При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

«Ментовская» банда. 2000 год

Международные события года

30 января 2000 года на заводе румыно-австралийской компании «Аурул» («Aurul»), расположенном в румынском городе Бая-Маре, в результате прорыва дамбы произошёл сброс из накопителя (хвостохранилища) в реку Сомеш более 100 тысяч кубометров цианидов и тяжёлых металлов. Золотодобывающая компания «Aurul» была совместным предприятием австралийской компании «Esmeralda Exploration» и румынского правительства. Она занималась извлечением золота из бедных, нерентабельных отвалов, оставшихся от ранее работавших в той же местности золотодобывающих предприятий. В технологическом цикле здесь использовались цианистые соединения, а отходы своего производства, в которых содержалось запредельное количество цианидов, компания свозила к прибрежной дамбе, несмотря на то, что правительство Румынии ещё за несколько месяцев до происшествия назвало хранение цианида рядом с рекой «безумием». Именно эта дамба и оказалась прорвана в ту роковую ночь, а причиной прорыва был объявлен обильный снегопад, хотя впоследствии синоптики сообщили, что погода в ночь на 30 января вовсе не была аномальной. В результате сброса отходов из накопителя концентрация цианида в водах реке Сомеш оказалась превышена более чем в 700 раз. Из Сомеша загрязнения попали в Тису, а она в свою очередь впадает в Дунай — вторую по протяжённости реку Европы, из которого берётся вода для снабжения двух с половиной миллионов жителей Венгрии. Помимо цианида, в реке оказались также различные тяжёлые металлы, в том числе цинк, свинец и медь. В той части Тисы, где оказалась загрязнённая вода, погибло практически всё живое, а южнее, в сербской части Тисы, оказались уничтожено 80% водных существ. В общей сложности при ликвидации последствий катастрофы на берегах Тисы было собрано около 650 тонн погибшей рыбы. Ряд экологических организаций, среди которых были Гринпис и «Friends of the Earth», после этого происшествия заявили, что утечка отходов из хвостохранилища завода «Аурул» стала второй по тяжести последствий экологической катастрофой в Европе после Чернобыля. По мнению экспертов, данная авария является ещё одним свидетельством в пользу запрета опасных с точки зрения экологии методов добычи металлов. После этой катастрофы в парламент Румынии трижды вносился законопроект о запрете цианирования золота, но все три попытки оказались безуспешными из-за их блокирования «промышленным» лобби.

 

17 марта 2000 года в Уганде члены религиозной секты «Восстановление десяти господних заповедей» совершили акцию массового самосожжения, при которой погибло более 600 человек, из них половина — дети. Это религиозное движение (англ. Movement for the Restoration of the Ten Commandments of God), по мнению экспертов, являлось тоталитарной сектой, основанной бывшей проституткой Кредонией Мвериндой. Секта действовала в Уганде, а её штаб-квартира располагалась в городе Канунгу, в 320 километрах от столицы страны Кампалы. В 1989 году Мверинда заявила, что, будучи в трансе на священной горе, она от явившейся перед ней Девы Марии получила приказ стать её вестницей. К секте вскоре примкнуло несколько сотен человек, а затем движение было законно зарегистрировано как неправительственная организация. Адепты секты обязаны были передавать Кредонии Мверинде все свои деньги, а также движимое и недвижимое имущество. Мвериндой не раз назначалась дата конца света – первая 9 мая 1995 года, затем 1 января 2000 года, но, когда конец света не произошёл, Мверинда объявила окончательную, абсолютную дату — 17 марта 2000 года. К этому дню имущество сектантов было полностью распродано, а оставшиеся вещи сожжены. Дома сектантов вестница объявила святилищами, в которых собрались все члены секты для «последней молитвы». Но за день до того юному сектанту Питеру Ахимбесибве удалось бежать из запертого здания, и он видел, как «благословенные Божии» (ближайшие подручные вестницы) обливали здания бензином из канистр. Поджог зданий был произведён утром 17 марта, и в огне погибли около 500 членов секты. После этой трагедии было возбуждено уголовное дело и начато расследование, в ходе которого в доме Мверинды полицейские обнаружили шесть тел людей, зарубленных топором, ещё 81 тело в общей могиле, а также 47 тел, закопанных в саду. Экспертиза установила, что все эти жертвы были задушены их же чётками. Самой Кредонии Мверинде удалось скрыться, её видели уезжающей на своей машине на север Уганды. Дальнейшая её судьба не была установлена.

 

25 июля 2000 года в Париже в Международном аэропорту имени Шарля де Голля произошла катастрофа со сверхзвуковым пассажирским авиалайнером Aérospatiale-BAC Concorde 101 авиакомпании Air France, который выполнял чартерный рейс AFR 4590 по маршруту Париж — Нью-Йорк. Это была первая и единственная катастрофа «Конкорда» за все 27 лет эксплуатации. При расследовании причин происшествия выяснилось, что за несколько минут до рейса AFR 4590 с той же ВПП № 26R совершал взлёт пассажирский авиалайнер McDonnell Douglas DC-10-30 американской авиакомпании Continental Airlines (борт № 13067, рейс COA 055 Париж—Ньюарк). Во время разбега от левого двигателя этого самолёта оторвалась титановая пластина — деталь, защищающая створки механизма реверса от износа. Такое повреждение не представляло опасности для DC-10. Ещё через 4 минуты, в 16:42, на взлётную полосу № 26R вырулил «Конкорд». Во время разбега по ВПП на скорости примерно 280 км/ч лайнер наехал на металлический обломок от DC-10, вследствие чего покрышка правого первого колеса на левом шасси лопнула. Большой фрагмент покрышки, ударивший в крыло самолёта, вызвал повреждение обшивки и утечку топлива из бака № 5. Еще один фрагмент покрышки перебил электропровод и вызвал короткое замыкание. Вытекающий из бака керосин тут же воспламенился от искры, из-за чего сработала пожарная сигнализация двигателя № 2, и он был отключён. Самолёт уже заканчивал разбег по ВПП, поэтому пилоты не имели возможности прекратить взлёт и подняли горящий авиалайнер в воздух, чтобы разогнать самолёт на трёх двигателях и посадить его в аэропорту Ле-Бурже. Однако через несколько секунд после отрыва от ВПП отказал двигатель № 1, и самолёт начал крениться влево. Затем его нос резко задрался вверх, «Конкорд» потерял управление, и в 16:44 пластом рухнул на небольшой отель «Hôtelissimo Les Relais Bleus» в муниципалитете Гонесс, примерно в 3 километрах от аэропорта. Лайнер полностью разрушился, здание отеля охватил пожар. В результате катастрофы погибли 113 человек — 109 на борту «Конкорда» и 4 человека, находившиеся в отеле. По итогам расследования авиакомпания Air France выплатила €100 млн. компенсации пострадавшим и семьям погибших в катастрофе. В 2010 году состоялся суд над 42-летним механиком авиакомпании Continental Airlines в Хьюстоне Джоном Тейлором (англ. John Taylor), который плохо закрепил отвалившуюся деталь (пластина была прикреплена к двигателю только на один болт). Он был приговорён к 15 месяцам лишения свободы условно и выплатил штраф €1700. Continental Airlines в свою очередь выплатила авиакомпании Air France штраф €170 000 и компенсацию €850 000. После крушения «Конкорда» все полёты сверхзвуковых авиалайнеров были запрещены. 12 самолётов стояли в Париже и Лондоне, ещё один оказался в Нью-Йорке. Впоследствии запрет на полёты «Конкордов» был снят, однако эта катастрофа наряду с событиями 11 сентября 2001 года стала резко снизила популярность сверхзвуковых пассажирских авиаперевозок. Эксплуатация самолётов начала приносить убытки, поэтому в конце октября 2003 года все «Конкорды» были выведены из эксплуатации и стали экспонатами авиамузеев.

 

17 сентября 2000 года в Киеве было совершено убийство украинского журналиста Георгия Гонгадзе. Его обезглавленное тело нашли 2 ноября того же года в Таращанском лесу, примерно в 100 километрах от Киева. Уже вскоре, 28 ноября 2000 года, лидер Социалистической партии Украины Александр Мороз заявил на заседании парламента, что располагает аудиозаписями, которые указывают на причастность к убийству Гонгадзе президента страны Леонида Кучмы. В записи на плёнке некий голос, похожий на голос Кучмы, вроде бы отдавал приказ о расправе над журналистом. Выяснилось, что эту запись сделал майор Николай Мельниченко, сотрудник службы охраны президента, который тогда же бежал из страны. Однако Кучма категорически отверг все обвинения в свой адрес, и никакого следствия по этому делу тогда не проводилось. Только в начале марта 2005 года новоизбранный президент Виктор Ющенко объявил о раскрытии дела Гонгадзе. В июне того же года генеральный прокурор Украины Святослав Пискун сообщил, что в ходе проведённого следствия сотрудники милиции Валерий Костенко, Николай Протасов и Александр Попович признали себя виновными в убийстве журналиста. 19 декабря 2005 года над ними начался судебный процесс, по итогам которого Костенко и Попович получили по 12 лет тюрьмы, а Протасов - к 13 годам. При этом в ходе процесса главным исполнителем убийства был признан генерал МВД Алексей Пукач, руководивший действиями названных троих милиционеров. Но в момент завершения судебного процесса Пукач находился в розыске. Он был задержан в июле 2009 года в Житомирской области, а 29 января 2013 года его приговорили к пожизненному заключению. В приговоре отмечалось, что Пукач получил приказ убить Гонгадзе лично от тогдашнего министра внутренних дел Юрия Кравченко, однако тот, по официальной версии следствия, покончил жизнь самоубийством ещё в 2005 году. После оглашения приговора Пукач заявил, что согласится с этим решением суда лишь в том случае, если в одной клетке с ним окажутся Леонид Кучма и Владимир Литвин. Семья Гонгадзе осталась в убеждении, что истинные заказчики убийства Георгия так и остались безнаказанными.

 

11 ноября 2000 года в результате возгорания поезда-фуникулёра на австрийском горнолыжном курорте Капрун произошла катастрофа с многочисленными человеческими жертвами. Этот фуникулёр был открыт в 1974 году, а в 1993 году его модернизировали. Вагоны поезда приобрели футуристический вид, в них поставили гидравлическую систему и кабинные обогреватели для контролёров. Поезда перевозили более 1000 человек в день. Состав поднимался под углом в 30 градусов со скоростью 25 км/час без двигателей, на одной лишь лебёдке. Но в тот трагический день горючее масло (всего 120 литров) попало в неисправный обогреватель, который не был предназначен для установки на транспорте. Когда поезд вошёл в тоннель, загорелась задняя кабина контролёра, где в тот момент никого не было. Пассажиры сразу же стали задыхаться токсичным дымом, но в вагонах не было стоп-крана, детекторов дыма, линии связи с проводником и средств экстренного открытия дверей силами пассажиров, а все огнетушители оказались в запертой задней кабине. Через 600 метров после входа в тоннель поезд неожиданно остановился из-за падения давления масла в тормозной системе. В вагонах горел пластиковый пол и вытекшее масло, и в тот момент 12 человек разбили стекло лыжной палкой и спустились на 600 метров вниз по тёмному тоннелю. Это были единственные выжившие в этой катастрофе. В другом вагоне контролёр смог открыть двери вручную, и тогда 149 пассажиров побежали вверх, так как внизу горели задние вагоны. Но они не смогли пройти и двух сотен метров, как один за другим стали гибнуть от удушливого дыма. Ни один из 149 пошедших вверх пассажиров не выжил. Останки некоторых из них можно было опознать только по анализу ДНК. В параллельно идущем вниз поезде от дыма погибли проводник и единственный пассажир. При этом дым поднялся на 2,5 километра вверх по тоннелю до станции и ресторана, где от него задохнулись ещё три человека. После катастрофы и расследования фуникулёр восстанавливать не стали, а оставшиеся от него станции переделали для кабинного подъёмника «Глетчерджет-1».

 

Российские события года

29 февраля 2000 года, в период Второй чеченской войны, под городом Аргуном у высоты́ 776, 6-я рота 2-го батальона 104-го гвардейского парашютно-десантного полка 76-й гвардейской (Псковской) воздушно-десантной дивизии (всего 96 человек), вступила в бой со значительно превосходящим её по численности отрядом чеченских боевиков, руководимых Амиром Хаттабом (не менее 2000 бандитов). После падения Грозного, которое произошло в начале февраля 2000 года, крупная группировка боевиков отступила в Шатойский район Чечни, где была блокирована федеральными войсками. Однако 22—29 февраля бандитам всё же удалось выбраться из окружения. Группа Руслана Гелаева прорвалась в северо-западном направлении в село Комсомольское (Урус-Мартановский район), а группа Хаттаба — в северо-восточном направлении через Улус-Керт (Шатойский район), где и произошёл её бой с псковскими десантниками. 28 февраля 6-я рота под командованием майора С.Г. Молодова заняла господствующую высоту 776 и оказалась на пути бандитов. В первом же бою майор был смертельно ранен и умер в тот же день, а командование ротой принял на себя гвардии подполковник М.Н. Евтюхин. К вечеру этого дня 6-я рота потеряла 31 человека (33% к общему числу личного состава), в их числе погиб и М.Н. Евтюхин. Оборона высоты 776 продолжалась, и к концу дня 29 февраля в живых остались только лейтенант Д.С. Кожемякин и несколько бойцов. Но в ночь на 1 марта на высоту 776 смогла пробиться группа солдат во главе с майором А.В. Доставаловым (15 человек), который, нарушив приказ, покинул соседний оборонительный рубеж и пришёл на помощь своим товарищам. Благодаря этому отряду оборону высоты удалась продлить ещё на несколько часов. Но когда 1 марта из числа защитников рубежа почти никого не осталось в живых, бандитам всё же удалось прорваться на высоту. Тогда лейтенант Кожемякин приказал старшему сержанту Александру Супонинскому и сержанту Андрею Поршневу ползти к обрыву и прыгать, а сам он взял в руки автомат и прикрывал солдат, но был сражён бандитской пулей. Выполняя приказ офицера, бойцы прыгнули с обрыва, а к середине следующего дня они вышли в расположение российских войск. Александр Супонинский, единственный из выживших, был впоследствии награждён Золотой звездой Героя России. Гвардии рядовой Тимошенко тоже был ранен, и боевики искали его по кровавому следу, но солдат смог спрятаться под завалами деревьев. Рядовой Евгений Владыкин остался один без патронов, в схватке его ударили прикладом по голове, он потерял сознание, и боевики приняли его за погибшего. Но Владыкин очнулся и затем смог пробраться к своим. Рядовые Роман Христолюбов и Алексей Комаров были в третьем взводе 6-й роты, который ещё раньше не смог добраться до отметки 776 и почти целиком погиб на склоне, но эти два бойца тогда выжили, хотя в бою на высоте 776 и не участвовали. В итоге от 6-й роты псковских десантников в живых остались только названные выше шестеро бойцов. Но и потери бандитов в этом сражении составили от 400 до 500 человек, и они в итоге так и не смогли вырваться из ущелья. Указом Президента РФ В.В. Путина 22 десантникам было присвоено звание Героя России (из них 21 — посмертно), а ещё 68 солдат и офицеров 6-й роты награждены орденами Мужества (63 из них — посмертно). В апреле 2001 года В.В. Путин посетил место боя во время своего визита в Чечню.

 

26 марта 2000 года состоялись выборы Президента России. Если бы Б.Н. Ельцин не подал в отставку 31 декабря 1999 года и отработал свой срок до конца, то в соответствии с этим законом выборы Президента РФ должны были быть назначены на 9 июля 2000 года. Но Ельцин подписал 31 декабря 1999 года закон о выборах Президента, передав на следующий день президентские полномочия председателю Правительства РФ В.В. Путину, которого он ещё в августе объявил своим преемником. Поэтому в соответствии с Конституцией РФ и Федеральным законом «О выборах Президента Российской Федерации» досрочные выборы Президента должны быть проведены в трехмесячный срок. 5 января 2000 года Совет Федерации назначил выборы на 26 марта. В ходе предвыборной кампании первым 28 января был зарегистрирован Г.А. Зюганов, на следующий день Центризбирком зарегистрировал А.И. Подберезкина. 7 февраля регистрацию прошли В.В. Путин и А.М. Тулеев, 10 февраля — К.А. Титов, 15 февраля — С.С. Говорухин, Э.А. Памфилова и Г.А. Явлинский, 18 февраля — У.А. Джабраилов, Е.В. Савостьянов и Ю.И. Скуратов. Последним 2 марта был зарегистрирован В.В. Жириновский. При этом Жириновский и Памфилова выдвигались избирательными объединениями — соответственно ЛДПР и движением «За гражданское достоинство». Остальные зарегистрированные кандидаты были выдвинуты инициативными группами избирателей. После регистрации Савостьянов снял свою кандидатуру в пользу Явлинского, и всего в бюллетень было включено 11 кандидатов. По результатам выборов за В.В. Путина было отдано 51,95% голосов, за Г.А. Зюганова – 29,48%, за Г.А. Явлинского – 5,80%, остальные кандидаты не смогли набрать и трёх процентов голосов каждый. Инаугурация В.В. Путина в качестве Президента РФ состоялась 7 мая 2000 года.

 

8 августа 2000 года в Москве, в подземном переходе под Пушкинской площадью, ведущем на станции метро «Пушкинская», «Тверская» и «Чеховская», со стороны выхода к торговому центру «Галерея Актёр», произошёл взрыв. Впоследствии было установлено, что здесь сработало взрывное устройство, начинённое поражающими элементами из винтов и шурупов, мощность которого эксперты оценили в 800 грамм в тротиловом эквиваленте. По свидетельствам очевидцев, примерно за пять минут до взрыва к одному из торговых павильонов в переходе подошли двое мужчин кавказской внешности, которые попытались расплатиться за товар долларами, но, получив отказ, ушли под предлогом необходимости совершить обмен валюты. Именно они оставили возле павильона дипломат и полиэтиленовый пакет, обратно так и не вернулись, а после их ухода произошёл мощный взрыв. В результате погибли 13 человек, из которых 7 погибли на месте, а 6 впоследствии скончались в медицинских учреждениях. Ещё 118 человек получили ранения различной степени тяжести. Взрывная волна разрушила большинство торговых павильонов в переходе, а также повредила конструкции самого перехода. Распоряжением мэра Москвы семьям погибших была предоставлена компенсация в 20 тысяч рублей на семью, а пострадавшим, которые были госпитализированы — по 10 тысяч рублей. В ходе расследования преступления было допрошено более 300 свидетелей, проведены проверки на возможную причастность 6432 лиц, выехавших из Москвы 8 и 9 августа, а также отрабатывалась экономическая версия. Но в итоге это преступление не было раскрыто, и в 2006 году уголовное дело по факту взрыва было приостановлено в связи с нерозыском обвиняемых. А 8 августа 2002 года, на вторую годовщину трагедии, в подземном переходе был открыт памятник в форме мемориальной стены со списком погибших и отлитым из металла цветком.

 

12 августа 2000 года в Баренцевом море, в 137 км от Североморска, на глубине 108 метров, в результате катастрофы, произошедшей во время учений, затонула российская атомная подводная лодка «Курск» с крылатыми ракетами на борту. При этой аварии погиб весь экипаж лодки – 118 человек. За два дня до происшествия, согласно плану учений Северного флота, «Курск» вышел в море недалеко от Кольского залива для выполнения учебно-боевого задания. Необходимо было произвести сначала пуск крылатой ракеты, а затем провести учебную торпедную стрельбу по отряду боевых кораблей (ОБК). На борту лодки было 24 крылатые ракеты П-700 «Гранит» и 24 торпеды. Утром 12 августа лодка условно атаковала крылатой ракетой эскадру, а в 11:28 гидроакустик на крейсере «Пётр Великий» зафиксировал хлопок в море. Наблюдатели в назначенное время торпедных атак не обнаружили, на командном пункте надводников всплытия атомохода не видели. В установленное время (в 17:30) «Курск» на связь не вышел. Только утром 13 августа подлодка была обнаружена лежащей на грунте на глубине 108 метров. При этом стоявший на «Курске» ядерный реактор оказался автоматически заглушенным и не дал утечки радиации. В период с 13 по 24 августа спасательные работы велись силами Северного флота, но они оказались безуспешными. Только 20 августа к работам допустили норвежское судно «Seaway Eagle», водолазы которого смогли вскрыть кормовой аварийно-спасательный люк АПЛ. Лодка оказалась наполнена водой. После этого Президент России своим указом объявил 23 августа днем национального траура. Затем внутри «Курска» для подъёма тел погибших и секретных документов работали российские водолазы, и по итогам их работы было принято решение о подъёме и транспортировке «Курска» в сухой док для проведения расследования. Общий проект всей операции в целом был подготовлен ЦКБ МТ «Рубин», а непосредственно работы по подъёму и транспортировке проводились компанией Mammoet Transport BV (Голландия). Технические средства для подъёма размещались на барже «Giant 4». Баржа прошла серьёзную модернизацию на верфи Shipdock Amsterdam (Голландия). Всего в операции по подъёму «Курска» были задействованы около 120 компаний из 20 государств. Непосредственно эту операцию начали 7 октября 2001 года, а 10 октября уже была завершена буксировка подлодки в сухой док Росляковского судоремонтного завода ВМФ. Стоимость этих работ оценивалась в 65—130 млн. долларов США. Всего на лодке «Курск» были найдены и захоронены 115 тел погибших моряков-подводников. Три тела найти так и не удалось. В соответствии с указом президента РФ от 26 августа 2000 года № 1578 все находившиеся на борту были посмертно награждены орденом Мужества, а командиру корабля Геннадию Лячину посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации. Кроме того, со дна Баренцева эвакуировали потенциально опасный боезапас лодки и два ядерных реактора. Изучение лодки в плавучем доке дало возможность с высокой степенью точности восстановить последовательность трагических событий последних часов её жизни и её экипажа, а также установить причину катастрофы. Согласно официальной версии, трагедия произошла в результате взрыва торпеды 65-76А, находящейся в тот момент в торпедном аппарате № 4, и это повлекло за собой детонацию других торпед, находившихся в первом отсеке лодки. Первый взрыв произошёл в результате утечки водородной смеси через микротрещины на корпусе торпеды, которые возникли вследствие «нештатных процессов». Вытекшая смесь, взорвавшись, разрушила торпедный аппарат № 4 и находившийся рядом аппарат № 2. Второй взрыв, произошедший две минуты спустя, полностью разрушил носовую часть «Курска». Члены экипажа, находившиеся в отсеках со 2-го до 5-го «бис», погибли в короткий промежуток времени — от нескольких десятков секунд до нескольких минут. Но в последних отсеках моряки оставались живы ещё в течение нескольких часов. В результате катастрофы лодка оказалась обездвижена и лишилась связи, и в течение 6-8 часов целиком заполнилась водой. Фрагмент рубки АПЛ «Курск» 15 июня 2009 года был установлен в Мурманске на смотровой площадке у храма Спаса на Водах, а 26 июля здесь состоялось открытие памятника, ставшего частью мемориала «Морякам, погибшим в мирное время».

 

27 августа 2000 года на Останкинской телебашне в Москве произошёл пожар, который стал одной из крупнейших техногенных катастроф в столице после распада СССР. Причиной его стало короткое замыкание фидеров (линий передачи) между отметками 454 и 478 метров над землёй, в результате чего полностью выгорели три этажа телебашни. В процессе ликвидации пожара в рухнувшем с высоты около 300 метров скоростном лифте погибли заместитель начальника УГПС СВАО Владимир Арсюков, решивший лично подняться на высоту очага пожара, и лифтёр Светлана Лосева, которая добровольно решила сопроводить лифт. Третьим погибшим был слесарь-ремонтник Александр Шипилин. Во время пожара от высокой температуры лопнули 120 из 149 тросов, обеспечивающих преднапряжение бетонной конструкции башни, но, вопреки опасениям, башня всё же устояла. Впоследствии тросы были восстановлены. В результате горения фидеров, имевших внешние горючие полиэтиленовые оболочки, падающие вниз капли пластика создавали на различных высотах вторичные очаги горения. Кроме того, при температуре около 1000 °С вниз летели и горящие фрагменты разрушающихся фидеров. Попытки пожарных поставить преграды на пути этого огненного дождя с помощью асбестовых полотен успеха не имели. В результате пожара в 15:30 оборвались передачи почти всех телеканалов, вещавших с Останкинской телебашни. Дольше всех держались в эфире «Первый канал» (до 2002 года — ОРТ) и РТР (нынешняя «Россия-1»), вещание которых оборвалось в 18:15 того же дня. После этого в Москве вещали только кабельный телеканал «Столица» и телеканал ТНТ с Октябрьского поля, которые отдали своё эфирное время ОРТ и НТВ. Работа системы поясного вещания Первого канала «Орбита» была восстановлена в обычном режиме лишь вечером 29 августа. После пожара ОРТ и РТР создали совместный телеканал, который был запущен в тестовом режиме в 18:00 30 августа на 11-метровом канале (частоте канала «Россия-1»), и так вещал до 1 сентября, когда вещание обоих каналов нормализовалось. С 4 сентября была восстановлена работа в эфире на своих частотах ОРТ, РТР, ТВЦ, НТВ, «Культура», «Телеэкспо» и «ТВ-6». С 5 сентября заработали некоторые метровые и дециметровые телеканалы. Первым из дециметровых каналов в московское вещание вернулся REN-TV. Из-за пожара закрылся высотный ресторан «Седьмое небо», который находился в Останкинской телебашне на высоте 328—334 метров и занимал три этажа. После ремонта и реконструкции он был снова открыт только в 2016 году.

 

Самарские события года

9 января 2000 года в Чечне в ходе Второй чеченской войны начались бои за город Аргун, в которых наряду с другими российскими подразделениями МО и МВД приняли участие бойцы Самарского и Тольяттинского ОМОНа. В тот день большое вооружённое формирование, состоящее из боевиков различных национальностей, напало на Аргун и Шали, и одновременно заблокировало федеральную трассу «Кавказ» на участке Аргун-Гудермес, участки автодорог Гудермес-Шали, Аргун-Шали, пресекая всякое передвижение по ним. Нападавшими командовал Амир Хаттаб. Главной целью бандитов было оттянуть федеральные силы от Грозного, чтобы дать возможность находившимся там боевикам под командованием Шамиля Басаева вырваться из окружения. Заблокированный в Аргуне сводный отряд, состоящий из сотрудников ОМОН Самары, Тольятти и Нижнего Тагила, интенсивно обстреливался из здания элеватора, с территории промышленной зоны и жилого сектора Аргуна, то есть сразу с трёх направлений. При этом отряд не только успешно отбивал атаки бандитов, но и сумел прийти на помощь группе Западно-Сибирского РУБОП, которая находилась на открытом участке при железнодорожном переезде напротив элеватора и несла тяжёлые потери. И.о. командира Самарского ОМОН подполковник милиции В.А. Илларионов для поддержки товарищей организовал группу бойцов, которую возглавил лично. Самарские омоновцы на автомобиле «Урал» под прикрытием дорожного полотна смогли пробиться к отряду Западно-Сибирского РУБОП и оказали им огневую поддержку, а также помощь в эвакуации раненых. Впоследствии подполковник В.А. Илларионов погиб 1 марта 2000 года в Гудермесском районе, попав в составе колонны под бандитский обстрел. В этих январских боях за Аргун сводный отряд Самарского и Тольяттинского ОМОН вместе с другими воинскими и милицейскими подразделениями успешно сражался с боевиками, и в результате 11 января эти бои завершились победой федеральных сил. При этом Самарский ОМОН понёс потери в личном составе. В июле 2000 года сотрудники Самарского ОМОНа подполковник Владимир Илларионов, прапорщик Александр Краснов и рядовой Игорь Фомин, погибшие при выполнении боевого задания в Чечне, указом Президента РФ В.В. Путина были посмертно награждены орденами Мужества.

 

14 марта 2000 года около 14 часов произошёл один из крупнейших за последние десятилетия пожаров в Самарской области, вспыхнувший на сборном пункте Радаевского нефтяного месторождения в Сергиевском районе, принадлежащем НГДУ «Сергиевскнефть» ОАО «Самаранефтегаз». Пламя вспыхнуло неожиданно для всех на огромном резервуаре для сырой нефти ёмкостью 5 тысяч кубометров, который в тот момент был загружен менее чем наполовину. Ситуация осложнялась тем, что буквально в нескольких десятках метрах от источника огня стояли ещё четыре такие же ёмкости, в двух из которых в тот момент также находилась сырая нефть. На место происшествия в течение двух часов были подтянуты крупные силы пожаротушения из Самары, Сергиевска, Тольятти, Кинеля, Отрадного и других населенных пунктов области. В общей сложности ликвидацией возгорания занимались 33 экипажа автомашин и 56 единиц прочей техники, и почти 250 огнеборцев во главе с начальником управления государственной противопожарной службы Самарской области М.И. Орловым. В течение первых 12 часов активного тушения было предпринято несколько пенных атак на горящий резервуар, но они так и не привели к желаемому результату. Во время одной из операций по подаче пены произошел внезапный выброс пламени из охваченной огнем ёмкости, в результате чего получили лёгкие ожоги двое пожарных из Сергиевска - Анатолий Герасимов и Игорь Ревин. На состоянии здоровья бойцов эта производственная травма практически не сказалась, медики оказали им помощь прямо на месте происшествия. Борьбу с огнём сильно осложняло то обстоятельство, что на сборном пункте столь крупного нефтепромысла не оказалось даже элементарного оборудования, необходимого здесь по нормам пожарной безопасности. Здесь в своё время даже не построили предусмотренный всеми инструкциями пожарный водоём, и потому для подачи воды к источнику пламени огнеборцы были вынуждены проложить магистраль из брезентовых рукавов от реки Сок длиной более двух километров. В результате борьбы со стихией удалось отстоять три резервуара объёмом 5 тысяч тонн, которые находились непосредственно в опасной зоне. Однако резервуар, начавший гореть первым, оказался полностью уничтоженным огнём. В целом эксперты оценили ущерб от этого происшествия не менее чем в $500 тысяч. О полной ликвидации пожара было доложено только в конце дня 15 марта. Что касается причин аварии, то наиболее вероятными эксперты посчитали две версии случившегося: или самовозгорание сырой нефти, или электрическая искра, возникшая из-за статических зарядов на нефтяном оборудовании, через которое шла прокачка нефтепродуктов с большим содержанием песка и минеральных веществ.

 

2 июня 2000 года в Самаре был открыт музей истории города имени самарского городского головы М.Д. Челышова. Музей был создан по инициативе городских властей и стал одним из самых молодых культурных заведений города. Он расположился по адресу: Самара, улица Фрунзе, 49, и занял первый этаж здания, которое до Октябрьского переворота 1917 года революции дом принадлежал отцу городского головы Д.Е. Челышову. Сам же Михаил Дмитриевич Челышов, занимавший пост городского головы в период с 1909 по 1912 годы, был членом III Государственной Думы, предпринимателем и крупным политическим деятелем своего времени, широко известным не только в Самаре, но и по всей стране. Известность пришла к Михаилу Дмитриевичу после того, как он на своём руководящем посту способствовал становлению в Самаре гласности и народного контроля. Благодаря инициативам Челышова представители прессы получили возможность широкого доступа ко всем документам мэрии, и тем самым жители Самары получили возможность контролировать деятельность городских чиновников. Также М.Д. Челышов стал новатором среди глав городов Поволжья в деле озеленения и асфальтирования улиц. Но самый известный закон, принятый III Государственной Думой по инициативе Михаила Дмитриевича, касался ограничения реализации спиртных напитков в России. В годы Первой мировой войны он был ещё более ужесточён и преобразован в «сухой закон». Ныне экспозиция Музея истории Самары, расположенная в бывшем «челышовском» доме на улице Фрунзе, 49, отражает не только деяния городского головы, но и в целом всю жизнь города на протяжении XIX-XX веков.

 

30 августа 2000 года начался визит в Самарскую область Президента РФ В.В. Путина. Это было самое первое его посещение нашего региона после вступления в должность Президента Российской Федерации. В эти дни Путин побывал в «Волжском Утёсе», а 1 сентября приехал в среднюю школу соседней деревни Кузькино, где поздравил учащихся и преподавателей с Днём знаний. Президент прошёлся по улицам Кузькино и заходил в дома сельчан. В одном из них высокого гостя угостили солёными грибами, и Путин не отказался, хотя его охрана была категорически против такой дегустации. Президент также посетил Безенчукский кукурузно-калибровочный завод и расположенный здесь же НИИ сельского хозяйства имени Н.М. Тулайкова. В Сызрани Путин осмотрел историко-мемориальный комплекс Сызранского Кремля и городской хлебозавод. Ещё при визите в Самару Президент РФ провёл совещание с главами регионов Приволжского федерального округа. Но был ещё один эпизод из этого визита главы государства в Самарскую область, который уже приобрел статус анекдота. В ходе поездки Путин пожелал посетить Дом-музей великого художника Ильи Репина в селе Ширяево, но властям об этом президентском желании стало известно всего лишь за сутки до события. Губернатор К.А. Титов схватился за голову: ведь за все эти годы к музею так и не удосужились провести асфальтированную дорогу! Поэтому работы по укладке асфальта здесь продолжались всю ночь и всё утро, и завершились они лишь за час до приезда Президента. Когда процессия подкатила к краю гладкой, свежей дорожки, Путин вышел из машины – и сразу же ощутил под подошвами упругую, ещё не отвердевшую массу. Ударив по дорожке каблуком, Путин иронически взглянул на губернатора и хмыкнул: «Ну, что ж, с вами всё понятно…»

 

Главное самарское событие года

3 июля 2000 год в Самарском областном суде был вынесен приговор по делу «ментовской» банды, главарём которой был действующий работник Самарского областного ГУВД Виталий Кузнецов (рис. 1). В числе совершенных бандой преступлений было 10 убийств, а их жертвами в основном были состоятельные предприниматели, у которых бандиты отбирали или пытались отобрать деньги и ценности. Суд не смог приговорить подсудимых к высшей мере наказания, поскольку на смертную казнь в России в тот момент уже был объявлен мораторий, а пожизненное заключение по «старому» Уголовному кодексу не предусматривалось. Поэтому главари были приговорены к 15-летнему сроку заключения, а остальные члены банды получили сроки заключения от 6 до 14 лет.

 

Менты-оборотни

Нынешние времена с точки зрения правопорядка многим кажутся совершенно спокойными на фоне зловещего беспредела «лихих 90-х годов». В ту памятную эпоху «накопления первичного капитала» у нас чуть ли не каждый день происходили вооруженные разборки между крутыми братками, взрывались магазины и офисы несговорчивых торговцев, гибли под пулями конкурентов криминальные авторитеты. А еще «лихие 90-е» породили такое уродливое явление, как «ментовские банды». Бывшие и действующие работники милиции не только входили в состав таких группировок, но порой сами их создавали и сами их возглавляли.

Лидером одной из самых жестоких бандитских группировок, деятельность которой правоохранительными органами была пресечена в 1997 году, оказался действующий на тот момент сотрудник отдела по предупреждению и раскрытию краж автотранспорта Самарского областного ГУВД Виталий Кузнецов. Первые свои бандитские «подвиги» он совершил в компании с бывшим омоновцем Андреем Нетесовым, который после ухода со службы занялся частным бизнесом. Впоследствии преступники сумели вовлечь в свою преступную группу еще шестерых человек из самых разных социальных слоев. Согласно материалам уголовного дела, всего на счету членов этой банды числилось десять убийств и еще несколько вооружённых налетов, в первую очередь на самарских бизнесменов (рис. 2, 3).

Все началось в июне 1995 года, когда Кузнецов и Нетесов от своего знакомого, жителя райцентра Кинель-Черкассы Владимира Ищенко получили информацию о сотруднике меховой фирмы «Отрада» Леониде Коновалове, проживающем в том же селе. Работая в своей фирме, он получал неплохие по тем временам деньги, но главным было другое. Помимо мехов, Коновалов ещё и торговал антиквариатом, и при этом сумел собрать одну из самых крупных и дорогостоящих в России частных нумизматических коллекций. Именно эти ценности и стали главным объектом вооружённого налёта «оборотней» на его жилище.

Кузнецов и Нетесов долго выслеживали свою жертву, выбирая удобный момент для нападения, и вскоре его дождались. Когда Коновалов однажды поздно вечером приехал к себе домой и оказался в полном одиночестве, бандиты в форме неожиданно для него ворвались в квартиру, связали коллекционера и стали его избивать и душить поясным ремнем, требуя, чтобы тот выдал свои сбережения и коллекцию монет. Коновалов отказался, и тогда Кузнецов до конца затянул ремень на его шее, удерживая свою жертву его до тех пор, пока предприниматель не перестал подавать признаки жизни. После этого преступники обыскали все комнаты, но ничего особо ценного так и не нашли. Им пришлось довольствоваться лишь небольшой суммой денег, а также находящимися на теле убитого золотой цепочкой, часами и медальоном, с которыми они и скрылись (рис. 4-11).

После неудачного нападения на нумизмата бандиты решили работать только при жёсткой гарантии, что очередная «экспроприация» и в самом деле принесет им солидный куш. Для этого они привлекли к своей «работе» нескольких информаторов, от которых за хорошее вознаграждение они имели сведения о преуспевающих коммерсантах, имевших при себе или в своей квартире крупные суммы наличных денег.

Следующую информацию Кузнецов получил все от уже упомянутого Владимира Ищенко, который ранее не слишком удачно навёл его на Коновалова, и теперь желал выслужиться перед «паханом». В августе 1995 года Ищенко рассказал бандитам об известном в то время самарском бизнесмене Сергее Голякове, владельце фирмы «Бонус», торгующей алкогольными напитками. Информатор, лично знакомый с предпринимателем, сообщил преступникам, что в его квартире на улице Гагарина в Самаре почти постоянно хранятся немалые наличные средства. Выбрав день, когда, по сведениям Ищенко, у Голякова должно было оказаться не менее 500 миллионов рублей (здесь и далее указаны неденоминированные суммы), а сам он находился в отъезде, вся троица отправилась «на дело».

Предварительно наводчик позвонил Голякову по телефону. Трубку взяла его жена Светлана, которой Ищенко сообщил, что сейчас он приедет к ней домой, чтобы отдать долг за покупку партии спиртного. Сообщники поднялись на лестничную площадку, где Ищенко нажал кнопку звонка. Светлана увидела в глазок знакомое лицо и отперла дверь, и тут неожиданно для неё в квартиру ворвались Кузнецов и Нетесов. Угрожая пистолетами, бандиты заперли в ванной комнате малолетнюю дочь Голякова и его престарелую тёщу, а жену бросили на пол и стали её избивать, требуя деньги. Светлана отдала налетчикам кейс с 70 миллионами рублей и пакет с иностранной валютой на 15 миллионов рублей. Но поскольку до вожделённых 500 «лимонов» эту сумма не дотягивала, преступники продолжали избивать Голякову, однако женщина лишь плакала и твердила, что других денег в доме больше нет. Убедившись, что от Голяковой больше ничего не добьёшься, Кузнецов задушил её кожаным поводком для собаки и вместе с сообщниками покинул разорённое жилище (рис. 12-14).

 

Стреляли в затылок

Но самым громким эпизодом данного уголовного дела стало нападение «ментовской» банды на бизнесменов Сергея и Нины Кудашевых, жителей поселка Петра-Дубрава, которое произошло в декабре 1996 года. Это были самые обычные «челноки» из числа тех, которые в 90-х годах периодически летали из Самары в Турцию за местным дешевым товаром, продажа которого в нашем городе позволяла им получать неплохую прибыль.

От своих новых информаторов Романа Давыдкина и Сергея Каляева, которые были знакомыми Кудашевых, главарь банды получил сведения о времени их выезда в аэропорт Курумоч. Предварительно Кузнецов и Нетесов переоделись в форму работников ГАИ, и ранним утром 11 декабря они стали ждать «девятку» Кудашевых на дороге неподалёку от села Старо-Семейкино. Как потом выяснилось, коммерсанты на рейс в Турцию отправились не одни – они взяли с собой также и свою знакомую Ольгу Бражникову. Увидев нужный им автомобиль, Кузнецов остановил его взмахом жезла и сообщил владельцу, что, по сведениям милиции, эта машина находится в розыске, после чего предложил проехать в местное отделение.

Кудашев вынужден был подчиниться. Однако преступники привезли коммерсантов вовсе не в милицию, а в ближайшую лесопосадку, где под угрозой оружия стали требовать от них деньги. Кудашев попытался было сопротивляться, но его отработанным приёмом сбили с ног. Рядом с ним лицом в снег бандиты положили также и обеих женщин. После этого Кузнецов подходил к каждой из своих жертв и поочередно несколько раз стрелял им в затылок. В вещах убитых бандиты в общей сложности нашли 18 тысяч долларов США. Затем преступники положили трупы в «девятку» и отогнали её вглубь лесопосадки, после чего на своей машине вернулись в город (рис. 15-19).

Это только самые громкие из преступлений, совершенные в 1995-1997 годов преступной группой, которую возглавляли «оборотни в погонах». В промежутке между более серьезными делами Кузнецов в компании с новыми членами банды Литвиновым и Бабаевым напал на бизнесмена Левашова у его дома на улице Дачной. Оглушив владельца «девятки» около лифта, преступники угнали его машину с шубами на общую сумму 197 миллионов рублей, которыми тот торговал на Кировском рынке. Автомобиль вскоре обнаружили на улице Чернореченской, но товара в нём уже не было. Впрочем, Левашов был рад хотя бы тому, что машина нашлась в целости, а сам он после налёта остался живым.

По похожему сценарию складывалось нападение на индийских бизнесменов Бихари Сингха, Джанджея Кумара, Бихари Раджа и Чаудхори Кумара, которые снимали квартиру на улице Самарской, а в нашем городе они занимались сбытом кожаных курток. Выяснив адрес индийцев, Кузнецов с другими членами банды пришел к ним в форме работника милиции якобы для проверки документов. Когда его пустили в квартиру, следом ворвались его сообщники и положили всех постояльцев лицом в пол, после чего вынесли отсюда весь имеющийся в доме товар и наличные деньги в рублях и иностранной валюте. В общей сложности индийским коммерсантам в тот вечер был причинен ущерб на сумму 14,5 миллионов рублей, и хорошо ещё, что все они остались живы.

Зато не повезло некоторым другим людям, которые в разное время подвернулись Кузнецову, как говорится, под горячую руку. Так, в декабре 1995 года он лишил жизни свою соседку Татьяну Дусь, попросту забив её ногами и кулаками. Причиной преступления, как сказано в официальном документе, оказались «неприязненные отношения». После убийства «оборотень в погонах» с профессиональным умением упаковал труп женщины в мешковину, вывез его на Южный мост на реке Самаре и здесь сбросил в воду. Труп выловили из воды только весной следующего года. (рис. 20-22)

Отдельно от своего главаря уже упоминавшийся выше член его банды Руслан Бабаев вместе со своим знакомым Юрием Эфендиевым в январе 1997 года совершил нападение на чету бизнесменов Юрия и Ираиду Павловых, которые торговали шубами на Кировском рынке, а жили в поселке 116-й километр в Куйбышевском районе Самары. Операция была проведена практически так же, как действовал сам Кузнецов несколькими месяцами раньше при нападении на машину Кудашевых.

Получив информацию о том, что бизнесмены едут с рынка с деньгами и нереализованной частью товара, бандиты облачились в форму сотрудников ГАИ и стали поджидать свои жертвы на Южном шоссе неподалёку от трудового лагеря «Заря». Остановив автомобиль Павлова, Эфендиев предложил ему проехать к ближайшему посту ГАИ якобы для проверки документов. Конечно же, когда преступник за руль машины коммерсанта, он повёл её совсем в другую сторону – по ближайшей лесной дороге. Когда Павловы поняли, что перед ними вовсе не милиционеры, а бандиты, уже было поздно. Эфендиев под угрозой пистолета ТТ вывел обоих из салона и затем хладнокровно по два раза выстрелил в голову каждому. В общей сложности убийцы забрали из машины своих жертв 40 шуб на сумму 274 миллиона рублей, которые затем реализовали через своих родственников в Тольятти (рис. 23-29).

 

Пропавшие документы

Все члены банды Кузнецова были вычислены и задержаны спецгруппой областного ГУВД в первой половине 1997 года. Всем фигурантам этого дела было предъявлено обвинение в бандитизме и в совершении ряда других тяжких преступлений. На скамье подсудимых, кроме бывшего работника отдела по предупреждения краж автотранспорта облУВД 27-летнего Виталия Кузнецова и бывшего омоновца 29-летнего Андрея Нетесова, оказались также нигде не работающие 26-летний Роман Давыдкин и 31-летний Сергей Каляев, а также сотрудники частных предприятий 45-летний Владимир Ищенко, 31-летний Валерий Литвинов, 34-летний Руслан Бабаев и 39-летний Юрий Эфендиев.

Следствие шло достаточно долго, и лишь с конца 1998 года обвиняемые стали знакомиться с материалами дела. Тут-то и случилась первая неожиданность. Сначала прямо из стен СИЗО № 1 пропал один из 24 томов уголовного дела. Обстоятельства его исчезновения выглядели весьма загадочными. Утром в следственный изолятор были привезены аккуратно подшитые документы, а вечером при проверке уже в стенах прокуратуры в папке обнаружились лишь листы газетной бумаги. А вскоре после этого ЧП решением все той же областной прокуратуры из следственного изолятора на волю были выпущены трое обвиняемых - Роман Давыдкин, Сергей Каляев и Владимир Ищенко. Последний сразу же скрылся за пределы Самарской области. Его долгое время искали правоохранительные органы, но в конце концов нашли и водворили в тот же СИЗО.

Первое слушание дела в областном суде закончилось, фактически даже и не начавшись. Судья Ренат Ахмедшин вернул дело на доработку, предложив следственным органам восстановить утраченные материалы. Однако новое пребывание скандального уголовного дела в стенах областной прокуратуры закончилось очередным скандалом: в ходе работы таким же загадочным образом исчез… ещё один том следственных документов. Вдобавок ко всему прокуратура Самарской области выпустила из изолятора ещё двоих обвиняемых - Валерия Литвинова и Андрея Нетесова. В результате и вторая попытка рассмотрения дела в областном суде закончилась ничем - дело вновь возвратилось на доследование.

После второй пропажи в результате служебной проверки было установлено, что к исчезновению документов в определённой степени оказались причастны старший следователь отдела по расследованию особо важных дел облпрокуратуры Вячеслав Агаджанов и младший следователь Советского РУВД Самары Светлана Крыгина. Однако ещё в июле оба уволились из органов… по собственному желанию. При этом выяснилось, что никаких следственных действий в отношении Агаджанова и Крыгиной не проводилось.

В конце 1998 года автор этих строк обращался к тогдашнему начальнику отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Самарской области Борису Золину, который в основном подтвердил всю приведённую выше информацию. А в ответ на вопрос, почему не привлекались к ответственности подозреваемые в служебных проступках Агаджанов и Крыгина, Борис Александрович сообщил, что пока нет возможности предъявить им какое-либо конкретное обвинение. По его словам, в тот момент результатом неправомерных действий, в которых они могут быть заподозрены, является лишь… пропажа нескольких килограммов бумаги. Да-да - той самой бумаги, на которой и были записаны показания обвиняемых, выводы следователей и прочие бесследно сгинувшие материалы дела. А вот если по причине исчезновения пресловутых томов, сказал Борис Александрович, вдруг будет оправдан кто-то из обвиняемых, то это будет означать, что в результате служебного проступка наступили тяжкие последствия. Вот тогда-то и появится возможность привлечения нерадивых работников к уголовной ответственности.

По факту всех этих утрат конфиденциальных материалов областной прокуратурой было возбуждено уголовное дело, но почти все его материалы были привезены в здание областного ГУВД буквально за день до знаменитого пожара 10 февраля 1999 года. Естественно, все документы тогда безвозвратно погибли в объятиях огненной стихии.

 

Юридические казусы

Лишь в начале 2000 года как и пропавшие, и сгоревшие материалы дела были всё же восстановлены. Тогда же началось третье слушание дела «ментовской банды» под председательством многоопытной судьи Самарского областного Ольги Бурцевой. При этом тогда под стражей, кроме Кузнецова, находились только Бабаев и Эфендиев - у остальных обвиняемых уже истёк максимальный двухгодичный срок пребывания под стражей в период следствия.

При вынесении приговора судья столкнулась с весьма непростой юридической коллизией. Как известно, с 1 января 1997 года в нашей стране вступил действие новый Уголовный кодекс. Поскольку члены банды Кузнецова свои самые тяжкие преступления совершили до указанной даты, их судили по статьям «старого» УК РСФСР, который по статьям, инкриминируемым бандитам, предусматривал высшую меру наказания – расстрел. Однако на момент вынесения приговора суд уже не мог воспользоваться этой мерой, поскольку с 1997 года Россия по требованию Совета Европы ввела мораторий на смертную казнь. А ещё, как не странно, суд при завершении слушания данного дела не мог воспользоваться и такой нормой права, как пожизненное заключение для осуждённого. В «старом» Уголовном кодексе такая мера наказания просто не была предусмотрена - в нём была лишь одна альтернатива: либо расстрел, либо 15 лет лишения свободы.

В итоге судья Ольга Бурцева приговорила Кузнецова, Нетесова и Эфендиева к 15 годам лишения свободы каждого, Бабаев получил 14 лет заключения, а Давыдкин, Каляев, Ищенко и Литвинов – от 7 до 9 лет лишения свободы каждый, все – в колонии строгого режима (рис. 30-32).

 

«Это было самое трудно дело в моей жизни»

После вступления приговора в законную силу о ходе судебного процесса автору этих строк рассказала Ольга Николаевна Бурцева, федеральный судья Самарского областного суда (рис. 33-35).

- В 2000 году я председательствовала на процессе по так называемому «делу Кузнецова». Группа лиц, возглавляемая оперуполномоченным ГУВД Самарской области Виталием Кузнецовым, обвинялась в совершении ряда тяжких преступлений, и в первую очередь в бандитизме.

Когда материалы дела ещё только-только доставили в областной суд из прокуратуры, то всем нам уже в тот момент было ясно: с ним будет очень много проблем. В частности, ещё в тот момент, когда материалы поступили в суд в первый раз, стало известно, что из 24 томов дела отсутствует один - двенадцатый. Об этом извещал официальный документ за подписью начальника следственного управления прокуратуры Самарской области, в котором он просил председателя суда принять дело к производству без пропавших материалов, поскольку собрать их в первоначальном варианте более нет возможности.

Затем, уже в период между первыми двумя доследованиями, из дела пропал ещё и 13-й том. Таким образом, к тому моменту, когда я получила все материалы для ознакомления, из 24-х томов было потеряно уже целых два. Правда, 12-й том дела прокуратуре всё-таки удалось частично восстановить, а вот 13-й том, в котором были собраны все документы об убийстве Эфендиевым и Бабаевым супругов Павловых, оказался утрачен полностью. А ещё до того, как дело передали мне, было обнаружено, что и в некоторых других томах отсутствует около десятка важных документов. В основном все они тоже относились к эпизоду об убийстве, совершённом Эфендиевым и Бабаевым.

Ещё одна сложность состояла в следующем. Хотя все восемь подсудимых обвинялись в тяжких преступлениях, ко времени поступления дела в суд в СИЗО находились только трое из них: Кузнецов, Бабаев и Эфендиев. У остальных к тому моменту уже закончился предусмотренный законом двухлетний срок пребывания под стражей, и прокуратура была вынуждена их отпустить под подписку о невыезде.

В итоге Ищенко, один из обвиняемых, во время поступления дела в суд уже долгое время находился в бегах. В конце концов его нашли в Кинель-Черкассах, где он скрывался у родственников. Впрочем, по нашим данным, он прятался здесь вовсе не от правосудия, а от потерпевших, близких или родных которых по его наводке убил Кузнецов со своими подручными. Ищенко отправили в СИЗО, а вслед за ним к моменту начала судебного процесса в здешних камерах оказались и прочие обвиняемые по делу, которые незадолго до того успели отсюда выйти.

«Дело Кузнецова» ко мне поступило от судьи Рината Ахмедшина. До этого он сам попытался начать слушание дела, однако под его председательством прошло только одно заседание. Но уже в самом его начале Ахмедшин был вынужден вернуть дело на доследование, а затем по ряду процессуальных причин не смог снова продолжить его рассмотрение. В результате через несколько месяцев слушание дела было поручено уже мне, но по ходатайству адвокатов Кузнецова мне опять-таки пришлось возвращать дело в прокуратуру.

И в первом, и во втором случае слушания откладывались лишь исключительно из-за ходатайств адвокатов Кузнецова, которые каждый раз считали, что их подзащитный не ознакомился в полной мере с материалами предварительного следствия. В конце концов Верховный суд РФ отменил решение областного суда о возвращении дела на доследование. В Москве посчитали, что времени для ознакомления с делом у обвиняемых было более чем достаточно. Одним словом, с третьей попытки судебный процесс по «делу Кузнецова» всё-таки начался, пусть даже и после длительных задержек.

Пропавший, а затем частично восстановленный 12-й том в числе прочих содержал материалы допроса Кузнецова о совершённых им восьми убийствах, а также протоколы его очных ставок с Нетесовым. Однако выяснилось, что после исчезновения подлинных документов у следователя остались их ксерокопии, хотя они и не были заверены в установленном законом порядке. Тем не менее мы всё же сочли возможным включить эти материалы в процесс доказывания. Правда, уже потом, в ходе судебного процесса, адвокаты Кузнецова и других обвиняемых резко сопротивлялись тому, чтобы ксерокопии были приобщены к делу. Но мы вызвали в судебное заседание следователей областной прокуратуры, которые вели дело, и они дали подробные показания о том, когда, как и при каких обстоятельствах он допрашивали своих подследственных, как и для каких целей снимали ксерокопии с подлинников, и так далее. Словом, эти копии документов в конечном итоге всё-таки сыграли свою роль при выяснении степени вины подсудимых.

Гораздо сложнее нам было доказать причастность Эфендиева и Бабаева к эпизоду об убийстве супругов Павловых, поскольку, как я уже говорила, с исчезновением 13-го тома оказались утрачены все ранее собранные прокуратурой доказательства их вины в этом преступлении. Поэтому необходимые улики нам пришлось заново собирать уже в ходе судебного следствия, делая это буквально по крупицам.

Например, рассмотрению данного эпизода очень помогло то обстоятельство, что прокурорские работники обнаружили в папках наблюдательного производства ряд документов, которые до этого они по тем или иным причинам не стали подшивать в основные тома дела. В частности, следователь не счел нужным подшивать сюда рапорт оперуполномоченного Игоря Кондрашина, который им был составлен сразу же после задержания Эфендиева и Бабаева. Следователь тогда рассуждал так: зачем в деле нужны второстепенные материалы, когда суд в любой момент может вызвать Кондрашина, и тот сообщит ему всё, что необходимо? Но оперуполномоченный до суда не дожил: вскоре он погиб в автокатастрофе. Вот потому-то для объективного рассмотрения дела его рапорт и стал поистине неоценимым документом. В нем, в частности, указывались марки и номера оружия, изъятого у Эфендиева и Бабаева. Одним словом, рапорт покойного оперуполномоченного в деле изобличения этих преступников сыграл одну из решающих ролей.

А ещё объективному рассмотрению дела способствовал тот факт, что следователь при составлении обвинительного заключения привёл в нем ссылки на наиболее важные документы из тех томов, которые затем оказались утраченными. В частности, здесь были фамилии всех свидетелей по эпизоду убийства супругов Павловых, и потому в момент начала судебного процесса мы уже знали, кого именно необходимо вызвать для дачи свидетельских показаний. Таким образом, хотя протоколы допроса этих людей во время предварительного следствия и пропали, все они повторили свои показания уже в зале суда.

Кстати, самим исчезновением материалов из уголовного дела и выяснением причин этого исчезновения мы в рамках данного судебного процесса не занимались, потому что по факту пропажи было возбуждено отдельное уголовное дело и велось следственное производство. Впрочем, нам это и не было нужно.

Что же касается слухов, версий и досужих разговоров вокруг исчезновения документов, то их во время судебного процесса ходило очень много, но ни один из них я сейчас не могу ни подтвердить, ни опровергнуть. Слухи в основном сводились к следующему: пропажа 12-го тома – дело рук Кузнецова, а 13-го тома – дело рук Бабаева. Конечно же, этот случай в первую очередь нужно квалифицировать как халатность следователя.

Труднее всего было работать с Кузнецовым, который на суде отказывался от дачи показаний и не признавался ни в одном из предъявленных ему эпизодов обвинения. Каждый раз он говорил: «Такого преступления я не совершал». А когда ему зачитывали его собственные признания, которые он давал на предварительном следствии, Кузнецов обычно заявлял, что тогда он был вынужден признаться под физическим давлением оперов и следователя. Мы приглашали на процесс работников МОБУ (межрайонный отдел по борьбе с убийствами), и они рассказывали в зале суда, как работали с задержанным. Разумеется, они категорически отрицали, что применяли к Кузнецову какие-либо незаконные методы дознания, а доказать обратное подсудимый, конечно же, не смог. Самое интересное при этом, что до изобличения Кузнецова эти сотрудники МОБУ работали с ним буквально через несколько кабинетов в здании облУВД и знали его в лицо.

Почти все подсудимые откровенно боялись Кузнецова, за исключением разве что Нетесова. Особенно главаря боялся Ищенко, который был настолько запуган, что молчал в течение всего процесса, сославшись на 51-ю статью Конституции РФ. Он отказывался отвечать даже на самые незначительные вопросы, опасаясь, видимо, сказать что-нибудь не так, и что его ответы не понравятся Кузнецову. Примерно так же вели себя Давыдкин и Каляев, которые тоже были целиком под Кузнецовым. Они оба давали показания только по тем эпизодам, в которых не фигурировал Кузнецов, а о нём вообще молчали.

Бабаев и Эфендиев по отношению к Кузнецову держались, можно сказать, нейтрально, потому что у них почти не было совместных эпизодов, и им не было чем-то особо вредить друг другу. А вот Нетесов держался, я бы сказала, мужественно. Своими показаниями он «закладывал» Кузнецова по полной программе. Если бы не его показания, то, возможно, в сложившейся обстановке многие эпизоды нам пришлось бы исключить, а некоторых подсудимых вообще оправдать. В частности, Нетесов рассказал о тех случаях из их совместной с Кузнецовым деятельности, о которых ранее следствию ничего не было известно – например, об убийстве Дусь, о расстреле его соседа в Томылове, о некоторых моментах процесса их слежки за Кудашовыми по дороге в аэропорт, и так далее. А поскольку статья об убийстве Нетесову на суде не вменялась (его обвиняли только в бандитизме и разбое), то за активное сотрудничество с правоохранительными органами Верховный суд России снизил Нетесову наказание с девяти до шести лет лишения свободы, и он уже вскоре после нашего процесса получил условно-досрочное освобождение.

Именно Нетесов рассказал на суде, как у них примерно в 1994-1995 годах возникла идея об организации банды. По его словам, инициатором её создания был Кузнецов. Тогда и он, и Нетесов вместе работали в милиции, и Кузнецов, насмотревшись на царивший в те годы в нашей стране правовой беспредел, стал уговаривать своего напарника заняться «экспроприацией» денег и имущества у «новых русских» и прочих богачей, которые, по его мнению, нажили свои капиталы исключительно воровским путём. При этом Кузнецов рисовал перед Нетесовым радужные перспективы: мол, есть возможность быстро и легко заработать, причем с минимальным риском, потому что они оба работают в милиции, и никто о них ничего плохого и подумать не сможет.

В конце концов Нетесов, как он сам говорил на суде, поддался уговорам Кузнецова, и они отправились на своё первое «дело». По наводке Ищенко милиционеры выехали в село Кинель-Черкассы, где, как мы знаем, они ограбили нумизмата Коновалова. При этом Нетесов, по его собственному признанию, никак не ожидал, что Кузнецов убьёт коллекционера – он думал, что тот собирается лишь отобрать у сельского богача золото и ценности. И перед каждым последующим ограблением Кузнецов всегда обещал напарнику, что в этот раз он убивать не будет – и каждый раз он своё слово не держал.

Как рассказывал Нетесов, Кузнецов по натуре вообще человек очень властный и жестокий. По его мнению, он убивал людей не только из-за того, что они были нежелательными свидетелями преступлений, но ещё и потому, что ему нравилось убивать и перед этим наслаждаться мучениями и предсмертным страхом своих жертв. В частности, Нетесов рассказал о таком показательном случае. Однажды, ещё до начала их совместной бандитской деятельности, Кузнецов принёс откуда-то пневматический пистолет. Чтобы его опробовать, он стал стрелять в бегающих по двору собак. Когда это ему надоело, он сказал: «Собака – это что! Хорошо бы было пострелять в человека!» А в этот момент в их дворе у своей машины возился какой-то мужчина. Кузнецов начал в него стрелять и довольно серьезно ранил. Мужчина вызвал милицию из райотдела, но, когда началось разбирательство, Кузнецов предъявил старшему опергруппы свои документы о том, что он работает в областном УВД. В итоге райотделовские сотрудники уехали, удовлетворившись его объяснением о том, что автовладельца он ранил случайно. А чтобы мужчина больше никуда не жаловался, Кузнецов ему заплатил небольшую сумму. Вот так он и выкрутился.

Но все это, повторяю, нам стало известно только со слов Нетесова. Сам же лидер этой бандитской группы ни одного вменённого ему преступного эпизода на суде так и не признал. Даже когда Кузнецову предъявлялись видеозаписи его допросов на предварительном следствии, где он сознавался во всех убийствах и разбойных нападениях, подсудимый всё равно отказывался их комментировать, ссылаясь на 51-ю статью Конституции России. Одним словом, обвинение Кузнецова на суде нам пришлось в значительной степени построить на показаниях его закадычного друга, который уже во время следствия стал его заклятым врагом. Неудивительно, что в ходе слушания дела в областном суде охрана сажала Нетесова и Кузнецова по разные стороны скамьи подсудимых, чтобы один не мог дотянуться до другого.

Разумеется, в ходе судебного процесса практически все подсудимые неоднократно жаловались на то, что к ним во время следствия применялись незаконные методы дознания, в том числе избиения и пытки. Об этом не раз заявляли и Кузнецов, и Бабаев, но больше всего Эфендиев. С последним, в частности, был связан один весьма показательный эпизод. Во время следствия на видеоплёнку были записаны показания Эфендиева, где он рассказывал, как Бабаев с его помощью совершил убийство супругов Павловых. Однако потом кассета с этой записью была утрачена вместе с другими материалами из 12-го и 13-го томов уголовного дела. Так вот, на суде Эфендиев красочно рассказывал, как его перед этим допросом избивали работники милиции, и потому, когда он давал показания на видеокамеру, у него на лице не находилось живого места. Эти ссадины и синяки на его лице, говорил Эфендиев, хорошо были заметны на плёнке, но поскольку сейчас она утрачена, то он ничем другим не может доказать факт применения к нему в милиции незаконных методов дознания.

Но тут оказалось, что кто-то из оперов после того допроса для себя лично зачем-то сделал копию с той самой видеоплёнки. Из милиции сохранившуюся кассету передали в прокуратуру, и потому вы теперь можете себе представить растерянность Эфендиева, когда сразу же после его эмоционального выступления государственный обвинитель выступил с ходатайством приобщить эту видеозапись к делу, а затем просмотреть её в зале суда. Несмотря на бурные протесты адвоката, который заявлял, что это произвол, правовой беспредел и нарушение законов, мы эту кассету все-таки приобщили к делу. И вот в ходе демонстрации этой видеоплёнки все присутствовавшие смогли хорошо рассмотреть запечатлённого на ней Эфендиева, на лице которого не была заметно ни малейших следов крови, ни одной ссадины, царапины или синяка, и который спокойно сидел перед объективом и последовательно рассказывал об убийстве Бабаевым коммерсантов Павловых.

Всё то время, пока на экране телевизора шла видеозапись, Эфендиев сидел, уставившись взглядом в пол. Когда просмотр плёнки завершился, его попросили прокомментировать увиденное в свете его предыдущих показаний на суде и объяснить, куда же делись следы пыток, о которых он так страстно нам рассказывал всего лишь полчаса назад. На это Эфендиев заявил, что говорить на эту тему он отказывается. Этим данный эпизод и был исчерпан.

Вообще же убийство супругов Павловых, в котором участвовали только Бабаев и Эфендиев в ходе этого процесса было, как я уже говорила, наиболее труднодоказуемым эпизодом из всего уголовного дела. Даже с Кузнецовым нам было проще, несмотря даже на то, что он ни в чём не признавался, поскольку по нему сохранилось немало следственных материалов, и суду было на чём основываться при вынесении ему приговора. А вот по Бабаеву с Эфендиевым, как уже сказано, почти все документы были утрачены. Сохранились буквально отдельные листки, на основании которых нам всё-таки удалось создать для этих подсудимых доказательную базу.

Например, случайно остался нетронутым один-единственный протокол допроса Бабаева во время следствия, в котором принимал участие его адвокат. На нём обвиняемый полностью признал свое участие в убийстве. На суде Бабаев ничего вразумительного по поводу этого протокола сказать так и не смог. Ещё сохранился протокол допроса любовницы Бабаева, во время которого она подробно рассказала, как он приносил ей домой норковые шубы для погашения долга, поскольку он ей задолжал крупную сумму. Как потом выяснилось, именно эти шубы преступники забрали себе после убийства Павловых. О том же в ходе следствия говорил и проживающий в Тольятти муж сестры Эфендиева, которому тот тоже привозил для реализации похищенные у Павловых норковые шубы. Протокол этого допроса тоже сохранился, и когда свидетелю предъявили его подпись под этим документом, он всячески отказывался ее признавать – говорил, например, что она поддельная, и так далее. Больше ничего вразумительного на этот счёт он сказать так и не смог.

Сохранилась и запись телефонного разговора ещё одной подруги Бабаева (их у него, оказывается, было несколько) с покойным опером Кондрашиным. На этой плёнке женщина подробно рассказывала, где искать спрятанные Бабаевым пистолеты, один из которых он использовал для убийства Павловых. Кондрашин в ходе разговора говорит собеседнице, что он, мол, уже несколько раз искал это оружие в гаражах самого Бабаева и отчима Эфендиева, но всё безрезультатно. На это женщина отвечала, что пистолеты, оказывается, были закопаны не в гараже, а под полом гаража. И действительно, после этого разговора в присутствии понятых Кондрашин нашёл оружие там, где показала свидетельница. Когда затем эксперты исследовали эти пистолеты, то выяснилось, что из одного из них и самом деле были расстреляны супруги Павловы.

Найденное Кондрашиным оружие не было утрачено – оно находилось в числе вещдоков, приобщенных к делу. Однако заключение экспертов, изучавших пистолеты, исчезло вместе с пропавшим 13-м томом уголовного дела. Копию же заключения мы тоже получить не смогли, так как она сгорела во время пожара в здании областного УВД. Поэтому нам уже во время судебного процесса пришлось назначать повторную экспертизу, в ходе которой специалисты сделали тот же самый вывод, что и годом раньше.

Разумеется, Бабаев заявил, что это не его пистолет – мол, кто-то из него убил Павловых, а затем милиция подбросила оружие под гараж. Однако всё встало на свои места после изучения упомянутой записи телефонного разговора подруги Бабаева и Кондрашина. В суде она подтвердила, что такой разговор действительно состоялся, но заявила, что он был проведён по «сценарию» Кондрашина. Суд дал ее показаниям соответствующую оценку. В итоге все сохранившиеся и изученные нами материалы позволили признать Бабаева и Эфендиева виновными и вынести в отношении их обвинительный приговор.

Кстати, уже потом выяснилось, что в возможное осуждение этих двоих подсудимых при почти полном отсутствии доказательств не верили даже первые лица областной прокуратуры. Начальник следственного управления облпрокуратуры Золин, узнав, что в отношении Бабаева и Эфендиева вынесен обвинительный приговор, был несказанно счастлив. Но еще большее удовлетворение мы получили через несколько месяцев, когда Верховный суд России рассмотрел кассационный жалобы подсудимых и первоначальный приговор почти в полном объёме оставил в силе. Как я уже говорила, приговор был смягчен только в отношении Нетесова.

Вообще же «дело Кузнецова» было самым сложным в моей судебной практике, а в нём самым интересным и трудным с процессуальной точки зрения был именно эпизод об убийстве супругов Павловых, когда в ходе процесса пришлось фактически заново доказывать причастность Бабаева и Эфендиева к этому преступлению.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

Ерофеев В.В. «Ментовская» банда. – Газета «Волжская коммуна», 24 июля 2010 года.

 

Дополнение

 

Архив Самарского областного суда

 

Дело № 02-36/2000 год

Приговор

Именем Российской Федерации

3 июля 2000 г. судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда в составе: председательствующего Бурцевой О.Н., народных заседателей Барановой В.С. и Хроликовой С.А., при секретарях Куликовой Л.Н., Калиниченко А., Моисеевой Т., с участием прокурора Бочкаревой В.А., адвокатов Проценко А.С., Жаурова С.И., Мардера А.Б., Большаковой Е.А., Лаврентьевой Н.Н., Акининой Е.Ю., в открытом судебном заседании в г. Самаре,

Рассмотрев уголовное дело по обвинению:

Давыдкина Романа Николаевича, 3.03.1973 г. рождения, уроженца г. Куйбышева, русского, со средним образованием, не судимого, холостого, не работавшего, проживающего в г. Самаре, ул. Московское шоссе, 121, кв. 71;

Каляева Сергея Вениаминовича, 1.06.1968 г. рождения, уроженца г. Куйбышева, русского, со среднетехническим образованием, женатого, не работавшего, не судимого, проживающего в г. Самаре, ул. Московское шоссе 121, кв.51;

Ищенко Владимира Николаевича, 12.05.1955 г. рождения, уроженца с. Кармакчи Кзыл-Ординской обл. Казахстана, русского, гражданина РФ, с образованием 8 классов, разведенного, не судимого, проживающего в с. Кинель-Черкассы Самарской области, ул. Левонабережная, 84 -

в преступлениях, предусмотренных ст. 146 ч.3 УК РСФСР, ч.2 ст.209 УК РФ;

Кузнецова Виталия Николаевича, 17.02.1972 г. рождения, уроженца г. Куйбышева, русского, со средним образованием, не судимого, женатого, работавшего о/у МОМ по предупреждению угона и краж транспорта при УВД Самарской обл., проживающего в г. Самаре по ул. Авроры, 3, кв. 15 -

в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 102 п.п. «а, г, е, з, и» ч.3 ст.146, ч.5 ст.148, ч.4 ст.1481, ч.2 ст.170, ч.2 ст.171 УК РСФСР, ч.1 ст.209, ч.2 ст.209, ч.3 ст.126, ч.1 ст.222, ч.2 ст.325 УК РФ;

Нетесова Андрея Викторовича, 31.10.1970 г. рождения, уроженца г. Куйбышева, русского, не судимого, со средним образованием, не работавшего, проживающего в г. Самаре по ул. Свободы, д. 180, кв. 100 -

в преступлениях, предусмотренных ст.ст.146 ч.3, ч.4 ст.1481 УК РСФСР, ч.2 ст.209, ч.3 ст.126, ч.1 ст.222 УК РФ;

Литвинова Валерия Михайловича, 6.01.1968 г. рождения, уроженца г. Куйбышева, русского, не судимого, женатого, работавшего в ломбарде «Сандра», проживающего в г. Самара по ул. Г. Димитрова, 77, кв.63 -

в преступлениях, предусмотренных ст.ст.146 ч.3, 1481 ч.4 УК РСФСР, ст.ст. 209 ч.2, 30 и ч.3 ст.126 УК РФ;

Эфендиева Юрия Исмаиловича, 28.01.1963 г. рождения, уроженца г. Баку Азербайджана, азербайджанца, гражданина РФ, с н/высшим образованием, женатого, работавшего предпринимателем, проживающего в г. Самаре, ул. Утёвская, 18, кв.11, судимого 13.04.1989 г. по ст. 15-931 УК РСФСР к 6 г. лишения свободы, освоб. 19.07. 1993 г. по ст. 53 УК РСФСР с заменой лишения свободы на исправработы на 1 г. 4 мес. 16 дней -

в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 209 ч.2, 105 ч.2 п.п. «а, в, д, з, к», 126 ч.3, 162 ч.3 п.п. «а, б, в», 166 ч.4 УК РФ;

Бабаева Руслана Сейлановича, 11.11.1965 г. рождения, уроженца г. Махачкалы, русского, холостого, с высшим образованием, работавшего в ТОО «Лидер», не судимого -

в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 1481 ч.4 УК РСФСР, ч.1 ст. 209, ч.2 ст. 209, ч.3 ст. 126, 162 ч.3 п.п. «а, б, в», 166 ч.4 УК РФ -

установила:

Подсудимый Кузнецов В.Н., будучи работником органов внутренних дел, в июне 1995 г. в г. Самаре создал устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан, с июня 1995 г. по декабрь 1996 г. руководил этой группой (бандой), а также участвовал в совершаемых ею нападениях.

В состав банды, кроме Кузнецова В.Н., вошли; с момента создания банды - Нетесов А.В., в октябре 1996 г. - Бабаев Р.С., Литвинов В.М., а также лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с его розыском.

Между членами банды было следующее распределение ролей:

Кузнецов В.Н., используя свое служебное положение, осуществлял общее руководство деятельностью банды, давал непосредственные указания о нападениях, составлял планы нападений, распределял роли между соучастниками, обеспечивал банду оружием и транспортом, подыскивал места для совершения нападений, хранил оружие и маскировочные средства, хранил и распределял между членами банды добытые преступным путем имущество и деньги, реализовал добытое преступным путем имущество, а также принимал личное участие в совершаемых бандой нападениях.

Нетесов А.В. принимал личное участие в нападениях, обеспечивал банду транспортом, оружием, хранил оружие и боеприпасы.

Бабаев Р.С. осуществлял совместно с Кузнецовым руководство совершением отдельных нападений, разрабатывал планы отдельных нападений, обеспечивал банду оружием и транспортом, хранил оружие и маскировочные средства, хранил и распределял добытое преступным путём имущество, а также принимал личное участие в нападениях, совершаемых бандой.

Литвинов В.М. принимал личное участие в нападениях, обеспечивал банду транспортом, хранил оружие.

Лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, принимал личное участие в нападениях, хранил имущество, добытое преступным путем, а также оружие и боеприпасы.

В банде Кузнецова имелось оружие: пистолет ПМ и патроны к нему с июня 1995 г., пистолет ТТ и патроны к нему с октября 1996 г., предоставленные Кузнецовым; пистолет ТТ и патроны к нему с октября 1996 г., предоставленные Нетесовым, два ножа с октября 1996 г., предоставленные Бабаевым Р.С., три ножа, обрез охотничьего ружья - после декабря 1995 г., пистолет ПМ, переделанный из газового пистолета, патроны к нарезному оружию и граната - с неустановленного времени, предоставленные лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, нож - после декабря 1995 г., предоставленный Литвиновым.

Бандой под руководством Кузнецова в период с июня 1995 г. по декабрь 1996 г. на территориях Кинель-Черкасского, Волжского районов Самарской области, Железнодорожного, Ленинского районов г. Самары были совершены следующие преступления.

Нетесов и Кузнецов совершили разбойное нападение на го. Коновалова, т.е. нападение с целью хищения чужого имущества, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, по предварительному сговору организованной группой, с применением предмета, используемого в качестве оружия, а Кузнецов и с причинением тяжких телесных повреждений. Кузнецов совершил в процессе разбойного нападения на Коновалова его умышленное убийство, из корыстных побуждений при следующих обстоятельствах:

В начале июня 1995 г. в г. Самаре Кузнецов, под видом предпринимательской деятельности, попросил своего знакомого Ищенко В.Н., подыскать в с. Кинель-Черкассы Самарской области, где последний проживал, лиц, коллекционирующих иконы.

В первой половине июня 1995 г. Кузнецов и знакомый ему Нетесов А.В. приехали в с. Кинель-Черкассы, и Ищенко сообщил им о Коновалове Л.Н., обладавшем коллекцией икон, работавшем в меховой фирме «Отрада» и имевшем большие суммы денег, визуально показал местожительство Коновалова по адресу: с. Кинель-Черкассы, ул. Речная, 5. Кузнецов предложил своему знакомому Нетесову А.В. участвовать в совместной вооруженной группе, в разбойном нападении на Коновалова без его убийства, на что Нетесов согласился.

Примерно в середине июня 1995 г. Кузнецов и Нетесов, во исполнение преступного умысла, приехали в Кинель-Черкассы, где наблюдали за домом Коновалова, изучали расположение надворных построек для лучшей ориентации на местности. 17.06. 1995 г. в вечернее время, реализуя свои преступные намерения, Кузнецов и Нетесов на машине Нетесова ВАЗ-21099 приехали в с. Кинель-Черкассы вместе с их общим знаковым Гусевым С.А., не знавшим о преступных планах, которого они попросили остаться в машине и охранять её во время их отсутствия. Кузнецов взял с собой пистолет ПМ для возможного устрашения жертвы, о чём сообщил Нетесову. Кроме этого, Кузнецов имел удостоверение сотрудника милиции, дававшее возможность более беспрепятственного перемещения по территории села, оправдывая свои действия служебной необходимостью. Подойдя ко двору Коновалова на ул. Речной, 5, они спрятались поблизости в кустарнике на берегу реки Б. Кинель и стали ждать появления Коновалова, который на своей машине приехал домой в ночь на 18.06. 1995 г. Когда он ставил машину в гараж, Кузнецов и Нетесов, надев на головы маски, предварительно взятые с собой, напали на него. Кузнецов оглушил его ударом пистолета по голове и совместно с Нетесовым затащил в помещение бани, где Кузнецов стал придушивать Коновалова взятым там ремнем, добиваясь информации о том, где хранятся деньги. Нетесов в поисках ценностей стал осматривать помещение бани, несколько раз выходил на улицу для проверки обстановки во дворе. Кузнецов, не добившись от Коновалова требуемых сведений о местонахождении ценностей, без согласования с Нетесовым, из корыстных побуждений, в процессе разбойного нападения, имея умысел на убийство Коновалова, ремнём задушил его. Затем Кузнецов и Нетесов сняли с тела Коновалова золотую цепь с золотым медальоном стоимостью 6 млн. рублей, золотую печатку стоимостью 3 млн. рублей, часы стоимостью 100 долларов США (что по курсу соответствовало 472600 рублям), 400 долларов США (что по курсу соответствовало 1.890.400 рублям), 5 млн. рублей, из бани взяли находившиеся там самодельные деревянный крест и икону, не представляющие имущественной ценности, а всего похитили на общую сумму 16.363.000 рублей (в ценах до 1.01. 1998 г.).

В результате насильственных действий Коновалову были причинены повреждения: рвано-ушибленная рана затылочной головы слева, относящаяся к легким телесным повреждениям; странгуляционная борозда на шее справа и спереди с переломом правого рожка подъязычной кости, относящаяся к тяжким телесным повреждениям по признаку опасности для жизни в момент причинения. Смерть Коновалова наступила от механической асфиксии вследствие удавления петлей.

Они же, Нетесов и Кузнецов, ранее совершившие бандитизм и разбой, а также Ищенко, не являвшийся членом банды и не знавший о её существовании, совершили разбой, т.е. нападение на Голякову с целью хищения чужого имущества, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшей, а Ищенко - с угрозой применения такого насилия, с проникновением в жилище, по предварительному сговору организованной группой лиц, Нетесов и Кузнецов - с применением предмета, используемого в качестве оружия, а Кузнецов - и с причинением тяжких телесных повреждений. Кузнецов совершил умышленное убийство Голяковой из корыстных побуждений, ранее совершивший умышленное убийство.

Преступление было совершено при следующих обстоятельствах. Ищенко В.Н., имея по роду своей коммерческой деятельности контакты с предпринимателем Голяковым С.М., и зная, что Голяков у себя в квартире периодически хранит крупные суммы денег, сообщил об этом в начале августа 1995 г. Кузнецову и Нетесову. Примерно в то же время Кузнецов и Нетесов получили информацию о наличии в квартире Голякова крупной суммы денег в размере 500 млн. рублей. 08.08. 1995 г. в вечернее время Кузнецов вступил в сговор с Ищенко о разбойном нападении на Голякову с распределением ролей.

Согласно договору, Ищенко должен был показать местожительство Голякова, и, будучи знакомым с его семьей, обеспечить доступ в квартиру Голякова Кузнецову и Нетесову, которые намеревались осуществить непосредственное нападение и завладеть деньгами.

В тот же вечер от дома Кузнецова по адресу: г. Самара ул. Авроры, 3-15, Кузнецов и Нетесов на машине последнего, а Ищенко на своей машине под управлением своего знакомого Артеменко Е.М., который не знал о преступном замысле, выехали с целью совершения разбоя на квартиру Голякова. Кузнецов вооружился пистолетом ПМ, о чем знали Нетесов и Ищенко. Кроме этого, Кузнецов работал милиционером-водителем оперативно-поискового отдела по предупреждению и раскрытию краж автотранспорта при УВД Самарской области, т.е. являясь представителем власти, имел удостоверение сотрудника милиции, предоставляющее возможность более беспрепятственного перемещения по городу, оправдывал свои действия служебной необходимостью.

Подъехав к универсаму по ул. Революционной, 133, они оставили машины во дворе дома, расположенного около него, и попросили Артеменко ждать их в одной из машин. Ищенко привел Кузнецова и Нетесова к дому по адресу ул. Гагарина, 51 г. Самары, где Кузнецов дал указание Нетесову, чтобы тот находился около третьего подъезда этого дома, где жил Голяков, а сам вместе с Ищенко прошёл к телефону-автомату, расположенному около того же дома, где Ищенко позвонил по телефону и предупредил жену Голякова -Голякову С.В. о своем приходе якобы для того, чтобы отдать деньги за товар.

Примерно в 24 часа, когда самого Голякова не было дома, Нетесов, Ищенко и Кузнецов подошли к квартире 65, в которой проживали Голяковы, Ищенко позвонил в эту квартиру, и на его голос входную дверь открыла Голякова С.В., после чего сразу в квартиру вбежали Нетесов и Кузнецов. Ищенко, выполнив свои функции, вышел на улицу, и вскоре на автомашине вместе с Артеменко уехал с места происшествия. Ворвавшись в квартиру и подавляя сопротивление Голяковой С.В., Нетесов прижал её к стене, а Кузнецов нанес ей удар пистолетом ПМ по голове. После этого Нетесов осматривал комнаты, а Кузнецов продолжал насильно удерживать Голякову С.В., уложив её на пол кухни. Нетесов, в целях облегчения разбоя, закрыл в комнатах находившихся там малолетнюю дочь Голяковых - Голякову Наталью, и престарелую Валенкову О.С. Он же, Нетесов, обнаружил в зале квартиры дипломат с деньгами в сумме 70 млн. руб., и полиэтиленовый белый пакет, не представляющий имущественной ценности, в котором находились рубли и доллары США, в пересчете на общую сумму 15 млн. руб., и сказал об этом Кузнецову. Поскольку денег было меньше предполагаемой суммы, Кузнецов нашел в квартире кожаный поводок для собаки, накинул его на шею Голяковой и стал придушивать, добиваясь дополнительных сведений о местонахождении денег и ценностей. Не добившись от Голяковой информации о деньгах, Кузнецов, не согласовывая свои последующие действия с Нетесовым, в процессе разбойного нападения, имея умысел на убийство Голяковой, из корыстных побуждений, указанным поводком задушил её.

В результате насильственных действий Голяковой были причинены повреждения: две раны в лобной области справа, кровоизлияния в мягкие ткани в лобной области справа, ссадина на спинке носа, кровоподтёк на верхнем веке правого глаза, относящиеся к лёгким телесным повреждениям; странгуляционная борозда, кровоизлияния в обе кивательные мышцы, перелом верхнего правого рожка щитовидного хряща, относящиеся к тяжким телесным повреждениям по признаку опасности для жизни в момент причинения.

Смерть Голяковой С.В. последовала от механической асфиксии в результате сдавления органов шеи тупым гибким предметом при удушении. В процессе разбойного нападения было похищено 85 млн. руб., дипломат стоимостью 100000 рублей, общий размер похищенного составил 85100000 рублей (в ценах до 1.01. 1998 г.), что является крупным размером.

Вошедший в банду в октябре 1996 г. Литвинов В.М.. совершил открытое похищение чужого имущества с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, по предварительному сговору организованной группой лиц, в крупных размерах, а Кузнецов и вошедший в банду Бабаев в октябре 1996 г. совершили разбой, т.е. нападение с целью завладения чужим имуществом. соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, с применением предмета, используемого в качестве оружия, в крупных размерах. по предварительному сговору организованной группой лиц, а Кузнецов как ранее совершивший бандитизм и разбой.

Они же, Кузнецов, Бабаев и Литвинов, совершили неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения, по предварительному сговору организованной группой лиц, соединенное с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, а Кузнецов и Бабаев - с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего.

В начале октября 1996г. Бабаев с целью обогащения путем разбоя вёл наблюдение за предпринимателями, торгующими шубами на Кировском промышленном рынке г. Самары, где выбрал в качестве жертвы Левашова А.А., систематически привозившего на рынок шубы в количестве не менее 20 штук в своей машине ВАЗ-21093 г/н А 350 ТС. При встрече с Литвиновым и лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, Бабаев рассказал им о Левашове и предложил совершить нападение с целью завладения шубами, на что они согласились. Литвинов, другое лицо и Бабаев решили совершить преступление совместно с оперуполномоченным ОПО по предупреждению и раскрытию краж автотранспорта при УВД области Кузнецовым В.Н., возглавлявшим, как им было известно, вооружённую банду, для чего приехали домой к Кузнецову для согласования совместных действий. В квартире у Кузнецова по адресу: г. Самара ул. Авроры, 3-15, все четверо договорились, что будут совместно участвовать в грабеже Левашова по месту жительства последнего, в то время, когда Левашов подъедет к дому на своей автомашине, загруженной шубами.

Согласно распределённым функциям, 19.10.1996 г. Бабаев, Литвинов и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, приехали на Кировский рынок, где Бабаев указал им на Левашова, а Литвинов с другим лицом под видом покупателей подошли к Левашову, чтобы запомнить его в лицо. В тот же день на автомашине Бабаева BA3-21099 г/н А 340 ОС они проследили за машиной Левашова от рынка до его дома по адресу: ул. Дачная, 5, г. Самары. В тот же день Бабаев передал номер автомашины Левашова Кузнецову, который, будучи сотрудником милиции, и по роду своей работы имея доступ к сведениям о владельцах автотранспорта, установил номер квартиры Левашова. Продолжая наблюдать за Левашовым около его дома, Бабаев, Литвинов и другое лицо установили, что он, вернувшись с рынка, шубы домой не перенёс, а оставил их в машине, которую отогнал в гараж. Литвинов, Бабаев, Кузнецов и другое лицо договорились совершить нападение утром следующего дня 20.10.1996 г., когда Литвинов должен был ехать на рынок.

Для этого в 7 часов Литвинов и другое лицо на машине Литвинова ВАЗ-2121 «Нива» г/н А 336 ЕЕ приехали к Кузнецову домой по адресу: г. Самара, ул. Авроры, 3-15, где уже находился Бабаев, прибывший на машине ВАЗ-21099 г/н А 340 ОС, используемой Бабаевым по доверенности от Храмовой О.В. На двух автомашинах: Литвинов и другое лицо - на ВАЗ-2121, Бабаев и Кузнецов - на ВАЗ-21099, приехали к дому Левашева. Для маскировки внешности члены преступной группы взяли с собой маски. Кроме этого, Бабаев взял с собой нож, а Кузнецов - пистолет ПМ, о наличии которого знали члены банды. Не доезжая до дома Левашова, по указанию Кузнецова, Литвинов оставил свою машину во дворе дома 29 по ул. Дачной, после чего Литвинов и другое лицо пересели в машину Бабаева, где распределили роли: все четверо должны были дождаться Левашова в его подъезде, и когда он подгонит автомашину с шубами к подъезду и пойдет к себе в квартиру за женой - напасть на него. В то же утро все указанные лица, реализуя план нападения, наблюдали за вторым подъездом дома, дождались, когда Левашов вышел из дома и направился в гараж за машиной.

Затем все члены преступной группы вошли в указанный подъезд, надели маски на головы, поднялись на 5 этаж, где находилась квартира Левашова № 68. Бабаев и Кузнецов встали в нише около лифта и мусоропровода, а Литвинов и другое лицо - на лестничной площадке за углом лифтовой шахты. Примерно в 8 часов при выходе Левашова на 5 этаж из кабины лифта Кузнецов и Бабаев повалили его на пол. Другое лицо вырвал из рук Левашова визитку с документами и ключами от машины и вместе с Литвиновым выбежал из подъезда. С помощью похищенных ключей другое лицо открыл машину Левашова, сел на водительское сиденье, а Литвинов - на пассажирское, после чего они отогнали машину с шубами на площадку, расположенную около гаражей напротив дома № 34 по ул. Чернореченской г. Самары. Затем Литвинов подогнал свою машину к машине Левашова, после чего совместно с другим лицом перегрузили шубы в количестве 18 штук в машину Литвинова и уехали к дому Кузнецова. В то же время Кузнецов и Бабаев продолжали силой удерживать Левашова, нанося ему кулаками удары по телу, а Бабаев применил нож, нанося удары и порезы Левашову в голову и шею. В результате насильственных действий Левашову были причинены повреждения: рана на лбу, кровоподтек на лице, ссадина верхней губы, рана на подбородке, ссадина правой кисти, относящиеся к лёгким телесным повреждениям, повлекшим за собой кратковременное расстройство здоровья сроком свыше 6 дней, но не более 3-х недель. Также Бабаев ударами ножа причинил на воротнике куртки Левашова сквозное колото-резаное повреждение. Уходя с места происшествия, Кузнецов и Бабаев оставили Левашова в лифте, который отправили на 12 этаж. Кузнецов первым спустился и сел в машину Бабаева, а когда Бабаев выходил из подъезда и снял маску с лица, то столкнулся в дверях подъезда с Левашовым, который на лифте спустился вниз и опередил Бабаева. Левашов преградил Бабаеву выход, однако Бабаев вновь выхватил нож и, угрожая Левашову причинением телесных повреждений, скрылся на своей машине вместе с Кузнецовым с места происшествия. 21.10. 1996 г. машина Левашова вместе с визиткой, документами в ней и ключами была обнаружена во дворе дома № 34 по ул. Чернореченской г. Самары и возвращена Левашову.

В результате преступных действий у Левашова было похищено 18 шуб из меха енота и норки на общую сумму 197 млн. руб. (в ценах до 1.01. 1998 г.), чем причинён потерпевшему крупный ущерб. Похищенные шубы члены банды разделили между собой.

Продолжая свою преступную деятельность, банда Кузнецова, располагая информацией о возможности нападения на частных предпринимателей, проживающих в п. Петра Дубрава Волжского района Самарской области, предприняла попытку разбойного нападения на этих предпринимателей.

Давыдкин Р.Н.. не являвшийся членом банды Кузнецова, и не знавший о её существовании, совершил подстрекательство к открытому похищению чужого имущества с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевших. по предварительному сговору группой лиц, с причинением крупного ущерба, а также пособничество в открытом похищении чужого имущества с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевших, повторно, по предварительному сговору группой лиц, с причинением крупного ущерба.

Каляев С.В.. не являвшийся членом банды, и не знавший о её существовании, совершил пособничество в открытом похищении чужого имущества, с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевших, по предварительному сговору группой лиц, с причинением крупного ущерба повторно.

Бабаев и Литвинов совершили приготовление к разбою, т.е. к нападению с целью завладения чужим имуществом, соединенному с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, с целью завладения имуществом в крупных размерах, организованной группой, ранее совершившие разбой либо, бандитизм, а Кузнецов и Нетесов, ранее совершившие разбой и бандитизм, совершили разбой, т.е. нападение с целью завладения чужим имуществом, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевших, а Нетесов с угрозой применения такого насилия, с целью завладения имуществом в крупных размерах, организованной группой, а Кузнецов с применением оружия, с причинением тяжких телесных повреждений. Кроме того, Кузнецов совершил умышленное убийство из корыстных побуждений трёх лиц, ранее совершивший умышленные убийства при следующих обстоятельствах.

Давыдкин С.Н. в августе 1996 г., будучи близко знакомым с супругами Кудашевыми, зная, что они систематически с крупной суммой денег летают в Турцию закупать кожаные изделия для торговли на Кировском промышленном рынке г. Самары, и в силу этого осведомлённый об их местожительстве в п. Петра Дубрава Волжского р-на Самарской области, о датах и времени их выездов с деньгами в аэропорт «Курумоч», маршруте движения, госномере и марке автомашины, на которой они передвигались, решил завладеть их деньгами и привлечь других лиц для этой цели. Для этого в один из дней первой трети августа 1996 г. в квартире 118 дома 453 по пр. К. Маркса г. Самары, используемой под массажный салон, Давыдкин предложил своим знакомым Романову, Лыкову и Чулкову совершить грабеж в отношении Кудашевых, для чего вместе с Романовым, Лыковым и Чулковым на машине, принадлежащей Лыкову, Давыдкин приехал в п. Петра Дубрава и показал им местожительство Кудашевых.

27.08. 1996 г., когда Романов, Лыков, Чулков и не установленный следствием мужчина находились в указанном выше массажном салоне, в вечернее время туда пришел Давыдкин, и, согласно предварительной договоренности, сообщил им ставшую ему известной информацию о том, что супруги Кудашевы с деньгами поедут в аэропорт на следующий день - 28.08. 1996 г. в 8 часов вместе с другими жителями п. Петра Дубрава на двух машинах ВАЗ-2109 и ВАЗ-21099. Подстрекая к совершению грабежа, Давыдкин предложил совершить хищение денег в тот же вечер, накануне отъезда. Романов, Лыков, Чулков и неустановленный мужчина на машине Лыкова заехали за Рузняевым А.А., который сел за руль и привез группу лиц к дому Кудашевых. Не застав никого дома, все уехали в г. Самару, решив приехать утром следующего дня. Однако утром 28.08. 1996 г. в том же составе, взяв с собой еще Рузняева Н.А. и выехав в п. Петра Дубрава, решили отказаться от совершения преступления, намеренно опоздали к выезду «челноков», вследствие чего Кудашевы совместно с Гараниными и Сапрыкиной беспрепятственно выехали из п. Петра Дубрава в аэропорт, а группа в составе Романова прекратила действия, направленные на совершение открытого хищения имущества Кудашевых.

В этот же период времени Каляев С.В., посещая массажный салон по указанному выше адресу и общаясь там с приятелем и соседом по дому Давыдкиным, в августе 1996 г. узнал от последнего, что тот обладает информацией о предпринимателях, получающих от торговли крупные суммы денег, и в свою очередь подыскивает исполнителей для совершения грабежа. Узнав от Каляева, что тот знаком с людьми, которые могут воспользоваться его «наводкой», Давыдкин начал периодически поставлять ему необходимую информацию о предпринимателях в п. Петра Дубрава с условием выплаты ему, Давыдкину, 10% от суммы похищенного.

В период с сентября по первую половину декабря 1996 г., за день-два до каждого выезда, Давыдкин передавал Каляеву дома у последнего по адресу: г. Самара, Московское шоссе, 121, кв.51, сведения о следующих датах выездов супругов Кудашевых из п. Петра Дубрава в аэропорт Курумоч с крупной суммой денег в валюте: 29.09. 1996 г., 14.10. 1996 г., 31.10. 1996 г., 27.11. 1996 г., 11.12. 1996 г., дополнительно сообщая, что 14.10. 1996 г., 31.10. 1996 г., 27.11. 1996 г. они поедут вместе с супругами Гараниными и Сапрыкиной на двух машинах с указанием времени выезда, маршрута движения, моделей и государственных номерных знаков автомашины.

Каляев, сразу после получения от Давыдкина информации, передавал её Кузнецову дома у последнего по ул. Авроры, 3-15 г. Самары, и Нетесову, чтобы Кузнецов реализовал информацию. По выездам 29.09. 1996 г., 14.10. 1996 г. и 27.11. 1996 г. Кузнецов и Нетесов добровольно отказались от реализации информации.

Используя информацию Давыдкина и Каляева, Кузнецов в один из дней октября 1996 г. у себя в квартире № 15 дома 3 по ул. Авроры г. Самары собрал и ознакомил с выработанным планом нападения и распределение ролей членов банды Нетесова, Бабаева, Литвинова, лица, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, с которыми Кузнецов совершал другие нападения и непосвященного в преступные цели Дробышева, которого Кузнецов привлек к участию в выезде с целью использования знания Дробышевым местности в районе предстоявшего нападения и принадлежащей ему автомашины ВАЗ-2109.

Согласно полученной от Давыдкина через посредство Каляева информации, «челноки» на одной или двух машинах рано утром 31.10. 1996 г. должны были выехать из п. Петра Дубрава по трассе, доехать до Алексеевской кольцевой развязки, проехать по кольцу, повернуть на дорогу, ведущую в сторону трассы Самара-Уфа, и двигаться в направлении аэропорта.

Согласно плану, члены банды должны были выехать на двух машинах, остановить машину «челноков» под видом проверки документов, посадить водителя в свою машину, а кого-то из участников банды - за руль Кудашевых, перегнать машины в сторону от дороги, отобрать деньги, машину Кудашева привести в неисправное состояние, чтобы успеть скрыться с места нападения.

31 октября 1996 г. рано утром в соответствии с разработанным планом, участники банды, будучи в нетрезвом состоянии, на машине «Нива», принадлежащей Нетесову, и на машине ВАЗ-2109, принадлежащей Дробышеву, выехали от дома Кузнецова в сторону Алексеевского кольца, и около 5 ч. 30 мин. встали на заранее выбранных позициях: Нетесов и Дробышев в а/м ВАЗ-2109 - около въезда на Алексеевское автомобильное кольцо для наблюдения за дорогой, а Кузнецов, Литвинов, Бабаев и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство - в машине «Нива» на дороге в сторону аэропорта «Курумоч» в ожидании сигнала. При этом Кузнецов и Литвинов были одеты в форму работников ГАИ, у Кузнецова при себе был пистолет ПМ для возможного устрашения «челноков», о чём знали участники банды, и удостоверение оперуполномоченного ОПО по предупреждению и раскрытию краж автотранспорта при УВД Самарской области.

В это же утро в 6 ч. 30 мин. из п. Петра Дубрава выехала а/м ВАЗ-21099 г/н В 579 КО под управлением Кудашева С.Н., в которой находились его жена Кудашева Н.С. и их знакомая Бражникова. Через некоторое время вслед за ними из того же посёлка выехала а/м ВАЗ-21093 под управлением Гаранина Н.И., в которой находились его жена Гаранина Н.К., а также Сапрыкина Л.М. и Зябчук А.Б.

Кудашева, Бражникова, Гаранина, Сапрыкина и Зябчук, имея в общей сложности 50 тыс. долларов США (что по курсу валют составляло 272.650.000 руб.), договорились вылететь вместе в этот день в Турцию для закупки товара, а Кудашев и Гаранин должны были отвезти их в аэропорт на двух машинах и вернуться домой.

Узнав подъезжающую к кольцу машину Кудашевых по госномеру, Нетесов с находящимся в машине Дробышевым, действуя по плану, опередил эту машину, проехав по кольцу, сократив путь, и, проезжая мимо машины, где находились остальные участники нападения, светом фар и звуковым сигналом предупредил их о приближении машины Кудашевых, после чего остановился примерно в 100 метрах от сообщников на обочине дороги. Кузнецов и Литвинов в форме работников ГАИ вышли из своей машины, Кузнецов сигналом жезла остановил машину Кудашевых. Когда Кудашев вышел из неё, и Кузнецов стал проверять у него документы, мимо проехала машина Гаранина, который, увидев, что у Кудашева проверяют документы, также остановил свою машину примерно в 100-150 метрах после них. Кузнецов, понимая, что обе машины едут вместе, и остановившаяся в отдалении вторая машина не уедет без первой, что делало нападение как на одну, так и на обе машины рискованным, был вынужден временно отказаться от нападения, отдать документы Кудашеву и отпустить его, в связи с чем умышленные действия членов банды, непосредственно направленные на совершение разбоя, не были доведены до конца.

Не отказавшись от преступного замысла, Кузнецов вновь организовал нападение на Кудашевых и Бражникову. Продолжая получать от Давыдкина через Каляева информацию о времени выезда и том же маршруте движения «челноков» из п. Петра Дубрава с крупными суммами денег, Кузнецов решил совершить на них нападение 11 декабря 1996 г. с участием Нетесова А.В., члена банды, и его младшего брата Нетесова Е.В., которому по ранее разработанному плану отводилась роль наблюдающего за дорогой, чтобы миганием фар предупредить других участников, стоящих на трассе под видом работников ГАИ, о приближении нужной машины, и уехать домой, а Кузнецов и Нетесов А.В. должны были остановить машину, перегнать её в лесопосадку около трассы и отобрать, по данным Каляева, примерно 60.000 долларов США (что по курсу валют соответствовало 333.500.000 рублей).

11 декабря 1996 г. в 5.00 Кузнецов и Нетесов А. на автомашине последнего «Нива», а Нетесов Е. на автомашине «Фольксваген» приехали к Алексеевской кольцевой развязке, где они все и встретились. Кузнецов взял с собой пистолет ПМ, а Нетесов А. - пистолет ТТ для возможного устрашения «челноков». Кузнецов надел форму работника ГАИ, Нетесов А. - камуфляжную куртку, предоставленную Кузнецовым; чтобы быть похожим на стажёра инспектора ГАИ. Кроме того, Нетесов сменил на своей машине предоставленный Кузнецовым номерной знак. Кузнецов имел при себе удостоверение оперуполномоченного ОПО по предупреждению и раскрытию краж автотранспорта при УВД Самарской области, позволявшее на случай осложнений объяснить нахождение под видом работников ГАИ служебной необходимостью.

Участники нападения распределились по трассе от Алексеевского кольца в сторону аэропорта Курумоч, чтобы Нетесов Е. первым мог увидеть проехавшую автомашину Кудашевых и миганием фар предупредить остановившихся примерно через километр по движению в сторону аэропорта Кузнецова и Нетесова А. Простояв около 1 часа и не дождавшись Кудашевых, Кузнецов решил вернуться в г. Самару, т.к. торопился на работу, для чего подъехали с Нетесовым А. к Нетесову Е. и сообщили о возвращении. Нетесов Е. добровольно отказался от совершения преступления.

Кузнецов и Нетесов А. поехали первыми в направлении г. Самары, а Нетесов Е. отстал от них. По пути Кузнецов увидел идущую навстречу машину ВАЗ-21099 с полученным от Каляева номером, в которой находились супруги Кудашевы и Бражникова под управлением Кудашева, и с целью осуществления преступного замысла приказал Нетесову А. разворачиваться за ней, что Нетесов и сделал, а Нетесов Е. уехал в Самару.

Кузнецов и Нетесов А., не доезжая до трассы Самара-Уфа обогнали преследуемую машину, встали на дороге, и Кузнецов в форме работника ГАИ, знаком жезла потребовал остановки автомашины. Кудашев остановился и вышел из машины, по требованию Кузнецова отдал ему документы для проверки, воспринимая его как сотрудника ГАИ. Для того, чтобы иметь повод и видимость законного задержания машины, Кузнецов заранее подготовил картонку с номерами автомашин для «задержания», среди которых был и номер Кудашева, но с указанием другого похожего цвета кузова, и при просмотре документов сказал об этом Кудашеву, предлагая проехать для проверки машины якобы к своему начальнику. Продолжая думать, что их остановили работники ГАИ, Кудашев был вынужден подчиниться требованию Кузнецова. Нетесов сел за руль автомашины ВАЗ-21099, в которой находились Кудашева и Бражникова и поехал впереди, Кузнецов сел за руль а/м «Нива», посадил туда Кудашева и поехал следом. Около развилки дорог, ведущих в стороны п. Алексеевка, п. Сырейка, п. Старо-Семейкино Нетесов после сигнала фарами Кузнецова свернул направо, проехал к лесопосадке и остановился примерно в 300 метрах от указанной развилки, вслед за ними подъехал Кузнецов. Кузнецов и Нетесов вышли из машины и достали оружие: Кузнецов - пистолет ПМ, Нетесов пистолет ТТ, Кудашева и женщин уложили на снег лицом вниз.

Кузнецов, имея умысел на убийство из корыстных побуждений, взял у Нетесова пистолет ТТ, без согласования с Нетесовым и вопреки намерениям последнего подошёл к лежащим на снегу Кудашевым и Бражниковой, произвёл из пистолета ТТ выстрелы каждому в голову, отчего все трое скончались на месте происшествия.

Кудашеву С.Н. были причинены повреждения: сквозное проникающее ранение головы с повреждением мозга, перелом костей основания черепа и костей лицевого скелета слева, очаговые кровоизлияния по ходу раневого канала и в окружающих тканях, кровоизлияние в желудочки мозга, которые являются несовместимыми с жизнью; множественные осаднения левой щеки, относящиеся к лёгким телесным повреждениям. Смерть Кудашева наступила в результате огнестрельного сквозного проникающего ранения головы с повреждением мозга.

Кудашевой Н.С. были причинены повреждения: слепое проникающее ранение головы с повреждением затылочной кости слева, вещества головного мозга левой затылочной доли, срединной структуры мозга, правой лобной доли, кровоизлияниями по ходу раневого канала с повреждением лобной кости справа; слепое проникающее ранение головы с повреждением левой височной кости, левой затылочной доли, срединных структур мозга, кровоизлияниями по ходу раневого канала, причинившие тяжкий вред здоровью; рана верхнего века правого глаза, ранение мягких тканей правого предплечья с повреждением костей, относящиеся к менее тяжким телесным повреждениям. Её смерть наступила от проникающих огнестрельных пулевых ранений головы с разрушением костей черепа и вещества мозга и поражением жизненно-важных центров.

Бражниковой О.С. были причинены повреждения:    сквозное проникающее ранение головы с разрушением головного мозга в области правого полушария с переломами свода черепа и отдалёнными переломами основания черепа в передней, средней и задней черепных ямках, имеющие признаки тяжкого вреда здоровью, кровоизлияния в мягкие ткани головы, кровоподтёки на верхних веках правого и левого глаз, овальная рана в области затылка, ссадины в левой лопаточной области, в области левой ягодицы, в центре поясничной области, в правой лопаточной области с переходом на поясничную и область правой ягодицы, кровоподтёк на груди, кровоподтёк на правом бедре со ссадиной на поверхности, ссадины на тыле правой кисти, на тыле 3-5 пальцев левой кисти, ранки на ладонной поверхности левой кисти, имеющие признаки лёгкого вреда здоровью. Её смерть наступила в результате огнестрельного пулевого ранения головы с разрушением головного мозга в области правого полушария.

Сразу после совершения убийства, продолжая реализовывать умысел на завладение чужим имуществом, Кузнецов и Нетесов погрузили труп Кудашева в багажник, трупы Кудашевой и Бражниковой - в салон автомашины Кудашевых, которую Нетесов отогнал вглубь леса, после чего Кузнецов там обыскал трупы и салон машины и в сумках нашел 18 тысяч долларов США (что по курсу соответствовало 99.450.000 руб.)

Оставив трупы в машине, Кузнецов и Нетесов на автомашине Нетесова под управлением последнего уехали с места происшествия. По дороге домой Нетесов установил на машину её официальный номерной знак. Приехав домой к Кузнецову по ул. Авроры, 3-15 г. Самары, Кузнецов и Нетесов поделили деньги, оставив там оружие и милицейскую форму. В то же утро они приехали к Каляеву по адресу: г. Самара Московское шоссе, 121, кв.51 и передали ему 1 тысячу долларов США (что по курсу валют соответствовало 5.525.000 руб.) пояснив, что люди с деньгами убиты, и предложили сообщить «наводчику» (Давыдкину), что это сделали другие лица.

Помимо бандитизма и преступлений, в составе банды Кузнецов совершил преступления, не связанные с бандитской деятельностью.

Кузнецов В.Н.. ранее совершивший умышленные убийства, совершил умышленное убийство Дусь Т.В. с особой жестокостью при следующих обстоятельствах.

8.12. 1995 г. Кузнецов в одном из помещений дома по адресу г. Самара, ул. Авроры 3-15, на почве личных неприязненных отношений с соседкой по этажу Дусь Т.П. с целью умышленного убийства, проявляя особую жестокость, стал наносить ей множественные удары кулаками по голове, туловищу, другим частям тела, руками, душил за шею, ломал скуловые кости, причинив ей телесные повреждения: многооскольчатый перелом свода и основания черепа с разрывом твердой мозговой оболочки в левой теменно-затылочной области, переломы обеих скуловых костей и верхней челюсти; полный косо-поперечный перелом грудины на уровне 2-го межреберья, переломы левых ребер: по околопозвоночной, по лопаточной линии, между околопозвоночной и лопаточной линии, задней подмышечной линии, по средней подмышечной линии, по передней подмышечной линии, по окологрудинной линии, переломы правых ребер: по околопозвоночной линии, между околопозвоночной и лопаточной линии, по лопаточной линии, по задней подмышечной линии, по средней подмышечной линии, по передней подмышечной линии, закрытый перелом левой ключицы в средней трети, разрывы печени, относящиеся к тяжким телесным повреждениям по признаку опасности для жизни; разрыв правого крестцово-подвздошного сочленения, переломы обеих ветвей левой лонной кости, перелом левой седалищной кости, переломы правых поперечных отростков 3-5 поясничных позвонков, левых поперечных отростков 1-5 поясничных позвонков; оскольчатый перелом правой лопатки, закрытый оскольчатый перелом левой плечевой кости в верхней трети - степень тяжести не определена.

Смерть Дусь наступила в результате значительного объема разрушений черепа и твердой мозговой оболочки. После убийства Кузнецов упаковал её труп, вывез на своей автомашине на Южный мост через р. Самару и сбросил с моста в воду.

Он же, Кузнецов, ранее совершивший умышленные убийства, совершил умышленное убийство Анганзорова из корыстных побуждений с особой жестокостью, а также вымогательство, т.е. требование передачи чужого имущества, находящегося в собственности Анганзоровой Т.А. под угрозой насилия над её близкими - мужем Анганзоровым А.М., повторно, по предварительному сговору группой лиц, при следующих обстоятельствах.

7.08. 1996 г. Кузнецов В.Н., работавший оперуполномоченным отдела по предупреждению и раскрытию краж автотранспорта при УВД Самарской обл., имея умысел на умышленное убийство из корыстных побуждений жителя г. Тольятти Анганзорова А.М., попросил Нетесова А.В., как своего знакомого, на машине последнего марки «Апьфа-Ромео» отвезти его, Кузнецова, в г. Тольятти, не посвящая в свой замысел, объяснив, что это якобы необходимо по работе в милиции.

В тот же день в вечернее время Кузнецов, вооруженный пистолетом ПМ вместе с Нетесовым А.В., на автомашине последнего подъехали к указанному Кузнецовым дому № 21 по ул. Луначарского в Автозаводском р-не г. Тольятти и стали ждать Анганзорова, которого Кузнецов знал в лицо. Они проследили, как Анганзоров вышел из дома, поставил машину на стоянку и направился домой. Недалеко от автостоянки Кузнецов подошёл к Анганзорову, представился работником милиции, показал удостоверение и пригласил в машину Нетесова. В машине Кузнецов надел на него наручники и повел разговор по вопросам, связанным с автомобилями.

Используя отказ Анганзорова давать пояснения, Кузнецов под предлогом дальнейшего разбирательства попросил Нетесова ехать в Самару в УВД области. Анганзоров был с собакой, которую Кузнецов также посадил в салон машины, после чего Нетесов поехал в направлении г. Самары. По пути следования Кузнецов попросил Нетесова съехать с трассы в лес, в связи с чем в районе 996 км трассы Москва-Челябинск Нетесов повернул налево, углубился в лесопосадку на расстояние 150-200 метров от дороги и остановился. Кузнецов увел Анганзорова вглубь леса, и вновь стал беседовать о машинах, а Нетесов находился около своего автомобиля. Во время разговора с Анганзоровым Кузнецов приставил пистолет ПМ к его Голове, достал диктофон и заставил Анганзорова наговорить на кассету текст с просьбой к жене выполнить все требования похитивших его людей и отдать выкуп за его жизнь и свободу. После этого Кузнецов, имея умысел на убийство Анганзорова из корыстных побуждений, не согласовывая своих действий с Нетесовым, стал душить Анганзорова, сдавливая ему шею руками, прыгал на его шею, избивал, нанося удары по голове и туловищу. Когда Анганзоров перестал подавать признаки жизни, Кузнецов решил сжечь его труп, для чего Нетесов по просьбе Кузнецова привез последнего в ближайший населенный пункт - п. Зеленовка, где Кузнецов на автозаправочной станции налил бензин в канистру, купил в киоске спички, Нетесов отпустил собаку на обочине дороги, после чего они вернулись на место преступления. Нетесов остался на автотрассе, а Кузнецов вернулся к Анганзорову и обнаружил, что он еще жив и отполз в сторону. Тогда Кузнецов, проявляя особую жестокость, осознавая, что причиняет потерпевшему особые мучения и страдания, облил его бензином и поджёг, в результате чего тот скончался на месте происшествия.

Анганзорову были причинены телесные повреждения: термические ожоги 3-4 степени всего тела, перелом свода черепа в височной области слева, и основания черепа в височной области справа, относящиеся к тяжким телесным повреждениям по признаку опасности для жизни, переломы 2-х ребер слева, относящиеся к менее тяжким телесным повреждениям; дефект мягких тканей шеи слева, степень тяжести не определена. Его смерть наступила в результате термических ожогов 3-4 степени всего тела.

После убийства Анганзорова в период 10.08. 1996 г., 15.08. 1996 г., 16.08. 1996 г. Кузнецов и неустановленные следствием лица несколько раз звонили жене Анганзорова - Анганзоровой Т.А. домой по адресу: г. Тольятти, ул. Луначарского, 21, кв. 181 по телефону, давая ей прослушать записанный на аудиокассету голос её мужа и вымогая с неё 50000 долларов США за его освобождение, с угрозой якобы убить Анганзорова, если она не передаст требуемую сумму, хотя Анганзоров к этому времени уже был мёртв.

Он же, Кузнецов, ранее совершивший бандитизм и разбой, совершил разбой, т.е. нападение с целью завладения чужим имуществом, соединенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, по предварительному сговору группой лиц, с проникновением в жилище, при следующих обстоятельствах.

18.10. 1996 г. Кузнецов, будучи сотрудником милиции, вступил в сговор с лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, а также с четверыми неустановленными следствием лицами, на разбойное нападение на граждан Индии.

Получив из неустановленного источника информацию о наличии в квартире по адресу: г. Самара, ул. Самарская, 14, кв. 7, где проживал гражданин Индии Сингх Санджендра Бихари, крупной суммы денег и большого количества кожаных курток, договорились о разбойном нападении на указанную квартиру и совершили разбой в тот же день следующим образом.

Примерно в 21 ч. 30 мин. Кузнецов в форме работника милиции, лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, и четверо их соучастников (у каждого члена группы было по пистолету, неустановленной марки, при этом четверо неустановленных лиц надели на головы маски), подошли к указанной квартире, где находились Сингх, его знакомые Джанджей Кумар, Бихари Раджа, Чаудхори Промат Кумар, две девушки, и позвонили туда.

На звонок дверь открыл Джанджей Кумар. После чего Кузнецов, представившись работником милиции и другое лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, свободным доступом проникли в квартиру под предлогом проверки документов. Через открытую дверь в квартиру свободным доступом также проникли остальные четверо соучастников нападения. Лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, схватил рукой голову Сингха и ударил два раза его лицом себе в колено, разбив ему губы, кулаком ударил его в поясницу, причинив побои, потом навел на Сингха пистолет и потребовал у него деньги. Тот, понимая, что его жизни угрожает опасность, вынужден был отдать дипломат стоимостью 300000 рублей, в котором находилось 710 долларов США (что по курсу валют соответствовало 3.871.630 рублей) и 1.400.000 рублей. Одновременно с этим Кузнецов с группой неустановленных лиц уложили на пол всех присутствовавших, скотчем связали им руки, заклеили рты, и вынесли из квартиры 3 кожаных пальто стоимостью 1.200.000 рублей каждое и 6 кожаных курток стоимостью 900 000 рублей каждая. В результате нападения у Сингха С.Б. было похищено имущество на общую сумму 14.571.630 рублей (в ценах до 1.01. 1998 г.).

Он же, Кузнецов, ранее совершивший умышленные убийства, совершил умышленное убийство Яманова с целью скрыть другое преступление, а также будучи работником органов внутренних дел, являясь должностным лицом, постоянно осуществляющим функции власти, совершил превышение властью и служебными полномочиями, т.е. совершил действия, явно выходящие за пределы прав и полномочий, предоставленных ему законом, причинив этим существенный вред государственным и общественным интересам и охраняемым законом правам и интересам граждан, сопровождавшиеся насилием, применением оружия при следующих обстоятельствах.

В ноябре 1996 г. Кузнецов от своих родителей узнал о том, что из их дома, находящегося в садово-дачном массиве п. Томылово г. Чапаевска, ул. Плеханова, 26, неизвестные лица совершили кражу старого велосипеда и другого малоценного имущества.

В нарушение установленного законом порядка расследования данных преступлений, Кузнецов, работавший оперуполномоченным ОПО по предупреждению и раскрытию краж автотранспорта УВД Самарской области, превышая власть и свои служебные полномочия, решил провести лично частное расследование на месте и наказать виновного.

30.11. 1996 г. он попросил Нетесова, как своего знакомого, довезти его на машине последнего до п. Томылово, пояснив, что едет туда по работе в милиции с целью расследования кражи из дома родителей, и в 22.30 они на а/м «Нива», принадлежащей Нетесову, приехали в указанный посёлок на ул. Плеханова. Кузнецов взял с собой пистолет ПМ. Располагая сведениями, что по соседству с домом родителей в доме 30 по этой же улице проживает ранее судимый, неработающий Яманов А.Т., который по его, Кузнецова, мнению мог совершить эту кражу, Кузнецов пришёл к дому Яманова и, представившись работником милиции, и потребовал Яманова. На отказ жены Яманова Рубининой В.Е. открыть дверь Кузнецов выломал её и незаконно вошёл в дом, а Нетесов следом за ним. Кузнецов стал наносить удары Рубининой кулаком по голове и груди, ударил ребром ладони по шее, причинив ей побои, после чего показал ей удостоверение работника милиции. Затем Кузнецов ударил дубинкой Яманова по голове, причинив побои, и стал расспрашивать о похищенных вещах. Когда Яманов стал отрицать свое участие в краже, Кузнецов приказал ему одеваться под предлогом поездки в отдел милиции, намереваясь заставить Яманова признаться в краже под воздействием физического и психического насилия. Затем Кузнецов, не имея законных оснований, произвёл обыск в доме Яманова и в подсобных помещениях, но похищенные вещи не обнаружил. Кузнецов надел на руки Яманова наручники, вместе с ним сел в машину Нетесова и попросил ехать в г. Самару.

Нетесов повёз Кузнецова и Яманова в сторону г. Самары. По дороге Кузнецов угрожал Яманову убийством в случае, если тот не сознается в краже, но Яманов её отрицал. Кузнецов, не добившись от него признания в краже, и, опасаясь, что Яманов потребует привлечения его, Кузнецова, к ответственности за избиение, или сожжёт дом родителей, решил убить Яманова, для чего попросил Нетесова, не посвящая в свои намерения, свернуть с дороги в лесопосадку, что Нетесов и сделал, остановив машину примерно в 100 метрах, от дороги по трассе Чапаевск-Самара.

Там Кузнецов вывел Яманова из машины, положил на землю лицом вниз, поместил свой пистолет в полиэтиленовый пакет, чтобы в нем осталась гильза, и с целью убийства выстрелил Яманову в затылочную область головы справа, причинив слепое проникающее в полость черепа и спинномозгового канала ранение головы, повреждение чешуи затылочной кости справа, 1-го и 2-го шейных позвонков, продолговатого мозга, несовместимых с жизнью. Смерть Яманова наступила в результате слепого проникающего огнестрельного пулевого ранения головы с повреждением продолговатого мозга на уровне 1-2 шейных позвонков.

Кроме того, Кузнецов и Нетесов совершили незаконное приобретение, хранение, ношение и сбыт огнестрельного оружия и боеприпасов. Примерно в июне 1995 г. Кузнецов в неустановленном месте у неустановленного лица приобрел пистолет ПМ и патроны к нему в количестве не менее 4 штук, которые хранил у себя дома по ул. Авроры, 3, кв. 15 г. Самары. Указанный пистолет и патроны Кузнецов брал с собой и носил при себе во время разбойных нападений: на Коновалова -18.06. 1995 г. по дороге из г. Самары в с. Кинель-Черкассы, в селе и на обратном пути оттуда; на Голякову - 08.08. 1995 г. по пути из дома к дому Голякова и обратно; Левашова - 20.10. 1996 г. по пути из дома к дому Левашова и обратно; убийства: Анганзорова - 7.08. 1996 г. по дороге из г. Самары в г. Тольятти и обратно; Яманова - 30.11. 1996 г. по пути из г. Самары в п. Томылово г. Чапаевска Самарской области и обратно, приготовления к разбойному нападению на Кудашевых и Бражникову - 31.10. 1996 г. по пути из г. Самары в Волжский район и обратно; убийства Кудашевых и Бражниковой - 11.12.1996 г. по пути из г. Самары в Волжский р-н и обратно.

Примерно в первой половине октября 1996 г. в г. Пскове Кузнецов у неустановленного лица в неустановленном месте приобрел пистолет ТТ № РК 04958 с обоймой боевых патронов к нему в количестве 8 штук, которые носил и хранил в г. Пскове, незаконно перевёз их оттуда в г. Самару, где также носил и хранил у себя дома. Примерно в ноябре 1996 г. Кузнецов передал на хранение указанный пистолет с патронами Нетесову Е.В., который 14.03. 1997 г. добровольно выдал указанный пистолет и боеприпасы правоохранительным органам.

Примерно в первой половине октября 1996 г. в г. Пскове Нетесов у неустановленного лица в неустановленном месте приобрел пистолет ТТ с неустановленным номером и обойму боевых патронов в количестве 8 штук, которые он носил и хранил в г. Пскове, незаконно перевёз в г. Самару, где также носил и хранил в неустановленных местах. 11.12.1996г. Нетесов носил указанный пистолет и 8 боевых патронов к нему по г. Самаре и по территории Волжского р-на Самарской области. В тот же день Нетесов временно передал пистолет Кузнецову, который произвёл из него 4 выстрела, израсходовав 4 патрона, после чего Нетесов с Кузнецовым привезли пистолет с 4 патронами домой к Кузнецову по вышеуказанному адресу, где Кузнецов оставил их у себя на хранении, после чего сбыл неустановленному лицу.

Эфендиев, ранее судимый 13.04. 1989 г. по ст. 15-931 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, освобожденный 19.07. 1993 г. по ст. 53 УК РСФСР с заменой лишения свободы на исправработы на срок 1 год 4 мес. 16 дней, а также Бабаев, совершили разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества в крупном размере, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, а Бабаев с угрозой применения такого насилия, по предварительному сговору организованной группой лиц, неоднократно, а Эфендиев - с причинением тяжкого вреда здоровью и с применением оружия.

Кроме того, Эфендиев совершил убийство, т.е. умышленное причинение смерти двум лицам, сопряженное с разбоем при следующих обстоятельствах. Бабаев, продолжая свою преступную деятельность, вне банды, возглавляемой Кузнецовым, с целью обогащения путем разбоя, с середины декабря 1996 г. в г. Самаре, наблюдая за предпринимателями, торгующими шубами на Кировском промышленном рынке г. Самары и получающих от этой торговли крупные денежные доходы, выбрал в качестве жертвы супругов Павловых, систематически привозивших на рынок шубы в количестве не менее 40 штук на своей машине «Форд» г/н И 20-26 УК, узнал их местожительство в Куйбышевском районе, время их выездов с товаром на рынок, маршрут движения, госномер их автомашины, и решил завладеть их шубами, для чего привлёк для участия в разбойном нападении на Павловых Эфендиева.

Бабаев предложил Эфендиеву план, который сводился к следующему: нападение было решено совершить утром в выходной день, когда Павловы повезут шубы на рынок на своей автомашине из района п. 116 км г. Самара через Южный мост г. Самары. Бабаев и Эфендиев планировали остановиться на подъезде к Южному мосту, и в машине Бабаева ждать их появления. Эфендиев должен был в форме работника ГАИ остановить машину Павловых под предлогом проверки документов, посадить водителя в свою машину, сковать ему руки наручниками, а сам сесть в машину Павлова. Обе машины должны были отогнать в лесопосадку, а там перегрузить шубы в автомашину Бабаева, связать Павловых и скрыться. Эфендиев заранее пообещал Бабаеву реализовать шубы через свою сестру Косареву, проживающую в г. Тольятти. Нападение решили совершить субботним утром 4.01. 1997 г.

4.01. 1997 г. рано утром в соответствии с разработанным планом Бабаев на а/м ВАЗ-21099 г/н Н 340 ОС 63 приехал к Эфендиеву по адресу: ул. Утёвская, 18, кв. 11 г. Самары, откуда они вместе выехали в сторону Южного шоссе и встали на заранее выбранной позиции в районе остановки общественного транспорта «Солнечный», т.е. на маршруте следования Павловых. При этом у них был пистолет ТТ, а Эфендиев был в форме работника ГАИ. Простояв некоторое время и не дождавшись Павловых, Бабаев и Эфендиев приехали на Кировский рынок, где увидели торговавших шубами Павловых и решили дождаться их до конца торговли.

Около 14 ч. 30 мин., когда Павловы начали уезжать с рынка, Бабаев и Эфендиев выехали раньше их и встали на вышеуказанном месте на Южном шоссе, дожидаясь машины Павловых. При приближении машины Эфендиев сигналом самодельного жезла остановил ее. Когда Павлов вышел из машины, Эфендиев стал имитировать проверку у него документов, и при этом предложил Павлову сесть в их машину и проехать якобы на пост ГАИ для дальнейшей проверки. Полагая, что их остановили работники ГАИ, Павлов подчинился требованиям Эфендиева, сел в машину Бабаева, где Эфендиев надел на его руки наручники. После этого Эфендиев пересел за руль автомашины Павловых, в которой находилась Павлова, и повёл её впереди, а Бабаев с Павловым на своей машине поехал следом. Проезжая по трассе Самара-Нефтегорск в сторону п. Рубежного, Эфендиев свернул влево в лесопосадку, проехал примерно 100 метров в сторону трудового лагеря «Заря», свернул в лес и остановился на поляне. За ними подъехал Бабаев. Павлова пересадили в его, Павлова, машину, и Бабаев стал перегружать шубы, находящиеся в четырех сумках из машины Павлова в свою машину. В это время Эфендиев разговаривал с Павловым, в процессе разговора Павлов сказал, что узнал Эфендиева - жителя п. 116 км. г. Самары. Тогда Эфендиев, имея умысел на убийство Павловых в процессе разбойного нападения без согласования с Бабаевым, из имевшегося у него пистолета ТТ произвел по два выстрела в Павлова и Павлову, каждому в голову. Павлову Ю.А. в результате этого были причинены повреждения: сочетанное слепое, проникающее в полость черепа, в средостение, в просвет околосердечной сорочки, в левую плевральную полость, ранение головы, мягких тканей шеи, грудной клетки с переломами костей черепа, кровоизлияниями под мозговые оболочки и в желудочки мозга, повреждениями мозговых оболочек, вещества головного мозга, околосердечной сорочки, сердца, листка пристеночной плевры левой плевральной плоскости, нижней доли левого легкого по ходу раневого канала; сочетанное слепое ранение головы, мягких тканей шеи, области правого надплечья и правого плеча с переломами костей лицевого отдела черепа по ходу раневого канала, имеющие признаки тяжкого вреда здоровью, являющиеся огнестрельными пулевыми. От переломов костей черепа, разрушения вещества головного мозга, повреждений легочной ткани, околосердечной сорочки, сердца по ходу раневых каналов, сопровождавшихся излияниями крови в мозговые желудочки, в просвет околосердечной сорочки, в левую плевральную полость наступила смерть Павлова.

Павловой И.В. были причинены повреждения: слепое проникающее ранение головы с разрушением вещества головного мозга и отдалёнными переломами основания черепа в области задней черепной ямки и локальными в области затылочной кости и правой скуловой; сквозное проникающее ранение головы с разрушением вещества головного мозга и как локальными переломами правой височной кости, лобной кости справа, левой скуловой кости и суставных отростков левой ветви нижней челюсти, так и конструкционными (отдаленными) передней и средней черепных ямках, а также в области верхних краев орбит, имеющие признаки тяжкого вреда здоровью, кровоподтёки в области правого глаза, у наружного угла левого глаза, вызванные огнестрельными ранениями, не причинившие вред здоровью, кровоподтёки на кайме нижней губы, по краю нижней челюсти, ссадину по краю нижней челюсти, кровоподтёки в левой подключичной области, на передних поверхностях правого и левого плечевых суставов, не причинившие вред здоровью. От огнестрельных пулевых ранений головы с разрушением головного мозга и множественных переломов костей свода, основания черепа и лицевого отдела наступила смерть Павловой И.В.

В результате разбойного нападения у Павловых было похищено не менее 40 шуб на общую сумму 274 600 000 рублей (в ценах до 1.01. 1998 г.). Похищенные шубы Эфендиев и Бабаев разделили между собой. При этом Эфендиев во исполнение заранее данного обещания сбыть похищенное, часть шуб передал своей сестре Косаревой С.И. в г. Тольятти по ул. Свердлова 74-12 для реализации, не говоря ей об источнике происхождения шуб, которая продала их, а вырученные деньги отдала Эфендиеву и Бабаеву.

В предъявленном обвинении подсудимый Кузнецов В.Н. виновным себя не признал ни по одному из инкриминируемых ему преступлений.

В предъявленном обвинении подсудимый Нетесов А.В. виновным себя признал полностью, кроме участия в банде.

В предъявленном обвинении подсудимый Ищенко В. виновным себя не признал, от дачи показаний отказался, сославшись на ст. 51 Конституции РФ.

В предъявленном обвинении подсудимый Каляев С.Н. виновным себя не признал.

В предъявленном обвинении подсудимый Давыдкин Р. виновным себя не признал.

В предъявленном обвинении подсудимый Бабаев виновным себя не признал ни по одному из пунктов обвинения.

В предъявленном обвинении подсудимый Эфендиев виновным себя не признал, пояснив, что в нападении на супругов Павловых участия не принимал.

В предъявленном обвинении подсудимый Литвинов виновным себя не признал.

Судебная коллегия, исследовав материалы ^дела, допросив подсудимых, потерпевших, свидетелей, считает, что вина подсудимых установлена.

 

[…]

 

Как установлено по делу, основными участниками разбойных нападений являлись Кузнецов и Нетесов. Об организаторской роли Кузнецова свидетельствует тот факт, что именно Кузнецов искал объект нападения, планировал преступления, подбирал участников.

Как видно из показаний Нетесова, свидетелей Артеменко, Дробышева и других, перед совершением нападения вся группа собиралась у Кузнецова, где обговаривался план действий, распределение ролей.

Вся информация об объектах нападений шла от Кузнецова, который в преступных целях использовал своё служебное положение. Кузнецов был длительное время знаком с Нетесовым. Нетесов через Кузнецова познакомился с Литвиновым, Бабаевым и Архиповым, согласно его показаниям, с которыми, как ему известно, Кузнецов напал на «челнока» в Ленинском районе.

Подсудимый Литвинов не отрицает, что дружил с Архиповым, с которым жил в одном подъезде, и с Бабаевым, а с Кузнецовым познакомился, когда тот приезжал по работе в их дом.

Из показаний Архипова в ходе следствия видно, что он знаком с Литвиновым на протяжении трёх лет, с августа 1996 г. - с Кузнецовым, а с сентября 1996 г. - с Бабаевым.

Бабаев в ходе судебного заседания отрицал, что он знаком с Кузнецовым, однако в ходе предварительного следствия утверждал, что знаком с Кузнецовым, Литвиновым и Архиповым, причем с Кузнецовым познакомился у Архипова дома.

Подлежит удовлетворению иск Поросенковой с Бабаева и Эфендиева в части возмещения материального ущерба с учетом инфляции в сумме 800000 рублей солидарно.

Подлежит удовлетворению иск Голякова о возмещении материального ущерба с Ищенко, Кузнецова и Нетесова в сумме 85100 рублей солидарно.

На основании изложенного и, руководствуясь ст. ст. 300-303, 312-315, 317 УПК РСФСР, судебная коллегия приговорила:

Кузнецова Виталия Николаевича признать виновным в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 102 п.п. «а, г, е, з, и» ст. 146 ч.3, 171 ч.2, 148 ч.3, 148.1 ч.4 УК РСФСР, ст.ст. 209 ч.1, 222 ч.1 УК РФ. По ст. 170 ч.2 УК РСФСР, 325 ч.2 УК РФ оправдать.

Нетесова Андрея Викторовича признать виновным в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 146 ч. 3 УК РСФСР, ч. 2 ст. 209, ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Литвинова Валерия Михайловича признать виновным в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 209 ч. 2 УК РФ, 145 ч. 3, 15 ч. 1 ст. 146 ч. 3; 1481 ч.4 УК РСФСР.

Давыдкина Романа Николаевича признать виновным в преступлении, предусмотренном ст. 17-145 ч.3 УК РСФСР. По ст. 209 ч. 2 УК РФ оправдать.

Каляева Сергея Вениаминовича признать виновным в преступлении, предусмотренном ст. 17-145 ч.3 УК РСФСР. По ст. 209 ч.2 УК РФ оправдать.

Ищенко Владимира Николаевича признать виновным в преступлении, предусмотренном ст. 146 ч.3 УК РСФСР. По ст. 209 ч.2 УК РФ оправдать.

Бабаева Руслана Сейлановича признать виновным в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 162 ч.3 п.п. «а, б», 209 ч.2 УК РФ, 15 ч.1 146 ч.3, 1481 ч. 4 УК РСФСР. По ст. 209 ч.1 УК РФ оправдать.

Кузнецову В.Н. по ст. ст. 102 п.п. «а, г, е, з, и» ст. 146 ч.3, 171 ч.2, 148 ч.3, 148.1 ч.4 УК РСФСР, ст.ст. 209 ч.1, 222 ч.1 УК РФ в общей сложности назначить 15 лет лишения свободы.

Нетесову А.В. по ст.ст. 146 ч. 3 УК РСФСР, ч. 2 ст. 209, ч. 1 ст. 222 УК РФ в общей сложности назначить 9 лет лишения свободы.

Литвинову В.М. по ст. 15 ч. 1, 146 ч. 3 УК РСФСР - 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ст. 40 УК РСФСР путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно определить - 9 (девять) лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Срок исчислять с 14.01 2000 г. Зачесть в срок наказания время содержания под стражей с 18.03. 1997 г. по 25.06.1999 г.

Давыдкину Р.Н. по ст. 17, 145 ч. 3 УК РСФСР - 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Срок исчислять с 14.01. 2000г. Зачесть в срок наказания время содержания под стражей с 29.01. 1997 г. по 29.01. 1999 г.

Каляеву С.В. по ст. 17-145 ч.3 УК РСФСР - 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Срок исчислять с 17.01. 2000 г. Зачесть в срок наказания время содержания под стражей с 19.02. 1997 г. по 19.02. 1999 г.

Ищенко В.Н. по ст. 146 ч.3 УК РСФСР - 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Срок исчислять с 17.11. 1999 г. Зачесть в срок наказания время содержания под стражей с 11.08. 1997 г. по 11.02. 1998 года.

Бабаеву Р.С. по ст. 162 ч.3 п. «а, б» УК РФ - 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 15 ч.1, 146 ч.3 УК РСФСР - 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 209 ч. 2 УК РФ - 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 1481 ч.4 УК РСФСР - 6 лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч.3 УК РФ окончательно определить наказание путем частичного сложения наказаний - 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Срок исчислять с 19.03. 1997 г.

Эфендиеву Ю.И. по ст. 105 ч.2 п. «а, з» УК РФ - 15 лет лишения свободы; по ст. 162 ч.3 п. "а, б, в" УК РФ - 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения окончательно определить наказание - 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии особого режима. Срок исчислять с 7.10. 1997 г.

Меру пресечения в отношении всех оставить прежнюю - содержание под стражей. Взыскать с Кузнецова В.Н. в пользу Коноваловой Валентины Фёдоровны и Коноваловой Светланы Владимировны в возмещение морального вреда по 80000 рублей каждой, с Нетесова А.В. по 20000 рублей каждой. Признать за Коноваловой С.В. и Коноваловой В.Ф. право на удовлетворение иска в части возмещения материального ущерба и передать вопрос о его размерах на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Взыскать с Кузнецова В.Н., Бабаева Р.С., Литвинова В.М. в пользу Левашова Александра Анатольевича в возмещение материального ущерба солидарно 850000 рублей. Взыскать с Кузнецова В.Н., Нетесова А.В. и Ищенко В.Н. в пользу Голякова Сергея Михайловича солидарно 85100 рублей.

Взыскать с Кузнецова В.Н. в пользу Сингха Санджера Бихари 10700 рублей и 710 долларов США в рублёвом эквиваленте по курсу на день исполнения приговора. Взыскать с Кузнецова В.Н. и Нетесова А.В. в пользу Бражникова Николая Васильевича солидарно 14000 долларов США в рублёвом эквиваленте по курсу на день исполнения приговора.

Взыскать с Кузнецова В.Н. в пользу Понятовой Надежды Тарасовны в возмещение морального вреда 50000 рублей, в пользу Богуша Дениса Станиславовича в возмещение морального вреда 50000 рублей.

Взыскать с Эфендиева Ю.И. и Бабаева Р.С. в пользу Поросенковой Лидии Михайловны солидарно 800000 рублей в возмещение материального ущерба.

Приговор может быть обжалован в Верховный Суд РФ через Самарский областной суд в течение 7 суток.

Председательствующий Бурцева О.Н. (подпись).

Народные заседатели Баранова В.С., Хроликова С.А. (подписи).


Просмотров: 169


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара