При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Бузулукский бор

На географической карте России, на границе Самарской и Оренбургской областей, можно увидеть зеленый треугольник – Бузулукский бор. Этот треугольник – совсем не родственник всемирно известному Бермудскому, хотя бы потому, что расположен он не среди морских просторов, а далеко в глубине Евроазиатского континента. Здесь, в долине реки Самары, раскинулся самый большой в мире сосновый массив, со всех сторон окружённый степями (рис. 1-5).

Тайга среди степей

Если ехать со стороны райцентра Похвистнево в южном направлении, то уже на подъезде к селу Соковнинка вы увидите далеко впереди себя стену зеленого леса. Это и есть северная окраина Бузулукского бора, крупнейшего в Европе участка настоящей тайги (общая площадь – свыше 110 тысяч гектаров), со всех сторон окруженного степями засушливого Заволжья, где резко повышена вероятность ветровой эрозии почв. Бузулукский бор - своеобразный лесной оазис в краю степных просторов Заволжья, настоящий таежный форпост на юго-востоке Европы.

Именно через эти места с территории Казахстана и Средней Азии в летнюю пору мчатся жаркие ветры, которые своим иссушающим дыханием способны уничтожить все посевы на сотни километров вокруг. Но на полпути они встречают Бузулукский бор, о который и разбиваются, словно о неприступную стену. Могучие сосны своими корнями скрепляют здешние песчаные почвы, не дают им взлететь на воздух при первом же порыве пыльной бури.

Этот огромный массив настоящих сосновых лесов раскинулся в засушливом Заволжье, на границе Оренбургской и Самарской областей. Впечатление он создает такое, словно кто-то гигантскими ножницами вырезал треугольный кусок тайги и перенес его на обширное пространство в долину реки Самары, между городом Бузулуком и селом Борским. «Бор-уникум», «жемчужина Заволжья», «бриллиант среди степей» - все эти поэтические эпитеты даны интереснейшему участку нашей природы – Бузулукскому бору (рис. 6-8).

Огромным зеленым островом среди степей стоит этот лес. В отдаленном прошлом Бузулукский бор соединялся с массивами приволжских лесов (Ставропольским, Узюковским, Муранским и другими борами) цепочкой сосновых островков, располагавшихся по реке Самаре. В результате усиленных рубок сосны в степных районах царской России Бузулукский бор занял островное положение, тяготея к обширной впадине, прорезаемой в этих местах рекой Боровкой с ее многочисленными притоками.

В Бузулукском бору мы найдем уголки самых разных природных регионов страны: тенистого широколиственного леса – дубравы и северной тундры, глухой тайги и знойной ковыльной степи. Совсем недалеко от низин, где таятся сфагновые болота, можно встретить ручейки с чистой прохладной водой, в которых еще совсем недавно водились и форель, и выхухоль (а может быть, где-то в здешней глуши они есть и до сих пор). Здесь соседствуют папоротники и тундровый мох ягель, домовитые бобры и быстрые лоси и косули. Около 700 видов растений и более 200 видов птиц и млекопитающих выявлено учеными в Бузулукском бору (рис. 9-16).

Но основной «житель» бора – это, конечно же, сосна. Здесь не редкость патриархи возрастом более чем в 300 лет и высотой в 20-30 метров. Опытный лесовод по внешнему виду дерева и грунта под ним сразу определит, какая здесь почва и каково количество древесины. Например, в квартале № 66 травяной покров пышнее, и чернозема в почве побольше. Сказывается близость реки Боровки. Потому и древесина у здешних сосен крупнослойная, рыхлая (так называемый «мяндач»), и по причине низкого качества ее не особенно жалуют рабочие, имеющие дело с обработкой дерева (рис. 17-19).

А вот в кварталах № 81 и № 89 – свежие, хорошо дренированные почвы. Местные сосны имеют мелкослойную, плотную, так называемую кондовую древесину. Говорят, стоит по такому дереву ударить обухом топора – звон по округе пойдет на многие версты. Деревообработчики считают, что лучше «кондача» не может быть ни одного сорта древесины. Да и дома, срубленные из него, простояли уже не один век.

За лесной завесой

Еще в 1903 году в Бузулукском бору по предложению известного лесовода Георгия Федоровича Морозова было организовано Боровое опытное лесничество, главным лесничим которого был назначен в то время Андрей Петрович Тольский. Под его руководством здесь разрабатывались различные способы возобновления сосны на обширных пустырях и гарях, образовавшихся в центральной части бора после гигантского верхового пожара в 1879 году. А.П. Тольским и Д.В. Широковым были также осуществлены ставшие классическими работы по агротехнике выращивания сеянцев сосны в питомниках. В течение четырех десятилетий (с 1911 по 1917 – А.П. Тольским, с 1927 по 1932 г.г. – Е.Д. Годневым, с 1947 по 1950 г.г. - М.А. Красновым) в бору проводились стационарные наблюдения за плодоношением сосны (рис. 20-24).

Выдающийся русский советский биогеоценолог, академик В.Н. Сукачев, провел здесь капитальные работы по исследованию типов сосновых насаждений. Вопросами защиты леса и изучения его вредителей занимались в Бузулукском бору Михаил Николаевич Римский-Корсаков (рис. 25)

и Пётр Артемьевич Положенцев. А водоохранную роль местных сосновых насаждений фундаментально исследовали А.П. Тольский и С.Д. Охлябинин.

Само существование Бузулукского бора в жестких условиях сухой степи стало возможным прежде всего благодаря реке Боровке, роль которой в формировании лесного ландшафта сказывается очень заметно. Маловодная и спокойная летом, Боровка во время весеннего паводка размывает берега, иногда прокладывая новые русла через лесные насаждения. Но сосны надежно закрепляют стихию песков на территории, охватывающую примерно 600 квадратных километров.

Климат бора, по мнению метеорологов, представляет собой как бы постоянную арену борьбы двух противоположных начал: умеренного и сырого климата с сухим материковым. Количество выпадающих над бором годовых осадков составляет от 785 до 287 миллиметров, и соответственно осадков за вегетационные периоды (май-сентябрь) – от 101,9 до 469,8 миллиметров. Велики и температурные колебания: максимумы температур колеблются в пределах от 34 до 37 градусов выше нуля, а минимумы – от 38 до 42 градусов мороза. Таким образом, колебания крайних температур превышают 90 градусов.

В бору обитают многие представители животного мира, среди которых преобладают типичные виды лесной фауны. Но здесь в то же время встречаются и характерные представители степей – большой суслик, пищуха, светлый хорь, а из птиц – такие редкие виды, занесенные в Красную книгу России, как орел-беркут, скопа, черный аист, летучая мышь гигантская вечерница, и другие (рис. 26-32).

С увеличением антропогенного влияния в бору и в связи с насыщением лесного хозяйства техническими и транспортными средствами животный мир бора беднеет, за исключением некоторых видов фауны. Например, в послевоенные 40-е годы ХХ века поголовье лосей возросло до таких пределов, что в интересах лесного хозяйства потребовалось проводить мероприятия по снижению их численности. Одновременно в те же годы в бору снизилось количество косуль.

Также заметно упала численность полезного для развития и роста сосны барсука, поедающего в больших количествах личинок пластинчатоусых жуков, особенно майского и других хрущей. Резко колеблется по годам и численность типичного обитателя бора зайца-беляка, а также белки. В 40-е – 50-е годы здесь почти полностью был истреблен волк, однако в 70-е – 80-е годы в бору регистрировались волчьи семьи. Несмотря на заповедный режим, с 40-х годов здесь уменьшается и численность боровой дичи – глухаря и тетерева. В настоящее время в бору обитает около 40 видов млекопитающих, 144 вида птиц, 8 видов пресмыкающихся и более 20 видов рыб.

Для сохранения бора

Еще в 1974 году Бузулукский бор был разделен на 14 лесничеств. Из них 11 были подчинены непосредственно объединению, а еще три – через Бузулукский лесхоз-техникум. В состав объединения входили также цех ширпотреба, занимавшийся промышленным производством, и машинно-тракторные мастерские, которые ремонтировали всю технику объединения. В начале 60-х годов было завершено облесение всех гарей, с 1948 по 1973 годы создано свыше 26 тысяч гектаров культур сосны, то есть более 80 процентов от всей площади культур, имеющихся в бору.

В большинстве лесничеств разрыв между рубкой леса и лесовосстановлением ликвидирован. В 70-е годы все большее значение в бору приобрели рубки ухода за лесом и санитарные рубки. За 10 лет объем их увеличился более чем в два раза (с 29,8 тысяч кубометров в 1963 году до 67 тысяч кубометров в 1973 году). Для уничтожения лесных насекомых-вредителей (майский хрущ, подкорный сосновый клоп, непарный шелкопряд, златогузка, звездчатый ткач, и другие) в бору ведется систематический надзор за их распространением и активная химическая и биологическая борьба с ними. В отдельных очагах вредителей ежегодно развешивают сотни гнездовий для птиц, и на площади свыше 10 тысяч гектаров учтены муравейники (рис. 33-38).

Ученые уже давно предупреждали всех о повышенной пожарной опасности в Бузулукском бору, особенно летом, когда сильно высыхает верхний слой лесной подстилки. Об этом должен помнить каждый, кто по долгу службы или во время отдыха приезжает в здешние места. Одной спички бывает порой достаточно, чтобы погубить огромный лесной массив, как это было, например, при самом крупном верховом пожаре в 1933 году, когда в течение всего лишь нескольких часов огнем было уничтожено две тысячи гектаров спелого сосняка. А теперь представьте, что же может произойти, если вдруг в бору снова начнется нефтедобыча, чего, кстати, не перестают добиваться разведчики недр.

Поскольку в Бузулукском бору возможность пожаров очень высока, поэтому здесь необходимо иметь соответствующую материально-техническую базу для быстрого обнаружения и ликвидации лесных пожаров. В бору насчитывается девять пожарно-наблюдательных вышек, из которых шесть металлических 41-метровой высоты. Технические средства подавления огня сосредоточены на семи пожарно-технических станциях, оснащенных пожарными автомашинами, ранцевыми опрыскивателями, лопатами, бензопилами, зажигательными аппаратами и другим противопожарным инструментом, а также тракторным и автомобильным парком, который может в любое время переключиться на тушение лесных пожаров (рис. 39-44).

Сохранение бора-уникума – важнейшая задача, и не только в масштабах страны, но и в рамках мировой экологической программы. Понимая, что стопроцентная неприкосновенность этого памятника природы возможна только при условии его полной заповедности, в 2006 году правительство России своим постановлением объявило территорию Бузулукского бора национальном парком федерального значения (рис. 45-47).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

Дополнения

Выдержки из брошюры «Бузулукский бор. Обзор». М., издание Центрального бюро научно-технической информации лесного хозяйства, 1974.

Среди открытых степей, на границе Самарской и Оренбургской областей, расположен Бузулукский бор, общая площадь которого 111,1 гектара. Этот ценнейший лесной массив имеет важное народнохозяйственное и мелиоративное значение. Он был отмечен в правительственном решении от 20 октября 1948 года. В 1949 году Бузулукский бор был отнесен к лесам особого значения, в нем установлен особый режим хозяйства и организовано Управление лесного хозяйства республиканского подчинения.

Еще в 1903 году в Бору был организовано Боровое опытное лесничество – одно из первых в России опытных лесничеств, которое реорганизовали в1931 году в Боровую лесную опытную станцию, входящую в систему ВНИИЛМа.

Виднейшие русские лесоводы: Г.Ф. Морозов, В.Н. Сукачев, А.П. Тольский, П.Л. Земятченский, Е.М. Ткаченко, М.Н. Римский-Корсаков, С.И. Ванин и другие проводили исследования в Бузулукском бору. Благодаря их работам этот массив стал широко известен не только у лесоводов нашей страны, но и за рубежом, как один из рычагов отечественного лесоводства и лесного опытного дела.

За последние полтора века в Бузулукском бору созданы весьма разнообразные по составу, густоте, форме и технике их производства лесные культуры. Завершена длительная разработка оригинальной системы группово-постепенных рубок в сухих сосняках бора.

Интерес к этому уникальному памятнику природы возрос в свете совместного постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР 1972 года «Об усилении охраны природы и улучшения использования природных ресурсов». Стала более значимой роль Бузулукского бора как школы стационарного лесоводственного опыта в пристепной зоне.

Продолжательницей и преемницей научных работ Андрея Петровича Тольского является Боровая опытная станция, вступившая в 1974 году в восьмое десятилетие своей деятельности.

Общие сведения о Бузулукском боре

Существование Бузулукского бора в жестких условиях сухой степи возможно прежде всего благодаря его приуроченности к песчаным образованиям со свойственными им специфическими особенностями гидрологического режима.

В отдаленном прошлом Бузулукский бор соединялся с массивами приволжских боров (Ставропольским, Узюковским и другими) цепочкой сосновых островков, располагавшихся по реке Самаре. В результате постоянного сокращения хвойных насаждений в степных районах царской России Бузулукский бор занял островное положение, тяготея к обширной впадине, прорезаемой рекой Боровкой с ее многочисленными притоками.

Активная роль этой реки в формировании борового ландшафта и в настоящее время сказывается довольно заметно. Маловодная и спокойная в меженный (летний) период, Боровка во время паводка интенсивно размывает берега, иногда прокладывая новые русла через лесные насаждения. Сосновые насаждения бора надежно закрепляют стихию песков на территории, охватывающую примерно 600 квадратных километров.

Со строение песчаных террас в пределах бора можно хорошо познакомиться на Боровой опытной станции, расположенной на второй надпойменной террасе, на правом берегу реки Боровки, почти на границе с первой. Первая надпойменная терраса возвышается на 4-5 метров над меженным уровнем Боровки. В особо влажные годы пониженные участки ее могут заливаться водой. Эта терраса высоким уступом переходит на вторую надпойменную террасу, которая лежит выше уровня реки на 9-15 метров. Вторая надпойменная терраса сменяется третьей (20-35 метров). Все террасы сложены средне- или мелкозернистыми желтовато-бурыми песками, содержащими значительное количество полевых шпатов и других минералов, определяющих повышенное потенциальное плодородие почв. Пески легко проницаемы для воды, в метровом слое они удерживают не более 70-80 миллиметров влаги.

Пески не только интенсивно поглощают влагу, но из-за слабой капиллярности хорошо сохраняют ее от испарения. Именно поэтому, несмотря на засушливость климата, в песках возможно образование значительных запасов грунтовых вод за счет атмосферных осадков.

Зеркало грунтовых вод под песками имеет прямолинейную форму с некоторым уклоном в сторону дренирующей реки. Вследствие таких особенностей положения грунтовых вод глубина их залегания определяется рельефом местности. На первой террасе и в понижениях второй грунтовые воды обычно стоят в 4-5 метрах от поверхности и выше. Под возвышенными местоположениями уровень грунтовых вод вскрывается только с глубины 6-7 метров и более. Рельеф песков и глубина залегания грунтовых вод – основные факторы, определяющие растительный и почвенный покров, а также рост и устойчивость древостоев бора.

На левом берегу Боровки террасы слабо выражены. Пойма на небольшом расстоянии от реки сменяется первой и второй надпойменными террасами, в пределах которых пески наибольшей мощности подстилаются близко к поверхности мергелистыми суглинками. Эти суглинки являются хорошим водоупором: на них скапливается верховодка, уровень которой располагается неглубоко от поверхности почвы, и потому влагообеспеченность сосны здесь вполне удовлетворительная.

По природным (типологическим) особенностям лесные сообщества бора довольно разнообразны. Наиболее полная классификация типов его леса, используемая и поныне в практике лесного хозяйства, было сделана академиком В.Н. Сукачевым в начале 30-х годов ХХ века. Он выделил в Бузулукском бору 17 типов сосновых насаждений и 4 лиственных. Типы сосняков бора объединены им в производственных целях в четыре отдельные группы.

К первой группе отнесены лишайниковые сосняки, занимающие наиболее возвышенные элементы дюнных всхолмлений с малогумусными песчаными почвами. Естественное возобновление сосны здесь особенно затруднено, а культуры сосны наименее устойчивы и надежны. Этот тип леса распространен в бору незначительно (около 1 процента площади всех сосняков). А наибольшую площадь (65 процентов) занимают типы, входящие в группу мшистых боров.

Дерново-боровые, в разной степени гумусированные почвы позволяют произрастать сосне по преимуществу второго бонитета. Естественное возобновление имеет групповой характер и при соответствующих приемах лесоэксплуатации может сохранять сосну на этих территориях при рубке материнского полога.

Около четверти насаждений занимают разности так называемых «сложных боров». Они приурочены к позициям, на которых песчаные почвы вблизи поверхности подстилаются пестро-цветными мергелями пермского яруса. Характерным для сосновых насаждений здесь является наличие в них второго яруса из низкобонитетного дуба, липы и других лиственных пород. При рубках, как правило, наблюдается смена сосны лиственными деревьями, и для возвращения ее необходимы специфические лесокультурные приемы (коридорные посадки или групповые культуры среди поросли лиственных).

Последняя, четвертую группу, площадь которой занимает всего 1/9 часть общей площади сосняков, составляют травяные (по В.Н. Сукачеву), ложно-травяные боры, располагающиеся в долине Боровки, а также на припойменных территориях существующих или исчезнувших речек и ручьев. Темноцветные аллювиальные почвы этих позиций в бору являются оптимальными для развития сосны и позволяют выращивать высокобонитетные древостои.

Значительную роль в хозяйстве бора играют пожары. В течение 150 лет площади, на которых когда-либо происходили пожары, достигли 80 тысяч гектаров. При этом площадь сосновых насаждений в бору составляет всего около 40 тысяч гектаров, и, следовательно, они были пройдены огнем за это время в среднем два раза. Самооблесение сосной площадей обширных гарей – процесс очень медленный, продолжающийся без вмешательства человека многие десятилетия.

Благотворно климатическое влияние Бузулукского бора на прилегающие поля, оно усиливается полезащитными полосами на землях хозяйств, окружающих бор. Наряду с защитно-климатической ролью массив имеет серьезное значение для степных районов юго-востока Европейской части России как производитель древесины, общие запасы которой составляют около 15 миллионов кубометров.

Климат бора, по мнению метеорологов, представляет собой как бы постоянную арену борьбы двух противоположных начал: умеренного и сырого климата с сухим материковым. Количество выпадающих над бором годовых осадков составляет от 785 (1926 год) до 287 (1923 год) миллиметров, и соответственно осадков за вегетационные периоды (май-сентябрь) – от 101,9 (1921 год) до 469,8 (1926 год).

Велики и температурные колебания: максимумы температур колеблются в пределах от 34 до 37 градусов выше нуля, а минимумы – от 38 до 42 градусов мороза. Колебания крайних температур превышают 90 градусов (от +42,2 градуса в 1928 году до -49,5 градуса в 1940 году).

Неравномерность и цикличность климатических элементов определяют резкое изменение в бору гидрологического режима (по годам), а также влияют на периодичность «взрывов» естественного возобновления сосны, вызывают изменения в состоянии лесных культур.

В бору обитают многие представители животного мира, среди которых преобладают типичные виды лесной фауны. Но здесь в то же время встречаются и характерные представители степей – рыжеватый суслик, пеструшка, светлый хорь, а из птиц – такие редкие виды, занесенные в Красную книгу России, как орел-беркут, скопа, черный аист и другие.

С увеличением населения в бору и в связи с насыщением лесного хозяйства техническими и транспортными средствами животный мир бора беднеет, за исключением некоторых видов фауны. Например, в послевоенные 40-е годы ХХ века поголовье лосей возросло до таких пределов, что в интересах лесного хозяйства потребовалось проводить мероприятия по снижению их численности. Одновременно в те же годы в бору снизилось количество косуль. Также заметно упала численность полезного для развития и роста сосны барсука, поедающего в больших количествах личинок пластинчатоусых жуков, особенно майского и других хрущей. Резко колеблется по годам и численность типичного обитателя бора зайца-беляка, а также белки. В 40-е – 50-е годы здесь почти полностью был истреблен волк, однако в 70-е – 80-е годы в бору регистрировались волчьи семьи. Несмотря на заповедный режим, с 40-х годов здесь уменьшается и численность боровой дичи – глухаря и тетерева.

В 30-е годы в бору проводились работы по обогащению его фауны. Так, с Дальнего Востока завозились пятнистые олени и енотовидные собаки. Однако опыт акклиматизации этих животных оказался неудачным. Более успешно прошло расселение бобра в водоемах бора. В настоящее время в бору обитает около 40 видов млекопитающих, 144 вида птиц, 8 видов пресмыкающихся и более 20 видов рыб (по Я.Г. Даршкевичу, 1953).

В 1974 году Бузулукский бор был разделен на 14 лесничеств. Из них 11 были подчинены непосредственно объединению, а еще три – через Бузулукский лесхоз-техникум. В состав объединения входили также цех ширпотреба, занимавшийся промышленным производством, и машинно-тракторные мастерские, которые ремонтировали всю технику объединения.

За 25 лет существования Управления лесного хозяйства (с 1970 года – опытного производственного объединения, данные 1974 года) лесной фонд Бузулукского бора качественно улучшился в результате огромного труда и творческого содружества производственников и научных работников. В начале 60-х годов было завершено облесение всех гарей, с 1948 по 1973 годы создано свыше 26 тысяч гектаров культур сосны, то есть более 80 процентов от всей площади культур, имеющихся в бору.

В большинстве лесничеств разрыв между рубкой леса и лесовосстановлением ликвидирован. В 70-е годы все большее значение в бору приобрели рубки ухода за лесом и санитарные рубки. За 10 лет объем их увеличился более чем в два раза (с 29,8 тысяч кубометров в 1963 году до 67 тысяч кубометров в 1973 году).

В Бузулукском бору возможность пожаров очень высока, поэтому здесь необходимо иметь соответствующую материально-техническую базу для быстрого обнаружения и ликвидации лесных пожаров. В бору насчитывается девять пожарно-наблюдательных вышек, из которых шесть металлических 41-метровой высоты (данные 1974 года). Все вышки соединены телефонной связью с конторами лесничеств и объединением.

Технические средства подавления огня сосредоточены на семи пожарно-технических станциях, оснащенных пожарными автомашинами, ранцевыми опрыскивателями, лопатами, бензопилами, зажигательными аппаратами и другим противопожарным инструментом. Кроме того, объединение располагает мощным тракторным и автомобильным парком, который может в любое время переключиться на тушение лесных пожаров.

На реке Боровке, ее притоках, озерах и прудах сооружены противопожарные пирсы. В 70-е годы было построено более 30 искусственных водоемов с подъездами к ним. С 1973 года охрана бора от пожаров усилена применением авиации.

Для уничтожения лесных насекомых-вредителей (майский хрущ, подкорный сосновый клоп, непарный шелкопряд, златогузка, звездчатый ткач, и другие) в бору ведется систематический надзор за их распространением и активная химическая и биологическая борьба с ними. В отдельных очагах вредителей ежегодно развешивают сотни гнездовий для птиц, и на площади свыше 10 тысяч гектаров учтены муравейники.

Опытно-исследовательская деятельность в Бузулукском бору

Организовать опытное лесничество в Бузулукском бору, одно из первых лесных опытных учреждений в России, предложил Г.Ф. Морозов. Лесничим опытного лесничества был назначен А.П. Тольский.

Одна из основных задач Борового опытного лесничества, открытого в 1903 году, была разработка способов возобновления сосны на обширных пустырях и гарях, образовавшихся в центральной части бора после огромного верхового пожара 1879 года. Не менее важным вопросом было и изучение способов рационального ведения лесного хозяйства на этом массиве. Приезжающими в бор учеными (Г.Ф. Морозов, В.Н. Сукачев, Г.Н. Высоцкий, П.Л. Земятченский) были развернуты разносторонние капитальные работы по его изучению. Классические по методической строгости и тщательности опыты по агротехнике выращивания сеянцев сосны в питомниках были проведены Д.В. Широковым и А.П. Тольским, в результате которых были экспериментально обоснованы многие вопросы выращивания посадочного материалы (способы подготовки почвы, время и техника посева, уход за сеянцами, и так далее). Работы по основной подготовке почвы под лесные культуры (С.Д. Охлябинин, В.Г. Россинский, Д.В. Широков, А.П. Тольский) показали преимущества сплошной подготовки почвы по сравнению с методами частичной почвообработки.

Для обоснованного решения вопросов искусственного возобновления сосны (по преимуществу в сухих типах леса) под руководством А.П. Тольского с 1905 по 1916 годы были заложены 16 лесокультурно-опытных участков, исследованы самые разнообразные вопросы лесокультурного дела. В их числе - посадка сосны разной густоты, культуры чистые и смешанные, географические посадки сосны из семян различного происхождения, и другие. Большое количество опытов было заложено для определения техники создания сосновых культур. Общая площадь всех сосновых посадок в Боровом опытном лесничестве составляет около 500 гектаров.

Стационарные наблюдения за плодоношением сосны в разных типах леса, проводившиеся с перерывами в течение четырех десятилетий (с 1911 по 1917 годы – А.П. Тольский, с 1927 по 1932 годы – Е.Д. Годнев, с 1947 по 1950 годы - М.А. Краснов), выявили закономерности плодоношения местной сосны, на основании которых были организованы заготовки ее семян.

Обширные и детальные работы по изучению корневой системы сосны, обогатившие ценными данными отечественную лесную науку, были проведены А.П. Тольским. А.П. Тольский и С.Д. Охлябинин фундаментально исследовали водоохранную роль сосновых насаждений Бузулукского бора. В Боровом опытном лесничестве раньше, чем в других русских опытных учреждениях, была изучена биология и экология такого опасного вредителя сосновых молодняков, как майский хрущ, и разработаны рациональные (для того времени) меры борьбы с ним. В.Н. Сукачев провел в Бузулукском бору капитальные работы по исследованию типов сосновых насаждений. Его классификация типов леса и поныне лежит в основе мероприятий по ведению лесного хозяйства в массиве.

Тематику работ второго периода Борового опытного лесничества (1926-1941 годы), восстановившую научную деятельность после десятилетнего перерыва, определила возглавляемая М.Е. Ткаченко Первая Бузулукская научная экспедиция, проводившая работы в бору в 1927-1928 годах. Проблемными вопросами были следующие: повышение устойчивости культур сосны в связи с явлениями их массового расстройства и усыхания их в жердняковом возрасте; разработка основ ведения правильного лесного хозяйства в Бузулукском бору, сильно расстроенного бессистемными рубками военных и послевоенных лет, а также большими пожарами.

Следуя распространенному в то время представлению о повышенной жизнестойкости посевных молодняков сосны по сравнению с создаваемыми методом посадки, Боровое опытное лесничество, а затем (после его реорганизации в 1931 году) Боровая лесная опытная станция (Е.Д. Годнев) занималась разработкой способов разведения сосны посевом.

Успешность посевов значительно повышается при защите всходов сосны от солнца, поэтому в течение ряда лет проводили опыты с использованием полога предварительных лиственных культур, в том числе древесно-кустарниковых пород «экзотов», до 70 видов которых било испытано на песках.

Боровая лесная станция провела (Е.Д. Годнев) ряд опытов по разработке типов культур на сплошных вырубках в типах леса Второго соснового хозяйства в сложных борах, в которых сосняки после главной рубки активно возобновились лиственными породами.

Наряду с новыми лесокультурными опытами Боровая лесная опытная станция осуществляла систематические наблюдения за состоянием и ростом различных вариантов культур, созданных Боровым опытным лесничеством в дореволюционный период.

Обширные многолетние опыты по разработке системы рубок в мшистых сосняках (в Первом сосновом хозяйстве) были проведены М.А. Красновым, который разработал систему группово-постепенных рубок.

Вопросами защиты леса и изучения вредителей Бузулукского бора, грибков и насекомых, в этот период занимался целый ряд крупных ученых – профессора М.Н. Римский-Корсаков, П.А. Положенцев, С.И. Ванин, а также научный работник Боровой ЛОС А.Б. Луговой. Особенно большое внимание уделяли изучению майского хруща.

Великая Отечественная война практически приостановила научно-исследовательские работы в Бузулукском бору, но уже в 1944 году по решению центральных органов лесного хозяйства была организована Бузулукская экспедиция ВНИИЛХа, перед которой стояли такие же задачи, что и перед первой Бузулукской экспедицией 1927-1928 годов. Необходимо было выяснить причины расстройства и периодического усыхания культур в бору, найди способы совершенствования методов ведения в нем лесного хозяйства, пришедшего в военный период в некоторое расстройство.

В экспедиции 1944-1945 годов, возглавляемой профессором В.Г. Нестеровым, работали научные сотрудники ВНИИЛХа: профессора А.В. Тюрин и А.И. Ахромейко, кандидаты наук В.И. Рутковский, Б.Д. Зайцев, Н.П. Георгиевский, А.И. Ильинский и другие. Экспедиция объяснила причины неустойчивости культур в сухих типах леса и дала позитивные предложения по лесовосстановлению на пустырях и гарях, а также по рубкам главного пользования.

Большая заслуга лесопатологов экспедиции (А.И. Ильинского, В.П. Разумовой) в установлении огромного вреда для жизни сосновых посадок, причиняемого сосновым подкорным клопом, которому раньше не придавали особого значения.

Работы экспедиции 1944-1945 годов, в которой участвовали и сотрудники Боровой ЛОС, стали началом третьего, современного этапа ее деятельности.

Для апробации в опытно-производственном порядке рекомендаций экспедиции проведены посадки сосны на гарях на фоне мелиоративных полос из лиственных пород, а также испытаны разные варианты смешанных сосново-березовых и сосново-кустарниковых культур (Г.Г. Юнаш, И.М. Невзоров). Новые варианты опытных культур сосны (на базе современной механизации) заложены и на сплошных вырубках Второго соснового хозяйства (И.М. Невзоров).

Наряду с закладкой лесокультурно-опытных участков, Боровая лесная опытная станция продолжает исследования заложенных в бору опытных и производственных посадок сосны, различных по составу, густоте, агротехнике и происхождению семян. Для повышения устойчивости сосновых культур проводили работы по отбору наиболее биологически и хозяйственно ценных форм сосны (А.А. Хиров), а также поставлены опыты по повышению защитных ее свойств путем удобрения почвы и внесения инсектицидов (Л.К. Давиденко).

В 70-х годах опытная станция распространила свои исследования за пределы Бузулукского бора. Станция изучала производственный лесокультурный опыт в отдельных лесхозах Оренбургской и Самарской областей, провела подготовку к созданию там географических посадок сосны, и приступила к разработке лесосеменного районирования (А.А. Хиров, И.М. Невзоров).

Когда в Бузулукском бору обширные посадки вступили в возраст чащи и жердняка, станция начала исследовательские работы по лесоводственному уходу в молодняках (В.М. Невзоров), чему в прошлом уделяли недостаточно внимания. В 70-х годах работы по вопросам защиты леса в основном касались разработки и совершенствования методов борьбы с подкорным сосновым клопом. Также разрабатывались методы борьбы с короедами с помощью привлекающих их веществ – аттарактантов (Л.К. Давиденко).

В 40-е годы проводились работы по усовершенствованию группово-постепенных рубок на базе современных технологий лесозаготовительных работ (И.П. Бурхин). Были поставлены новые опыты по созданию искусственного подроста сосны с применением ее посадок и посевов под пологом леса. Учитывая крупнейшую роль режима влажности почво-грунтов в жизни сосняков бора и их возобновлении, Боровая ЛОС проводила многолетние наблюдения за почвенной влажностью и уровнем грунтовых вод на стационарных пунктах, некоторые из которых были заложены еще экспедицией ВНИИЛМа в 1944-1945 годах. Особое место в работах опытной станции занимают исследования влияния нефтяных месторождений на территории Бузулукского бора на сохранность его ценозов.

Боровая лесная опытная станция расположена непосредственно в лесу, в центре своей основной производственной базы. Многочисленные стационарные объекты для систематических наблюдений и исследований (лесокультурно-опытные участки, делянки и постоянные пробные площади – всего около 100 объектов) в основном не утратили своего научно-познавательного значения и до сих пор. Они располагаются на территории Борового опытного лесничества, а также в других местах.

На Боровой лесной опытной станции хорошие лабораторные помещения, оборудованные весовой и другой аппаратурой. Имеется фундаментальная библиотека специальной литературы (свыше 6 тысяч томов) и богатый научный архив, содержащий первичные материалы и записи по опытам и проведенным исследованиям за весь семилетний период деятельности станции.

Александр Чибилёв, член-корреспондент Российской академии наук, академик Российской экологической академии.

(Статья в газете о заповедниках и национальных парках «Заповедные острова», № 7, июль 2006 года)

Шансы Бузулукского бора на выживание

Судьба Бузулукского бора уже более 100 лет привлекает внимание ученых-естествоиспытателей, лесоводов и российской общественности. Такое внимание уже выводило Бузулукский бор в число самых выдающихся природных объектов нашей страны. Бор был в числе основных номинантов в списке заповедных территорий Российской империи, подготовленном Природоохранной комиссией Императорского Русского Географического общества в 1917 году. Часть Бузулукского бора была заповедана в 1933 году. Из числа госзаповедников СССР он был первым, который ликвидировали в 1948 году, т.е. за 3 года до крушения заповедной системы страны. Из всех ликвидированных заповедников страны, Бузулукский бор – единственный, который до сих пор ждет своей реабилитации…

В марте 1976 года состоялось заседание научно-технического совета Оренбургской областной организации Всероссийского общества охраны природы и областной плановой комиссии Оренбургского облисполкома. Была выработана рекомендация о прекращении добычи нефти в Бузулукском бору. В 1977 г. бор был объявлен особо ценным лесным массивом. Но, как выяснилось, этот статус ничего не значит ни для лесоустроителей, ни для областных и федеральных экологических органов, и, естественно, ни для нефтяников.

Осознав это, начиная с 1978 года после обсуждения вопроса на заседании Оренбургского отдела Русского географического общества, оренбургские ученые на протяжении 28 лет занимаются проблемой организации национального природного парка, а точнее - добиваются для бора хоть какого-нибудь природоохранного статуса.

Сопоставляя многочисленные наблюдения за состоянием природной среды, животного и растительного мира в разных регионах, можно сделать вывод, что на территории Оренбургской области, а может быть и всей России, нет природного объекта менее защищенного, чем Бузулукский бор. Его современный статус, отношение к нему со стороны власти, нефтяных компаний, лесного ведомства, органов экологического и юридического надзора таковы, что Бузулукский бор – это самое уязвимое, самое ранимое и самое незащищенное место в нашей стране. На территории бора фактически не действует ни один из федеральных законов в области охраны окружающей среды. Это касается животного и растительного мира, в т.ч. Красной книги растений и животных, особо охраняемых территорий. Из 40-45 уникальных природных объектов в Оренбургской и Самарской частях бора номинально числятся государственными памятниками природы областного значения лишь 2 объекта.

Такое положение приводит к тому, что:

- во-первых, эталонные участки девственного леса – самые ценные шедевры бора, которые не вырубались даже во время войны, последним лесоустройством объявлены перестойниками и пущены под топор;

- во-вторых, в бору уничтожены практически все охотничьи виды животных, хотя с 1948 года здесь действует никем не отмененный заповедный режим охраны фауны;

- в-третьих, в бору не взяты под охрану места обитания видов растений, занесенных в федеральную и областную Красные книги, а таких видов здесь более 40, в том числе орхидеи, имеющие международный статус защитности;

- в-четвертых, Бузулукский бор – единственная рекреационная территория в Приволжском и Уральском округах, где не регулируется доступ автотуристов и где отсутствует служба по приему туристов. В Самарской, Ульяновской областях, Татарии, где лесистость в 4-6 раз выше, чем в Оренбуржье, доступ в лес автотуристов регулируется, созданы зоны покоя. Даже в обычном оренбургском лесхозе, Илекском или Ташлинском, чтобы попасть в лес, нужно заехать в лесничество, заплатить пошлину и оформить лесной билет;

- в-пятых, с 1948 года Бузулукский бор практически не имеет своей службы изучения, контроля животного мира и охраны биоресурсов.

Применительно к бору было утрачено то трепетное отношение к дикой природе, которое было присуще первым исследователям бора - Г.Ф. Морозову, Г.Н. Высоцкому, В.Н. Сукачеву, Я.Н. Даркшевичу, а также сотрудникам госзаповедника, ликвидированного в 1948 году. После 1948 года в истории бора наступила черная эпоха, связанная с кризисом в биологии и процветанием «лысенковщины».

Тридцатилетний опыт моих дискуссий с представителями лесной науки и практики высветил целый ряд особых взглядов, которыми руководствовались в последние полвека лесоводы бора.

Взгляд первый. Почему-то принято считать, что Бузулукский бор расположен за пределами естественного ареала сосны. Это не так. Еще в XVIII – середине XIX века сосновые боры и редколесья встречались, но были истреблены в подзоне южной степи и полупустыне, в том числе в бассейне Илека, на юге Саратовского Заволжья, в бассейне реки Тургай в Казахстане. Сосновые боры и сегодня прекрасно себя чувствуют на юге Кустанайской области, отличные сосновые насаждения более 150 лет создаются в полупустынной зоне в Прикаспии, в 500 км южнее Бузулука.

Взгляд второй. Многие считают, что бор находится в лесостепной зоне. Как и во времена лысенковской биологии, некоторые лесоводы считают, что существует борьба между лесом и степью, и что степь мы должны победить, непременно засадив в бору все поляны и гари сосной. Но насколько это оправдано?

Любой оренбургский школьник знает, что Бузулукский бор расположен в степной зоне. Недаром его называют «лесным царством на родине ковылей». Вокруг бора типичная степь на обыкновенных черноземах. Естественная лесистость бора во все времена не превышала 75%. Всегда в нем существовали большие остепненные поляны, опушки, временные безлесные гари. Еще в 1910 г., оценивая перспективы искусственных лесных посадок, Г.Н.Высоцкий писал: «… чем меньше будет оставаться необлесенных пустырей, горельников и лесосек, чем гуще и полнее будут древостои, тем меньше будет запас грунтовых вод, тем более критическим может стать общее состояние насаждений». Это предсказание выдающегося естествоиспытателя полностью подтвердилось к концу ХХ века, когда лесистость бора достигла 94% и половина всех лесных культур, созданных в советское время, была поражена корневой губкой. И, конечно, лесоводов совсем не беспокоит то, что из-за отсутствия богаторазнотравных полян в бору перестали обитать серый журавль, стрепет, сократилась численность косули, русака, лисы, серой и белой куропатки, многих видов куликов.

Взгляд третий. На основе анализа истории верховых пожаров, возникло предположение, что бор всегда обновлялся за счет огня. В условиях, когда воздействие пожаров многократно сократилось, его функции якобы должны выполнять рубки обновления. Между тем, естественный лес – саморегулируемая экосистема и никакими искусственными мероприятиями нельзя улучшить естественный бор, находящийся в динамическом равновесии, связанном с закономерными сменами породного состава.

Взгляд четвертый. Лес растет для того, чтобы его рубить. Экономика леса должна восприниматься только через рубки с получением дров и деловой древесины. На самом деле, это примитивный способ хозяйствования в островных лесах, где экономическая ценность заключается в их эколого-стабилизирующей роли и огромной рекреационно-эстетической ценности. «Спелый», «перестойный», а, другими словами, старовозрастной лес на корню имеет значительно большую эколого-экономическую ценность, чем этот же лес в дровах и древесине. Старовозрастной лес как редчайшее явление в Европе, тем более в малолесных районах может служить людям несколько столетий, ежегодно принося реальную экономическую выгоду через рекреационно-туристическую деятельность, обеспечивая инвестиционную привлекательность региона, в котором он расположен, а также сохраняя бесценное биоразнообразие. А значительную экономическую выгоду при гораздо меньших объемах рубок можно получить путем глубокой переработки лесной продукции, полученной в кварталах лесохозяйственной зоны.

Взгляд пятый. Нередко вся ценность бора сводится исключительно к ресурсам сосны. При этом остаются без внимания многие другие его богатства: охотничья фауна, редкие виды растений и животных, занесенные в Красную книгу, ресурсы грибов, ягод, лекарственного сырья, а также эстетическая ценность его пейзажей. А для того, чтобы это учитывать, необходимо, чтобы в штате сотрудников бора наряду и на равных правах с лесоводами и лесорубами работали зоологи и охотоведы, ботаники, ландшафтоведы, почвоведы, гидрологи, специалисты в области туризма и т.д. Только в этом случае в бору – как природном явлении можно достичь гармонии.

Взгляд шестой. Уделяя главное внимание сосне, лесоводы бора считают, что остальные элементы флоры и фауны имеют для бора второстепенное значение. Видимо, поэтому в бору становится все меньше и меньше копытных животных, а из-за фактора повсеместного беспокойства его покинули черный аист, орлан-белохвост, стали очень малочисленными беркут, сапсан, глухарь, вальдшнеп, рябчик. А между тем, в нормальном функционировании лесных экосистем животный мир имеет огромное значение. Это касается и копытных животных, которые способствуют стравливанию излишней биомассы, обогащению почвы питательными веществами. Нормальный, здоровый бор должен быть населен лосем, косулей, оленем, кабаном. После организации национального парка в бору могут обитать зубр и лесной тарпан.

Взгляд седьмой. Противники организации национального парка считают, что его создание угрожает пожарной безопасности бора. На самом деле, все наоборот. Проект национального парка предусматривает полное сохранение и модернизацию противопожарной службы. А организация здесь регулируемого, контролируемого, культурного отдыха многократно снизит опасность случайного возгорания бора.

Взгляд восьмой. Одним из доводов противников организации национального парка является пораженность значительной части сосняков корневой губкой. Причем этот довод с успехом используют и нефтяники, и лесорубы. Нефтяники – для того, чтобы беспрепятственно вернуться к своим скважинам в зараженный лес и оздоровить его. Лесорубы – чтобы беспрепятственно рубить и рубить с целью оздоровления бора. Но при этом рубки ведутся в выделах, дающих высококачественную древесину. При этом не учитывается, что первичное заражение здоровых насаждений обычно происходит в молодняках после рубок ухода. Поэтому около половины молодых искусственных сосновых насаждений бора подвержено значительному заражению корневой губкой, но рубки здесь не ведутся. Что касается сосновой губки – трутового гриба, поселяющегося на старых древостоях, то развитие связанной с ним гнили почти не влияет на состояние дерева, а лишь снижает выход деловой древесины.

Взгляд девятый. Обычно нефтяники и лесорубы предлагают взамен вырубленных диких сосняков создавать стройные и густые, однородные и одновозрастные сосновые посадки. Но с экологической и художественной точек зрения гораздо гармоничнее и эстетичнее выглядят разновозрастные сосняки с примесью лиственных пород – это самые жизнестойкие, долговечные и продуктивные насаждения, прославленные в лучших полотнах русских живописцев.

Взгляд десятый. Многие специалисты, не знающие истории бора, считают его рукотворным явлением. На самом деле большинство лесокультурных насаждений, за исключением созданных в XIX – начале XX века, не представляют экономической, экологической и эстетической ценности. Все лучшее в бору создано природой. Если Человек искренне желает сохранить бор, он должен максимально сохранить и восстановить естественные механизмы поддержания экологического равновесия в бору, а для этого выделить заповедное ядро – достаточно крупную зону покоя.

Я назвал лишь десять особых взглядов на проблемы сохранения Бузулукского бора. Если эти проблемы и впредь будут решаться односторонне без учета ландшафтно-экологических знаний, вместо Управления лесами бора или Дирекции национального природного парка нам понадобится Управление по борьбе с экологической опасностью и чрезвычайными ситуациями.

При проектировании национального природного парка мы выделили в качестве заповедной зоны лишь небольшое ядро, площадью 22,9 тыс. га (т.е. 20% площади всех лесов бора), а в нем маленькое ядрышко площадью 3,9 тыс. га (или менее 4% площади бора). На всей остальной площади проектом национального парка предусмотрено сотрудничество с лесоводами, лесорубами и нефтяниками. Сегодня главная задача - сохранить то, что осталось от девственной природы бора. У нас же, в Бузулукском бору, даже эти ничтожные по площади участки воронежские лесоустроители рекомендуют охранять с помощью пилы и топора, заложив в проект рубки обновления, которые легко переходят в рубки истребления и деградации бора.

У фундаментальной науки, которую я представляю, нет никакого оружия, кроме знания. Мы готовы доказать, что человек не способен повторить то, что создано природой. Уничтожив сегодня уникальные девственные экосистемы бора, мы утратим их навсегда. По всему Бузулукскому бору, одинокому лесному островку среди степей, визжат сегодня пилы и снуют по просекам десятки лесовозов. Здесь практически не осталось мест выживания представителей дикой природы.

У науки нет возможности остановить экологическую катастрофу, она может лишь предупредить об опасности. Для того чтобы на территории бора элементарно выполнялись федеральные законы, давно необходимо власть употребить, а для того, чтобы спасти бор, необходимо принять придать ему статус особо охраняемой территории не на словах, а на основе соответствующего постановления Правительства РФ.

Очень часто лесоводы и лесорубы считают, что они и только они знают жизнь и проблемы леса. Но лес – это не только древесина и дрова. Лес – это сложная экосистема, где дерево – лишь один из элементов ландшафта, в котором все равны. Именно поэтому, если в лесной экосистеме нарушено экологическое равновесие, могучая сосна не устоит перед примитивной корневой губкой. Вплоть до 1999 года лесоводы бора и московские проектировщики выступали против создания национального природного парка. Под воздействием общественного мнения и твердой позиции руководства Бузулукского района лесоводы дали согласие на организацию нацпарка. Надеюсь, что эволюция взглядов лесоводов и специалистов ландшафтной экологии будет способствовать сближению позиций, на основе которых появится возможность использовать последний шанс сохранения Бузулукского бора в условиях современной цивилизации.

Этот шанс был предоставлен бору 30 лет назад, когда его покинули нефтяники. Тридцать лет ученые в союзе с общественностью и руководством Бузулукского района смогли противостоять новой экспансии нефтяников, оставивших ужасные следы в экосистемах бора. Эти усилия поддерживали руководители области и областные природоохранные органы. Создание национального природного парка предоставит бору еще одну возможность сохранить на своем лоне хотя бы малые осколки своей былинной Красоты и Гармонии. Хочется верить, что никакие нефтедоллары, и никакие рубли, заработанные на дровах, не заменят нашим большим и маленьким чиновникам Природу-Мать.

23 апреля 2013 года, 17:03

Министр природных ресурсов и экологии РФ и губернатор Самарской области оценили учения в Бузулукском бору (рис. 48).

Во вторник, 23 апреля, в Самарскую область прибыл министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской. Из аэропорта Курумоч он вместе с губернатором Самарской области Николаем Меркушкиным полетел на вертолете в национальный парк «Бузулукский Бор», где сегодня прошли командно-штабные учения по тушению лесных пожаров на особо охраняемых природных территориях федерального значения.

На этот раз учения были организованы на территории Оренбургской области. Напомним, что Бузулукский Бор общей площадью около 106 тыс. га располагается на территории двух областей — Самарской и Оренбургской. Целью учений стала отработка межведомственного взаимодействия сил МЧС, сотрудников нацпарка и органов муниципальной и региональной власти.

Прибыв на место, Сергей Донской поинтересовался, начались ли уже учения и рассказал, что по пути из аэропорта видел с воздуха пять горельников. В своем приветственном слове он отметил, что в этом году эта особо охраняемая территория была выбрана специально, поскольку она подвержена возникновению пожаров.

«Статистика показывает — пожароопасный сезон открыт. Особенно это стало заметно после выходных. Но еще до начала основного сезона мы должны скорректировать и скоординировать действия всех служб, чтобы не допустить повторения прошлого года. Нужно посмотреть их готовность оперативно реагировать на все случаи возгорания», — заявил Сергей Донской.

Николай Меркушкин, в свою очередь, рассказал, что десять дней назад на территории Самарской области уже прошли масштабные учения. «В этом году мы закупили дополнительно 90 единиц техники, буквально сегодня Самарская губернская дума учтет в бюджете дополнительно 180 млн. рублей на лесное хозяйство. Эти средства пойдут на сохранение и восстановление лесов губернии. С воздуха очень хорошо видно, как много лесов находятся в болезненном состоянии», — подчеркнул глава региона.

Делегации была представлена техника, применяемая при тушении лесных пожаров — мотопомпы для подачи воды, противопожарные установки высокого давления, аппараты для создания полосы отжига, 25 единиц подвижного состава — пожарные расчеты, плуги, патрульные комплексы и даже подвижной пункт управления для губернатора. Все они находятся в ведении нацпарка «Бузулукский Бор». По словам сотрудников парка, укомплектованность техникой составляет около 90% — это 39 машин.

В конце визита Сергей Донской и Николай Меркушкин осмотрели передвижную ставку командования и мобильную комнату отдыха, которая бывает необходима во время круглосуточных дежурств.

Затем начались штабные учения. В нацпарке был объявлен 2-й класс пожарной опасности, загорелось 2 га леса. Несмотря на усилия трех команд огнеборцев, очаг возгорания распространился в итоге на территорию в 20 га, огонь захватил верхушки деревьев и мог перекинуться на близлежащий поселок. На самом деле посреди поля горело несколько специально сложенных костров.

Через десять минут на место прибыло более 10 спецмашин, затем воду сбросили с вертолета. В то же время о происшествии были оповещены все органы власти, в населенном пункте объявлена тревога. Было объявлено, что воображаемый пожар на 20 га «Бузулукского Бора» потушен, а специалисты еще боролись с настоящим огнем.

«Итоги учений всегда положительные. Но сама ситуация в природе может быть любой, и необходимо иметь соответствующие силы и средства, технику, для ликвидации любого пожара. Думаю, принятые в этом году в Самарской области меры уже дадут дополнительный результат. Что касается конкретно Бузулукского Бора, то мы просто обязаны сохранить эту жемчужину природы и визит министра придает этой задаче особую значимость», — заключил Николай Меркушкин.

Список литературы

150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Под ред. Г.И. Чудилина. Самара, Самарский дом печати. 2000. 408 с.

Асеев А.Н., Терентьев В.Г. 1980. О зависимости продуктивности степных дубрав от лесорастительных условий. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межведомственный сборник. (Ред. коллегия М.И. Абрамов, Н.М. Матвеев, Д.П. Мозговой, Ю.К. Рощевский). Куйбышев. Куйбышевский государственный университет, стр. 56-58.

Березин И.К. 1976. Наш опыт защитного лесоразведения. – В сб. «Лесное хозяйство Куйбышевской области». Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, стр. 71-85.

Бузулукский бор. Обзор. (Под ред. Е.Д. Годнева). М., изд-во Госкомитета лесного хозяйства Совета Министров СССР. 1974. 66 с.

Власов С.И. 1972. Бузулукский бор. — В сб. «Сокровища Волжской природы. Заповедные и памятные места Куйбышевской области». Куйбышев, Куйбышевское книжное издательство, стр. 17-30.

Власов С.И. 1972. Останцы сосновых боров Высокого Заволжья. – В сб. «Сокровища Волжской природы. Заповедные и памятные места Куйбышевской области». Куйбышев, Куйбышевское книжное издательство, стр. 45-47.

Власов С.И. 1986. Бузулукский бор. – В сб. «Памятники природы Куйбышевской области». Сост. В.И. Матвеев и М.С. Горелов. Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, стр. 9-10.

Государственный комитет по охране окружающей среды Самарской области. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Самарской области в 1997 году. Самара. 1998. 100 с.

Государственный комитет по охране окружающей среды Самарской области. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Самарской области в 1998 году. Самара. 1999. 100 с.

Государственный комитет по охране окружающей среды Самарской области. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Самарской области в 1999 году. Самара. 2000. 100 с.

Государственный комитет по охране окружающей среды Самарской области (Визитная карточка). Экология. Самара, 1999. 22 с.

Государственный комитет экологии и природных ресурсов Самарской области. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Самарской области в 1994 году. Самара. 1995. 100 с.

Государственный комитет экологии и природных ресурсов Самарской области. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Самарской области в 1995 году. Самара. 1996. 100 с.

Государственный комитет экологии и природных ресурсов Самарской области. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Самарской области в 1996 году. Самара. 1997. 100 с.

Даркшевич Я.Н. 1963. В Бузулукском бору. Бузулук, изд-во Оренб. отд. ВООП, 24 л.

Евдокимов Л.А. 1986. Сосновые леса Высокого Заволжья. – В сб. «Памятники природы Куйбышевской области». Сост. В.И. Матвеев и М.С. Горелов. Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, стр. 17-18.

Евдокимов Л.А. 1995. Сосновые леса Высокого Заволжья. - В сб. «Зеленая книга» Поволжья: Охраняемые природные территории Самарской области». Сост. Захаров А.С., Горелов М.С. Самара: Кн. изд-во, стр. 74-76.

Елшин А.Г. 1918. Самарская хронология. Тип. Губернского земства. Самара. 52 с.

Ерофеев В.В. 1986. Времен связующая нить. – В сб. «Орленок», Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, стр. 129-148.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Самарская губерния – край родной. Т. I. Самара, Самарское книжное изд-во, 416 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2008. Самарская губерния – край родной. Т. II. Самара, изд-во «Книга», - 304 с., цв. вкл. 16 с.

Захаров А.С. 1995. Памятники лесной и степной растительности. – В сб. «Зеленая книга» Поволжья: Охраняемые природные территории Самарской области». Сост. Захаров А.С., Горелов М.С. Самара: Кн. изд-во, стр. 10.

«Зеленая книга» Поволжья: Охраняемые природные территории Самарской области». Сост. Захаров А.С., Горелов М.С. Самара: Кн. изд-во, 1995. 352 с.

Ибрагимов А.К., Волкорезов В.И., Воротников В.П. 1995. Об устойчивости лесных экосистем в связи с южным пределом распространения лесной растительности. - В сб. «Вопросы экологии и охраны природы в лесостепной и степной зонах». Междунар. межвед. сб. науч. тр. Под ред. Н.М. Матвеева. Самара. Изд-во «Самарский университет», стр. 76-81.

Классика самарского краеведения. Антология. Под ред. П.С. Кабытова, Э.Л. Дубмана. Самара, изд-во «Самарский университет». 2002. 278 с.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1977. 406 с.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк, изд. 2-е. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1983. 350 с.

Лебедев В.В. 1976. Перспективы улучшения и преобразования природы в засушливых районах Поволжья. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межвузовский сборник. Вып. 1. Куйбышев, изд-во Куйбышевского гос. ун-та, стр. 44-54.

Лепехин И.И. 1795. Дневные записки путешествия академика Лепехина. т.1, изд-во Императорской АН.

Леса самарские. Самара, изд-во ООО «Вести». 1998. 42 с.

Лесное хозяйство Куйбышевской области. Вып. 2. Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, 1976, 184 с.

Лопухов Н.П., Тезикова Т.В. 1967. География Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 78 с.

Матвеева Г.И., Медведев Е.И., Налитова Г.И., Храмков А.В. 1984. Край самарский. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во.

Мельченко В.Е. 1992. Ландшафты Самарской Луки. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 1/91. Самара», стр. 45-62.

Мильков Ф.Н. 1953. Среднее Поволжье. Физико-географическое описание. Изд-во АН СССР.

Наш край. Самарская губерния – Куйбышевская область. Хрестоматия для преподавателей истории СССР и учащихся старших классов средней школы. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1966. 440 с.

Наякшин К.Я. 1962. Очерки истории Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 622 с.

Одум Ю. 1975. Основы экологии. М., изд-во «Мир».

Об утверждении Лесного плана Самарской области (с изменениями на 4 апреля 2014 года). Постановление Губернатора Самарской области от 31 декабря 2008 года № 149.

Олеарий А. 1906. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно. СПб., изд. А.С. Суворина.

Паллас П.С. 1773. Путешествие по разным провинциям Российской империи, ч.1. СПб.

Пименов А.В. 1976. Лесозаготовки. – В сб. «Лесное хозяйство Куйбышевской области». Куйбышев, Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, стр. 163-168.

Природа Куйбышевской области. Куйбышевоблгосиздат, 1951, 405 с.

Природа Куйбышевской области. Куйб. кн. изд-во, 1990, 464 с.

Путешествие через Московию Корнелия де Бруина. М., изд. Импер. АН, 1871, 174 с.

Рубки ухода в лесных полосах и реконструкция защитных насаждений. Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, 1970. 96 с.

Рычков П.И. 1896. История оренбургская (1730-1750 годы). Оренбург.

Самарская область (география и история, экономика и культура). Учебное пособие. Самара 1996. 670 с.

Тарутин А.Н. 1976. Лесное хозяйство области. – В сб. «Лесное хозяйство Куйбышевской области». Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, стр. 3-12.

Уразаев В.Ф. 1976. Переработка древесины и ее отходов. – В сб. «Лесное хозяйство Куйбышевской области». Куйбышев, Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, стр. 169-171.

Учайкина И.Р., Александрова Т.А. 1987. География Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 112 с.

Халеев А.Е. 1994. Состояние лесов (В гл. «Растительные ресурсы»). – В сб. «Экологическая ситуация в Самарской области: состояние и прогноз». Под ред. Г.С. Розенберга и В.Г. Беспалого. Тольятти, ИЭВБ РАН, стр. 129-134.

Хиров А., Моисеев А. 1995. Бузулукский бор. – В сб. «Зеленая книга» Поволжья: Охраняемые природные территории Самарской области». Сост. Захаров А.С., Горелов М.С. – Самара: Кн. изд-во, стр. 329-334.

Храмков Л.В. 2003. Введение в самарское краеведение. Учебное пособие. Самара, изд-во «НТЦ».

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 1988. Край самарский. Учебное пособие. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 128 с.

Шабалин И.М. 1976. Охрана лесов от пожаров и вредителей. – В сб. «Лесное хозяйство Куйбышевской области». Куйбышев, Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, стр. 145-149.

Яблоков А.В., Остроумов С.А. 1983. Охрана живой природы: проблема и перспективы. М., Лесн. пром-сть, 269 с., илл.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу