При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

«Чёрная кошка». 1945 год. Документы

«Чёрная кошка». 1945 год

Из архива Самарского областного суда.

 

Дело № 1202-1944 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

22-27 ноября 1944 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского Областного суда в составе: председательствующего – чл. облсуда Коновалова, народных заседателей – Смеловой и Смирновой, при секретаре Горбуновой, с участием пом. обл. прокурора – Гурина, адвокатов: Гавриловой, Марцинкевич, Соколовой и Ленковой, в открытом судебном заседании в гор. Куйбышеве рассмотрела уголовное дело по обвинению:

1. Ундышева Николая Борисовича, 1919 г. рожд., урож. с. Тукшум, Елховского р-на, Куйбышевской обл., до ареста по настоящему делу проживавшего в г. Куйбышеве, работавшего в качестве шофёра в 15 управлении НКАП, судимого в 1943 г. по ст. 165 УК, - наказание отбыл, русского, грамотного, б/п, - обвиняемого по ст.ст. 59-3 и 73 ч.1 УК и по закону от 7 августа 1932 г.;

2. Кузьмина Алексея Андреевича, 1910 г. рожд., урож. г. Лихославль, Калининской обл., с 1941 г. проживавшего в г. Куйбышеве, работавшего на заводе № 1 в качестве слесаря, по национальности карела, с низшим образованием, б/п, судимого в 1935 г. по ст. 74 ч. 2 УК на 2 года лишения свободы, наказание отбыл в 1937 г., в 1943 г. судим за прогул на производстве без уважительных причин на 5 месяцев исправ. труд. работ с удержанием 20% заработка, наказание не отбыл - обвиняется по закону от 7 августа 1932 г., по ст.ст. 59-3, 73 ч.1, 182 ч.1 и 162 п. «г»;

3. Колесова Григория Дмитриевича, 1916 г. рожд., урож. с. Аргаш, Инзенского р-на, Ульяновской обл., до ареста по настоящему делу проживавшего в г. Куйбышеве, числившегося на работе в качестве шофёра на мостовосстановительном поезде, русского, с низшим образованием, б/п, осужденного в 1942 г. Военным Трибуналом по ст. 193-7 п. «г» УК на 10 лет лишения свободы с направлением на фронт, но сбежавшего из воинской части, и, таким образом, уклонившегося от направления на фронт и не отбывшего наказание - обвиняется по закону от 7 августа 1932 г. и по ст. 182 ч.1 УК;

4. Пермякова Павла Константиновича, 1908г. рожд., урож. с. Семеновка, Чердаклинского р-на, Ульяновской обл., с 1933 г. проживавшего в г. Куйбышеве, до ареста по настоящему делу, нигде не работавшего в течение 4 месяцев, русского, б/п, с низшим образованием, ранее не судимого, обвиняется по ст. 59-3 УК;

5. Шер Алексея Владимировича, 1915 г. рожд., урож. г. Калуга, с 1941 г. проживавшего в г. Куйбышеве, работавшего на з-де № 1 в качестве слесаря-инструментальщика, русского, б/п, с образованием в объеме 6 классов, ранее не судимого - обвиняется по ст.ст.59-3, 162 п. «г» УК и по закону от 7 августа 1932 г.

6. Давыдова Федора Михайловича, 1927 г. рожд., урож. с. Дмитриевка, Утёвского р-на, Куйбышевской обл., постоянно проживающего в г. Куйбышеве, работающего в качестве ученика сапожника на фабрике имени 1-го мая, русского, с низшим образованием, ранее не судимого, - обвиняется по ст. 59-3 УК;

7. Ханжина Александра Ивановича, 1923 г. рожд., урож. и жителя г. Куйбышева, до ареста по настоящему делу нигде не работавшего, русского, с низшим образованием, б/п, судимого в 1940 г. по ст. 74 ч.2 УК на 2 года лишения свободы, наказание отбыл - обвиняется по ст.ст. 59-3, 82 ч.1 и 162 «в» УК.

8. Шер Татьяну Алексеевну, 1916 г. рожд., урож. с. Лопатово, Солнечногорского р-на, Московской обл., с 1941 г. проживает в г. Куйбышеве, домашняя хозяйка, б/п, русской, с низшим образованием, семейной, имеющей двух детей в возрасте 6-и и 2-х лет, ранее не судимой - обвиняется по ст.ст. 17-59-3 УК.

На основании материалов предварительного и судебного следствия судебная коллегия признала доказанной виновность Ундышева, Кузьмина, Шер Алексея, Ханжина, Пермякова и Давыдова в том, что они, организовавшись в 1943 г. в уголовно-бандитскую вооружённую шайку, участник которой Кузьмин с 1942 г. имел револьвер «наган» с боевыми патронами. В период времени с октября 1943 г. по январь 1944 г. с целью завладения имуществом совершили ряд нападений на советские учреждения и квартиры частных лиц, участвуя в совершении этих преступлений в одних случаях все вместе, и в других отдельной группой участников шайки и в одиночку. Конкретно шайкой совершены нижеследующие преступления:

В ночь на 25 октября 1943 г. Ундышев, Кузьмин и Ханжин совершили вооружённое нападение на столовую № 50 ОРСа при ГККП 15-го Управления НКАП на станции Безымянка, и, применив к находившемуся в столовой сторожу Захарову угрозы огнестрельным оружием, похитили продукты: хлеб, мясо, рыбу, муку, масло и проч. на 106.305 руб. по рыночной стоимости, и арифмометр стоимостью 1500 руб., а всего причинено ущерба на 107.805 руб.; арифмометр обнаружен у Шер Алексея.

В ночь на 10 ноября 1943 г. Кузьмин путем взлома замка у двери проник в часовую мастерскую гр-на Черняка Ефима и похитил часовой фурнитуры, часов и других материалов на 18.800 руб. Из похищенного часть обнаружено в квартире обвиняемого Шер Алексея, опознано потерпевшим Черняк, а на 14.650 руб. не обнаружено похищенных материалов, и на эту сумму причинен ущерб гр-ну Черняк.

В декабре 1943 г. Шер Алексей путем взлома двери проник в часовую мастерскую гр-на Бахмана Арона, похитил два стула и незначительное количество малоценных деталей к часам.

В ночь на 16 января и в ночь на 21 января 1944 г. Кузьмин и Шер Алексей путем взлома замков у двери в первом случае, и путем взлома потолка во втором случае – проникли в помещение швейных мастерских №№ 4 и 5 артели имени 24-й годовщины РККА, и похитили: в мастерской № 5 – байки-фланели 235 метр, хл.-бумажн. лоскута 196 метров, одни брюки, в мастерской № 4 – мануфактуры в отрезах 80 метров и ряд вещей: костюмы, пальто и т.п. в раскрое или в распоротом виде. Часть похищенного было обнаружено у обв. Кузьмина и у Шер Алексея, опознано представителями швейных мастерских и возвращена им, а похищенные в мастерской № 5 – фланель и мерный лоскут не обнаружены, и, таким образом, оперативной артели имени 24 Годовщины РККА причинен ущерб в сумме 31.276 руб., что составляет пятикратную коммерческую стоимость похищенного.

В ночь на 24 января 1944 г. Ундышев, Кузьмин, Ханжин, Шер Алексей, Пермяков и Давыдов совершили ограбление детского сада № 8 РайОНО Пролетарского р-на г. Куйбышева, похитив разных продуктов: сало 36,4 кг, сыр 8 кг, сахар 14,8 кг, макаронных изделий 52,3 кг, растительного масла 17,8 кг и проч., всего по рыночной стоимости на сумму 63.310 руб. Ограбление было совершено в то время, когда в помещении детсада находились служащие детсада, а в соседнем за стеной помещении детяслей находился сторож и служащая детяслей; тех и других преступники терроризировали угрозами. Делёж похищенного был произведен на квартире у Пермякова, у которого остался эмалированный бачок с салом, похищенный в детсаде. Этот бачок опознан, как принадлежащий детсаду, и возвращён по принадлежности.

В ночь на 29 января 1944 г. Ундышев, Кузьмин, Ханжин, Шер Алексей, Пермяков и Давыдов совершили ограбление Григорьевой Марии Федоровны, применив к ней угрозы расправой из огнестрельного оружия. Похищено было 43 предмета одежды, обуви, продукты. Преступники оставили в квартире железный ломик. Часть похищенного было обнаружено в квартирах обвиняемых: Кузьмина, Шер Алексея и Давыдова, и опознано потерпевшей Григорьевой. Кроме того, потерпевшая Григорьева опознала на Шер Алексее мужскую рубашку, опознала свои вещи среди вещей, изъятых у Выборновой – дочери Пермякова, опознала свои вещи среди вещей, изъятых у Горшуновой – сестры Давыдова.

В ночь на 30 января 1944 г. Ундышев, Кузьмин, Ханжин, Шер Алексей, Пермяков и Давыдов совершили вооружённое нападение на квартиру Парфёновой-Медведевой и Медведева, и, применив угрозу огнестрельным оружием, забрали значительное количество предметов одежды, обуви, принадлежащих Парфёновой и Медведеву, а также хранившиеся в квартире Парфёновой вещи Волковой и Сергушиной. Часть похищенных вещей обнаружено у обвиняемых: Шер Алексея, у Давыдова, у Кузьмина и его жены, и опознано потерпевшими; часть похищенных вещей обнаружено у Горшуновой – сестры Давыдова, и у Выборновой – дочери Пермякова. Кроме того, часть вещей опознано потерпевшими Волковой и Парфеновой среди вещей, изъятых у некой Склейнес Веры, которая украла их у Пермякова и Давыдова после того, как они спрятали эти вещи в снег.

Ундышев и Кузьмин виновны еще в том, что при задержании Ундышева и сопровождении его в отделение милиции 2 февраля 1944 г. милиционером Виноградовым они оказали сопротивление милиционеру и обезоружили его: Кузьмин выхватил у него револьвер «наган» с семью боевыми патронами, скрылся с этим револьвером и спрятал его в квартире Шер Алексея, откуда этот револьвер был доставлен в органы милиции 11 февраля женой Шер Алексея – Шер Татьяной.

Обращаясь к вопросу квалификации преступления и учитывая, что описанные выше деяния обвиняемых Ундышева, Кузьмина, Шер Алексея, Пермякова и Давыдова с объективной и субъективной стороны дают полный состав преступления, предусмотренного диспозицией ст. 59-3 УК; что наличие у члена шайки Кузьмина огнестрельного оружия представляет собой один из составных элементов, устанавливающих факт существования вооружённой банды, и поэтому нет оснований и надобности для отдельной квалификации этого обстоятельства по ст. 182 ч.1 УК; что сопротивление милиционеру и его обезоружение Ундышевым и Кузьминым является одним из эпизодов преступной деятельности шайки, и поэтому нет оснований и надобности для отдельной квалификации этого эпизода по ст. 73 УК; что отдельные случаи ограбления советских учреждений и частных лиц, не сопряженные с применением оружия или угроз, являются также эпизодами преступной деятельности организованной вооружённой бандитской шайки и поэтому нет оснований и надобности для отдельной квалификации этих эпизодов по ст. 162 п. «г» УК и по закону от 7 августа 1932 года.

Судебная Коллегия квалифицирует вышеописанное преступление Ундышева, Кузьмина, Ханжина, Шер Алексея, Пермякова и Давыдова только по ст.59-3 УК, исключив из квалификации: ст. 73 УК в отношении Ундышева и Кузьмина, ст. 182 ч.1 УК в отношении Кузьмина, ст. 162 п. «г» УК, и по закону от 7 августа 1932 г. в отношении Кузьмина и Шер Алексея.

Колесова Григория Судебная Коллегия признала виновным в том, что он в июле 1943 г. вместе со своим братом Колесовым Иваном, скрывшимся от следствия и суда, похитил с воинской площадки грузовую автомашину, которую использовал для перевозки грузов и пассажиров, извлекая в свою пользу денежные средства.

В ноябре 1943 г. обв. Колесов Григорий похитил еще одну грузовую автомашину, принадлежащую государству, на которой также производил работу в личных интересах, а 10 декабря 1943 года Колесов Григорий и Ундышев совершили хищение 1200 кг сыра, полученного Ундышевым, действовавшим под вымышленной фамилией, обманным путем в Елховской районной конторе «Маслопром» для перевозки в г. Куйбышев на базу треста «Маслопром», чем причинил Куйбышевской базе треста «Маслопром» ущерб в размере 432000 руб., исходя из рыночной стоимости.

Описанное преступление Колесова Григория и Ундышева – хищение Колесовым двух автомашин и хищение Ундышевым и Колесовым 1200 кг сыра, предусмотрено законом от 7 августа 1932 года.

Кроме того, Колесов виновен ещё и в том, что незаконно, без надлежащего разрешения органов власти, хранил огнестрельное оружие – пистолет «ТТ» с 4-мя боевыми патронами, который изъят у него при обыске, т.е. он виновен в совершении преступления, предусмотренного ст.182 ч.1 УК.

Обвиняемого Ханжина судебная коллегия признала виновным еще в том, что он, будучи задержан 9.02.1944 г. как уклоняющийся от службы в РККА, был заключен под стражу, и совершил 12 февраля 1944 г. побег из арестного помещения 5-го отделения милиции г. Куйбышева. Находясь в бегах, проживая по чужим документам на имя Лебедева, он 14 марта 1944 г. в вагоне трамвая совершил кражу у гр-на Сураева карманных часов, а при задержании в связи с этой кражей назвался Лебедевым. Эти преступления Ханжина предусмотрены ст.ст. 82 ч.1 и 162 «в» УК.

На предварительном следствии обв. Ундышев, Кузьмин, Ханжин, Шер Алексей, Пермяков, Давыдов и Колесов признали себя виновными по предъявленному им обвинению в совершении описанных выше преступлений, за исключением: Кузьмина, который сначала признал свою вину в ограблении часовой мастерской Черняк, а потом отрицал виновность в этом. Кузьмин также отрицал свою виновность в участии в ограблении пошивочных мастерских. В судебном заседании Кузьмин также отрицал свою вину в этих эпизодах преступления и в участии в ограблении детсада, хотя на предварительном следствии признался в совершении этого преступления. На судебном следствии Кузьмин признал себя виновным в участии в ограблении столовой № 50, квартир Григорьевой и Медведева, в хранении револьвера «наган» и обезоружении милиционера Виноградова.

Обвиняемый Ундышев в судзаседании признал себя виновным в хищении сыра, в обезоружении милиционера, в участии в ограблении столовой и квартир Григорьевой и Медведевой и отрицал участие в ограблении детсада, хотя на предварительном следствии и в этом преступлении признал себя виновным.

Обвиняемый Ханжин в судзаседании признал себя виновным в участии в ограблении столовой, квартир Григорьевой и Медведева, в побеге из-под ареста и в краже часов у Сураева в вагоне трамвая, отрицая вину в участии в ограблении детсада, хотя на предварительном следствии признал себя виновным в этом.

Обвиняемый Шер Алексей в судзаседании признал себя виновным в участии в ограблении детсада и в краже из часовой мастерской Бахман, отрицая вину в ограблении пошивочных мастерских и квартир Григорьевой и Медведева, хотя на предварительном следствии признал себя виновным в этом, и отрицал вину в участии в ограблении детсада.

Обвиняемые Пермяков и Давыдов в судзаседании признали себя виновными только в участии в ограблении детсада, отрицая виновность в участии в ограблении квартир Григорьевой и Медведева, хотя на предварительном следствии признали себя виновными в этом, причём Давыдов на предварительном следствии отрицал в участии в ограблении детсада.

Обвиняемый Колесов на предварительном и суд. следствии признал себя виновным в хищении автомашин м сыра и в незаконном хранении огнестрельного оружия.

Все обвиняемые, перечисленные выше, отрицали в судзаседании применение ими оружия при ограблении и наличии между ними организованной преступной шайки. Некоторое изменение своих показаний, данных на предварительном следствии, они объяснили тем, что допросы на предварительном следствии велись с нарушением ст.136 УПК.

Исследовав в судебном заседании указанные объяснения обвиняемых в свете доказательств и обстоятельств, судебная коллегия пришла к убеждению, что мотивы изменения показаний не состоятельны, как не отвечающие действительности, а факт существования организованной бандитской шайки в составе Ундышева, Кузьмина, Ханжина, Шер Алексея, Пермякова и Давыдова установлен характером всей преступной деятельности обвиняемых, наличием оружия револьвера «наган» у обвиняемого Кузьмин, изъятого у него при обыске и двух финских ножей, изъятых у того же Кузьмина, применением угроз огнестрельным оружием при ограблении столовой и квартир Григорьевой и Медведева.

Тесная преступная связь обвиняемых установлена и следующими обстоятельствами: похищенный в столовой арифмометр обнаружен у обв. Шер Алексея, хотя непосредственно он и не принимал участия в ограблении столовой, также обнаружены у Шер Алексея часовые детали и механизмы, похищенные Кузьминым у гр-на Черняк, хотя Шер и не принимал непосредственного участия в этом грабеже; похищенная в пошивочной мастерской № 4 желтая подкладка к дамскому пальто, обнаружена у Выборновой – дочери обвиняемого Пермякова, причём Выборнова показала, что обнаруженные у ней и опознанные потерпевшими вещи, принес Пермяков, хотя Пермяков и не принимал непосредственного участия в ограблении пошивочных мастерских; обв. Пермяков задержан на рынке с пальто, принадлежащим потерпевшей Григорьевой.

Обвиняемый Кузьмин после обезоружения милиционера спрятал револьвер «наган» в квартире Шер Алексея.

В отношении Шер Татьяны судебная коллегия признала недоказанным предъявленное ей обвинение по ст.ст. 17-59-3 в укрытии и сбыте награбленного, т.к. единственным доказательством виновности Шер Татьяны в продаже на рынке мануфактуры, награбленной шайкой, были показания на предварительном следствии самой Шер Татьяны. В судебном заседании она не признала себя виновной и не подтвердила прежних показаний.

Признать за доказательство виновности Шер Татьяны её показания на предварительном следствии, от которых она отказалась, судебная коллегия нашла невозможным. То обстоятельство, что в квартире Шер укрывались награбленные вещи, относится к участнику преступной шайки – Шер Алексею, мужу Шер Татьяны. По делу не установлено с достаточной достоверностью, что Шер Татьяна была осведомлена о преступном происхождении вещей и что она сознательно принимала участие в укрывательстве.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 319, 320, 323, 327 УПК, Судебная коллегия приговорила:

Шер Татьяну Алексеевну по делу обвинения ее по ст.17-59-3 УК оправдать за недоказанностью обвинения. Меру пресечения - подписку о невыезде, отменить.

Давыдова Федора Михайловича, на основании ст.59-3 УК лишить свободы сроком на пять лет без поражения в избирательных правах, но с конфискацией лично принадлежащего ему имущества, в том числе и принадлежащее Давыдову имущество из перечисленного в протоколе обыска (л.102 т.1). Срок отбытия наказания Давыдову исчислять с 9 февраля 1944 года.

Пермякова Павла Константиновича, на основании ст.59-3 УК лишить свободы сроком на семь лет без поражения в правах, но с конфискацией имущества. Срок отбытия наказания исчислять Пермякову с 7 февраля 1944 г.

Колесова Григория Дмитриевича, на основании ст. 182 ч.1 УК лишением свободы сроком на пять лет без поражения в правах. Изъятый у Колесова пистолет «ТТ» и 4 боевых патрона конфисковать и сдать в органы НКВД. Его же, Колесова Григория на основании закона от 7 августа 1932 г. лишением свободы сроком на десять лет с поражением в избирательных правах на пять лет и с конфискацией лично принадлежащему ему имущества из перечисленного в описи, и денег в сумме 2338 руб., изъятых у Колесова. Похищенную Колесовым автомашину «ГАЗ», находящуюся на хранении в гараже конторы Главснаба НКТМ, и изъятые у Колесова 15 шт. ключей от автомашины «ГАЗ» как бесхозяйное имущество сдать в распоряжение Исполкома Куйбышевского Городского Совета Депутатов трудящихся. На основании ст. 49 УК окончательной мерой наказания Колесову считать десять лет л/свободы с поражением в избирательных правах на пять лет с конфискацией 2338 руб. и лично ему, Колесову, принадлежащего имущества. Срок отбытия наказания исчислять Колесову с 4 февраля 1944 г.

Ханжина Александра Ивановича на основании ст. 162 «в» УК лишить свободы на один год, его же, Ханжина, на основании ст. 82 ч.1 УК лишением свободы на три года без поражения в правах, и его же, Ханжина, на основании ст. 59-3 УК лишить свободы сроком на пять лет и с конфискацией лично принадлежащему ему имущества, значащегося в описи, карманных часов, денег в сумме 264 руб. и облигаций госзаймов на сумму 620 руб. На основании ст. 49 УК окончательной мерой наказания Ханжину считать назначенную по ст.59-3 УК, т.е. десять лет лишения свободы с поражением в избирательных правах и с конфискацией принадлежащего ему имущества. Срок отбытия наказания исчислять Ханжину с 14 марта 1944 г.

Ундышева Николая Борисовича, Кузьмина Алексея Андреевича и Шер Алексея Владимировича на основании ст. 59-3 УК лишить свободы сроком на десять лет каждого и с конфискацией лично им принадлежащего имущества, в том числе конфисковать: изъятые у Кузьмина часы «Сума», часы-секундомер и 600 руб. денег. Изъятые у Шер Алексея облигации госзаймов на 1900 руб.; изъятые у Кузьмина револьвер «наган» с 5 боевыми патронами и два финских ножа, изъятый у Шер Алексея кинжал - конфисковать и сдать в органы НКВД, а также конфисковать и сдать в органы НКВД изъятые у Шер Алексея два боевых патрона к револьверу «наган». Изъятый у Шер Алексея арифмометр, похищенный в столовой № 50 ОРСа и при ГККП 15-го управления НКАП возвратить указанному выше ОРСу.

Кроме того, Ундышева Николая Борисовича на основании Закона от 7.08-1932 г. лишить свободы сроком на десять лет с поражением в избирательных правах на пять лет и с конфискацией лично принадлежащему ему имущества. На основании ст. 49 УК окончательной мерой наказания Ундышеву считать десять лет л/свободы с поражением в избирательных правах на пять лет с конфискацией лично принадлежащего ему имущества. Срок отбытия наказания исчислять: Ундышеву с 2 февраля 1944 г.; Кузьмину с 3 февраля 1944 г. и Шер Алексею с 8 февраля 1944 г.

Гражданский иск Куйбышевской базы «Маслопром» удовлетворить и взыскать с осужденных Ундышева и Колесова солидарно в пользу указанной базы «Маслопром» 432.000 руб. Гражданские иски: ОРСа при ГККП 15-го управления НКАП, кооперативной артели имени 24-й Годовщины РККА, детского сада № 81 Пролетарского р-на г. Куйбышева и гр-на Черняк Ефима Львовича, удовлетворить и взыскать с осужденных Ундышева, Кузьмина, Пермякова, Шер Алексея, Давыдова и Ханжина солидарно: в пользу ОРСа при ГККП 24-й Годовщины РККА 31.276 руб.; в пользу артели имени 24-й Годовщины РККА 31.276 руб.; в пользу детского сада № 81 – 63.310 руб. и в пользу Черняк Ефима Львовича 14.650 руб.

За потерпевшей Григорьевой Марией Федоровной признать право на удовлетворение ее иска, а для определения размера удовлетворения передать иск на основании 329 ст. УПК в народный суд в порядке гражданского судопроизводства.

Взыскать с Ундышева, Кузьмина, Пермякова, Шер Алексея, Шер Татьяны, Давыдова и Ханжина по 250 руб. с каждого в пользу юридической консультации № 1 за выступление в судебном заседании адвокатов Ленкова, Марцинкевич, Гавриловой и Соколовой.

Судебных издержек по делу нет. Меру пресечения осужденным Ундышеву, Кузьмину, Колесову, Пермякову, Шер Алексею, Давыдову и Ханжину – оставить содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в Верховный Суд РСФСР через Куйбышевский Облсуд в течение 72-х часов с момента вручения осужденным копии приговора.

П.п. Председательствующий – Коновалов (подпись).

Нарзаседатели: Смирнова, Смелова (подпись).

 

***

 

Дело № 7-101/45 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

5-10 марта 1945 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского Облсуда, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по обвинению:

1. Антонова Анатолия Георгиевича, 1926 года рождения, уроженца гор. Куйбышева, русского, б/п, с образованием 7 классов, из рабочих, холостого, на фронте Отечественной войны не участвовал, имел бронь по работе, а с 21/IX-1944 года с завода оборонного значения дезертировал, в момент ареста и совершения преступления нигде не работал, по специальности токарь 4-го разряда, в 1944 году судимого по Указу от 26/VI-1940 года к исправтрудработам сроком на шесть мес. с удержанием 25% из его зарплаты ежемесячно;

2. Кузнецова Константина Ивановича, 1926 года рождения, уроженца гор. Куйбышева русского, б/п, с образованием 8 классов, из рабочих, холостого, на фронте Отечественной войны не участвовал, имел бронь по работе, а с 12/V-1944 года с з-да оборонного значения дезертировал по день ареста, по специальности токарь 8-го разряда, со слов несудимого;

3. Малахова Сергея Николаевича, 1926 года рождения, уроженца гор. Куйбышева, русского, б/п, образование 7 классов, из рабочих, холостого, на фронте Отечественной войны не участвовал, имел бронь по работе в з-де им. Масленникова, в должности токаря 5-го разряда, со слов несудимого;

4. Макарова Виктора Петровича, 1925 года рождения, уроженца гор. Куйбышева, русского, б/п, с образованием 6 классов, из рабочих, холостого, на фронте Отечественной войны не участвовал, имел бронь по работе в з-де № 18, работал в должности слесаря 4-го разряда, судимого 16/XII-1941 г. В/судом 12 уч-ка г. Куйбышева по ст. 162 п. «е» УК к одному году л/свободы;

5. Бурина Александра Ивановича, 1927 года рождения, уроженца гор. Куйбышева, русского, б/п с образованием 5 классов, из рабочих, холостого, в РККА не служил, в момент призыва был арестован органами РКМ, до ареста работал в з-де № 42 в должности токаря 4-го разряда, со слов не судимого;

Все пять человек обвиняются по ст.59-3 УК РСФСР.

6. Логинова Александра Корнеевича, 1925 года рождения, уроженца города Куйбышева, русского, б/п, со средним образованием, из рабочих, холостого, участник Отечественной войны демобилизован из армии по инвалидности, до ареста работал в з-де им. Масленникова в должности инструктора по инструментам, со слов не судимого.

Обвиняется по ст.59-3 и ст.182 ч.1 УК РСФСР.

7. Филиппова Сергея Андреевича с 1925 года рождения, урож. гор. Куйбышева, русского, б/п, с образованием 7 лет, из рабочих, холостого, на фронте отечественной войны не участвовал. имел бронь по работе, работал в з-де им. Масленникова в должности токаря 5-го разряда, со слов не судимого.

8. Хударовой Александры Ильиничны, 1916 года рождения, урож. г. Куйбышева, русская, б/п, со средним образованием, из рабочих, замужней, имеет ребёнка 1 года 6 мес. до ареста нигде не работала, со слов не судимой;

9. Мусатова Василия Семеновича с 1928 года рождения, уроженца с. Русская Селитьба, Елховского р-на, Куйбышевской области, русского, б/п, с образованием 7 лет, из рабочих, со слов не судимого;

Все трое обвиняются по ст.17-59-3 УК РСФСР.

Судебная коллегия, рассмотрев материал предварительного и судебного следствия, выслушав объяснения обвиняемых, показания свидетелей, речи сторон гособвинителей и адвокатов, что обвиняемые Антонов и Кузнецов дезертировали с Оборонного завода им. Масленникова и организовались в бандитскую группу, стали заниматься бандитизмом, вовлекая в свою группу новых участников: Малахова, Бурина. Так Антонов, Малахов, Кузнецов и Бурин 27/VII-1944 года в 2 часа ночи на ул. Коммунистической в доме № 93 кв.1 у гр-на Дорониной Пелагеи Кузьминичны в квартире взломали оконную раму, пробрались во внутрь квартиры и под угрозой ножа забрали носильные вещи, швейную машину, после чего преступники с вещами скрылись. Швейная машина была изъята у обв. Кузнецова и возвращена Дорониной.

21/VIII-1944 года в 23 часа Антонов, Кузнецов, Малахов и Бурин на углу улицы Осипенко и Сверлова встретили гр-на Черникова Сергея Николаевича, прожив. по ул. Сталинской д.9 кв.1 с применением к нему физических мер, сняли костюм шерстяной поношенный и ботинки, после чего преступники скрылись.

По признанию на предварительном следствии обв. Бурина, что снятые с Черникова брюки находятся у него в квартире, брюки были изъяты у Бурина и возвращены потерпевшему Черникову, а ботинки, снятые с Черникова, обв. Антонов взял себе, а впоследствии передал подростку Сивакову, который их износил. Бумажник с документами по просьбе Черникова обв. ему вернули с угрозой «больше нам не попадайся».

22/VIII-1944 года в 23 часа по ул. Самарской между Чкаловской и Маяковской Антонов, Малахов, Кузнецов и Бурин встретили 2-х подростков по фамилии Дейч Лев Исааковича и Болявина Исаака Ароновича, и под угрозой ножа и лезвия от бритвы с Дейч сняли костюм шерстяной и тапочки, а с Болявина костюмный пиджак, по просьбе Дейч бумажник с документами обвиняемые вернули.

13/IX-1944 года Антонов, Малахов совершили вооружённое ограбление гр. Дорониной Анна Васильевны, прожив. по ул. Радищева дом № 58, кв. 1. Награбленные вещи снесли приёмщице краденых вещей Хударовой, проживающей по ул. Челюскинцев, дом № 16, кв.1. Награбленные вещи Хударова увозила в г. Бугуруслан и г. Чапаевск, где их реализовывала, по прибытию в гор. Куйбышев Хударова вырученные деньги передавала Антонову и Малахову.

В ночь на 28/VIII-1944 года Антонов и Малахов по ул. Челюскинцев, дом № 41 у гр. Дорожкина Алексея в квартире взломали внутренний замок проникли вовнутрь сеней, откуда похитили велосипед и похитили козу, которую зарезали, а мясо снесли соучастнице по делу Хударовой. Велосипед Антонов и Бурин продали гр. Сказалову за 1000 р., где велосипед и был обнаружен и возвращен потерпевшему Дорожкину.

22/IX-1944 года Бурин со своими участниками, узнав раньше из частного разговора от Мусатова, что по ул. Красноармейской, дом № 46, проживал профессор Лотин, у которого много ценных вещей, пытался совершить ограбление указанной квартиры, сломали оконную раму выбили окна, но в квартиру проникнуть не удалось, так как проснулась хозяйка данной квартиры и подняла крик.

Мусатов следствием привлечен к уголовной ответственности по ст. 17-59-3 УК за то, что он якобы указал Бурину и др. обв. квартиру по ул. Красноармейской 46 для ограбления. В судебном заседании умысла у Мусатова при разговоре о квартире профессора Лотина не установлено. Прокурор в порядке ст.306 УПК от обвинения Мусатова отказался.

Логинов следствием привлечен к уголовной ответственности по ст.17-59-3 и ст.182 ч.1 УК за то, что он якобы передавал наган пистолет «ТТ» от Малахова к Антонову для ограбления квартиры Дорониной Н.В. Из показаний Логинова видно, что о передаче нагана на предварительном следствии его уговорил показывать Малахов, который сказал, что «ты – инвалид Отечественной войны и тебе ничего не будет». Такого разговора, т.е. уговора Малахов в последнем слове не отрицал, и показал, что он, Малахов, Логинова уговаривал на следствии показать о передаче нагана. Прокурор в порядке ст.306 УПК от обвинения Логинова отказался.

Филиппов следствием привлечен к уголовной ответственности по ст. 17-59-3 УК за то, что он якобы Антонову и др. обвиняемым указал квартиру Дорониной А.В. по ул. Радищева, дом № 58-1, для ограбления. Сам Филиппов виновным себя не признал, сговор, которой имел место на предварительном следствии, Антонов и Малахов сняли, других улик на судебном заседании не добыто.

Привлеченный к уголовной ответственности Антонов виновным себя признал в ограблении квартиры Дорониной Пелагеи по ул. Коммунистической, дом № 93, кв. 1, в ограблении гр-на Черникова, и в том, что он совершил хищение у Дорожкина велосипеда и козы. В других предъявленных пунктах обвинения виновным себя не признал. Вина его по ст.59-3 УК доказана материалами дела, показаниями потерпевших и неоднократным признанием его на предварительном следствии и протоколами очных ставок с др. обвиняемыми, противоречивыми его показаниями как на предварительном, а также и на судебном следствии, то он виновным себя не признал ни в чём, затем признал себя виновным частично. Объяснения Антонова, что он давал свои показания на предварительном следствии вынужденно под угрозой, у суда не заслуживают уважения, т.е. Антонов опорочивает метод допроса всех сотрудников 4-го отделения РКМ и Горотдела милиции.

Привлеченный к уголовной ответственности, Малахов виновным себя признал в том, что он вместе с Антоновым и Кузнецовым 27/VII-1944 года совершил ограбление квартиры Дорониной Пелагеи, и в том, что они же 21\VIII-1944 года раздели гр. Черникова на ул. Осипенко. В других предъявленных пунктах обвиняемый виновным себя не признал, вина Малахова по ст.59-3 УК доказана материалами дела, неоднократным признанием на предварительном следствии, противоречивыми показаниями на судебном следствии, он то вину свою отрицает полностью, то признавал, то опять частично виновным себя признавал, неоднократные признания на предварительном следствии Антонова и Кузнецова, и Бурина, и протоколами очных ставок с обвин. Объяснения Малахова, что он показания ранее давал под угрозой, у суда не заслуживают уважения, т.к. его допрашивал ряд работников милиции.

Привлечённый к уголовной ответственности Кузнецов виновным себя признал в том, что он вместе с Антоновым и Малаховым совершил ограбление Дорониной Пелагеи 27\VII-1944 г., и в том, что он с теми же Антоновым и Малаховым ограбил гр. Черникова, в других предъявленных пунктах обвинения виновным себя не признал. Вина его по ст.59-3 УК доказана материалами дела, неоднократным его признанием на предварительном следствии, показаниями неоднократными и очными ставками с Антоновым, Малаховым и др.

Привлечённый к уголовной ответственности Бурин виновным себя не признал, вина его по ст. 59-3 УК доказана материалами дела, неоднократными признаниями его на предварительном следствии, показаниями обвиняемого Мусатова на судебном следствии, протоколами опознания Черникова, запиской, изъятой у Бурина, когда он передавал своей матери, и показаниями Сивакова. Объяснения Бурина, что он в указанные числа работал в заводе в ночной смене, у суда не заслуживают уважения, т.к. был обозрён табель его работы на заводе, за правильность ведения какового Мухина не ручается. Из показаний н-ка отделения Черникова видно, что табельная система в то время была поставлена плохо, и были такие случаи, когда работница умерла, а они её в табеле отмечали в течении 3-5 дней, как работающей на заводе.

Судом так же обозрен был табель работы Малахова, из которого видно, что 21/VIII-1944 года Малахов работал в ночной смене, т.е. с 8 часов вечера до 8 часов утра, а из признания самого Малахова и обвиняемых Антонова и Кузнецова видно, что они в эту ночь раздели гр. Черникова. По показанию же Сунгурова, зам. н-ка цеха, где работал Малахов, видно, что за неправильное ведение табеля учёта рабочей силы, они 3-х человек табельщиц с работы сняли и отдали под суд, а Сунгуров также за правильность ведения табеля в то время не ручается.

Привлечённая к уголовной ответственности Хударова виновной себя не признала и пояснила, что она в предварительном следствии себя оговорила ради своего ребенка, объяснения Хударовой у суда не заслуживают уважения, т.к. её показания на предварительном следствии аналогичны с показаниями Антонова и Малахова, сумма денег, названная ими, которые она им передавала за вырученные похищенные вещи, так же совпадают, кроме того, вина Хударовой по ст. 17-59-3 УК доказана показаниями свидетельницы Яхонтовой и показаниями её брата Хударова.

Привлечённый к уголовной ответственности Макаров виновным себя не признал, оговор, какой имел место со стороны Антонова и Малахова на предварительном следствии, Антонов и Малахов сняли, других улик в судебном заседании не было.

Судебная коллегия считает, что организатором данной группы являлся Антонов, но суд, учитывая его молодой возраст, имеет возможным сохранить ему молодую жизнь.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 319 и 320 УПК приговорила:

Мусатова Василия Семеновича и Филиппова Сергея Андреевича по ст. 17-59-3 УК по суду считать оправданными за недоказанностью состава преступления. Логинова Александра Корнеевича по ст.1-59-3 и 182-1 УК по суду считать оправданными за недоказанностью состава преступления из-под стражи немедленно освободить. Макарова Виктора Петровича по ст.59-3 УК по суду считать оправданным за недоказанностью состава преступления из-под стражи освободить немедленно.

Хударову Александру Ильиничну на основании ст. 17-59-3 УК подвергнуть л/свободы сроком на четыре года, без поражения в правах, без конфискации имущества за отсутствием такового.

Малахова Сергея Николаевича, Кузнецова Константина Ивановича и Бурина Александра Николаевича на основании ст.59-3 УК подвергнуть л/свободы сроком на восемь лет каждого с поражением в избирательных правах, сроком на три года каждого без конфискации имущества за отсутствием такового.

Антонова Андрея Георгиевича на основании ст.59-3 УК подвергнуть к л/свободы сроком на десять лет с поражением в избирательных правах сроком на четыре года, без конфискации имущества за отсутствием такового.

На основании ст. 29 УК зачесть время предварительного заключения Антонову с 28/IX-1944 г., Малахову – с 27/XI-1944 г., Кузнецову и Бурину с 7/X-1944 г. и Хударовой с 29/1-1945 г., день за день.

Могущие возникнуть по делу судиздержки отнести за счет осуждённых солидарно.

Гражданские иски потерпевших оставить без рассмотрения за неуточнением исковой суммы, представив право потерпевшим обратиться к осужденным в общеисковом порядке.

Меру пресечения Малахову, Антонову, Кузнецову, Бурину и Хударовой оставить прежнюю содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР в течение 72-х часов с момента вручения копии приговора по настоящему делу.

 

***

 

27 марта 1945 г.

Обвинительное заключение

по делу № 52/9016/644/5465/

по обвинению:

Шубина Константина Семеновича, он же Гусев Константин Иванович и он же Искрин Алексей Иванович;

Бедрина Петра Ивановича;

Михлюкова Геннадия Захаровича;

Шалаева Ивана Андреевича;

Щепенова Степана Михайловича

по ст. 59-3 УК РСФСР;

Ермакова Дмитрия Николаевича по ст.  17-59-3 УК РСФСР;

Искрина Алексея Ивановича по ст. 72 ч. 1 УК РСФСР;

Малышева Николая Николаевича;

Трубникова Дмитрия Григорьевича,

обоих по ст. 59-13 УК РСФСР

11 февраля 1945 года при совершении ограбления гр-на Краснова были задержаны два грабителя, назвавшиеся Искриным Алексеем Ивановичем, 1928 года рождения, и Бедриным Петром Ивановичем, 1927 года рождения.

Произведенным по данному делу расследованием установлено:

Задержанный Искрин Алексей Иванович, 1928 года рождения, проживал и работал по чужому свидетельству о рождении, настоящая его фамилия Шубин Константин Семенович, 1926 года рождения, уроженец с. Шубинка, Наровчатского района, Пензенской области.

До начала войны Шубин проживал в с. Суково, Кунцевского района, Московской области, после чего вместе с отцом Шубиным Семёном Ивановичем и неродной матерью Шубиной Натальей Семеновной в октябре месяце 1941 года эвакуировался в Свердловскую область, Серовский район, пос. Туриновский, где отец и мать Шубина работали в колхозе, а в декабре месяце того же года отец Шубина вместе со всей семьей переехал на проживание в г. Сызрань, где в январе 1942 года Шубин Константин Семенович по мобилизации был призван для учебы в ФЗО № 8. Отец и мать Шубина в то время работали в детской консультации в гор. Сызрани.

Шубин Константин Семенович проучился в ФЗО № 8 до 19 июня 1942 года, окончил школу и был направлен слесарем на работу в завод № 481 в г. Сызрань. Работая на заводе № 481, Шубин 5 октября 1942 года совершил кражу шпагата в заводе, за что нарсудом 5 участка г. Сызрани был осужден по ст. 162 п. «а» УК, сроком на 1 год тюремного заключения. Просидев в тюрьме № 2 в г. Сызрани до 6 ноября 1942 года, Шубин по указу ПВС Союза ССР от 29.9-42 г. вместе с другими подростками был освобожден и снова передан для учебы в ФЗО № 8, где вторично проучился до 1 января 1943 года, и по окончанию учёбы был передан для работы в завод № 305, ст. Безымянка, с которого 1 января 1944 года дезертировал, документы свои уничтожил, а приобрел документы на имя Гусева Константина Ивановича, 1927 года рождения, уроженца с. Суково, Кунцевского района, Московской области, и поступил работать на завод № 18 клепальщиком, где, проработав до конца мая месяца 1944 года, снова дезертировал, за что военным трибуналом войск НКВД Куйбышевской области 1 июля 1944 года был заочно осужден к 5 годам тюремного заключения.

После ухода с завода № 18 Шубин познакомился с молодыми рабочими завода № 18, и в мае месяце 1944 года у рабочего этого же завода, ныне обвиняемого Искрина Алексея Ивановича за 70 рублей купил свидетельство о рождении, выданное 28 апреля 1944 года Пестравским райзагсом Куйбышевской области, и с этим свидетельством 5 мая 1944 года Шубин поступил учиться в ФЗО № 17, откуда 20 мая 1944 года он был переведен на работу шлифовщиком в филиал подшипникового завода (ст. Безымянка), и в этом же заводе  в 1-м цеху он работал по день его задержания, имея на руках свидетельство о рождении на имя Искрина Алексея Ивановича.

Работая на заводе, Шубин проживал в 4-м районе, 3-й жилучасток, в общежитии № 1, а в летнее время, начиная с июня месяца 1944 года, до наступления холодов, проживал на территории завода, ночуя в цеху. В этот период Шубин, будучи в близких отношениях еще по школе ФЗО № 17, а также по работе с Щепеновым Степаном Михайловичем, по предложению Шубина занимались совершением краж картофеля с огородов, который продавали на рынках, а с наступлением холодов, когда с огородов картофель убрали, Шубин стал совершать вооружённые ограбления и убийства, для чего он сделал финский нож, а позднее металлическую трость и с этим оружием совершал преступления.

Свою преступную деятельность, по показанию Шубина, он начал с октября месяца 1944 года один, а затем организовал группу из числа молодых рабочих филиала подшипникового завода, в которую входили Бедрин Пётр, Михлюков Геннадий, Щепенов Степан, Ермаковы Дмитрий и Иван. Следствием установлено, что этой группой с октября месяца 1944 года по день ее ликвидации были совершены следующие преступления:

Числа 5-6 октября 1944 года в 21 час, на пустыре между Соцгородком и заводом № 1 Шубин встретил проходившую женщину, установить следствием которую не представилось возможным, которую он остановил и под угрозой ножа снял с нее туфли и джемпер. Награбленные вещи Шубиным были проданы на Линдовском рынке за 250 рублей, что подтверждается показаниям самого обвиняемого Шубина.

19 октября 1944 года в 22 часа в районе первого преступления на железнодорожных путях Куйбышев-Кинель около перекидного моста Шубин под угрозой финского ножа забрал у неизвестной женщины полотняную сумку, в которой было 3,5 кирпичика серого хлеба, и снял с неё осеннее серое пальто с поясом, которое дня через 2 продал на Линдовском рынке за 800 рублей, а хлеб принес в свое общежитие и дал один кирпичик Ермакову и Шалаеву, а остальные 2,5 кирпичика продал на Безымянском рынке за 125 рублей, что подтверждается показаниям Шубина. Потерпевшая следствием не установлена.

После совершения этого ограбления Шубин предложил Щепенову совершать дальнейшие преступления вдвоем, на что последний дал согласие, и Шубин с Щепеновым, вооружившись финскими ножами, выходили в район совершения первых преступлений неоднократно, но ограбить никого не получалось до ноября месяца, а 1-2 ноября 1944 года в 21 час Шубин и Щепенов около подкомандировки ИТК № 9 встретили неизвестную женщину и под угрозой финских ножей сняли с нее пиджачок, в кармане которого находился кошелек с продкарточками и деньгами в сумме 96 рублей. Пиджачок Щепенов на следующий день продал на Линдовском рынке за 380 рублей, деньги поделили между собой, что подтверждается показаниям обвиняемых Шубина и Щепенова.

После этого ограбления Шубин и Щепенов выходили в район совершения преступления неоднократно, но совершать их не приходилось за отсутствием проходящих субъектов и из-за нерешительности Щепенова. Тогда Шубин, видя, что Щепенов действует не энергично и малоопытен, в дальнейшем его на совершение преступлений брать не стал, а снова стал совершать преступления один.

3-4 ноября 1944 года в 21 час на пустыре около подкомандировки ИТК № 9 Шубин встретил неизвестную женщину, с которой под угрозой финского ножа снял пальто и пиджачок, который оказался рваным, и его Шубин бросил недалеко от совершенного преступления, а пальто оказалось мужским, он его оставил себе и в нем был задержан.

Спустя дня два после этого ограбления Шубин встретил на этом же месте идущего из Соцгородка к 1-му завода неизвестного подростка и под угрозой финского ножа снял с него черные чёсанки с галошами, которые обнаружены и изъяты у Шубина при обыске.

10 ноября в 21 час, также на пустыре около подкомандировки ИТК № 9, Шубин встретил проходившую неизвестную женщину от ст. Мал. Безымянка, и под угрозой ножа отобрал сетку с кастрюлей, в которой было жидкое мыло, и все это Шубиным было продано за 100 рублей на Безымянском рынке.

С наступлением снегопада на этом же пустыре Шубин встретил идущую к з-ду № 1 женщину, у которой на руках был ребёнок, он остановил её, и под угрозой финского ножа забрал сетку с хлебом и сельдью, часть сельди продал на Безымянском рынке за 75 рублей.

Из показаний Шубина видно, что после указанных выше преступлений на этот пустырь в вечернее время он выходил неоднократно, но ограблений ему совершить не удавалось, так как подходящих для ограбления женщин он не встречал, а совершать ограбления мужчин только под угрозой финского ножа Шубин не решался, для чего он сделал в своем цеху металлическую трость, и, имея финский нож, решил совершать ограбления и мужчин.

С этой целью 19 декабря 1944 года Шубин после дневной работы в 21 час, взяв металлическую трость и финский нож, вышел на пустырь между Соцгородком и заводом № 1, а затем пошел пешеходной дорожкой к заводу № 1, навстречу ему, как установлено следствием, шёл Волков Илья Григорьевич, 1909 года рождения, начальник мастерской цеха № 36, которому Шубин дал возможность пройти несколько метров, после чего вернулся, и, настигнув Волкова около ж.д. ветки Сортировочная, внезапно нанес ему удар в область головы металлической тростью, и с первого удара Волков упал, пытался кричать, тогда Шубин еще в область головы нанес несколько ударов, после чего снял с него серые подшитые валенки, но, заметив идущих людей, спрятался. Проходившие мужчины подошли к потерпевшему, посмотрели на него и ушли, тогда Шубин вторично подошел к потерпевшему и снял пальто, но опять заметил идущих двоих мужчин, спрятался в то же место, где оставил валенки, неизвестные подошли к потерпевшему, также посмотрели и ушли, после чего Шубин подбежал к потерпевшему в третий раз, снял фуфайку и кепку. Волков от полученных повреждений скончался. Шубин же все награбленные вещи в этот же вечер в 100 метрах от места совершения преступления спрятал в снег, вынув из кармана фуфайки документы, с которыми пришел в свое общежитие. Среди документов оказалось 21 дополнительный талон на питание, 13 хлебных талонов, 40 рублей денег, военный билет с броней, книжка в красной обложке рабочего контроля завода № 1. Документы Шубин на другой день с приходом на работу опустил в почтовый ящик, около проходной ФКПЗ, ряд бумажек и документов в этот же вечер им были сожжены в печке общежития, а талоны Шубин передал Ермакову, который их продал на Безымянском рынке.

На второй день после совершенного убийства Волкова Шубин, окончив дневную работу в заводе, вместе с Ермаковым пошли домой, но по пути зашли за вещами, снятыми с Волкова, и перепрятали их в снег около своего общежития. В выходной день Шубин с Шалаевым пальто принесли в общежитие, с которого очистили кровь, и вместе с фуфайкой продали на Безымянском рынке неизвестным лицам за 230 рублей. Вскоре на том же рынке Шубин вместе с Ермаковым продали валенки за 30 рублей, кепку Шубин оставил у себя, которую он распорол и, отрезав лоскут, починил рукав своего пальто, остальная часть кепки была обнаружена обыском под койкой в общежитии Шубина и изъята.

При этом убийстве Шубиным был взят и деревянный портсигар с махоркой, и очки в футляре. Портсигар Шубин сжег при растопке дров в печке, а очки продал на рынке за 20 рублей. Трость металлическая, которой Шубин совершил убийство Волкова, в этот же вечер им была брошена в районе совершения преступления в снег. Спустя несколько дней Шубин заходил на то место, чтобы взять эту трость, но ее уже не оказалось.

Убийство Шубиным Волкова, помимо признания самого Шубина, подтверждается обнаруженной у него кепкой, принадлежащей Волкову, которая была опознана женой Волкова.

23 декабря 1944 года в 21 час Шубин вышел на пустырь к ж.д. ветке ст. Сортировочная, встретил идущего Чиклинова Василия Петровича, рабочего цеха № 9 завода № 1, шедшего в ремесленной шинели, дал возможность отойти ему метров 150, а затем, настигнув его около подкомандировки около ИТК № 9, нанес ему удар железной тростью в область затылочной части головы, Чиклинов упал, пытался кричать, но в это время Шубин нанес ему еще несколько ударов в область головы, после чего снял черную шинель и жёлтую кепку-кубанку и отбежал в сторону, после чего вторично подошел к тому месту, чтобы обшарить карманы, но Чиклинов уже встал и на глазах Шубина, шатаясь, пошел к баракам 3 домоуправления. Шинель и шапку Шубин принес к общежитию и спрятал в снег. В выходной день вместе с Шалаевым он продал на Воскресенском рынке г. Куйбышева неизвестным лицам за 150 рублей шинель, а шапку оставил себе, и в ней был задержан. Трость, которой Шубин наносил удары, была им заброшена в сторону, и когда через несколько дней он хотел ее взять, то её уже не оказалось. Шапка, которая была взята при ограблении Чиклинова, у Шубина изъята при задержании и опознана Чиклиновым.

После ограбления и нанесенных ударов Чиклинов был направлен в центральную больницу в бессознательном состоянии и находился на излечении около 2-х месяцев.

Днем 31 декабря 1944 года Шубин на заводе сделал третью граненую металлическую трость, и вечером этого же дня он вышел на пустырь подкомандировки № 9 и стал ожидать подходящего для ограбления субъекта. Выждав, как установлено следствием, появления Молчанова Ивана Ивановича, рабочего цеха № 26, завода № 1, Шубин дал возможность пройти ему метров 50, а затем, настигнув Молчанова, нанес ему, как и двум первым, в область затылочной части головы несколько ударов тростью, после чего снял с Молчанова черные подшитые валенки, но в то время заметил идущих мужчин, бросил в сторону валенки, трость и скрылся. Молчанов после этого в бессознательном состоянии был доставлен в больницу и через час умер.

12 февраля 1945 года на основании уточненного показания Шубина о месте нахождения брошенной им трости, последняя была обнаружена с наличием на ней замерзшей крови и волос, и при предъявлении этой трости Шубину он её опознал.

15 января 1945 года вечером Шубин по сговору с Бедриным, вооружившись финскими ножами, вышли на пустырь подкомандировки ИТК № 9, где встретили идущего мужчину, с которого под угрозами финских ножей сняли шарф и поясной ремень. Шарф Шубин оставил себе, который во время задержания оказался на нём, ремень взял себе Бедрин, и также при задержании оказался на нём.

В этот же вечер Шубин и Бедрин на пустыре встретили неизвестного мужчину и под угрозой финских ножей забрали сумку, в которой находилось серое одеяло, байковые белые портянки, старые брюки с трусами. Брюки с трусами они, как негодные, выбросили недалеко от места ограбления, одеяло продали на Безымянском рынке за 250 рублей, а портянки Шубин оставил себе, которые при задержании оказались на нём.

17 января 1945 года в районе станции Сортировочная Шубин и Бедрин встретили проходившего подростка, у которого под угрозой финских ножей забрали мешок с 8 матрацными наволочками, которые они понесли прятать на территорию ФКПЗ, на железнодорожных путях около перекидного моста в стороны ст. Безымянка они встретили ж.д. стрелочника, как установлено следствием – Святкина Севастьяна Ильича, и пытались ограбить его, но Святкин стал сопротивляться, тогда Шубин финским ножом нанёс ему в область груди смертельный удар, после чего вместе с Бедриным они скрылись. Матрацные наволочки они перебросили на территорию ФКПЗ, тут же через забор перелезли сами и все спрятали на территории завода в убежище, а спустя сутки также через забор были переброшены наволочки и проданы на Воскресенском рынке за 1120 рублей. На эти деньги Бедрину была куплена серая шинель, которая находилась на нем при задержании. Святкин от полученных повреждений скончался.

4 февраля 1945 года в 21 час в районе подкомандировки ИТК № 9 Шубин и Бедрин встретили гр-ку Призову Марию Ивановну – дежурного коменданта 7-го ремесленного училища завода № 35, которой предложили снять пальто. Призова стала сопротивляться, тогда Шубин финским ножом в область левой лопатки нанес ей удар, а затем, сняв пальто, скрылись. Пальто Шубин продал на Воскресенском рынке за 470 рублей. Призова была направлена в Центральную больницу ст. Безымянка, где 15 февраля с.г. умерла.

7 февраля 1945 года в 21 час около ст. Сортировочная Шубин и Бедрин встретили гр. Бубукина Николая Сергеевича, мастера ФЗО завода № 24, которого под угрозой финских ножей пытались раздеть, но Бубукин бросился бежать, тогда Бедрин нанес ему несколько ударов по плечу металлической тростью, однако ограбить Бубукина им не удалось, так как последний убежал.

9 февраля 1945 года Шубин, Бедрин и Михлюков на пустыре ст. Сортировочная встретили идущую с работы Горбунову Валентину Матвеевну, счетовода цеха № 27 завода № 1, с которой под угрозой финских ножей сняли пальто, забрали сумку, в которой было полкирпичика хлеба, ридикюль с документами и хлебными карточками. Пальто и ридикюль продали на рынке за 130 рублей. При обыске в общежитии у Шубина были обнаружены фотокарточки, которые опознаны потерпевшей Горбуновой.

В этот же вечер Шубин, Бедрин и Михлюков в этом же месте встретили шедшего с работы рабочего завода № 1 Анохина Павла Степановича, у которого под угрозой финских ножей отобрали прод. карточки и детские валенки.

10 февраля 1945 года в 21 час в районе ранее совершенных ограблений Шубин, Бедрин и Михлюков, будучи вооружены финскими ножами, встретили идущего с работы Говша Степана Куприяновича, работающего дневальным в Кировском РВК г. Куйбышева, и под угрозой ножей сняли с него зимний и летний пиджаки, забрали документы. Зимний пиджак Шубин и Шалаев вынесли продавать на Воскресенский рынок, но, не продав, как непригодный, выбросили его около рынка. Легкий пиджак оказался при задержании на Шубине, который у него изъят, и при предъявлении на опознание потерпевшему опознан. Личные документы Говша при обыске также были обнаружены у Шубина.

11 февраля 1945 года в 22 часа Шубин и Бедрин на дорожке, идущей от 7-го отделения милиции к заводу № 1, встретили проходившего с гармошкой гр-на Краснова Ивана Александровича, рабочего цеха № 77 завода № 1, которому Шубин в область спины нанес 2 удара финским ножом, затем, забрав гармошку, пытались скрыться, но были настигнуты работниками милиции и задержаны, при попытке бежать Шубин был ранен в левую руку выше локтя, и Бедрин в правую руку выше кисти. Краснов из-за полученных повреждений находился на излечении в больнице на протяжении двух месяцев.

Шубин о всех своих преступлениях рассказывал Малышеву и Трубникову, проживающим с ним в одном бараке, которые сами лично видели приносимые награбленные Шубиным вещи, но об этом никуда не сообщали, а Трубников неоднократно вместе с Шубиным выходил на совершение ограблений, но ограблений с его участием совершено не было.

Таким образом, бандитская группа, возглавляемая Шубиным, в период с октября месяца 1944 года по день ее ликвидации совершила 4 убийства с ограблением и 15 вооружённых ограблений, два из которых с тяжкими телесными повреждениями.

Привлеченные по данному делу в качестве обвиняемых:

Шубин в предъявленном ему обвинении по ст. 59-3 УК РСФСР, то есть в совершении убийства и ограбления граждан виновным себя признал.

Бедрин в предъявленном ему обвинении по ст. 59-3 УК РСФСР виновным себя признал.

Михлюков в предъявленном ему обвинении по ст. 59-3 УК РСФСР виновным себя признал.

Шалаев в предъявленном ему обвинении по ст. 59-3 УК РСФСР виновным себя признал.

Щепенов в предъявленном ему обвинении по ст. 59-3 УК РСФСР виновным себя признал.

Ермаков в предъявленном ему обвинении по ст. 17-59-3 УК РСФСР виновным себя признал.

Искрин в предъявленном ему обвинении по ст. 72 ч. 1 УК РСФСР виновным себя признал.

Малышев в предъявленном ему обвинении по ст. 59-13 УК РСФСР виновным себя признал.

Трубников в предъявленном ему обвинении по ст. 59-13 УК РСФСР виновным себя признал.

[…]

Следственное дело в порядке ст. 208 УПК РСФСР подлежит направлению прокурору Кировского района г. Куйбышева для утверждения и направления в суд. Обвинительное заключение составлено 27 марта 1945 года, в Безымянском Горотделе милиции.

Ст. оперуполномоченный УРО, мл. лейтенант милиции – Петров (подпись).

Нач. отд. УРО, капитан милиции – Журавлев (подпись).

 

Выписка из приговора

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

19-20 апреля 1945 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего Предоблсуда Чернова, народных заседателей: Калашникова и Сукачева, при секретаре Шатских, с участием прокурора зам. горпрокурора Бусарова, адвокатов Алексеева, Пармина, Гольдман, Голдиной и Синицына в открытом судебном заседании в Кировском районе г. Куйбышева, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

1. Шубина Константина Семеновича, он же Гусев Константин Иванович, он же Искрин Алексей Иванович, 1926 года рождения.

2. Бедрина Петра Ивановича, 1927 года рождения.

3. Михлюкова Геннадия Захаровича, 1925 года рождения.

4. Щепенова Степана Михайловича, 1927 года рождения.

5. Шалаева Ивана Андреевича, 1927 года рождения.

Всех пять человек в преступлении, предусмотренном ст. 59-3 УК РСФСР.

6. Ермакова Дмитрия Николаевича, 1928 года рождения, ст. 17-59-3 УК РСФСР.

7. Малышева Николая Николаевича, 1928 года рождения, ст. 59-13 УК РСФСР.

Приговорила:

1. Трубникова Дмитрия Григорьевича, и

2. Малышева Николая Николаевича по ст. 59-13 УК РСФСР и в соответствии со ст. 28 УК подвергнуть исправительно-трудовым работам сроком на один (1) год каждого по месту работы.

3. Ермакова Дмитрия Николаевича по ст. 17-59-3 УК РСФСР подвергнуть мере наказания лишению свободы без поражения прав сроком на три (3) года.

4. Шалаева Ивана Андреевича по ст. 59-3 УК РСФСР подвергнуть лишению свободы сроком на пять (5) лет с поражением избирательных прав сроком на 2 года.

5. Щепенова Степана Михайловича по ст. 59-3 УК РСФСР подвергнуть лишению свободы сроком на семь (7) лет с поражением избирательных прав сроком на три (3) года.

6. Михлюкова Геннадия Захаровича по ст. 59-3 УК РСФСР подвергнуть лишению свободы сроком на десять (10) лет с поражением избирательных прав сроком на пять (5) лет.

Конфискации имущества у всех осужденных не производить за отсутствием такового у осужденных.

7. Бедрина Петра Ивановича, и

8. Шубина Константина Семеновича, он же Гусев Константин Иванович, он же Искрин Алексей Иванович, по ст. 59-3 УК РСФСР подвергнуть высшей мере наказания – расстрелять, без конфискации имущества за отсутствием такового у осужденных.

Зачесть время предварительного заключения Михлюкову с 12 февраля 1945 года, Ермакову с 15 февраля 1945 года, Шалаеву с 15 февраля 1945 года, Щепенову с 17 февраля 1945 года и по день суда, т.е. по 20 апреля 1945 года.

Вещественное доказательство:

Три финских ножа и железную трость передать Безымянскому отделению Гор. Милиции НКВД, шапку-кубанку возвратить потерпевшему Чиклинову Василию Петровичу. Спорок материи, как не имеющий ценности, уничтожить.

Изъятые у Шубина часы, как приобретенные на средства, добытые преступным путем, передать в доход государства.

Могущие быть по делу судебные издержки принять за счет государства.

Меру пресечения в отношении Шубина, Бедрина, Михлюкова, Шалаева, Щепенова и Ермакова оставить содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в 72 часовой срок с момента вручения копии приговора осужденным в судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда РСФСР.

Председательствующий – Чернов (подпись).

Народные заседатели – Калашников и Сукачев (подписи).

 

Пред. Чернов

Дело № 46-138-1945 г.

Определение

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР в составе: председательствующего Степановой, членов: Мурзаханова и Круглова, рассмотрела в судебном заседании от 17 мая 1945 года дело по жалобам: Щепенова, Шалаева, Шубина и Бедрина на приговор Куйбышевского областного суда от 19-20 апреля 1945 года, по которому осуждены:

1. Шубин Константин Семенович, 1926 года рождения, называющий себя Гусевым Константином Ивановичем, Искриным Алексеем Ивановичем, холост, ранее 2 раза судим: в 1942 году по ст. 162 п. «а» УК на 1 год тюремного заключения и в 1944 году Военным Трибуналом на пять лет тюремного заключения за дезертирство с производства (заочно), проживал на станции Безымянка, работал рабочим на заводе.

2. Бедрин Пётр Иванович, 1927 года рождения, ранее не судим, проживал на станции Безымянка, работал рабочим на заводе.

Оба по ст. 59-3 УК к расстрелу, без конфискации имущества за неимением его у осужденных.

3. Щепенов Степан Михайлович, 1927 года рождения, из крестьян, не судим, рабочий - по ст. 59-3 УК на семь лет лишения свободы, с поражением избирательных прав на три года.

4. Шалаев Иван Андреевич, 1927 года рождения, не судим, из крестьян, рабочий завода, проживал на станции Безымянка - по ст. 59-3 УК на семь лет лишения свободы, с поражением избирательных прав на 2 года.

[…]

Принимая во внимание систематический характер преступных действий, тяжелые последствия, особую опасность этих преступлений для общества, коллегия считает, что мера наказания каждому из осужденных определены правильно и смягчены быть не может, а поэтому, руководствуясь ст. 436 УПК, коллегия Верхсуда РСФСР определила:

Приговор Куйбышевского Областного суда от 19-20 апреля 1945 года по делу Шубина Константина Семеновича, называющего себя Гусевым К.И. и Искриным А.И., Бедрина Петра Ивановича, Щепенова Степана Михайловича и Шалаева Ивана Андреевича оставить в силе, а жалобы их без удовлетворения.

Председательствующий – Степанова (подпись).

Члены: Мурзаханов и Круглов (подпись).

 

***

 

Дело № 7-183/45 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

16, 17 и 18 мая 1945 года Судебная Коллегия по уголовным делам Куйбышевского Областного суда под председательством Шепелева, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

1. Краснова Николая Ивановича, 1927 года рождения, уроженца и проживающего в гор. Сызрани Куйбышевской области, холост, б/парт., имеющего образование 5 классов начальной школы, рабочего завода № 481 – слесаря, пять раз судимого по Указу Президиума В. Совета СССР от 26/06-1940 г. за период 1942–1944 г.;

2. Силкова Алексея Николаевича, 1926 года рождения, уроженца села Муранки Шигонского района Куйбышевской области, б/партийного, имеющего образование 7 классов средней школы, рабочего завода № 481 в г. Сызрани – кочегара, судимого в 1944 г. по Указу Президиума В/Совета СССР от 26/VI-1940 г., отбывшего срок 6 мес. исправительно-трудовых работ, холост, жил в семье с родственниками;

3. Симатова Виктора Владимировича 1928 года рождения, 29\I, уроженца и проживающего в г. Сызрани, холост, б/партийного, ранее несудимого, работающего учеником в артели «Искра» на часового мастера, живущего в семье с родителями, образование 6 классов начальной школы;

4. Пачина Бориса Ивановича 1927 года рождения, 2\X, уроженца и проживающего в г. Сызрани Куйбышевской области, холост, имеющего образование 5 классов начальной школы, б/п, ранее несудимого, имеющего образование 7 классов начальной школы, ранее несудимого, рабочего механических мастерских станции Сызрань 1, живущего в семье с родителями;

5. Михайлова Виктора Александровича 1928 г. рождения, уроженца и проживающего в гор. Сызрани Куйбышевской области, работающего парикмахером в артели «Искра», имеющего образование 7 классов начальной школы, ранее несудимого, б/п, проживающего в семье с матерью;

6. Алашеева Михаила Васильевича 1923 г. рождения, уроженца села Семакино Ново-Спасского р-на Ульяновской области, б/парт., прожив. в г. Сызрани, работающего учеником в артели «Сапожник», инвалида Отечественной войны, ранее был судим 2 раза в 1939 г. по ст. 74 Угол. код., отбывший 1 г. 6 мес. лишения свободы, вторично судимого по ст. 192 в ч. 2 Угол. код., отбывшего два года лишения свободы;

Всех их в преступлении, предусмотренном по ст.59-3 Угол. код. РСФСР.

Судебная Коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснение подсудимых, показания свидетелей и мнение сторон, находит установленным: В декабре 1944 года обвиняемый Краснов по договорённости с обвиняемым Силковым организовали бандитскую группу. У Краснова в то время имелось огнестрельное оружие: револьвер «Наган» с боевыми патронами. Поставив себе в задачу организацию вооружённых нападений на отдельных граждан с целью завладения их имуществом, в бандитскую группу участниками впоследствии вступили обвиняемые Симатов, Пачин, Михайлов и Алексеев, на вооружении банды были впоследствии два револьверы.

Судебная Коллегия находит установленным совершение подсудимыми следующих бандитских нападений.

В ночь с 18 на 19 февраля в г. Сызрани подсудимые Краснов, Силков, Симатов, Пачин и Михайлов, вооружённые двумя револьверами, совершили нападение на квартиру гр. Глебовой, проживающей по Совхозной улице, № 70. Проникнув во двор, Силков, Пачин и Симатов взломали два окна, в квартиру проникли Краснов, Силков и Симатов. Произведя выстрел, что признал Симатов, в квартире Глебову связали, мужа её Кирюхина под угрозой расстрела загнали под лавку, дома произвели взлом сундуков, забрали имущество: одежду, обувь и белье, по описи 24 предмета, похитили также со стены часы, похищенное имущество через окно принял во дворе Пачин и сложил в мешок. Под угрозой оружия Краснов, Силков и Симатов произвели изнасилование Глебовой, после чего связали Глебовой не только руки, но и ноги полотенцем, заложив лицо подушками.

Установлено, что в процессе ограбления в квартире Глебовой обв. Силков жег бумагу, когда уходил в подпол дома, а Краснов жег в комнате пластмассу, что и явилось причиной пожара дома Глебовой. Дом сгорел тотчас после того, как удалились грабители. Похищенное имущество Глебовой было доставлено в дом Краснова и сложено в погреб.

Участие Михайлова состояло в том, что он был на охране процесса ограбления бандой дома Глебовой и был на улице, причём, по заявлению Краснова, Михайлов указал на объект ограбления – дом Глебовой.

Участие в нападении на квартиру Глебовой Краснов, Пачин, Симатов и Силков признали; доказано также и тем, что похищенное обнаружено на следующий день в доме Краснова, там же в этот момент находились и задержаны исполнители нападения Краснов, Михайлов и Пачин.

Ранее этого, 13 февраля 1945 года, обвиняемые группой в 5 человек - Краснов, Силков и Симатов, Пачин и Михайлов, ночью совершили нападение на квартиру гр. Потайновой в г. Сызрани по ул. Краснофлотской, д. 69; вооружены двумя револьверами были Краснов и Симатов. Проникнув во двор Потайновой, обвиняемые Силков и Симатов бревном взломали рамы окна, проникли в квартиру, под угрозой оружия требовали деньги; не получив денег, Потайнову связали, взломали сундуки и похитили вещи: одежду и белье, сложили в два мешка. Обвиняемый Михайлов в доме около связанной Потайновой оправился, при осмотре квартиры на следующий день обнаружен человеческий кал. Похищенное имущество обвиняемые забрали и сложили в дом Краснова.

Об участии в нападении на квартиру Потайновой в суде признали Краснов, Силков и Симатов, в этом изобличаются также фактом обнаружения части похищенного имущества в доме Краснова, которое было изъято, опознано и возвращено потерпевшей. Объект нападения – квартиру Потайновой – наметил Михайлов, что подтвердил Краснов.

Ранее этого, 5 февраля 1945 года, обвиняемые Краснов и Силков вдвоём, вооружённые наганами, в г. Сызрани на Московской ул. вечером совершили нападение на гр. Великанову, идущую на вокзал, отобрали чемодан с продуктами и вещами и скрылись, причём на месте нападения Силков утерял шапку с головы – «кубанку». Похищенные продукты и чемодан были доставлены в дом Краснова. Продукты Краснов и Силков съели, а чемодан уничтожили в печи. Обвинение доказано признанием обвиняемых и обнаружением вещей потерпевшей в доме Краснова: галош, полотенца, что было опознано и возвращено.

Установлено, что вскоре после того, как Краснов и Силков организовали бандитскую группу, участниками которой были сами Симатов, Пачин, Михайлов и Алашеев, они все вместе договорились иметь на вооружении банды дополнительное оружие – револьвер, с этой целью все пошли в кинотеатр в г. Сызрани 25 января 1945 года. Договорились совершить нападение на военнослужащего и отобрать револьвер. Жертвой был Луценко.

После того, как Луценко вышел из кинотеатра с девушкой и проходил по Красноармейской улице, обвиняемые Алашеев вдвоем с Михайловым опередили Луценко, позади преследовали Луценко обвиняемые Силков, Краснов и Симатов, причём Силков нанес удар железной тростью Луценко в голову, от повреждения и удара Луценко упал, в это время Краснов отрезал револьвер в кобуре, с которым все скрылись.

На предварительном следствии все обвиняемые признали данное нападение на Луценко, в суде показания изменили, за исключением Алашеева, который отрицал факт преследования Луценко и факт нападения на него именно на Красноармейской улице, где он и был, в то время, когда проживал в противоположной стороне города Сызрани на улице Карла Маркса. Обвинение в данном нападении подтверждается фактом обнаружения и отобрания револьвера «наган» за № 32292 в квартире Краснова, того самого номера оружия, которое отобрали грабители у Луценко 25 января 1945 года.

Выдвинутую версию обвиняемыми Красновым и Силковым в суде о покупке револьвера, принадлежащего работнику НКВД и отрицание ограбления, судебная коллегия отвергает, считая обвинение в нападении с отобранием оружия у Луценко доказанным.

Поскольку обвинение в нападении на квартиру Сыромятниковой 25 декабря 1944 года было возбуждено по заявлениям Краснова с Алашеева, от данного обстоятельства в суде Краснов отказался, других доказательств, изобличающих обвиняемых в этом нападении по делу не имеется – отобрание имущества и проникновение в квартиру Сыромятниковой злоумышленников не последовало. Сыромятникова за участников нападения никого из обвиняемых не опознала, считать этот пункт обвинения неподтвержденным.

Судебная коллегия признает, что по степени участия в совершении столь тягчайших преступлений, носящих массовый характер по городу Сызрани, в данном деле являются вдохновителями и организаторами бандитской группы подсудимые Краснов, Силков и Симатов, что учтено при определении меры наказания.

В силу изложенного и руков. ст. 319 и 320 УПК и ст.51 и 22 Уг. код. приговорила:

Краснова Николая Ивановича, Силкова Алексея Николаевича, Симатова Виктора Владимировича, Пачина Бориса Ивановича, Михайлова Виктора Александровича и Алашеева Михаила Васильевича признать виновными по ст.59-8 Угол. Код. РСФСР. Подвергнуть Силкова Алексея Николаевича к высшей мере социальной защиты – расстрелять с конфискацией лично принадлежащего имущества. Краснова Николая Ивановича, Симатова Виктора Владимировича – к мере наказания лишение свободы сроком на десять лет каждого (10 лет). Пачина Бориса Ивановича, Михайлова Виктор Александровича к мере наказания – лишение свободы сроком на пять лет без конфискации имущества за неимением такового у осужденных. Алашеева без поражения в избирательных правах.

Зачесть срок отбытия наказания предварительное заключение Краснову и Пачину с 18 февраля 1945 г. Михайлову и Симатову с 19 февраля 1945 г. Алашееву с 5 марта 1945 г. и оставить содержание под стражей каждому.

Приговор может быть обжалован в срок 72 часа с момента вручения копии приговора осужденным в Верховный Суд РСФСР.

 

***

 

Дело № 7-206/1945 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

11-19 июня 1945 г. Судебная Комиссия по уголовным делам Куйбышевского Областного суда в открытом судебном заседании в гор. Куйбышеве рассмотрела уголовное дело по обвинению:

1. Теплова Николая Николаевича, родившегося 23 декабря 1927 г. в г. Омске, с апреля 1944 г., проживал в гор. Куйбышеве без паспорта и без прописки, без определенных занятий, малограмотный, русский, ранее не судим, предан суду по ст.ст. 59-3, 136-а и 162 «в» УК РСФСР;

2. Суркова Валентина Ивановича, родившегося в июне 1928 г. в пос. Лебяжий, Утёвского р-на, Куйбышевской обл., с 1935г. прож. в гор. Куйбышеве, нигде не работает, малограмотный, русский, ранее не судим, неоднократно подвергался приводам в милицию;

3. Соболева Юрия Андреевича, родившегося 30 июля 1926 г. в с. Тростянка, Приволжского р-на, Куйбышевской обл., с 1936г. проживает в гор. Куйбышеве, работал на Куйбышевском подшипниковом заводе в качестве наладчика, русский, имеет неполное среднее образование, ранее не судим - оба преданы суду по ст.ст. 59-3 и 162 «в» УК.

4. Осадчего Ивана Ефимович, 1914 г. рожд., урож. с. Гиубник, Гайманского р-на, Винницкой области, с 1942 г. проживал в гор. Куйбышеве, работал на заводе № 525 в качестве лесоруба, грамотный, б/парт, украинец, за время с 1935 г. по 1940 г. три раза был судим Тройкой НКВД по ст. 23 и 170 УК УССР к лишению свободы, наказание отбыл по всем трём постановлениям Тройки НКВД.

5. Бойкова Анатолия Евгеньевича, родившегося 5 марта 1928 г., урож. гор. Куйбышева, Куйбышевской области, постоянно проживал в гор. Куйбышеве, до ноября 1944 г. работал на заводе № 64 в качестве ученика слесаря, имеет низшее образование, русский, в декабре 1944 г. осуждён народным судом 8 уч. города Куйбышева по ст.ст. 73 и 74 УК на 4 года лишения свободы.

6. Суркова Петра Ивановича, родившегося 26 октября 1926 г. в с. Бариновка, Утевского района Куйбышевской области, постоянно проживал с 1935 г. в г. Куйбышеве, работал на заводе станкостроительном в качестве токаря, русский, имеет образование 5 классов, в начале 1944 г. осужден нарсудом за нарушение Указа от 26 июня 1940 г. на 6 месяцев исправ. труд. работ с удержанием 2,5% заработка, наказание отбыл; 5 декабря 1940 г. осужден Военным Трибуналом по Указу от 26 декабря 1941 г. на 6 лет лишения свободы – все трое обвиняются по ст. 59-3 УК.

7. Суркова Анатолия Ивановича, родившегося 24 декабря 1930 г. в поселке Лебяжий, Утевского р-на, Куйбышевской области, постоянно проживал в гор. Куйбышеве, нигде не работал, находился на иждивении у родителей, с низшим образованием, русский, ранее не судим, предан суду по ст.136 «а» УК.

8. Мухаметова Искака Усмановича, родившегося 10 апреля 1928 г., жителя гор. Куйбышева, Куйбышевской обл., с низшим образованием, без определенных занятий, по национальности татарин, ранее не судим, имеет приводы в милицию, - предан суду по ст.ст.162 «в» и 162 УК.

9. Мухаметова Файзрахмана Усмановича, 1923 г. рожд., урож. и житель гор. Куйбышева, Куйбышевской области, до ареста по настоящему делу работал на з-де «Шарикоподшипник» в качестве слесаря, с низшим образованием, по национальности татарин, в 1940 г. осужден по ст. Указа от 26/VI-40 г. к исправ. трудовым работам с удержанием, работал с удержанием 15% заработка, наказание отбыл, предан суду по ст.162 «в» УК.

10. Шарова Николая Александровича, 1925 г. рожд., урож. с. Курумоч, Красноярского р-на, Куйбышевской обл., с 1930 г. постоянно проживает с гор. Куйбышеве, рабочий – слесарь на з-де № 1, имеет неполное среднее образование, русский, б/парт, ранее не судим – предан суду по ст. 162 «в» УК.

11. Куцева Николая Андреевича, 1923 г. рожд., урож. с. Орловка Сергиевского р-на Куйбышевской обл., постоянно проживает в г. Куйбышеве, работал в школе в качестве военрука, имеет неполное среднее образование, б/парт, русский, ранее не судим, предан суду по ст.59-3 «а» УК.

12. Малыхиной Натальи Михайловны, 1914г. рожд., урож. с. Мироновка Сергиевского р-на, Куйбышевской обл., постоянно прож. в гор. Куйбышеве, домашняя хозяйка, семейная, имеет троих детей в возрасте от 8 м-цев до 8 лет, беспарт., русская, малограмотная, ранее не судима.

13. Сурковой Анны Андреевны, 1905 г. рожд., урож. с. Бариновка, Утёвского р-на, Куйбышевской обл. постоянно проживает в гор. Куйбышеве, домашняя хозяйка, б/парт., русская, малограмотная, ранее не судима.

14. Серебряковой Марии Васильевны, 1898 г. рожд., урож. и жительницы г. Куйбышева, Куйбышевской обл., работала в ОРСе з-да «Шарикоподшипник» в качестве агента по снабжению, беспарт., с низшим образованием, русская, ранее не судима, - все трое обвиняются по ст.164 ч.2 УК.

На основании материалов предварительного и судебного следствий судебная коллегия установила виновность Теплова Николая, Суркова Валентина, Суркова Петра, Осадчего Ивана, Бойкова Анатолия и Соболева Юрия в том, что они, организовавшись в 1944 г. в уголовно-бандитскую вооружённую шайку воров-грабителей, в период времени сентябрь–декабрь 1944 г., совершили семь квартирных краж со взломом, одно вооружённое нападение с целью грабежа на магазин ОРСа Военстроя и семь вооружённых нападений с целью грабежа на квартиры частных лиц. Во всех семи случаях квартирных краж преступный умысел доведен до конца, то есть было совершено хищение домашних вещей, предметов одежды, обуви и т.п. у следующих лиц: 23/IX-1944 г. в квартире Барабошиной, 30/IX-1944 г. в квартире Милёхиной, 17/X-1944 г. в квартире Жахова, 26/XI-1944 г. в квартире Юдкиной и в квартире Ладиной, 9/XII-1944 г. в квартире Федоровой и 23/XII-1944 г. в квартире Паперновой.

Из всех восьми случаев вооружённых нападений в одном случае, а именно: 26 сентября 1944 г., при нападении на квартиру Шаповаловых в с. Рождествено, преступники, применив угрозы огнестрельным оружием в отношении хозяев квартиры – Шаповаловых, забрали деньги в сумме 70000 руб. и домашние вещи – 29 предметов, стоимостью в пределах 25000руб. Совершив ограбление, связали Шаповаловых и направились на квартиру к Сурковым Петру и Валентину, участникам нападения, где разделили между собой вещи и деньги. Часть вещей – доля Сурковых – осталась в их квартире, и впоследствии эти вещи обнаружены в доме Сурковых, опознаны потерпевшей Шаповаловой и возвращены ей. В конечном результате, Шаповаловым причинен материальный ущерб на сумму 18000 руб. и похищенные деньги в сумме 70000 руб.

В семи других случаях вооружённых нападений преступникам не удалось завладеть имуществом по причинам, от них не зависящим. В одном из случаев – при нападении на магазин ОРСа Военстроя 23 декабря 1944 г. преступники причинили телесные повреждения сторожу магазина Исаевой Анне, воспрепятствовавшей совершению ограбления магазина. Преступники нанесли Исаевой пистолетом «ТТ» удар по голове, вследствие чего она находилась на излечении в больнице.

В шести остальных случаях нападения сопровождались стрельбой из пистолета «ТТ» в жертв нападения, в результате чего были нанесены огнестрельные ранения четырем человекам:

- Лазареву Николаю, при нападении на квартиру Кисловой 23 декабря 1944 г., когда Лазареву было нанесено сквозное огнестрельное ранение правого коленного сустава, вследствие чего он находился в больнице с 23/XII-1944 г. по 15/V-1945 г.

- Плавскому Николаю при нападении на его квартиру того же 23/XII-1944 г., которому нанесено сквозное пулевое ранение голеностопного сустава, вследствие чего он находился в больнице с 23/XII-1944 г. по 5/I-1945 г.

- Кудряшовой Анастасии при нападении на её квартиру 23/XII-1944 г., которой нанесено пулевое ранение правого плеча,

- Косову Николаю при нападении на его квартиру 23/XII-1944г., которому нанесено сквозное огнестрельное ранение паховой области.

Нападение 23/XII-1944 г. на квартиру Одиноковой Евдокии сопровождалось выстрелом из пистолета, но ранения не было причинено никому.

Наконец, 23/XII-1944 г. было совершено покушение на вооружённое ограбление квартиры Макарова. Этому намерению преступников воспрепятствовал сосед Макарова – Наумов Семен, в которого один из преступников произвел выстрел, но промахнулся, пытался ещё стрелять, но выстрелов не последовало, т.к. в затворе пистолета произошла задержка и стрелявший, оказавшийся Тепловым – был задержан, доставлен в милицию, и при нем обнаружен пистолет «ТТ» с 4-мя боевыми патронами. Все описанные вооружённые нападения совершены в ночное время или поздним вечером.

Кроме того, обвиняемый Теплов, заподозрив 14-летнего Кудинова Владимира в том, что последний может сообщить органам милиции о преступной деятельности его, Теплова, вечером 30 ноября 1944 г., при посредстве обвиняемого Суркова Анатолия вызвал Кудинова из квартиры, и, заставив Суркова Анатолия угрозами идти с ним, увел Кудинова на малолюдную улицу Володарского, где несколькими выстрелами из пистолета «ТТ» убил Кудинова в присутствии Суркова Анатолия.

Конкретно роль и степень участия в совершении вышеописанных преступлений каждого из шести обвиняемых, входивших в бандитскую шайку, выразилась в следующем:

Теплов Николай – наиболее активная и преступно-инициативная фигура, ни перед чем не останавливающаяся в осуществлении преступного умысла; он купил у Куцева пистолет «ТТ» с 50-ю боевыми патронами и имел его при себе во всех случаях, как бандитских открытых нападений на квартиры, так и в случаях краж в отсутствии хозяев квартиры; именно он, Теплов, применял в действии этот пистолет во время открытых бандитских нападений, описанных выше, т.е. держал под дулом пистолета жертвы нападения – Шаповалова Дмитрия и Шаповалову Варвару, в то время как другие участники нападения грабили квартиру; стрелял в квартире Одиноковой, стрелял в Наумова при нападении на квартиру Макарова, стрелял и ранил Лазарева, Плавского, Кудряшеву, Комова; он – Теплов – инициатор и участник всех семи квартирных краж со взломом, он – участник и инициатор, кроме нападения на квартиру Шаповаловых, где инициатором был Осадчий, всех восьми случаев вооружённых нападений, в том числе и нападение на магазин ОРСа Военстроя, и, наконец, он, Теплов, убил Кудинова при первом же подозрении, что Кудинов может сообщить в органы милиции о преступной деятельности Теплова и его шайки.

Соболев Юрий – участник квартирных краж со взломом у Паперновой 23/XII-1944 г., у Жахова - 17/X-1944 г., участник вооружённых открытых нападений: на квартиру Шаповаловых 26/IX-1944 г., на квартиры Одиноковой, Кисловой, Плавского, Кудряшовой и на магазин ОРСа Военстроя 23/XII-1944 г.

Сурков Валентин – участник квартирных краж у Шахова, Паперновой, Федоровой, Кузнецовой, участник вооружённых открытых нападений: на квартиру Шаповаловых 26/IX-44 г., где он с Соболевым Юрием находился у ворот двора для предупреждения в случае появления кого-либо, а также заходил и в квартиру и участвовал в ограблении квартиры, участник вооружённого нападения 23/XII-1944 г. на квартиры Одиноковой, Кисловой, Плавского, на магазин ОРС’а Военстроя и участник нападения на квартиру Макарова 27/XII-1944 г., где Теплов был задержан, а Сурков Валентин скрылся и был арестован через два дня – 29/XII-1944 г.

Сурков Пётр – участник открытого вооружённого нападения 26/IX-1944 г. на квартиру Шаповаловых, где он непосредственно действовал, отбирая наиболее ценные вещи. Кроме того, в квартире Сурковых Петра и Валентина и их матери – обвиняемый Сурковой Анны, собрались 26/IX-1944 г. все участники нападения на квартиру Шаповаловых и по предложению Осадчего сговорились о нападении, и из их квартиры отправились на совершение преступления, а после ограбления квартиры Шаповаловых, награбленные вещи принесли в квартиру Сурковых, где поделили между собой награбленное: вещи и деньги – 70000 руб. Часть награбленных вещей и украденных в квартирах Паперновой, Жахова, впоследствии обнаружены в квартире Сурковых и опознаны потерпевшими и возвращены им. Часть вещей потерпевших Шаповаловых, Жахова, Паперновой обнаружена в квартире Соболева Юрия, опознана потерпевшими и возвращена им.

Осадчий Иван выследил возможность ограбления квартиры Шаповаловых, предложил Теплову и Суркову Петру совершить ограбление, а затем в квартире Сурковых все 6 участников шайки 26/IX-1944 г. окончательно сговорились по предложению Осадчего об ограблении Шаповаловых и осуществили это преступное намерение, причём Осадчий во время грабежа активно действовал, отбирал наиболее ценные вещи.

Бойков Анатолий – участник квартирной кражи со взломом 25/IX-1944 г. вместе с Тепловым в квартире Барабошиной и участник вооружённого нападения на квартиру Шаповаловых 26/IX-1944 г., впоследствии у него в квартире были обнаружены вещи Барабошиной и Шаповаловых, опознаны ими и возвращены им.

Обращаясь к вопросу квалификации преступных деяний перечисленных выше обвиняемых и принимая во внимание, что участие Теплова, Суркова Валентина и Соболева Юрия в квартирных кражах со взломом нет необходимости отдельно квалифицировать по ст.162 «в» УК, т.к. эти обвиняемые являлись членами вооружённой бандитской шайки, совершившей ряд вооружённых нападений, в которых принимали участие и Соболев, Сурков Валентин и Теплов, а квартирные кражи являлись эпизодами преступной деятельности шайки, вытекавшими из целей, для достижения которых организовалась и действовала вся шайка и каждый отдельный её участник, следовательно, вся совокупность преступной деятельности шайки и каждого её участника подпадает под действие ст.59-3 УК.

Точно так же нет необходимости или отдельной квалификации убийства Тепловым Кудинова по ст.136 УК, т.к. это преступное деяние Теплова представляет собой отдельное звено в цепи преступлений Теплова, как наиболее активного участника уголовно-бандитской шайки, совершавшей вооружённое нападение.

Поэтому судебная коллегия квалифицирует преступление всех участников шайки, т.е. Теплова, Суркова Валентина, Соболева Юрия, Осадчего Ивана, Бойкову Анатолию и Суркова Петра только по ст.59-3 УК.

Обвиняемые Теплов, Бойков, Сурков Петр и Осадчий полностью признали себя виновными, Соболев признал себя виновным в участии в двух квартирных кражах и в участии в вооружённом нападении на квартиру Шаповалова. Сурков Валентин признал вину в двух квартирных кражах и в участии в вооружённом нападении на квартиру Шаповаловых 26/IX-1944 г. и на квартиру Макарова 27/XII-1944 г. В остальном Соболев и Сурков Валентин не признали себя виновными, причём оба они, а также и обв. Бойков, Осадчий и Сурков Петр объяснили, что они не знали о наличии огнестрельного оружия у Теплова, когда отправились в с. Рождествено в квартиру Шаповаловых, кроме того, стороной защиты была представлена суду справка о том, что обв. Соболев с 23 на 24/XII-1944 г. работал в ночной смене и поэтому не мог участвовать в вооружённых нападениях, совершенных шайкой поздним вечером 23/XII-1944 г.

В результате исследования всех вышеперечисленных объяснений обвиняемых суд пришел к убеждению, что виновность Соболева и Суркова Валентина в полной мере доказана показаниями обв. Теплова на предварительном следствии, которые вполне заслуживают доверия в этой части, поскольку они согласуются со всеми другими обстоятельствами и доказательствами по делу.

Судебной проверкой правильности справки о том, что Соболев с 23 на 24 декабря находился на производстве, установлено, что подпись на справке пом. начальника цеха подложна, что записи в табеле в отношении Соболева во всех элементах табеля противоречивы и никак не могут свидетельствовать в сторону исключения из объяснения Соболева, его участия в вооружённых нападениях с 23 по 24 декабря.

Что касается объяснения обвиняемых Соболева, Сурковых, Бойкова и Осадчего о том, что они не были осведомлены перед совершением преступления в квартире Шаповаловых о наличии оружия у Теплова, и что в их умысел не входило вооружённое ограбление, явно неправдоподобно, находится в противоречии со всеми обстоятельствами подготовки к преступлению.

В отношении обвиняемого Мухаметова Искака не подтвердилось обвинение его по ст.162 «г» УК в краже 2\VI-44 г. пишущей машинки из помещения Ленинской райпрокуратуры, т.к. ни на предварительном, ни на судебном следствии не добыто конкретных и убедительных доказательств для обвинения Мухаметова Искак в этом преступлении.

На судебном следствии подтвердилось обвинение Мухаметова Искака и Шарова Николая по ст.162 «в» УК в том, что они, не входя в состав бандитской шайки Теплова и не зная о существовании этой шайки и её преступной деятельности, участвовали в отдельных случаях квартирных краж. Так Шаров 17 октября 1944г. участвовал с Тепловым и другими в квартирной краже у Шахова. Мухаметов Искак 26 ноября 1944г. совместно с Тепловым участвовал в квартирной краже у Ладиной, и 27 декабря 1944г. совместно с другим, неустановленным следствием лицом, совершил квартирную кражу у Федотовой Александры путем подбора ключа к замку квартиры и похитил домашних вещей на сумму 19000 руб.

Шаров признал себя виновным, Мухаметов Искак не признал себя виновным, невиновность его в совершении указанных выше двух краж вполне доказана: обнаружением у него пальто, похищенного у Ладиной и опознанного ею, и показаниями на предварительном и судебном следствии свидетелей: Порохова, Наумова Василия, Анасовой, Дороховой Александры. Из них Дорохова Александра опознала в суде Мухаметова Искака, как одного из участников кражи у Федотовой, а свидетели Дорохов Евгений и Аносова подтвердили, что Мухаметов Искак, будучи задержан 1/1-45 г. как опознанный участник кражи у Федотова признался, в совершении этой кражи.

Мухаметов Искак объяснил, что он признался в совершении кражи, будучи напуган задержанием его частными лицами и угрозами с их стороны, но эта версия не состоятельна, т.к. Мухаметов в отделении милиции, куда он был доставлен, скрыл свою настоящую фамилию и назвался вымышленной фамилией – «Комеко Эдуард».

Объяснения Мухаметова Искака, что обнаруженное у него пальто Ладиной было куплено им на рынке, опровергается показаниями свидетеля Вербицкого о том, что Мухаметов Искак при его задержании пытался подменить имевшееся у него пальто другим пальто, принадлежащим Вербицкому. Остальные пункты обвинения Мухаметова Искака в кражах, в том числе и участие в краже у Потаповой и Мельникова суд признал не подтвердившимся за отсутствием достаточных доказательств.

В отношении Куцева суд признал его виновным по ст. 182 УК в том, что он, не имея законного разрешения, хранил пистолеты ТТ с боевыми патронами, который в сентябре 1944 г. продал Теплову, а последний и его шайка применяли их при вооружённых нападениях. Кроме того, Куцев, также без надлежащего разрешения, хранил у себя револьвер «Смит-Вессон», который обнаружен у него при обыске.

Обвинение Куцева по ст. 59-3 «а» УК в хищении огнестрельного оружия – пистолет «ТТ» и револьвера «Смит-Вессон» из воинского склада, суд признал не подтвердившимся, а поэтому переквалифицировал преступление его со ст. 59-3 «а» на ст. 182 ч.4 УК. Куцев, отрицая виновность, вместе с тем признал, что Теплову он продал 23 штуки боевых патронов к пистолету «ТТ» и хранил без разрешения револьвер «Смит-Вессон».

В отношении Малыхиной Натальи судебным следствием доказано, что она осенью 1944 г. в двух случаях купила заведомо краденые вещи - платья, которые опознаны потерпевшими и возвращены им. Оценивая конкретные обстоятельства деяния Малыхиной, суд признал, что для квалификации преступления Малыхиной по ст.164 ч.2 УК нет оснований, что действия Малыхиной подлежит квалифицировать по ст. 164 ч.1 УК, а поэтому и переквалифицировала преступление Малыхиной со ст. 164 ч.2 УК на ст. 164 ч.1 УК.

В отношении обв. Сурковой Анны служебным следствием установлено, что она принимала и покупала вещи, добытые путем краж и грабежей, совершенных шайкой Теплова с участием сыновей Сурковой – Суркова Валентина и Суркова Петра, причём в её квартире шайка собиралась для сговора о нападении на квартиру Шаповаловых, и в её же квартире происходил дележ награбленного. Это преступление Сурковой Анны предусмотрено ст.164 ч.2 УК. Суркова не признала себя виновной, но виновность её доказана показаниями на предварительном следствии самой Сурковой о том, что она покупала вещи, зная об их преступном происхождении, а также и фактом обнаружения в её квартире вещей, принадлежавших потерпевшим, опознанных ими и возвращенных по принадлежности.

Обвинение Суркова Анатолия по ст.136-а УК в участии с Тепловым убийстве 30/XI-1944 г. Кудинова, суд признал не доказанным, т.к. судебным следствием установлено, что Сурков Анатолий не знал, для какой цели Теплов вызвал Кудинова из квартиры и повел его на улицу Володарского, где было совершено убийство. Установлено также, что Сурков А. пошел с Тепловым и Кудиновым под воздействием угроз Теплова, что убийство Тепловым Кудинова произошло неожиданно для Суркова. Что касается показаний Суркова Анатолия на предварительном следствии о том, что он был осведомлен о намерении Теплова убить Кудинова, то эти показания не могут быть приняты за несомненное доказательство вины Суркова А., т.к. допрос был проведен без участия педагога, хотя Сурков А. имеет возраст только 14 лет. В судебном заседании Сурков А. не подтвердил этих показаний.

Суд признал недоказанным обвинение Мухаметова Файзрахмана по ст. 162 «в» УК в участии в квартирных кражах, т.к. в деле нет сколько-нибудь основательных доказательств для такого обвинения.

Суд признал также не доказанным обвинение Серебряковой Марии по ст. 164 ч.2 УК в скупке заведомо краденых вещей. Это обвинение основано на показаниях обв. Степановой Натальи, дело о ней приостановлено вследствие болезни (о том, что она купила у Серебряковой 4 пальто). Однако это обстоятельство не подтвердила свидетель Ковалевская, а впоследствии и сама Степанова отказалась от ссылки на Ковалевскую. Поэтому, принимая во внимание, что показания Степановой, как обвиняемой по делу, заинтересованной скрыть действительные обстоятельства покупки 4-х пальто, не заслуживают доверия, суд признал эти показания не основательными для обвинения Серебряковой, тем более, что не установлено факта хищения этих 4-х пальто. Среди вещей, изъятых у Серебряковой, не обнаружено каких-либо похищенных вещей, и все изъятое возвращено Серебряковой.

При определении меры наказания Теплову суд исходит из интенсивности и тяжести преступления Теплова и из своего убеждения о неисправимости Теплова.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.319,320,323-324 УПК Судебная Коллегия приговорила:

Мухаметова Файзрахмана Усмановича по делу обвинения его по ст.162 «а» УК»;

Суркова Анатолия Ивановича по делу обвинения его по ст.136-а УК и

Серебрякову Марию Васильевну по делу обвинения её по ст. 164 ч.2 УК – всех троих признать по суду оправданными, за недоказанностью обвинения. Меру пресечения – содержание под стражей в отношении Мухаметова Файзрахмана и Суркова Анатолия отменить, и из-под стражи их по настоящему делу немедленно освободить. Меру пресечения – подписку о невыезде в отношении Серебряковой отменить, опись имущества снять.

Малыхину Наталью Михайловну на основании ст. 164 ч.1. УК подвернуть штрафу в размере пятьсот (500) рублей в доход государства. Изъятые у Малыхиной вещи, сданные на хранение, возвратить Малыхиной по вступлении приговора в законную силу. Меру пресечения Малыхиной оставить подписку о невыезде впредь до приведения приговора в исполнение в отношении неё.

Мухаметова Искака Усмановича по делу обвинения его по ст. 162 п. «г» УК признать по суду оправданным за недоказанностью обвинения. Его же Мухаметова Искака Усмановича и Шарова Николая Александровича, на основании ст.162 «в» УК, лишить свободы сроком на один год каждого с зачётом в срок отбытия наказания: Шарову предварительного заключения с 29 декабря 1944 г. по день вынесения приговора, и Мухаметову Искаку предварительного заключения с 11 по 30 сентября 1944 г., с 1 по 14 января 1945 года и с 30 января 1945 г. по день вынесения приговора. Вещи, изъятые у Шарова и сданные на хранение, по вступлении приговора в законную силу возвратить ближайшим родственникам Шарова. Опись имущества Мухаметова Искака оставить в качестве обеспечения на взыскание по гражданскому иску.

Суркову Анну Андреевну на основании ст. 164 ч.2 УК лишить свободы сроком на два года без поражения в правах с конфискацией имущества, перечисленного в описях передачи на хранение.

Куцева Николая Андреевича на основании ст. 182 ч.1 УК лишить свободы сроком на три года без поражения в правах, считая срок отбытия наказания с 29 декабря 1944г. Изъятый у Куцева револьвер «Смит-Вессон» и патроны конфисковать и сдать в органы НКВД. По вступлении приговора в законную силу снять опись с имущества.

Суркова Валентина Ивановича, Суркова Петра Ивановича, Бойкова Анатолия Евгеньевича и Соболева Юрия Андреевича на основании ст. 59-3 УК лишить свободы сроком на восемь лет каждого без поражения в правах с конфискацией лично им принадлежащего имущества, в том числе из перечисленного в описях имущества. На основании 49 ст. считать погашенным настоящим приговором: Приговор Военного Трибунала от 5\XII-1944 г. в отношении Суркова Петра и приговор нарсуда 8 уч. гор. Куйбышева, вынесенный в декабре 1944 г. по ст.ст. 73 и 74 УК в отношении Бойкова Анатолия. Срок отбытия наказания исчислять: Суркову Петру с 1 октября 1944 г. и Бойкову Анатолию с 3 ноября 1944 г., Суркову Валентину и Соболеву Юрию с 29 декабря 1944 г.

Осадчего Ивана Ефимовича на основании ст. 59-3 УК лишить свободы сроком на десять лет с поражением в избирательных правах на пять лет и с конфискацией 805 руб. из суммы, изъятой у Осадчего. Срок отбытия наказания исчислять с 1 января 1945 г.

Теплова Николая Николаевича на основании ст.59-3 УК подвергнуть высшей мере наказания – расстрелять. Изъятый у Теплова пистолет «ТТ» с 4-мя боевыми патронами конфисковать и сдать в органы НКВД. Конфискации имущества не применять за отсутствием его у осужденного Теплова.

Взыскать с осужденных: Теплова, Соболева, Суркова Валентина, Суркова Петра, Осадчего и Бойкова солидарно 88000 руб. в пользу Шаповаловой Варвары Петровны в возмещение ущерба, причиненного преступлением осужденных.

Взыскать с осужденного Мухаметова Искака 19000 руб. в пользу Федотовой Александра, в возмещение ущерба, причиненного преступлением осужденным.

В удовлетворении гражданского иска Мельникова Николая и Потаповой Марии отказать вследствие недоказанности виновности обвиняемых по настоящему делу в совершении кражи у Мельникова и Потаповой.

Взыскать с осужденных Осадчего, Бойкова Анатолия, Мухаметова Искака и Мухаметова Файзрахмана по 750 руб. с каждого в пользу юридической консультации № 1 за выступления в судебном заседании адвокатов Биенко и Гончаренко. На погашение взыскания с осужденного Осадчего обратить 750 руб., изъятых у него денег.

Мерой пресечения осужденным: Теплову, Суркову Валентину, Соболеву Юрию, Осадчему Ивану, Бойкову Анатолию, Суркову Перу, Мухаметову Искаку, Шарову Николаю, Куцеву Николаю оставить содержание под стражей, а Сурковой Анне оставить подписку о невыезде из гор. Куйбышева.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР через Куйбышевский областной суд в течение 72-х часов с момента вручения осужденным копии приговора.

 

Определение

Дело № 7206/45 г.

Председат. Коновалов

Дело № 46-187 р.-1945 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР в составе: председательствующего - Пашутиной, членов: Мальцева и Егоровой, рассмотрела в заседании от 6 июня 1945 года дело по жалобам: Теплова, Соболева, Куцева, Сурковой, Суркова Петра, Суркова Валентина.

На приговор Куйбышевского областного суда от 11-19 июня 1945 года, по которому:

1. Теплов Николай Николаевич, 1927 года рождения, уроженец гор. Омска, малограмотный, без определенных занятий и местожительства, не судим, приговорен по ст. 59-3 УК к высшей мере наказания – расстрелу.

2. Сурков Валентин Иванович, 1928 года рождения, уроженец пос. Лебяжий, Утевского района, Куйбышевской области, малограмотный, без определенных занятий, не судим.

3. Соболев Юрий Андреевич, 1926 года рождения, уроженец села Тростянка, Приволжского района, Куйбышевской области, грамотный, беспартийный, рабочий, не судим.

4. Сурков Петр Иванович, 1926 года рождения, уроженец села Бариновка, Утевского района, грамотный, беспартийный, судим дважды по Указу от 26/06-1940 года и 26/12-1941 года, наказание не отбыл, рабочий.

Приговорены все трое по ст. 59-3 УК к лишению свободы на восемь лет каждый, без поражения прав, но с конфискацией лично им принадлежащего имущества.

5. Куцев Николай Андреевич, 1923 года рождения, уроженец села Орловки, Сергиевского района, Куйбышевской области, грамотный, беспартийный, не судим, работал военруком в средней школе.

Приговорен по ст. 182 ч. 1 УК к лишению свободы на три годы без поражения прав.

6. Суркова Анна Андреевна, 1905 года рождения, уроженка села Бариновки, Утевского района, Куйбышевской области, малограмотная, беспартийная, домашняя хозяйка, не судима.

Приговорена по ст. 164 ч. 2 к лишению свободы на два годы без поражения прав, с конфискацией имущества.

[…]

Мера наказания осужденным определена судом с учетом характера, социальной опасности и тяжести совершенного им преступления.

Коллегия, не усматривая оснований к изменению приговора и руководствуясь ст. 436 УПК, определила:

Приговор суда ставить в силе, а жалобы Теплова, Сурковых, Соболева и Куцева - без удовлетворения.

Председательствующий – Пашутина

члены: Егорова и Мальцев

 

Определение № 386

Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР

От 28 июля 1945 г.

В отношении Сурковой Анны Андреевны, 1905 г.р.

Верховный суд РСФСР в своем заседании 6 июля 1945 г. приговор в отношении ее оставил в силе.

Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР приговор Куйбышевского областного суда от 19 июня 1945 г. и определение Верховного суда РСФСР от 6 июля 1945 г. в части осуждения Сурковой А.А. и дело о ней за недоказанностью обвинения отменила и дело производством прекратила.

Председательствующий Камерон (подпись).

 

Дело 7-206/1945 г.

Определение судебной коллегии Куйбышевского областного суда от 17 сентября 1945 г.

Во исполнение Указа Президиума Верховного Совета СССР от 7 июля 1945 г. об амнистии в связи с Победой на гитлеровской Германией освободить Малыхину Наталью Михайловну от наказания, назначенного ей приговором Куйбышевского облсуда от 19 июня 1945 г. в отношении Степановой Натальи Федоровны на основании ст. 2 ч.1 Указа от 7 июля 1945 г. дело по обвинению ее по ст. 164 ч.2 УК производством в уголовном порядке прекратить и меру пресечения – подписку о невыезде - отменить. Изъятые у Степановой деньги в сумме 7200 руб. оставить на хранение в финотделе УНКВД в обеспечение могущего быть гражданского иска.

Председательствующий Коновалов (подпись).

 

***

 

Дело № 7-252-1945 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

26, 27 и 28 июля 1945 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего – члена облсуда Шепелева, народных заседателей: Безродновой и Лукичевой, при секретаре Штыковой, с участием прокурора города Лихтман, адвокатов т.т. Курзон, Пактовского, Чекунова, Ступницкой и Першина в открытом судебном заседании в городе Куйбышеве, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

1. Гришина Александра Александровича, 1927 года рождения, уроженца деревни Китовка, Сергиевского района, Куйбышевской области, до осени 1944 года был рабочим – слесарем завода «Красный Октябрь» в городе Куйбышеве, с работы был откомандирован в г. Тулу, в командировку не убыл, с тех пор проживает неопределенно, нигде не работал, образование 5 классов начальной школы, беспартийный, не судим.

2. Карпова Александра Михайловича, 1928 года рождения, уроженец села Соловей, Ватского района, Горьковской области, проживал в городе Куйбышеве по ул. Временная, №31 – в семье с матерью, был судим в 1944 году по ст. 162 п. «в» УК – отбыл один год лишения свободы, рабочий – слесарь завода «Шарикоподшипник» в городе Куйбышеве, образование 5 лет начальной школы, беспартийный.

3. Морозова Александра Федоровича, 1928 года рождения 26 февраля, уроженец села Березовый Гай, Дубово-Уметского района, Куйбышевской области, проживал в городе Куйбышеве по Пензенской улице, в доме №104, вместе с матерью, образование 5 лет начальной школы и 2 года ремесленного училища, после училища - рабочий – слесарь завода «Шарикоподшипник», не судим, беспартийный.

4. Романова Виктора Александровича, 1929 года рождения 9 августа, уроженец и проживал в г. Куйбышеве по улице Пензенская, № 96, в семье с матерью, образование 5 лет начальной школы и 2 года ремесленного училища, после был рабочим – слесарем завода «Шарикоподшипник», не судим, беспартийный.

5. Куликова Василия Михайловича, 1927 года рождения, уроженец села Подъем-Михайловка, Дубово-Уметского района, Куйбышевской области, с 1931 года проживает в г. Куйбышеве по улице Овражная, №8, в семье с матерью, образование 7 лет начальной школы, рабочий завода № 238 – слесарь, не судим, беспартийный, холост.

6. Лысенко Андрея Геннадьевича, 1928 года рождения, уроженца села Лопатино, Молотовского района, Куйбышевской области, с 1931 года проживал в г. Куйбышеве по улице Нов. Советская, № 12, в семье с матерью, отец погиб в Отечественную войну в РККА, сестра в РККА, образование 4 класса начальной школы, рабочий завода № 238 в г. Куйбышеве, был судим в 1944 году по ст. 162 п. «в» УК, отбыл один год лишения свободы, беспартийный.

7. Меркулова Николая Ивановича, 1930 года рождения 12 мая, уроженец и проживал в г. Куйбышеве по 1 Белорецкой улице в доме № 9, в семье с родителями, тоже не судим, с 1944 года работал учеником мастера в Промкомбинате, в школе учился один год, родители – отец рабочий, мать домохозяйка.

8. Шведова Петра Фёдоровича, 1924 гола рождения 7 января, уроженец села Винновка, Молотовского района, Куйбышевской области, с 1932 года проживал в г. Куйбышеве по улице Демьяна Бедного, № 27, в семье с родителями, отец рабочий завода № 1, образование 4 класса начальной школы, нигде не работал.

9. Гордеева Сергея Борисовича, 1931 года рождения, уроженец села Б. Чесноковка, Сергиевского района, Куйбышевской области, проживал в г. Куйбышеве по улице Пулемётная, № 106, в семье с матерью, нигде не работал, образование 4 класса начальной школы, мать рабочая хлебозавода.

10. Ратникова Бориса Сидоровича, 1929 года рождения 1/IX, уроженец и проживал в г. Куйбышеве по улице Пулемётная, № 14, в семье с матерью, брат на фронте Отечественной войны, беспартийный, не судим, обучался в ж.д. техникуме, обучение не окончил и оставил, нигде не работал.

Всех их в преступлении, предусмотренном по ст. 59-3 УК РСФСР.

11. Плужникову Марию Григорьевну, 1929 года рождения 5 мая, уроженец села Лопатино, Молотовского района, Куйбышевской области, проживала улице Пулеметная, № 123, беспартийная, не судима, образование 5 классов начальной школы, жила в семье с матерью - домохозяйкой, с января 1945 года работала на заводе КПЗ – браковщиком.

В преступлении, предусмотренном по ст. 17-59-3 УК РСФСР.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения подсудимых, показания свидетелей и мнение сторон, находит установленным:

Что по инициативе подсудимого Гришина в 1945 году в гор. Куйбышеве были организованы две вооружённые бандитские группы, на вооружении были револьвер системы ТТ с боевыми патронами, а также финские ножи. Первая бандитская группа была организована Гришиным в марте 1945 года в составе подсудимых Карпова, Морозова, Романова – главарем был Гришин, вчетвером они производили вооружённые нападения на квартиры отдельных граждан, делали взлом запоров и замков и совершали ограбление имущества у трудящихся. За время с 11 марта по 8 апреля 1945 года в гор. Куйбышеве было совершено 12 (двенадцать) нападений и ограблений, оружиями взлома были железные ломики – фомки, изготовленные подсудимым Романовым. Вчетвером совершены следующие ограбления.

1. 11 марта 1945 года Гришин, Карпов и Морозов по договоренности совершили взлом замков в квартире на Пулеметной улице № 67 у Калаевой и похитили домашнее имущество, одежду, обувь, продукты, в квартиру проникли, взломав доски у сенной стены, взломав и дверь. Похищенное имущество распродали на рынке, пользуясь деньгами на водку, на продукты – по своему усмотрению.

2. 14 марта 1945 года Гришин и Карпов путем взлома запоров и замков проникли в квартиру по Пензенской улице, № 132, к Антошиной, совершили хищение одежды и белья. Установлено, что Гришина и Карпова с похищенным имуществом пытался задержать работник милиции Кудимов (9 отдел РКМ). В момент захвата Карпова последний оборонялся финским ножом и нанёс ранение милиционеру в руку до крови, в защиту за Карпова с револьвером вступился Гришин, произвёл выстрел в милиционера, но промахнулся. Бросив похищенное имущество, Карпов и Гришин скрылись.

3. 19 марта 1945 года Гришин, Карпов и Морозов совершили нападение на квартиру по улице Пугачева, д. №25, также путем взлома запоров и замков проникли в квартиру Астахова и Герцева, захватили имущество, скрылись.

4. 20 марта 1945 года Гришин и Карпов совершили нападение и ограбление квартиры по улице Астраханской, № 69, похитив у Ворониной домашнее имущество – белье, одежду и т.п., скрылись.

5. 21 марта 1945 года Гришин и Карпов, взломав замки в квартире по улице ст. Гражданской, в доме № 26 у гр-на Замыцкого похитили одежды и обуви на сумму 30.350 рублей, будучи замечены соседями и разоблачёнными, преступники с револьвером в руках, Гришин пригрозил Самойловой и другим удалиться и молчать, с похищенным скрылись.

6. 23 марта 1945 года Гришин и Морозов, взломав внутренние задвижки, совершили ограбление имущества в квартире Герасимовой по улице Кирпичной в доме № 33, забрав 34 предмета одежды и белья на сумму 55.300 рублей, скрылись.

7. 24 марта 1945 года Гришин и Карпов путем выставления рамы в сенях дома № 97 по улице Лесной, проникли в квартиру Поляковой, совершив хищение одежды, обуви и белья 16 предметов, и денег 450 рублей, скрылись.

8. 24 марта 1945 года Гришин, Карпов и Морозов совершили нападение на квартиру в доме № 141 по улице Лесной и похитили имущество гр. Шляхтиной. Забрав продукты, колбасу, сало, масло, скрылись.

9. 24 марта 1945 года Гришин, Карпов, Морозов путем взлома запоров задвижек и замков проникли в квартиру по улице Челюскинцев в доме № 76 и совершили хищение имущества гр-на Багрова, забрав одежду, бельё, обувь, скрылись.

10. 28 марта 1945 года Гришин, Карпов и Морозов путем взлома запоров в квартире Поповой по улице Стахановской, № 48, совершили хищение имущества – обуви, одежды и белья, и скрылись.

11. 29 марта 1945 года Гришин, Карпов и Морозов совершили нападение на квартиру по улице Челюскинцев, № 23, взломав запоры в дверях, забрали имущество гр. Федоровой – пальто, костюм, бельё и мануфактуру, при выходе из квартиры подсудимых были заподозрены в краже соседями, однако Гришин с револьвером в руках пригрозил очевидцам молчать, не делать тревоги, и все скрылись с похищенным.

12. 8 апреля 1945 года Гришин, Морозов и Романов совершили нападение на квартиру по улице Радищева д. № 42, похитив у Пачкиных гармонь, брюки, платье и другие вещи Пачкина Андрея и Анастасии, причём Гришин угрожал револьвером ребенку 8 лет, находящемуся в доме, требуя не кричать, с похищенным скрылись.

Таким образом, Гришин – участник и организатор 12 нападений и ограблений, всегда имел при себе револьвер, Карпов – участник с Гришиным и Морозовым 10 нападений и ограблений, Морозов участвовал вместе с Гришиным и Карповым в 8 ограблениях, Романов в ограблении 8 апреля 1945 года участвовал вместе с Гришиным и Морозовым. О совершении данных преступлений в суде лично признали подсудимые и подтвердили свидетели. Подсудимый Гришин признал, что во всех случаях взлом запоров и замков в квартирах производил он лично железным ломиком–фомкой при помощи Карпова, и иногда Морозова, и что похищенное распродано на рынке.

После того, когда были арестованы Карпов, Морозова и Романов, а Гришин оставаясь на свободе, он, Гришин, организовал вторую бандитскую группу, её участниками стали подсудимые Куликов, Лысенко, Меркулов, Шведов, Гордеев и Ратников, поставив своей целью и в задачу организацию налёта с целью ограбления на государственные склады и хранилища, на вооружении имелся тот же револьвер у Гришина.

Установлено, что в ночь на 27 апреля 1945 года Гришин при участии Куликова, Лысенко, Меркулова, Шведова, Гордеева и Ратникова, группой в семь человек с револьвером, совершили нападение на склад Резиносбыта в городе Куйбышеве путем взлома досок в заборе, проникли на территорию склада, предварительно убив сторожевую собаку, взломали замки склада и вскрыли ящики с грелками, по ненадобности хищения грелок не сделали, не обнаружив галош на складе, удалились.

Взлом забора проделали Гришин, Лысенко и Куликов, взлом замка у склада Гришин, ящик с грелками со склада вскрыли Лысенко, Куликов и Гришин, подсудимые Меркулов, Гордеев, Ратников и Шведов охраняли процесс ограбления от сторожа и посторонних с целью не быть застигнутыми на месте преступления, сторожевую собаку ударом доски убили Лысенко и Гришин.

В ту же ночь 27/III-1945 года подсудимые – семь человек, явились на второй склад предприятия Центроплодоовощ, взломав два замка у склада и совершили хищение мануфактуры разной в кусках 1318 метров, 46 кг сахара, 56 кг конфет, 18 кг компота, по сообщению межобластной Куйбышевской базы Центроплодоовощ на сумму 234.677 рублей. Похищенное сложили в 8 шт. мешков, перенесли и сложили в нежилой дом подсудимого Куликова, распродавая впоследствии на рынке.

В бандитском налете на склад Центроплодоовощ Гришин был вооружён. Он, Гришин, взломал один замок у склада, вручал в это время револьвер Лысенко, Лысенко помогал Гришину во взломе, передавал револьвер Куликову. Куликов в свою очередь также взломал один замок у склада.

Шведов, Меркулов, Гордеев и Ратников находились на охране процесса ограбления с целью не быть застигнутыми на месте преступления, причём впоследствии Шведов, Меркулов и Гордеев поочередно охраняли сторожей склада Выдрова и Чернова, которых закрыли в сторожке на накладку в двери, Установлено и то, что Выдров и Чернов при попытке сделать тревогу, когда обнаружили нападение на склады, были по команде одного из грабителей «ложись» прижаты под угрозой револьвером и камнем в руках к земле и лежали, а после водворены оба в сторожку и закрыты на накладку.

Установлено, что похищенное со склада в дом Куликова два раза в мешках относили Меркулов и Гордеев, а Лысенко и Гришин, Куликов и Шведов по одному мешку. Ратников, убоясь крика сторожа, сбежал. Распродавали похищенное мануфактуру и сахар Шведов, Меркулов и один раз Ратников и Гордеев. Вырученные деньги поделили между собой, и между всеми участниками ограбления, за исключением Ратникова, были покупки водки, колбасы, масла, хлеба и т.п., что все участники поедали.

Считать предъявленное обвинение в налете и ограблении 2-х складов Госпредприятий с оружием, доказанным Гришину, Куликову, Лысенко, Меркулову, Шведову, Гордееву и Ратникову – признанием своей виновности каждым в судебном заседании и на следствии, свидетельским показаниями и вещественным доказательством, отобранием части похищенного и возвратом потерпевшим после опознания.

Об участии членом бандитской группы подсудимой Плужниковой Марии вместе с Гришиным и другими данных в суде не добыто. Преступление Плужниковой Марии состоит в том, что она по просьбе подсудимого Гришина приняла от него револьвер и укрыла у себя в квартире под пол, по требованию работников РКМ револьвер выдала, хранив револьвер одни сутки в квартире незаконно, что прямо предусмотрено по ст. 182 часть 1 УК подтвердилось и не доказано.

Судебная коллегия считает, что организатором и вдохновителем банды является подсудимый Гришин в обоих случаях, что он приобрел огнестрельное оружие для преступных целей, на ограблениях применял оружие – стрелял в милиционеров, револьвером угрожал потерпевшим и свидетелям, поэтому личность Гришина является социально опасной и общественно вредной, а совершенные преступления тягчайшими, и то, что в г. Куйбышеве бандитизм, судя по проходящим в суде делам, носит массовый характер, поэтому руководствуясь ст.ст. 319, 320, 327 и 313 УПК РСФСР, приговорила:

Гришина Александра Александровича, Карпова Александра Михайловича, Морозова Александра Федоровича, Романова Виктора Александровича, Куликова Василия Михайловича, Лысенко Андрея Геннадьевича, Меркулова Николая Ивановича, Шведова Петра Федоровича, Гордеева Сергея Борисовича и Ратникова Бориса Сидоровича признать виновными в преступлении, предусмотренном по ст. 59-3 УК РСФСР, и подвергнуть Гришина Александра Александровича к высшей мере наказания – расстрелять, с конфискацией у Гришина лично принадлежащего имущества.

Карпова Александра Михайловича, Морозова Александра Федоровича, Куликова Василия Михайловича подвергнуть лишению свободы сроком на десять лет (10 лет) каждого.

Лысенко Андрея Геннадьевича, Меркулова Николая Ивановича, Шведова Петра Федоровича к лишению свободы сроком на восемь лет каждого.

Романова Виктора Александровича, Гордеева Сергея Борисовича и Ратникова Бориса Сидоровича к лишению свободы сроком на три года каждого.

Карпова, Морозова, Куликова, Лысенко, Меркулова, Шведова, Романова, Ратникова, Гордеева без конфискации имущества за неимением такового у осужденных и без поражения в избирательных правах каждого.

Плужникову Марию Григорьевну признать виновной по ст. 182 ч.1 УК РСФСР и подвергнуть на пять лет лишения свободы.

В силу Указа Президиума Верховного Совета СССР от 7 июля 1945 года по амнистии сократить срок наказания Плужниковой наполовину и к отбытию Плужниковой оставить два года шесть месяцев лишения свободы без поражения в избирательных правах и без конфискации имущества за неимением такового у осужденных.

Проходящее по делу вещественное доказательство – револьвер и другие оружия преступления, а также отобранные вещи, сдать в доход государства.

Гражданский иск об убытках удовлетворить, взыскав с осужденных Гришина, Куликова, Лысенко, Меркулова, Шведова, Гордеева и Ратникова в пользу Куйбышевской обл. базы Центроплодоовощ за похищенные продтовары по рыночной цене 24.455 рублей, а за мануфактуру диагональ 427,1 метра, сатину 460,3 метра, сатин 69,3 метра, брезент 69,3 метра, шерстянку 193,9 метра. Брючный материал за 46,9 метра взыскать по коммерческой стоимости, согласно приказа НКТ СССР № 50 от обязав Контору Обл. базы представить расчет по коэффициенту плановая цена х 2,5 раза х 5 раз – о чем вынести доп. определение в порядке ст. 461-465 УПК – взыскать по солидарной ответственности.

Взыскать с Гришина, Морозова и Карпова в пользу потерпевших граждан за похищенное имущество в пользу Замыцкого Якова Никоноровича 24.150 р. в иске за туфли дамские 4000 рублей и галоши 2 пары 2200 рублей отказать, т.к. иск не признан осужденными.

Зачесть в срок отбытия наказания предварительное заключение осужденным Карпову с 7/04-1945 года, Морозову с 9 апреля 1945 года. Романову с 8/04-1945 года, Куликову, Лысенко, Гордееву с 13 мая 1945 года, Шведову с 17/5-1945 г., Меркулову с 16/5-1945 г., Ратникову с 21 мая 1945 года, Плужниковой с 9/5-1945 года, и всем осужденным оставить содержание под стражей до вступления приговора суда в законную силу.

Взыскать в пользу Куйбышевской юридической консультации с осужденных Гордеева, Ратникова и Карпова по 100 рублей за выступление адвоката т. Ступницкой, с Меркулова, Шведова по 100 рублей за выступление адвоката Пактовского.

Приговор может быть обжалован в срок 72 часа с момента вручения копии приговора осужденным в Верховный суд РСФСР.

Председательствующий – Шепелев (подпись).

Народные заседатели – Безроднова и Лукичева (подписи).

 

Пред. Шепелев

Дело № 46-217в-1945 г.

Определение

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР в составе: председательствующего - Пашутиной, членов: Мурзаханова и Егоровой, рассмотрела в заседании от 22 августа 1945 года дело по жалобам: Плужниковой, Гришина, Лысенко, Морозова, Куликова и Гордеева - на приговор Куйбышевского областного суда от 126-28 июля 1945 года, коим:

1. Гришин Александр Александрович, 1927 года рождения, уроженец деревни Китовка, Сергиевского района, Куйбышевской области, без определенных занятий, не судим, приговорен по ст. 59-3 УК к высшей мере наказания – расстрелу, с конфискацией лично ему принадлежащего имущества.

2. Морозов Александр Федорович, 1928 года рождения, уроженец села Березовый Гай, Дубово-Уметского района, Куйбышевской области, грамотный, рабочий, не судим.

3. Куликов Василий Михайлович, 1927 года рождения, уроженец села Подъем-Михайловка, Дубово-Уметского района, грамотный, рабочий, не судим.

- приговорены оба по ст. 59-3 УК к лишению свободы на десять лет каждый, без поражения прав.

4. Лысенко Андрей Геннадьевич, 1928 года рождения, уроженец села Лопатино, Молотовского района, Куйбышевской области, грамотный, судим в 1944 году по ст. 162 п. «в» УК, наказание отбыл, приговорен по ст. 59-3 УК к лишению свободы на восемь лет без поражения прав.

5. Гордеев Сергей Борисович, 1931 года рождения, уроженец села Б. Чесноковка, Сергиевского района, Куйбышевской области, грамотный, нигде не работал, не судим, приговорен по ст. 59-3 УК к лишению свободы на три года без поражения прав.

6. Плужникова Мария Григорьевна, 1929 года рождения, уроженка села Лопатино, Молотовского района, Куйбышевской области, грамотная, рабочая, не судима, приговорена по ст. 182 ч.1 УК к лишению свободы на пять лет с применением Указа об амнистии.

[…]

Судебная коллегия считает, что Гришин, Куликов, Морозов, Лысенко и Гордеев осуждены правильно и мера наказания им определена с учетом характера и степени социальной опасности совершенного ими преступления. Плужниковой действия судом квалифицированы правильно, однако мера наказания определена чрезмерно суровая.

Коллегия, учитывая, что преступление Плужниковой совершено впервые и от ее действий не было тяжелых последствий, считает возможным ей снизить меру наказания.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 436 и 437 УПК, судебная коллегия определила:

Приговор суда в отношении Гришина, Куликова, Морозова, Лысенко и Гордеева оставить в силе, а их жалобы - без удовлетворения. В отношении Плужниковой приговор изменить, снизить ей наказание до трех лет лишения свободы. На основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 7 июля 1945 года Плужникова и Гордеева от отбытия наказания освободить. Плужникову Марию Григорьевну и Гордеева Сергея Борисовича из-под стражи освободить.

Председательствующий – Пашутина (подпись).

члены: Егорова и Мурзаханов (подписи).

 

Определение

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда СССР в составе: председательствующего – Гусева А.Г., членов: Понкратова К.А. и Назаровой А.Н., рассмотрела в заседании от 22 сентября 1945 года протест Председателя Верховного суда Союза ССР на приговор Куйбышевского областного суда от 26-28 июля 1945 года, которым в числе других по ст. 59-3 УК РСФСР осужден к ВМН – расстрелу, с конфискацией имущества и удовлетворением гражданского иска:

Гришин Александр Александрович, 1927 года рождения, уроженец деревни Китовка, Сергиевского района, Куйбышевской области, из рабочих, отец в Красной Армии, не судимый.

[…]

Виновность Гришина доказана, однако, учитывая обстоятельства дела, отсутствие особо тяжких последствий, и что осужденный ранее не судим, следует признать, что расстрел к нему применен без достаточных оснований. За совершенные преступления к нему следовало применить наказание в виде длительного лишения свободы.

Поэтому Судебная коллегия по уголовным делам Верхсуда СССР определила:

Приговор Куйбышевского областного суда от 26-28 июля 1945 года и Определение Верховного суда РСФСР от 22 августа 1945 года в отношении Гришина Александра Александровича изменить и заменить ему расстрел лишением свободы на десять лет, считая срок наказания с 12 июня 1945 года.

Председательствующий – Гусев (подпись).

Члены: Понкратова и Назарова (подписи).

 

***

 

 

 

 

 

 

13 августа 1945 года

7295/45 г.

«Утверждаю»

прокурор г. Куйбышева

ст. советник юстиции

(Родимов)

Обвинительное заключение

по обвинению граждан:

1) Белковского Владислава Михайловича,

2) Кузнецова Павла Ивановича,

3) Малыгина Геннадия Алексеевича и

4) Потапова Владимира Ивановича по с. 59-3 УК.

23 мая возле пивного киоска на углу улиц Ярмарочной и Галактионовской неизвестными хулиганами рабочим станкозавода Ромашину, Шустову и Троневу были нанесены ножевые ранения, а 25 мая у того же киоска были задержаны Кузнецов Павел и Потапов Владимир, как лица, подозревающиеся в упомянутой поножовщине; кроме того, в 3 отделение РКМ 29 мая гр. Савельевой был представлен пистолет «ТТ» с боевыми патронами, отнятый у малолетнего ребенка, на основании чего и было возбуждено уголовное дело.

Расследованием установлено следующее:

25 ноября 1944 года Пролетарским Райвоенкоматом г. Куйбышева был призван на военную службу гр. Белковский Владислав, 1927 года рождения, зачислен в команду и направлен в воинскую часть, однако Белковский, не желая служить в Красной Армии, из части дезертировал, вернулся в г. Куйбышев и стал незаконно проживать на рекомендованной его знакомым Потаповым Владимиром квартире у Родиной по ул. Ульяновской, 10.

27 декабря 1944 года Белковский через посредство Потапова добыл документы на имя Шапошникова Владимира, 1928 года рождения, и по этим документам поступил на работу на завод № 24, где проработал до 1-й половины апреля 1945 года, после чего дезертировал.

После дезертирства с завода № 24 Белковский организовал группу бандитов в составе Кузнецова Павла, Малыгина Геннадия и Потапова Владимира, с которыми стал совершать нападения на граждан г. Куйбышева, сопровождая последние ограблением последних с нанесением телесных повреждений.

Для совершения нападений Белковский купил у неизвестных лиц пистолет «ТТ», каковой впоследствии отдал бандиту по кличке Васька-Граф, с которым был связан, а себе купил новый пистолет «ТТ», каковой в день задержания оставил на нелегальной квартире у Зотовой и впоследствии доставленный с 3 отделение РКМ 29 мая с/г.

В период времени апрель-май 1945 года бандой Белковского совершены следующие преступления:

В ночь на 17 апреля с/г Белковский с двумя неустановленными лицами на улице Ярмарочной возле дома № 28 ограбили инвалида Отечественной войны Воробьева, отобрав у него деньги, документы и орден «Отечественной войны», сняли ботинки, а затем избили его.

В ночь на 3 мая с/г Белковский с тремя неустановленными следствием лицами, вооружёнными пистолетом и ножами, на Кооперативной улице произвели нападение на рабочего Шагарова, нанесли последнему ножевое ранение в спину, отобрали у него одежду, обувь, личные документы и продовольственные карточки. По задержании Белковского пиджак Нагарова последним был опознан на Белковском и возвращен потерпевшему. Ранение Шагарова судебно-медицинской экспертизой отнесено к разряду тяжких.

В ночь на 21 мая с/г Белковский, Кузнецов и Малыгин, вооружённые пистолетом и ножами, совершили ограбление неустановленного следствием подростка, с какового сняли одежду и обувь, далее на углу Ярмарочной и Кооперативной улиц ограбили под угрозой оружия работницу Попкову, сняв с нее одежду и обувь, на ул. Галактионовской между Чкалова и Полевой Белковский ограбил не установленного следствием инвалида, нанеся ему удар пистолетом и отобрав у него лишь пачку папирос, так как в карманах ничего не было, на ул. Ст. Разина между улицами Комсомольской и Крупской совершили нападение на неизвестного военнослужащего, но последнему удалось скрыться, причём Белковский вдогонку жертве стрелял из пистолета. В этом случае с ним был Потапов. Часть награбленного бандиты распродали, раздарили и деньги пропили.

23 мая с/г Белковский, Кузнецов, Потапов, находясь в нетрезвом виде возле пивного киоска на углу Ярмарочной и Галактионовской улиц, затеяли с рабочими станкозавода скандал и драку, при этом Белковский имевшимся у него ножом нанес троим рабочим ножевые ранения, причём ранения Ромашина и Шустова судебно-медицинской экспертизой отнесены к разряду тяжких телесных повреждений. После совершения нападения на рабочих Белковскому и другим с места преступления удалось скрыться.

В ночь на 25 мая с/г Белковский, Кузнецов и Малыгин, вооружённые пистолетом и ножом, на углу улиц Венцека и Водников совершили нападение на гр.гр. Каждан и Суркову, причём Каждан ограбили под угрозой пистолета, а Сурковой, пытавшейся оказать, сопротивление, Малыгин нанес ножом удар в спину, в результате какового Суркова и в настоящего время находится в больнице в тяжелом состоянии.

В ту же ночь в поисках новых жертв Белковский и Кузнецов при попытке совершить кражу во дворе дома № 210 по Кооперативной улице наткнулись на хозяина квартиры, бухгалтера УОС НКВД Пономарева, и Белковский выстрелом из пистолета ранил последнего в грудь и руку, причинив тяжкое телесное повреждение.

И, наконец, днем 25 мая с/г Кузнецов и Белковский под именем Потапова и с его документами, у того же киоска, где были изранены рабочие Станкозавода 23 мая с/г, органами милиции были задержаны.

Привлеченные к следствию в качестве обвиняемых Белковский, Кузнецов, Потапов виновным себя в предъявленном им обвинении признали, Малыгин не признал, и подробно рассказали подробности преступлений, причём Малыгин заявил, что в бандитской группе не состоял, а при случае ограбления Каждан и Сурковой совсем не был. Однако последний уличается показаниями Белковского и Кузнецова.

Вследствие вышеизложенного граждане:

1. Белковский Владислав Михайлович, 1927 года рождения, уроженец г. Куйбышева, с низшим образованием, дезертир из РККА и завода № 42, без определенных занятий и места жительства, беспартийный, не судим, но имеет два привода в РКМ, обвиняется в том, что, являясь дезертиром из РККА и производства и находясь на нелегальном положении в г. Куйбышеве, создал бандитскую группу в составе Кузнецова, Малыгина и Потапова…

[…]

Обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ст. 59-3 УК.

2. Кузнецов Павел Иванович, 1914 года рождения, с низшим образованием, по профессии сапожник, работал на дому, семейный, беспартийный, инвалид Отечественной войны, судим в 1941 году по ст. 162 УК, срок наказания отбыл, проживал по ул. Ульяновской, 10, кв. 1. Обвиняется в том, что он, войдя в группу бандитов, возглавляемую Белковским, имея на вооружении огнестрельное и холодное оружие, совместно с другими лицами совершил ряд преступлений…

[…]

Обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ст. 59-3 УК.

3. Малыгин Геннадий Алексеевич, 1914 года рождения, уроженец с. Чулпаково, Октябрьского района, Татарской АССР, с низшим образованием, семейный, по профессии электромонтер, работал уполномоченным от Фрунзенского райпищеторга по рыболовству, инвалид Отечественной войны, награжден орденами «Красной Звезды», медалью «За отвагу» и значком «отличного разведчика», член ВКП(б) с 1944 года, п/б № 6072266, не судим, проживал по ул. Обороны, 60, кв. 5. Обвиняется в том, что он, войдя в группу бандитов, возглавляемую Белковским, совместно с последним и другими совершил следующие преступления:

21 мая с/г он совместно с Белковским и Кузнецовым, имея на вооружении холодное и огнестрельное оружие, совершили ограбление неизвестного подростка на ул. Обороны, в ту же ночь и тем же способом и в том же составе совершили ограбление работницы Попковой, в ту же ночь Малыгин присутствовал при ограблении Белковским неизвестного инвалида на ул. Галактионовской, с избиением последнего, и при нападении на не установленного следствием военнослужащего на ул. Разина, причём Белковский по нему стрелял из пистолета, 25 мая Малыгин принял участие в ограблении гр. Каждан на ул. Водников угол Венцека, причём сопровождавшую Каждан Суркову при сопротивлении Малыгин тяжко ранил в спину ножом.

То есть в совершении преступления, предусмотренного ст. 59-3 УК.

4. Потапов Владимир Иванович, 1922 года рождения, уроженец г. Куйбышева, со средним образованием, по профессии шофер, работал в той же должности на кондитерской фабрике, женат, беспартийный, военнообязанный, но имеет отсрочку от призыва в РККА, не судим, проживал по ул. Ульяновской, 10, кв. 1. Обвиняется в том, что, войдя в группу бандитов, возглавляемую Белковским, участвовал в нападении на неустановленного военнослужащего на ул. Разина, причём Белковский в последнего стрелял, преступление не удалось благодаря бегству военнослужащего, снабдил Белковского, проживающего в г. Куйбышеве на нелегальном положении, подложными документами, участвовал в хулиганском нападении на группу рабочих Станкозавода 23 мая с/г, причём Белковский трех рабочих изранил ножом, участвовал в дележе награбленного от других грабежей и в попойках в составе всей банды.

То есть в совершении преступления, предусмотренного ст. 59-3 УК.

В силу ст. 24 закона о судоустройстве СССР граждане Белковский, Кузнецов, Малыгин и Потапов подлежат суду Куйбышевского областного суда.

Составлено 13 августа 1945 года.

Ст. следователь Сергеев (подпись).

 

Пред. Голдасинская

Дело № 46-245р-1945 г.

Определение

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР в составе: председательствующего Степановой, членов: Хмелинина и Егоровой, рассмотрела в заседании от 27 сентября 1945 года дело по жалобам: Белковского, Кузнецова, Малыгина и Потапова на приговор Куйбышевского областного суда от 5-8 сентября 1945 года, коим:

1. Белковский Владислав Михайлович, 1927 года рождения, уроженец г. Куйбышева, грамотный, беспартийный, дезертир из РККА и завода, без определенного места жительства и занятий, не судим, приговорен по ст. 59-3 УК к высшей мере наказания – расстрелу.

2. Кузнецов Павел Иванович, 1914 года рождения, уроженец г. Куйбышева, грамотный, беспартийный, инвалид Отечественной войны, кустарь-сапожник, судим в 1941 году по ст. 162 УК.

3. Малыгин Геннадий Алексеевич, 1914 года рождения, уроженец села Чулпаново, Октябрьского района, грамотный, член ВКП(б), инвалид Отечественной войны, орденоносец, не судим.

Приговорены оба по ст. 59-3 УК к лишению свободы на десять лет каждый, с поражением избирательных прав на шесть лет каждого и конфискацией лично принадлежащего имущества.

4. Потапов Владимир Иванович, 1922 года рождения, уроженец г. Куйбышева, грамотный, беспартийный, рабочий, не судим, приговорен по ст. 59-3 УК к лишению свободы на восемь лет, с поражением избирательных прав на пять лет и конфискацией лично ему принадлежащего имущества.

Заслушав доклад члена суда Егоровой и заключение прокурора Леонькова, полагавшего действия Потапова квалифицировать ст. 17-59-3 УК, а в отношении остальных приговор суда оставить в силе, и объяснения адвоката Чекуновой в защиту Потапова, судебная коллегия установила:

[…]

Материалами дела, показаниями свидетелей и потерпевших, а также и объяснениями самих осужденных преступление Белковского, Кузнецова и Малыгина установлено и квалифицировано судом правильно.

Мера наказания судом также определена с учетом характера тяжелых последствий и степени социальной опасности совершенного преступления, поэтому просьба указанных осужденных о снижении наказания удовлетворена быть не может. Что же касается приговора в отношении Потапова, то он подлежит изменению. Из дела не видно, чтобы Потапов непосредственно участвовал в ограблениях указанной бандитской группы, но установлено, что он оказывал содействие в реализации награбленных вещей, следовательно, его действия надлежит квалифицировать по ст. 17-59-3 УК. По изложенным основаниям и руководствуясь ст. 437 УПК, судебная коллегия определила:

Приговор Куйбышевского Областного суда в отношении Белковского, Кузнецова и Малыгина оставить в силе, а их жалобы без удовлетворения. В отношении Потапова приговор изменить, действия его переквалифицировать на ст. 17-59-3 УК, а меру наказания оставить без изменения. Считать Малыгина и Кузнецова пораженными в избирательных правах на пять лет каждого.

Председательствующий – Степанова (подпись).

Члены: Егорова и Хмелинин (подписи).

 

***

 

Дело № 7-307-1945 года

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

1-4 октября 1945 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего - Голдосинской, народных заседателей: Семнова и Колобовой, при секретаре Горбуновой, с участием прокурора Лихтман, адвокатов Селезнева, ???, Зарова, Захарцевской, и Алексеева, в открытом судебном заседании в городе Куйбышеве, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

1. Полушатова Александра Николаевича, 1928 года рождения, уроженца гор. Куйбышева, из служащих, русского, грамотного, беспартийного, без определенного места работы, имеющего мать, проживавшего по Пионерской улице, Узенький переулок, № 3, кв. 9, судимого в 1944 году по ст. 162 п. «в» УК к одному году лишения свободы, наказание отбывшего.

2. Саморокова Николая Александровича, 1927 года рождения, уроженца гор. Куйбышева, русского, грамотного, беспартийного, судимого в 1943 году по ст. 162 п. «в» УК к 1 году лишения свободы и в 1944 году по ст. 162 п. «в» УК к 1 году лишения свободы, наказание отбывшего, в момент совершения преступления без определенных занятий, проживавшего по Пионерской ул., 85.

3. Полещук Георгия Иосифовича, рождения 1928 года, 20/III, уроженца гор. Ашхабада, русского, грамотного, беспартийного, судимого в 1942 году по ст. 162 п. «в» УК условно и в 1943 году по Указу от 26/06-1940 года по ст.  5 ч. 1 к 4 месяцам тюремного заключения, наказание отбывшего, проживавшего по улице Обороны, 120.

Всех в преступлении, предусмотренном Законом от 7 августа 1932 года и ст. 59-3 УК РСФСР.

4. Афанасьевой Ксении Тихоновны, 1898 года рождения, уроженки села Мокши, Больше-Глушицкого района, Куйбышевской области, из крестьян, русской, малограмотной, беспартийной, замужней, имеет двоих детей 8 и 1? лет, в момент совершения преступления работала - эвакопункт № 51 уборщицей, судима в 1943 году по ст. 162 п. «г» к 1 году лишения свободы условно и в 1944 году по ст. 162 п. «е» УК к 1 году исправ. труд. работ с 25% отчислением из заработка по месту работы, проживает по ул. Затонной, № 50, кв. 1.

5. Гагариной Октябрины Владимировны, 1924 года рождения, уроженки города Куйбышева, из крестьян, русской, грамотной, одинокой, судимой в 1943 году по ст. 162 п. «г» УК к 1 году лишения свободы, наказание отбывшей, в момент совершения преступления работавшей в ТЮЗе контролером, проживавшей по Самарской ул., № 2.

6. Сотниковой Нелли Николаевны, 1926 года рождения, уроженки города Мариуполя, из служащих, русской, грамотной, беспартийной, в момент совершения преступления работавшей в артели инвалидов «Красный Октябрь» работницей, судимой в 1941 году по ст. 162 п. «в» УК к одному году лишения свободы, наказание отбывшей, проживавшей по Самарской ул., № 2.

Всех в преступлении, предусмотренном ст. 17 - Закон от 7 августа 1932 года и ст. 17- 59-3 УК РСФСР.

7. Садовниковой Надежды Петровны, 1923 года рождения, уроженки гор. Саратова, из крестьян, русской, грамотной, беспартийной, замужней, муж в РККА, документов нет, судимой в 1942 году по ст. 162 п. «г» УК к 1 году 6 месяцев лишения свободы, наказание отбывшей, в момент совершения преступления была без определенных занятий, проживавшей по улице Затонной, № 62.

8. Орловой Тамары Александровны, 1927 года рождения, уроженки города Уфы, из рабочих, русской, грамотной, беспартийной, в момент совершения преступления была без определенных занятий, судимой в 1944 году по ст. 162 п. «в» УК к 1 году лишения свободы, наказание отбывшей, проживавшей по Самарской ул., дом № 248.

Обоих – в преступлении, предусмотренном ст. 17-59-3 УК.

Проверив материал дела и заслушав показания самих обвиняемых, свидетелей и стороны, коллегия нашла установленным следующее:

На протяжении мая–июня месяцев 1945 года в городе Куйбышеве оперировала вооружённая бандитская группа, в которую входили: Аграфенин Василий по кличке «Васька-Граф» (впоследствии убитый при задержании), обвиняемые по делу Полушатов, Самороков, Полещук и Иванов (убит при задержании). Указанная выше банда была вооружена двумя пистолетами «ТТ» и холодным оружием, банда терроризировала население, совершая вооружённые грабежи и убийства, а активными соучастниками указанной группы являлись: Афанасьева, Гагарина, Сотникова и Садовникова, которые принимали награбленное и реализовывали его на рынке гор. Куйбышева и др. районах.

Указанной бандой совершены следующие преступления.

В ночь на 25 мая 1945 года по инициативе обвиняемого Полушатова и по сговору с обвиняемыми Самороковым и Ивановым было совершено хищение зерна из баржи, стоявшей на реке Самарке под выгрузкой на элеватор, похищено было 3 мешка пшеницы, которая была отвезена на квартиру Полушатова, а затем была продана за 4500 рублей неизвестным лицам, а деньги были поделены.

В ночь на 27 мая с/г Полушатовым, Самороковым, Ивановым и Полещуком было совершено хищение с той же баржи 6 мешков пшеницы, которую они сдали соучастнице данной группы Афанасьевой Ксении, с которой они на следующий день получили 6.000 рублей и поделили.

В ночь на 28 мая с/г той же группой и с той же баржи было похищено 10 мешков пшеницы, которую они привезли соучастницам по делу Сотниковой и Гагариной на хранение, а затем из их квартиры пшеница была продана неизвестным лицам за 14.000 рублей, деньги были поделены, а 400 рублей они отдали Сотниковой и Гагариной за оказанную им помощь.

В ночь на 3 июня с/г Полушатовым, Самороковым и Ивановым было похищено из другой баржи 6 мешков ржи, которая была продана неизвестным лицам за 9.000 рублей, а деньги были поделены.

В ночь на 5 июня с.г. Полушатовым, Самороковым и Ивановым было совершено хищение из той же баржи 6 мешков пшеницы, которую они перевезли на берег и выгрузили, и были задержаны военизированной охраной речного флота стрелком Ефимшиной, но, оказав вооружённое сопротивление стрелку, скрылись, и воспользоваться им этим хлебом не удалось.

Всего указанной бандой было похищено зерна 31 мешок, что составляет весом около 2-х тонн, продано ими было и при содействии соучастников Афанасьевой, Гагариной и Сотниковой на 33.500 рублей.

В ночь на 9 июня с/г Аграфенин по сговору с обвиняемыми Полушатовым, Самороковым, Полещуком и Ивановым, вооружившись двумя пистолетами, финским ножом и железным молотком, чтобы совершить ограбление, через окно проникли в квартиру Зольниковой по Песочному переулку, № 11. При этом Полушатов угрожал потерпевшим пистолетом «ТТ». Бандиты забрали носильные вещи и через окно скрылись, произведя на улице три выстрела. Награбленное было принесено пособнице обвиняемой Афанасьевой, которая, реализовав награбленное, деньги отдала бандгруппе.

13 июня с.г. Аграфенин по договоренности с обвиняемыми Полушатовым, Самороковым, Полещук, Ивановым и Садовниковой, подозревая инвалида Отечественной войны Назарова в том, что он их выдаст органам милиции, решили его убить, и в тот момент, когда Назаров шел с гр. Андресюк по ул. Степана Разина, Аграфенин двумя выстрелами ранил его в руку из пистолета «ТТ», а сам тут же скрылся.

В ночь на 15 июня с/г Аграфенин, Полушатов, Самороков, Полещук и Иванов с целью мести завели сына сотрудника милиции Дарьина Петра во двор дома № 177 по ул. Фрунзе, где двумя пистолетами «ТТ» ранили его в голову.

В ночь на 17 июня с/г обвиняемый Полушатов по сговору с Аграфениным, Самороковым, Полещук и Ивановым, с целью ограбления, вооружившись двумя пистолетами «ТТ» и финским ножом, на улице Бр. Коростелевых, увидев у дома № 148 сидящих на крыльце инвалида Отечественной войны Кудряшова и Ежову, группой подошли к потерпевшим и предложили им раздеться, но, получив отрицательный ответ, выстрелом из пистолета убили Кудряшева, а затем, сняв с него брюки и сапоги, скрылись. Награбленное бандой было отнесено к Садовниковой, а затем сапоги были отданы для реализации Афанасьевой.

В ночь на 22 июня с/г та же группа, вооружённая пистолетами и финским ножом, под видом работников милиции проникли в квартиру потерпевшей Рожковой по Клинической улице, дом № 25, откуда под угрозой оружия забрав носильные вещи, часть из которых поделили между собой, а часть отнесли для сбыта обвиняемым Афанасьевой, Гагариной и Сотниковой.

28 июня 1945 года обвиняемые Полушатов, Самороков и Аграфенин на Пионерской улице были остановлены оперативной группой НКВД, и на предложение поднять руки вверх и сдаться оказали вооружённое сопротивление имевшимися у Полушатова и Аграфенина пистолетами «ТТ», в результате чего Полушатов убил участника оперативной группы НКВД Г.Г. Скорнякова. Ответным огнём со стороны оперативников был убит Аграфенин, а Полушатов и Самороков задержаны.

Обвиняемые Полушатов, Самороков и Полещук виновными себя признали частично, однако полностью изобличаются показаниями, данными на предварительном следствии, очными ставками, показаниями их на судебном следствии и свидетельским показаниями.

Обвиняемая Афанасьева виновной себя признала частично, однако не отрицает того обстоятельства, что она знала, что и хлеб, и вещи, которые ей приносили, добыты преступным путем, поскольку видела у них огнестрельное оружие, но брала она якобы вещи исключительно только по требованиям Полушатова и других. Также не отрицает и того обстоятельства, что разрешала Полушатову и другим ночевать у нее на чердаке дома, в квартиру же ходить не разрешала, боясь быть арестованной вместе с ними.

Обвиняемые Гагарина и Сотникова виновными себя признали частично – Сотникова в покупке «анаши» у Полушатова за 500 рублей лично для себя, а Гагарина в получении от Полещука и других носильных вещей, зная, что они приобретены преступным путем, некоторые из них ею были проданы на ст. Похвистнево совместно с сестрой Афанасьевой. Однако не отрицают того обстоятельства, что 27 мая на рассвете к ним на квартиру Полушатов, Самороков и другие принесли хлеб, похищенный с элеватора, 10 мешков, но якобы помимо их разрешения, а денег 400 рублей от них не брали. Также не отрицают того, что о наличии у банды огнестрельного оружия знали, но не разрешали с ним приходить в их квартиру. Также не отрицают того, что Полушатов, Аграфенин и другие бывали у них несколько раз в квартире, где производили выпивки.

Обвиняемая Садовникова виновной себя признала только в том, что она однажды, когда она шла по улице Пионерской с Полушатовым и Аграфениным, Полушатов положил ей под пальто оружие, которое она хранила в течение нескольких минут, также не отрицает того, что видела до этого огнестрельное оружие и у Аграфенина.

Орлова признала себя виновной в том, что она знала Аграфенина и других, и однажды видела, как Аграфенин передал оружие Полушатову.

Виновность обвиняемых, за исключением Орловой, установлена показаниями обвиняемых на предварительном следствии, очными ставками, произведенными между ними, частичным признанием в судебном заседании и свидетельскими показаниями, и квалификация преступления в отношении всех является правильной.

Орловой вменялось в вину, что она, будучи без определенных занятий, в мае месяце 1945 года вступила в преступную связь с главарем бандгруппы Аграфениным, в течение мая–июня месяцев систематически принимала от него награбленные вещи и сбывала их на рынках гор. Куйбышева, скрывала Аграфенина с оружием у себя на квартире и вступила в преступную связь с другими участниками бандгруппы, однако виновность Орловой не нашла себе подтверждения в судебном заседании, так как показания обвиняемых Полушатова, Саморокова и Полещук были основаны только на разговорах их с Аграфениным, который в данный момент мёртв, а других доказательств по делу не добыто.

На основании изложенного и учитывая особо социальную опасность совершенного и личности подсудимых, руководствуясь ст.ст. 319, 320 и 326 УПК РСФСР, приговорила:

Орлову Тамару Александровну по ст. 17-59-3 УК по суду считать оправданной за недоказанностью собранных по делу улик.

Садовникову Надежду Петровну по ст. 17-59-3 УК подвергнуть лишению свободы сроком на семь (7) лет с поражением в избирательных правах после отбытия меры наказания сроком на 5 лет.

Афанасьеву Ксению Тихоновну, Гагарину Октябрину Владимировну и Сотникову Неллю Николаевну по ст. 17-59-3 УК подвергнуть лишению свободы сроком на /8/ восемь лет каждую и по ст. 17–Закону от 7 августа 1932 года к (10) десяти годам лишения свободы, а по совокупности, на основании ст. 49 УК, меру наказания считать десять лет лишения свободы каждую, с поражением в избирательных правах после отбытия меры наказания на 5 лет каждую и с конфискацией лично принадлежащего им имущества.

Полушатова Александра Николаевича, Саморокова Николая Александровича и Полещук Георгия Иосифовича по Закону от 7 августа 1932 года подвергнуть высшей мере наказания – расстрелять, и по ст. 59-3 УК подвергнуть высшей мере наказания – расстрелять каждого, а по совокупности, на основании ст. 49 УК, меру наказания Полушатову, Саморокову и Полещук считать высшую меру наказания – расстрелять каждого.

Гражданский иск оставить без рассмотрения, предложив администрации элеватора обратиться с иском в общественном порядке.

Меру пресечения в отношении Орловой Тамары Александровны изменить и из-под стражи ее освободить. В отношении остальных оставить содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в 72 часовой срок в Верховный суд РСФСР с момента вручения копии приговора осужденным.

Председательствующий – Голдасинская (подпись).

Народные заседатели – Колобова и Семенова (подписи).

 

Пред. Голдасинская

Дело № 46-260-1945 г.

Определение

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР в составе: председательствующего Степановой, членов: Пановой и Егоровой, рассмотрела в заседании от 24 октября 1945 года дело по жалобам: Саморокова, Полещук, Полушатова, Гагариной, Афанасьевой, Сотниковой и Садовниковой - на приговор Куйбышевского областного суда от 1-4 октября 1945 года, по которому:

1. Полушатов Александр Николаевич, 1928 года рождения, уроженец гор. Куйбышева, грамотный, без определенных занятий, судим в 1944 году по ст. 162 п. «в» УК на один год лишения свободы, наказание отбыл.

2. Самороков Николай Александрович, 1927 года рождения, уроженец гор. Куйбышева, грамотный, судим в 1943 году и в 1944 году по ст. 162 п. «в» УК, наказание отбыл, без определенных занятий.

3. Полещук Георгий Иосифович, 1928 года рождения, уроженец гор. Ашхабада, грамотный, без определенных занятий, судим по ст. 162 и Указу от 26/06-1940 года, наказание отбыл. - приговорены:

все трое по Закону от 7 августа 1932 года к высшей мере наказания – расстрелу каждый и по ст. 59-3 УК к высшей мере наказания – расстрелу каждый, в силу ст. 49 УК окончательная мера определена – расстрел.

4. Садовникова Надежда Петровна, 1923 года рождения, уроженка гор. Саратова, грамотная, беспартийная, семейная, судима в 1942 году по ст. 162 п. «г» УК, наказание отбыла, - приговорена по ст.ст. 17 и 59-3 УК к лишению свободы на семь лет с поражением избирательных прав на пять лет.

5. Афанасьева Ксения Тихоновна, 1898 года рождения, уроженка села Мокши, Больше-Глушицкого района, Куйбышевской области, малограмотная, беспартийная, семейная, имеет двух детей, судима в 1943 году по ст. 162 п. «г» УК и в 1944 году по ст. 162 п. «е» УК, наказание отбыла.

6. Гагарина Октябрина Владимировна, 1924 года рождения, уроженка гор. Куйбышева, грамотная, беспартийная, судима по ст. 162 п. «г» УК, наказание отбыла.

7. Сотникова Нелли Николаевны, 1926 года рождения, уроженка города Мариуполь, грамотная, беспартийная, судима в 1941 году по ст. 162 п. «в» УК, наказание отбыла, приговорены все трое - по ст. 17- 59-3 УК к лишению свободы на восемь лет каждая и по ст. 17 УК и Закону от 7 августа 1932 года к лишению свободы на десять лет каждая с поражением избирательных прав и с конфискацией лично им принадлежащего имущества.

Заслушав доклад члена суда Егоровой и заключение прокурора Иванова-Полякова, полагавшего приговор суда оставить в силе, и объяснение адвоката Лебедева в защиту Полушатова, просившего сохранить ему жизнь, судебная коллегия установила:

[…]

Судебная коллегия считает, что Полушатов, Афанасьева, Сотникова, Садовникова и Гагарина осуждены правильно и мера наказания им определена с учётом характера, тяжелых последствий и степени социальной опасности совершенного ими преступления. Доводы Гагариной, Сотниковой и Афанасьевой о переквалификации их действий неосновательны, так как они являлись прямыми пособниками указанной бандитской группы в части сокрытия преступления и реализации награбленного.

Что же касается приговора в отношении Саморокова и Полещук, он по существу является правильным, однако мера наказания им определена судом чрезмерно суровая. Коллегия, учитывая их возраст и то, что они не были организаторами бандитской группы, не были прямыми исполнителями совершенных убийств, считает возможным заменить высшую меру наказания лишением свободы.

По изложенным основаниям и руководствуясь ст. 436 и 437 УПК, судебная коллегия

определила:

Приговор суда в отношении Полушатова, Садовниковой, Афанасьевой, Сотниковой и Гагариной оставить в силе, а их жалобы без удовлетворения. В отношении Полещук и Саморокова приговор изменить, высшую меру наказания – расстрел по ст. 59-3 УК и закону от 7 августа 1932 года заменить, высшую меру наказания – расстрел по ст. 59-3 УК и Закону от 7 августа 1932 года заменить десятью годами лишения свободы, и в силу ст. 49 УК окончательную меру наказания считать – десять лет лишения свободы без поражения прав каждому.

Начало отбытия меры наказания считать Полещук с 25 июня 1945 года, а Саморокову с 28 июня 1945 года.

Председательствующий – Степанова (подпись).

члены: Егорова и Панова (подписи).

 

***

 

Дело № 7-315/45 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

3-5 ноября 1945 года, судебная коллегия по угол. делам Куйбышевского облсуда под председательством Коновалова, рассмотрела угол. дело по обвинению:

1. Батура Леонида Николаевича, род. 3 мая 1928 года в г. Ново-Казалинске, Казахской ССР, с 1930 года проживал с родителями в г. Куйбышеве до 1943 года, когда был заключен под стражу по приговору суда, после освобождения из-под стражи в январе 1945 года проживал в городе Куйбышеве без прописки и без документов и без определённой квартиры, общественно-полезным трудом не занимался, русский, грамотный, судим в 1942 году за дезертирство из колонии ремесленного училища, проговорен на 6 мес. содержания в детской колонии, в 1943 году по ст.162 п. «в» и «г» УК на 2 года лишения свободы – наказание отбыл.

2. Макарова Виктора Петровича, род. 21 октября 1928 года в гор. Куйбышеве, Куйбышевской обл., с марта 1945 г. по день ареста, нигде не работал, жил в г. Куйбышеве без прописки и без определенной квартиры, русский, с низшим образованием.

3. Мазанова Петра Кузьмича, род. 10 марта 1929 года, в селе Потуловка, Безенчукского района, Куйбышевской области, освободившегося в мае 1945 года из-под стражи по отбытии наказания по ранее вынесенному приговору, жил в гор. Куйбышеве без прописки, нигде не работал, русский, с низшим образованием, судим в 1944 году по ст.162 «в» УК на один год лишения свободы, наказание отбыл, имел неоднократные приводы в органы милиции – все трое проданы суду по ст.59-3 УК.

4. Куликовой Анастасии Васильевны, 1901 года рождения, урож. села Петрополье, Бугурусланского района, Чкаловской области, с 1930 года прож. в г. Куйбышеве, до ареста по делу нигде не работала, русская, б/п, малограмотная, ранее не судима, предана суду по ст. 17-59-3 УК.

На основании материалов предварительного и суд. следствия, суд. коллегия признала виновными Макарова, Батура и Мазанова по ст.59-3 УК, в том, что они, составив из себя уголовно-бандитскую вооружённую огнестрельным оружием шайку, в период времени апрель-начало июня 1945 года. в г. Куйбышеве, совершили ряд краж домашнего хозяйства на квартире частных лиц в отсутствие квартирохозяев, и совершили ряд вооружённых нападений на отдельных лиц на улицах города,, на квартиры частных граждан, а также вооружённое нападение на сапожную мастерскую кооперативной артели инвалидов.

Конкретно: Батура и Макаров 10 апреля 1945 года совершили кражу домашних вещей из квартиры Якушевых – по Никитинской ул.35, кв.4, проникнув в квартиру посредством взлома запоров дверей, Батура и Макаров и Мазанов совершили кражи домашних вещей: 19 мая 1945 года из кв. Ефремовой, в ночь на 29 мая 1945 года из кв. Петрова.

Батура, Макаров и Мазанов при участии неустановленных следствием лиц, под кличками «Иван», «Васёк» и «Граф» совершили с целью грабежа вооружённые нападения: поздним вечером 31 мая 1945 года на ул. Ворошилова напали на гр. Фёдорова и применив угрозы ножом, раздели и разули его. В ночь на 2 июня 1945 года, будучи вооружены пистолетом, напали на сапожную мастерскую кооперативной артели инвалидов им. Чкалова, причём Батура стрелял в находившегося в помещении мастерской сторожиху Вахненко А., но не попал в неё. Из сапожной мастерской грабители забрали ряд изделий: сапоги, заготовки и прочее. В ночь на 3 июня 1945 года напали на кв. Бормотиной, и, применив угрозы пистолетом, забрали домашние вещи, а одним из бандитов Бормотина была изнасилована в половом отношении. В ночь на 4 июня 1945 года на углу улиц Ворошилова и Ульяновской под угрозой огнестрельного оружием ограбили гр-на Коновалова, с которого сняли одежду и обувь. В ночь на 6 июня 1945 года проникли в кв. Лобановой на ул. Ворошилова, 7, и, применив угрозы огнестрельным оружием, забрали домашние вещи.

Добытые кражами и бандитскими вооружёнными нападениями вещи преступники укрывали в квартире обвиняемой по настоящему делу Куликовой, откуда уносили их на рынки для сбыта, а часть вещей была обнаружена обыском в квартире Куликовой и в чемоданах, которые Куликова укрыла в квартире своей соседки Китовой, в момент прихода работников милиции утром 7 июня 1945 года в квартиру Куликовой для производства обыска. В квартире Куликовой были обнаружены вещи, принадлежащие потерпевшим, Лобановой, Бормотиной, Петрова, Ефремовой, Фёдорова, Якушевых и сапожной артели им. Чкалова. Кроме того, на подсудимом Мазанове после его ареста была обнаружена и опознана рубашка, принадлежащая потерпевшему Коновалову. Участники бандитской шайки не только скрывали у Куликовой награбленные вещи, но и сами время от времени укрывались в квартире Куликовой, как, например, Макаров и Мазанов, которые и арестованы были в квартире Куликовой, причём Макаров скрывался в подполье квартиры Куликовой.

Батура был арестован во дворе дома № 52 на Кооперативной ул., и у него был обнаружен пистолет с 8 боевыми патронами, причём Батура назвался фамилией «Гомелев Виктор». Вследствие всего изложенного выше судебная коллегия признала доказанным предъявленное Куликовой А. обвинение по ст. 17-59-3 УК в том, что она укрывала в мае-июне 1945 года в своей квартире вещи Макарова, Мазанова и Батура, и укрывала у себя в квартире участников шайки Макарова и Мазанова.

Батура и Макаров признали себя виновными в краже в квартире Петрова и в вооружённых нападениях с целью грабежа на сапожную мастерскую арт. им. Чкалова, на квартиры Бормотиной и Лобановой. В остальном отрицали свою виновность.

Мазанов не признал себя виновным по ст.59-3 УК и объяснил, что во время ограбления Коновалова и квартиры Лобановой он, Мазанов, находился поблизости места грабежа, но участия не принимал, и в сговоре о совершении этих преступлений не участвовал, а рубашку с ограбленного Коновалова ему, Мазанову, дал участник ограбления «Иван». Эти объяснения Мазанова судебная коллегия признала безусловно неправдоподобными, а в участии в вооружённом нападении на сапожную мастерскую артели им. Чкалова, в ночь на 2 июня 45 года, Мазанов уличен показаниями свидетельницы Вахненко, которая в суд. заседании опознала Мазанова, как одного из участников нападения на сапожную мастерскую.

Куликова не признала себя виновной по ст. 17-58-3 УК РСФСР, и показала, что опознанные потерпевшими вещи, обнаруженные в её квартире, действительно не принадлежат ей, Куликовой, что чужие вещи принес в её квартиру Макаров без её ведома, как проник Макаров в подполье её квартиры в утро прихода работников милиции, она не знает, что она действительно разрешила Макарову переночевать в её квартире – в сенях, а Мазанов ночевал в квартире без её Куликовой ведома.

Виновность Куликовой в предъявленном ей обвинении по ст.ст. 17-59-3 УК в сознательном укрытии в своей квартире вещей, добытых преступных путем, и в укрывательстве участников бандитской шайки Макарова и Мазанова доказана: фактами обнаружения в её квартире похищенных и награбленных вещей, доставленных туда Макаровым и Мазановым, обнаружением Мазанова и Макарова в квартире Куликовой, причём Макаров был обнаружен под полом квартиры, куда мог проникнуть только из комнаты Куликовой, что и подтвердил на суде Макаров. Далее, похищенные и награбленные вещи были обнаружены не только в квартире Куликовой, куда они были положены Макаровым, якобы без ведома Куликовой, как она объяснила, но и в чемодане Куликовой, который она поставила в квартиру своей соседки Китовой в момент прихода работников милиции в квартиру Куликовой ранним утром 7 июня 1945 года; так, например, в чемодане были обнаружены два платья, похищенные на кв. Ефремовой.

Обращаясь к вопросу разрешения гражданского иска, заявленного артелью им. Чкалова, суд. коллегия нашла, что надлежит признать за этой артелью право на иск, а для определения его размеров иск подлежит передаче на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, так как в настоящем суд. заседании невозможно определить сумму, подлежащую взысканию вследствие того, что истец не дал документа о государственной плановой цене похищенных материалов, а поэтому невозможно определить и сумму, подлежащую взысканию. Согласно приказа НКторга СССР № 50, представленная истцом справка дирекции рынка о рыночных ценах не имеет значения, так как сумма иска должна исчисляться из пятикратной коммерческой цены, а не по рыночным ценам.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 319/320 и 323-327 УПК, судебная коллегия приговорила:

Батура Леонида Николаевича и Макарова Виктора Петровича на основании ст. 59-3 УК лишить свободы сроком на десять лет каждого, без поражения в правах и без конфискации имущества за отсутствием его.

Мазанова Петра Кузьмича на основании ст.59-3 УК лишить свободы сроком на пять лет, Куликову Анастасию Васильевну на основании ст.17-59-3 УК лишить свободы сроком на пять лет, без поражения в правах и с конфискацией у Куликовой лично ей принадлежащего имущества из значащегося в описи изъятия. К Мазанову конфискации имущества не применять за отсутствием его у Мазанова.

На основании ст.29 УК срок отбытия наказания исчислять: Батура с 6 июня 1945 года Макарову, Мазанову и Куликову с 7 июня 1945 года. Изъятый у Батура пистолет за № 1616 с 8 патронами конфисковать и сдать в органы НКВД.

Вещи, изъятые у Куликовой, не принадлежащие Куликовой или её родственникам, и не опознанные их владельцами и потерпевшими, обратить в доход государства.

За потерпевшей кооперативной артелью им. Чкалова признать право на иск, а для определения его размеров, подлежащих удовлетворению, на основании ст. 329 УПК иск передать для разрешения в порядке гражданского судопроизводства.

Судебных издержек по делу нет.

Мерой пресечения осужденным Батура, Макарову, Мазанову и Куликовой оставить содержание под стражей.

Приговор может быть обжалован в Верховный Суд РСФСР через Куйбышевский облсуд в 72-хчасовой срок с момента вручения осужденным копии приговора.

 

***

 

Дело № 7-649/1947 г.

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

17-21 февраля 1947 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего – члена облсуда Шепелева, народных заседателей: Кипарисовой и Сметанникова, при секретаре Жевлаковой, с участием прокурора т. Миронова, адвокатов т. Снежкина, Назарова, Орлова и Нудель, в открытом судебном заседании в селе Кротовка, рассмотрев уголовное дело по обвинению:

1. Григорьева Евгения Андреевича, 1923 года рождения, уроженец села Кротовки, Куйбышевского района, Куйбышевской области, беспартийный, холост, образование 5 классов начальной школы, судим в 1942 году по ст. 193-10 УК В.Т. на 8 лет лишения свободы, с отправкой на фронт, вторично в 1943 году народным судом по ст. 72 ч.1 и 162 УК сроком на три года лишения свободы, наказание отбыл 33 апреля 1946 года, после чего, прибыв в свое село, проживал без определенных занятий. Был в Красной Армии с 22/IХ-1941 года по 2/Х-1942 года, из армии демобилизован по ранению, инвалид 3 группы, правительственных наград не имеет - в преступлении, предусмотренном ст. 59-3 УК РСФСР.

2. Дроковалова Семёна Андреевича, 1916 года рождения, уроженца села Георгиевки, Куйбышевского района, Куйбышевской области, беспартийный, образование 5 классов начальной школы, семейный, женат, судим в 1943 году по ст. 162 и 74 УК нарсудом гор. Чапаевска, срок один год лишения свободы отбыл, до ареста работал в промартели «Звезда» овчинником в с. Тимашево, в период Отечественной войны с 1942 года по май 1943 года служил в рабочем батальоне – демобилизован - в преступлении, предусмотренном ст. 59-3 УК РСФСР.

3. Грачёву Матрёну Федоровну, 1899 года рождения, уроженку с. Тапайка, Котельнического района, Кировской области, с 1946 года проживала в с. Кабановка, Кинель-Черкасского района, Куйбышевской области, беспартийная, не судима, в семье 3 детей от 6 до 19 лет, из имущества свой дом, в летний сезон пасла телят жителей села, в школе не обучалась, малограмотная - в преступлении, предусмотренном ст. 59-3 УК РСФСР.

4. Степанову Марию Митрофановну, 1903 года рождения, уроженку дер. Кандауровка, Торновского района, Воронежской области, беспартийная, не судима, имеет 4-х детей возраст от 2 до 13 лет, работала сторожихой в промартели «Победа» в селе Тимашево, Куйбышевского района и области - по ст. 17-59-3 УК РСФСР.

5. Михайлову Татьяну Яковлевну, 1927 года рождения, уроженка дер. Софьевки, Куйбышевского района, Куйбышевской области, беспартийная, не судима, образование 7 классов начальной школы, жила в семье с родителями, разведена, работала на телеграфе поселок станция Кротовка, Куйбышевской области с 1943 года до ареста - по ст. 17-59-3 УК РСФСР.

6. Юдакову Любовь Николаевну, 1923 года рождения, уроженку с. Черновка, Куйбышевского района, Куйбышевской области, работала в Пустоваловской больнице медсестрой, беспартийная, не судима, одинокая, образование 8 лет средней школы и медтехникум - по ст. 17-59-3 УК РСФСР.

7. Кальчанова Александра Петровича, 1906 года рождения, уроженец с. Горбуновки, Новодевиченского района, проживал в селе Тимашево Куйбышевского района, Куйбышевской области, без определенных занятий, женат, беспартийный, не судим, с 1941 по 1945 год был в Красной Армии, участвовал в боях в Отечественную войну, 2 раза ранен, правительственных наград не имеет - по ст. 17-59-3 УК РСФСР.

8. Щеглова Василия Яковлевича, 1911 года рождения, уроженца с. Черновка, Куйбышевского района, Куйбышевской области, проживал в пос. Тимашево, работал чернорабочим Опытной станции, женат, 3 детей от 2 до 8 лет, в Красной Армии не служил – был бронирован, беспартийный, ранее судим по ст. 162 УК – лишение свободы отбыл - по ст. 17-59-3 УК РСФСР.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения подсудимых, показания свидетелей и мнение сторон, находит установленным:

Что старший брат подсудимого Григорьева Евгения – Григорьев Анатолий, будучи осужденным в июне 1943 года Нарсудом по ст. 165 ч. 3 УК на пять лет лишения свободы и отбывая наказание в ИТК № 12, совершил в мае 1946 года побег из-под стражи, после чего проживал без определенных занятий и места жительства, скрываясь по селам Куйбышевского района в домах родственников и у подсудимых по делу, которых раньше знал по преступной деятельности, и в частности, Дроковалова, с которым был под судом по одному делу ст. 165 УК, по указанию Дроковалова в домах Степановой, Грачёвой, Юдаковой, Кальчанова и Щеглова. Григорьев Анатолий имел при себе револьвер – был вооружён, о чем суду подтвердили Дроковалов, Михайлова, Грачёва и другие.

Григорьев Анатолий организовал бандитскую группу, поставив целью совершение вооружённых нападений на квартиры отдельных граждан по селам, с целью завладения их имуществом, для чего вовлек в банду вначале Гибаева Василия Михайловича, 1924 года рождения, освобожденного из-под стражи в мае 1946 года по отбытии наказания по ст. 162 УК, который также имел оружие, подтвердил об этом Дроковалов.

Установлено, что впервые вдвоем Григорьев Анатолий и Гибаев Василий совершили вооружённое нападение в ночь на 10 июня 1946 года в селе Фёдоровке со взломом окон квартиры Юдина, под угрозой с револьвером в руках, освещая квартиру электрофонарём, из сундуков забрали имущество – одеяло, одежду, белье, обувь и мануфактуру на сумму 4000 рублей, после чего скрылись.

В ту же ночь на пос. Тимашево совершили хищение тёлки красной масти возрастом около 2 лет, принадлежащей гр. Постновой. Похищенные вещи Юдина и тёлку Постновой Григорьев Анатолий и Гибаев Василий скрыли в доме подсудимой Грачёвой Матрёны в деревне Кабановке, что в суде подтвердили Грачёва и Дроковалов, и доказано фактом обнаружения, изъятия и опознания Юдиным своих вещей от Грачёвой, а тёлку Грачёва прирезала, распродав мясом, что она признала, стоимость телки 25.410 рублей.

В суде подсудимая Грачёва и Дроковалов заявили, что Григорьев Анатолий впоследствии убил Гибаева Василия, труп его скрыл, а документами о личности завладел, такое заявление правдоподобно, потому что в момент задержания Григорьева Анатолия, когда он был застрелен опергруппой на поле, документы Гибаева были именно при этом обнаружены.

Установлено, что Григорьев Анатолий после убийства участника банды Гибаева вовлек в банду подсудимого Дроковалова, вдвоем с ним они в ночь с 22 на 23 июня 1946 года в деревне Фёдоровка совершили вооружённое нападение и проникли путем взлома окна в дом к Лоцмановой Марии. С револьвером в руках, освещая электрофонарём квартиру, из сундуков забрали носильные вещи, швейную машину, 20 кг муки – всего на сумму 9400 рублей, с похищенным скрылись, произведя выстрелы в то время, когда потерпевшая стала кричать о помощи, высказав угрозу убийством, приказали не делать тревоги. Похищенное имущество было поделено между грабителями, распродано, деньги пропиты, причём укрыто награбленное имущество было вначале в доме Грачёвой, что признал в суде подсудимый Дроковалов.

Установлено, что в ночь со 2 на 3 июля Григорьев Анатолий и Дроковалов Семен вдвоем, также вооружённые револьвером, путем взлома окна в квартире гр. Борисовой в селе Тимашеве совершили ограбление имущества. При этом, угрожая револьвером, Григорьев приказал потерпевшей не вставать с постели, и, освещая квартиру электрофонарём, из сундуков забрали одежды, белья и носильных вещей, а также наличные деньги - всего на сумму 21.200 рублей, после чего скрылись. С награбленным имуществом они явились в дом к подсудимой Степановой, где скрывался и проживал Григорьев, там его и укрыли, а впоследствии поделили между собой, свою часть из награбленного имущества Григорьев для сбыта доставил к подсудимой Грачёвой, свою долю из награбленного Дроковалов забрал с собой и распродал на рынке в г. Бугуруслане, деньги пропил.

Это обстоятельство в суде подсудимый Дроковалов признал. Кроме того, это подтверждено фактом обнаружения в доме Грачёвой имущества, похищенного у Борисовой и ею опознанного. Установлено и то, что часть вещей и имущества, похищенного у Борисовой, были Григорьевым Анатолием укрыты еще в доме подсудимого Щеглова, где они были обнаружены и изъяты, и также опознаны потерпевшим. Признали в суде приём и укрытие награбленного имущества Борисовой лично подсудимые Грачёва и Щеглов в судебном заседании.

Установлено, что в ночь с 6 на 7 июня 1946 года в деревне Кабановка Григорьевым Анатолием, при участии вовлеченных в бандитскую группу новых лиц – подсудимой Грачёвой Матрёны, Санунова Виктора, Хвалёва Сергея, вчетвером было совершено вооружённое ограбление имущества в квартире потерпевшего работника элеватора Самыкина, также путем взлома окна квартиры. Была похищена одежда, мануфактура, трое карманных часов и кожа хромовая – всего на сумму 41.300 рублей, причём похищенное было принесено и укрыто в доме Грачёвой и там поделено; имущество, доставшееся на долю Григорьева Анатолия, распродавал подсудимый Дроковалов, об этом в суде признали Грачёва и Дроковалов, кроме того, изобличены в совершении преступления фактом обнаружения и изъятия в квартире Грачёвой части вещей, которые были опознаны потерпевшими.

Установлено, что в ночь на 19 июля 1946 года по указанию подсудимого Дроковалова бандитская группа с участием Григорьева Анатолия и шофера Крылова Ивана в селе Георгиевка совершили вооружённое нападение на квартиру военнослужащего Майорова Алексея, и совершили ограбление имущества, одежды, обуви, белья - по списку 21 предмет, в том числе двое ручных часов и револьвер системы «Бульдог», а также гимнастёрка с орденами и медалями. Ограбление совершили путем взлома окна, на ограблении Григорьев Анатолий действовал с револьвером в руках и электрофонарём, Майоров и его мать под угрозой оружием оставались лежать в постели с требованием не кричать о помощи, забрав имущество, грабители скрылись, похищенное было доставлено и укрыто в доме подсудимой Степановой, там имущество поделено между участниками банды, причём себе Дроковалов взял револьвер «Бульдог» и хранил до обнаружения, часть вещей была выделена на долю Степановой, свою долю награбленного Григорьев Анатолий хранил и укрыл в доме Щеглова и Кальчанова, свою долю Дроковалов распродал на рынке, о чем он лично признал в суде, изобличены Дроковалов, Кальчанов и Щеглов вещественным доказательством – обнаружением револьвера и похищенных вещей в их квартирах, что было опознано потерпевшим Майоровым.

Об участии в этом ограблении Григорьева Евгения – оговор Дроковалов снял и в суде отказался, не признал участие и Григорьев Евгений.

 

Установлено, что Григорьев Анатолий привлек в бандитскую группу своего брата Григорьева Евгения, с ним и еще Дроковаловым и шофером Крыловым Иваном вчетвером, будучи вооружёнными, они в ночь с 20 на 21 июля 1946 года по указанию подсудимой Степановой на ст. Сарбай совершили нападение на квартиру Степанова Александра Харитоновича – бывшего мужа Степановой, причём подсудимый Григорьев Евгений, одев на себя гимнастерку с орденами, похищенную у Майорова, сапоги и брюки, прибыв к дому Степанова, действовал обманом, выдав и назвав себя за работника милиции, проник в квартиру , действуя с револьвером в руках и электрофонарем, уложил Степанова в постель под угрозой оружием, требуя не кричать о помощи, в квартиру вошли Григорьев Анатолий и Дроковалов, все они из сундуков забрали одежду, белье, ценности и четыре мешка на сумму 42.950 рублей, из дома скрылись, причём оставив горящим электрофонарь, напоминающий о присутствии грабителей в доме, с целью скрыться из села.

Все награбленное имущество было доставлено и скрыто в доме Кальчанова в ларе в пос. Тимашево, впоследствии имущество было поделено, свою долю Дроковалов забрал и распродал на рынке, также частично награбленное было  распродано на рынке Григорьевыми, по признанию в суде Григорьева Евгения, он имел 19.000 рублей, вырученных от продажи имущества, что поделил с братом, а часть имущества была укрыта в домах у подсудимых Грачёвой и Щеглова, обвинение доказано признанием а суде Дроковалова и Григорьева Евгения, его подтвердил и Кальчанов, кроме того, фактом обнаружения и изъятия вещей и Грачёвой и Щеглова, опознанных потерпевшим, об ограблении мужа Степанова знала подсудимая Степанова, о чём в суде признала. О том, что по указанию Степановой было совершено ограбление квартиры её мужа, подтвердил суду Дроковалов.

Установлено, что подсудимая Михайлова, являясь женой подсудимого Григорьева Анатолия, зная о том, что он сбежал из-под стражи, имеет при себе револьвер, скрывала об этом, имея с ним связь, способствовала скрытию от властей Григорьеву под видом жены в доме Степановой. Кольчанова вошла в бандитскую группу вместе с участниками нападения на квартиру Степанова на ст. Сарбай 30 июля 1946 года Григорьевым Анатолием, Дроковаловым Семеном и Крыловым Иваном, последовала на автомашине из села Тимашево до села Кротовки, на ограблении не была, потому что выполняла указание Григорьева Анатолия, отыскивала его брата Евгения Григорьева, которого при встрече в селе предупредила и отослала к другим участникам банды, которые ехали на автомашине за переездом, следовательно, выполняла роль пособника. Кроме того, она, Михайлова, приняла себе в собственность от Григорьева Анатолия из числа награбленного имущества ручные часы, чулки шёлковые и другие вещи, притом же принимала участие в попойках вместе с братьями Григорьевыми, на их деньги покупала водку и доставляла в дом к Поповой, это обстоятельство Михайлова признала в суде, подтвердил об этом Григорьев Евгений, Степанова, Кольчанов, Грачёва и свидетель – мать Михайлова Прасковья.

Обвинение в пособничестве участникам банды со стороны Юдаковой Любови состоит в том, что она, Юдакова, по просьбе Григорьева Анатолия выдала ему на руки три бланка со штампом и печатью Пустоваловской совбольницы, которые он заполнил в её присутствии в квартире Поповой на имя Гибаева Василия для себя, с целью иметь документ на право истребования паспорта, путем непрерывности срока действия документа, подученного из ИТК № 12 после освобождения из заключения, за отбытием срока с 6 мая 1946 года.

Юдакова в прошлом знала Анатолия Григорьева, изготовление ими документа на имя Гибаева Василия для Григорьева Анатолия является со стороны Юдаковой пособничеством бандитской группе в выполнении преступных целей, за что Юдакова была приглашена на попойку 30 июля в дом Поповой и там участвовала совместно с Григорьевым и Михайловой, кроме того, Юдакова в течение двух ночей укрывала в своем доме бежавшего из-под стражи Анатолия Григорьева, что она, Юдакова, в суде признала.

Установлено, что бандиты Григорьевы Анатолий и Евгений с целью избежать ответственности за совершенные вооружённые ограбления, приняв план убыть из сёл Кротовка, Тимашево и другие в другую область, решили 30 июля 1946 года организовать проводы – вечер в доме Поповой в селе Пустовалово, куда были приглашены Михайлова и Юдакова, там были Григорьевы Анатолий и Евгений. Попойка состоялась, во время которой были застигнуты на месте работниками милиции, причём при задержании Григорьевых они оба оказали вооружённое сопротивление, во время которого был убит насмерть старший оперуполномоченный ордена уголовного розыска Облуправления РК милиции капитан Советкин, тяжело ранены выстрелами начальник Куйбышевского РОМ Жиганов, старший оперуполномоченный того же РОМ Шапоров и присутствующий на операции задержания бандитов еще инструктор Куйбышевского райкома ВКП (б) т. Кривопалов. Воспользовавшись тем, что убитые и раненые представители Советской власти полегли на пол в доме Поповой, оба бандита Григорьевы Анатолий и Евгений скрылись в другое село.

В суде свидетели: Осипов – председатель сельсовета, Кривопалов – знающий в лицо бандита Григорьева–Зельнова Анатолия, Жиганов – начальник раймилиции, подтвердили суду то, что выстрелы в Советкина, Шапорова, Жиганова, Кривопалова производил подсудимый Григорьев Евгений, а последний это отрицал, заявив, что стрелял в работников милиции Анатолий Григорьев.

После совершенного вооружённого сопротивления в доме Поповой бандиты Григорьевы оба скрывались в селе Тимашево в течение двух дней и ночей, вначале Евгений в доме подсудимого Дроковалова, а потом в бане у Щеглова, туда же прибыл в сопровождении подсудимого Кальчанова и Анатолий Григорьев. Находясь в бане Щеглова, под его опекой бандиты вместе с Щегловым пили водку, при этом водку продукты им доставлял Щеглов. Он же, Щеглов, принял от Григорьева Анатолия награбленные вещи, швейную машину, одежду и белье, что и обнаружено при обыске.

Судебная коллегия признает соучастие вооружённой бандитской группе Григорьевых, Дроковалова и других со стороны Кальчанова и Щеглова вполне доказанным.

Установлено, что, покинув баню Щеглова в селе Тимашеве, бандиты Анатолий и Евгений Григорьевы 1 августа 1946 года находились на полевом стане близ села Тростянки Красноярского района, и, будучи обнаружены уполномоченным Красноярского РОМ МВД Волынцевым, при проверке у них, Григорьевых, документов о личности, будучи оба вооружены, они еще раз оказали вооружённое сопротивление представителю власти. Под угрозой наставленных пистолетов у Волынцева отобрали наган и патроны. Затем Евгений Григорьев по команде Григорьева Анатолия выстрелом из револьвера с левой стороны в голову убил насмерть Волынцева, забрав лошадь, запряженную в тарантас, на котором оба они скрылись в лесу. Убийство было совершено днём на току, в присутствии большого числа рабочих и колхозников. Затем в ходе погони, будучи преследуемым, Григорьев Анатолий на поле был застрелен опергруппой, а Григорьев Евгений задержан.

В суде свидетель Калякин Егор и Парфенова подтвердили, что убийство работника милиции Волынцева совершил Григорьев Евгений, и его они опознали в суде, заявив, что Анатолий Григорьев держал наставленным револьвер в грудь Волынцеву, и не мог делать выстрела в левый висок головы Волынцеву.

Судебная коллегия признаёт доказанным предъявленное обвинение Григорьеву Евгению, Дроковалову Семену и Грачёвой Матрёне в вооружённом бандитизме. В суде Дроковалов признал себя виновным в совершении вместе с Григорьевыми и другими четырех вооружённых ограблений квартир Лоцмановой, Борисовой, Майорова и Степанова, заявив, что в банду он был втянут Григорьевым Анатолием.

Григорьев Евгений признал себя виновным в вооружённом нападении, в ограблении квартиры Степанова и в оказании вооружённого сопротивления представителям власти – работникам милиции, отрицая убийства Советкина и Волынцева, а также нанесении тяжелых ранений Жиганову, Шапорову и Кривопалову.

Грачёва Матрёна признала себя виновной в совершении ограбления квартиры Самыкина вместе с Григорьевым Анатолием, признала приём и скрытие в своей квартире, а также распродажу награбленного имущества, скрытии бандита Григорьева Анатолия в своём доме. Кроме того, обвинение доказано свидетельскими показаниями и вещественным доказательством, обнаружением похищенных вещей и опознанием их собственниками.

Считать доказанным обвинение в соучастии и пособничестве бандитской группе Григорьевых Анатолия и Евгения, Дроковалова, Грачёвой и других, считать одновременно и участниками банды подсудимых Михайлову, Степанову, Юдакову, Кальчанова и Щеглова, как материалами дела, так и свидетельскими показаниями, личным признанием обстоятельств соучастия подсудимыми, а также заявлениями основных лиц – исполнителей Григорьева Евгения, Дроковалова и Грачёвой.

При определении меры наказания суд учитывает, что главную роль в совершении преступлений выполняли, помимо Анатолия Григорьева, подсудимый Григорьев Евгений. Он, оказав вооружённое сопротивление работникам милиции, убил капитана милиции Советкина, он убил выстрелом из револьвера оперуполномоченного Волынцева, он тяжело ранил выстрелами Жиганова, Шапорова и Пустовалова при исполнении ими служебного долга, он, Григорьев Евгений, с оружием в руках грабил трудящихся, сам распродавал награбленное имущество и обогащался за счет трудящихся масс и пьянствовал.

Подсудимый Дроковалов, в прошлом имея преступную связь с бандитом Григорьевым Анатолием, после побега из-под стражи создал условия для нелегального проживания Анатолию Григорьеву в домах Степановой, Грачёвой, Кальчанова, Щеглова, первым вступил в вооружённую банду, организованную Анатолием Григорьевым, лично подбирал объекты нападения и ограбления, лично участвовал в четырех вооружённых налётах, отбирал и присваивал, распродавал награбленное и обогащался за счет трудящихся масс. В прошлом оба они, Евгений Григорьев и Дроковалов, были судимы, отбывали срок лишения свободы, однако не проявили исправления в обществе, встав на путь совершения вновь общественно опасных и вредных преступлений, а поэтому и руководствуясь ст.ст. 319, 320, 327 УПК РСФСР, приговорила:

Григорьева Евгения Андреевича, Дроковалова Семена Андреевича и Грачёву Матрёну Федоровну признать виновными в вооружённом бандитизме и на основании ст. 59-3 УК РСФСР подвергнуть: Григорьева Евгения Андреевича и Дроковалова Семена Андреевича к высшей мере наказания – расстрелять, а Грачёву Матрёну Федоровну к 10 годам лишения свободы, с конфискацией лично принадлежащего имущества у Григорьева Евгения, Дроковалова Семена и Грачёвой Матрёны. Грачёву Матрёну Федоровну с поражением в избирательных правах после отбытия срока на три года.

Признать виновными по ст. 17-59-3 УК РСФСР в соучастии и пособничестве вооружённой банды – Степанову Марию Митрофановну, Михайлову Татьяну Яковлевну, Юдакову Любовь Николаевну, Кальчанова Александра Петровича и Щеглова Василия Яковлевича и подвергнуть к мере наказания:

Кальчанова Александра Петровича и Щеглова Василия Яковлевича – к лишению свободы сроком на 8 лет каждого, с поражением в избирательных правах сроком на три года каждого, без конфискации имущества.

Степанову Марию Митрофановну, Михайлову Татьяну Яковлевну и Юдакову Любовь Николаевну к лишению свободы сроком на пять лет (5 лет) каждую, без поражения в избирательных правах сроком на три года каждого, без конфискации имущества.

Гражданский иск об убытках удовлетворить, взыскав с осужденных Дроковалова, Грачёвой, Кальчанова и Щеглова, Григорьева, Михайловой, Степановой и Юдакова в силу ст. 2 403 и 408 Г. Код. солидарно (постановление Пленума Верховного суда РСФСР от 19/УII-1926 г. пр. 12) в пользу Борисовой Татьяны Дмитриевны за похищенное имущество 21.300 рублей, Юдина Александра Матвеевича 4000 рублей, Самыкина Василия Павловича 41.800 рублей, Постновой Елены Павловны 2500 рублей, Лоцмановой Марии Алексеевны 8000 рублей.

За убитого кормильца Советкина Ивана Филипповича взыскать в пользу Котаевой Антонины Николаевны алиментов на 3 детей – Советкиной Галины Ивановны рождения 19/06-1938 года, Советкиной Валентины Ивановны рождения 6/12-1933 года, и Котаева Вячеслава Ивановича рождения 19/05-1936 года из расчёта (в месяц был заработок 1350 рублей на пять человек, что равно сумме 270 рублей на каждого, т.е. на долю отца, детям, его жене и 3-м детям) ущерб составит ежемесячно по 270 рублей на каждого ребенка, начиная с 1 августа 1946 года и до совершеннолетия.

Зачесть в силу ст. 29 УК предварительное заключение в срок отбытия меры наказания осужденным Грачёвой с 7 августа 1946 года, Степановой с 5 августа 1946 года, Михайловой с 30 июля 1946 года, Юдаковой с 30 июля 1946 года, Кальчанову с 6 августа 1946 года, Щеглову с 6 августа 1946 года и всем осужденным оставить содержание под стражей.

За выступление в суде адвоката Назарова с осужденных Дроковалова и Кальчанова взыскать по 300 рублей с каждого, за выступление адвоката Снежикина с осужденного Григорьева 500 рублей, за выступление адвоката т. Орлова с осужденной Грачёвой 300 рублей, за выступление адвоката тов. Нудель с осужденной Степановой 300 рублей в пользу Куйбышевского коллектива адвокатов.

Могущие быть по делу судебные издержки возложить на осужденных. Отобранное у осужденных имущество и деньги обратить на возмещение присужденных убытков потерпевшим.

Приговор объявлен, может быть обжалован в срок 72 часа, с момента вручения копии приговора осужденным в Верховный суд РСФСР.

Председательствующий – Шепелев (подпись).

Народные заседатели – Кипарисова и Сметанников (подписи).

 

Пред. Шепелев

Дело № 46-048р-1947 г.

Определение

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР в составе: председательствующего Степановой, членов: Савгировой и Егоровой, рассмотрела в судебном заседании от 21 марта 1947 года дело по жалобам: Григорьева, Дроковалова, Грачёвой, Щеглова, Кальчанова, Юдаковой, Степановой, Михайловой на приговор Куйбышевского областного суда от 17-21 февраля 1947 года, по которому:

1. Григорьев Евгений Андреевич, 1923 года рождения, уроженец села Кротовки, Куйбышевского района и области, грамотный, беспартийный, судим в 1942 году по ст. 193-7, в 1943 году по ст. 162 п. «д» УК, наказание отбыл, без определенных занятий.

2. Дроковалов Семен Андреевич, 1916 года рождения, уроженец села Георгиевки, Куйбышевского района и области, грамотный, беспартийный, судим в 1943 году по ст. 162 и 74 УК, наказание отбыл, работал в артели.

- приговорены оба по ст. 59-3 УК к высшей мере наказания – расстрелу каждый, с конфискацией лично им принадлежащего имущества.

3. Грачёва Матрёна Федоровна, 1899 года рождения, уроженка села Тамайки, Котельнического района, Кировской области, малограмотная, беспартийная, не судима.

- приговорена по ст. 59-3 УК к лишению свободы на десять лет с поражением избирательных прав на три года и конфискацией лично ей принадлежащего имущества.

4. Кальчанов Александр Петрович, 1906 года рождения, уроженец села Горбуновки, Новодевиченского района, грамотный, беспартийный, не судим.

5. Щеглов Василий Яковлевич, 1911 года рождения, уроженец села Черновка, Куйбышевского района и области, малограмотный, беспартийный, ранее судим по ст. 162 УК, рабочий совхоза.

- приговорены оба по ст.ст. 17-59-3 УК к лишению свободы на восемь лет каждый, с поражением избирательных прав на три года каждый и конфискацией лично им принадлежащего имущества.

6. Степанова Мария Митрофановна, 1903 года рождения, уроженка дер. Кандауровка, Терновского района, Воронежской области, малограмотная, беспартийная, семейная, работает сторожем, не судима.

7. Михайлова Татьяна Яковлевна, 1927 года рождения, уроженка дер. Софиевки, Куйбышевского района и области, грамотная, беспартийная, работала на телеграфе, не судима.

8. Юдакова Любовь Николаевна, 1923 года рождения, уроженка села Черновки, Куйбышевского района и области, грамотная, работала фельдшером в больнице, беспартийная, не судима.

- приговорены все трое по ст.ст. 17-59-3 УК к лишению свободы на пять лет без поражения прав.

[…]

Проверив материалы дела и ознакомившись с жалобами осужденных, коллегия считает, что приговор суда является правильным, мера наказания всем осужденным определена судом в соответствии с содеянным, поэтому просьба Григорьева, Дроковалова, Щеглова, Кальчанова, Степановой и Юдаковой удовлетворению не подлежат.

Доводы Михайловой о ее невиновности неосновательны и опровергаются тем, что ей было известно о бандитских действиях Григорьевых и других, вместе с тем она приняла от Григорьева Анатолия подарки – часы и чулки, приобретенные им грабежом, а при таком положении дела коллегия не усматривает оснований к удовлетворению ее просьбы об отмене приговора и, руководствуясь ст. 436 УПК, определила:

Приговор суда оставить в силе, а жалобы Григорьева, Дроковалова, Грачёвой, Степановой, Михайловой, Юдаковой, Кальчанова и Щеглова без удовлетворения.

Председательствующий – Степанова (подпись).

Члены: Егорова и Савгирова (подписи).

 

***

 

Дело б/н

Приговор

Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

10-13 марта 1947 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда в составе: председательствующего - Орешина, народных заседателей: Зюзина и Макаровой, при секретаре Филимоновой, с участием прокурора Чеченева, адвокатов Толстошеева, Мединина, Гончаренко, Ененко и Соколовой, в открытом судебном заседании в городе Куйбышеве, рассмотрев уголовное дело по обвинению граждан:

1. Деганова Николая Осиповича, 1904 года рождения, уроженца села Н. Кармалка, Первомайского района, Тат. АССР, из крестьян, русского, беспартийного, с низшим образованием, женатого, судимого в 1937 году по ст. 107 УК РСФСР на 6 лет лишения свободы, до ареста нигде не работавшего.

2. Кичуйского Павла Даниловича, 1895 года рождения, уроженца села Н. Кармалка, Первомайского района, Тат. АССР, из семьи кустаря, русского, с низшим образованием, беспартийного, женатого, судимого в 1941 году по ст. 166 УК РСФСР на пять лет, до ареста нигде не работавшего.

3. Бахматова Никифора Ивановича, 1898 года рождения, уроженца села Чернигово, Нагайбатского района, Челябинской области, из крестьян, русского, с низшим образованием, беспартийного, женатого, не судимого, нигде не работавшего.

4. Рязанского Ивана Никоноровича, 1894 года рождения, уроженца села Шепинское, Первомайского района, Тат. АССР, из крестьян, русского, беспартийного, с низшим образованием, судимого в 1939, 1935 и 1941 годах по ст. 109 УК РСФСР к двум годам лишения свободы каждый раз.

5. Немальцева Кузьму Семеновича, 1878 года рождения, уроженца села Кинель-Черкассы, Куйбышевской области, из крестьян, русского, беспартийного, неграмотного, женатого, не судимого, единоличника.

6. Макаровой Антонины Николаевны, 1925 года рождения, уроженца гор. Куйбышева, из рабочих, русской, беспартийной, замужней, с восьмилетним образованием, не судимой, работавшей в Заготконторе Молотовского района сборщицей молока и масла в счет госпоставок.

- всех в преступлениях, предусмотренных: Деганова и Кичуйского по Закону от 7 августа 1932 года и по ст. 59-3 УК РСФСР, Бахматова и Рязанского по ст. 59-3 УК РСФСР, Немальцева по ст. 17-59-3 УК РСФСР и Макарову по ст. 17-166 ч. 2 УК РСФСР.

Материалами предварительного и судебного следствия судебная коллегия установила:

Подсудимый Деганов, работая зав. базой Первомайского райпотребсоюза Татарской АССР с октября 1945 года по январь 1946 года, совершил растрату материальных ценностей на сумму 40046 рублей, и, чтобы скрыть следы преступления, он, Деганов, 12 января 1946 года поджег здание райпотребсоюза, но пожар был ликвидирован.

Боясь ответственности за совершенное преступление, 14 января 1946 года Деганов по договоренности со своим двоюродным братом подсудимым Кичуйским со двора райпотребсоюза похитил лошадь с упряжью, с базы райпотребсоюза похитили сто килограммов сахара, семь килограммов чая, и с похищенным оба скрылись.

С похищенным Деганов и Кичуйский приехали в город Бугуруслан, Чкаловской области к своему знакомому подсудимому Рязанскому, у которого на квартире, а частью на рынке, продали сахар, чай и через несколько дней на лошади уехали в село Кинель-Черкассы Куйбышевской области, где заехали на квартиру к своему знакомому подсудимому Немальцеву, которому похищенную ими лошадь продали за 10.000 рублей.

Деганов и Кичуйский, находясь в городе Куйбышеве, 21 марта 1946 года путем взлома замка проникли в склад Молотовского райпромкомбината, откуда похитили промтоваров на 17290 рублей. Похищенные товары Деганов и Кичуйский продали на рынке в городе Куйбышеве, а частью продали в городе Бугуруслане.

Не желая заниматься полезным трудом и с целью дальнейшего совершения преступлений, Деганов и Кичуйский организовались в бандитскую группу, куда вовлекли и подсудимого Бахматова. Для этого подсудимый Деганов с помощью своей жены подсудимой Макаровой, на квартире последней, приобрёл чистые бланки, печать для пакетов и штамп. Кроме этого, Деганов для совершения вооружённых ограблений и убийств отдельных граждан приобрёл пистолет ТТ, с боевыми патронами.

12 мая 1946 года ночью Деганов, Кичуйский и Бахматов из конюшни гражданки Вайденовой М.С. в городе Бугуруслане похитили корову, которую продали на рынке в поселке Похвистнево за 7500 рублей.

25 мая 1946 года ночью подсудимые Деганов, Бахматов и Кичуйский из конюшен граждан Талагаева М.В. и Пугачева Е.В. в городе Бугуруслане похитили двух коров, которых привели в село Кинель-Черкассы на квартиру к подсудимому Немальцеву. Из них одну корову продали в селе Кинель-Черкассы, а другую Немальцев отвел в город Куйбышев, где продали ее за 8500 рублей. Впоследствии в ноябре 1946 года эта корова была возвращена потерпевшему Пугачёву.

В июле 1946 года в городе Бугуруслане, с лугов, Кичуйский совершил кражу лошади, которую привел в село Кинель-Черкассы к подсудимому Немальцеву, после чего последний отвел лошадь в город Куйбышев, где подсудимые ее продали за 6000 рублей, из которых уплатили Немальцеву 500 рублей.

12 июня 1946 года подсудимые Деганов и Бахматов, находясь на рынке в городе Бугуруслане с целью подыскать себе жертвы для вооружённого ограбления, заметили там граждан Иванова и Зуеву, имевших при себе лошадь и двух коров. Узнав, что они с коровами и на лошади будут следовать в город Куйбышев, Деганов и Бахматов на дороге в лесу, в районе станции Подбельск, решили их встретить, и когда граждане Иванов и Зуева доехали до этого места, Деганов и Бахматов напали на них и стали наносить по голове удары специально взятым для этой цели железным предметом. Убив их, трупы бросили в сторону от дороги, после чего, забрав из карманов убитых деньги и документы, а также забрав лошадь и двух коров, подсудимые Деганов и Бахматов прибыли село Кинель-Черкассы к подсудимому Немальцеву, и через последнего лошадь продали Кинель-Черкасскому сельпо за 6800 рублей, одну корову продали гражданину Вострикову за 4800 рублей, а вторую корову продали неизвестным лицам за 4000 рублей. Впоследствии лошадь и корова были опознаны и возвращены мужу и жене убитых.

28 июня 1946 года Деганов и Бахматов в районе разъезда Муханово. Подбельского района, Куйбышевской области, на дороге в лесу напали на граждан Бутузова В.М. и Манюшина М.П., гнавших четырех коров в город Куйбышев, купленных в городе Бугуруслане. Убив граждан Бутузова и Манюшина выстрелами из пистолета и специальной железной палкой, Деганов и Бахматов трупы от дороги оттащили в сторону, после чего, взяв из карманов убитых деньги и документы и забрав четырех коров, отвели коров с помощью подсудимого Немальцева в город Куйбышев, где одну корову продали гражданину Дорофееву за 5500 рублей, а остальных коров продали на рынке за 11500 руб.

18 июля 1946 года Деганов, Бахматов и Кичуйский, находясь в городе Куйбышеве, договорились выехать для совершения вооружённого ограбления в город Абдулино, Чкаловской области. По пути в город Абдулино все трое подсудимых заехали в город Бугуруслан на квартиру подсудимого Рязанского, который также изъявил желание принять в ограблении участие.

С этой целью 22 июля 1946 года все четверо подсудимых, приехав на рынок в город Абдулино, заметили там граждан Алябьевых – мужа с женой, имевших при себе большую сумму денег, которых и решили ограбить, когда они поедут домой в село Емельяновку. Когда Алябьевы на подводе поехали домой, то Деганов, Бахматов, Кичуйский и Рязанский, разделившись попарно, последовали за ними. Километров за семь от города Абдулино Деганов и Рязанский напали на Алябьевых, где Деганов двумя выстрелами из пистолета убил Алябьева, а Рязанский нанес железной палкой тяжелые ранения по голове Алябьевой.

В то время, когда Деганов и Рязанский расправлялись с Алябьевыми, подсудимые Бахматов и Кичуйский совершили нападение на шедших по той же дороге граждан Леонову и Ляпину, которым Бахматов железной палкой нанес тяжелые ранения в область головы.

Когда Алябьев был убит, а три женщины-потерпевшие лежали без сознания, Деганов, Бахматов, Кичуйский и Рязанский забрали у них все деньги, вещи, и, отойдя от места ограбления в сторону километра за три, Деганов, Бахматов и Кичуйский укрылись в посеве овса, ожидая ночи, а Рязанский ушел на станцию и уехал домой в город Бугуруслан. В двадцать втором часу ночи того же дня сотрудниками МВД подсудимые Деганов, Бахматов и Кичуйский в посеве овса были задержаны вместе с награбленными вещами и пистолетом ТТ.

Макарова обвиняется в том, что предоставляла свою квартиру бандиту Деганову для нелегального проживания, получала от него деньги, добытые преступным путем, помогла ему достать бланки, печати, штампы, производила подделку в конских документах для сбыта краденого скота.

Преступление Деганова, Кичуйского, Бахматова, Рязанского, Немальцева и Макаровой на суде подтвердилось показаниями свидетелей, признанием в основном самих подсудимых, за исключением Рязанского, и другими материалами дела.

На основании изложенного суд признал виновными Деганова и Кичуйского в хищении государственной собственности и в бандитизме, т.е. в преступлениях, предусмотренных Законом от 7-го августа 1932 года и по ст. 59-3 УК РСФСР, Бахматова и Рязанского в бандитизме, т.е. по ст. 59-3 УК РСФСР, Немальцева в соучастии бандитам, т.е. по ст. 17-59-3 УК РСФСР и Макарову в соучастии в хищении скота, т.е. по ст.ст. 17-166 ч. 2 УК РСФСР.

Учитывая степень вины каждого подсудимого, судебная коллегия, руководствуясь ст.ст. 319 и 320 УПК РСФСР, приговорила:

Деганова Николая Осиповича по ст. 59-3 УК РСФСР подвергнуть к высшей мере уголовного наказания – расстрелять, с конфискацией лично ему принадлежащего имущества, и его же по Закону от 7 августа 1932 года лишить свободы в исправительно-трудовых лагерях сроком на десять лет, с поражением в правах по п.п. а, б, в ст. 31 УК РСФСР на пять лет и с конфискацией лично ему принадлежащего имущества. На основании ст. 49 УК РСФСР, по совокупности совершенных преступлений Деганову меру наказания определить по ст. 59-3 УК РСФСР ВМН – расстрел, с конфискацией лично ему принадлежащего имущества.

Бахматова Никифора Ивановича по ст. 59-3 УК РСФСР подвергнуть к высшей мере уголовного наказания – расстрелять, с конфискацией лично ему принадлежащего имущества.

Кичуйского Павла Даниловича по ст. 59-3 УК РСФСР лишить свободы в исправительно-трудовых лагерях сроком на десять лет, с поражением в правах по п.п. а, б, в ст. 31 УК РСФСР на пять лет, с конфискацией лично ему принадлежащего имущества, и его же по Закону от 7-го августа 1932 года лишить свободы в исправительно-трудовых лагерях сроком на десять лет, с поражением в правах по п.п. а, б, в ст. 31 УК РСФСР на пять лет, с конфискацией лично ему принадлежащего имущества. На основании ст. 49 УК РСФСР меру наказания Кичуйскому определить по Закону от 7-го августа 1932 года сроком на десять лет лишения свободы.

Рязанского Ивана Никоноровича по ст. 59-3 УК РСФСР лишить свободы в исправительно-трудовых лагерях сроком на десять лет, с поражением в правах по п.п. а, б, в ст. 31 УК РСФСР на пять лет, с конфискацией лично ему принадлежащего имущества.

Немальцева Кузьму Семеновича по ст.ст. 17-59-3 УК РСФСР лишить свободы в исправительно-трудовых лагерях сроком на восемь лет, с поражением в правах по п.п. а, б, в ст. 31 УК РСФСР на три года, с конфискацией лично ему принадлежащего имущества.

Макарову Антонину Николаевну по ст. 17-166 ч.2 УК РСФСР лишить свободы в исправительно-трудовых лагерях сроком на три года, без поражения в правах.

Начало срока отбытия наказания с зачетом предварительного заключения исчислять: Кичуйскому с 22 июля 1946 года, Рязанскому с 26 июля 1946 года, Немальцеву с 4 сентября 1946 года и Макаровой с 11 марта 1947 года.

Взыскать с Деганова Н.О. и Кичуйского П.Д. в пользу Первомайского райпотребсоюза 40046 руб. и в пользу Молотовского райпромкомбината 17290 руб. остальным потерпевшим за нанесенный им материальный ущерб преступными действиями подсудимых предоставить право искать с последних в общегражданском порядке.

Вещественные доказательства – пистолет ТТ передать в органы МВД. Деньги, изъятые у Деганова - 1415 руб. и Кичуйского – 128 руб. конфисковать в доход государства.

Обратиться с ходатайством в Президиум Верховного Совета СССР о лишении Деганова Н.О. правительственных наград – два ордена «Красная Звезда», медали: «За победу над Германией», «За боевые заслуги».

За выступление адвокатов Толстошеева, Гончаренко, Мединина и Ененко взыскать с осужденных Деганова, Бахматова, Кичуйского, Рязанского и Макаровой в пользу 1-й юридической консультации по 400 рублей с каждого.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд РСФСР, через Облсуд, в течение 72 часов с момента вручения копии приговора осужденным.

Меру пресечения всем шестерым осужденным оставить содержание под стражей.

Председательствующий – Орешин (подпись).

Народные заседатели – Зюзин и Макарова (подписи).

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара