При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

«Слепой» полёт. 1986 год

Международные события года

28 января 1986 года на 73-й секунде после старта американского шаттла «Челленджер» произошёл взрыв его внешнего топливного бака, а затем вся конструкция космического челнока разрушилась в верхних слоях атмосферы. Обломки корабля упали в Атлантический океан близ побережья полуострова Флорида. В результате катастрофы погибли все семеро членов экипажа «Челленджера» — Фрэнсис Скоби, Майкл Смит, Джудит Резник, Эллисон Онидзука, Роналд Макнэйр, Грегори Джарвис, Криста Маколифф. Последняя была отобрана на этот полёт из тысяч кандидатов по итогам конкурса в рамках проекта «Учитель в космосе». В результате поисково-спасательной операции со дна Атлантики удалось поднять многие фрагменты челнока, в том числе и кабину экипажа. Выяснилось, что трое его членов (Майкл Дж. Смит, Эллисон С. Онидзука и Джудит А. Резник) пережили разрушение «шаттла» и были в сознании, так как включили персональные приборы подачи воздуха. Но шаттлы тогда не имели системы аварийного покидания, которой они были оборудованы лишь после этой катастрофы, и потому шансов на спасение у экипажа не было. Астронавты не могли выжить при ударе жилого отсека о водную поверхность на скорости 333 км/ч, когда перегрузка достигла 200 g. После катастрофы программа полётов шаттлов была свёрнута на 32 месяца. Расследование показало, что разрушение летательного аппарата произошло из-за повреждения уплотнительного кольца правого твердотопливного ускорителя при старте, а это вызвало прогорание отверстия в боку ускорителя и последующему воспламенению компонентов топлива. Специальная комиссия пришла к выводу, что определяющими факторами, приведшими к катастрофе, послужили недостатки корпоративной культуры и процедуры принятия решений NASA. Комиссия выдала NASA девять рекомендаций, которые необходимо было выполнить для возобновления полётов шаттлов.

 

28 февраля 1986 года в центре Стокгольма двумя выстрелами из пистолета был убит премьер-министр Швеции Улоф Пальме. В тот день Улоф со своей женой Лисбет поздно вечером возвращался из кинотеатра «Гранд», расположенного в доме номер 45 на улице Свеавеген. При них не было телохранителей, так как Пальме любил ходить по городу без них. Когда супруги подошли к перекрёстку с улицей Туннельгатан, к ним подошёл одинокий мужчина и дважды выстрелил в премьера из револьвера марки «Смит-Вессон-Магнум». Основным подозреваемым в этом убийстве долгое время являлся 41-лётний Кристер Петтерссон, неуравновешенный человек без определённых занятий, страдающий алкоголизмом, замеченный в употреблении наркотиков и не раз говоривший, что он ненавидит Улофа Пальме. На счету Петтерссона уже было 63 преступления, в том числе и убийство, он 18 раз приговаривался к различным тюремным срокам. Но при этом на его одежде после его ареста не было обнаружено следов пороха. Кроме того, полиция так и не смогла нигде найти орудие убийства, а версия о пистолете «Смит-Вессон-Магнум» была основана только на косвенных данных. Но Лисбет Пальме опознала Петтерссона как убийцу её мужа, и потому в сочетании с другими уликами суд признал его виновным в убийстве, приговорив к пожизненному заключению. Однако кассационный суд в 1989 году отменил этот приговор за недостаточностью доказательств и освободил Петтерссона из-под стражи. В 1998 году генеральный прокурор Клас Бергенстранд сделал попытку повторно возбудить дело против Петтерссона по обвинению в убийстве Улофа Пальме, однако Верховный суд отказал ему по причине отсутствия в деле каких-либо новых обстоятельств. Петтерссон скончался от травмы головы 29 сентября 2004 года. Но и до его смерти, и после выдвигалось много альтернативных версий смерти премьера, в числе которых были следующие: операция спецслужб; заговор правых экстремистов; возможность убийства Улофа Пальме по ошибке из-за того, что его перепутали с крупным наркоторговцем, и другие. Но ни одна из этих версий так и не была признана обоснованной.

 

2 августа 1986 года из крупнейшей в Австралии Национальной галереи штата Виктория неизвестные злоумышленники непонятным образом украли картину Пабло Пикассо «Плачущая женщина» - очень известную работу мастера, выполненную в стиле аналитического кубизма. Портрет был куплен музеем у его автора за полгода до этого происшествия за 1,6 млн. долларов, что стало самым дорогим приобретением всех австралийских музеев за всю историю их существования. После кражи на месте преступления обнаружилась записка от имени некоей организации «Австралийские культурные террористы», в которой говорилось: «Похищение Пикассо из Национальной галереи – наш протест против жалкого финансирования изящных искусств в этом провинциальном штате, и против того, как неумело администрация распределяет это финансирование…» Похитители требовали от галереи следующий выкуп: увеличение правительством штата Виктория на 10% бюджетной поддержки арт-институций (выставки, галереи, экспозиционные площадки, союзы, объединения, издания) и учреждение ежегодной стипендии в размере 25 тысяч долларов для художников моложе 35 лет. Иначе «Австралийские культурные террористы» обещали картину сжечь. Полиция искала «Плачущую женщину» две с лишним недели, но безуспешно. Но так получилось, что директор Национальной галереи Патрик Маккой тогда же в присутствии одного молодого художника как бы ненароком обмолвился, что похитителей не посадят в тюрьму, если картина где-нибудь обнаружится. «Ну, например, в камере хранения железнодорожного вокзала», – добавил при этом Маккой. И вскоре в полицию позвонил аноним и сообщил, что украденная картина «Плачущая женщина» находится… в одной из камер хранения вокзала Саузерн-Кросс. Она действительно была здесь обнаружена, а рядом с ней лежала еще одна записка от «Австралийских культурных террористов». В ней сообщалось, что похитители даже и не рассчитывали, что власти выполнят их требования. Просто своей акцией они хотели обратить внимание общественности на бедственное положение молодых художников. Еще три года полиция искала «Австралийских культурных террористов», но так и не нашла. В 1989 году дело о похищении «Плачущей женщины» было закрыто.

 

21 августа 1986 года поздно ночью из недр глубоководного озера Ниос (Камерун, Африка) неожиданно вырвалось огромное ядовитое облако, представляющее собой смесь различных газов – сероводорода, хлороводорода, углекислого газа и других. Поскольку это облако было тяжелее воздуха, оно за короткое время накрыло близлежащие поселки Ниос, Субум, Ча и Фанг. В итоге за одну ночь от удушья погибла большая часть здешнего населения – не менее 1746 человек, а еще свыше 1000 камерунцев позже обратились за медицинской помощью в результате газового отравления. Кроме людей, в посёлках погибли все домашние животные, а в окрестных джунглях - тысячи диких зверей, птиц и даже насекомых. Позже это происшествие на берегах озера Ниос было названо лимнологической катастрофой. Озеро Ниос имеет вулканическое происхождение, глубина его – более 200 метров. Как предполагают исследователи, озеро образовалось на месте провалившегося около 400 лет назад кратера потухшего вулкана, который впоследствии заполнился поверхностными и подземными водами. Но, как видно, на большой глубине под озером Ниос ещё сохранился очаг вулканической деятельности, который продуцирует огромное количество ядовитых газов. Когда они скопились в придонных слоях озера, то в один прекрасный момент по какой-то невыясненной причине всей огромной массой вырвались на поверхность. Свидетели отмечали, что сразу после трагедии воды озера приобрели красно-коричневый оттенок. Также стало известно, что, кроме озера Ниос, в Камеруне есть еще один похожий водоём вулканического происхождения - озеро Манун. На нём за несколько лет до трагедии на озере Ниос произошел похожий случай, унесший жизни 37 человек. В итоге власти Камеруна учредили на берегах указанных озёр экологические посты, на которых ныне ведётся мониторинг состояния воздуха и проводятся работы по дегазации толщи воды.

 

1 ноября 1986 года на химическом заводе фирмы «Сандос» (Sandoz) в городе Базеле (Швейцария) произошёл крупный пожар. Предприятие горело на протяжении нескольких дней, и в результате оно было уничтожено огнём почти полностью. При тушении пожара использовалась вода из расположенной рядом реки Рейн, которая затем стекала обратно в русло, и вместе с водой в реку попало более 30 тонн ртути, пестицидов и других сельскохозяйственных химикатов, что вызвало на всём протяжении Рейна настоящую экологическую катастрофу. Вода в реке на долгое время стала опасной для всех видов пользования – питья, купания, орошения и прочего. Как потом вспоминали очевидцы, Рейн приобрел красный цвет. Населению, проживающему близ реки, было запрещено выходить из дома, а во многих городах ФРГ закрылись водопроводы, вместо которых использовалась привозная вода в цистернах. В течение 10 дней после пожара волна загрязнения достигла Северного моря. В результате этой катастрофы, по оценкам экологов, погибло не менее полумиллиона экземпляров рыб, а некоторые их виды на долгие годы полностью исчезли из этих мест – в частности, знаменитый рейнский лосось. После бурной реакции общественности уже в 1987 году в Швейцарии и ФРГ была принята «Программа действий — Рейн», рассчитанная до 2000 года (по-другому - «Лосось 2000»). В результате активных действий властей и многочисленных организаций «зеленых» количество сбрасываемых в реку нитратов и фосфора уменьшилось на 50%, а других загрязнений - от 80 до 100%. Лосось вернулся в реку на три года раньше намеченного - в 1997 году. Ныне в Германии действует «Программа Рейн-2020», нацеленная на дальнейшее оздоровление реки.

 

Российские события года

19 февраля 1986 года ракета-носитель «Протон» вывела на околоземную орбиту базовый блок советской (впоследствии российской) пилотируемой научно-исследовательской орбитальной станции «Мир». Это была первая в мире многомодульная обитаемая орбитальная станция, спроектированная НПО «Энергия». В последующие годы к «Миру» также присоединили следующие модули: «Квант-1», «Квант-2», «Кристалл», «Спектр», стыковочный модуль, «Природа» и другие. Станция была обитаема в период с 13 марта 1986 года по 16 июня 2000 года, и за это время она обслуживалась кораблями серий «Союз» и «Прогресс». В общей сложности на ней побывали 104 космонавта из 12 стран в составе 28 экспедиций, при этом в открытый космос со станции выходили 29 космонавтов и 6 астронавтов. Иностранные экипажи стали посещать станцию, начиная с 1995 года. Из 15 экспедиций посещения 14 были международными, с участием космонавтов Сирии, Болгарии, Афганистана, Франции (5 раз), Японии, Великобритании, Австрии, Германии (2 раза), Словакии, Канады. В рамках программы «Мир—Шаттл» было осуществлено семь кратковременных экспедиций посещения с помощью корабля «Атлантис», одна с помощью корабля «Индевор» и одна с помощью корабля «Дискавери», во время которых на станции побывали 44 астронавта. За время своего существования орбитальная станция «Мир» передала на Землю около 1,7 терабайта научной информации. Общая масса вернувшихся на Землю грузов с результатами экспериментов превысила 4,7 тонны. С борта станции была произведена фотосъёмка 125 миллионов квадратных километров земной поверхности. Но в конце 1990-х годов на «Мире» начались многочисленные проблемы из-за постоянного выхода из строя различных приборов и систем. В это же время правительство РФ, ссылаясь на дороговизну дальнейшей эксплуатации станции, и несмотря на многочисленные проекты её спасения, приняло решение затопить «Мир». В итоге 23 марта 2001 года проработавшая в три раза дольше первоначально установленного срока станция «Мир» была затоплена в специальном районе в южной части Тихого океана. В общей сложности на орбите Земли она провела 5511 суток, совершив за это время 6331 оборот вокруг нашей планеты. В течение 4594 суток она была обитаема. За время существования станции на ней провели более 23000 экспериментов, поставлены два рекорда продолжительности пребывания в космосе: Валерием Поляковым — непрерывное пребывание в космосе в течение 437 суток 17 часов 59 минут (1994—1995 годы), и Шеннон Лусид — рекорд длительности космического полёта для женщин, равный 188 суток 4 часа 1 минута (1996 год).

 

25 февраля 1986 года в Москве, в Кремлёвском дворце съездов, открылся XVII съезд Коммунистической партии Советского Союза (КПСС), основным событием которого стал политический доклад Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачёва 25 февраля. Именно в ходе этого доклада советский лидер впервые заявил о необходимости гласности при проведении преобразований в стране. Первоначально под термином «Гласность» творцы перестройки понимали лишь открытость государственных и партийных органов для критики простых трудящихся. Однако уже в ближайшие месяцы благодаря усилиям общественности и особенно новой демократической журналистики содержание понятия «Гласность» значительно расширилось. Теперь речь шла об отмене цензурных ограничений, утверждении в СССР принципов свободы слова и обмена информацией. После XXVII съезда КПСС слово «Гласность» стала одним из главных лозунгов перестройки. В течение 1986 году были назначены новые главные редакторы во всех наиболее массовых периодических изданиях. Так, газету «Московские новости» возглавил Егор Яковлев, журналом «Огонёк» стал руководить Виталий Коротич, «Новым миром» - Сергей Залыгин. В СССР стали публиковаться запрещённые прежде литературные произведения (например, повесть Михаила Булгакова «Собачье сердце»), демонстрироваться снятые ранее, но не допущенные к показу фильмы, из которых первым стала лента Тенгиза Абуладзе «Покаяние». Из спецхранов в открытые фонды библиотек были возвращены запрещённые к выдаче широкой публике книги, отменены ограничения по подписке на периодические издания. Позже возникли первые негосударственные телеобъединения – такие, как «АТВ» («Ассоциация авторского телевидения»). Помимо гласности, в своем докладе на съезде Горбачев провозгласил курс на «ускорение социально-экономического развития страны». Особый акцент в выступлении Горбачёва на XVII съезде КПСС был сделан на «повышении благосостояния народа» (предполагалось увеличить доходы населения к 1990 году в 1,6-1,8 раза). Тогда же прозвучало обещание обеспечить к 2000 году каждую советскую семью «отдельной квартирой или домом», а также достичь в 1986-1990 годах ежегодного роста национального дохода на 3,5-4%, объёма промышленной продукции - на 3,9-4,4%. Однако время показало, что впоследствии все эти планы так и остались лишь на бумаге.

 

26 апреля 1986 года в 1 час 20 минут ночи произошёл тепловой взрыв и пожар реактора на Чернобыльской атомной электростанции (Киевская область Украинской ССР). Реактор оказался почти полностью разрушен, а огромный объём радиоактивных материалов взрывом выбросило в окружающую среду. Это вызвало крупнейшую в истории мировой атомной энергетики экологическую катастрофу, повлекшую за собой сильное радиоактивное загрязнение огромных территорий Украины, Белоруссии и России, многие из которых на десятки лет стали непригодными для проживания. Первый сигнал о возгорании на пульт дежурного ВПЧ-2 по охране ЧАЭС поступил в 1 час 23 минуты ночи. К станции на автомашине ЗИЛ-131 выехал дежурный караул пожарной части под командованием лейтенанта внутренней службы Владимира Павловича Правика. Из города Припяти ему на помощь отправился караул 6-й городской пожарной части, который возглавлял лейтенант Виктор Николаевич Кибенок. Почти сразу же руководство тушением пожара принял на себя начальник ВПЧ-2 майор Леонид Петрович Телятников. Одновременно на ЧАЭС были вызваны подкрепления из Киева и близлежащих областей, но к моменту их прибытия силами расчётов Правика и Кибенка пламя на взорвавшемся четвёртом энергоблоке в основном уже было подавлено. При этом пожарные не дали огню перекинуться на третий энергоблок, хотя он и имел общие переходы с четвёртым блоком. А поскольку огнеборцы работали непосредственно в пылающей зоне реактора и не имели специальных средств защиты, уже к 2 часам ночи у них появились первые признаки радиационного поражения - слабость, рвота, «ядерный загар». В тот же день первую группу пострадавших из 28 человек отправили самолётом в Москву, в 6-ю радиологическую больницу. Всего в первые дни после катастрофы среди людей, выполнявших аварийные работы на четвёртом энергоблоке, было зарегистрировано 134 случая острой лучевой болезни. Непосредственно во время взрыва при обрушении конструкций погиб только один сотрудник ЧАЭС - Валерий Ходемчук, и ещё один (Владимир Шашенок) скончался тем же утром от полученных при взрыве травм. В течение следующих нескольких месяцев от лучевой болезни в больнице умерли ещё 28 человек из 134 поражённых радиацией ликвидаторов аварии, и один человек скончался, предположительно, от коронарного тромбоза. В числе умерших от лучевой болезни были и командиры пожарных расчётов Владимир Правик и Виктор Кибенок. Майор Леонид Телятников тогда остался в живых только благодаря операции по пересадке костного мозга. Впоследствии всем троим пожарным Указом Президиума Верховного Совета СССР были присвоены звания Героев Советского Союза, Правику и Кибенку - посмертно. После замеров уровня радиации 27 апреля было эвакуировано население 10-километровой зоны вокруг ЧАЭС, в том числе все жители 50-тысячного города Припять. В последующие дни зону эвакуации расширили до 30 километров. Всего же из района катастрофы в то время было отселено более 115 тысяч человек. В общей сложности для ликвидации последствий аварии на ЧАЭС власти СССР мобилизовали огромные материальные и финансовые ресурсы, и в этих работах участвовало более 600 тысяч человек. При расследовании происшествия главными причинами взрыва реактора были названы грубые нарушения правил эксплуатации ЧАЭС, совершённые её персоналом, а также конструктивные недостатки при проектировании самой электростанции. Суд над прямыми виновниками аварии проходил в Доме культуры города Чернобыля с 7 по 29 июля 1987 года. По решению судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР к десяти годам лишения свободы (максимальный срок по данной статье) были приговорены директор Чернобыльской АЭС В.П. Брюханов, главный инженер Н.М. Фомин и его заместитель А.С. Дятлов. Начальника смены Б.В. Рогожкина приговорили к пяти годам, начальника реакторного цеха А.П. Коваленко – к трём, а инспектора Госатомтехнадзора СССР Ю.А. Лаушкина к двум годам лишения свободы. При этом Брюханов отбыл лишь половину срока и был освобождён в связи с обострением у него лучевой болезни.

 

31 августа 1986 года в 23 часа 12 минут в Цемесской бухте Чёрного моря, в 13 км от морского порта Новороссийска и в 4 км от берега, произошло столкновение пассажирского парохода «Адмирал Нахимов» (капитан Вадим Марков) и грузового судна-балкера «Пётр Васёв» (капитан Виктор Ткаченко). В результате «Адмирал Нахимов», получив пробоину ниже ватерлинии, перевернулся на правый борт и затонул всего за 8 минут. Из находившихся на его борту 1243 пассажиров и членов экипажа погибли 423 человека. Гибель «Адмирала Нахимова» стала крупнейшей катастрофой на Чёрном море в мирное время. Вечером 31 августа этот пароход вышел в туристический рейс из Новороссийска в Сочи. Сухогруз «Пётр Васёв», следовавший встречным курсом, по согласованию с береговым постом регулирования движения судов должен был пропустить пассажирский пароход. Капитан «Петра Васёва» вёл судно по приборам и рассчитал, что при неизменных курсе и скорости он разойдётся с «Адмиралом Нахимовым» на расстоянии чуть меньше километра. Однако пассажирский пароход немного изменил курс, и когда в 23:05 капитан балкера, наконец, отвёл взгляд от приборов, корабли уже сблизились на опасную дистанцию. Если бы в этот момент Ткаченко отдал команду «Полный назад», столкновения бы не произошло. Но «Пётр Васёв» лишь немного замедлил ход, а этого оказалось недостаточно для его остановки. В итоге сухогруз ударил «Адмирала Нахимова» в правый борт, сильно повредив обшивку сразу четырёх отсеков. Пассажирский корабль обесточился и сильно накренился. Шлюпки спустить было невозможно, и люди спасались на плотах. После того, как «Адмирал Нахимов» скрылся под водой, экипаж «Петра Васёва» забрал с плотов 37 человек и поднял на борт тело одного погибшего. К спасательной операции немедленно было привлечено 64 судна Новороссийского порта, Черноморского флота и Морпогранохраны. Но они не могли взять на борт сразу почти тысячу тонувших людей. Пришедший вскоре им на подмогу теплоход на подводных крыльях «Комета-57» в общей сложности забрал из воды 248 человек. Два рейдовых катера «Базальт» и «РК-34» развезли ещё более 150 выживших по стоящим на рейде танкерам. Около часу ночи от пристани Новороссийска отошёл теплоход с двумя бригадами скорой помощи на борту, а ещё через 15 минут из Геленджика вышло 7 катеров. В итоге за четыре часа удалось спасти 755 человек и выловить 16 трупов. С рассветом к спасательной операции присоединились 7 вертолётов. Последний выживший был обнаружен спустя 15 часов после крушения. Все найденные на поверхности бухты личные вещи и деньги складывались в здании морского вокзала, причём случаев мародёрства зафиксировано не было. На протяжении всего дня 1 сентября и следующих двух недель к грузовому причалу № 15 доставляли тела погибших, которых складывали в пять вагонов-рефрижераторов. Одновременно водолазы извлекали утопленников из недр парохода. Вести их поиски было чрезвычайно трудно, так как под водой целые секции его деревянной обшивки обрушились, создавая непреодолимые завалы. Из этих завалов не сумели выбраться и погибли водолазы Юрий Полищук и Сергей Шардаков. После их гибели поисковые работы на затонувшем пароходе решением Правительственной комиссии были прекращены, хотя к этому моменту удалось обследовать только половину всех помещений. Всего водолазы сумели поднять из воды 129 тел (111 из корпуса парохода и 18 с грунта), а ещё 64 тела так и остались покоиться на борту затонувшего парохода. Капитаны столкнувшихся судов Виктор Ткаченко и Вадим Марков впоследствии были приговорены к 15 годам лишения свободы каждый, однако через шесть лет их обоих амнистировали.

 

16 декабря 1986 года в столице Казахской ССР городе Алма-Ате начались массовые беспорядки, вызванные отставкой главы республики Динмухамеда Ахмедовича Кунаева. В истории страны эти события теперь известны как Желтоксан (по-казахски - Желтоқсан көтерілісі, или Декабрьское восстание). В беспорядках участвовали около 5 тысяч человек. В последующие дни волнения затронули и другие города Казахстана. Националистически настроенные участники этих событий, и в первую очередь студенты ряда высших учебных заведений, высказывали своё недовольство даже не столько отставкой Кунаева, казаха по национальности, сколько избранием на пост первого секретаря ЦК Компартии Казахстана русского Геннадия Васильевича Колбина, который до этого работал первым секретарём Ульяновского обкома КПСС. Выступления начались 16 декабря с мирной демонстрации, когда первые группы казахской молодёжи вышли на площадь имени Л.И. Брежнева (ныне — площадь Республики) с требованием отмены назначения Колбина. Перестройка тогда только начиналась, власть в стране еще была сильной, поэтому реакция правительства в Москве была молниеносной: оно сразу поручило МВД разогнать митинг, что и было выполнено подразделениями милиции (операция «Метель»). Но утром 17 декабря на площадь имени Л.И. Брежнева перед зданием ЦК вышли уже толпы молодёжи, возглавляемые активными национал-патриотами. Плакаты демонстрантов гласили «Требуем самоопределения!», «Каждому народу — свой лидер!», «Положить конец великодержавному безумию!» Два дня в Алма-Ате шли митинги, после чего для разгона протестующих были использованы армейские подразделения и рабочие дружины. Во время разгона и массовых беспорядков правоохранительными органами в общей сложности было задержано 8,5 тысяч человек, при этом получили телесные повреждения разной степени тяжести более 1700 человек, из них 774 военнослужащих и сотрудников милиции. Двое раненых граждан, доставленных в больницу, впоследствии скончались. Более 900 человек подверглись административным мерам наказания (аресты и штрафы), предупреждения получили 1400 человек, были уволены с работы 319 человек и отчислены из учебных заведений 309 студентов. К уголовной ответственности правоохранители привлекли 107 человек, из которых 99 получили реальные сроки заключения. Тогда же началась запоздалая, а потому безрезультатная борьба с националистическими настроениями среди казахской интеллигенции. В начале 1987 года было принято постановление ЦК КПСС, в котором декабрьские события в Алма-Ате объявлялось проявлением казахского национализма. Однако в дальнейшем с развитием процессов перестройки и изменением политической конъюнктуры позиция центральных властей стала иной. В результате 22 июня 1989 года Колбина на посту главы республики сменил Нурсултан Абишевич Назарбаев, до этого занимавший должность Председателя Совета Министров Казахской ССР. А 14 ноября 1989 года группа депутатов Верховного Совета Казахской ССР во главе с писателем Мухтаром Шахановым обратилась в ЦК КПСС с просьбой о снятии формулировки «проявление казахского национализма», и формулировка была отменена. 16 декабря 1991 года, спустя ровно пять лет после Желтоксана, Казахстан последним из советских республик провозгласил свою независимость.

 

Самарские события года

7-9 апреля 1986 года в Куйбышевской области находился с визитом Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Сергеевич Горбачёв. Для «отца перестройки» Куйбышев стал едва ли не первым провинциальным городом страны, куда он в должности Генсека приехал с официальным визитом. В первый день 7 апреля на площади Революции и площади Славы образовались невероятных размеров скопления горожан, желающих хотя бы одним глазком взглянуть на молодого лидера страны. Несмотря на громадное число сотрудников КГБ и солдат из дивизии внутренних войск, выведенных на куйбышевские улицы для поддержания порядка, к Горбачёву невесть каким образом все же пробились несколько женщин, сумевших передать ему письменные жалобы о перебоях с продуктами в городе и о самоуправстве местных чиновников в квартирном вопросе. Горбачёв публично пообещал жалобщицам во всем разобраться и даже положил их письма в свой карман. После проезда по центру города в программе визита Горбачёва были поездки на завод «Прогресс» и металлургический завод, на станкостроительное производственное объединение, на шоколадную фабрику «Россия» и на швейную фабрику «Красная звезда», а в Тольятти он посетил АвтоВАЗ. При этом новый руководитель партии и государства повсюду встречался с жителями обоих городов. Так, во время визита на Волжский автозавод Горбачёв выступил перед тольяттинцами с запоминающейся речью, в которой он заявил: «Почему бы ему (то есть АвтоВАЗу – В.Е.) не стать законодателем автомобильной моды в мире? Ориентация на превышение мировых достижений - вот что должно стать принципом советской экономики!» Впрочем, уже тогда ведущие специалисты по развитию автомобильной промышленности оценили эти слова Генсека лишь как популистский блеф, не имеющий под собой никакой материальной основы. Сейчас же эта реплика Горбачёва о тольяттинском заводе как возможном законодателе мировой автомобильной моды и вовсе воспринимается как исторический анекдот. Но при этом во время выступления на АвтоВАЗе Горбачёв в своей речи провозгласил курс на начало практической перестройки всей общественной и политической жизни в Советском Союзе, о чём до того времени говорили только в теоретическом плане. Общее впечатление от своей поездки по Куйбышевской области лидер государства выразил так: «Народ поверил в перестройку, общество пришло в движение. Удручающее положение в капстроительстве, в оснащении предприятий лёгкой промышленности. Напряжённость в социальной сфере (нехватка жилья, продовольствие по талонам). Кадры подзаелись, нет боли за народ. Люди требуют укрепления дисциплины и борьбы с пьянством». В целом народными массами Генсек был принят хорошо. Люди буквально теряли дар речи от вида вымытых с мылом куйбышевских дорог, но ещё больше – от прямого общения с лидером страны прямо на улице. Перед этим участковые милиционеры обходили всех жителей домов, ближайших к маршруту следования правительственного кортежа, и предупреждали, что им во избежание конфликтов с охраной Горбачёва во время проезда Генсека не следует выглядывать в окна, а также сушить бельё на балконах и лоджиях. А на АвтоВАЗе, в прессовом цехе, пожилая женщина подала Горбачёву записку, в которой карандашом было написано: «Посмотрите, как мы живём. Некуда сходить с детьми, нет театра, один кинотеатр - вот и всё». И уже вскоре в Тольятти появился драматический театр «Колесо», ныне носящий имя его основателя Г.Б. Дроздова. А 27 октября 1986 года было принято постановление ЦК КПСС «О работе Куйбышевского обкома КПСС по реализации установок и рекомендаций, высказанных товарищем Горбачёвым М.С. во время пребывания в области в апреле 1986 года». После этого первый секретарь Куйбышевского обкома КПСС Е.Ф. Муравьёв в течение двух лет вынужден был ежеквартально отчитываться перед Центральным комитетом о работе, проделанной по выполнению наказов куйбышевцев, которые они высказали Генсеку лично и в письмах.

 

1 августа 1986 года Комитетом партийного контроля при ЦК КПСС был рассмотрен вопрос «О неудовлетворительном выполнении руководителями управлений торговли и общественного питания Куйбышевского облисполкома т.т. Богомоловым В.П. и Костюниным Ю.М. постановлений ЦК КПСС «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма». В решении Комитета по этому вопросу отмечалось, что за период, прошедший после принятия постановлений ЦК КПСС, т.т. Богомоловым и Костюниным были предприняты определённые меры по их выполнению. Так, продажа алкогольных напитков в государственной торговле области сократилась на 31,4 процента, а их потребление на душу населения уменьшилось с 13,1 до 7,3 литра. Полностью было прекращено производство и продажа плодово-ягодных вин. Вместе с тем указанные руководители так и не добились коренного перелома в упорядочении продажи спиртного, а также в пресечении многочисленных нарушений в торговле винно-водочными изделиями, не обеспечили полностью спрос населения на безалкогольные напитки, соки, кондитерские изделия. Наметилась тенденция к увеличению разрыва в выполнении плана. Стремясь выполнить его наиболее лёгким путём, т. Богомолов дал указание завезти по децзакупу из других регионов страны спиртных напитков на 1,1 млн. рублей. А областное управление общественного питания в первом полугодии реализовало продукции сверх плана на 2,2 млн. рублей, но при этом почти 300 тысяч рублей (13 процентов) в этом перевыполнении плана составили алкогольные напитки. В решении также приведён обширный список предприятий торговли и общественного питания, на которых в первом полугодии были отмечена грубые нарушения при реализации винно-водочных изделий. Своё решение Комитет партийного контроля направил в Куйбышевский обком КПСС для устранения указанных в нём нарушений.

 

9 августа 1986 года в Нефтегорском районе в 8 часов 30 минут произошло землетрясение тектонического характера силой от 5 до 6 баллов. Жертв и существенных разрушений не было. Очевидцы рассказывали, что ещё до начала землетрясения в Нефтегорске беспокойно вели себя собаки и кошки. Но главное произошло 9 августа 1986 года, в 8 часов 40 минут утра, когда весь районный центр неожиданно вздрогнул от подземного удара. С крыш домов и вершин деревьев в воздух взлетели птицы, а высокие здания, построенные за несколько лет до указанной даты, в этот момент стали заметно раскачиваться из стороны в сторону. Внутри них с потолков сыпалась побелка, сдвинулась мебель, зазвенела посуда, задрожали люстры, а на стенах во многих местах появились трещины. Больше всего пострадали ветхие, в первую очередь деревянные строения, которые были возведены еще в 50-е годы, когда в этих местах только еще начиналось освоение Кулешовского месторождения нефти. Некоторые из построек частично обрушились, у других провалились полы или отошла часть стены. Однако обошлось без человеческих жертв, а разрушения в целом оказались не столь велики, как это многим рисовалось вначале. Через несколько часов в районный центр прибыли военизированные части областного управления гражданской обороны из Куйбышева. Позже было установлено, что эпицентр землетрясения находился примерно в 30 километрах от Нефтегорска, в безлюдной степи, где его сила подземного толчка достигала 5-6 баллов по 12-балльной шкале, что означает «достаточно сильный». При этом колебания почвы ощутили жители не только Нефтегорского, но также Кинельского, Богатовского и Борского районов. Что касается Нефтегорска, то этот посёлок от более серьезных последствий спасла именно отдаленность от эпицентра. Кстати, знаменитое Ташкентское землетрясение 1966 года, вызвавшее сильные разрушения в этом городе, было примерно таким же по мощности подземного толчка.

 

18 августа 1986 года Куйбышевским областным судом был вынесен приговор по уголовному делу в отношении группы преподавателей Куйбышевского планового института (ныне Самарский государственный экономический университет), главной в которой признали методиста подготовительных курсов Е.А Проскурякову, которая по должности имела дело с абитуриентами и с их родителями. Выяснилось, что эта преступная группа действовала в институте на протяжении шести лет, в течение которых мздоимцы получали от абитуриентов взятки за поступление в вуз в размере от 1500 до 2000 рублей. После набора очередной группы на подготовительные курсы всегда находились состоятельные папы и мамы, которые намекали методисту, что они готовы «отблагодарить» руководство института, если их отпрыск без проблем будет зачислен на первый курс. И следствие установило, что каждый год в сезон поступления в вузы у Проскуряковой не было отбоя от желающих уплатить ей требуемую сумму. Когда взяточников в конце концов взяли с поличным, то на скамье подсудимых оказались также пятеро доцентов с различных кафедр этого вуза, а всего 12 человек. Подсудимые были приговорены к лишению свободы на сроки от 7 до 3 лет, некоторые – условно. Но этим приговором криминальный сюжет вокруг семьи Проскуряковых отнюдь не завершился. 3 сентября того же года областной суд вынес приговор по тем же статьям УК РСФСР в отношении группы преподавателей Куйбышевского филиала заочного института советской торговли (КЗИСТ), в которой главным оказался доцент этого вуза В.Д. Проскуряков. Он, как и его супруга, тоже брал взятки от абитуриентов за их зачисление в институт в размере от 500 до 1000 рублей. А затем из заявлений нескольких студенток следствие узнало, что Проскуряков под угрозой отчисления из института неоднократно принуждал их к «сдаче» экзаменов в… своей постели. Лишь после такого свидания в зачетке уступчивой студентки появлялась запись «удовлетворительно». В итоге нечестивый преподаватель за вымогательство взяток и принуждение девушек к половым связям был приговорен к 6 годам лишения свободы.

 

Главное самарское событие года

20 октября 1986 год в аэропорту «Курумоч» произошла катастрофа самолёта ТУ-134 Грозненского авиаотряда Северо-Кавказского управления гражданской авиации, следовавший по маршруту «Свердловск-Грозный». В момент происшествия на борту самолёта находилось 85 пассажиров, в том числе 14 детей, и 8 членов экипажа. Непосредственно в момент катастрофы погибло 53 пассажира и 5 членов экипажа, госпитализировано 28 человек. Впоследствии в больницах скончалось еще 11 человек.

 

Цена «слепого» полёта

Приходится с сожалением констатировать, что авиакатастрофы стали печальной обыденностью нашего времени. Тревожные сообщения о падении очередного самолёта или вертолёта регулярно приходят то из одного, то из другого уголка земного шара. При этом каждый такой случай для соответствующей страны обычно становится национальной трагедией, так как количество погибших в авиационных происшествиях всегда исчисляется десятками, а то и сотнями человек.

 

Очень жёсткая посадка

В советское время любая информация о лётных происшествиях, особенно о тех, которые сопровождались многочисленными человеческими жертвами, в обязательном порядке носила строго закрытый характер. Именно поэтому многие из самарцев сейчас просто не знают о крупнейшей в истории нашей области авиационной катастрофе с самолётом Ту-134 (рис. 1), которая случилась в аэропорту «Курумоч» (рис. 2) осенью 1986 года.

«Спецсообщение. Председателю Совета Министров СССР тов. Рыжкову Н.И. Совершенно секретно.

20 октября 1986 года в 15 часов 58 минут по московскому времени в аэропорту Куйбышев потерпел катастрофу самолёт ТУ-134 Грозненского авиаотряда Северо-Кавказского управления гражданской авиации, следовавший по маршруту «Свердловск-Грозный». В момент происшествия на борту самолёта находилось 85 пассажиров, в том числе 14 детей, и 8 членов экипажа.

Сразу же после аварийной посадки на борту самолёта вспыхнул пожар. Аварийно-спасательной службой аэропорта и пожарными подразделениями г. Куйбышева пожар ликвидирован, спасено 16 человек из числа пассажиров и экипажа, остальные спасшиеся покинули горящий самолёт самостоятельно или были вынесены экипажем. Непосредственно в момент катастрофы погибло 53 пассажира и 5 членов экипажа, госпитализировано 28 человек. Впоследствии в больницах скончалось ещё 11 человек. Для расследования причин катастрофы в аэропорт Куйбышев прибыла правительственная комиссия.

Председатель Куйбышевского облисполкома В.А. Погодин».

…В тот октябрьский вечер 1986 года в аэропорту «Курумоч» погода стояла вполне лётная - ясная и достаточно тихая (скорость ветра не превышала 2-3 метров в секунду). Одни самолёты взлетали, другие запрашивали посадку, и, казалось бы, ничто не предвещало беды. Никто ещё не знал, что буквально через считанные минуты здесь произойдет страшная трагедия (рис. 3, 4).

Примерно в 16 часов 40 минут по местному времени сообщил о своей готовности к приземлению, а затем начал заход к взлётно-посадочной полосе самолёт ТУ-134, следовавший рейсом из Свердловска в Грозный с промежуточной посадкой в Куйбышеве. Никаких тревожных сообщений с борта «тушки» не поступало, и потому у диспетчера аэропорта вплоть до момента соприкосновения самолёта с бетонным покрытием полосы не было никаких сомнений в том, что все системы крылатой машины работают штатно, а в кабине пилотов царит привычная предпосадочная обстановка. Иного диспетчер не мог и предполагать, потому что на счету командира корабля Александра Клюева и второго пилота Евгения Жирнова к тому времени были сотни часов налёта и десятки рейсов, выполненных по этому маршруту в самых сложных метеорологических условиях.

Поэтому можно представить себе, что творилось в душе непосредственных свидетелей трагедии, на глазах которых произошла эта чудовищная катастрофа. По словам очевидцев, уже в тот момент, когда до соприкосновения переднего шасси лайнера со взлётно-посадочной полосой оставались считанные секунды, было достаточно хорошо заметно, что продольная ось самолёта находится под слишком острым углом к бетонной поверхности, а сам он снижается слишком быстро для воздушных судов этого класса.

Возможно, что в последние мгновения перед посадкой эти несоответствия заметил и диспетчер, но что-либо поправить было уже не в человеческих силах. «Тушка» коснулась бетонки не мягко, как это обычно бывает при посадке, а буквально врезалась в неё передней частью корпуса. Шасси от удара сломались почти сразу же, в результате чего самолёт лёг на брюхо, и его примерно метров триста по инерции тащило по полосе. В конце концов корпус «тушки» начал заваливаться по курсу вправо, и его стало выносить с бетона. А когда передняя часть самолёта выехала на мягкий грунт за краем полосы, огромная машина как-то очень быстро перевернулась через правое крыло вверх колесами, после чего, наконец, остановилась.

Но пока текли эти невероятно долгие мгновения катастрофы, металлическую «сигару» воздушной машины со страшным хрустом и скрежетом кромсали и корежили противостоящие друг другу силы инерции и земного тяготения. В момент переворота почти целиком оторвалось и отлетело в сторону правое крыло самолёта, а левое сложилось вдвое (рис. 5). К тому же при ударе о бетон корпус «тушки» переломился на две неравные части: огромная трещина прошла метрах в двадцати за кабиной пилотов. Из разрушенных топливных баков самолёта на раскалённые турбины двигателей потоком хлынул авиационный керосин, тут же вспыхнувший гигантским факелом.

 

Сгоревшие заживо

Грохот от удара перевернувшегося самолёта, а также звук мощного взрыва громадных ёмкостей с горючей жидкостью можно было слышать далеко за пределами аэропорта. Вот как вспоминал об этом Сергей Чурилов, в 1986 году – замполит роты полка патрульно-постовой службы УВД города Самары.

- Вечером 20 октября я находился на дежурстве в поселке Берёза. Неожиданно со стороны аэропорта раздался сильный хлопок, а ещё через полминуты затрещала рация: всем свободным машинам срочно прибыть на взлётно-посадочную полосу. Когда мы въехали на территорию аэропорта, увидели переломившийся на две части самолёт, его оторванное и горящее крыло (рис. 6, 7). Еще запомнилось, что из разлома в корпусе женщина протягивала ребёнка, а из своей кабины выбрался лётчик, немного отдышался - и снова полез в самолёт. Вытащил кого-то на воздух – и снова внутрь, за пассажирами. Всего он спас несколько человек. Тем временем пожарные потушили всё, что горело. А нас, прибывших по тревоге милиционеров, рассредоточили метрах в ста пятидесяти от разбившегося самолёта и предупредили: за оцепление не пускать никого, кроме членов правительственной комиссии.

Больше всех повезло пассажирам, которые в момент трагедии оказались в непосредственной близости от места разлома. Одна из спасшихся пассажирок впоследствии рассказывала, что в момент удара самолёта о бетонную полосу она ничего не почувствовала – только услышала сильный шум, и все вокруг нее стало переворачиваться и падать. А потом она обнаружила под ногами большую дыру, куда без раздумий и прыгнула.

Следом за этой счастливицей через разлом на землю выбралось еще несколько человек, причём каждому из них удалось пройти сквозь эту страшную катастрофу только лишь с царапинами и с сильнейшим эмоциональным шоком. Показательно, что в экстремальной обстановке сознание людей как бы отключалось, и многие из них потом ничего не помнили вплоть до момента, когда опасность уже оказывалась позади. Например, одна из избежавших гибели женщин осознала себя только на краю лётного поля, где её остановил милиционер. Говорить в тот момент она не могла – только стучала зубами, будто от холода, хотя погода стояла довольно теплая…

Кстати, вслед за этими женщинами из горящего салона выбрался… мужчина в наручниках. Не обращая внимания на мечущихся в ужасе людей, он отбежал на безопасное расстояние от места трагедии, после чего минут 15-20 спокойно стоял на краю бетонной полосы, пока его не заметил кто-то из работников милиции. Оказывается, этим рейсом из Свердловска в Грозный этапировали особо опасного рецидивиста, задержанного на Урале за тяжкое преступление. Его конвоиры в катастрофе погибли сразу же, а вот преступник не получил ни единой царапины. Хотя в тот момент условия для побега были идеальными, скрываться рецидивист даже не собирался, а, наоборот, сам сдался милиции.

А еще пять или шесть пассажиров покинули горящий самолёт через аварийный люк в хвостовом отсеке. Его удалось быстро открыть одному из мужчин, который разбирался в авиационной технике. Сразу же после опрокидывания самолёта он бросился в заднюю часть корпуса, отдраил запасную дверь и вывел через нее несколько человек, и лишь когда в салоне стало невозможно дышать от дыма, вылез наружу сам.

Однако впоследствии правительственная комиссия установила, что именно этот распахнутый настежь аварийный выход как раз и стал невольной причиной смерти всех остальных пассажиров, не успевших добраться до свежего воздуха - и в итоге отравившихся токсичными продуктами горения. Дело в том, что внутри открытой с двух сторон металлической «сигары» вспыхнувшее рядом с разломом авиационное топливо в считанные секунды создало эффект «печной трубы». В результате в корпус разрушенной машины через громадную трещину стали засасываться пламя и дым, чтобы, пройдя через пассажирский салон, затем выйти наружу через открытый аварийный люк. Но поскольку внутренняя обшивка салона при горении выделяет фосген, синильную кислоту, хлористый водород, соединения мышьяка, диоксины и еще с десяток смертельно ядовитых для человека веществ, то у пассажиров, замешкавшихся во время аварии и потому вынужденных дышать этой адской смесью, шансов на спасение не было никаких.

Особенно страшная участь постигла троих бортпроводниц. В момент катастрофы они находились в своей каюте, и после переворачивания самолёта в ней, по всей видимости, заклинило дверь. Так или иначе, но выбраться из этой ловушки девушки так и не смогли. А самое страшное, что под полом первого салона самолёта, рядом с каютой бортпроводниц, хранился кислородный баллон, предназначенный для того, чтобы при экстремальных ситуациях подавать в пассажирский салон живительный газ. Но это обстоятельство для них стало роковым: во время аварии у баллона выбило штуцер, и, когда начался пожар, раскаленная струя кислорода ударила прямо в каюту бортпроводниц. А ведь ещё из школьного курса химии мы знаем, что в чистом кислороде при тысячеградусной температуре горит все без исключения – и пластики, и металл, и живое человеческое тело. Так что после пожара на месте каюты нашли только фрагменты берцовых костей и черепов – всё, что осталось от троих девушек.

 

Мчались быстрее огня

В 16 часов 59 минут от диспетчера пожарной части аэропорта «Курумоч» в СВПЧ-8 Красноглинского района Куйбышева поступило сообщение: «Нужна ваша помощь, горит самолёт в аэропорту». В 17 часов 00 минут с Красной Глинки, что находится в 25 километрах от «Курумоча», к месту происшествия выехали три пожарных расчёта. Они прибыли сюда через 20 минут, когда огня на обломках самолёта нигде не было видно: из провала в фюзеляже шел только пар и слабый дым. Чуть позже к месту катастрофы прибыли и другие пожарные машины из Куйбышева – в общей сложности 18 единиц специальной техники.

К тому времени пламя уже было подавлено бойцами пожарной и аварийно-спасательной служб аэропорта, которые прибыли на место трагедии самыми первыми. При этом подразделения огнеборцев и спасателей в полном составе успели погрузиться в свои автомобили и буквально пролететь примерно километровое расстояние до горящего самолёта всего за полторы минуты, что выше любых нормативов, указанных в инструкциях. Однако в данном случае не помогли даже рекордные скорости: трагические события развивались столь стремительно, что к моменту прибытия спасателей в самолёте уже горело все, что могло гореть, а большинство пассажиров погибло от удушья.

Уже потом правительственная комиссия, расследовавшая причины и развитие катастрофы, при реконструкции действий пожарных и спасателей в момент аварии восемнадцать (!) раз подряд заставляла те же самые подразделения грузиться в машины и мчаться к той же точке бетонной полосы. Все восемнадцать раз был показан один и тот же результат – полторы минуты. В результате комиссия была вынуждена признать, что в 69-ти человеческих смертях нет ни капли вины аэропортовских спасателей и пожарных. Этот вывод был сделан очень своевременно, потому что к тому моменту в Политбюро ЦК КПСС и в правительстве СССР уже лежали коллективные жалобы родственников погибших. В этих письмах подавленные горем люди требовали привлечь к ответственности руководителей и бойцов спасательной и пожарной команд, которые в момент трагедии якобы действовали недостаточно оперативно и профессионально.

Правда, под горячую руку была строго наказана радиотелефонист СВПЧ-8 Татьяна Суслова. Уже было сказано, что тревожный сигнал из аэропорта сюда поступил в 16 часов 59 минут. Выслав в аэропорт дежурные караулы из своей пожарной части, телефонистка стала дозваниваться на центральный пульт областного управления пожарной охраны, чтобы сообщить о происшествии. Однако номер почему-то долго не набирался, и в результате Сусловой удалось дозвониться только в 17 часов 04 минуты. При этом в запарке она вовремя не сообразила, что для срочной передачи сообщения можно воспользоваться рацией, которая работала без помех. Эту недогадливость руководство УПО УВД Куйбышевского облисполкома впоследствии и поставило ей в вину.

Задержка с сообщением на целых пять минут о столь крупной катастрофе и пожаре в аэропорту комиссией было расценено как серьезное служебное нарушение, и в результате нерасторопность телефонистки едва не стоила ей места работы. Впрочем, когда страсти немного поутихли, начальник УПО УВД Куйбышевского облисполкома А.К. Карпов по этому поводу издал приказ, в котором, в частности, говорилось следующее: «За несвоевременное сообщение о пожаре на ЦППС УПО радиотелефонист СВПЧ-8 рядовая внутренней службы Суслова Т.В. подлежит увольнению из органов МВД СССР, но, учитывая ее непродолжительный стаж работы (3 месяца), объявить ей строгий выговор».

Так или иначе, но, несмотря на некоторые недочеты, в целом действия пожарных аэропорта и города Куйбышева были высоко оценены правительственной комиссией. В экстремальной ситуации они сделали всё, что смогли, и даже сверх того.

 

Совершенно секретная плёнка

В 17 часов 44 минуты все очаги горения на разбившемся самолёте были полностью ликвидированы. Еще через 10 минут на место происшествия прибыли начальник управления пожарной охраны полковник А.К. Карпов (рис. 8) и штаб пожаротушения УПО, в составе которого находился инженер этой лаборатории, а впоследствии начальник испытательной пожарной лаборатории В.В. Фрыгин (рис. 9). Вот на этих-то вновь прибывших пожарных как раз и навалилась печальная обязанность - собирать обгоревшие трупы и их фрагменты.

- Не все могли без содрогания созерцать такую жуткую картину, - вспоминал позже Валерий Фрыгин. – Многих от вида трупов и тошнотворного запаха горелого мяса сразу выворачивало. При этом в салоне стоял такой удушливый запах от сгоревшей обшивки, что работать можно было только в противогазе. Когда я нырнул в закопченный разлом корпуса, сразу же увидел висящих у меня над головой мёртвых людей, пристёгнутых ремнями (рис. 10). Ведь самолёт-то в ходе падения перевернулся, и все кресла с пассажирами в результате оказались вверх ногами, как бы на потолке. Многие трупы были совсем без одежды, а другие - только без обуви. Все это с них или сорвало потоком воздуха или сгорело в пламени.

Вижу, на ремнях висит девочка и вроде бы шевелится – значит, она еще может оказаться живой. Я ее взял на руки и стал пробираться обратно к выходу. Тут увидел еще одного ребенка в синем комбинезоне, лежащего на полу – то есть на потолке, в тот момент ставшим полом. Там ещё был воздух, и, значит, оставался шанс, что малыш выживет. Я уже нагнулся к ребенку, когда сверху прямо на меня стали падать мёртвые люди. Двое рухнули прямо на малыша – здоровые такие мужики. Видимо, удерживающие их ремни расплавились, и тела один за другим посыпались на спасателей. Детей я все же вытащил, однако вернуть их к жизни медикам так и не удалось.

Другие участники тушения и чудом выбравшиеся из горящего самолёта пассажиры рассказывали, что людей одним из первых начал вытаскивать второй пилот погибшего ТУ-134 Евгений Жирнов. В тот момент обшивка ещё горела, но лётчик всё равно смог вынести из огня и дыма несколько человек. Но когда он в очередной раз вытащил через пилотскую кабину потерявшую чувства женщину, то вдруг опустился на землю и успел сказать, что ему стало трудно дышать. Потом Жирнов потерял сознание. Очевидцы рассказывали, что вскоре после этого санитары положили лётчика на носилки и понесли, а он кричал в бреду, всё рвался ещё кого-то спасть. Через три дня Евгений Жирнов скончался в Берёзовской медсанчасти. По свидетельству родственников, когда пилота хоронили, его лицо было розовым, как у младенца. Между тем судебные медики знают, что такой кожа человека становится в результате фосгеновой интоксикации.

Как уже было сказано выше, с места происшествия наряду с Жирновым в куйбышевские больницы было отправлено 28 человек, из которых 11 впоследствии скончались. Умершие дополнили печальный список из 58 пассажиров рейса «Свердловск-Грозный», погибших непосредственно во время катастрофы и в первые сутки после неё. Их обгоревшие и закопчённые тела в течение всего вечера и половины ночи 20 октября вытаскивали из обгоревшего самолёта работники аварийно-спасательной службы аэропорта и пожарные.

Вот что об этих жутких часах вспоминал впоследствии Валерий Фрыгин:

- Я не только таскал трупы из самолёта, но по долгу службы старался ещё сделать как можно больше фотоснимков места происшествия. Я понимал, что они затем очень пригодятся при расследовании причин трагедии. Однако эта уникальная фотоплёнка чуть было не оказалась уничтоженной. Дело в том, что почти одновременно с нами на место катастрофы прибыли сотрудники КГБ. А в наступившей темноте форма пожарных и кагэбэшников выглядела довольно сходно, и, видимо, поэтому без особых препятствий со стороны сотрудников госбезопасности мне в течение 15-20 минут удалось отщёлкать почти целую плёнку (рис. 11, 12). Я снял и обгоревший самолёт, и висящие на ремнях тела пассажиров, и погрузку трупов в машины.

Но вскоре кагэбэшники спохватились. Делая очередной кадр, я услышал у себя за спиной разговор: «Это что за фотограф тут ходит? На нашего он что-то не похож. Надо выяснить». Я тут же понял: плёнку надо спасть. Не мешкая ни минуты, я забежал за машину, быстро перемотал на начало почти полностью отснятую кассету и вынул ее из аппарата. Тут мимо как раз проходил один из знакомых мне бойцов пожарной охраны. Я отдал ему кассету и велел запрятать поглубже во внутренний карман, а вернуть попросил только мне лично и только по прибытии в Куйбышев.

Едва я вставил в аппарат новую плёнку и сделал несколько кадров, как ко мне подошли сотрудники КГБ. Они проверили у меня документы, выслушали мои слова о том, что снимки будут нужны для следствия, но потом всё-таки заставили открыть фотоаппарат и засветили плёнку. Они объяснили, что разрешение на фотосъемку выдано только сотруднику их ведомства, в связи с чем предупредили меня, чтобы я со своим аппаратом около самолёта больше не вертелся. Стало быть, если бы я тогда вовремя не сориентировался и не спрятал бы плёнку, то снимки разбившегося в 1986 году лайнера сейчас вряд ли бы кто увидел.

А тем временем разборка останков самолёта шла полным ходом. Трупов и их фрагментов было очень много. Тела сначала укладывали на землю около места происшествия, а потом грузили в кузова автомашин и отправляли в спешно выделенное большое помещение в аэропорту (рис. 13, 14, 15). Утром в этот траурный зал стали пускать родственников погибших – для опознания. Оперативно извещённые о катастрофе люди летели за останками родных и близких в основном из Чечено-Ингушской АССР, и лишь несколько человек были из Свердловска и других городов страны. В числе других из Грозного в Куйбышев для выполнения скорбной миссии в то утро прилетел и знаменитый танцор Махмуд Эсамбаев, у которого в авиакатастрофе погиб один из родственников. В тот же день специальным рейсом Аэрофлота тела жертв катастрофы были отправлены в столицу Чечено-Ингушетии.

Как уже было сказано, из 93 пассажиров и членов экипажа, находившихся на борту самолёта в момент катастрофы, впоследствии в живых остались только 24, в том числе из 14 детей – лишь один мальчик, житель Грозного Арслан Паршоев. В том рейсе он летел вместе с отцом, который во время катастрофы вынес ребёнка из горящего салона через пролом в корпусе, но сам погиб, когда вернулся обратно за кем-то из близких.

 

Виновным признали пилота

При разборе останков самолёта были целыми и невредимыми найдены «чёрные ящики» крылатой машины. Именно эти хитроумные приборы и стали главным вещественным доказательством при расследовании причин беспрецедентной для Куйбышевской области авиакатастрофы. Уже примерно через две недели после трагедии правительственная комиссия получила в свои руки весомое доказательство того, что главным и единственным виновником гибели 69-ти человек стал… командир корабля, пилот первого класса Александр Клюев.

Суть его служебного проступка, в условиях полёта моментально обернувшегося тяжким преступлением, на первый взгляд, звучит невероятно. Бесстрастная несгораемая проволока «чёрного ящика» с документальной точностью зафиксировала разговор первого пилота с другими членами экипажа, из которого следовало, что в момент приближения самолёта к аэропорту Куйбышев тот… поспорил с коллегами, что посадит крылатую машину на бетонную полосу «вслепую», по одним только показаниям приборов. Для этого Клюев закрыл обзорные окна кабины металлическими шторками, после чего и повел «тушку» к земле. Однако это был как раз тот случай, когда даже у опытного водителя, что называется, «дрогнула рука».

В результате «выпендрёжа» пилота самолёт подошел к бетонке под слишком крутым углом наклона и с непомерно большой скоростью. Произведенные впоследствии расчеты показали, что его шасси ударились о взлётно-посадочную полосу с нагрузкой, в полтора раза превышающую их предел прочности, от чего они сразу же сломались. Все дальнейшее уже известно.

Процесс по делу Александра Клюева проходил в Москве, в Верховном суде РСФСР, в закрытом для прессы и общественности режиме. Судебное следствие осложнилось тем, что первый пилот разбившегося лайнера в ходе рассмотрения дела изменил свои показания, данные им на предварительном следствии. Если на допросе у следователя Генеральной прокуратуры Клюев, припёртый к стенке записями «чёрного ящика», полностью признался в своём дурацком споре с другими членами экипажа, то в ходе суда он выдвинул иную версию происшедшего. Лётчик неожиданно сообщил суду, что непосредственно перед посадкой в самолёте вдруг обнаружилась утечка топлива, а затем даже произошел отказ одного из двигателей.

Однако его новые показания не подтверждались другими материалами дела, в первую очередь данными технической экспертизы. В итоге Александр Клюев был признан виновным в преступлении, предусмотренном ч.1 ст. 85 УК РСФСР (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта), и был приговорен к максимальному сроку, предусмотренному этой статьей – к 15 годам лишения свободы (рис. 16). Правда, после ходатайств осужденного в Верховный суд СССР дело было пересмотрено, а срок заключения Клюеву сократили до 6 лет. По некоторым данным, после освобождения вплоть до 1994 года он жил в поселке Мехзавод, а затем уехал в Ульяновскую область.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

Ерофеев В.В. Цена беспечности – жизнь пассажиров. – в сб. «Вехи огненной Самары: от крепости до наших дней». Том 3. Самара, изд-во «НТЦ», 2002. С. 211-224.

Ерофеев В.В. Слепой полёт. – Газета «Секретные материалы», № 19 – 2005 год, октябрь.

Ерофеев В.В. Цена «слепого» полёта. – «Тайны ХХ века», № 43 – 2012 год, октябрь.


Просмотров: 191


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара