При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Огнеопасный каучук

Семилетний план развития народного хозяйства СССР на 1959-1965 годы предписывал построить в Куйбышевском экономическом районе сразу 33 крупных промышленных предприятий, в том числе завод по производству синтетического каучука в Ставрополе-на-Волге. Однако при разработке грандиозных планов индустриализации нашего края, как потом стало очевидно, его авторы слишком мало внимания уделяли проблеме безопасности людей в условиях взрыво- и пожароопасного производства. В итоге при авариях и технологических происшествиях на наших заводах только за вторую половину ХХ века погибли сотни рабочих и служащих (рис. 1).

Секретный взрыв

Многие старожилы Тольятти до сих пор помнят, что в начале 80-х годов назад именно в их городе произошла одна из крупнейших техногенных катастроф на химических производствах того времени. Вот что говорилось о ней в секретном документе, направленном сразу после ликвидации аварии в Министерство внутренних дел СССР.

«Спецсообщение. Секретно.

Начальнику ГУПО МВД СССР генерал-лейтенанту внутренней службы тов. Обухову Ф.В., г. Москва.

22 сентября 1981 года в 18 часов 06 минут произошла производственная авария со взрывом и последующим пожаром в здании цехов ИП-5 и ИП-6 Тольяттинского производственного объединения «Синтезкаучук». Диспетчер ЦППС г. Тольятти выслала пожарные подразделения гарнизона к месту взрыва по автоматическому вызову № 2…

Одновременно с дежурным караулом на завод выехал штаб пожаротушения города, оперативный дежурный по ОВПО-4 и начальник штаба пожаротушения подполковник внутренней службы Баканов А.А.

В пути следования по внешним признакам т. Баканов объявил в 18 часов 09 минут вызов № 3 и сбор личного состава, свободного от несения службы и введение в боевой расчет резервной техники.

К прибытию первых пожарных подразделений в 18 часов 09 минут были разрушены и охвачены огнем производственные помещения дегазации, наружная установка цеха ИП-5 и эстакады с трубопроводами. Из разрушенных аппаратов и трубопроводов, эстакад с южной и северной сторон цеха ИП-5-6 истекал и горел газ. Постоянно существовала угроза повторных взрывов технологических аппаратов и оборудования на наружной установке и распространения пожара на сушильные агрегаты, отделение полимеризации и другие производственные цеха…

Благодаря умелому руководству, мужеству и самоотверженности, проявленным работниками пожарной охраны, рабочими и служащими в 22 часа пожар был локализован, а в 4 часа утра 23 сентября ликвидирован. Основное оборудование цехов ИП-5 и ИП-6 спасено, авария не получила дальнейшего развития.

Начальник УВД Куйбышевского облисполкома генерал-майор милиции В.Ф. Шарапов».

 

Огнеопасный каучук

Что же произошло на тольяттинском заводе тем сентябрьским вечером? Для того, чтобы понять это понять, нужно для начала немного освежить в памяти школьный курс органической химии, и в первую очередь вспомнить, что же собой представляет синтетический каучук.

На языке индейцев южноамериканского племени тупи-гуарани слово «каучук» означает «слезы дерева». Так аборигены тропических лесов еще сотни лет назад называли застывший сок гевеи, одного из наиболее известных природных каучуконосов. И лишь гораздо позже, когда с каучуком познакомились европейцы, они догадались при нагревании добавлять к нему серу – и в результате получилась ныне хорошо всем известная резина.

В этом материале Россия остро нуждалась еще с начала ХХ века, то есть с самого старта эпохи бурной индустриализации страны. Ведь уже в то время у нас появились первые автомобильные и авиационные производства, которые никак не могли обойтись без резины. Однако в силу климатических условий теплолюбивое дерево гевея у нас расти никак не хотело. Именно поэтому еще в 20-х годах ХХ века русский химик С.В. Лебедев начал работать над проблемой получения искусственного каучука. В 1932 году он впервые в мире смог получить этот материал из обычного картофеля, и тогда же в СССР стали проектировать и первые заводы по производству синтетического каучука.

Но уже вскоре после открытия в Поволжье крупных месторождений нефти выяснилось, что гораздо дешевле и проще получать этот полуфабрикат для производства резины не из ценных продуктов питания, а из некоторых компонентов легких нефтяных фракций – в частности, из изопрена. И вот в конце 50-х – начале 60-х годов в Ставрополе-на-Волге было построено предприятие по выпуску изопренового каучука (рис. 2-6).

На этом заводе каучук получают путем полимеризации изопрена в растворителе под названием изопентан, причем реакция идет в присутствии катализатора. Без растворителя здесь не обойтись: ведь изопрен в обычных условиях представляет собой бесцветную жидкость, которая начинает кипеть уже при температуре плюс 34 градуса. Это означает, что он будет испаряться прямо в вашей ладони, если вы вдруг зачерпнете изопрен пригоршней (но лучше все-таки так не делать, потому что он довольно токсичен).

То же самое произойдет, если вы откроете колбу с этим веществом, когда на дворе будет стоять жаркое лето. Жидкий изопрен буквально в течение нескольких минут превратится в газ. Но если вам дорога жизнь, не вздумайте в момент испарения зажечь спичку: пары изопрена в смеси с воздухом крайне взрывоопасны. Впрочем, не менее пожароопасен и его сосед по технологическому циклу – изопентан.

Из этого объяснения становится понятным, что в условиях гигантского производства даже малейшая утечка газообразных компонентов из герметичного оборудования легко может привести к катастрофе. Именно это и случилось на тольяттинском заводе «Синтезкаучук» вечером 22 сентября 1981 года.

 

Авария была «запланирована»

Два заводских цеха ИП-5 и ИП-6 в то время были размещены в одном производственном здании размером 260 на 54 метра и высотой 23 метра. На этом технологическом участке производство изопренового каучука марки СКИ-3 как раз и заканчивалась. В цехе ИП-5 приготовлялась изопентан-изопреновая смесь, которая внутри огромных автоклавов превращалась в конечный продукт этого завода. А в цехе ИП-6 полимеризат собирался в четырех емкостях объемом по 250 кубометров каждая. Из этих емкостей не вступившие в реакцию взрывоопасные газы непрерывно откачивались насосами в специальное отделение дегазации. Готовый же каучук отсюда поступал в другое отделение, где происходила его сушка и упаковка.

Согласно официальным отчетам, только за 8 месяцев 1981 года служба госпожнадзора вынесла в отношении руководства завода «Синтезкаучук» и руководителей отдельных цехов и подразделений более 600 письменных предписаний об устранении нарушений правил пожарной безопасности. Предписания эти касались главным образом случаев эксплуатации неисправного оборудования и несоблюдения технологии производства. Однако были также вскрыты и факты курения персонала в неположенных местах, и другие случаи неосторожного обращения с открытым огнем, что в условиях пожароопасного производства порой бывает равносильно самоубийству.

Как раз по перечисленным выше причинам в течение первых восьми месяцев 1981 года на предприятии было зафиксировано не менее 11 весьма значительных аварийных ситуаций. В их числе - 6 фактов разгерметизации оборудования, сопровождавшегося разливом легковоспламеняющихся жидкостей без их загорания, и еще 5 подобных же фактов, когда из-за прорыва наружу газов и жидкостей загорание все-таки произошло. Однако во всех последних случаях начинающиеся пожары удавалось довольно быстро потушить. В целом же заводской персонал относился к подобным инцидентам как к неизбежному злу, без которого не может обойтись ни одно крупное химическое производство.

Очередная технологическая неисправность, случившаяся в отделении дегазации цеха ИП-6 вечером 22 сентября, тоже поначалу ни у кого не вызывала особой тревоги. Правда, эксперты уже потом установили, что от момента прорыва одного из трубопроводов на дегазаторе третьей системы до момента обнаружения поломки прошло не менее 15 минут.

Рабочий цеха, почувствовавший запах газа и побежавший к мастеру доложить о неисправности, возможно, даже и не предполагал, что концентрация паров изопентана в отделении дегазации в тот момент уже достигла критической отметки. В каком именно аппарате на обширной территории цеха ИП-6 в 18 часов 06 минут проскочила коварная искра, экспертиза впоследствии так и не смогла установить, но именно в это мгновение все пространство технологического корпуса в буквальном смысле этого слова разорвал огненный смерч.

 

О погибших не говорилось

Взрыв газовоздушной смеси в доли секунды почти полностью разрушил все производственное оборудование в отделении дегазации цеха ИП-6 на площади примерно 1600 квадратных метров. Целиком были уничтожены дегазаторы, технологические трубопроводы, примыкающие к отделению вспомогательные помещения и часть эстакад, предназначенных для погрузки готовой продукции.

Но самое страшное, что в результате взрыва из поврежденных аппаратов и трубопроводов прямо в очаг пожара хлынули десятки тонн легковоспламеняющихся жидкостей – ведь в технологических циклах этого производства, кроме изопрена и изопентана, применяются также толуол, метанол, бензол и им подобные горючие химические соединения. Согласно подсчетам, в момент катастрофы в охваченных пламенем цехах было не менее двух тысяч кубометров таких веществ, а также большое число емкостей со сжиженным газом. Именно по этой причине площадь возгорания стремительно росла. В результате растекания горящей жидкости по заводской территории уже через несколько минут после взрыва горело не только отделение дегазации, но и весь цех ИП-6.

Здесь есть еще одна деталь, о которой в то время в официальных сводках, подаваемых «наверх», старались даже не упоминать. Имеются в виду люди, находившиеся в злополучном корпусе в момент взрыва. Между тем, согласно штатному расписанию, в то роковое мгновение в цехах ИП-5 и ИП-6 могло находиться свыше 70 человек.

Нужно отметить, что уже в самые первые минуты той схватки с огненной стихией руководство штаба пожаротушения потребовало от руководства завода полный перечень всех работавших на охваченных пламенем производствах. Довольно быстро удалось установить, что 37 человек из этого списка живы и здоровы, а еще 22 получили травмы различной степени тяжести и нуждаются в медицинской помощи. В итоге четверо из пострадавших были госпитализированы с тяжелыми переломами и ожогами, а еще 18 человек, получивших относительно легкие ранения, от госпитализации отказались. А вот о судьбе еще 13 рабочих и служащих цехов ИП-5 и ИП-6 так ничего и не было известно до самого окончания борьбы с огнем и разбора завалов. Впоследствии обгоревшие тела или фрагменты тел некоторых из них были извлечены из-под обломков оборудования почти полностью уничтоженного огнем технологического корпуса. Однако от многих погибших вообще не осталось никаких следов, поскольку в самом центре страшного пожара, где плавились даже высокопрочные металлические конструкции, температура пламени достигала полутора-двух тысяч градусов.

 

Десять огненных часов

Но вернемся к тому моменту, когда тревожный сигнал о чрезвычайном происшествии получила дежурная часть ВПЧ-27 и ВПЧ-28, которые дислоцировались непосредственно на заводе «Синтезкаучук». Уже через три минуты после взрыва к месту аварии прибыли три заводские автоцистерны, насосно-рукавной автомобиль и машина воздушно-пенного тушения, а по Куйбышевской области была объявлена пожарная тревог № 3 – высокой опасности. В течение последующих 10 минут у пылающего корпуса собрались уже 17 пожарных подразделений, в которые в общей сложности входило около 80 огнеборцев. В 18 часов 14 минут сообщение о пожаре № 3 на территории завода «Синтезкаучук» по радиотелефонной связи поступило на центральный диспетчерский пульт областного управления пожарной охраны. Уже в 18 часов 15 минут из Куйбышева в Тольятти были направлены 6 пожарных расчетов на автомобилях, оборудованных установками пенотушения, а следом за ними на место происшествия выехал начальник УПО полковник Н.И. Кириленко. Одновременно по его распоряжению по всему региону был объявлен сбор начальствующего состава пожарной охраны области по сигналу «Сбор по 20».

Тем временем огонь на «Синтезкаучуке» поглощал все новые и новые пространства. Примерно в 18 часов 15 минут штаб пожаротушения отметил, что площадь возгорания за счет растекания по территории пылающих жидкостей возросла до 2200 квадратных метров, а еще через 20 минут – до 2500 квадратных метров. В 19 часов 18 минут, несмотря на отчаянные усилия пожарных, целиком обрушились еще державшиеся остатки цеха ИП-6. В результате в очаг пламени выплеснулось еще несколько сотен кубометров горючей жидкости. Пожар вспыхнул с новой силой. К 19 часам 25 минутам площадь горения увеличилась до 3100 квадратных метров, а из-за мощного теплового излучения возникла реальная угроза взрыва огромных емкостей с легковоспламеняющимися жидкостями, находящимися в соседних цехах.

Ситуацию немного облегчили дополнительные пожарные подразделения, начавшие подъезжать на «Синтезкаучук» из Куйбышева примерно начиная с 19 часов 30 минут. В 19 часов 35 минут на завод прибыл со своими заместителями начальник УПО УВД облисполкома Н.И. Кириленко, который тут же принял на себя руководство тушением пожара. Несколько стволов «А» были сразу же поданы на охлаждение перегревшихся резервуаров, а с помощью новых установок пенотушения растекание горящих нефтепродуктов по территории наконец-то было остановлено (рис. 7).

Около 20 часов на место трагедии стали прибывать первые руководители Тольятти и предприятия: председатель горисполкома С.И. Туркин, секретари горкома и райкома КПСС А.В. Бачурин и А.Д. Дубцов, генеральный директор производственного объединения «Синтезкаучук» Н.В. Абрамов. Немного позже здесь же появились и представители областного руководства – заместитель начальника УВД Куйбышевского облисполкома Н.И. Громов и заведующий отделом обкома КПСС А.С. Воронин.

К 20 часам 30 минутам по-прежнему сохранялась угроза обрушения цеха ИП-5 и воспламенения прилегающих производств, хотя у пылающего корпуса к тому моменту работали более десятка лафетных стволов и свыше 20 стволов «А» и «Б», подававшие в очаг пожара до 400 литров воды в секунду. В этой ситуации образованный из первых лиц области и Тольятти оперативный штаб принял решение о мобилизации для борьбы с огнем дополнительных сил. В 20 часов 51 минуту через диспетчера центрального пульта областного управления пожарной охраны был объявлен общий сбор подразделений гражданской обороны Куйбышевской области и пожарных гарнизонов Чапаевска, Новокуйбышевска и Сызрани. Всем офицерам пожарной охраны области, свободным от несения службы, было предписано немедленно прибыть в расположение своих частей и ждать дальнейших указаний.

Еще раньше о чрезвычайном происшествии в Тольятти по спецсвязи «ВЧ» было доложено в Москву. Заместитель начальника Главного управления пожарной охраны МВД СССР полковник И.Ф. Кимстач почти сразу же после этого тревожного сообщения выехал в аэропорт, а затем вылетел в Куйбышев рейсом 0 часов 50 минут. На месте катастрофы он был в 2 часа 50 минут ночи по местному времени, когда уже было объявлено о локализации пожара.

А тем временем концентрация сил и средств пожаротушения на заводе «Синтезкаучук» все нарастала. Стали прибывать первые подразделения из Сызрани, а чуть позже – из Новокуйбышевска и Чапаевска. В самый пиковый момент борьбы с огненной стихией на месте происшествия, согласно официальным отчетам, работало около 30 единиц специальной техники и 157 человек личного состава пожарной охраны, не считая более сотни человек заводского персонала, которые были заняты в основном на вспомогательных работах. В результате к 21 часу 25 минутам штаб пожаротушения констатировал, что общая площадь горения сократилась примерно до 1000 квадратных метров. В 22 часа было объявлено о локализации пожара. Это означало, что угроза дальнейшего распространения стихии по территории завода наконец-то отступила, и теперь в задачу огнеборцев входило лишь окончательное подавление пламени на руинах и в немногих оставшихся помещениях цехов ИП-5 и ИП-6.

О ликвидации пожара было объявлено только в 4 часа утра. К этому моменту большая часть оборудования и почти все конструкции цеха ИП-6 были уничтожены взрывом и высокой температурой пламени. Зато в цехе ИП-5 пожарным удалось отстоять от огня значительную часть производственных мощностей отделения полимеризации, а также почти все здешние строения и подсобные помещения. А благодаря своевременно поставленной водной завесе предотвращено воспламенение хранилищ с легковоспламеняющимися жидкостями в соседнем цехе ИП-4 (рис. 8-10).

Вину возложили на погибших

В течение нескольких дней после аварии заводчане и работники пожарной охраны разбирали завалы на месте сгоревшего цеха в поисках останков погибших людей. Как уже говорилось, нашли лишь незначительное количество разорванных взрывом и обгоревших тел работников цеха ИП-6. Опознать всех поименно по обугленным костям не представилось возможным, поэтому фамилии и должности всех погибших установили только через две недели методом исключения из официального списка персонала цеха. Их оказалось 13 человек. Хоронили найденные останки в закрытых гробах и без лишней огласки. На похоронах были только близкие родственники и чудом спасшиеся товарищи покойных.

Сегодня мы публикуем полный список жертв той страшной катастрофы на заводе «Синтезкаучук» 22 сентября 1981 года. Вот их имена.

Баландина Любовь Яковлевна, 1950 года рождения, аппаратчик.

Богачев Владимир Павлович, 1946 года рождения, начальник отделения дегазации цеха ИП-6.

Богданова Анна Ивановна, 1940 года рождения, аппаратчик.

Евдокимов Александр Иванович, 1951 года рождения, слесарь.

Костиков Николай Иванович, 1949 года рождения, слесарь.

Мельников Александр Александрович, 1957 года рождения, мастер отделения дегазации цеха ИП-6.

Неверова Татьяна Николаевна, 1949 года рождения, аппаратчик.

Павликов Александр Михайлович, 1956 года рождения, слесарь.

Сарычева Мария Ивановна, 1957 года рождения, аппаратчик.

Селиверстова Лилия Александровна, 1945 года рождения, начальник смены отделения дегазации.

Фомин Александр Дмитриевич, 1942 года рождения, начальник цеха ИП-6.

Хохлова Наталья Васильевна, 1956 года рождения, лаборантка.

Шадрин Евгений Григорьевич, 1937 года рождения, слесарь-чистильщик.

Кроме того, еще четверо работников завода в результате той аварии получили тяжелые травмы и были госпитализированы. В их числе:

Неключенко Виктор Алексеевич, 1949 года рождения, слесарь.

Репнякова Вера Ивановна, 1936 года рождения, аппаратчик.

Токмакова Вера Александровна, 1940 года рождения, аппаратчик.

Фролов Николай Васильевич, 1950 года рождения, слесарь.

Все эти пострадавшие прошли курс лечения и вскоре были выписаны из больницы. Однако Репнякова получила инвалидность 1-й группы, поскольку в момент аварии она получила открытую травму головы и перелом основания черепа, что относится к тяжким телесным повреждениям.

По факту взрыва и катастрофического по последствиям пожара на заводе «Синтезкаучук» прокуратурой Куйбышевской области было возбуждено уголовное дело. Однако вскоре после установления причин трагедии расследование по делу было прекращено, так как все лица, могущие быть виновниками несоблюдения технологической дисциплины, погибли во время аварии. Что касается разрушенного цеха ИП-6, то на его полное восстановление заводу понадобилось более года.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

Ерофеев В.В. Огнеопасный каучук. – В кн. «Вехи огненной Самары: от крепости до наших дней». Т. 3. Самара, тип. ООО «ИЦ «Книга». 2002, стр. 197-210.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара