При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Тольятти - Ставрополь

Император Петр I (рис. 1)

придавал огромное значение исследованию природных богатств нашей страны, а также созданию оригинальных карт ранее неизученных мест. Именно поэтому, начиная с 1717 года, государь своими специальными указами стал отправлять в разные концы Европейской России изыскательские группы «для сочинения ландкарт», в том числе и на территорию современной Самарской области.

 

Миротворческая миссия

Геодезические работы в Поволжье и на Урале продолжались и после смерти первого российского императора. А при царице Анне Иоанновне (рис. 2)

все они были объединены под названием Оренбургской физической экспедиции. В 1734 году ее штаб обосновался в Самаре, где работами руководил обер-секретарь Сената Иван Кирилов (рис. 3),

серьезный ученый и крупнейший организатор науки. Но в 1737 году он неожиданно скончался от туберкулеза и был похоронен в нашем городе при одной из местных церквей, располагавшейся в районе современной Хлебной площади. Точное место этого захоронения, к сожалению, ныне утеряно.

Новым руководителем всех геодезических работ в Заволжье тогда же был назначен крупный государственный деятель Василий Никитич Татищев (рис. 4),

который продолжил дело, начатое Кириловым. Считается, что в Самару с Урала он переведен по указке Эрнста Бирона (рис. 5),

фаворита императрицы Анны Иоанновны.

Василий Татищев родился 19 (по новому стилю 29 апреля) 1686 года в Псковской губернии. Он происходил из обедневшего дворянского рода, который вряд ли смог подняться, если бы при Петре IВасилий не получил хорошее образование в Германии. Затем благодаря своим личным качествам молодой выпускник сумел быстро сделать служебную карьеру. Император уже вскоре обратил внимание на широкие познания Татищева в горном деле, и в 1719 году по рекомендации главы Берг-коллегии Якова Брюса (рис. 6)

ему поручили проведение исследований в восточных регионах России. В первую очередь Татищев должен был искать месторождения металлов «на Урале и в Сибирской губернии, а где обыщутся удобные места, то построить там заводы, и из руд железо, серебро и медь плавить».

С изучением Уральского хребта и основанием целого ряда горно-металлургических предприятий в разных точках этого региона оказались тесно связаны следующие 15 лет жизни Василия Татищева. Здесь царский назначенец прослужил вплоть до 1737 года, когда у него случился упомянутый выше конфликт с Бироном. Дело в том, что фаворит царицы имел давнее желание передать в собственность своим немецким родственникам ряд здешних горных заводов. Татищев же пытался раскрыть глаза императрицы на коварные планы Бирона, но в итоге оказался в самарском захолустье.

В этот период одной из важнейших задач, возложенной Сенатом на Татищева, стало урегулирование отношений с калмыцкими племенами, которые в первой половине XVIIвека поселились на Нижней Волге (рис. 7-10).

Калмыки тогда признали над собой приоритетную власть Российского государства, продолжая в то же время пользоваться полной автономией в решении своих внутренних вопросов.

А отношения между отдельными калмыцкими племенами в то время оставались сложными. Периодически в их среде вспыхивали междоусобные войны, при которых гибли тысячи человек. Мирить враждующих приходилось опять же русским представителям. Поэтому для лучшего управления полудикими кочевниками правительство избрало путь поощрения их землями и скотом, но только в случае принятия ими православия и перехода к оседлому образу жизни.

В начале 1737 года к Анне Иоанновне обратилась калмыцкая княгиня Анна Тайшина (рис. 11),

супруг которой, выходец из ханского рода Петр Тайшин, ранее уже принял православие. Анна обещала царице окреститься и сама, а также привести на крещение 2400 своих подданных, но с одним условием: власти должны подыскать место для строительства калмыцкого поселения на границе леса и степи, и желательно подальше от ее воинственных соплеменников. Осенью императрица подписала жалованную грамоту Анне Тайшиной на выделение ей казенных земель для строительства города крещеных калмыков в окрестностях Самары. Претворение в жизнь высочайшего повеления возлагалось на главу Оренбургской физической экспедиции.

Для исполнения царского указа по поиску места для калмыцкого поселения Татищев несколько раз лично выезжал вверх по течению Волги с целью осмотра окрестностей. По итогам трехмесячных поездок самым лучшим он признал место на берегу Куньей воложки, примерно в 80 верстах выше Самары. По свидетельству местных жителей, Куньей эту волжскую протоку назвали «по причине множества черно-бурых куниц в здешних местах встречающихся, коих мех идет на знатные воротники и при большом промысле на душегрейки». Конечно же, посланник императрицы, выбрав это место, вряд ли мог предполагать, насколько сложной и порой парадоксальной окажется судьба его детища.

В своем донесении в Коллегию иностранных дел от 24 сентября 1737 года Татищев сообщил, что место для поселения крещеных калмыков найдено, «и в ознаменование сего оставлен там закладной камень». В этом же документе исполнитель царского указа выдвинул предложение символически проименовать новый город «Епифания», что по-гречески означает «Просвещение», однако государыне это слово не понравилось. В итоге он получил название «Ставрополь», в переводе - «Город креста». Основное строительство здесь развернулось в 1738 году. Сам же Татищев после падения Бирона в 1741 году по решению Сената для продолжения службы был переведен в Астраханскую губернию.

А пришедшая вскоре к власти новая императрица Елизавета Петровна (рис. 12)

с 1744 года начала в стране административно-территориальные преобразования. При этом восточную часть нынешней Самарской области включили во вновь созданную Оренбургскую губернию. В числе других в ее составе был образован также и Ставропольский уезд, на территории которого оказалась и Самара. Вот так нынешняя областная столица стала административно подчиняться Ставрополю, и это продолжалось в течение 20 лет – вплоть до 1764 года, когда центр нашего уезда был перенесен из Ставрополя в Сызрань.

В 1768 году Ставрополь посетил экспедиционный отряд Академии наук России под руководством Петера Палласа (рис. 13),

который добрался сюда после обследования верхней части бассейна реки Сок. Проследовав без остановки через несколько сел, экспедиционный отряд прибыл в Ставрополь 17 октября (рис. 14).

Городок калмыков который встретил путешественников первым снегом.

В день прибытия экспедиционной партии от момента официального основания этого города, который, как уже говорилось, был поставлен в этом месте для жительства крещеных калмыков по указу императрицы Анны Иоанновны, прошло лишь немногим более 30 лет. Как убедился Паллас, за это время поселение смогло существенно увеличиться в размерах и стать настоящим административным центром нового калмыцкого края: «Город Ставрополь (рис. 15)

имеет приятное положение на восточном высоком берегу рукава Волги, который Кунейполошка называется (Кунеевская воложка – В.Е.). С сухопутной стороны сие место окружено приятными сосняком и березником оброслыми увалами, а по ту сторону Волги видны на правом береге высокия известковыя горы, проименованныя Жигулевскими по находящейся между ими деревне Жигулихе. Средняя часть города представляет [собой] крепость, состоящую из палисадов, башен и одной батареи. В оной находятся две церкви, из коих одна деревянная, а другая каменная, хорошо построенная соборная церковь; сверх того хорошие для коменданта и воеводы домы…; так же домы калмыцких начальников и других в службе состоящих чиновных людей, мучной и соляной магазин, рынок и школа. В верхней части построены улицы, в коих живут гарнизонные солдаты и казаки; также есть там деревянная церковь, а еще другая находится в построенной ниже крепости купеческой слободе. Вообще число домов простирается до четырехсот пятидесяти».

А вот простые калмыцкие скотоводы (рис. 16),

как отметил Паллас, по-прежнему предпочитали жить не в городе, а в открытой степи, в переносных юртах (рис. 17),

не высказывая никакого стремления переселиться в Ставрополь. Об этом свидетельствую следующие строки из его книги: «Сказывают, что число крещеных калмыков в Ставропольском уезде ныне умножилось до четырнадцати тысяч человек, и между ними находится до тысячи сюнгорских семей, которые по приходе сюнгорских улусов из восточной степи тотчас приняли християнскую веру. Овцы, коих эти калмыки держат, и в чем состоит их главное богатство, суть по большой части широкохвостыя, и приведены ими из степи; и так не можно надеяться хорошей с них шерсти. Российския же овцы, пущаемыя в их стада, также помалу перерождаются, и получают такую же, какая на калмыцких, косматую шерсть… Сих к пастушьему житию уже заобыклых людей [следует] поощрять к собиранию шерсти, ибо отведенныя им для жилища места и без того весьма удобны к содержанию овечьих заводов».

Напомним, что в год посещения Ставрополя отрядом Палласа это поселение, равно как и Самара, административно входил в незадолго до того образованный Сызранский уезд. Впрочем, в 1780 году Самара окончательно смогла вернуть себе статус уездного города, теперь уже по решению императрицы Екатерины II (рис. 18).

Что же касается Ставрополя, то после образования Самарской губернии в 1851 году он стал центром вновь созданного Ставропольского уезда (рис. 19-23).

Но после катастрофического голода 1921-1922 годов, охватившего все Поволжье, население региона значительно уменьшилось. В результате в феврале 1924 года по решению ВЦИК СССР Ставрополь, лишившийся более половины своих жителей, утратил положение уездного города, получив взамен статус сельского поселения. В течение двух последующих десятилетий он оставался типичным российским захолустьем (рис. 24, 25, 26),

пока в конце Великой Отечественной войны по причине бурного роста нефтедобычи и нефтепереработки на Самарской Луке здесь вновь не начался бурный рост населения.

 

На новом месте

В Самарской области крупные буровые работы начались в середине 30-х годов (рис. 27).

В июне 1936 года была получена первая промышленная нефть в Сызранском районе, однако здесь дебит скважин не превышал нескольких десятков тонн в сутки, что уже не отвечало растущим потребностям народного хозяйства.

Срочно нужен был крупный прорыв в деле нефтедобычи на Средней Волге. Уже тогда геологи-теоретики предсказали, что в районе Ставрополя, в слоях девонской системы по обеим сторонам Волги, на глубинах от 1 до 2 тысяч метров должны залегать богатейшие месторождения «черного золота». Но, несмотря на эти прогнозы, первые разведочные партии выехали в Ставропольский район только после начала Великой Отечественной войны.

И вскоре блестяще подтвердилось догадка академика Ивана Губкина (рис. 28),

высказанная им еще в 30-х годах, что на Самарской Луке должны быть нефтеносными не только карбоновые, но и более глубокие девонские отложения. На буровой № 41 в Яблоневом овраге Жигулей 1 июня 1944 года на глубине 1522,1 метра бригада мастера Василия Ракова вскрыла нефтеносные отложения девона (рис. 29).

Из скважины ударил мощный фонтан первой в СССР девонской нефти. Когда 9 июня был определен дебит скважины, то оказалось, что в сутки она дает 500 тонн высококачественного «черного золота».

В конце Великой Отечественной войны уже стало ясно, что Среднее Поволжье, и, в частности, Куйбышевская область, быстро входит в ряд крупнейших нефтеносных районов страны, поскольку цифры добычи сырья на здешних месторождениях уже тогда стали приближаться к объемам, достигнутым в Азербайджане и на Северном Кавказе. Впоследствии с легкой руки журналистов и писателей Волго-Уральский нефтеносный бассейн получил образное название «Второго Баку».

В связи с этими открытиями 29 января 1945 года приказом Наркомата нефтяной промышленности СССР Ставропольский и Зольненский нефтепромыслы были объединены в одно нефтепромысловое управление «Ставропольнефть», местом дислокации которого был выбран поселок Отважное на севере Самарской Луки (ныне город Жигулевск).

Что же касается Ставрополя, то в январе 1946 года он был вновь преобразован в город. А 20 августа 1950 года вышло в свет постановление Совета Министров СССР, в котором говорилось о начале строительства на Волге крупнейшей в мире Куйбышевской гидроэлектростанции мощностью 2 миллиона киловатт (рис. 30).

Ее плотину решили поставить именно в окрестностях Ставрополя.

Сейчас известно, что в ходе этого гидротехнического строительства прежний город был почти целиком уничтожен поднявшимся водохранилищем. В конце 50-х годов от тех мест, где раньше находились жилые кварталы, на суше сохранились лишь отдельные участки в поселке Шлюзовой и его окрестностях. Но в целом к моменту окончания строительства ГЭС по сравнению с началом ХХ века занимаемая Ставрополем территория выросла более чем в четыре раза, а население – в восемь раз.

Согласно постановлению Совета Министров СССР от 21 ноября 1951 года «О мероприятиях по переселению населения и переносу на новые места предприятий и сооружений в связи со строительством Куйбышевской ГЭС», из зоны водохранилища на новые места предстояло перенести в общей сложности 1514 дворов колхозников, рабочих и служащих. Из них 928 дворов находились на территории Ставропольского района, в Шигонском – 526 дворов, и в Жигулевском – 60 дворов. В итоге в течение 1953–1955 годов были выполнены огромные работы по переносу на новую площадку города Ставрополя и подготовке к затоплению всего ложа Куйбышевского водохранилища.

Бывший председатель Ставропольского горисполкома А.Т. Паренский (рис. 31)

о тех временах впоследствии вспоминал так:

«Самым трудным делом при переносе домов на новое место оказалось преодоление психологического барьера – нужно было убедить горожан в необходимости разборки домов, их перемещении и строительстве за сосновым бором. Многие не хотели верить, что им предстоит сниматься с обжитого места и начинать новую жизнь в открытом поле. На улицах города люди собирались группами, обсуждали, спорили, доказывали свою точку зрения на это волнующее событие. Никто не желал разбирать свой дом первым, соседи кивали друг на друга, придумывали разные причины, чтобы оттянуть время. Горсовету и горкому партии пришлось изменить тактику и проводить индивидуальные беседы с наиболее известными и авторитетными горожанами. Переговорили со многими, но первым согласился приступить к разборке дома известный в городе сапожник Василий Константинович Стариков… Одна из его дочерей, фронтовичка Раиса, в помощь отцу направила своего мужа, майора Григория Хорешко. Майор приехал в Ставрополь летом 1953 года и по-военному, не мешкая, приступил к делу: оформил ссуду, закупил необходимый материал на обновление сруба, договорился о выделении автотранспорта и вместе с тестем первым приступил к разборке дома. Это действо происходило, конечно же, на глазах изумленных соседей… Вскоре многие последовали примеру Стариковых» (рис. 32-37).

Если частные жилые дома Ставрополя и надворные постройки переносились на новое место в основном самими владельцами подворий, то все строения, находящиеся на государственном балансе, многие административные здания, а также хозяйственные объекты разбирались, перевозились и заново собирались на новом месте в основном силами заключенных лаготделений Кунеевского ИТЛ. Кроме того, лагерники в те же годы построили и целые жилые кварталы на территории вновь образованных районов Ставрополя: Соцгорода, Портпоселка, Комсомольска, Шлюзового и близ станции Жигулевское море. Решением облисполкома от 26 ноября 1953 года в городскую черту вошли все перечисленные выше поселки, а также кварталы Четвертый и Пятый. В конце 50-х годов Ставрополь представлял собой молодой перспективный город среди сосновых лесов, который быстро застраивался новыми жилыми домами и социальными объектами (рис. 38-58).

 

Тольятти индустриальный

Торжества по случаю ввода в эксплуатацию Волжской ГЭС имени В.И. Ленина состоялись в августе 1958 года. Уже вскоре после этого в Ставрополе началось возведение целого комплекса крупнейших в стране химических, нефтехимических и машиностроительных предприятий, относящихся к разряду энергоемких производств. При этом дополнительным источником не только электрической, но и тепловой энергии стала мощная Тольяттинская ТЭЦ (рис. 59-61),

строительство которой велось, начиная с 1957 года. Ее первый турбоагрегат запустили в декабре 1960 года, а в целом строительство первой очереди ТЭЦ мощностью 200 тысяч кВт было завершено в 1964 году. Вторая, третья и четвертая очереди вводились в эксплуатацию соответственно в 1968, 1972 и 1975 годах. К этому времени общая мощность ТЭЦ достигла 710 тысяч кВт.

В середине 1958 года на окраине Ставрополя были вбиты первые колышки на месте строительства первой очереди будущего завода «Синтезкаучук» (ныне ООО «Тольяттикаучук») (рис. 62-66).

Когда его первые корпуса только еще обретали свои очертания, правительство приняло решение о строительства второй, а затем и третьей очереди предприятия. И уже 15 мая 1961 года в цехе Е-1 была получена первая партия товарного латекса, а долгожданный изопреновый каучук на заводе выпустили в ночь на 21 сентября 1964 года. В августе 1982 года здесь на конвейере появился первый брикет принципиально нового товара – бутилкаучука. Ныне ООО «Тольяттикаучук» по-прежнему остается одним из самых известных предприятий не только города, но и всей нефтехимической отрасли страны.

В 1958 году по решению Совета Министров СССР в Ставрополе началось строительство еще одного крупного производства, которое на первом этапе именовалось просто химическим заводом, а впоследствии оно стало известно как производственное объединение «Фосфор» (рис. 67-70).

Свою первую продукцию предприятие выпустило в сентябре 1963 года. Тогда же по контракту с бельгийской фирмой здесь был построен цех по выпуску триполифосфата натрия, который и по сей день используется для изготовления синтетических моющих средств. Объединение в то время стало первым крупным предприятием страны по выпуску соединений фосфора и его многочисленных производных.

В 1963 году с разницей всего лишь в несколько месяцев в Ставрополе началось возведение еще двух крупнейших заводов: «Волгоцеммаша» и азотно-тукового завода (в настоящее время - акционерное общество «Куйбышевазот»). В отношении первого из них экономисты считают, что именно с завода «Волгоцеммаш» (рис. 71-75)

в начале 60-х годов и началась вся история цементного машиностроения страны. В течение последующих десятилетий его продукцию получали не только предприятия советской и зарубежной строительной индустрии, но также многочисленные объекты атомной энергетики, горнорудной, металлургической, химической и целлюлозно-бумажной промышленности.

Что же касается азотно-тукового завода (рис. 76-78),

то привязке его строительства именно к городу Ставрополю способствовал целый ряд благоприятных географических и экономических факторов. Конечно же, в первую очередь здесь сыграла свою роль возможность поставлять на химическое производство дешевую энергию от мощной гидроэлектростанции. Сюда же следует отнести бесперебойное и надежное водоснабжение завода из Волги, близость его к источникам сырья – к месторождениям попутного газа Ставропольского и Сызранского районов, а также растущая потребность районов Поволжья в азотных удобрениях. Важным обстоятельством была также и возможность транспортировки готовой продукции завода и по железной дороге, и по водным артериям в различные районы страны. Повлияло на размещение предприятия в Ставрополе и наличие здесь мощной строительной организации – Куйбышевгидростроя.

Первую продукцию на заводе получили в декабре 1965 года, когда здесь был пущен агрегат слабой азотной кислоты и цех аммиачной селитры. Затем в августе 1966 года завод начал промышленный выпуск аммиака. В 1968 году здесь заработал цех карбамида, в 1969 году – цех крепкой азотной кислоты, в последующие годы происходило постоянное наращивание мощности аммиачного производства. В сентябре 1974 года на предприятии началось производство органических веществ - циклогексана, капролактама, а также побочного продукта – кристаллического сульфата аммония.

Но «Куйбышевазот» уже вскоре оказался не единственным предприятием города, выпускающим свою продукцию на основе этого химического элемента. В ноябре 1974 года в городе началось строительство Тольяттинского азотного завода (ТоАЗа, ныне ОАО «Тольяттиазот»). Работы велись на так называемой компенсационной основе по соглашению с известной фирмой Арманда Хаммера «Оксидентал Петролеум» (США). ТоАЗ сразу же был объявлен Всесоюзной ударной комсомольской стройкой, и в возведении его принимали участие союзное министерство удобрений, Техмашазот, Минмонтажспецстрой, Техноэкспорт, а также специалисты ЧССР и Японии.

Одновременно началась прокладка магистрального аммиакопровода Тольятти-Одесса протяженностью более двух тысяч километров и мощностью 2,1 миллиона тонн жидкого аммиака (рис. 79, 80).

В 1979 году он уже вступил в строй действующих. Для того времени по своему техническому решению и назначению аммиакопровод стал уникальным транспортным объектом. По нему продукция тольяттинского предприятия пошла в страны Европы, Азии и Америки.

Наконец, поистине знаковым для Тольятти стало строительство Волжского автомобильного завода, которое по лицензии итальянской фирмы «Фиат» началось в 1966 году (рис. 81, 82, 83).

В апреле 1970 года с конвейера тольяттинского автогиганта сошли первые малолитражки «Жигули», которые в экспортном исполнении получили название «Лада». Волжский автомобильный завод в Тольятти и поныне остается флагманом отечественного машиностроения и одним из основных наполнителей бюджета Самарской области.

 

Лидер итальянских коммунистов

Ставрополем этот город оставался вплоть до августа 1964 года, когда в Крыму скоропостижно скончался находившийся здесь на отдыхе генеральный секретарь Итальянской коммунистической партии Пальмиро Тольятти (рис. 84).

А через неделю после его смерти в квартире председателя Ставропольского горисполкома Василия Прасолова (рис. 85)

вдруг раздался телефонный звонок. Оказалось, что звонили из Москвы, из редакции газеты «Правда». Корреспондент интересовался, в каких местах города завтра будут проводиться митинги трудящихся в поддержку переименования Ставрополя в Тольятти, так как «Правда» намерена осветить это событие на своих страницах. Потрясенный мэр смог лишь сказать, что он до сей минуты даже и не подозревал о таком переименовании, но если из Москвы придет подтверждение, то митинги будут организованы в кратчайшие сроки.

Назавтра ставропольцы и в самом деле узнали о том, что подписан соответствующий указ Президиума Верховного Совета РСФСР, и все они с 28 августа 1964 года именуются уже не ставропольцами, а тольяттинцами. Прасолову с утра пришлось организовать несколько митингов на предприятиях города и самому на них присутствовать (рис. 86).

Однако единодушной поддержки решения о переименовании города со стороны населения так и не произошло. Несмотря на формальный характер митингов, вместе с выступлениями дежурных ораторов в типично советском стиле «Одобрям-с!» с трибун прозвучали и слова возмущения. Контекст таких реплик был одним: «Почему не спросили мнение народа?» и «Кто такой этот Тольятти, чтобы в его честь переименовывать целый город?»

А после одного из митингов к Прасолову подошел самый обычный рабочий средних лет, человек не слишком интеллигентный. Он высказался по поводу нового имени Ставрополя по-простому, без обиняков: «Лучше бы тебя пристрелили, а твоим именем назвали наш город. Тогда бы народ это понял». Конечно же, в официальных отчетах и тем более в газетных статьях никаких протестов по поводу переименования не оказалось. Здесь были напечатаны только выступления в поддержку этого шага властей.

Конечно же, со временем человек привыкает ко всему, в том числе и к новому названию города, в котором он живет. С годами даже старожилы Ставрополя стали постепенно забывать его прежнее имя. А после того, как в 1966 году правительство СССР приняло решение о размещении в Тольятти крупнейшего в стране завода по выпуску малолитражных автомобилей, на очередную великую стройку коммунизма со всей страны съехались сотни тысяч людей. Прибывали сюда новые кадры также и для работы на строительных площадках нескольких химических заводов-гигантов. В итоге к началу 70-х годов население Тольятти перевалило за 500 тысяч человек. Уже в то время он оказался вторым (после Куйбышева) городом нашей области - как по численности жителей, так и по объемам промышленного производства.

Ныне для подавляющего большинства тольяттинцев уже как бы никогда и не существовало прежней малой родины - тихого и провинциального городка на излучине Волги. Ведь все они в свое время приехали на здешние стройки отнюдь не в Ставрополь, а именно в Тольятти, и впоследствии в том же Тольятти родились их дети и внуки.

Неудивительно, что уже в постперестроечное время неоднократные попытки ряда инициативных групп провести через всенародный референдум возвращение городу прежнего имени каждый раз так и не смогли набрать в свою пользу необходимого большинства голосов. Правда, активисты общественных организаций в поддержку Ставрополя по сей день не теряют надежды на свой успех. Они по-прежнему полны решимости убрать с карты страны фамилию бывшего лидера итальянских коммунистов, попавшую сюда, как они считают, отнюдь не по причине каких-то его выдающихся заслуг, а лишь по удивительной прихоти истории.

Не так давно тольяттинцы увековечили память об основателе своего города - Василии Татищеву, которому на берегу Волги близ Порт-Поселка был поставлен памятник (рис. 87).

Открытие конной скульптуры состоялось 2 сентября 1998 года. Ее создателем стал народный художник России Александр Рукавишников, и при этом сам автор и вся его творческая группа из чувства патриотизма отказалась от оплаты за свою работу. А основными средствами, пошедшими на возведение памятника, стали пожертвования горожан и взносы 300 с лишним общественных организаций.

Ныне Тольятти – второй по значимости город Самарской области с населением около 720 тысяч человек (данные 2014 года). По данным Википедии, еще с 80-х годов он остается самым крупным городом России, который не является столицей субъекта Федерации (рис. 88-101).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

Список литературы

150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Под ред. Г.И. Чудилина. Самара, Самарский дом печати. 2000. :1-408.

Артамонова Л.М., Смирнов Ю.Н. 1996. Самарский край в XVIII веке. - В кн. «Самарская область (география и история, экономика и культура)». Самара, :184-197.

Астахов Е.Е. 1983. Тольятти – город на Волге. Фотоальбом. Под ред. М.Е. Зархина. М., изд-во «Советская Россия», 160 стр.

Барашков В.Ф., Дубман Э.Л., Смирнов Ю.Н. 1996. Самарская топонимика. Самара. Изд-во Самарского гос. ун-та, :1-190.

Барашков В.Ф., Дубман Э.Л., Смирнов Ю.Н. 1996. Топонимика Самарской Луки. Самара, изд-во Самар. регион. фонда «Полдень, XXII век». :93-148.

ВАЗ. История в документах. Сборник документов за 1966-1983 г.г. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1985, 256 стр.

ВАЗ. Страницы истории. Воспоминания и факты. Под ред. А. Шаврина. Самара, изд-во «Самарский дом печати», 1991. 262 стр.

ВАЗ. Фотоальбом. Специальная фотосъёмка Н.Н. Рахманова. Текст А.В. Блохнина. Редактор Т.Ф. Ткаченко. М., изд-во «Планета», 1986, 224 стр.

Военно-промышленный комплекс Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 г.г.). Сборник документов. Самара. Изд-во Самарский дом печати. 2005. :1-304.

Воронин В.В. 2004. География Самарской области. Самара, СИПКРО. :1-274.

Вышки в Жигулях. Очерки о куйбышевских нефтяниках. Под ред. Н.И. Лаврова. М., изд-во «Недра», 1966. 384 стр.

Гайдар Е. 1990. Зря денег не дают. – В сб. «Голос земли самарской». Литературно-публицистический сборник. (Сост. Ю.И. Шаньков). Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, стр. 129-133 (Документы, касающиеся строительства Тольяттинского азотного завода).

Город Тольятти. (Под ред. В.А. Киселёва, Л.Е. Гольдштейна). Лит. обработка Евг. Астахова. Куйбышев. Куйб. кн. изд-во, 1975, 192 стр.

Город Тольятти. (Сост. К.М. Гордеева). Куйбышев. Куйб. кн. изд-во, 1987, 208 стр.

Дубман Э.Л. 1986. Жигулевские горы. Происхождение названия. – В сб. «Краеведческие записки». Выпуск VI. Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, стр. 13-21.

Дубман Э.Л. 1991. Сказание о первых самарцах. (Очерки по истории Самары 1586-1680 годов). Самара. Изд. центр «Арт-Маркет». :1-76.

Дубман Э.Л. 1996. Самарский край в XVI-XVII веках. - В кн. «Самарская область (география и история, экономика и культура)». Самара, :171-183.

Дубман Э.Л. 2002. Князь Григорий Засекин – строитель волжских городов. Самара, изд-во «Печатный двор». :1-90.

Елшин А.Г. 1918. Самарская хронология. Тип. Губернского земства. Самара. :1-52.

Ерофеев В.В. 1985. Страницы каменной книги. – В сб. «Зеленый шум». Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :29-47.

Ерофеев В.В. 1986. Времен связующая нить. – В сб. «Орленок», Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, :129-148.

Ерофеев В.В. 1987. Национальный парк смотрит в будущее. – В сб. «Зеленый шум». Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :22-36.

Ерофеев В.В. 1991. Открытие Волги. – В сб. «Самарский краевед», ч.1, Самар. кн. изд-во, :11-30.

Ерофеев В.В. 2004. Исправительно-трудовые лагеря на территории Куйбышевской области. – В кн. «Ремесло окаянное». Самара, :120-132.

Ерофеев В.В. 2004. «Вклад Особстроя в дело разгрома фашизма огромен…» - В кн. «Ремесло окаянное». Самара, :132-145.

Ерофеев В.В. 2004. …И Волга покорилась. – В кн. «Ремесло окаянное». Самара, :156-169.

Ерофеев В.В. 2005. Тайны жигулевских подземелий. – В газ. «Волжская коммуна», 27 сентября – 7 октября, №№ 182-190.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Самарская губерния – край родной. Т. I. Самара, Самарское книжное изд-во, 416 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2008. Самарская губерния – край родной. Т. II. Самара, изд-во «Книга», - 304 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В. 2011. Следы язычества в позднем российском христианстве. – В сб. «Истоки и развитие экологической культуры, этики эстетики». Самара, изд-во «АсГард», стр. 394-415.

Ерофеев В.В., Галактионов В.М. 2013. Слово о Волге и волжанах. Самара. Изд-во Ас Гард. 396 стр.

Ерофеев В.В., Захарченко Т.Я., Невский М.Я., Чубачкин Е.А. 2008. По самарским чудесам. Достопримечательности губернии. Изд-во «Самарский дом печати», 168 с.

Захаров А.С. 1971. Рельеф Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во: 1-86.

«Зеленая книга» Поволжья. Охраняемые природные территории Самарской области. Сост. А.С. Захаров, М.С. Горелов. Самара, Кн. изд-во. 1995. :1-352.

Земля самарская. Очерки истории Самарского края с древнейших времен до победы Великой Октябрьской социалистической революции. Под ред. П.С. Кабытова и Л.В. Храмкова. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1990. :1-320.

Иванов А.М., Поляков К.В. 1960. Геологическое строение Куйбышевской области. Куйбышев. :1-84.

Классика самарского краеведения. Антология. Под ред. П.С. Кабытова, Э.Л. Дубмана. Самара, изд-во «Самарский университет». 2002. :1-278.

Книга Большому Чертежу. М.-Л., изд-во АН СССР, 1950.

Кузьмин А.Г. 1981. Татищев. М., (Жизнь замечательных людей. Серия биографий). Вып. 15 (620). Мол. гвардия, 351 стр.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1977. :1-406.

Куйбышевская область (Рекомендательный список литературы). Куйбышев, тип. им. Мяги. 1978. :1-260.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк, изд. 2-е. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1983. :1-350.

Куйбышевская область в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 г.г.). Документы и материалы. Самара. Изд-во «Самарский дом печати». 1995. :1-448.

Куйбышевский химический завод. Под ред. С.И. Семенчука. Куйбышев. Куйб. кн. изд-во, 1974. 96 стр.

Лебедев Д.М. 1950. География в России петровских времен. М.-Л. Изд-во АН СССР.

Легенды и были Жигулей. Издание 3-е, перераб. и доп. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1979. :1-520.

Лепехин И.И. 1795. Дневные записки путешествия академика Лепехина. т.1, изд-во Императорской АН.

Лопухов Н.П., Тезикова Т.В. 1967. География Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во: 1-78.

Магидович И.П., Магидович В.И. 1970. История открытия и исследования Европы. М., Мысль.

Матвеев В.И. Устинова А.А. 1996. Природные условия. - В кн. «Самарская область (география и история, экономика и культура)». Самара, :9-52.

Матвеева Г.И. 1977. Тропою тысячелетий. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 88 с.

Матвеева Г.И., Медведев Е.И., Налитова Г.И., Храмков А.В. 1984. Край самарский. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во.

Мильков Ф.Н. 1953. Среднее Поволжье. Физико-географическое описание. Изд-во АН СССР.

Минерально-производственный комплекс неметаллических полезных ископаемых Самарской области. Под ред. Н.Н. Ведерникова, А.Л. Карева. Изд-во Казан. ун-та. 1996. :1-188.

Мурчисон Р.И., Вернейль Э., Кейзерлинг А. 1849. Геологическое описание Европейской России и хребта Уральского. СПб. Тип. И. Глазунова, ч.1.

Наш друг – природа. 1979. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во: 1-175.

Наш край. Самарская губерния – Куйбышевская область. Хрестоматия для преподавателей истории СССР и учащихся старших классов средней школы. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1966. :1-440.

Наякшин К.Я. 1962. Очерки истории Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-622.

Нефтяной комплекс Куйбышевской области (30-е – 50-е годы ХХ в.) Становление и развитие. Сборник документов. Самара. Изд-во ООО «Кредо», 2005. :1-672.

Нечаев А.Н., Замятин Н.Н. 1913. Геологическое исследование северной части Самарской губернии (области реки Сока и Самарской Луки) – Тр. Геол. ком-та, нов. серия, вып.84. СПб.

Обедиентова Г.В. 1953. Происхождение Жигулевской возвышенности и развитие ее рельефа. – Мат-лы по геоморфологии и палеогеографии СССР. М., изд-во АН СССР: 1-247.

Обедиентова Г.В. 1988. Из глубины веков. Геологическая история и природа Жигулей. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-216.

Олеарий А. 1906. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно. СПб., изд. А.С. Суворина.

Ососков Н.А., Коротаев К.А., Гаврилов Н.Г., Сырнев И.Н. 1901. Среднее и Нижнее Поволжье и Заволжье. – В кн. «Россия», т.6. СПб. Тип. А.Ф. Девриена: 1-599.

Остен-Сакен. 1863. О вероятности открытия месторождений нефти во внутренних губерниях России. – Горн. журнал, т.3, стр. 126.

Павлов А.П. 1887. Самарская Лука и Жигули. – Тр. геол. ком-та, т.2, вып.5. СПб, стр.33.

Паллас П.С. 1773. Путешествие по разным провинциям российской империи, ч.1. СПб.

Памятники природы Куйбышевской области. Сост. В.И. Матвеев, М.С. Горелов. Куйбышев. Куйб. кн. изд-во. 1986. :1-160.

Паренский А.Т. 1997. Судьба моя – Тольятти. Записки председателя горсовета. Тольятти. Изд-во Фонда «Развитие через образование». 192 стр., илл.

Пекарский П.П. 1872. Когда и для чего основаны города Уфа и Самара? СПб. Тип. импер. АН.

Перетяткович Г. 1882. Поволжье в XVII и начале XVIII века. Одесса.

Пермяков Е.Н. 1935. Послетретичные отложения и новейшая геологическая история западной части Самарской Луки. – Труды комиссии по изучению четвертичного периода. М., :61-90.

Природа Куйбышевской области. Куйбышев, Облгосиздат. 1951. :1-405.

Природа Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1990. :1-464.

Репин И.Е. 2002. Бурлаки на Волге. Самара. Издательский дом «Агни», 160 с.

Романовский Г.Д. 1868. О самарских нефтяных источниках и каменноугольной почве Стерлитамакского уезда. - Горн. журнал, т.3, стр. 209.

Рычков П.И. 1896. История оренбургская (1730-1750 годы). Оренбург.

Самарская область (география и история, экономика и культура). Учебное пособие. Самара 1996. :1-670.

Синельник А.К. 2003. История градостроительства и заселения Самарского края. Самара, изд. дом «Агни». :1-228.

Соколов Н.И. 1937. К вопросу о тектонике Самарской Луки. – Бюллетень Московского общ-ва испытателей природы, т.15 (3), :275-293.

Сокровища волжской природы (заповедные и памятные места Куйбышевской области). Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1972.: 1-175.

Средняя Волга. Социально-экономический справочник. Ср.-Волж. краев. изд-во. М.-Самара, 1932. :1-174.

Ставрополь на Волге и его окрестности в воспоминаниях и документах. – 2-е изд. Тольятти. Городской музейный комплекс «Наследие». 2012. 340 стр., илл.

Стулов Ф.П. 1979. В тылу, как на фронте. – В сб. «Краеведческие записки». Выпуск V. Куйбышев, Куйбышевское книжное издательство, стр. 87-91.

Сыркин В., Храмков Л. 1969. Знаете ли вы свой край? Куйбышев, Куйб. кн. изд-во: 1-166.

Тагирова Н.Ф. 2002. Итоги индустриального развития Самарской губернии за сто лет. – В сб. «Культура здоровья: социальные и естественнонаучные аспекты». Сборник статей и материалов II международной научно-практической конференции «Самарский край в контексте мировой культуры» (11-14 июня 2002 года). Под общей ред. Э.А. Куруленко. Самара. (Адм-ция Самарской обл., департамент культуры). :174-182.

Такоев Д.А., Иванов А.И. 1960. Волжская нефть. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-96.

Учайкина И.Р., Александрова Т.А. 1987. География Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-112.

Храмков Л.В. 2003. Введение в самарское краеведение. Учебное пособие. Самара, изд-во «НТЦ».

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 1988. Край самарский. Учебное пособие. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-128.

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 2003. Самарская земля в годы военного лихолетья. 1941-1945 г.г. Самара. Изд-во «НТЦ».

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 2004. Самара и Самарская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г. Самара. Изд-во «Самарский университет». :1-292.

Широкшин, Гурьев. 1830. Геологическое обозрение правого берега р. Волги от г. Самары до пределов Саратовской губ. - Горн. журнал, т.1. стр. 297-298.

Широкшин, Гурьев. 1831. Геогностическое обозрение правого берега р. Волги от г. Самары до р. Свияги. – Горн. журнал, т.3, стр. 17.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу