При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Алкогольный пожар

Алкогольный пожар

Полвека назад в Новокуйбышевске произошла катастрофа с многочисленными человеческими жертвами

После открытия в конце 40-х годов крупных залежей «черного золота» в Куйбышевском Заволжье руководство страны приняло решение о строительстве в окрестностях областного центра нескольких крупных нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятий. В 1947 году на 1102-м километре железнодорожной линии Москва-Куйбышев были вбиты первые колышки на месте будущего поселка Ново-Куйбышевский, который с февраля 1952 года был преобразован в город Новокуйбышевск.

Взрывоопасный город

Осенью 1951 года вступила в строй первая очередь Новокуйбышевского нефтеперерабатывающего завода (рис. 1).

В это же время на соседней площадке полным ходом шло возведение еще одного предприятия, которое получило название «Куйбышевский завод синтетического спирта», или сокращенно – КЗСС (рис. 2).

И уже в процессе его строительства было ясно, что такое сосредоточение на относительно небольшой территории целой группы нефтехимических предприятий делает Новокуйбышевскую производственную площадку крайне пожаро- и взрывоопасной.

Еще за месяц до пуска первой очереди НПЗ для защиты здешних производств от возможных возгораний была создана 28-я отдельная военизированная пожарная команда (ВПК-28), в основном укомплектованная бывшими фронтовиками. Затем в декабре 1952 года Новокуйбышевский горисполком своим решением образовал городскую профессиональную пожарную часть № 15 (ВПК-15). Вскоре к ним присоединилась еще и ВПК-29, а в октябре 1954 года на их базе был организован 2-й отряд пожарной охраны (ныне 2-й отряд государственной противопожарной службы). В его ведении находился также и жилой сектор, но главным объектом для огнеборцев все же стали здешние промышленные предприятия.

Специально для охраны Куйбышевского завода синтетического спирта 15 января 1958 года была сформирована 18-я военизированная пожарная часть (ВПЧ-18). Свое первое серьезное боевое крещение она получила уже вскоре после своего создания, когда 10 апреля 1958 года в цехе № 3-4 КЗСС произошла авария с последующим взрывом на установке по очистке пирогаза. При этом, к счастью, обошлось без человеческих жертв, но были серьезно повреждены помещения и конструкции предприятия, а также технологическая аппаратура. Поскольку горения как такового в цехе не было, огнеборцы с последствиями аварии справились довольно быстро. При расследовании было установлено, что причиной инцидента стали нарушения технологического режима. В частности, на опасном производстве при попустительстве службы по технике безопасности применялись электродвигатели открытого типа, малейшее искрение которых в условиях загазованного помещения рано или поздно должно было привести к взрыву.

Но самое тяжелое происшествие за всю историю предприятия произошло спустя семь лет, о чем руководство области вынуждено было немедленно доложить в Москву по правительственной линии «ВЧ».

«Спецсообщение. Председателю Совета Министров СССР тов. А.Н. Косыгину. Совершенно секретно.

18 января 1965 года около 8 часов 20 минут в цехе № 3 Куйбышевского завода синтетического спирта в г. Новокуйбышевске в результате грубого нарушения правил ведения ремонтных работ произошел взрыв с последующим пожаром, повлекшим за собой большой материальный ущерб, разрушение заводских конструкций и человеческие жертвы. В момент взрыва погибло 9 человек, еще 3 человека получили тяжкие телесные повреждения, и около 30 человек – повреждения меньшей степени тяжести. Силами Управления пожарной охраны УВД Куйбышевского облисполкома к 10 часам возгорание было локализовано, а к 14 часам 30 минутам ликвидировано полностью. Предварительная сумма материального ущерба – более 500 тысяч рублей. По факту взрыва и пожара прокуратурой Куйбышевской области возбуждено уголовное дело, начато расследование.

Председатель Куйбышевского облисполкома И.Г. Балясинский».

Легкодоступная выпивка

Техническая справка. Производимый на предприятии этанол, или этиловый спирт – это тот самый известный всем продукт, который содержится в водке и других алкогольных напитках. В цехе № 3 Куйбышевского завода синтетического спирта в то время насчитывалось пять установок, внутри которых нефтепродукты в присутствии особого вещества, именуемого катализатором, превращались в упомянутый выше этанол. При этом в каждый момент времени в производственном режиме работали только четыре установки. Одну из пяти приходилось по очереди останавливать, чтобы заменить в ней тот самый катализатор, который в процессе выпуска спирта загрязнялся и переставал действовать. Конечно же, перед выгрузкой старого катализатора всю систему продували инертным газом и понижали внутри нее давление до атмосферного. Только после этого аппарат можно было открывать и проводить положенные работы.

Нужно заметить, что продукция, выпускаемая КЗСС, из-за большого содержания в ней вредных примесей в пищевой промышленности никогда не использовалась, а шла на другие химические предприятия, для которых этанол служит сырьем по выпуску многих других веществ и товаров. Но это не значит, что у работников предприятия, непосредственно причастных к выпуску столь вожделенной продукции, никогда не было искушения употребить внутрь хотя бы «граммульку» этого самого этанола.

Вот и в тот раз, во время проведения следствия по факту взрыва и пожара на КЗСС, к делу были приобщены показания рабочих, служащих и руководителей завода, которые признали, что хищение спирта на предприятии – явление практически ежедневное, причем совершаемое разными способами. Бутылку-другую чистого алкоголя (а то и канистру), здесь можно было украсть практически на любом этапе технологического цикла - например, отлить из емкостей, подготовленных к отправке потребителю. Договаривались на каких-то условиях и с лаборантами, которые ежедневно отбирали спирт из системы для проверки его соответствия ГОСТу. И при разгрузке аппаратов в них всегда находился некоторый объем спиртовых остатков. Наконец, в цехах не раз обнаруживались нелегальные врезки на внутризаводских трубопроводах, по которым спирт подавался на склад готовой продукции.

Неудивительно, что во время внезапных рейдов на КЗСС милиция каждый раз задерживала не менее 10-15 рабочих и служащих, которые пытались выйти через проходную предприятия с резиновыми грелками или хирургическими перчатками, наполненными под завязку спиртом и спрятанными под одеждой. Знатоки уверяли, что таким манером можно было за один раз вынести с завода от одного до двух литров хмельного зелья. Впрочем, немало заводчан не брали спирт домой, а пили его прямо на рабочем месте, благо, что под рукой всегда была заветная фляжка. Вот эта легкая доступность выпивки, как показало следствие, в тот январский день 1965 года и сыграла свою роковую роль в разыгравшейся трагедии.

 

Забытая инструкция

Вряд ли мастер по ремонту оборудования цеха № 3 завода синтетического спирта Анатолий Губанов в самом начале рабочего дня мог предположить, что его ремонтники приложатся к той самой фляжке уже ранним утром, непосредственно перед выходом на взрывоопасный объект. Во всяком случае, подписывая наряд-допуск бригаде слесарей, которые должны были приступить к замене катализатора в аппарате синтеза этилового спирта, он не стал к ним присматриваться и тем более принюхиваться, хотя по инструкции обязан был это сделать. А еще через несколько минут начальник смены цеха № 3 Александр Коновалов, увидев знакомый росчерк Губанова на бланке наряда-допуска, вслед за ним также поставил свою подпись на этом документе. Он тоже не обратил внимания (или не захотел обратить), что от слесарей явственно пахло алкогольным перегаром. Впоследствии Коновалов уверял, что не заметил столь явного нарушения инструкции потому, что в цехе в силу специфики производства буквально весь воздух пропитался этиловым спиртом.

Конечно же, оба руководителя среднего звена прекрасно знали о правилах проведения работ на взрывоопасном производстве категории «А» (высшая категория опасности), которая запрещала допускать сюда людей, если имелись хотя бы малейшие сомнения в их физическом состоянии. Кроме того, и Губанов, и Коновалов, согласно этой же инструкции, должны были лично пройти вместе с бригадой к нужной установке и на месте показать, какие здесь необходимо выполнить операции и в каком порядке. Но ничего такого ими сделано не было, поскольку их ждали неотложные дела, которых у руководителей небольшого ранга на любом сложном производстве по утрам всегда накапливается с избытком. Уже потом, во время расследования, было выяснено, что подобным же образом правила проведения ремонтных работ в цехе нарушались и за неделю, и за месяц, и за год до трагического случая, однако до поры до времени все обходилось, пока на заводе не грянул гром в прямом смысле этого слова.

Если кто работал на больших производствах, пусть даже и не на таких пожароопасных, как завод синтетического спирта, тот знает, что различных нудных инструкций на каждом из них существует очень много. Такие документы при выполнении работ требуют от исполнителей соблюдения ежедневного определенного порядка, который со стороны выглядит совершенно ненужной формальностью, а опытных работников с годами начинает даже раздражать. Но сотрудники отделов по технике безопасности прекрасно знают: именно по причине невыполнения таких инструкций и происходит львиная доля несчастных случаев, катастроф и человеческих смертей на производстве.

Именно это и случилось на КЗСС утром 18 января 1965 года. Ремонтная бригада в составе слесарей Виктора Беляева, Александра Лепского, Михаила Черникова и Георгия Носкова, получив от начальника смены наряд-допуск для работы на установке № 4, направилась в зал синтеза этанола. Здесь бригада разделилась: первые два слесаря пошли в компрессорную, чтобы поставить заглушки на газопровод, а Черников и Носков – в другой конец зала, где они должны были развинчивать фланцы на аппарате синтеза. И вот здесь они допустили роковую ошибку: вместо того, чтобы начать работу на установке № 4, давление внутри которой к тому моменту аппаратчики уже снизили до атмосферного, слесари принялись снимать фланцы на установке № 3, где полным ходом шел синтез этанола.

Такая путаница, по мнению следствия, стала возможна по двум причинам. Во-первых, рабочие оказались нетрезвыми, и с пьяных глаз не смогли отличить работающий аппарат от неработающего. Во-вторых, руководители смены наплевательски отнеслись к инструкции, и в то утро даже не сочли нужным проконтролировать работу ремонтников.

 

Погибли от спирта

Свою ошибку Черников и Носков поняли только в тот момент, когда из штуцера аппарата неожиданно для них вдруг ударила обжигающая спиртовая струя. Слесари попытались было поставить фланец на место, но все их усилия оказались напрасными. Давление внутри аппарата было настолько высоким, что штуцер моментально сорвало, и все помещение в течение считанных минут доверху заполнилось перегретыми спиртовыми парами. Со всех сторон зала к аварийной установке стали сбегаться рабочие, и в этот момент весь громадный объем скопившейся в цехе спирто-воздушной смеси неожиданно для всех взорвался.

Следствие так и не смогло выяснить, где именно на территории цеха проскочила та роковая искра, от которой в доли секунды вспыхнули тонны спирта, растворенного в воздухе. Сила взрыва оказалась такой, что злосчастная установка № 3 оказалась почти полностью уничтоженной, а стальные и железобетонные конструкции, расположенные в радиусе 50 метров от места аварии, обрушились частично или полностью. В цехе начался сильнейший пожар, который можно назвать алкогольным в прямом смысле этого слова - ведь здесь повсюду горел этиловый спирт. Нерадивые слесари Черников и Носков погибли от огненного смерча уже в первые секунды катастрофы, а вместе с ними – еще семеро рабочих цеха. Их имена сегодня публикуются впервые: это старший аппаратчик П.И. Титков, аппаратчики С.П. Карпухин, В.Г. Пегов и А.А. Шабалдина, механик Г.Г. Юденков, шофер Ф.В. Паксюткин, маляр Л.С. Хвостовец. Тяжкие телесные повреждения получили рабочие Д.И. Иванов, П.В. Красильников и Е.Н. Уткина, и еще около 30 человек отделались сравнительно легкими ожогами и травмами.

Горящий спирт, разлившийся из трубопроводов и емкостей, мог превратить значительную часть предприятия в сплошное пылающее море, и эта угроза оставалась до тех пор, пока рабочие ценою своей жизни не перекрыли вентили и заглушки в нужных местах. К тому моменту для тушения пожара на КЗСС уже были стянуты более 30 пожарных экипажей не только из Новокуйбышевска, но также из областного центра и Чапаевска. Ситуацию удалось взять под контроль только через три часа после аварии, а к середине дня 18 января последние очаги огня на заводе были полностью подавлены.

 

Секретная авария

Во время следствия по факту катастрофы была назначена судебно-медицинская экспертиза останков погибших, которая дала заключение, что бригада слесарей перед началом работ на взрывоопасном объекте действительно распивала этиловый спирт. В качестве обвиняемых по данному уголовному делу прокуратура привлекла мастера по ремонту оборудования Губанова и начальника смены Коновалова, которые в нарушение инструкций перед работой не проконтролировали действия ремонтников. В судебном заседании обоих признали виновными по ч.2 ст. 216 УК РСФСР (нарушение правил безопасности на взрывоопасных предприятиях, повлекшее тяжкие последствия). Губанов был приговорен к лишению свободы на два года в колонии общего режима, а Коновалов – к году исправительных работ с выплатой 20% заработка в доход государства.

Как это обычно бывало в советское время, о катастрофе на новокуйбышевском предприятии в средствах массовой информации в то время не появилось ни строчки. Все материалы следствия по этому делу тогда же были засекречены, и лишь в последние годы они стали доступны для исследователей.

Что же касается работы завода синтетического спирта, то разрушенная установка № 3 через полгода уже снова выдавала свою продукцию. За это время на предприятии были резко усилены меры против хищений и распития спирта на рабочем месте, что дало свои результаты. Небольшие аварии здесь не раз случались и в дальнейшем, но размеров катастрофы они больше не достигали. А в постсоветское время завод был акционирован, и теперь на его основе здесь существуют два предприятия: ОАО «Самарский завод синтетического спирта» и ОАО «Этанол».

Валерий ЕРОФЕЕВ.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу