При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

«Подарок» партийному съезду

Открывшийся 22 февраля 1981 года XXIV съезд КПСС оказался последним партийным форумом, на котором выступал тогдашний Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев. А поскольку на следующий день вся страна собиралась отмечать День Советской Армии, то по давней традиции во всех учреждениях и организациях женщины поздравляли мужчин. То же самое происходило и в Управлении исправительно-трудовых учреждений (УИТУ) Куйбышевского облисполкома. И никто в те минуты ещё не знал, что празднество станет причиной одного из самых грандиозных пожаров в истории областного центра (рис. 1).

Дорогой Леонид Ильич

Поначалу всё шло как всегда. Во второй половине дня по поводу предстоящего праздника сотрудники УИТУ (ныне ГУФСИН по Самарской области) собрались в кабинете начальника политотдела. Помещение это располагалось на пятом, самом верхнем этаже здания, а сам хозяин кабинета в тот момент был в отпуске. Как и положено, во время мероприятия зачитывались поздравления, вручались цветы и подарки, играла музыка.

Но тут обнаружилось одно обстоятельство: проведению торжественной церемонии мешал телевизор, с экрана которого Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев зачитывал свой отчетный доклад. Выключить аппарат совсем было неудобно – все-таки шла прямая трансляция о крупнейшем политическом событии страны. И тогда кто-то из присутствующих поступил проще: до предела убавил у телевизора звук, чтобы голос генсека не заглушал поздравительные выступления сотрудников, хотя прибор при этом и оставался включенным в сеть (рис. 2-4).

Вскоре торжественная церемония завершилась, а все ее участники разошлись по рабочим местам. Однако никто при этом не заметил, что злополучный телевизор со стабилизатором, оставшийся без присмотра в запертом кабинете начальника политотдела управления, по-прежнему работал. Некому было его выключить и после того, как закончился рабочий день, и все сотрудники УИТУ разошлись по домам. Но это была обычная советская аппаратура, быстро перегревающаяся от непрерывной многочасовой работы. В результате среди ночи телевизор воспламенился, что и стало причиной серьезного пожара в здании УИТУ.

Забегая вперед, нужно сказать, что впоследствии при разборе завалов на месте происшествия удалось обнаружить обгоревшие остатки телевизионного стабилизатора, а также некоторые части самого телевизора. Примечательно, что все это было найдено отнюдь не на пятом этаже здания УИТУ, а на втором, куда приборы провалились сквозь огромные прогары в перекрытиях. Все остатки скрупулезно изучили эксперты-электротехники, которые затем дали однозначное заключение: именно перегревшиеся телевизор и стабилизатор и стали причиной возгорания.

Как это ни странно, но дежурные офицеры УИТУ не смогли вовремя заметить дыма и пламени. Факт остается фактом: на пульт областного УПО сигнал о пожаре в здании УИТУ поступил не от дежурных, а от водителя случайного такси, который в поздний час проезжал по улице - и неожиданно для себя увидел языки пламени, вырывающиеся из окон пятого этажа. Он стал ломиться в дверь официального учреждения, причем ему долго никто не открывал. Лишь после того, как на улицу вышел дежурный и убедился, что в дверь стучит вовсе не пьяный хулиган, а наоборот, его невольный спаситель, наконец-то поступил звонок по номеру «01». Уже через несколько минут к пылающему зданию стали прибывать пожарные подразделения.

 

«Я прыгну вниз»

Когда огнеборцы уже вступили в борьбу с огнем, а на месте происшествия стали собираться руководители УПО, выяснилось, что к моменту обнаружения пламя уже успело далеко уйти от очага воспламенения внутри здания УИТУ, которое, выражаясь профессиональным языком, в то время имело недопустимо низкую устойчивость при пожаре. Никому не было точно известно, насколько большую площадь огонь успел охватить ко времени приезда пожарных.

В результате разведки выяснилось, что по коридорам и по внутренним перекрытиям пламя уже сумело добраться до соседнего здания, где располагалось облУВД. К тому моменту на месте пожара уже находились начальник областного управления пожарной охраны полковник Николай Иосифович Кириленко и только что назначенный на эту должность начальник УВД Куйбышевского облисполкома генерал-майор Василий Фёдорович Шарапов. О дальнейших событиях, происходящих в здании УИТУ УВД Куйбышевского облисполкома в ночь на 23 февраля 1981 года, автору этих строк рассказал полковник внутренней службы Анатолий Константинович Карпов, который в феврале 1981 года работал в должности заместителя начальника областного управления пожарной охраны УВД Куйбышевского облисполкома (рис. 5-7).

- Мы с Кириленко еще раз отправились по этажам с целью уточнения обстановки в наиболее опасных точках пожара, - продолжил свой рассказ Анатолий Карпов. - В первую очередь мы со стороны двора поднялись в конференц-зал, и тут же увидели, что с потолка этого помещения во многих местах выбиваются дым и пламя. И едва лишь мы успели убедиться, что обстановка в конференц-зале и в самом деле складывается критическая, как здесь прямо на наших глазах произошло обрушение перекрытия. Объем рухнувших конструкций был таким, что ударной волной нас с Кириленко буквально выбросило в дверной проем. Однако серьезных травм мы не получили, быстро сумели отдышаться и снова включились в борьбу с огнем.

Тут же Кириленко приказал мне возглавить самый сложный участок тушения пожара – чердак и крышу корпуса УИН, в том месте, где они переходят на здание областного УВД. Здесь необходимо отметить, что огонь дошел до конференц-зала только по внутренним перекрытиям, а вот пробраться на самые верхние точки горящего объекта он, на наше счастье, к тому времени еще не успел. Поэтому главной задачей пожарных, которые в тот момент сражались с огненной стихией на крыше и на чердаке, было отсечение пламени от еще неповрежденных конструкций, чтобы ни в коем случае не пропустить его на кровлю областного УВД.

Борьба с огнем на верхнем этаже и на чердаке всего корпуса оказалась очень сложной, и временами пожарным казалось, что стихия вновь набрала силу, и уже через минуту-другую они окажутся просто не в состоянии сдерживать ее наступление. В один из таких моментов Карпов, по его словам, сказал Кириленко: «Если нам не удастся справиться с огнем, и он все-таки уйдет в здание облУВД, то я сразу же прыгну вниз и разобьюсь, так как это дело моей профессиональной чести, и я потом просто не смогу смотреть людям в глаза. Кириленко, помню, в ответ мне ничего не сказал, только махнул рукой».

 

Новую трагедию предотвратить не смогли

Впрочем, судьба тогда оказалось милостива к руководителям областной пожарной охраны. Уже вскоре им стало понятно, что пламя отступает, и, стало быть, верхние этажи все-таки удалось отстоять. Однако и это была еще не победа. Даже после ликвидации открытого огня на чердаке и на крыше внутри пустотного здания УИТУ сохранилось множество скрытых очагов горения, которые затем пришлось до самого утра тщательно разыскивать и подавлять (рис. 8-10).

Представьте себе картину: бойцы заливают пламя водой, уже вроде бы нигде нет огня, а пробьют стену – и видят, что внутри она вся горит. Пожарные начинают ее тушить, опять заливают пламя, а тут новый сигнал – уже из другой стены наружу вырываются дым и огонь. И все это продолжалось в течение нескольких часов подряд, пока огнеборцам не удалось окончательно подавить все скрытые очаги пламени. А если бы этого не было сделано, то огонь в каждом из таких тлеющих участков рано или поздно обязательно бы набрал силу, и снова превратился бы в мощный пожар.

После этого инцидента с причинами чрезвычайного происшествия в УИТУ разбирались множество проверяющих, в том числе и комиссия МВД СССР. Ряд руководителей и непосредственные виновники пожара понесли наказание, вплоть до увольнения из органов внутренних дел. Здесь еще нужно сказать, что февральские события 1981 года сразу же заставили руководство УВД по-иному взглянуть на противопожарную обстановку в своих зданиях, причем выводы из этого происшествия были сделаны совершенно правильные. Областные и городские власти срочно изыскали необходимые средства, и уже вскоре это здание подверглось серьезной реконструкции. Весь корпус УИТУ был выведен из эксплуатации на довольно длительное время, деревянные перекрытия на всех этажах строители заменили бетонными, а в большинстве кабинетов поставили гипсовые стены.

Кстати, когда реконструкция здесь уже заканчивалась, руководители областной пожарной охраны настоятельно советовали тогдашнему начальнику облУВД перейти в обновленный корпус, чтобы на время освободить здание милиции и дать возможность ремонтникам заменить и в нем перегородки и перекрытия, тем самым сделав его устойчивым при пожаре. К сожалению, тогда к ним не прислушались. И если бы еще в 1981 году в здании Куйбышевского облУВД тоже была бы произведена противопожарная реконструкция, как и в УИТУ, то в Самаре не было бы трагедии 10 февраля 1999 года, когда полностью сгорело здание областной милиции, и в огне погибло 57 человек.

 

Справка

Здание ГУФСИН по Самарской области (Самара, улица Куйбышева, 42) ранее составляло одно целое с печально известным зданием ГУВД по Самарской области, которое было целиком уничтожено в результате катастрофического пожара 10 февраля 1999 года. Оно было возведено в нашем городе по заказу облисполкома в середине 30-х годов одновременно с несколькими другими официальными объектами (Дом промышленности, Дом сельского хозяйства, Дом связи и другие), которые впоследствии использовались для размещения в них многочисленных советских учреждений.

Уже в ходе проектирования и строительства в конструкцию этих зданий были заложены непродуманные строительные решения (деревянные перекрытия, легкосгораемые утеплители, недостаточное количество путей эвакуации, и так далее), что в те годы объясняли экономией средств на их возведение. Но именно по указанной причине пожарная инспекция впоследствии занесла перечисленные здания в список объектов повышенной опасности, особенно во время возгорания. По заключению экспертов, названные конструктивные недостатки стали одной из главных причин быстрого распространения пламени и гибели людей в Самарском ГУВД 10 февраля 1999 года. Расположенное с ним «стенка в стенку» здание ГУФСИН в этот раз удалось отстоять от огня (рис. 11-17).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

Ерофеев В.В. В объятиях огненной стихии. – В кн. «Ремесло окаянное», Самара. Тип. ФГУП ИПК «Ульяновский Дом печати», 2004, стр. 458-461.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу