л.С. Хвостовец. Тяжкие телесные повреждения получили рабочие Д.И. Иванов, П.В. Красильников и Е.Н. Уткина, и еще около 30 человек отделались сравнительно легкими ожогами и травмами.

Горящий спирт, разлившись из трубопроводов и ёмкостей, мог превратить значительную часть предприятия в сплошное пылающее море, и эта угроза оставалась до тех пор, пока уже другие рабочие под угрозой своей жизни не перекрыли вентили и заглушки в нужных местах. К тому моменту для тушения пожара на КЗСС уже были стянуты более 30 пожарных экипажей не только из Новокуйбышевска, но также из областного центра и Чапаевска. Ситуацию удалось взять под контроль только через три часа после аварии, а к середине дня 18 января последние очаги огня на заводе были полностью подавлены.

 

Секретная авария

Во время следствия по факту катастрофы была назначена судебно-медицинская экспертиза останков погибших, которая дала заключение, что бригада слесарей перед началом работ на взрывоопасном объекте действительно распивала этиловый спирт. В качестве обвиняемых по данному уголовному делу прокуратура привлекла мастера по ремонту оборудования Губанова и начальника смены Коновалова, которые в нарушение инструкций перед работой не проконтролировали действия ремонтников. В судебном заседании обоих признали виновными по ч.2 ст. 216 УК РСФСР (нарушение правил безопасности на взрывоопасных предприятиях, повлекшее тяжкие последствия). Губанов в итоге был приговорен к лишению свободы на два года в колонии общего режима, а Коновалов – к году исправительных работ с выплатой 20% заработка в доход государства.

Как это всегда бывало в советское время, о катастрофе на новокуйбышевском предприятии в средствах массовой информации в то время не появилось ни строчки. Все материалы следствия по этому делу тогда же были засекречены, и лишь в последние годы они стали доступны для исследователей (рис. 9-11).

Что же касается работы завода синтетического спирта, то разрушенная установка № 3 через полгода уже снова выдавала свою продукцию. За это время на предприятии были резко усилены меры против хищений и распития спирта на рабочем месте, что дало свои результаты. Небольшие аварии здесь не раз случались и в дальнейшем, но размеров катастрофы они больше не достигали. А в постсоветское время завод был акционирован, и теперь на его основе здесь существуют два предприятия: ОАО «Самарский завод синтетического спирта» и ОАО «Этанол».

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

Ерофеев В.В. Этаноловое искушение. – Газета «Волжская коммуна», 30 января 2010 года.

Ерофеев В.В. Алкогольный пожар. – Газета «Мир криминала», № 14 – 2010 год, апрель.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1977. :1-406.

Куйбышевская область (Рекомендательный список литературы). Куйбышев, тип. им. Мяги. 1978. :1-260.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк, изд. 2-е. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1983. :1-350.

Самарская область (география и история, экономика и культура). Учебное пособие. Самара 1996. :1-670.

Тагирова Н.Ф. 2002. Итоги индустриального развития Самарской губернии за сто лет. – В сб. «Культура здоровья: социальные и естественнонаучные аспекты». Сборник статей и материалов II международной научно-практической конференции «Самарский край в контексте мировой культуры» (11-14 июня 2002 года). Под общей ред. Э.А. Куруленко. Самара. (Адм-ция Самарской обл., департамент культуры). :174-182.

 

 

 

Дополнения

 

Из материалов Самарского государственного архива социально-политической истории (СОГАСПИ).

 

[Справка для Куйбышевского обкома КПСС. Не позднее ноября 1957 года1]

Куйбышевский завод синтетического спирта

Строительство завода синтетического спирта было начато в соответствии с постановлением правительства в июне 1950 года. Строительство завода ведётся в две очереди трестом № 25.

Окончание строительства первой очереди завода намечалось на 1958 год. Коллектив строителей и монтажников в начале этого года принял на себя обязательство закончить строительство первой очереди досрочно - к 40-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. 1 ноября 1957 года новым заводом принят нефтяной газ с нефтеперерабатывающего завода и начал работу цех сероочистки газа. В остальных цехах заканчивается строительство и ведутся пусконаладочные работы.

С вводом в эксплуатацию первой очереди на заводе будет вырабатываться в год 50 тысяч тонн, или 6,3 млн. дкл. [декалитров] синтетического этилового спирта. Для выработки такого количества спирта на действующих заводах потребовалось бы переработать не менее 15 млн пудов хлеба. Полная сметная стоимость первой очереди завода составляет 258 млн. рублей, в том числе строительно-монтажные работы - 187 млн. рублей. С начала строительства завода освоено 218,3 млн рублей, в том числе за 10 месяцев текущего года 88,8 млн рублей.

В 1958 году начнется строительство второй очереди завода, сметная стоимость которой определена в 488 млн. рублей, в том числе строительно-монтажные работы составят 343 млн рублей. После окончания строительства второй очереди полна мощность завода составит 120 тысяч тонн, или 15 млн дкл. спирта в год, на выработку которого потребовалось бы 35 млн. пулов хлеба. С вводом второй очереди на заводе будут вырабатываться, кроме спирта - фенол, ацетон, серная кислота и другие продукты.

В настоящее время на заводе работает 1212 человек, в том числе 896 рабочих и 235 инженерно-технических работников. Лучшими людьми завода по освоению производства являются: в цехе сероочистки и получения серы - т. Школьников - начальник смены, т. Ермолович - слесарь, т. Князева - старший аппаратчик; в цехе инертного газа и сжатого воздуха - т. Красулин - старший машинист, т. Вахрушев - машинист, т. Рузанова - аппаратчик; в ремонтно-механическом цехе - т. Вересов - слесарь, т. Антонов – мастер, и другие.

Завод имеет 9,1 тыс. квадратных метров собственного жилья. |

В парторганизации завода на учёте состоят 107 коммунистов, в комсомольской организации 500 комсомольцев.

1 На документе не проставлена дата.

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 128, д. 14, л.л. 48-49.

 

***

Секретно.

Экз. № 1.

РСФСР

Совет народного хозяйства Куйбышевского экономического административного района

Куйбышевский завод синтетического спирта

Куйбышев областной

№ 442

3 марта 1958 г.

Секретарю Куйбышевского обкома КПСС товарищу Ефремову М.Т.

ЦК КПСС и Совет Министров СССР постановлением от 15 апреля 1955 года № 735-440сс установили следующие сроки ввода в действие мощностей по производству химической продукции на Куйбышевском заводе синтетического спирта:

Мощность Сроки ввода в действие

12,0 млн. дкл. спирта 1958 г.-5,8 млн. дкл. спирта

36,0 тыс. т фенола 1959 г. - 18 тыс. т фенола

24,0 тыс. т. ацетона - 12 тыс. т ацетона

15,0 тыс. т изопропилбензола - 15 тыс. т изопропилбензола

1960 г. - 6,2 млн. дкл. спирта

 

Ввод в действие 50% мощностей фенола и ацетона отнесён указанным постановлением за пределы I960 года.

Первая очередь завода синтетического спирта введена в действие 30 декабря 1957 года.

С учетом проекта семилетнего плана, проектного задания на вторую очередь и фактической сдачи з эксплуатацию первой очереди завода, ввод в действие мощностей по производству химической продукции на Куйбышевском заводе синтетического спирта предусматривается в следующие сроки:

 

Мощность Сроки ввода э действие

15,0 млн. дкл. спирта 1957 г. - 6,3 млн. дкл. спирта

36,0 тыс. т фенола 1959 г. - 18,0 тыс. т фенола

- 12,0 тыс. т ацетона

20,0 тыс. т метилстирола 1960 г.- 18,0 тыс. т фенола

24,0 тыс. т ацетона - 12,0 тыс. т. ацетона

- 20,0 тыс. т метилстирола

1961 г.- 8,7 млн. дкл. спирта

Для того, чтобы выйти на 1 января 1962 года на выпуск товарной продукции по второй очереди в количестве 8,7 млн. дкл. спирта в год, а в целом по заводу 15 млн. дкл. спирта, необходимо обеспечить ввод в действие второй очереди спирта не позднее начала II кв. 1961 года, чтобы успеть до 1 января 1962 года освоить производственные мощности. Это означает, что строительство и монтаж второй очереди синтетического спирта должен быть завершен в основном в 1960 году с началом её строительства в 1958 году.

Потребность в оборудовании на вторую очередь завода составляет свыше 100-110 млн. руб., в том числе в химаппаратуре - 45-50 млн. руб.;

Сроки строительства и монтаж второй очереди предельно сжаты. Тем не менее, заводом на 1958 год получен фонд на химаппаратуру в сумме около 100 тыс. руб. (11 теплообменников), тогда как изготовление химаппаратуры, как правило, является индивидуальным, а не массовым, серийным производством, и поэтому требует от заводов-изготовителей более длительного времени на изготовление химаппаратуры.

Вместе с тем нельзя не учесть, что запроектированные мощности по производству фенола и ацетона на Куйбышевском заводе синтетического спирта далеко превосходят имеющиеся в настоящее время в Советском Союзе мощности аналогичных производств. По этой причине машиностроительные заводы не смогут использовать ранее разработанные ими чертежи химаппаратуры для действующих в стране производств - фенола и ацетона, потребуется разработка чертежей на более мощное, производительное химическое оборудование и освоение его изготовления в кратчайшие сроки.

В свете задач по строительству второй очереди завода становится совершенно непонятным отсутствие на 1958 год фондов на отечественную и импортную химаппаратуру. Учитывая, что, вследствие отсутствия фондов Главмашсбытом и Министерством внешней торговли не были приняты заказы завода на изготовление оборудования в 1958 году, и завод вынужден был разместить часть заказов на оборудование по импорту на 1959 год, заручившись также согласием Торгпредства ЧДР ускорить изготовление оборудования для фенола и ацетона. Одновременно завод обратился к заместителю председателя Госплана СССР тов. Василенко с просьбой рассмотреть и решить вопрос о выделении фондов на материально-технические ресурсы заводу для строительства второй очереди, и, кроме того, изготовление части нестандартного оборудования передал МУ-5.

Положение с обеспечением основным оборудованием второй очереди завода по состоянию на 1 марта 1958 года приводится в приложениях № I и № 2 [приложения здесь не публикуются].

Кроме основного оборудования, потребность в технологической арматуре высокого давления и из нержавеющей стали, контрольно-измерительных приборах, кабеле и кабельных изделиях, а также во всем другом, относящегося по своей номенклатуре к оборудованию, составляет значительное количество, намного превосходящее потребности в них по первой очереди завода.

Учитывая создавшееся положение, завод вынужден просить Вас рассмотреть вопрос об обеспечении строительства второй очереди завода необходимыми материально-техническими ресурсами и оказать содействие в решении его.

Директор завода Федотова (подпись).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 123, д. 41, л.л. 30-34.

 

***

РСФСР

Совет народного хозяйства Куйбышевского экономического административного района

3-е управление

28 апреля 1958 г.

№ 1334 (16-2)

Г. Куйбышев

Секретарю Куйбышевского обкома КПСС товарищу Мурысеву А.С.

На № 54 от 8 марта 1958 г.

Справка

Учитывая крайне неудовлетворительное обеспечение оборудованием и материалами строительства 2-й очереди завода синтетического спирта и синтетического каучука, нами было подготовлено письмо, которое отправлено за подписью председателя Совнархоза тов. Борисова И.Т. на имя председателя Совета Министров СССР (копию письма № 430 от 24 марта с.г. прилагаю).

Данные, приведенные в письме директора завода синтетического спирта тов. Федотовой от 3.03. 1958 г., подтверждаю. Следует отметить, что имеется недооценка развития химической и оборонной промышленности внутри нашего Совнархоза со стороны 9-го управления. 3-е управление имеет объём капиталовложений, составляющий примерно 1/4 часть от всех капиталовложений по Совнархозу, а при распределении фондов на оборудование и спецматериалы выделяемая нам доля составляет около 1/40 части от выделенных фондов на Совнархоз.

Так, например, из выделенных на 1958 г. Совнархозу 90 тыс. ква трансформаторной мощности, 3-му управлению выделено 2,0 тыс. ква при нашей минимальной потребности 24,0 тыс. ква. Из выделенных на Совнархоз 300 силовых выключателей нашему управлению дано 7 штук. При нашей минимальной потребности на 1958 г. во взрывобезопасных электродвигателях в количестве 394 шт., выделено всего 30 штук, из потребных 745 шт. разных насосов выделено 180 штук. Управлению на весь год выделено 3 токарных станка.

Наши усилия доказать 9-му управлению о необходимости изменить отношение к обеспечению развития химической и оборонной промышленности не дали результатов.

Приложение: 1. Копия письма СМ СССР на 3-х листах.

2. Проект письма Обкома КПСС на имя товарища Хрущёва Н.С. на 2-х листах.

Начальник 3-го управления КСНХ Д. Войцеховский (подпись).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 123, д. 41, л.л. 37.

 

***

Копия.

Совет народного хозяйства Куйбышевского экономического административного района

24 марта 1958 г.

№ 4-430.

Председателю Совета Министров СССР товарищу Булганину Н.А.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 15 апреля 1955 г. № 735-440 предусмотрено строительство Куйбышевского завода синтетического каучука (СК) с вводом в эксплуатацию первой очереди в 1959 г., и Куйбышевского завода синтетического спирта, с вводом в эксплуатацию первой очереди в 1958 году и второй в 1959 году.

Совет Министров СССР последующими Постановлениями № 1017-635 от 27 июля 1956 г., № 6725р от 16 декабря 1956 г., № 385 от 8 апреля 1957 года и рядом других решений обязывал усилить темпы строительства этих заводов.

В соответствии с указанными постановлениями первая очередь Куйбышевского завода синтетического спирта введена в эксплуатацию 30 декабря 1957 года и значительно увеличены капиталовложения на строительство куйбышевского завода СК. Однако вследствие отсутствия необходимых фондов на оборудование и спецматериалы для этих заводов на 1958 г., ввод в эксплуатацию мощностей по производству синтетического каучука (первая очередь) и фенола, ацетона, метилстирола (вторая очередь завода синтетического спирта) не обеспечивается в установленные ЦК КПСС и Советом Министров СССР сроки. Общая потребность обоих заводов в недостающем оборудовании составляет 346 млн. рублей, в том числе для первой очереди завода СК - 242 млн. руб. (из них 133,5 млн. рублей на электрооборудование ТЭЦ), и 110 млн. руб. для второй очереди завода синтезспирта.

Госпланом РСФСР выделен Куйбышевскому Совнархозу на 1958 год фонд на химическое оборудование в сумме 22,7 млн. руб., что при любых обстоятельствах явно недостаточно для обеспечения нужд в оборудовании Куйбышевских заводов СК и синтезспирта. В этот фонд Госплан РСФСР засчитал заказы прошлых лет по спецхимии и импорту, в результате чего оставшийся в Главмашсбыте свободный лимит в сумме 900 тыс. руб. мог быть использован только для размещения заказов на 100 тыс. руб. для завода синтезспирта. По состоянию на 1 марта 1958 г. для заводов СК и синтезспирта не получено фондов на изготовление и поставку 1100 единиц (5285 тонн) химаппаратуры.

Куйбышевским Совнархозом предприняты меры к изысканию возможностей изготовления части оборудования, в том числе нестандартного, на куйбышевских предприятиях и строительно-монтажных площадках заводов СК и синтез-спирта. При этом для изготовления 1350 тонн нестандартного оборудования требуется 1550 тонн металла и 130 тонн труб. Но отсутствие фондов на металл и трубы для этих целей не позволяет Совнархозу использовать имеющиеся возможности по изготовлению нестандартного и иного оборудования. Также отсутствуют фонды на оборудование электротехническое, сантехническое, грузоподъемное, насосное, на технологическую арматуру высокого давления, кабельные изделия и спецматериалы.

Не решены вопросы размещения заказов на изготовление уникального оборудования, монтаж которого должен быть осуществлен в 1-м и 2-м кварталах 1959 года:

1. Фреоновые холодильные компрессоры марки АТК-3-2 - 7 комплектов;

-«»- АТК-2-4 - 2 -«»-;

-«»- АК-4ФУ – 1 -«»-.

Изготовление этих компрессоров поручено Казанскому компрессорному заводу, однако последний в течение двух лет не смог освоить производство новых компрессоров. Необходимо изыскать реального поставщика или разместить заказ по импорту (в Чехословакии).

2. Газовые компрессоры марки 5КГ-100/13 в количестве 11 шт., которые ранее изготовлялись Московским заводом «Компрессор». Госплан РСФСР предполагает передать изготовление этих компрессоров Пензенскому компрессорному заводу, который ранее не изготовлял такие компрессоры. Имея в виду возможную задержку, связанную с освоением производства, необходимо поручить изготовление указанных машин Московскому заводу «Компрессор».

3. Шаровые ёмкости объемом по 600 кубометров - 15 штук. По заявлению торгпредства Чехословакии, шаговые ёмкости могут быть изготовлены в ЧДР при условии обеспечения металлом.

4. Котлоагрегаты для ТЭЦ марки ТП-80 - три комплекта, и турбогенераторы марки ВПТ - два комплекта. Необходимо определить поставщика.

5. Газовые компрессоры на 6000 куб. м давлением до 40-50 атм., ранее изготовлявшиеся в Германии заводом «Борзиг». Изготовление этих компрессоров с разработкой техдокументации предполагается поручить Пензенскому компрессорному заводу. Необходимо принять меры, чтобы ускорить подготовку производства и обеспечить поставку компрессоров не позднее 1-го квартала 1959 года.

Создавшееся положение крайне неудовлетворительного обеспечения оборудованием и материалами строящихся куйбышевских заводов синтетического каучука и 2-ой очереди синтетического спирта ставит под угрозу срыва планы строительно-монтажных работ в 1958 году и ввод в эксплуатацию мощностей в 1959 г.

Прошу Ваших указаний Госплану СССР специально рассмотреть этот вопрос и оказать необходимую помощь.

Председатель Куйбышевского совета народного хозяйства И. Борисов.

Копия верна: (подпись неразборчива).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 123, д. 41, л.л. 38-40.

 

***

Проект.

Секретарю ЦК КПСС товарищу Хрущёву Н.С.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 15 апреля 1955 года № 735-440сс предусмотрен ввод в эксплуатацию в 1959 году первой очереди завода синтетического каучука (СК) и второй очереди завода синтетического спирта. Однако при общей потребности обоих заводов в оборудовании на 346 млн. рублей Госпланом РСФСР выделены фонды с начала строительства на 23,5 млн. рублей, из которых 19,0 млн. рублей идёт на покрытие заказов прошлого года по импорту. В 1958 году приняты заявки на химоборудование Технопромимпортом на 29 млн. рублей с поставкой оборудования только в 1959-1960 г.г.

Совершенно не решен вопрос с размещением заказа:

1. На фреоновые холодильные компрессоры для завода СК:

Тип АТК-3-2 - 7 комплектов

-«»- АТК-2-4 - 2 -«»-

-«»- ДК-4фу - 1 -«»-.

2. Газовые компрессоры марки 5КГ-100/13 в количестве 11 штук для завода СК.

3. Газовые компрессоры на 6000 м3 - 4 шт., и на 1000 м3 - 7 шт. для завода синтетического спирта, ранее изготовлявшиеся заводом «Борзиг». Госпланом РСФСР отказано в выделении фонда на жароупорную сталь ЭИ-316 в количестве 240 т для строительства пароперегревательных печей заводов СК и синтезспирта. Некоторое нестандартное химоборудование может быть изготовлено в системе Куйбышевского Совнархоза и на строительных площадках. На это требуется 1500 тонн металла я 130 тонн труб, которые также не выделяются.

Таким образом, выполнение постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 15 апреля 1955 года Д 735-440сс по вводу мощностей Куйбышевских заводов СК и синтезспирта вследствие крайне неудовлетворительного обеспечения оборудованием и материалами на 1958 год поставлено под угрозу срыва.

Куйбышевский обком КПСС просит Ваших указаний об оказании срочной помощи по обеспечению строительства заводов синтетического каучука и синтетического спирта оборудованием и материалами.

Секретарь Куйбышевского обкома КПСС М. Ефремов.

Копия верна (подпись неразборчива).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 123, д. 41, л.л. 41-42.

 

***

Сов. секретно.

Экз. № 1.

Секретарю Куйбышевского обкома КПСС тов. Ефремову М.Т.

О расследовании причин аварии на Куйбышевском заводе синтетического спирта.

10 апреля 1958 года в 22 часа 35 минут на этажерке цеха № 17 Куйбышевского завода синтетического спирта произошел взрыв и пожар, в результате чего было выведено из строя оборудование цеха и повреждены перекрытия этажерки. Жертв не было. От взрывной волны получили ожоги первой степени две работницы цеха: мастер ГОНЧАРОВА и ст. аппаратчик Королёва.

По определению технической комиссии Куйбышевского Совнархоза, материальный ущерб от аварии составляет в сумме около 166 тыс. руб. Эта же комиссия пришла к выводу о том, что авария произошла из-за недоброкачественных шпилек, которыми крепилась крышка вентиля РУ-40, ДУ-200, установленного на линии пирогаза и рассчитанного на рабочее давление в 40 атмосфер.

При осмотре места происшествия крышка вентиля оказалась сорванной и вместе с частью шпилек была отброшена в противоположную сторону этажерки. Согласно ГОСТу, крышка должна была крепиться к корпусу вентиля 12 шпильками М-24-3, длиной 94 мм, из стали марки 45. Фактически же шпильки были поставлены 7-22x2,5, длиной 80 мм, из стали марки 0,7 кп. Таким образом, замененные шпильки не соответствовали техническим условиям (были завернуты всего лишь на 2-3 нитки резьбы), а потому не могли длительное время выдержать большой нагрузки. Других каких-либо причин, которые могли бы вызвать аварию, ни технической комиссией, ни в ходе следствия выявлено не было.

Следственным отделом УКГБ проведено тщательное расследование, при этом ставилась задача установить, кем именно были заменены шпильки на аварийном вентиле и не было ли это сделано с враждебным умыслом. Материалами расследования установлено, что вентиль Ру-40, ДУ-200 был изготовлен на Пензенском 2-м арматурном заводе и поступил на Куйбышевский завод синтезспирта 10 января 1957 года. Одновременно поступил другой такой же вентиль, который в монтаже использован не был и хранился на складе. В этом втором вентиле шпильки оказались в полном соответствии с паспортом.

Выездом следователя в Пензу на завод-изготовитель установлено, что шпильки и гайки, замененные на аварийном вентиле, Пензенским 2-м арматурным заводом никогда не применялись. Из этого следовало, что замена шпилек могла быть произведена только на Куйбышевском заводе синтезспирта.

В апреле I957 года вентиль РУ-40, ДУ-200 быв. зам. нач. РМЦ [ремонтно-механического цеха] завода Кругловым по расписке был получен со склада и направлен в МУ-5 для ревизии. Ревизия произведена в том же месяце слесарем Ворониным и мастером Кургановым, причем последние на допросе утверждали, что при ревизии они вентиль не разбирали, хотя по положению они обязаны были произвести его разборку. После ревизии вентиль был возвращен з РИД для монтажа. По ГОСТу, данный вентиль поступил с плоскими фланцами, тогда как на линию пирогаза, согласно проекту, он должен иметь проточные фланцы на впадину.

В связи с этим в мае 1957 года этот вентиль был разобран бригадой слесарей Котова. Крышка и шпильки были оставлены в РМЦ завода, а корпус вентиля отправлен на проточку фланцев в МУ-5, откуда возвратился в июле 1957 года и собран той же бригадой слесарей, о чем свидетельствует наряд № 10 за июль 1957 года. После проточки фланцев и сборки вентиля он вторичной ревизии не подвергался.

Согласно требованию № 9810 от 23 сентября 1957 года, вентиль из РМЦ был выдан экспедитору МУ-5 Артемьеву, а 24 сентября 1957 года по требованию № 501 он был получен прорабом монтажников Котовым и в тот же день, как об этом показали бригадир Новосёлов и монтажники Хромов и Дворянчиков, был установлен на линию пирогаза. Как утверждают монтажники, они вентиль разборке не подвергали, так как монтировали уже готовые узлы.

Допрошенные многочисленные свидетели из числа обслуживающего персонала цеха 17 показали, что с момента пуска завода в эксплуатацию вентиль, установленный на линии пирогаза, до момента аварии всё время находился в закрытом положении, ремонту не подвергался, газ не пропускал. Замена шпилек в вентиле в период работы цеха невозможна, так как он постоянно находился под высоким давлением, а цех 17 с момента его пуска не останавливался.

Следствие пришло к выводу о том, что замена шпилек произошла в момент сборки вентиля в РМЦ, когда он возвратился из МУ-5 после проточки фланцев. Данных о том, что это было сделано преднамеренно, установить не удалось, а, видимо, явилось следствием грубейшего нарушения порядка организации ремонтных работ, учёта и контроля за подготовкой арматуры к монтажу. Об этом допрошенный слесарь Гуряев показал:

«…Когда были возвращены корпуса вентилей в ремонтно-механический цех завода, кем из нас, слесарей, они собирались, точно припомнить не могу, но собирали эти вентиля кто-то из нас, т.е., возможно собирал эти вентиля я, возможно слесарь Андреев с участием бригадира Котова… Поскольку шпильки от разобранных вентилей хранились в цехе в верстаке, а могло быть, что шпильки лежали где-нибудь просто в цехе, за время пока вентиля находились на проточке фланцев, шпильки могли быть утеряны или же кем-нибудь из слесарей взяты на другие цели. Ввиду этого, когда корпуса возвратились с проточки и их требовалось собрать, а шпильки все могли не сохраниться, шпильки могли быть поставлены другие. Шпилек различных размеров в складе ремонтно-механического цеха было много…»

Бригадир Котов показал:

«…Гуряев всё время работал в моей бригаде, и, если он показывает, что наша бригада разбирала вентиля РУ-40, ДУ-200, в числе которых был и вентиль, потерпевший аварию, значит, это имело место… Поскольку в РМЦ, а именно у нас, слесарей, не имелось резьбомеров и штангелей, при сборке арматуры, в частности вентиля, о котором идет речь, могли быть поставлены шпильки М-22 вместо М-24, потому что они на первый взгляд ничем не отличаются, а шпилек различных размеров у нас было много. Во время оборки этого вентиля мы могли взять другие шпильки и поставить их в вентиль…»

Официальное следствие сочеталось с агентурной разработкой и литерной техникой. Из этих материалов усматривается, что бригадир Котов и слесаря его бригады подробно обсуждали случившуюся аварию, говорили о спешке и неорганизованности в подготовке аппаратуры к монтажу, и, в частности, о том, что крышка вентиля РУ-40, ДУ-200 после отправки корпуса на проточку фланцев длительное время валялась на открытой площадке, а также о том, что замена шпилек вследствие того, что они часто растаскивались, была частым явлением.

Такое положение подтверждено и официальным следствием. Например, с января по июнь 1957 года арматура со склада оборудования выдавалась по распискам, и в конечном итоге весь учёт был запутан. В РМЦ царил беспорядок. Имело место, когда арматура при ревизии не разбиралась, а если и подвергалась разборке, то отдельные её части хранились где придется. Часть арматуры не подвергалась опрессовке и клеймению. Существующий журнал в РМЦ для регистрации ответственных операций с арматурой вёлся халатно, во многих случаях записи в нём не соответствуют проделанной работе. В журнале не записывались фамилии непосредственных исполнителей, а указывалась лишь фамилия бригадира. Никаких руководящих инструкций на ревизию, опрессовку и ремонт арматуры в РМЦ не имеется. Всё это приводило к обезличке и снижению ответственности за выполненную работу.

Поскольку материалами следствия преднамеренного умысла причин аварии не установлено, нами дело передано прокурору г. Новокуйбышевска для решения вопроса о целесообразности привлечения к уголовной ответственности ряда должностных лиц, повинных в халатном отношении к возложенным на них служебным обязанностям.

Начальник Управления КГБ при Совете Министров СССР по Куйбышевской области Гусев (подпись).

4 июня 1958 года.

г. Куйбышев.

№ 1/435.

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 123, д. 42, л.л. 176-181.

 

***

Коммунистическая партия Советского Союза

Новокуйбышевский городской комитет Куйбышевской области

29 июня 1965 г.

Куйбышевскому обкому КПСС

Направляется информация о выполнении постановления бюро обкома КПСС от 8 февраля 1965 года «Об аварии в цехе гидратации этилена на заводе синтетического спирта и мерах м его восстановлению».

Приложение: на двух листах.

Секретарь Новокуйбышевского горкома КПСС Е. Новиков (подпись).

 

Куйбышевскому обкому КПСС

О выполнении постановления бюро обкома КПСС от 8 февраля 1965 года «Об аварии в цехе гидратация этилена на заводе синтетического спирта и мерах по его восстановлению».

Руководствуясь постановлением бюро обкома КПСС от 8 февраля 1965 гида «Об аварии в цехе гидратации этилена на заводе синтетического спирта и мерах по его восстановлению», Новокуйбышевский горком КПСС, партийные комитеты, первичные партийные организации и хозяйственные руководители нефтехимических предприятий предприняли конкретные меры, направленные на улучшение охраны труда и техники безопасности.

В феврале 1965 года бюро городского Комитета КПСС на своем заседании, рассмотрев вопрос «О состоянии и мерах улучшения охраны труда и техники безопасности на промышленных предприятиях города», определило практические меры по усилению контроля за соблюдением правил техники безопасности, поднятию трудовой и производственной дисциплины, соблюдению технологических режимов на нефтехимических предприятиях. На всех нефтехимических предприятиях проведены детальные проверки состояния охраны труда, техники безопасности, пожарной и газовой безопасности, разработаны мероприятия по улучшению охраны труда и техники безопасности. Материалы проверки и мероприятия обсуждены на открытых партийных собраниях первичных партийных организаций, заседаниях партийных комитетов.

Вопросы охраны труда и техники безопасности ежеквартально рассматриваются на бюро горкома КПСС, партийных комитетов промышленных предприятий. В мае текущего года на бюро горкома рассмотрен вопрос «О состоянии и мерах охраны труда и техники безопасности на предприятиях строительной индустрии». Планом работы бюро горкома КПСС на август текущего года предусмотрено рассмотрение вопроса по технике безопасности на нефтеперерабатывающем заводе. Со стороны горкома КПСС за выполнением принимаемых решений установлен постоянный контроль.

На заводе синтетического спирта в феврале т/г проведено общее партийное собрание по вопросу улучшения состояния техники безопасности. Во всех цехах завода пересмотрены инструкции по технике безопасности, проведен повторный инструктаж с предварительным обучением работающих. Усилен контроль за соблюдением работающими производственной и трудовой дисциплины.

В соответствии с постановлением бюро Обкома КПСС, горком КПСС осуществлял повседневный контроль за ходом работ по восстановлению цеха гидратации. В мае т/г закончены строительные и монтажные работы, произведен пуск указанного цеха. В настоящее время находятся в работе пять систем, последняя шестая система будет запущена в июле текущего года.

Секретарь Новокуйбышевского горкома КПСС Е. Новиков (подпись).

СОГАСПИ, Ф-656, оп. 142, д. 4, л.л. 94-96.

 

 

Материалы из архива Самарского областного суда

 

Дело № 2-185/1962 год

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

25 октября 1962 года судебная коллегия пэ уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующей Стафеевой Е.B., народных заседателей Голованкина С.П. и Тюнева А.Я., при секретаре Гуськовой, с участием прокурора Щукина, адвокатов Хенкина, Клейн и Абрамушкиной, общественных защитников Савченко, Славкина и Попова в открытом судебном заседании в городе Новокуйбышевске рассмотрела уголовное дело по обвинению:

Лысова Геннадия Степановича, рождения 12.12. 1931 г., уроженца города Глазова, Удмуртской АССР, по национальности русского, имеющего высшее техническое образование, беспартийного, женатого, работающего в настоящее время заместителем Начальника цеха № 3 Куйбышевского завода синтетического спирта, ранее не судимого, проживающего в городе Новокуйбышевске, улица Чернышевского, дом 38, квартира 4;

Баденко Петра Васильевича, рождения 10.08. 1934 года, уроженца станции Евдаково, Воронежской области, по национальности русского, с высшим техническим образованием, ранее не судимого, беспартийного, женатого, работающего старшим инженером-диспетчером Куйбышевского завода синтетического спирте, проживающего в г. Новокуйбышевске, проезд Успенского, д.3, квартира 26, и

Денисовой Надежды Ивановны, рождения 17.06. 1938 года, уроженки города Волгограда (станция Сарепта), по национальности русской, с высшим техническим образованием, ранее не судимой, не замужней, члена ВЛКСМ, работающей в настоящее время аппаратчиком контактного отделения цеха № 8 Куйбышевского завода синтетические спирта, проживающей в г. Новокуйбышевске, улица Гагарина, дом 20, квартира 5 - всех троих по ст. 216 ч. 2 УК РСФСР.

Исследовав материалы уголовного дела, допросив подсудимых и свидетелей, а также выслушав мнение прокурора, адвокатов и общественных защитников, судебная коллегия установила:

26 апреля 1962 год» около 22 часов в цехе № 3 Куйбышевского завода синтетического спирта, находящегося в городе Новокуйбышевске, произошел взрыв, а затем пожар. Этим повреждено оборудованы» и здание цеха. Общий ущерб государству, причиненный взрывом и пожаром, составляет 70921 руб. Взрыв и пожар в цехе № 3 произошёл по вине начальника этого цеха подсудимого Лысова и подсудимой Денисовой, работавшей начальником смены цеха № 3.

Обстоятельства совершения преступления следующие. Цех № 3 Куйбышевского завода синтетического спирта относится к цехам категории «А» - огневзрывоопасных. Он имеет назначение производства синтетического этилового спирта методом гидратации этилена. Процесс является каталитическим и периодическим. Система гидратации работает 400-500 часов, после чего останавливается на перегрузку катализатора.

В контактном отделении цеха № 3 имеется шесть систем гидратации этилена, независимых друг от друга. Но все шесть систем в компрессорном отделении цеха соединены с коллектором инертного газа высокого давления. Этот коллектор служит для приёма инертного газа из цеха № 18. Инертный газ нужен для цеха № 3 для продувки систем, отдельных аппаратов и опрессовки систем гидратации.

Согласно технической инструкции № 3-T-1 по обслуживанию отделения гидратации, после остановки системы гидратации на перегрузку катализатора и перед пуском системы в эксплуатацию, система, а, следовательно, и все аппараты системы должны продуваться инертным газом во избежание образования в системе взрывоопасной смеси. Нарушая эту инструкцию, Лысов в периоды временного отсутствия или недостаточного количества инертного газа в цехе № 18 неоднократно разрешал и давал указания начальникам смен в цеха № 3 производить продувку аппаратов, остановленных на перегрузку катализатора и ремонт систем гидратация, вместо инертного газа сжатым воздухом высокого давления.

Лысову было известно, что продувка производится через коллектор инертного газа, соединенного с остальными действующими системами, в которых находится этилен. Этим создавалась возможность образование в коллекторе инертного газа и трубопроводах остановленных систем гидратации взрывоопасной смеси, способной вызвать взрыв. Эти обстоятельстве Лысову были известны, но, несмотря на это, он неоднократно допускал продувку аппаратов воздухом вместо инертного газа.

Нарушение технологической инструкции 3-T-1 начальником цеха № 3 Лысовым привело к тому, что в цехах № 3 и № 18 имело массовое нарушение начальниками смен, аппаратчиками и машинистами технологических инструкций в части применения для продувки аппаратов систем гидратации вместо инертного газа сжатым воздухом высокого давления, что и привело в конце концов к взрыву 26 апреля 1962 г.

20 апреля 1962 года шестая система гидратации в цехе № 3 была оставлена на ремонт. 26 апреля 1962 года аппарат № 7/1, расположенный на наружной этажерке цеха, после произведенной чистки трубчатки был подготовлен для продувки. Начальник смены цеха № 3 Денисове в 21 час позвонила по телефону старшему машинисту отделения цеха № 18 Красулину и сделала заявку на подачу инертного газа. Красулин Денисовой сказал, что линия инертного газа на компрессоре не собрана, а компрессор сейчас работает на подаче воздуха.

Денисова знала, что продувка аппаратов системы гидратации должна проводиться только инертным газом, который в это время в наличии имелся. Несмотря на это, имея в виду, что она по указанию Лысова продувала аппараты системы гидратации раньше воздухом, дала указание о подаче для продувки вместо инертного газа сжатого воздуха высокого давления. Машинист цеха № 3 Рузанов не указанию Денисовой принял в коллектор инертного газа воздух, но через 10 минут прекратил приём воздуха, т.к. аппарат к продувке был ещё не подготовлен.

В 22 часа, после окончания подготовительных работ на аппарате 7/1 Денисове снова дала указание принять воздух к продуть систему. Машинист Рузанов принял в коллектор инертного газа воздух, повысил давление до 60 атмосфер и приступил к продувке. Имевшийся в коллекторе инертного газе этилен, поступивший в него из действующих систем гидратации через негерметическую запорную арматуру в соединении с воздухом образовал взрывоопасную смесь, и во время продувки вызвал взрыв в коллекторе инертного газа, а затем пожар. Таким образом, подсудимые Лысов и Денисова совершили преступление, предусмотренное ст. 216 ч.2 УК РСФСР.

Лысов, допрошенный в судебном заседании, виновным себя по существу предъявленного ему обвинения признал и показал, что он давал неоднократно указания начальникам смен, в том числе и Денисовой, произвести продувку аппаратов системы гидратации сжатым воздухом, когда нет в наличии инертного газа и когда речь шла о продувке не системы всей, а одного аппарата. Знал, что этим нарушал правила, предусмотренные инструкцией 3-T-1, считая, что один аппарат возможно продувать при определённых условиях сжатым воздухом высокого давления, но специальной инструкции о продувке отдельного аппарата не было, и следовало руководствоваться инструкцией 3-Т-1. Он также показал, что вопрос о применении сжатого воздуха для продувки отдельных аппаратов системы гидратации один раз он согласовал с заместителем главного инженера завода Петуховым.

Суд пришел к выводу о том, что вина Лысова в предъявленном ему обвинении доказана полностью на основании следующих доказательств. Он виновным себя признал, показав, что ему было известно о том, что продувать как систему в целом, а также отдельные аппараты системы гидратации следовал» инертным газом, и, давая указание о продувке воздухом, он нарушал существующую инструкцию.

На вопрос о том, нужна ли была специальная инструкция для продувки отдельных аппаратов системы, он ответил, что желательно было бы её иметь. Но, продолжая его допрос, Лысова спросили, а если бы вы составляли эту инструкцию, что бы указали о продувке аппарата? Лысов ответил, что он бы в этой инструкции записал, что аппарат следует продувать инертным газом. Таким образом, из показаний Лысова видно, что он очень хорошо знал, что продувать даже отдельный аппарат воздухом нельзя во избежание образования взрывоопасной смеси. А эти его указания, нарушающие действующие инструкции, привели к нарушениям этих инструкций начальником смены Денисовой, в результате чего и произошел взрыв с причинением государству особо крупного материального ущерба.

Кроме признания своей вины, вина Лысова доказана показаниями подсудимой Денисовой и свидетеля Капранова, которые показали, что по указанию Лысова продували отдельные аппараты системы гидратации сжатым воздухом высокого давления. Об этом же в суде показали свидетели Полин и Батов.

По заключению специальной комиссии управления Средне-Волжского округа Госгортехнадзора РСФСР Куйбышевского Совета Народного Хозяйства и заключению комиссии Всесоюзного Совета народного хозяйства, причиной взрыва в цехе № 3 26.04. 1962 года явилось грубое нарушение техники безопасности и инструкции о порядке проведения ремонтов технологического оборудования в этом цехе, выразившееся в том, что для продувки аппарата был использовал сжатый воздух вместо инертного газа.

Утверждения Лысова о том, что однажды этот вопрос он согласовывал с Петуховым, если даже и пригнать этот факт, хотя Петухов это категорически отрицает, не снимает вины с Лысова. Из показаний Лысова видно, что опасность взрыва от этого не уменьшалась, значит, и согласовывать этот вопрос не требовалось.

Денисова, допрошенная в судебном заседании, виновной себя признала, и изложила обстоятельстве совершения преступления так, как они изложены выше в настоящем приговоре. Показания Денисовой подтвердили в суде и подсудимый Лысов, свидетель Батов. Её показания также подтверждаются выводами комиссий, о которых указано выше.

По настоящему делу предан суду Баденко, работающий старшим инженером-диспетчером завода за то, что он систематически нарушал производственно-техническую дисциплину и правила, обеспечивающие безопасность работ в цехе № 3, давая указание о подаче сжатого воздуха из цеха № 18 для продувки аппаратов системы гидратации. Баденко, допрошенный в судебном заседании, виновным себя не признал и показал, что он никогда не давал таких указаний, т.к. знает, что этого делать нельзя, когда 27.01. I962 года состоялся разговор на эту тему по телефону между Лысовым. Капрановым и им, Баденко, он сказал, что Капранов является сумасшедшим, если просит подать воздух для продувки аппаратов системы гидратации, и сделать это отказался. А когда Лысов после некоторого промежутка времени продолжал настаивать, на этом заявив, что с руководством завода это согласовано, сказал: «Ну тогда делайте, как хотите», и указания в цех № 18 не давал.

В судебном заседании свидетели Капранов и Бикеев говорили, что Баденко давал ещё до взрыва указания о подаче воздуха в цех № 3, но конкретных обстоятельств этого они на помнят. Поэтому эти показания и не могут быть положены в основу обвинения Баденко. Кроме этого, по делу установлено, что работники цеха № 18 нередко без указаний диспетчера завода подавали в цех № 3 воздух или инертный газ по требования начальника смены цеха № 3. Так произошло и 26.04. 1962 года, когда без указания на то диспетчера Мышкина, а по указанию Денисовой в цех № 3 был дан воздух для продувки аппарата 7/1. Таким образом, свидетели Капранов и Бикеев сами нарушали производственно-техническую дисциплину, и являются лицами, заинтересованными в исходе настоящего дела. Тем более свидетель Францева показала, что она никогда от Баденко не получала указаний о подаче в цех № 3 сжатого воздуха.

Установлено также, что Денисова не дежурила с Баденко в одной смене, в момент взрыва Баденко не работал, и не мог каким—то образом влиять на те на решения, которые допустила Денисова 26.04. 1962 г. Что же касается телефонного разговора 27.01. 1962 года между Баденко, Лысовым и Капрановым, который в суде подтвердили все участники этого разговора, то из него так же видно, что Баденко не хотел идти на нарушение технологической дисциплины, а на этом настаивал Лысов н своего добился. Баденко в данном случае не проявил должной и принципиальной настойчивости, что в данном конкретном случав не является уголовным преступлением.

Свидетель Красулин в суде рассказал о том, что после взрыва Баденко ему сказал, что в его смену в цехе № 3 подавался воздух, и он это разрешал. Но Баденко это отрицает, утверждая, что Красулина он не знает, и никакого разговора с ним не вёл. Из показаний этого свидетеля видно, что он работал старшим машинистом цеха № 18 дважды - в феврале 1962 года и 26.04. 1962 года, дал воздух в цех № 3, но кто давал распоряжение об этом первый раз, не помнит, а второй раз по требованию Денисовой, чем нарушил существующий порядок, т.к. это указание должен был получить от дежурного диспетчера. Поэтому показания н этого свидетеля не могут быть положены в основу обвинения Баденко. Таким образом, суд пришел к выводу о том, что достаточных доказательств вины Баденко в нарушении производственно-технической дисциплины и правил, обеспечивающих безопасность работы в цехе № 3, не имеется.

По настоящему делу прокурором Куйбышевской области в порядке ст.2 ГПК РСФСР в интересах Куйбышевского завода синтетического спирта заявлен гражданский иск в сумму 70921 руб. Этот иск подлежит удовлетворению, т.к. из справки видно, что ущербом заводу от аварии является именно эта сумма. Но, учитывая материальные условия Лысова и Денисовой и нереальность полного возмещения ущерба, суд находит возможным на основании ст. 83-6 КЗОТ РСФСР сумму взыскания снизить.

Решая вопрос о мере наказания Лысову, суд учитывает, что он ранее не судим, по работе характеризуется положительно, имеет на иждивении ребёнка, и чистосердечное признание вины в судебном заседании, с другой стороны, суд учитывает наличие особо крупного ущерба, причинённого преступными действиями государству.

Решая вопрос о мере наказания Денисовой, суд учитывает, что она ранее не судима, чистосердечно призналась в совершённом преступлении, а также то, что она имеет молодой возраст и недостаточный опыт работы по должности начальника смены, поэтому суд находит возможным применить к ней ст. 43 УК РСФСР и назначить ей наказание нижа, чем предусмотрено законом.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 301-303 УПК PСФCP, ст. 43 УК РСФСР и ст. 83-6 КЗоТ РСФСР, суд приговорил:

Лысова Геннадия Степановича на основании ст. 216 ч.2 УК РСФСР к лишению свободы сроком на один год и шесть месяцев с отбытием в колонии общего режима содержания.

Денисову Надежду Ивановну не основании ст. 216 ч.2 УК РСФСР к одному году исправительных работ по месту работы с удержанием из зарплаты ежемесячно 10% в доход государства.

Баденко Петра Васильевича по ст. 216 ч.2 УК РСФСР оправдать за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Мерой пресечения Лысову и Денисовой избрать подписку о невыезде с местожительства. Срок отбытия меры наказания Лысову исчислять с момента приведения в исполнение настоящего приговора.

Удовлетворить иск и взыскать в пользу Куйбышевского завода синтетического спирта за причиненный ущерб с Лысова 2000 руб., а с Денисовой 1000 рублей.

Вещественное доказательство по делу - рабочий журнал начальников смен цеха № 3, возвратить по принадлежности.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР в течение семи суток со дня провозглашения настоящего приговора,

Председательствующий - Стафеева

Народные заседатели: Голованкин и Тюнев.

Верно: председательствующий Стафеева (подпись).

Секретарь Гуськова (подпись).


Просмотров: 140


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара