При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Новокуйбышевск

Хозяйственное освоение земель в левобережье Волги, лежащих в 40-50 верстах от Самары ниже ее по течению, началось еще в 70-х годах XVIII века. В это время Екатерина II (рис. 1)

подарила всю Самарскую Луку вместе с проживающими здесь крестьянами своему фавориту Григорию Орлову (рис. 2).

Впоследствии его брат Владимир (рис. 3),

а затем и его потомки в течение ряда лет активно занимались расширением своих владений. Для этого крепостных из деревень на правом берегу Волги по их приказу перевозили в левобережье, где переселенцами были основаны новые села – Александровка, Екатериновка, Владимировка, Кануевка и другие.

Объект всесоюзного значения

Примерно в те же годы на реке Кривуше и на Сухой Самарке возникли три небольшие деревеньки, которые по национальному составу населения получили названия Русские, Мордовские и Чувашские Липяги. От Засамарской слободы эти села отделяло всего 15-20 верст. Более точных сведений о времени их появления в Заволжье в архивах пока не нашлось, однако все три деревеньки губернские чиновники впервые отметили в ходе пятой всероссийской ревизии 1795 года – аналога современных переписей населения. Всех крестьян тогда же переписали и включили в ревизские сказки. Позже при проведении Генерального межевания 1798 года здешние земли и села были обмерены приехавшими государевыми служащими, а затем нанесены на карту.

После постройки Самаро-Златоустовской железной дороги в районе указанных выше сел была построена станция Липяги (рис. 4).

Но и раньше этого времени, и в течение последующих десятилетий главным занятием крестьян этого района было хлебопашество и отчасти рыболовство, благо, что к этому располагали близость Волги и наличие в ее пойме огромного количества озер, изобилующих рыбой.

Когда в России после Октябрьского переворота 1917 года началась гражданская война, в районе станции Липяги (ныне она входит в городскую черту Новокуйбышевска) 4 июня 1918 года наступающие на Самару части чехословацкого корпуса встретил трехтысячный отряд красноармейцев (рис. 5).

В результате неравного сражения около двух тысяч самарских бойцов были убиты или взяты в плен. В числе погибших оказался и командир отряда Михаил Кадомцев (рис. 6).

После этого путь на Самару для чехословаков оказался открытым.

В 1932 году недалеко от станции Липяги начала работать Приволжская биофабрика № 6, много лет подряд производившая биопрепараты для лечения и профилактики заболеваний (в том числе чумы, бруцеллеза и других) сельскохозяйственных животных. В годы Советской власти она снабжала вакцинами общественное и личное поголовье скота на огромной территории России. В 1995 году биостанция была закрыта, и ныне ее лабораторные корпуса и прочие строения заброшены.

Но в середине ХХ века, после открытия биофабрики, другие ощутимые перемены в жизни здешних сельчан произошли только в 1943-1945 годах, когда близ поселка Стромилово строился Крекинг-завод (впоследствии Куйбышевский-Самарский нефтеперерабатывающий завод) (рис. 7-10).

Из «черного золота», поступающего сюда по нефтепроводу из месторождений Самарской Луки (рис. 11, 12),

на предприятии стали изготавливать бензин, керосин, солярку, смазочные масла и прочие нефтепродукты. А поскольку заводская зарплата оказались во много раз больше скудных колхозных трудодней, население окрестных деревень дружно, как один, потянулось на нефтеперерабатывающее производство.

В том же 1945 году руководству страны стало предельно ясно, что один лишь Крекинг-завод на 116-м километре не в состоянии справиться с растущим уровнем нефтедобычи в Среднем Поволжье. Тогда же в окрестностях областного центра запланировали возвести еще одно, гораздо более мощное нефтеперерабатывающее предприятие.

Вопрос об обеспечении рабочей силой стройплощадок будущего Новокуйбышевского НПЗ был решен после издания секретного приказа МВД СССР № 0336 от 12 июня 1947 года. В нем говорилось, что на базе ряда отдельных лагерных пунктов, до этого подчинявшихся УИТЛК по Куйбышевской области, создается Управление лагерей по строительству нефтеперерабатывающих заводов Куйбышевской области (Нефтестройлаг), в составе которого были и лагеря для немецких военнопленных (рис. 13-15),

но в основном, конечно, здесь работали советские заключенные (рис. 16-19).

Почти одновременно была организована и дирекция строящегося Новокуйбышевского НПЗ во главе с опытнейшим производственником Гавриилом Ивановичем Гореченковым (рис. 20),

который во время войны был директором нефтеперерабатывающего завода в Баку, а затем восстанавливал разрушенные предприятия на Северном Кавказе.

Сейчас уже не секрет, что город Новокуйбышевск начинался с двух бараков для заключенных из лагерных участков отдельного лагерного пункта № 13 (ОЛП-13) Нефтестройлага, построенных в течение двух жарких июльских недель 1947 года в районе 1102-го километра железнодорожной магистрали «Москва – Куйбышев». Затем здесь же были поставлены несколько домов для руководителей и специалистов стройки (рис. 21, 22).

Уже вскоре была обустроена платформа «1102-й км» (впоследствии – железнодорожная станция «Новокуйбышевская»), и тогда же около нее из стандартных панелей заключенные собрали первый двухквартирный дом. Впоследствии здесь стали возводить и многоквартирные жилые здания (рис. 23).

Затем на стройку стали прибывать и вольнонаемные рабочие, которых расселяли в соседних деревеньках Русские и Мордовские Липяги, а для размещения заводоуправления здесь на первых порах строились деревянные дома-времянки. Лагерники же продолжали сооружать для себя дощатые бараки. А рядом продолжалось строительство будущего Новокуйбышевского нефтеперерабатывающего завода, первые колышки на месте которого были забиты в начале осени того же 1947 года (рис. 24).

Хотя лимит наполнения (максимальная численность заключенных) всего Нефтестройлага был определен в количестве 7 тысяч человек, указанной цифры управлению не удалось достигнуть ни в этом, ни в последующем годах. Точных данных о численности ОЛП-13 в конце 40-х годов не сохранилось, однако можно предполагать, что его участки насчитывали в общей сложности 300-400 человек. В течение 1947-1949 годов заключенные работали на возведении производственных объектов и жилых кварталов вокруг него, но темпы строительства оставались крайне низкими. Так продолжалось до тех пор, пока 10 августа 1949 года, согласно Указу Президиума Верховного Совета РСФСР, населенный пункт Ново-Куйбышевский не был преобразован в рабочий посёлок Ново-Куйбышевский Молотовского района Куйбышевской области. Лишь после этого работы по возведению производственных мощностей НПЗ приобрели по-настоящему государственный размах, а в число пусковых объектов была включена ТЭЦ-1, строительство которой к тому времени уже продолжалось более года.

В феврале 1950 года приказом МВД Нефтестройлаг был ликвидирован, но находившийся в Новокуйбышевске ОЛП-13 продолжил свою работу, хотя и был переподчинен управлению исправительно-трудовых лагерей и колоний (УИТЛК) УМВД по Куйбышевской области. В июле 1951 года в основном благодаря усилиям лагерников был включен в работу первый паровой котел Новокуйбышевской ТЭЦ-1, а 21 сентября паровая турбина ТЭЦ выработала первый промышленный ток.

Здесь необходимо также отметить, что объемы нефти, добываемой на Самарской Луке, в конце 40-х – начале 50-х годов удваивались чуть ли не ежемесячно (рис. 25, 26).

На основании этого еще летом 1949 года Совет Министров СССР принял постановления «О строительстве завода синтетического каучука» с его размещением в Ставрополе, и «О строительстве завода синтетического спирта» с размещением в рабочем поселке Ново-Куйбышевский. В течение последующих семи месяцев после выхода в свет указанных постановлений были определены сроки строительства и ввода в эксплуатацию новых предприятий химической промышленности, а также уточнены их технологические циклы. Специалисты признали целесообразным, чтобы сырьем для этих производств были отходы нефтедобычи и углеводородные газы, получаемые на нефтеперерабатывающих заводах области.

Хотя привязка к местности упомянутых выше предприятий впервые производилась еще в 1950 году, возведение нулевых циклов обоих объектов тогда же было заморожено на несколько лет, в первую очередь из-за нехватки строительных мощностей и рабочей силы. Возможности отдельных лагерных пунктов, участков и исправительно-трудовых колоний уже тогда находились на пределе, а после выхода в свет постановления правительства о начале строительства Куйбышевской ГЭС было решено использовать лагерную рабочую силу не на строительстве предприятий нефтехимии, а только лишь на объектах гидроузла.

В сентябрьские дни 1951 года на строящемся предприятии включились в число действующих установки первичной переработки нефти - АВТ-1 и АВТ-2 (сокращенно - атмосферно-вакуумная трубчатка) (рис. 27, 28).

Вскоре были пущены также установки термического крекинга № 1 (рис. 29)

и каталитического риформинга № 1 (рис. 30, 31).

Уже 5 ноября 1951 года с завода к потребителям ушел первый железнодорожный состав с бензином. Отправить этот эшелон в путь доверили ударнику производства, старшему оператору цеха № 10 Павлу Матросову, впоследствии – профсоюзному работнику, который об этом событии в своих мемуарах рассказывал так:

«Ровно в два часа в цех приехал главный инженер предприятия Анатолий Альтшулер, за ним директор Гавриил Гореченков, а затем и начальник железной дороги. Подъехала какая-то машина, явно не заводская, и с нее начали выгружать треноги, аппаратуру. Оказывается, приехали со студии Поволжской кинохроники… Первый бензин с АВТ-1 принимала бригада Натальи Нужаевой, а первую партию в товарном парке готовила смена Александры Сердюковой.

Только я приступил к наливу в цистерну, кто-то из кинооператоров закричал: «Давай сначала! И не опускай шланг так низко - не видно бензина!» Пришлось мне повторить операцию снова. От волнения чуть не выпустил тяжеленный хобот шланга. Представляете, какое тогда было мое состояние? Однако все цистерны мы залили вовремя, и поезд ушел с завода по расписанию».

Официальные мероприятия по случаю открытия нового завода проходили 20 ноября, когда на предприятии состоялся торжественный митинг с участием первых руководителей Куйбышевской области и министерских работников. Однако этот пуск означал лишь завершение первого этапа в развитии и становлении Новокуйбышевского НПЗ, который в течение 50-х годов вошел в число ведущих предприятий СССР по выпуску самых разнообразных нефтепродуктов (рис. 32-47).

Кроме производства различных сортов бензина, керосина и дизельного топлива, на установках Новокуйбышевского нефтеперерабатывающего завода уже в начале 1952 года впервые в нашей стране началось изготовление технических масел для машин и механизмов, основой для которых стали высокосернистые нефти, характерные для месторождений Среднего Поволжья. Раньше переработка такого тяжелого сырья была освоена только за рубежом, а в СССР смазочные масла выпускалась лишь на аналогичных предприятиях Северного Кавказа, где добывалась нефть с низким содержанием серы, которая является серьезным загрязнителем при производстве качественных нефтепродуктов из сырой нефти.

Впоследствии технологи Новокуйбышевского нефтеперерабатывающего завода научились не только извлекать эту вредную серу из нефти, но и использовать ее для нужд народного хозяйства. Благодаря такому технологическому усовершенствованию на предприятии была пущена в эксплуатацию установка по производству из той самой серы, которая извлекалась из нефти, ценнейшего продукта - серной кислоты (рис. 48, 49, 50).

В дальнейшем на Новокуйбышевском НПЗ появилось также еще несколько установок масляного производства, которые вскоре были объединены в отдельный цех № 9. Все это помогло предприятию быстро освоить производство десятков других видов смазочных масел из сернистых нефтей – дизельных, машинных, цилиндровых, турбинных, автомобильных, и так далее. В рамках секретного оборонного заказа здесь же в начале 50-х годов начался выпуск технических масел самых высоких марок, в том числе авиационного масла МС-20 для только что появившихся реактивных самолетов, а также танкового масла МТ-16.

Отдельной страничкой первого этапа работы завода стало освоение битумного производства, которое в 1951 году началось со строительства специализированной установки № 19-1, и было завершено уже в конце 1952 года. Она в основном сооружалась силами заключенных, а курировали ход строительства ведущие специалисты предприятия.

В 50-е – 60-е годы одновременно с вводом в эксплуатацию основных производств Новокуйбышевского НПЗ здесь строились самые совершенные по тем временам очистные сооружения, благодаря которым предотвращался сброс в Волгу опасных для всего живого загрязняющих веществ (рис. 51-54).

В дальнейшем эти сооружения неоднократно реконструировались, а их оборудование и технологические циклы модернизировались. Большая работа проводилась на предприятии и в деле предотвращения вредных выбросов в атмосферу, хотя, конечно же, технологии того времени не могли полностью решить задачу нормализации экологической обстановки в городе и в его окрестностях.

В результате успехов строителей Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 22 февраля 1952 года рабочий поселок Ново-Куйбышевский был преобразован в город областного подчинения с присвоением ему наименования Новокуйбышевск. Уже вскоре здесь были образованы горисполком и городской комитет КПСС. Тогда же на повестку дня встали вопросы развития инфраструктуры нового города – строительство учреждений образования, здравоохранения, культуры, транспорта, сферы торговли и бытового обслуживания населения. Уже вскоре опять же при использовании принудительного труда заключенных в Новокуйбышевске началось интенсивное возведение медсанчасти, школы, магазинов, бани, клуба нефтяников и так далее (рис. 55-87).

Основные работы на площадках предприятий нефтехимии начались лишь в 1955 году, когда уже умер И.В. Сталин, а затем арестован и расстрелян Л.П. Берия. После исторических решений ХХ съезда КПСС сама система обеспечения строящихся промышленных предприятий рабочей силой за счет принудительного труда заключенных была признана порочной, и в итоге большинство заводских исправительно-трудовых лагерей стали быстрыми темпами ликвидироваться. Во второй половине 50-х годов на стройплощадках химических предприятий в Ставрополе и Новокуйбышевске в основном работали уже не лагерные узники, за которыми еще несколько месяцев назад присматривала вооруженная охрана, а бывшие заключенные, недавно освободившиеся из лагерей. Многие из них к тому времени уже были официально реабилитированы.

В 1957 году был сдан в эксплуатацию Куйбышевский завод синтетического спирта (КЗСС), ставший первым крупным химическим производством Куйбышевской области (рис. 88-101).

Куйбышевский завод долгое время входил в число ведущих производителей синтетического этилового спирта и фенола в СССР. Ныне на базе оборудования бывшего КЗСС работают ООО «Самараоргсинтез» и ЗАО «Нефтехимия».

В августе 1958 года Новокуйбышевск удостоил своим визитом главный ниспровергатель сталинского культа личности, тогдашний Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев (рис. 102-113).

Старожилы помнят, что лидер государства сначала приехал в Жигулевск, где 10 августа он торжественно открывал только что построенную Куйбышевскую ГЭС. После этого 11 августа Хрущев участвовал в многотысячном митинге трудящихся в областном центре на площади Куйбышева, хотя и не совсем удачно, потому что из-за шума и давки полноценно выступить Никите Сергеевичу тогда так и не дали. А на следующий день после митинга в областном центре Хрущев вместе с делегацией приехал в Новокуйбышевск, где он осмотрел завод синтетического спирта и нефтеперерабатывающий завод. Посещением этих производств генсек остался вполне доволен, и в завершение поездки по городу в своем кратком выступлении заявил, что именно такие предприятия и создают мощную базу для масштабной химизации всего народного хозяйства страны. Этим и закончился первый и последний официальный визит Никиты Хрущева в нашу область.

В 1961 году в Новокуйбышевске был основан завод по производству битумно-резиновой изоляции для защиты трубопроводов «Бризол». С момента основания предприятие переименовывали несколько раз - «Завод изоляционных материалов», «Трубоизоляция», «Новатэк-Полимер» и «Биаксплен НК» и, наконец, в январе 2013 года он стал именоваться Новокуйбышевским филиалом «БИАКСПЛЕНа», что отражало процесс смены профилей деятельности. В это время на заводе осваивались новые виды изоляционных материалов.

Промышленное развитие города обусловило растущую потребность в электроэнергии, в связи с чем в 1962 году была пущена в эксплуатацию Новокуйбышевская ТЭЦ-2.

В 1965 году был основан Новокуйбышевский нефтехимический комбинат (Новокуйбышевский НХК, а сейчас - ЗАО «Новокуйбышевская нефтехимическая компания»), впоследствии ставший крупнейшим в Европе производителем мономеров для синтетического каучука (рис. 114-139).

В 1966 году Новокуйбышевский НПЗ за выдающиеся производственные достижения был удостоен высшей награды СССР - Ордена Ленина (рис. 140).

 

Трагедия в заводском подвале

В августе 1954 года на Новокуйбышевском НПЗ случилось происшествие, потрясшее не только город, но и всю нефтяную отрасль страны. В результате нелепой случайности (взрыв газа) в подвале цеха № 29 этого предприятия погибли руководители строительства предприятия. Это были начальник Куйбышевского территориального строительного управления Главвостокнефтестроя Министерства нефтяной промышленности Иван Игнатьевич Миронов (рис. 141),

член коллегии Министерства нефтяной промышленности СССР, заместитель министра Леон Богданович Сафразьян (рис. 142),

начальник строительства Новокуйбышевского НПЗ Василий Иванович Марфин (рис. 143)

и главный инженер-заместитель управляющего трестом «Нефтезаводмонтаж» Миннефтепрома Аркадий Николаевич Вавулин (рис. 144).

Еще семь человек получили тяжелые ожоги, но остались живы.

Вот как вспоминал об этом происшествии сотрудник предприятия, А.В. Анохин (цитируется по материалу новокуйбышевского журналиста и писателя Владимира Михайловича Шарлота «Душный август 1954 года») (рис. 145):

«Член коллегии министерства нефтяной промышленности Леон Богданович Сафразьян приехал в Новокуйбышевск 11 августа. Это была очередная инспекционная поездка… Сафразьяну доложили, что строительные работы на установках № 3, 4 завершены, а на № 5 – в стадии окончания… Сафразьян решил осмотреть это помещение, вместе с ним направилось все его большое окружение. В помещение не могли войти, так как дверь оказалось запертой. Стали искать уборщицу, ту, у которой был ключ, потом спички… Во время поисков раздавались голоса, сначала шепотом, затем громче: «Не надо! Не надо!» Там оставалось работы всего на день—два электрикам и сантехникам – подключить воду и электричество.

Там, в подвале, было темно. Сафразьян приказал зажечь спичку. Василий Марфин не стал этого делать, ведь кто-то предупредил, что пахнет газом. Леон Богданович в резкой форме повторил приказ. И тогда Василий Иванович зажег спичку. Прогремел взрыв…»

Свидетели происшествия потом с дрожью в голосе вспоминали ужасающую картину, когда раздался мощный хлопок, и затем из подвала стали выходить обгоревшие человеческие фигуры, с которых клочьями свисали остатки одежды и обгоревшая кожа. Потом врачи напишут в истории болезни, что у четверых руководителей, впоследствии умерших, площадь пораженной кожи составляла от 70 до 95 процентов. Количество пострадавших в разных мемуарах отличаются друг от друга - от 9 до 11 человек.

Как затем вспоминал личный водитель тогдашнего директора НПЗ Алексей Коновалов, когда он вместе со своим начальником примчался на место происшествия, его глазам предстала страшная картина: смертельно обожженные люди шли обнявшись и… пели Интернационал! На Сафразьяне уцелели генеральский ремень и хромовые сапоги. Когда их привезли в медпункт завода, они тоже вышли из машин своими ногами, и тоже с пением Интернационала. Словно шли в свой последний бой.

Снова цитируем материал Владимира Шарлота «Душный август 1954 года»:

«С невероятным мужеством переносили пострадавшие страшные мучения, сохраняя при этом высокую человечность. Иван Игнатьевич Миронов просил врачей прежде всего помочь Марфину, так как у его жены больное сердце. Василий Иванович, в свою очередь, отказывался от помощи до тех пор, пока ее не окажут Миронову.

- Вот и отработались мы с тобой, Иван Игнатьевич! – сказал Марфин.

Миронов ответил:

- Ну что ты, мы еще поработаем, еще столько дел впереди!

Они лежали в больнице, сплошь перевязанные бинтами. Иван Игнатьевич в одной палате с Сафразьяном…

Миронов умер в 5 часов утра 14 августа. Ивану Игнатьевичу было 47 лет. После Миронова скончались Сафразьян и Марфин… Вавулин… скончался 16 августа в медсанчасти».

Сафразьяна и Вавулина похоронили в Москве, на Новодевичьем кладбище, а Миронова и Марфина – в Новокуйбышевске.

Из воспоминаний Михаила Вавулина о своем отце Аркадии Николаевиче Вавулине:

«В Новокуйбышевске произошла трагедия, которая потрясла всех своей неожиданностью, нелепостью и безответственностью «высокого» руководителя, который нарушил правила техники безопасности.

13 августа 1954 года в 7 часов 45 минут комиссия в составе 9 человек во главе с членом коллегии Миннефтепрома тов. Сафразьян входила в неосвещенное подвальное помещение строящейся конторы цеха № 29 завода. Не доходя до пола на 2 или 3 ступени, по прямому требованию Сафразьяна о зажигании огня, был применен открытый огонь для освещения помещения. В помещении было некоторое скопление углеводородного газа. При появлении открытого огня (пламени спички) произошел взрыв, «в результате чего члены комиссии подверглись тяжким ожогам, в том числе командированный тов. Вавулин А.Н.». Это скупые строки Акта № 4 о несчастном случае, связанном с производством.

Мне рассказывали, что отец предупредил о загазованности помещения, на что Сафразьян якобы сказал: «С газом работаем, а газа боимся!», после чего начальник участка чиркнул спичкой. 16 августа 1954 года отец умер. Погибли также Сафразьян, начальник строительства Миронов и начальник участка.

Больше я отца не видел. В Москву его привезли в цинковом гробу. Организацией похорон занималось Министерство нефтяной промышленности. Гроб был установлен в здании министерства на Площади Ногина. Проститься пришло очень много народа. У гроба происходила смена Почетного караула. После гражданской панихиды длинная колонна автомашин, с ГАИ в начале и конце, направилась на Введенское (Немецкое) кладбище, где состоялись похороны. За государственный счет установлен памятник».

Из официального заключения о причинах трагедии:

«Для осмотра подвала под бытовкой, где еще не было смонтировано электроосвещение, член коллегии министерства нефтяной промышленности Сафразьян приказал зажечь спичку. Открытый огонь вызвал взрыв скопившихся в подвале паров нефтепродуктов, которые в безветренную погоду стекают в низкие места. На территории строительной площадки нарушены следующие правила техники безопасности:

- применение для освещения спичек, что запрещается параграфом 59 правил безопасности;

- при отсутствии взрывобезопасного освещения не применены шахтные аккумуляторные фонари, как это предлагается в параграфе 60 правил;

- до окончания строительных работ на участке территории завода допущены работы технологических установок, что запрещено ст. 52 правил».

 

Новокуйбышевский погром

В наши дни милицейские преступления быстро становятся достоянием гласности. Но в советские времена подобные истории всегда тщательно засекречивались, и потому всю правду о них мы узнаем лишь спустя десятилетия. Это касается и беспрецедентных выступлений против милиции в Новокуйбышевске вечером 12 сентября 1980 года.

То, что произошло тогда в городе, практически не имеет аналогов в истории СССР. А все началось около половины восьмого вечера с драки на городской танцплощадке, которая тогда располагалась в сквере близ кинотеатра имени ХХ партсъезда (рис. 146, 147).

Прибывший вскоре наряд милиции быстро утихомирил драчунов, а троих задержал. Дебоширов повели в Новокуйбышевский ГОВД (рис. 148-151),

который от места происшествия находился в каких-то двух кварталах. В этот момент все и случилось…

Выходя вместе с задержанными из сквера, сержант Владимир Анашкин, которого все тогда запомнили по рыжим волосам, увидел стоявшую рядом группу парней, которые, как ему показалось, что-то высказывали в адрес милиции. Кричали они или нет, выяснить так и не удалось, но только Анашкин выхватил из кобуры пистолет и два раза выстрелил в толпу. Одна из пуль попала в шею стоявшего вместе со всеми 20-летнего Михаила Ласицы. Раненый упал и через несколько минут скончался.

Подробное расследование этого инцидента, проведенное затем прокуратурой, показало, что у милиционера не было никаких законных оснований для применения табельного оружия. Сам же Анашкин на следствии так и не смог вразумительно объяснить, почему же это он без особых причин вдруг стал стрелять по людям, ничем серьезным ему не угрожавшим. В итоге следствие пришло к выводу, что здесь имело место явное превышение милиционером своих служебных полномочий, повлекшее за собой смерть человека.

Вот что рассказывал на следствии 20-летний Сергей Ионов, изолировщик Су-1 треста «Куйбышевтрубопроводстрой», впоследствии подсудимый:

- Вечером 12 сентября я у себя дома вместе с друзьями пил пиво. В нашей компании был и Михаил Ласица. Вдруг кто-то крикнул, что в сквере началась драка между парнями «из района площади» и парнями из 72-го квартала. Мы побежали к кинотеатру, и увидели, что милиционеры выводят нескольких парней. Неожиданно я услышал два хлопка - как оказалось, это были пистолетные выстрелы. Рядом со мной на асфальт упал Михаил Ласица, с его шеи текла кровь. Он успел сказать склонившемуся над ним другому парню: «Вовка, я умираю», и тут же замолчал, а голова его откинулась. Мысль о том, что застрелили моего друга, меня прямо-таки взбесила. Тогда я вместе с другими парнями погнался за милиционерами.

Анашкин и его напарник сержант Алексей Скрипнин сразу забыли о задержанных и кинулись в здание кинотеатра имени ХХ партсъезда. Следом за ними в фойе вбежали уже упомянутый Сергей Ионов и его приятель, рабочий того же предприятия 20-летний Николай Поздняков. Оба бросились бить милиционеров, но подготовленным к такой схватке блюстителям порядка удалось уложить их на пол и связать. Однако в это время толпа, напиравшая на дверь со стороны улицы, сумела сорвать запоры, и в фойе кинотеатра ворвалось еще несколько свидетелей убийства.

Увидев Ионова и Позднякова связанными, преследователи присоединились к драке. Верховодил всеми 17-летний Тахир Эгамердиев, учащийся ТУ-14, который кричал: «Бей Ментов!», избивал сержантов стульями и кидал в них горшки с кактусами, стоявшие на подоконнике. За пару минут толпа сумела отбить у них Ионова и Позднякова, а самих работников правопорядка вытолкала на улицу.

Побитые милиционеры бросились к своей машине, но уехать им так и не удалось, потому что на площади уже собралась толпа. Выбежавшего из кинотеатра Анашкина сразу узнали по рыжей шевелюре, и кто-то погнался за ним и за Скрипниным. А стоявшая рядом женщина с ребенком, как потом выяснилось – 30-летняя работница городской электросети Светлана Евграфова, стала кричать собравшимся: «Менты совсем обнаглели! Уже нас убивать начали! Чего вы смотрите, переворачивайте их машины! Или вы не мужики?»

Толпе хватило нескольких секунд, чтобы опрокинуть желтый «бобик», который от чьей-то спички тут же вспыхнул ярким пламенем. Через минуту та же участь постигла и милицейский мотоцикл «Урал» с коляской. При этом Евграфова, словно на митинге, призывала всех потребовать ответа от начальства, по какому праву убили молодого парня и накажут ли его убийцу. Возбужденные легкой победой над грозными с виду милиционерами, люди двинулись в сторону здания ГОВД. Что же касается сержанта Анашкина, то он вместе с напарником Скрипниным к тому моменту успел спрятаться в одной из квартир соседнего дома. Найти здесь милиционеров их преследователям так и не удалось.

Около девяти часов вечера события вокруг Новокуйбышевского ГОВД достигли критического накала. По разным оценкам, к тому моменту у здания милиции собралось от 400 до 500 человек. Сначала люди просто требовали, чтобы к ним вышел начальник горотдела и объяснил все случившееся, но в ответ в толпу полетела «черемуха» - специальные пакеты, при поджигании выделяющие слезоточивый газ. Тогда молодежь принялась бомбардировать милицию камнями, и вскоре в окнах не осталось ни одного целого стекла.

Все это время упомянутая выше Евграфова вместе с 21-летней Ольгой Никурашиной, другой работницей горэлектросети, с новой силой требовала громить и поджигать милицейские автомобили. И вскоре около на площади одна за другой запылали машина медвытрезвителя, личный «Запорожец» сотрудника ГОВД Бурмистрова, мотоцикл «Урал» местного отделения ГАИ и другие транспортные средства. В общей сложности в тот роковой вечер возмущенные граждане сожгли 12 единиц техники, тем самым причинив бюджету ущерб на общую сумму более 5,5 тысяч рублей.

Еще одной машиной, захваченной у милиции, пьяные лихачи, в числе которых был 20-летний Александр Попов, слесарь треста «Волгоэнергоремонт», протаранили ворота, ведущие во двор здания ГОВД (рис. 152).

После этого другие парни во главе с 22-летним работником завода синтетического спирта Юрием Шульпиным со двора через боковой вход попыталась ворваться в здание, чтобы добраться до комнаты задержанных и всех освободить, однако милиционеры изнутри отбили эту атаку.

В самый разгар событий в осажденное здание милиции прибыл первый секретарь Новокуйбышевского горкома КПСС Виктор Кирюшкин, который сразу же решил обратиться к толпе и попытаться ее утихомирить. Несмотря на возражения милицейских руководителей, Кирюшкин вышел на крыльцо здания ГОВД – и тут же раскаялся в своем поступке, потому что ему прямо в лоб угодила метко пущенная кем-то пустая бутылка. С перевязанной головой партийный руководитель связался по запасному милицейскому каналу с обкомом КПСС и доложил о творящихся в городе беспорядках. В ответ ему пообещали немедленную помощь.

Для разгона взбудораженной толпы к зданию ГОВД были направлены несколько пожарных автомашин и солдаты из расположенного неподалеку 429-го военно-строительного отряда, которые под прикрытием водометов пошли на взбунтовавшихся горожан, намотав на руку ремни с медными пряжками и наотмашь избивая всех, кто попадался им на пути. Тогда из толпы в них полетели камни. После того, как нескольких стройбатовцев увезли в больницу с разбитыми в кровь головами, остальные вынуждены были отступить. Толпу около здания ГОВД удалось полностью рассеять лишь после 11 часов вечера, когда в Новокуйбышевск прибыл милицейский батальон внутренних войск, дислоцировавшийся в областном центре.

Кстати, в ту же ночь, всего лишь через 2-3 часа после разгона толпы, о событиях в Новокуйбышевске сообщили по «Голосу Америки», а утром – по Би-Би-Си. Разумеется, западные радиостанции преподнесли сам факт разгрома милиции в одном из регионов СССР с политическим подтекстом, как «выступление трудящихся против прогнившего коммунистического режима». А в разгромленном здании ГОВД и вокруг него тем временем уже работали спешно собранные бригады ремонтников и уборщиков, которые за ночь увезли сожженные остовы автомашин, вставили стекла во всех окнах, забелили следы копоти на стенах, смыли с асфальта следы крови. Так что утром многочисленным зевакам, прослышавшим о вечерних событиях, предстало лишь пахнущее свежей краской здание городской милиции, и здесь ничего уже не напоминало о погроме.

В течение нескольких дней в городе продолжались аресты участников этого небывалого ЧП. Несмотря на то, что громить милицию ходили несколько сотен человек, прокуратура сочла возможным привлечь к ответственности только названных выше семерых участников. Следствие по делу было проведено оперативно, и в самом конце 1980 года оно уже поступило в суд (рис. 153).

Вот что об этом рассказал Александр Дмитриевич Кривов (рис. 154),

в то время - председатель Новокуйбышевского городского суда.

- Уже после беглого знакомства с делом у меня возникли вопросы, в первую очередь по поводу квалификаций действий обвиняемых. Оказалось, что прокуратура усмотрела в событиях 12 сентября лишь хулиганство, но никак не массовые беспорядки, что в данном случае выглядело бы гораздо логичнее. С этим вопросом я и приехал к тогдашнему председателю Куйбышевского областного суда Виктору Петровичу Лавриченко (рис. 155).

Председатель выслушал меня, а потом спросил: «Скажи, Александр Дмитриевич, в какой стране мы живем?» Я ответил: «В Советском Союзе». Тогда он мне и говорит: «Ты сам должен понимать, что у нас в СССР массовых беспорядков не бывает. Я на этот счет уже консультировался там, - тут он поднял палец вверх, - и мне сказали, что все случившееся в Новокуйбышевске – не более чем хулиганство. По этой статье ты и будешь рассматривать данное дело».

Из соображений безопасности судебные заседания проходили не в Новокуйбышевске, а в Куйбышеве, где в здании облсуда выделили самый большой зал (рис. 156).

Перед началом слушаний были предприняты серьезные меры к охране порядка. В самом здании облсуда, а также на площади перед ним в дни заседаний дежурили патрули, в том числе и с собаками.

Слушание уголовного дела продолжалось около месяца, а приговор по нему был оглашен 2 февраля 1981 года. Все семеро подсудимых (Евграфова, Ионов, Поздняков, Эгамердиев, Шульпин, Попов и Никурашина) были признаны виновными по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР (злостное хулиганство), а некоторые – также и по ст. 98 (умышленное уничтожение имущества путем поджога). В итоге их приговорили к лишению свободы на сроки от 2,5 до 7 лет в колониях общего или усиленного режима.

Что касается главного виновника новокуйбышевского погрома, бывшего сержанта милиции Владимира Анашкина, то он был привлечен к уголовной ответственности за убийство по неосторожности и превышение своих служебных полномочий. В целях безопасности судебный процесс по его делу было решено проводить в Пензенском областном суде, который приговорил бывшего милиционера к 12 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

 

А у нас в подвале газ! А у вас?

Еще в советское время не принято было говорить об обратной стороне наших индустриальных достижений – о вредном воздействии промышленности на окружающую среду. Впрочем, для горожан тогда уже не было секретом, что с нефтехимических и нефтеперерабатывающих предприятий в атмосферу Новокуйбышевска и окрестные водоемы попадали (и до сих пор попадают) десятки тонн углеводородов, солей тяжелых металлов и других чрезвычайно опасных для всего живого химических веществ.

На фоне производственных успехов во времена СССР крайне скупо говорилось о том, что на протяжении полувека Новокуйбышевск устойчиво входил в список двадцати городов России, где сложилась крайне напряженная экологическая обстановка. Впервые такой вывод медиками был сделан еще в начале 60-х годов по итогам исследований уровня загрязнения почв и подземных вод. А из наиболее опасных заболеваний, вызванных неблагополучной средой обитания Новокуйбышевска, называют врожденные аномалии развития у детей, онкологические новообразования, нарушения развития нервной системы и органов чувств у детей, болезни органов дыхания, инфекционные и паразитарные болезни у подростков, спонтанные выкидыши у беременных. Все это было хорошо известно еще в брежневские времена, но тогда на подобную информацию в обязательном порядке накладывался гриф «Секретно».

Только в перестроечные времена об экологических трудностях города стали говорить открыто, однако по большому счету дальше таких разговоров дело заходило редко. Но после трагических происшествий, случившихся здесь в мае 1991 года, экологические проблемы Новокуйбышевска вышли уже на всесоюзный уровень. Тогда в поселке Русские Липяги (рис. 157)

произошло сразу несколько несчастных случаев с одним и тем же сюжетом: жители задохнулись газом в общих погребах или подвалах собственных домов. Погибло четыре человека и еще несколько оказались в больнице. По данным экологов, причиной трагедии стали нефтяные газы, скопившиеся в подземных карстовых пустотах.

Как известно, Новокуйбышевск расположен всего в шести километрах от берега Саратовского водохранилища. На промышленную зону приходится 40 из 52 квадратных километров занятой городом площади. Поэтому, когда приходит весна и на Волгу приходит паводок, в подземных горизонтах тоже начинается подъем уровня грунтовых вод. Вот эти-то воды в теплые весенние дни и выдавливают наверх все скопившиеся в недрах нефтяные и бензиновые газы, большая часть которых сразу же идет в подвалы, канализационные коллекторы, и так далее. В экстремальной паводковой ситуации новокуйбышевские подземелья в те дни незаметно, но быстро превращались в настоящие душегубки, тихо поджидающие свои жертвы. Поэтому многие из тех, кто в мае 1991 года спускался в погреб за картошкой или квашеной капустой, подняться обратно уже так и не смог.

После этих трагедий Новокуйбышевский горсовет принял решение о переселении в новые квартиры нескольких семей из наиболее неблагополучных домов поселка Русские Липяги. А для того, чтобы достать из погреба картошку или квашеной капусты, жителям рекомендовали вызывать газоспасателей. И те приезжали, поскольку получили соответствующее распоряжение от городских властей (рис. 158, 159).

На этом все и закончилось, хотя, по данным экологов, в зоне бедствия тогда оказалось как минимум несколько десятков домов. Другим задыхающимся от подземных бензиновых газов квартиры были обещаны в последующие годы. Некоторые из этих страдальцев ждут переселения и по сей день. Но отрадно отметить, что экологическая обстановка в городе в последние годы заметно улучшилась, и не только в связи с сокращением объемов производства в 90-е годы, но и благодаря кардинальным мерам по очистке воздуха, принятым на многих предприятиях.

А вообще-то негативные изменения в атмосфере Новокуйбышевска его жители стали замечать уже вскоре после пуска в эксплуатацию самых первых нефтеперерабатывающих цехов. Конечно же, строители предприятий-гигантов в начале 50-х годов о существовании каких-то экологических проблем даже и не подозревали. Для них важнее было другое - сроки и планы. Но сейчас потомки тех первостроителей с удивлением и горечью обнаруживают, что в наши дни последствия экологических просчетов и недоработок их отцов в буквальном смысле этого слова начали лезть из-под земли наружу.

Есть все основания полагать, что самый весомый вклад в напряженную экологическую ситуацию в Новокуйбышевске уже давно вносит сформировавшийся в предшествующие годы крупный очаг загрязнения подземных вод - линза нефтепродуктов, свободно плавающая на поверхности подземных вод. Дело в том, что за десятилетия существования Новокуйбышевского НПЗ из его коммуникаций через трещины, свищи и порывы труб в землю ушло столько жидкой продукции, что в результате под городом к началу 80-х годов возникло целое подземное озеро, почти целиком состоящее из чистого бензина. Чем не новый Самотлор на Волге! Площадь этого «озера» в 90-х годах оценивалась в 14 квадратных километров, а запасы нефтепродуктов, скопившиеся в недрах земли под Новокуйбышевском - в пределах 1,65 миллионов тонн.

По причине сложившейся ситуации еще в 1994 году совместному российско-швейцарскому предприятию ЗАО «Новитрек» было выдано разрешение на проведение работ по извлечению подземных вод и нефтепродуктов с целью ликвидации очага загрязнения (лицензия на право пользования недрами). Фактически предприятие занялось на своей территории добычей из недр почти что чистого бензина, требующего, по данным специалистов, лишь минимальной очистки и доработки, после чего продукция становится вполне кондиционной и готовой к отправке на реализацию.

А скопившаяся под городом линза нефтепродуктов и поныне способствует загрязнению атмосферы в приземном слое и загрязнению почв, оказывает негативное влияние на подземные воды и водозаборные сооружения, поверхностные водные источники. Именно выделяющиеся из недр газы и стали причиной трагедий в поселках Русские и Чувашские Липяги в 90-х годах. По степени загрязнения подземных вод положение дел тогда относили не только к категории чрезвычайной экологической ситуации, но и к категории экологического бедствия. Однако тогда не были сделаны расчеты объемов загрязненных подземных вод, что по сей день не позволяет оценить истинные размеры бедствия и реальность сроков по реабилитации территории.

В связи со сказанным выше вспоминается политический анекдот начала 70-х годов ХХ века, когда еще шла война во Вьетнаме. Если кто забыл, стоит напомнить: ее вел американский империализм против свободолюбивого вьетнамского народа. Так вот, как-то раз американцы поймали в джунглях двоих партизан. Стали их допрашивать – а они молчат действительно как партизаны, только почему-то все время глаза пальцами растягивают. Так ничего не добившись, американцы решили пустить пленных в расход. Закрыли их в газовую камеру, пустили газ… Но когда через полчаса железные ворота душегубки отворились, глазам ошеломленных американских агрессоров предстали оба «партизана», которые азартно резались в карты.

Когда американцы немного пришли в себя от такого зрелища, то спросили:

- А почему это наш газ на вас не действует?

- А мы привыкшие, - на чистом русском языке ответил один из «партизан». - Мы же ведь из Новокуйбышевска…

Валерий ЕРОФЕЕВ.

Список литературы

150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Под ред. Г.И. Чудилина. Самара, Самарский дом печати. 2000. :1-408.

Барашков В.Ф., Дубман Э.Л., Смирнов Ю.Н. 1996. Самарская топонимика. Самара. Изд-во Самарского гос. ун-та, :1-190.

Барашков В.Ф., Дубман Э.Л., Смирнов Ю.Н. 1996. Топонимика Самарской Луки. Самара, изд-во Самар. регион. фонда «Полдень, XXII век». :93-148.

Болкунов И. 1986. Эта трудная степная нефть. – «Волжская коммуна», 18 июня 1986 года.

Брискин А. 1986. Рабочая поступь. Объединению «Куйбышевнефть» - 50 лет. – «Волжская коммуна», 27 декабря 1986 года.

Вазуль Э. 1968. Хозяева недр. – «Волжская коммуна», 24 декабря 1968 года.

Виноградов А. 1993. Жигулёвская нефть под колпаком ЦРУ. – Газета «Самарская Лука», № 4 – 1993 год.

Военно-промышленный комплекс Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 г.г.). Сборник документов. Самара. Изд-во Самарский дом печати. 2005. :1-304.

Войлошников В.Д. 1979. Геология. Методы реконструкции прошлого Земли. Учебное пособие для студентов пед. ин-тов по геогр. спец. М., Просвещение, 272 с.

Воронин В.В. 2004. География Самарской области. Самара, СИПКРО. :1-274.

Вышки в Жигулях. Очерки о куйбышевских нефтяниках. Под ред. Н.И. Лаврова. М., изд-во «Недра», 1966. 384 стр.

Гевлич Л. 2000. Вышки. – «Самарский экологический вестник», октябрь 2000 года.

Гусева Л.В. 2001. Геологические объекты края – история изучения. – В сб. «Самарский край в истории России». Материалы юбилейной научной конференции 6-7 февраля 2001 г. Самара, изд-во ЗАО «Файн Дизайн», с.16-20.

Елшин А.Г. 1918. Самарская хронология. Тип. Губернского земства. Самара. :1-52.

Ерофеев В.В. 1985. Страницы каменной книги. – В сб. «Зеленый шум». Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :29-47.

Ерофеев В.В. 1986. Времен связующая нить. – В сб. «Орленок», Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, :129-148.

Ерофеев В.В. 1991. Открытие Волги. – В сб. «Самарский краевед», ч.1, Самар. кн. изд-во, :11-30.

Ерофеев В.В. 2004. Исправительно-трудовые лагеря на территории Куйбышевской области. – В кн. «Ремесло окаянное». Самара, :120-132.

Ерофеев В.В. 2004. «Вклад Особстроя в дело разгрома фашизма огромен…» - В кн. «Ремесло окаянное». Самара, :132-145.

Ерофеев В.В. 2004. …И Волга покорилась. – В кн. «Ремесло окаянное». Самара, :156-169.

Ерофеев В.В. 2005. Тайны жигулевских подземелий. – В газ. «Волжская коммуна», 27 сентября – 7 октября, №№ 182-190.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Самарская губерния – край родной. Т. I. Самара, Самарское книжное изд-во, 416 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2008. Самарская губерния – край родной. Т. II. Самара, изд-во «Книга», - 304 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В. 2011. Следы язычества в позднем российском христианстве. – В сб. «Истоки и развитие экологической культуры, этики эстетики». Самара, изд-во «АсГард», стр. 394-415.

Ерофеев В.В., Галактионов В.М. 2013. Слово о Волге и волжанах. Самара. Изд-во Ас Гард. 396 стр.

Ерофеев В.В., Захарченко Т.Я., Невский М.Я., Чубачкин Е.А. 2008. По самарским чудесам. Достопримечательности губернии. Изд-во «Самарский дом печати», 168 с.

Захаров А.С. 1971. Рельеф Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во: 1-86.

«Зеленая книга» Поволжья. Охраняемые природные территории Самарской области. Сост. А.С. Захаров, М.С. Горелов. Самара, Кн. изд-во. 1995. :1-352.

Земля самарская. Очерки истории Самарского края с древнейших времен до победы Великой Октябрьской социалистической революции. Под ред. П.С. Кабытова и Л.В. Храмкова. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1990. :1-320.

Иванов А.М., Поляков К.В. 1960. Геологическое строение Куйбышевской области. Куйбышев. :1-84.

Классика самарского краеведения. Антология. Под ред. П.С. Кабытова, Э.Л. Дубмана. Самара, изд-во «Самарский университет». 2002. :1-278.

Книга Большому Чертежу. М.-Л., изд-во АН СССР, 1950.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1977. :1-406.

Куйбышевская область (Рекомендательный список литературы). Куйбышев, тип. им. Мяги. 1978. :1-260.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк, изд. 2-е. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1983. :1-350.

Куйбышевская область в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 г.г.). Документы и материалы. Самара. Изд-во «Самарский дом печати». 1995. :1-448.

Лебедев Д.М. 1950. География в России петровских времен. М.-Л. Изд-во АН СССР.

Легенды и были Жигулей. Издание 3-е, перераб. и доп. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1979. :1-520.

Лепехин И.И. 1795. Дневные записки путешествия академика Лепехина. т.1, изд-во Императорской АН.

Леров В. 1968. Нефтяная быть Жигулей. – «Волжская коммуна», 24 декабря 1968 года.

Лопухов Н.П., Тезикова Т.В. 1967. География Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во: 1-78.

Магидович И.П., Магидович В.И. 1970. История открытия и исследования Европы. М., Мысль.

Матвеев В.И. Устинова А.А. 1996. Природные условия. - В кн. «Самарская область (география и история, экономика и культура)». Самара, :9-52.

Матвеева Г.И. 1977. Тропою тысячелетий. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 88 с.

Матвеева Г.И., Медведев Е.И., Налитова Г.И., Храмков А.В. 1984. Край самарский. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во.

Мильков Ф.Н. 1953. Среднее Поволжье. Физико-географическое описание. Изд-во АН СССР.

Минерально-производственный комплекс неметаллических полезных ископаемых Самарской области. Под ред. Н.Н. Ведерникова, А.Л. Карева. Изд-во Казан. ун-та. 1996. :1-188.

Мурчисон Р.И., Вернейль Э., Кейзерлинг А. 1849. Геологическое описание Европейской России и хребта Уральского. СПб. Тип. И. Глазунова, ч.1.

Наш друг – природа. 1979. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во: 1-175.

Наш край. Самарская губерния – Куйбышевская область. Хрестоматия для преподавателей истории СССР и учащихся старших классов средней школы. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1966. :1-440.

Наякшин К.Я. 1962. Очерки истории Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-622.

Нефтяной комплекс Куйбышевской области (30-е – 50-е годы ХХ в.) Становление и развитие. Сборник документов. Самара. Изд-во ООО «Кредо», 2005. :1-672.

Нечаев А.Н., Замятин Н.Н. 1913. Геологическое исследование северной части Самарской губернии (области реки Сока и Самарской Луки) – Тр. Геол. ком-та, нов. серия, вып.84. СПб.

Обедиентова Г.В. 1953. Происхождение Жигулевской возвышенности и развитие ее рельефа. – Мат-лы по геоморфологии и палеогеографии СССР. М., изд-во АН СССР: 1-247.

Обедиентова Г.В. 1988. Из глубины веков. Геологическая история и природа Жигулей. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-216.

Олеарий А. 1906. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно. СПб., изд. А.С. Суворина.

Ососков Н.А., Коротаев К.А., Гаврилов Н.Г., Сырнев И.Н. 1901. Среднее и Нижнее Поволжье и Заволжье. – В кн. «Россия», т.6. СПб. Тип. А.Ф. Девриена: 1-599.

Остен-Сакен. 1863. О вероятности открытия месторождений нефти во внутренних губерниях России. – Горн. журнал, т.3, стр. 126.

Павлов А.П. 1887. Самарская Лука и Жигули. – Тр. геол. ком-та, т.2, вып.5. СПб, стр.33.

Паллас П.С. 1773. Путешествие по разным провинциям российской империи, ч.1. СПб.

Памятники природы Куйбышевской области. Сост. В.И. Матвеев, М.С. Горелов. Куйбышев. Куйб. кн. изд-во. 1986. :1-160.

Пермяков Е.Н. 1935. Послетретичные отложения и новейшая геологическая история западной части Самарской Луки. – Труды комиссии по изучению четвертичного периода. М., :61-90.

Природа Куйбышевской области. Куйбышев, Облгосиздат. 1951. :1-405.

Природа Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1990. :1-464.

Романовский Г.Д. 1868. О самарских нефтяных источниках и каменноугольной почве Стерлитамакского уезда. - Горн. журнал, т.3, стр. 209.

Рубцов В. 2000. Первопроходцы, творцы и рекордсмены. – «Волжская коммуна», 30 сентября 2000 года.

Рычков П.И. 1896. История оренбургская (1730-1750 годы). Оренбург.

Самарская область (география и история, экономика и культура). Учебное пособие. Самара 1996. :1-670.

Синельник А.К. 2003. История градостроительства и заселения Самарского края. Самара, изд. дом «Агни». :1-228.

Соколов Н.И. 1937. К вопросу о тектонике Самарской Луки. – Бюллетень Московского общ-ва испытателей природы, т.15 (3), :275-293.

Сокольский А. 1986. «Черное золото» Среднего Поволжья. – «Волжская заря», 6 сентября 1986 года.

Сокровища волжской природы (заповедные и памятные места Куйбышевской области). Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1972.: 1-175.

Средняя Волга. Социально-экономический справочник. Ср.-Волж. краев. изд-во. М.-Самара, 1932. :1-174.

Стулов Ф.П. 1979. В тылу, как на фронте. – В сб. «Краеведческие записки». Выпуск V. Куйбышев, Куйбышевское книжное издательство, стр. 87-91.

Сыркин В., Храмков Л. 1969. Знаете ли вы свой край? Куйбышев, Куйб. кн. изд-во: 1-166.

Тагирова Н.Ф. 2002. Итоги индустриального развития Самарской губернии за сто лет. – В сб. «Культура здоровья: социальные и естественнонаучные аспекты». Сборник статей и материалов II международной научно-практической конференции «Самарский край в контексте мировой культуры» (11-14 июня 2002 года). Под общей ред. Э.А. Куруленко. Самара. (Адм-ция Самарской обл., департамент культуры). :174-182.

Такоев Д.А., Иванов А.И. 1960. Волжская нефть. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-96.

Тезикова Т.В. 1975. Самарская Лука. Краткая физико-географическая характеристика восточной части. В сб. «Краеведческие записки». Выпуск III. Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, с. 16-38.

Учайкина И.Р., Александрова Т.А. 1987. География Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-112.

Фёдоров А. 1990. Нефть и люди. – «Волжский комсомолец», 29 апреля 1990 года.

Храмков Л.В. 2003. Введение в самарское краеведение. Учебное пособие. Самара, изд-во «НТЦ».

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 1988. Край самарский. Учебное пособие. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-128.

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 2003. Самарская земля в годы военного лихолетья. 1941-1945 г.г. Самара. Изд-во «НТЦ».

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 2004. Самара и Самарская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г. Самара. Изд-во «Самарский университет». :1-292.

Чем еще богаты недра самарские? – В газ. «Волжская коммуна», 15 октября 1996.

Шарлот В.М. 1979. Город Новокуйбышевск. Социально-экономический очерк. Куйб. кн. изд-во, 160 стр.

Шарлот В.М. 1986. У станции Липяги. Документальная повесть о строителях большой химии. Куйб. кн. изд-во, 216 стр.

Шарлот В.М. 1996. Это наш завод. Страницы истории Новокуйбышевского нефтеперерабатывающего. – Самара, кн. изд-во, 1996 год. 287 стр.

Шестаков К. 1990. Тропа над Волгой. – «Волжская коммуна», 1 февраля 1990 года.

Интернет-справка о городе Новокуйбышевске

Город областного подчинения в 20 км к юго-западу от Самары.

Население — 106,2 тысяч жителей (данные 2014 года).

Расположен на левом берегу Волги (в 6 км от реки), в 5 км от железнодорожной станции Новокуйбышевская.

В состав городского округа Новокуйбышевск входят: город Новокуйбышевск, поселок Маяк, село Горки, деревня Малое Томылово, поселок Океан, поселок Семеновка, поселок Шмидта, поселок Лесной Кордон.

Территория города четко разделена на две основные части: жилую и промышленную. Жилая часть города Новокуйбышевска очень компактная, застроена преимущественно многоквартирными жилыми домами высотой от 2 до 20 этажей. На окраинах имеется частная застройка, в основном представляющая собой остатки деревень, находящихся здесь до времени основания города. В 50—60-х годах велась квартальная застройка, в 70—80-х строились микрорайоны, с 80-х в Новокуйбышевске практикуется точечная застройка.

В числе ведущих промышленных предприятий города следует назвать: ОАО «Новокуйбышевский нефтеперерабатывающий завод», ООО «Новокуйбышевский завод масел и присадок» (НК «Роснефть»), ЗАО «Новокуйбышевская нефтехимическая компания» АК «Сибур», ОАО «Новокуйбышевский опытный завод органического синтеза «Волгасинтез», ООО «Новокуйбышевский завод катализаторов», ООО «Самараоргсинтез», ЗАО «Нефтехимия», ООО «НОВА», ООО «БИАКСПЛЕН НК», ОАО ПКФ «Новокуйбышевскхлеб», ОАО «Новокуйбышевская фабрика трикотажного полотна», ОАО «Новокуйбышевская швейная фабрика», НК ТЭЦ-1, НК ТЭЦ-2 и другие. Городские предприятия производят дизельное топливо, бензин, топочный мазут, смазочные, автомобильные и дизельные масла, пропан, бутан, изобутан, этиловый спирт, растворители, фенольные смолы, пропилен, катализаторы для нефтепереработки и нефтехимии, полимерные материалы, бетон, железобетонные изделия, растворы, трикотажное полотно, трикотажные изделия.

В городе располагаются несколько научно-исследовательских и проектно-конструкторских институтов, в том числе входящие в состав "НК Роснефть" ОАО "Средневолжский НИИ по нефтепереработке" и ОАО "СамараНефтеХимАвтоматика", филиал института "Гипрокаучук". НИИ занимаются разработкой, производством и реализацией присадок и масел, исследованиями в области автоматизации нефтеперерабатывающей и нефтедобывающей промышленности. Сферу высшего образования формируют филиалы и представительства иногородних вузов, среди них представительства Тольяттинского университета сервиса, Самарского института бизнеса и управления. В Новокуйбышевске работают несколько средне-специальных учебных заведений, в том числе ГОУ СПО Новокуйбышевский нефтехимический техникум, Новокуйбышевский техникум промышленно-технологических комплексов, Новокуйбышевский медицинский колледж, Новокуйбышевский государственный гуманитарно-технологический колледж и другие.

В пяти километрах от центра города находится станция Новокуйбышевская Куйбышевской железной дороги. Железнодорожное сообщение связывает Новокуйбышевск с Москвой (Казанский вокзал), Санкт-Петербургом, Самарой, Челябинском, Тольятти, Уфой, Новосибирском, Нижневартовском, Одессой, Кисловодском, Симферополем и так далее. Междугородние автобусы отправляются в Самару и Тольятти. Имеется выезд на трассу Р226 "Волгоград-Саратов-Самара".

В черте города находится 99 спортивных объектов. Среди крупнейших спортивных сооружений - стадион "Нефтяник", физкультурно-оздоровительный комплекс, семь плавательных бассейнов, 39 спортзалов. Особой популярностью среди горожан пользуются волейбол, баскетбол, настольный теннис, плавание, бокс, таэквондо, шахматы.

К числу городских достопримечательностей Новокуйбышевска относятся Музей истории города Новокуйбышевска (филиал Самарского областного музея краеведения), Новокуйбышевский выставочный зал (художественный отдел Музея истории города), народный театр "Грань".

В городе работают следующие СМИ: газеты «Вестник», «Наше время» и еженедельник «Город Н-ск.2000», Новокуйбышевское телевидение, радиостанция «Экспресс FM» (рис. 160-165).

 

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара