При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Нефть и газ

Нефть и природный газ. Что они значит для современной цивилизации?

В первую очередь это – «кровь промышленности», источник высококалорийного топлива для миллионов моторов, для электростанций, малых котельных и огромных ТЭЦ. Они также и «хлеб химии», сырье для изготовления огромного множества нужных и полезных вещей, окружающих нас ежедневно - от детских пластиковых игрушек до приборов космического корабля.

При этом все значение природного газа для своего развития человечество в полной мере осознало лишь в конце ХХ века. Что же касается нефти, то сейчас эту темную маслянистую жидкость называют не иначе, как «черное золото» (рис. 1, 2, 3).

А ведь не так уж и давно люди относились к нефти без нынешнего особого почтения - в России еще лет двести назад ее называли просто «земляным маслом» или «соком земли». Но некоторым народам, в первую очередь живущим на Ближнем или Среднем Востоке, где нефть в свободном виде выходит на земную поверхность, она была известна на протяжении многих тысячелетий. В частности, она упоминается еще в глиняных табличках Вавилонии. Однако в большинстве стран в средние века о нефти не имели вообще никакого представления - в лучшем случае с нею были знакомы медики, которым ее привозили с Востока в качестве экзотического лекарства.

«Нигде, кроме Самары»

Тем и примечателен наш край, что в некоторых его местах выходы нефти на поверхность земли были известны местному населению в течение сотен лет. Есть сведения, что уже в XVI веке, в самом начале колонизации русскими Поволжья, с берегов реки Сок в Москву возили нефть бочками под названием «казанская черная» и использовали ее для приготовления «военных припасов».

Вот перед нами страница первого номера петровской газеты «Ведомости» за январь 1703 года (рис. 4).

Вместе с новостями из Польши, Голландии, Франции здесь помещена и вот такая, на первый взгляд, ничем не примечательная заметка: «Из Казани пишут. На реке Сок нашли много нефти и медной руды…» Неизвестный корреспондент далее отмечает, что от находок этих «чают быть немалую прибыль московскому государству».

В октябре 1768 года по верховьям Сока проследовал отряд второй Оренбургской физической экспедиции, возглавляемый Петером Симоном Палласом (рис. 5).

У села Семенова (ныне село Старо-Семенкино Клявлинского района) ученый отметил редкое явление природы - нефтяной ключ. О нем в первом томе своих «Путешествий…» Паллас оставил следующую запись: «Нефтяной ключ находится за несколько верст от Семенова в южновосточной стороне, при западном крутом склоне вышепомянутой горы…» Местные крестьяне использовали эту нефть в самых разных целях: например, они приготовляли из нее лекарство, смешивая с молоком, и пили полученную жидкость «во время колотья или когда болит живот». Кроме того, нефть употреблялась ими вместо дегтя или для смазки колес у телег. А некий татарский старшина, которого, как сообщает Паллас, звали Надир Урасметов, пытался даже построить здесь нефтяной заводик, но внезапно умер, и никто не смог продолжить начатое им дело. Примерно такие же сведения оставил в своих «Дневных записках…» и возглавлявший другой отряд той же экспедиции Иван Иванович Лепехин: «Окольные мордва и чуваши, собрав жидкую материю, пьют от живота и чувствуют от нее в животных скорбях облегчение» (рис. 6).

Однако достаточно серьезные и целенаправленные поиски нефти во внутренних областях России были начаты лишь в XIX веке. По поручению Горного комитета в 1837 году штабс-капитан Гернгрос провел разведку месторождений нефти и асфальта в Симбирской, Казанской и Оренбургской губерниях. Он описал выходы нефти на поверхность земли у Тетюш, Сергиевска и села Новоякушкина, «в 200 саженях от горы, называемой Саржат» (ныне гора Высокая).

Толчком для новой серии разведок стали участившиеся в 60-х годах XIXвека предложения американских частных компаний, вносимых русскому правительству, о ввозе в Россию нефтяного масла - петроля. В 1863 году в Горный комитет на рассмотрение поступила копия с письма русского генерального консула в Нью-Йорке Роберта Романовича Остен-Сакена (рис. 7),

в котором тот информировал правительство об одном из таких предложений. Глава комитета генерал-лейтенант Григорий Петрович Гельмерсен (рис. 8)

дал на это письмо следующее заключение: на предложение американцев нужно дать согласие, поскольку во всей России, кроме берегов Каспийского моря, нет районов, перспективных на нефть. Однако при этом Гельмерсен сделал одну оговорку: на территории страны иногда можно встретить выходы жидкой нефти. Такое наблюдается, сообщает глава комитета, «на Самарской Луке, на Волге, и на реке Сок, около Сергиевских серных вод. В последней местности, по показанию некоторых лиц, нефть в малых количествах всплывает на воде. Это единственный в России пункт, на котором поиски нефти имели бы некоторое основание».

Начиная с того же 1863 года, Горный комитет в течение нескольких лет весьма тщательно обследовал все пункты Среднего Поволжья, где имелись серные ключи, месторождения гудрона или горючих сланцев. Отдельные экспедиции комитета возглавляли известные для того времени геологи - Г.Д. Романовский, Г.П. Гельмерсен, П.В. Еремеев. Очень обнадеживающим было сообщение Еремеева о том, что в 1866 году бугульминский помещик Н.Я. Малакиенко по собственной инициативе пробурил у села Камышла скважину на нефть. Хотя она достигла глубины всего лишь 14 саженей (около 30 метров), из нее тем не менее было получено 20 ведер нефти.

Общим итогом экспедиций Горного комитета был вывод о наличии в Среднем Поволжье крупных залежей нефти в слоях девонской и каменноугольной систем. Вот что писал об этом Геннадий Данилович Романовский в 1868 году в «Горном журнале»: «…я вполне уверен, что в Самарской губернии, под пермскими песчаниками непременно заключаются бассейны жидкой нефти или горного масла и углеродистые газы» (рис. 9).

Уже в те годы были сделаны попытки добраться до этих запасов. В 60-х годах в районе Самарской Луки Горным комитетом были заложены две скважины. Первую из них, у села Большая Царевщина, вел инженер А. Ауэрбах. С июля 1864 года по август 1867 года было пройдено 696 футов 6 дюймов горных пород (около 213 метров). На второй скважине, у села Батраки, где работами руководил инженер А. Кеппен, за период с октября 1865 по январь 1869 года было пройдено 1463 фута 2 дюйма пород (около 447 метров). В обоих случаях нефтеносных горизонтов скважины не достигли.

В 70-х годах американский предприниматель Ласло Шандор развернул значительные по тем временам буровые работы в разных местах нашего края. Самая глубокая скважина, заложенная у села Шугур на реке Шешме, в 1876 году достигла глубины 833 фута (около 255 метров). В некоторых скважинах были обнаружены непромышленных размеров запасы нефти и газа. Крупной же добычи американец организовать так и не смог.

На основе всех этих отрицательных данных нефтеразведки в Среднем Поволжье ряд крупных русских геологов (в их числе Г.П. Гельмерсен, В.Г. Ерофеев, С.Н. Никитин) поспешили сделать вывод о том, что нефтепроявления в местных пермских отложениях являются лишь остатками разрушенных месторождений. Это мнение авторитетов во многом способствовало тому, что смелая гипотеза Г.Д. Романовского об огромных запасах нефти на Волге на многие десятилетия была предана забвению, и в геологической науке утвердились взгляды о малоперспективности этих районов в отношении промышленных залежей «черного золота».

 

«Второе Баку»

В течение первых десятилетий ХХ века никто даже и не собирался снова заниматься разведкой нефти в Среднем Поволжье. Лишь после Октябрьского переворота, когда советскому правительству России остро понадобились новые источники углеводородного сырья, такая разведка была возобновлена. Работам сразу же было придано значение важнейшей государственной задачи. По докладу академика И.М. Губкина (рис. 10)

в сентябре 1919 года на заседании ВСНХ было поручено начать нефтеразведку в Урало-Волжском районе. Тогда же В.И. Ленин направил срочную телеграмму в ЦИК Туркестана, где сообщал о поисках нефти в Средней Азии и в Поволжье, и по этому поводу указывал: «Всякое промедление по осуществлению программы наносит непоправимый вред советской республике…» Однако работы все равно шли медленно. Отчасти это объяснялось мнением о неперспективности Поволжья в отношении промышленных запасов нефти, продолжавшем господствовать в среде геологов (рис. 11).

Сказывались и недостаток средств на разведку, и царившие в тот момент в стране разруха и голод.

Лишь в конце 20-х - начале 30-х годов ХХ века, когда после многочисленных неудач была, наконец, получена первая промышленная нефть «Второго Баку» на реке Чусовой и в Башкирии, теория волжского «черного золота» вновь приобрела многочисленных сторонников. В середине 30-х годов начались крупные буровые работы и на территории нынешней Самарской области. Буровая № 8 в Сызранском районе, строительство которой началось в 1934 году, от соседних буровых ничем особенным не отличалась (рис. 12).

Однако ей суждено было войти в историю нашего края. Именно на ней, после десяти с половиной месяцев бурения, 3 июня 1936 года была получена первая промышленная нефть Самарской области. Бригада буровиков во главе с мастером А.А. Аванесовым на глубине 683,7 метра вскрыла нефтеносный горизонт в отложениях карбона. Когда 1 октября был определен суточный дебит скважины, то оказалось, что из нее за двадцать четыре часа можно было получить не десятки килограммов «черного золота», как из многих других скважин, а целых полторы тонны высококачественной нефти! Но и эта цифра через год уже казалась смехотворно малой. Там же, в Сызранском районе, в ноябре 1937 года из скважины № 10 пошла нефть с дебитом 60 тонн в сутки (рис. 13-18).

Именно в это время к нефтеразработкам на территории нашего края впервые подключилась всемогущая система ГУЛАГа НКВД СССР. Уже в 1938 году, когда успехи волжских нефтяников стали для правительства более чем очевидными, было принято решение о строительстве в Сызрани нефтеперерабатывающего завода (в военное время – завод № 1001), при котором, согласно существовавшей тогда практике, сразу же был организован отдельный лагерный пункт № 7 (ОЛП-7) управления НКВД по Куйбышевской области. В том же году началось сооружение этого важнейшего объекта, на котором в разное время работало до 3 тысяч заключенных. В строй действующих предприятие вошло 16 октября 1942 года, в самый напряженный период Сталинградской битвы. После сдачи объекта численность контингента на ОЛП-7 стала снижаться, и к 1947 году достигла примерно 1200 человек (рис. 19, 20).

Несмотря на ожесточенные сражения на фронтах, в 1942-1943 годах разведка новых месторождений нефти в нашем крае продолжалась усиленными темпами, и уже вскоре это привело к ожидаемому результату. В итоге в декабре 1943 года сразу в нескольких точках Самарской Луки, у поселков Зольное, Яблоневый овраг и Троекуровка, из древних отложений карбоновой системы ударили новые нефтяные фонтаны, дающие в сутки 150-200 тонн сырья. Эти и другие успехи нефтяников позволили академику И.М. Губкину высказать обоснованную мысль о том, что в Среднем Поволжье, и, в частности, на Самарской Луке, должны быть нефтеносными не только карбоновые, но и более глубокие девонские отложения. Его догадка блестяще подтвердилась 1 июня 1944 года, когда на буровой № 41 в Яблоневом овраге Жигулей на глубине 1522,1 метра бригада мастера Василия Андреевича Ракова вскрыла нефтеносные отложения девона. Из скважины ударил мощный фонтан первой в СССР девонской нефти. Когда 9 июня был определен дебит скважины, то оказалось, что в сутки она дает 500 тонн высококачественного «черного золота» (рис. 21, 22, 23).

К тому времени уже стало ясно, что Среднее Поволжье, и, в частности, Куйбышевская область, быстро входит в ряд крупнейших в СССР нефтеносных районов, поскольку цифры добычи сырья на здешних месторождениях уже тогда стали приближаться к объемам, достигнутым в Азербайджане и на Северном Кавказе. Впоследствии с легкой руки журналистов и писателей Волго-Уральский нефтеносный бассейн получил образное название «Второго Баку».

В связи с этими открытиями 29 января 1945 года приказом Наркомата нефтяной промышленности СССР Ставропольский и Зольненский нефтепромыслы были объединены в одно нефтепромысловое управление «Ставропольнефть», местом дислокации которого был выбран поселок Отважное на севере Самарской Луки (ныне город Жигулевск) (рис. 24, 25, 26).

Тогда же в окрестностях поселка на базе уже существовавших ОЛП образовались отдельные лагерные участки (ОЛУ). В частности, на ОЛУ № 1 в поселке Зольное в 1945-1946 годах работало от 350 до 400 заключенных. Благодаря их труду в октябре 1945 года вступила в строй действующих первая очередь Крекинг-завода (впоследствии - Куйбышевского нефтеперерабатывающего завода). Но и после этого заключенные ОЛП № 3, который в то время относился к Особстрою НКВД СССР, ускоренными темпами продолжали тянуть в пригород Куйбышева нитку нефтепровода «Зольное – Кряж» (рис. 27, 28, 29).

 

Немцы на Волге

Немалый трудовой вклад в строительство объектов нефтяного комплекса Куйбышевской области было суждено сделать и пленным немцам, итальянцам, румынам, венграм и прочим солдатам и офицерам вермахта, выжившим в Сталинградском котле (рис. 30, 31, 32).

Но самых первых военнопленных частям Красной Армии удалось захватить во время своих контратак еще в первые дни Великой Отечественной войны. В дальнейшем немцы сдавались нашим войскам во все больших и больших количествах, особенно после первого серьезного разгрома сил вермахта под Москвой зимой 1941–1942 годов. Тогда пленных в основном размещали в ближнем советском тылу. Однако после катастрофического поражения немецко-фашистских войск под Сталинградом счет пленных пошел уже на десятки и сотни тысяч. Тогда и было принято решение об использовании их в качестве рабочей силы на нефтепромыслах и при строительстве предприятий в глубоком советском тылу. В 1944 году первые лагеря для военнопленных появились и в Куйбышевской области.

Всего под Куйбышевом в военные и послевоенные годы действовало три лагеря военнопленных. Первым открылся лагерь № 234, потом – лагеря № 358 и № 399. Одновременно в них находилось в среднем 15 тысяч германских военнопленных. В общей сложности за шесть лет существования этих мест заключения в Куйбышевской области через них прошло около 100 тысяч немцев. Лагерные отделения для пленных находились близ поселков Кряж и Красная Глинка, в городе Сызрани, а также на нефтепромыслах в Сосново-Солонецком (ныне - Ставропольском) районе, точнее - в поселках Зольное, Бахилова Поляна, Отважное, Александровка и Яблоневый Овраг.

Зона Безымянлага, где работали осужденные, с самого начала войны сооружавшие в нашем городе группу заводов авиационного профиля, к 1944 году в основном переместилась в район железнодорожной станции Кряж, где тогда же началось возведение Крекинг-завода (завод № 443, а впоследствии - Куйбышевский нефтеперерабатывающий завод). Тем временем в Куйбышев из НКВД СССР поступила телеграмма от 29 июля 1944 года, где было сказано, что «для трудового использования вновь поступающих немецких военнопленных для них решено организовать лагерь на 1500 человек». Были даны указания о подготовке жилых помещений для пленных, лазаретов, бань, кухонь, дезкамер. И уже вскоре руководство Особстроя и Безымянлага доложило заместителю наркома внутренних дел СССР, что для приема немцев все готово.

Первые полторы тысячи пленных первоначально предполагалось использовать на разработках каменных карьеров в районе поселка Красная Глинка, где условия работы и жизни были весьма суровыми. Но потом планы НКВД изменились, и первую партию немцев вместо Красной Глинки решено было разместить неподалеку от станции Кряж, где их предполагалось задействовать на строительстве Крекинг-завода в качестве слесарей, токарей и монтажников.

Откуда же в Куйбышев должны были привозить немцев? Сохранились указания на этот счет замнаркома НКВД СССР Чернышова: «Прошу немедленно командировать представителей управления особстроительства из Куйбышева в Тамбов и Потьму для отбора специалистов из числа военнопленных». Согласно разнарядке, нужно было отобрать 20 слесарей, по 40 - механиков и электриков, 10 электросварщиков, а также рабочих некоторых других специальностей. Все они уже вскоре были отправлены на строительство нефтеперерабатывающего завода. Первое лагерное отделение на 450 человек построили на Сухой Самарке. Здесь немцы сооружали водозабор для этого предприятия и работали на лесопилке. Второй лагучасток, открывшийся через несколько месяцев после первого, все-таки было решено разместить в районе Сокского каменного карьера.

В дальнейшем из Куйбышева, из Особстроя, в Управление НКВД отправлялись и другие запросы на отбор пленных по определенным рабочим специальностям. В общей сложности во втором потоке в Куйбышев через некоторое время было завезено еще 1800 пленных из Румынии и Венгрии, которые использовались не на строительстве вспомогательных сооружений НПЗ, а уже на возведении главных конструкций предприятия. После открытия второго лагеря в Москву из Куйбышева была отправлена бумага, в которой обосновывалась необходимость доведения числа военнопленных в куйбышевских лагерях до 3000 человек, а также говорилось об открытии еще одного лагучастка на 300 человек на Красной Глинке.

С наступлением холодной осени 1944 года обнаружилось, что весенний рапорт руководства Безымянлага о полной готовности помещений для приема военнопленных был не объективным. Из материалов проверок в столице узнали, что дислоцированные в Куйбышеве военнопленные не имеют теплых бараков, приспособленных к зимним условиям, ни теплой верхней одежды, ни тем более постельных принадлежностей. Вскоре из Москвы поступило жесткое требование: для немцев построить соответствующие нашему климату бараки, обеспечить контингент питанием и теплой одеждой.

В июне 1945 года в Куйбышевской области открылся лагерь № 358, рассчитанный в общей сложности на 8500 военнопленных. Его контингент был задействован в разработке нефтяных месторождений Самарской Луки, и потому два отделения этого лагеря, рассчитанные на 1000 человек каждое, разместились в Яблоневом Овраге. Другое лаготделение на 1500 человек находилось в поселке Отважный (ныне Жигулевск), а его отделение на 500 пленных - в селе Александровка. Еще один лагпункт на 1500 человек был организован в поселке Бахилова Поляна. Неподалеку от поселка Зольное разместилось еще 3000 бывших немецких солдат. В основном в 358-й лагерь военнопленные поступали из румынского города Фокшаны.

Трудовой день немецких военнопленных составлял 10 рабочих часов. Тот, кто выполнял от 80 до 100% нормы, получал по 7 рублей в месяц на приобретение предметов первой необходимости, а за перевыполнение установленных норм полагалось по 25 рублей в месяц. Состояние этих лагерей регулярно проверялось работниками прокуратуры и санитарных служб. Как правило, пленные размещались в деревянных бараках с печным отоплением, которые были оборудованы сплошными нарами.

В декабре 1945 года в 6-м отделении лагеря № 358 создалось тяжелое положение. Бараки, в которых находились военнопленные, не приспособлены для проживания в них людей в зимних условиях (рис. 33, 34).

Даже в отапливаемых помещениях средняя температура воздуха не превышала +3˚. Лазарета в этом отделении не было, и потому почечные больные также размещались в подобных же условиях. Среди пленных было много пораженных кожными заболеваниями, а также страдающих крупозным воспалением легких. Вода на участок доставлялась на лошадях. Военнопленные ежедневно ходили в лес за дровами, однако их хватало лишь для использования на кухне и в бане.

В конце 1945 года исполняющий обязанности начальника Особстроя Радецкий направил на имя управляющего Куйбышевским нефтеобъединением Анисимова рапорт, в котором сообщает: «Опыт работы с военнопленными на Самарской Луке показал, что по объективным причинам продуктивно их использовать здесь невозможно, все они плохо переносят морозы и при температуре ниже -15˚ градусов работать не могут. Большая часть больных однозначно нетрудоспособна. Относительно трудоспособными оказываются не немцы, а пленные мадьяры (венгры)». Автор рапорта предложил ликвидировать лагеря военнопленных в Куйбышевской области, а ослабленный контингент этапом отправлять в более теплые регионы. Так впоследствии и произошло: уже в ходе строительства Крекинг-завода и сокращения нефтяных разработок перечисленные выше места заключения пленных в нашей области были закрыты, а немцев перебросили на юг страны, в том числе и на восстановление Сталинграда, который войска вермахта сами же почти полностью и разрушили. Завершали строительство предприятия уже советские заключенные (рис. 35, 36, 37).

 

Новые заводы

Уже в 1945 году, к моменту пуска первой очереди Крекинг-завода у поселка Кряж стало ясно, что по причине значительного роста объемов нефтедобычи на новых месторождениях Самарской Луки всего лишь два нефтеперерабатывающих предприятия (в Куйбышеве и Сызрани) будет просто не в состоянии переработать все добытое в нашей области «черное золото». Для выполнения новой производственной задачи система разрозненных лагерей на Самарской Луке и в прилегающих к ней районах тогда же была объединена в новую структуру. А в июле 1946 года, через три месяца после упразднения Управления особого строительства и Безымянского лагеря, Министерство нефтяной промышленности восточных районов СССР утвердило дислокацию строительной площадки для нового нефтеперерабатывающего завода - будущего Новокуйбышевского НПЗ.

Вопрос об обеспечении рабочей силой стройплощадок нового предприятия был решен после издания секретного приказа МВД СССР № 0336 от 12 июня 1947 года. В нем говорилось, что на базе ряда отдельных лагерных пунктов, до этого подчинявшихся УИТЛК по Куйбышевской области, создается Управление лагерей по строительству нефтеперерабатывающих заводов Куйбышевской области (Нефтестройлаг). Почти одновременно была организована и дирекция строящегося Новокуйбышевского НПЗ во главе с опытнейшим производственником Гавриилом Ивановичем Гореченковым (рис. 38),

который во время войны был директором нефтеперерабатывающего завода в Баку, а затем восстанавливал разрушенные предприятия на Северном Кавказе.

Сейчас уже известно, что город Новокуйбышевск начинался с двух бараков для заключенных из лагерных участков ОЛП-13 Нефтестройлага, построенных в течение двух жарких июльских недель 1947 года в районе 1102-го километра железнодорожной магистрали «Москва – Куйбышев». Уже вскоре здесь была обустроена платформа «1102-й км» (впоследствии – железнодорожная станция «Новокуйбышевская»), и тогда же около нее из стандартных панелей заключенные собрали первый жилой двухквартирный дом (рис. 39, 40).

Затем на стройку стали прибывать и вольнонаемные рабочие, которых расселяли в соседних деревеньках Русские и Мордовские Липяги, а для размещения заводоуправления здесь на первых порах строились деревянные дома-времянки. Лагерники же продолжали сооружать для себя дощатые бараки. А рядом продолжалось строительство будущего Новокуйбышевского нефтеперерабатывающего завода, первые колышки на месте которого были забиты в начале осени того же 1947 года (рис. 41).

Хотя лимит наполнения (максимальная численность заключенных) всего Нефтестройлага был определен в количестве 7 тысяч человек, указанной цифры управлению не удалось достигнуть ни в этом, ни в последующем годах. Точных данных о численности ОЛП-13 в конце 40-х годов не сохранилось, однако можно предполагать, что его ОЛУ насчитывали в общей сложности 300-400 человек. В течение 1947-1949 годов заключенные работали на возведении производственных объектов и жилых кварталов вокруг него, но темпы строительства оставались крайне низкими. Так продолжалось до тех пор, пока 10 августа 1949 года, согласно Указу Президиума Верховного Совета РСФСР, населенный пункт Ново-Куйбышевский не был преобразован в рабочий посёлок Ново-Куйбышевский Молотовского района Куйбышевской области. Лишь после этого работы по возведению производственных мощностей НПЗ приобрели по-настоящему государственный размах, а в число пусковых объектов была включена ТЭЦ-1, строительство которой к тому времени уже продолжалось более года.

Вполне понятно, что в 1949 году правительство СССР уделяло самое пристальное внимание развитию нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности в Куйбышевской области. В первую очередь это было связано с открытием ряда новых богатейших залежей «черного золота» в нашем крае. Крупнейшим из них оказалось месторождение нефти «Стрельный овраг» с запасами в 5 миллионов тонн, открытое в апреле 1949 года неподалеку от уже действующего Зольненского месторождения. Почти сразу же было принято решение о расширении отдельного лагерного участка № 1, обеспечивающего нефтепромыслы рабочей силой. В 1950 году здесь уже работало от 550 до 600 заключенных.

В результате интенсивной добычи нефти к 1949 году вокруг села Отважное вырос крупный рабочий поселок нефтяников, в котором, согласно официальным данным, при широком использовании труда заключенных было построено более 7 тысяч квадратных метров жилья, 28 километров асфальтовых дорог и тротуаров, открыты три школы, начато строительство стадиона. А в мае 1949 года, согласно Указу Президиума Верховного Совета РСФСР, поселок нефтяников и село Отважное объединились в одно территориальное образование – рабочий поселок с названием Жигулевск.

К началу 1950 года из мест лишения свободы в Куйбышевской области действовало 13 отдельных лагерных пунктов (ОЛП) системы Нефтестройлага. Их дислокация была следующей (численность заключенных указана по состоянию на 1 января 1950 года):

ОЛП № 1 – у села Гаврилова Поляна (лагерь для инвалидов, лесопилка и сапоговаляльное производство, численность - 2487 человек);

ОЛП № 2 – железнодорожная станция Сортировочная у поселка Красная Глинка (погрузо-разгрузочные работы, карьер по добыче камня, швейное производство, численность - 1126 человек, из них 332 мужчины и 804 женщины);

ОЛП № 3 – у поселка Кряж (Крекинг-производство и строительство нефтепровода Зольное - Кряж, численность – 3282 человека);

ОЛП № 4 – железнодорожная станция Безымянка (завод по производству кирпича, прочие контрагентские работы, численность – 2703 человека);

ОЛП № 5 – поселок Кряж (швейное и мебельное производство, численность – 1570 человек);

ОЛП № 6 – у поселка Красная Глинка (лесозаготовка и лесопилка, численность – 1327 человек);

ОЛП № 7 – в Сызрани (нефтепереработка и строительство нефтепровода, численность – 1232 человека);

Отдельный лагерный участок № 1 – у поселка Зольное (нефтепромысловые работы и строительство нефтепровода, численность - 582 человека);

ОЛП № 10 – поселок Кряж (сельскохозяйственное производство, численность – 995 человек);

ОЛП № 11 – поселок Киркомбинат (завод по производству кирпича, численность – 1224 человека);

ОЛП № 12 – село Новосемейкино (лагерь для больных и инвалидов, производство бумажной и деревянной тары, численность – 1123 человека);

ОЛП № 13 – железнодорожная станция Новостройка (строительство Крекинг-завода и подсобных объектов, численность – 2710 человек);

ОЛП № 15 – у поселка Яблоневый овраг (нефтепромысловые работы, численность - 354 человека).

Всего на 1 января 1950 года во всех исправительно-трудовых учреждениях Куйбышевской области содержалось 22517 заключенных, из них 15453 мужчины и 6766 женщин, а также 302 несовершеннолетних (рис. 42, 43, 44).

В феврале 1950 года приказом МВД Нефтестройлаг был ликвидирован, но находившийся в Новокуйбышевске ОЛП-13 продолжил свою работу, хотя и был переподчинен управлению исправительно-трудовых лагерей и колоний (УИТЛК) УМВД по Куйбышевской области. В июле 1951 года благодаря усилиям лагерников был включен в работу первый паровой котёл Новокуйбышевской ТЭЦ-1, а 21 сентября паровая турбина ТЭЦ выработала первый промышленный ток. Еще через месяц состоялся торжественный ввод в эксплуатацию первой очереди Новокуйбышевского НПЗ, в составе которой были установки первичной перегонки нефти и ее термического крекинга. В то же время при широком использовании труда заключенных на предприятии продолжалось возведение новых цехов и установок.

В результате успехов строителей Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 28 февраля 1952 года рабочий поселок Ново-Куйбышевский был преобразован в город областного подчинения с присвоением ему наименования Новокуйбышевск. Уже вскоре здесь были образованы горисполком и городской комитет КПСС. Тогда же на повестку дня встали вопросы развития инфраструктуры нового города – строительство учреждений образования, здравоохранения, культуры, транспорта, сферы торговли и бытового обслуживания населения. Уже вскоре опять же при использовании принудительного труда заключенных в Новокуйбышевске началось интенсивное возведение медсанчасти, школы, магазинов, бани, клуба нефтяников и так далее (рис. 45, 46, 47).

Здесь необходимо также отметить, что объемы нефти, добываемой на Самарской Луке, в конце 40-х – начале 50-х годов удваивались чуть ли не ежемесячно. На основании этого еще летом 1949 года Совет Министров СССР принял постановления «О строительстве завода синтетического каучука» с его размещением в Ставрополе, и «О строительстве завода синтетического спирта» с размещением в рабочем поселке Ново-Куйбышевский. В течение последующих семи месяцев после выхода в свет указанных постановлений были определены сроки строительства и ввода в эксплуатацию новых предприятий химической промышленности, а также уточнены их технологические циклы. Специалисты признали целесообразным, чтобы сырьем для этих производств были отходы нефтедобычи и углеводородные газы, получаемые на нефтеперерабатывающих заводах области.

Хотя привязка к местности упомянутых выше предприятий впервые производилась еще в 1950 году, возведение нулевых циклов обоих объектов тогда же было заморожено на несколько лет, в первую очередь из-за нехватки строительных мощностей и рабочей силы. Возможности отдельных лагерных пунктов, участков и исправительно-трудовых колоний уже тогда находились на пределе, а после выхода в свет постановления правительства о начале строительства Куйбышевской ГЭС было решено использовать лагерную рабочую силу не на строительстве предприятий нефтехимии, а только лишь на объектах гидроузла.

В сентябрьские дни 1951 года на строящемся предприятии включились в число действующих установки первичной переработки нефти - АВТ-1 и АВТ-2 (сокращенно - атмосферно-вакуумная трубчатка) (рис. 48, 49).

Вскоре были пущены также установки термического крекинга № 1 (рис. 50)

и каталитического риформинга № 1 (рис. 51, 52).

Уже 5 ноября 1951 года с завода к потребителям ушел первый железнодорожный состав с бензином. Отправить этот эшелон в путь доверили ударнику производства, старшему оператору цеха № 10 Павлу Матросову, впоследствии – профсоюзному работнику, который об этом событии в своих мемуарах рассказывал так:

«Ровно в два часа в цех приехал главный инженер предприятия Анатолий Альтшулер, за ним директор Гавриил Гореченков, а затем и начальник железной дороги. Подъехала какая-то машина, явно не заводская, и с нее начали выгружать треноги, аппаратуру. Оказывается, приехали со студии Поволжской кинохроники… Первый бензин с АВТ-1 принимала бригада Натальи Нужаевой, а первую партию в товарном парке готовила смена Александры Сердюковой.

Только я приступил к наливу в цистерну, кто-то из кинооператоров закричал: «Давай сначала! И не опускай шланг так низко - не видно бензина!» Пришлось мне повторить операцию снова. От волнения чуть не выпустил тяжеленный хобот шланга. Представляете, какое тогда было мое состояние? Однако все цистерны мы залили вовремя, и поезд ушел с завода по расписанию».

Официальные мероприятия по случаю открытия нового завода проходили 20 ноября, когда на предприятии состоялся торжественный митинг с участием первых руководителей Куйбышевской области и министерских работников. Однако этот пуск означал лишь завершение первого этапа в развитии и становлении Новокуйбышевского НПЗ, который в течение 50-х годов вошел в число ведущих предприятий СССР по выпуску самых разнообразных нефтепродуктов (рис. 53-57).

Кроме производства различных сортов бензина, керосина и дизельного топлива, на установках Новокуйбышевского нефтеперерабатывающего завода уже в начале 1952 года впервые в нашей стране началось изготовление технических масел для машин и механизмов, основой для которых стали высокосернистые нефти, характерные для месторождений Среднего Поволжья. Раньше переработка такого тяжелого сырья была освоена только за рубежом, а в СССР смазочные масла выпускалась лишь на аналогичных предприятиях Северного Кавказа, где добывалась нефть с низким содержанием серы, которая является серьезным загрязнителем при производстве качественных нефтепродуктов из сырой нефти.

Впоследствии технологи Новокуйбышевского нефтеперерабатывающего завода научились не только извлекать эту вредную серу из нефти, но и использовать ее для нужд народного хозяйства. Благодаря такому технологическому усовершенствованию на предприятии была пущена в эксплуатацию установка по производству из той самой серы, которая извлекалась из нефти, ценнейшего продукта - серной кислоты.

В дальнейшем на Новокуйбышевском НПЗ появилось также еще несколько установок масляного производства, которые вскоре были объединены в отдельный цех № 9. Все это помогло предприятию быстро освоить производство десятков других видов смазочных масел из сернистых нефтей – дизельных, машинных, цилиндровых, турбинных, автомобильных, и так далее. В рамках секретного оборонного заказа здесь же в начале 50-х годов начался выпуск технических масел самых высоких марок, в том числе авиационного масла МС-20 для только что появившихся реактивных самолетов, а также танкового масла МТ-16.

Отдельной страничкой первого этапа работы завода стало освоение битумного производства, которое в 1951 году началось со строительства специализированной установки № 19-1, и было завершено уже в конце 1952 года. Она в основном сооружалась силами заключенных, а курировали ход строительства ведущие специалисты предприятия.

Основные работы на обеих площадках упомянутых выше предприятий нефтехимии начались лишь в 1955 году, когда уже умер И.В. Сталин, а затем арестован и расстрелян Л.П. Берия. После исторических решений ХХ съезда КПСС сама система обеспечения строящихся промышленных предприятий рабочей силой за счет принудительного труда заключенных была признана порочной, и в итоге большинство заводских исправительно-трудовых лагерей стали быстрыми темпами ликвидироваться. Во второй половине 50-х годов на стройплощадках химических предприятий в Ставрополе и Новокуйбышевске в основном работали уже не лагерные узники, за которыми еще несколько месяцев назад присматривала вооруженная охрана, а бывшие заключенные, недавно освободившиеся из лагерей. Многие из них к тому времени уже были официально реабилитированы.

 

Исток нефтяных рек

Этот небольшой промышленно-нефтяной центр, имеющий не совсем обычное имя, расположился примерно в 90 километрах к востоку от областной столицы. Ныне он соединяется с Самарой железной дорогой и двумя автомагистралями. А начало ему положил Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 апреля 1956 года, согласно которому рабочий поселок Отрадный был преобразован в город областного подчинения (рис. 58, 59, 60).

Однако из материалов Государственного архива Самарской области видно, что впервые поселение на этом месте возникло заметно раньше указанной выше даты. Историки установили, что свое название город унаследовал от крохотной деревушки Отрадное из 10 дворов, которая весной 1920 года была основана выходцами из соседнего села Черновка, лежащего на берегу реки Большой Кинель. Правда, ныне этой деревни уже нет, однако известно, что располагалась она в нескольких верстах к северу от того места, где ныне находится Отрадненский газоперерабатывающий завод.

Что же касается происхождения названия села Отрадное, то на этот счет существует вот такая легенда. Поскольку в то время земли, на которых собрались обосноваться переселенцы, входили в состав Бузулукского уезда Самарской губернии, то для разметки нового населенного пункта сюда прислали бузулукского землемера Степана Фроловича Бокова. И вот именно он, согласно сохранившемуся преданию, перед началом работ вышел на берег реки Большой Кинель, осмотрел окрестности и произнес: «Красота-то какая! Тишина, покой… Прямо отрада!» «Отрада, отрада!» - подхватили мужики. Так у этого села и появилось название Отрадное.

Известно, что в среднерусских говорах XIX – начала ХХ веков слово «отрада» означало «утешение», «успокоение», «наслаждение покоем». Соответственно и прилагательное «отрадный» значило «спокойный», «успокаивающий», «предназначенный для покоя». Неудивительно, что крестьянам начала 20-х годов, измученным многолетней войной, которая основательно затронула и Заволжье, в то время больше всего хотелось покоя и простого мирного труда на земле.

Но не только хлебородными землями издавна был известен этот край. По крайне мере за триста лет до возникновения деревушки Отрадное русские горные инженеры знали об удивительном явлении соседних заволжских степей – нефтяных ключах, где черная жидкость, которую в то время называли «соком земли», выходила прямо на поверхность и разливалась в настоящие озера. Прослышавшие о таком чуде природы европейские ученые были поражены: до этого они считали, что нефть в виде источников встречается только в Аравии.

В XIX веке в Заволжье неоднократно предпринимались попытки добраться до богатых нефтяных пластов промышленного значения. А на берегах реки Большой Кинель первые буровые вышки появились в январе 1945 года, когда еще не отгремели залпы Великой Отечественной войны. Удачной оказалась скважина № 3, заложенная у села Муханово из которой осенью 1945 года с глубины 423 метра ударил долгожданный нефтяной фонтан. Однако его дебит составил всего лишь 35 тонн в сутки – это очень скромная цифра не только по нынешним, но и по тем временам.

В течение последующих лет в этих местах пробурили еще более 30 разведочных скважин, однако везде мощность пластов по-прежнему была невелика. И лишь в сентябре 1952 года бригада мастера Насибуллы Салахетловича Сафиуллина после 14 месяцев бурения на глубине свыше 1000 метров у села Муханово вскрыла отложения, из которых ударил нефтяной фонтан мощностью 300 тонн в сутки. Это уже была серьезная победа.

Однако к тому времени ученые геологи уже определили, что в том же районе в отложениях девонской системы на глубинах свыше 2200 метров залегает еще несколько гораздо более мощных нефтяных пластов. Предположения теоретиков блестяще подтвердились после того, как 3 августа 1955 года на 38-й буровой, неподалеку от поселка Тимашево, бригада Шамиля Кильдеева впервые в Заволжье на глубине почти 3000 метров вскрыла девонские геологические отложения. Дебит этой скважины уже с самого начала был достаточно большим – около 500 тонн «черного золота» в сутки.

Но вскоре оказалось, что и это еще не предел. Скважина № 21 (Дмитриевская), работу на которой вела бригада мастера Анвара Сулеймановича Шамбарова, достигла девонских слоев 25 января 1956 года. Уже в первые сутки ее фонтан выдал на поверхность более 600 тонн высококачественного «черного золота». Кстати, эта скважина эксплуатируется и по сей день, хотя ее мощность ныне упала более чем наполовину. Вот так начиналась эксплуатация Мухановского месторождения нефти, которое и поныне остается крупнейшим в Самарской области (рис. 61-71).

Именно благодаря здешним богатым залежам на берегах реки Большой Кинель, в 10 километрах от села Муханово, и возник город Отрадный.

Наибольших успехов на этом месторождении в 50-е годы достигла бригада бурового мастера Абдуллы Сабирзяновича Сабирзянова (рис. 72, 73).

Ранее он уже смог добиться серьезных успехов во время работы в Ставропольской нефтеразведке и тресте «Ставропольнефть», за что в 1948 году был удостоен высокого звания Героя Социалистического Труда.

В 1953 году бригаду Сабирзянова из Ставрополя перебросили на более перспективный район - на Мухановский промысел, где при его непосредственном участии впервые в стране была применена прогрессивная технология бурения, которая позволила повысить скорость проходки скважины до 600 метров в месяц, что тогда вдвое превышало норму. Благодаря методу Сабирзянова трехкилометровой глубины добытчикам «черного золота» удавалось достичь всего за пять месяцев, что по тем временам было всесоюзным рекордом.

В апреле 1954 года для освоения богатств здешних недр был образован трест «Первомайнефть» (ныне НГДУ «Первомайнефть» ОАО «Самаранефтегаз»). Только за 1956-1957 годы благодаря его работе на территории Куйбышевского Заволжья было открыто 24 новых месторождения нефти и газа (рис. 74-79).

Если в 1954 году в Куйбышевской области было добыто всего 610 тысяч тонн «черного золота», то уже в 1963 году благодаря успехам буровиков эта цифра превысила 16 миллионов тонн. А еще раньше, в конце 1958 года, Куйбышевская область по количеству добываемой нефти обогнала Баку и вышла на третье место в СССР после Татарии и Башкирии.

Сейчас Отрадный, возникший 55 лет назад на месте крохотной деревушки, занимает территорию более 50 квадратных километров. Как уже было сказано, село Отрадное давно исчезло с карты нашего региона, а вот город, к которому перешло ее имя, ныне растет не только вширь, но и поднимается ввысь монолитами престижных домов-новостроек.

Ныне Отрадный – типичный индустриальный город с населением свыше 53 тысяч человек. Его промышленный потенциал составляют более десятка промышленных предприятий, экономическая деятельность которых связана в основном с нефтегазодобычей, нефтегазоперерабатывающей промышленностью и производством строительных материалов. Основные из них – это НГДУ «Первомайнефть» ОАО «Самаранефтегаз», Отрадненский газоперерабатывающий завод и ЗАО «Комбинат «Полимерстройматериалы» (рис. 80, 81).

Кроме того, в списке образовательных учреждений города числятся нефтяной техникум, профессионально-техническое училище соответствующего профиля, а также восемь общеобразовательных школ, девять дошкольных учреждений и две школы-интерната.

 

«Голубое топливо»

О том, какое значение для экономики России имеет природный газ, сегодня хорошо известно даже школьнику. Жители нашего края могут гордиться тем, что Самарская область вот уже 70 с лишним лет занимает передовые позиции не только в разработке газовых месторождений, но также и в деле практического использования «голубого топлива».

В настоящее время основным источником газообразного углеводородного сырья в нашей стране являются месторождения российского Крайнего Севера, расположенные главным образом на территории Ямало-Ненецкого национального округа. Однако не все знают, что впервые крупномасштабная добыча природного газа с целью использования его в промышленности и в быту была организована вовсе не в Сибири, а на территории Среднего Поволжья.

Как известно, во второй половине 30-х годов ХХ века в Сызранском районе была начата промышленная разработка нефтяных месторождений. Позже значительные запасы «черного золота» были обнаружены также на территории Самарской Луки и в Куйбышевском Заволжье. При этом уже на первых порах переработчики столкнулись с одной немаловажной проблемой – как утилизировать нефтяные газы, которые всегда присутствуют в подземных породах и при вскрытии пласта устремляются на поверхность вместе с жидкими нефтяными компонентами.

На разных месторождениях процент содержания газа в нефти оказывался всегда различным. В основном его концентрация была достаточно небольшой, чтобы мешать добыче «черного золота», однако на некоторых промыслах объемы природного газа в пластах оказывались настолько громадными, что он просто не давал нефти выходить из скважины.

Такие месторождения записывались в геологические карты уже не как нефтяные, а как нефтегазовые. При этом в 30-е годы в течение многих лет они практически никак не использовались, находясь в законсервированном состоянии. Что же касается попутного природного газа, получаемого при разработке нефтяных месторождений, то он в то время считался отходом производства и банально сжигался в факелах, которые порой и по сей день можно увидеть близ наших нефтеперерабатывающих заводов (рис. 82).

Правда, в 30-х годах на некоторых промыслах Азербайджана были попытки использовать это полезное ископаемое в качестве топлива, для чего сооружались внутризаводские газопроводы, но промышленного значения этот опыт тогда не имел.

Уже в те годы геологи и нефтехимики не раз пытались обратить внимание руководства промышленных отраслей на тот факт, что рационального использование природного газа способно принести стране не меньшие доходы, чем переработка нефти и добыча угля. Однако к мнению специалистов долгое время никто не прислушивался – до тех пор, пока сделать это не заставила суровая необходимость. Началась Великая Отечественная война.

Еще в самые первые ее месяцы в Куйбышеве, который в то время имел статус «второй столицы СССР», остро встала проблема скорейшей газификации промышленных предприятий, а также всей социальной сферы. Дело в том, что из-за оккупации фашистами Донбасса на Куйбышевскую ГРЭС и БТЭЦ прекратилась поставка донецкого угля марки АШ. И хотя еще с ноября 1941 года обе станции перешли на снабжение углем, добываемым в районе Караганды, уже вскоре выяснилось, что это топливо плохо соответствует технологическим требованиям, предъявляемым к нему ТЭЦ. В частности, в казахстанском угле было слишком много пустой породы, и к тому же он поступал к котельным в открытых вагонах, из-за чего оказывался смерзшимся и перемешанным со снегом. Поэтому руководство располагавшегося в Куйбышеве Управления Особого Строительства НКВД СССР (сокращенно - УОС, или Особстрой), главной задачей которого было возведение на Безымянке крупных авиационных заводов и других предприятий оборонного характера, оказывалось вынужденным постоянно отвлекаться от возведения этих объектов. На железнодорожную станцию отправляли большие бригады заключенных, которые кирками и ломами разбивали смерзшуюся массу угля в вагонах – в противном случае разгружать их не было никакой возможности (рис. 83, 84, 85).

Эти и другие трудности в конце 1941 – начале 1942 годов заставили руководство нашей области и всей советской авиационной отрасли, к которой относились наиболее важные куйбышевские заводы, искать альтернативные источники энергоснабжения промышленных предприятий. Выход был найден в переводе Куйбышевской ГРЭС и Безымянской ТЭЦ на сжигание природного газа, значительные запасы которого к тому времени были разведаны на границе Куйбышевской и Оренбургской областей – в окрестностях городов Похвистнево и Бугуруслан.

В конце 30-х годов в этих местах, как и во многих других точках Среднего Поволжья, проводились геологоразведочные работы на нефть, однако вместо «черного золота» буровые станки здесь вскрыли подземные пласты с крупными запасами природного газа. Тогда же скважины были забиты, а в народнохозяйственных планах начало какой-либо эксплуатации похвистневских и бугурусланских газовых месторождений было отнесено на неопределенное будущее.

Вспомнить об этом источнике природного газа хозяйственникам пришлось в самое напряженное время Великой Отечественной войны. После обсуждения ряда вариантов для бесперебойного снабжения предприятий Безымянки топливом было решено в кратчайшие сроки проложить гигантский по тем временам газопровод, по которому это сырье можно было бы подавать в запасную столицу СССР из западных районов Оренбургской области.

Вопрос решался на уровне председателя Государственного Комитета Обороны СССР (ГКО СССР) Иосифа Виссарионовича Сталина (рис. 86),

который подписал секретное постановление № 1563с от 7 апреля 1942 года «О строительстве газопровода Бугуруслан-Куйбышев». Согласно этому документу, транспортировка топлива по трассе должна была начаться уже в ближайшем декабре. Первоначальная пропускная способность трубопровода определялась в размере 150 миллионов кубометров газа в год, но уже к третьему кварталу 1943 года добытчики обязаны были выйти на прокачку через него 220 миллионов кубометров.

В соответствии с названным выше правительственным постановлением 20 мая 1942 года в нашем городе было создано Управление строительства газопровода Бугуруслан-Куйбышев. Но, несмотря на все усилия строителей, ввести трассу в эксплуатацию в 1942 году так и не удалось. На стройплощадках остро не хватало рабочей силы, особенно в первые месяцы, и поэтому на прокладку газопровода были переброшены 3000 заключенных из Безымянлага УОС НКВД СССР, которые до этого были заняты на возведении авиационных заводов в Куйбышеве. Кроме того, зимой 1942-1943 годов из Баку в Куйбышевскую область срочно командировали 800 квалифицированных нефтяников, до этого уже имевших немалый опыт в прокладке трубопроводов. А что чтобы еще больше увеличить темпы сооружения этого важнейшего объекта, по приказу ГКО СССР в соседней Башкирии начался демонтаж нефтепровода Ишимбаево-Уфа, трубы от которого затем перевозились в Бугуруслан и далее распределялись по будущей трассе (рис. 87, 88, 89).

Основной участок топливной магистрали между Куйбышевым и Похвистневом протяженностью 160 километров был введен в эксплуатацию 15 сентября 1943 года. А в конце декабря того же года к трубе подключили также и отрезок трасы от Бугуруслана до Похвистнева, после чего общая длина газопровода достигла 180 километров. В то время эта газовая магистраль была крупнейшей в СССР.

Параллельно с подключением Куйбышевской ГРЭС и Безымянской ТЭЦ к этому газопроводу шло строительство еще одного его участка, протянувшегося до Красноглинского районе, где также находилось много оборонных предприятий. Уже 31 декабря 1943 года вступил в строй участок топливной трассы от Безымянки до Мехзавода протяженностью 5,6 км. В общей сложности с сентября 1943 года по июль 1945 года энергетические предприятия Куйбышева получили по новому газопроводу 260 миллиардов кубометров природного газа, что оказалось равноценно 370 тысячам тонн каменного угля. Тогда же было подсчитано, что благодаря этой газовой магистрали железнодорожники в те годы высвободили от перевозки угля 20 тысяч вагонов, которые в трудное военное время были остро необходимы стране для перевозки оборонных грузов. Но второй половине 1945 года Куйбышевская ГРЭС и Безымянская ТЭЦ с газового топлива перешли на сжигание сырой нефти, которая к тому времени стала сюда поступать по нефтепроводу из района Зольного.

Еще в годы войны, после того, как природный газ подали в котлы энергетических предприятий, началась также и массовая газификация жилых домов и социальных объектов Куйбышева и области – раньше, чем даже в Москве и Ленинграде. К 1950 году протяженность внутригородских газовых сетей в области превысила 200 километров. В том году в области насчитывалось около 10 тысяч газифицированных квартир. Их число стало расти ускоренными темпами после того, как 27 декабря 1957 года был сдан в эксплуатацию газопровод Муханово-Куйбышев протяженностью 120 километров.

Что касается подключения к газовым сетям сел и деревень Куйбышевской области, то в 50-е – 60-е годы таких работ у нас практически не велось. Тем не менее уже в это время в регионе сложилась разветвленная сеть снабжения городских и сельских потребителей баллонным газом. В конце 60-х годов газовые заправки уже работали практически во всех районных центрах, где баллоны разной емкости наполнялись сжиженной смесью «бутан-пропан», а затем они развозились по селам. А в 1970 году в сельских районах началась массовое строительство магистралей местного значения для подачи сетевого газа. При этом первым селом, куда по новым сетям пришло «голубое топливо», в нашей области стали Белозерки Волжского района, где 27 марта 1971 года зажглись газовые плиты сразу в 200 квартирах.

В целом же все села Волжского района подключились к сетевому газу уже в середине 70-х годов. К тому времени также начались работы по прокладке местных газовых магистралей в Ставропольском, Красноярском, Безенчукском, Кинельском, Сергиевском и ряде других районов нашей области. Положение в деле обеспечения «голубым топливом» сел и деревень еще более улучшилось после того, как 17 февраля 1974 года был введен в эксплуатацию газопровод Оренбург – Куйбышев. Тогда в нашей области появились дополнительные ресурсы для существенного расширения сельской газификации (рис. 90, 91).

С конца 70-х годов началась также массовая прокладка газовых магистралей к населенным пунктам Красноармейского, Нефтегорского, Приволжского, Кинель-Черкасского, Большеглушицкого, Шенталинского и других районов. До более отдаленных мест Куйбышевской области сетевой газ начал доходить только в 80-х годах.

В послевоенные годы на энергетических объектах Куйбышевской области ускоренными темпами продолжалась замена вида топлива – здесь вместо угля все больше и больше стали сжигать тяжелые нефтяные фракции (мазут) и природный газ. Так, на основе собственных месторождений нефти 31 декабря 1947 года начала свою работу первая очередь Сызранской ТЭЦ, где вступил в эксплуатацию один котел и один турбоагрегат (рис. 92).

Следующим энергопредприятием области, работающим на нефти и газе, стала Новокуйбышевская ТЭЦ-1, предназначенная для обеспечения энергией строящегося Новокуйбышевского НПЗ (рис. 93).

Первую очередь этой теплоэлектроцентрали сдали в эксплуатацию 1 октября 1951 года. При этом сам нефтеперерабатывающий завод заработал через месяц после пуска ТЭЦ. А дальнейшее строительство новых тепловых мощностей в Новокуйбышевске было вплотную связано с ростом промышленного производства. Так, в начале 60-х годов здесь вошел в строй действующих завод синтетического спирта, а затем начал расширяться и реконструироваться нефтеперерабатывающий завод. В 1964 году из его цехов выделился ряд производств, на основе которых тогда же было создано производственное объединение «Новокуйбышевский нефтехимкомбинат». К тому времени в городе уже завершилось строительство ТЭЦ-2, также работающей на природном газе (рис. 94).

В связи с намеченным еще в начале 50-х годов сооружением крупных химических и нефтехимических предприятий в районе Ставрополя и Жигулевска здесь параллельно с возведением Куйбышевской ГЭС началось также и строительство теплоэлектроцентралей. Первая очередь Ставропольской ТЭЦ была сдана в эксплуатацию 28 сентября 1960 года, когда здесь заработал котел мощностью 420 тонн пара в час (рис. 95).

Что касается областного центра, то к началу 70-х годов растущий город, число жителей которого тогда перевалило за миллион, испытывал острую потребность в новых энергетических источниках. Выход был найден в строительстве Куйбышевской ТЭЦ на улице Алма-Атинской, работающей на газовом топливе. Ее первая очередь вошла в строй действующих 1 ноября 1972 года, а остальные – в течение двух последующих лет (рис. 96, 97, 98).

В тот же период в Куйбышеве уже работали Центральная и Привокзальная отопительные котельные, которые тоже работали на природном газе (рис. 99, 100).

В течение последних десятилетий в Самарской области не осталось ни одного крупного теплоисточника или теплоэнергетического объекта, который бы не перевели на снабжение его «голубым топливом». Одновременно на территории нашего региона были закрыты десятки небольших котельных, которые ранее отапливались мазутом, а все потребители тепла, ранее поступавшего от этих объектов, оказались подключенными к крупным централизованным источникам. Такое решение, кроме перевода всей системы отопления нашей области с тяжелых нефтепродуктов на более дешевое газовое сырье, за счет снижения загрязненности выбросов помогло также заметно улучшить экологическую обстановку во многих городах и поселках (рис. 101, 102, 103).

 

«Черное золото» для будущего

Как известно, в 1962 году были введены в действие первые участки трансъевропейского нефтепровода «Дружба». На всех картах того времени было хорошо видно, что эта «нефтяная река» начиналась именно в окрестностях Куйбышева. По тысячекилометровой трубе нефть Поволжья пошла на территорию европейских стран, входящих в лагерь социализма - Польши, Чехословакии, Венгрии и ГДР (рис. 104-108).

В 1975 году вступила в строй и вторая нитка этого сооружения. В то время «черное золото» братским странам, мы, конечно же, отпускали по «ну очень смешным ценам». Впрочем, и на внутреннем рынке СССР нефтепродукты в то время были очень дешевыми: многие еще помнят, что полный бензобак «Жигулей» тогда заливали всего за 3-4 рубля.

Здесь нужно сказать, что еще в советское время у российских нефтяников вообще и у самарских в частности начались проблемы, связанные с сокращением запасов «черного золота» в нашем крае виде истощения уже давно эксплуатируемых месторождений. А уже в 1998 году, по данным комитета геологии Самарской области, в наших недрах оставалось 987,6 миллиона тонн извлекаемых и 1,356 миллиарда тонн неизвлекаемых запасов нефти, в связи с чем еще более актуальной стала проблема повышения нефтеотдачи пластов. Из 343 открытых на тот момент нефтяных месторождений (то есть 79 процентов) к мелким относилось 271 месторождение (то есть имеющим запасы «черного золота» менее 1 миллиона тонн), из-за чего они оказались нерентабельными для промышленного использования. А по состоянию на 2010 год одно только Мухановское месторождение все еще содержало в себе более 10 миллионов тонн нефти, хотя к тому моменту оно уже было выработано более чем на 80 процентов.

Тем не менее в настоящее время именно углеводородное сырье по-прежнему является основным богатством недр Самарской области. Это в первую очередь нефть (более 90%), газ (растворенный и свободный) и газовый конденсат. За 70 лет в Самарской области было добыто более 1,1 млрд. тонн нефти. Пик нефтедобычи пришелся на 1971 год, когда было извлечено около 35,5 млн. тонн. После этого добыча сокращалась – до 1999 года, когда было добыто 7,8 млн. тонн – и снова начала возрастать. Сегодня объемы нефтедобычи составляют порядка 11 млн. тонн ежегодно.

По состоянию на 2014 год в Самарской области числится 382 месторождения углеводородного сырья, в том числе на балансе нефтедобывающих предприятий - 247 месторождений. Кроме того, 12 месторождений расположены частично на территории Самарской области, а также Оренбургской области и Республики Татарстан. В настоящее время наибольшее значение для промышленности имеют месторождения Зольненское на Самарской Луке, Мухановское и Дмитриевское в Кинель-Черкасском, Кулешовское в Нефтегорском, Покровское у Чапаевска, Радаевское и Якушкинское в Сергиевском районах.

Как уже было сказано в самом начале, промышленная нефть в области добывается с 1936 года, поэтому запасы нефтяных месторождений значительно истощены. Балансовые запасы нефти составляют около 300 млн. тонн. Ценным сырьем является нефтяной попутный газ, который на территории области представлен свободным газом из газовых месторождений и залежей, а также растворенным газом, добываемым попутно с нефтью. Растворенный газ в настоящее время весь утилизируется. Прогнозная оценка ресурсов природного газа составляет 24 млрд. кубических метров. Эти ресурсы могут обеспечить годовую добычу газа в объеме 200-250 млн. кубических метров. Однако для освоения газовых залежей требуется проведение определенного объема научно-исследовательских, проектных и геологоразведочных работ, эффективность которых может быть достаточно высокой в связи с малыми глубинами залегания газовых пластов.

Что касается геологоразведочных работ по нефти, то в этом отношении территория Самарской области пока еще изучена неравномерно, а около 40% ее площади геологами считается либо почти не изученной, или либо эти земли охвачены глубоким бурением с малой плотностью. Из них в первую очередь нужно назвать перспективные территории вершины Жигулевско-Пугачевского свода, северо-восточную часть Южно-Татарского свода на территории нашей области, восточный район Ставропольской депрессии, южное погружение юго-западного борта Бузулукской впадины, а также некоторые другие участки. Их перспективность считается очень высокой, поскольку на сопредельных частях соседних с нами областей (Саратовской, Оренбургской, Ульяновской, Татарстана) уже действуют продуктивные залежи. Прогнозные ресурсы нефтегазоносных самарских недр оцениваются более чем в 400 млн. тонн сырой нефти, причём они могут быть повышены на 10-15%.

За последние годы в результате проведенных поисково-разведочных работ в Самарской области были открыты новые нефтяные месторождения и проведен пересчет запасов по ряду месторождений, находящихся в разработке, в результате чего начальные извлекаемые запасы промышленных категорий (АВС1) увеличились до 1,2 млрд. тонн, остаточные извлекаемые запасы категорий АВС1 – до 300 млн. тонн. Объем ресурсов нефти категории С3 возрос до 120 млн. тонн, прогнозных ресурсов нефти категории D1 – до 490 млн. тонн. Наличие значительных ресурсов категорий С3 и Д1 свидетельствует о том, что Самарская область по сей день остается перспективной на поиски залежей нефти и газа (рис. 109, 110, 111).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

 

Дополнение

 

Информация с официального сайта Правительства Самарской области

 

Нефтехимический комплекс Самарской области является одним из базовых в экономике региона и включает в себя нефтедобывающую, нефтеперерабатывающую, химическую и пластмассовую отрасли промышленности, а также магистральный нефте– и нефтепродуктотрубопроводный транспорт.

Самарская область является единственным регионом в Российской Федерации, в котором в условиях последствий мирового финансово-экономического кризиса разработана и принята региональная комплексная Стратегия развития нефтехимического комплекса.

Это основной региональный стратегический документ, в котором определено инвестиционное и инновационное развитие нефтедобывающей, нефтеперерабатывающей, химической и пластмассовой отраслей промышленности Самарской области.

В нефтехимическом комплексе Самарской области в период с 2009 года по 2015 год реализуются 215 инвестиционных проектов.

Объём частных инвестиций в реализацию инвестиционных проектов в нефтехимическом комплексе Самарской области составляет 652 млрд. рублей.

Объём добычи нефти на территории Самарской области на протяжении последних лет увеличивается. Если в 2007 году объём добычи нефти составил 11,6 млн. тонн, то в 2011 году уже 14 млн. тонн. В период с 2009 года по 2011 год нефтедобывающие компании в развитие направили инвестиции в объёме 31 млрд. рублей. Инвестиции направляются на бурение новых эксплуатационных скважин, применение инновационных технологий добычи нефти, а также увеличение использования попутного нефтяного газа путём его переработки.

Это позволит увеличить объём добычи нефти на территории Самарской области с 12,9 миллионов тонн в 2009 году до 15 – 16 миллионов тонн в 2015 году.

Увеличение добычи нефти на территории региона на протяжении последних лет дало устойчивый рост созданию новых рабочих мест и заработной платы работников нефтедобывающих предприятий.

Нефтеперерабатывающая промышленность Самарской области включает три крупных нефтеперерабатывающих предприятия: ОАО «Новокуйбышевский нефтеперерабатывающий завод», ОАО «Куйбышевский нефтеперерабатывающий завод» и ОАО «Сызранский нефтеперерабатывающий завод», а также крупнейший в России производитель смазочных материалов ООО «Новокуйбышевский завод масел и присадок», входящие в состав ОАО «НК «Роснефть».

Суммарный годовой объем переработки нефти нефтеперерабатывающими предприятиями Самарской области составляет 21 млн. тонн.

Одной из важных целей, определённой в региональной Стратегии развития нефтехимического комплекса, является полный переход нефтеперерабатывающих предприятий Самарской области на производство моторных топлив европейских стандартов. Нефтеперерабатывающие предприятия Самарской области планируют полностью перейти на выпуск бензина и дизельного топлива стандарта Евро-4 с 1 января 2015 года, а Евро-5 – с 1 января 2016 года.

Магистральный нефте- и нефтепродуктопроводный транспорт осуществляет перекачку нефти и нефтепродуктов и включает в себя три крупных организации: ОАО «Приволжскнефтепровод», Куйбышевское районное управление ОАО «МН «Дружба» и ОАО «Юго-Запад транснефтепродукт», входящие в состав ОАО «АК «Транснефть».

Суммарный годовой объём транзита нефти и нефтепродуктов трубопроводными организациями Самарской области через территорию региона составляет: нефти – свыше 180 млн. тонн и нефтепродуктов – свыше 12 млн. тонн.

В химической промышленности Самарской области индекс физического объема производства за 2011 год составил 114,4%, при этом объем произведенной химической продукции в Самарской области в 2011 году достиг 101,3 миллиардов рублей, что составило 152,7% по сравнению с 2010 годом.

В Самарской области увеличился выпуск аммиака, азотных минеральных удобрений, каучуков синтетических, химических волокон и нитей, пластмасс, карбамидо-формальдегидной смолы, метанола, фенола, ацетона и синтетического этилового спирта.

Такие результаты подтверждаются вложением значительных инвестиций в развитие химической промышленности Самарской области.

В период с 2009 года по 2011 год суммарный объём инвестиций составил 7 млрд. рублей.

 

 

Информация из интернета

Данные сайта «Нефть России», 5 сентября 2014 года

 

Добыча нефти на территории Самарской области в 2015 году достигнет 16 млн. тонн. Об этом заявил врио министра промышленности и технологий области Сергей Безруков.

Он привел положительную динамику роста нефтедобычи в последнее время: в 2013 году - 15,3 млн. тонн (с ростом на 4% от объема 2012 года); за I полугодие 2014 года - 7,7 млн. тонн, это 103,2% от результата I полугодия 2013 года.

При этом в 2013 году суммарный объем переработки нефти самарскими нефтеперерабатывающими заводами превысил 22 млн. тонн.

Рост объемов добычи нефти на территории Самарской области Сергей Безруков объяснил масштабными инвестициями нефтяных компаний. В частности, за период с 2009 по 2013 годы они направили на свое развитие свыше 79 млрд. рублей, а за 2014-2018 годы планируют направить еще свыше 152 млрд. рублей.

Инвестиции направляются на бурение новых эксплуатационных скважин, разработку новых месторождений, применение инновационных технологий добычи нефти, а также увеличение использования попутного нефтяного газа путем его переработки.

Как сообщает http://iadevon.ru, «Роснефть» и «ЛУКОЙЛ» в Самарской области к 2015 году планируют нарастить добычу нефти каждая на 0,5 млн. тонн, «Татнефть» заявила о планах удвоить в 2014 году объемы своей нефтедобычи в регионе. Основным нефтедобывающим предприятием на территории Самарской области является ОАО «Самаранефтегаз» (дочка «НК «Роснефть») с долей в общем объеме добычи нефти 71%. Также в области работают ТПП «РИТЭК-Самара-Нафта» (дочка ЛУКОЙЛа), ЗАО «Санеко», ООО «Татнефть-Самара» (дочка ОАО «Татнефть»), ОАО «Самараинвестнефть», ООО «Благодаров-Ойл», ООО «Регион-нефть», ООО «ТНС-Развитие» и другие.

(Рис. 112, 113)

 

Валерий ЕРОФЕЕВ.

Список литературы

Андрианов В. 2000. «ЮКОС» выходит на малые месторождения. – В газ. «Волжская коммуна», 20 октября 2000 года.

Аширов К. 1968. Плодотворное содружество. – «Волжская коммуна», 24 декабря 1968 года.

Беспалый В.Г. 1994. Состояние геологической среды и основные направления эволюции литосферы под воздействием техногенных факторов. Общие сведения. – В сб. «Экологическая ситуация в Самарской области: состояние и прогноз». Под ред. Г.С. Розенберга и В.Г. Беспалого. Тольятти, ИЭВБ РАН, стр. 33-35.

Беспалый В.Г. 1994. Геологическая среда и человек. Состояние раскрытости геологической среды и ее естественная защищенность. – В сб. «Экологическая ситуация в Самарской области: состояние и прогноз». Под ред. Г.С. Розенберга и В.Г. Беспалого. Тольятти, ИЭВБ РАН, стр. 36-46.

Болкунов И. 1986. Эта трудная степная нефть. – «Волжская коммуна», 18 июня 1986 года.

Брискин А. 1986. Рабочая поступь. Объединению «Куйбышевнефть» - 50 лет. – «Волжская коммуна», 27 декабря 1986 года.

Вазуль Э. 1968. Хозяева недр. – «Волжская коммуна», 24 декабря 1968 года.

Виноградов А. 1993. Жигулёвская нефть под колпаком ЦРУ. – Газета «Самарская Лука», № 4 – 1993 год.

Войлошников В.Д. 1979. Геология. Методы реконструкции прошлого Земли. Учебное пособие для студентов пед. ин-тов по геогр. спец. М., Просвещение, 272 с.

Воротеляк В.Н. 1990. О рационализации природопользования в регионе Самарской Луки в увязке с потребностями народного хозяйства в строительном сырье. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 30.

Гевлич Л. 2000. Вышки. – «Самарский экологический вестник», октябрь 2000 года.

Горбачев А.М. 1981. Общая геология. Учебник для учащихся средних геологических учебных заведений. М., Высшая школа, 351 с.

Город Жигулёвск. Под ред. А.Я. Евдокимова. Куйб. кн. изд-во, 1986 год, 112 стр.

Город на 150-й версте. Страницы истории города Похвистнево 1888-1947 г.г. Под ред. В.В. Ерофеева. ОАО «ИПЦ», г. Похвистнево. 2014 год, 242 с.

Гусева Л.В. 2000. Новые поступления в естественнонаучные фонды музея им. П.В. Алабина. - В сб. «Краеведческие записки». Выпуск IX, посвященный 55-летию Великой Победы и 150-летию Самарской губернии. Самара, изд-во ОАО «СамВен», Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В. Алабина, стр. 210-217.

Гусева Л.В. 2001. Геологические объекты края – история изучения. – В сб. «Самарский край в истории России». Материалы юбилейной научной конференции 6-7 февраля 2001 г. Самара, изд-во ЗАО «Файн Дизайн», с.16-20.

Ерофеев В.В. 1985. Страницы каменной книги. – В сб. «Зеленый шум». Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :29-47.

Ерофеев В.В. 1990. Открытие подземных кладовых. – В сб. «Самарский краевед». Историко-краеведческий сборник. (Сост. А.Н. Завальный). Куйбышев. Кн. изд-во, стр. 311-338.

Ерофеев В.В. 1996. Что таится в самарских недрах? – «Самарская газета», 26 декабря 1996 года.

Ерофеев В.В. 2004. На пути к богатствам «Второго Баку». – В кн. «Ремесло окаянное». Самара, :150-156.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Самарская губерния – край родной. Т. I. Самара, Самарское книжное изд-во, 416 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2008. Самарская губерния – край родной. Т. II. Самара, изд-во «Книга», - 304 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Захарченко Т.Я., Невский М.Я., Чубачкин Е.А. 2008. По самарским чудесам. Самара, изд-во Самарский дом печати. 168 с., цв. вкл.

Захаров А.С. 1971. Рельеф Куйбышевской области. Куйб. кн. изд-во: 1-86.

Захаров А.С. 1986. Каталог памятников природы Куйбышевской области. Куйбышев: 1-77.

Захаров Ю.В. 1977. Город Отрадный. Историко-экономический очерк. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-128.

Иванов А.М., Поляков К.В. 1960. Геологическое строение Куйбышевской области. Куйбышев. :1-84.

Книга Большому Чертежу. М.-Л., изд-во АН СССР, 1950.

Кнор А. Нефтяные кладовые Кошек. – «Волжская коммуна», 19 сентября 1998 года.

Лебедев Д.М. 1950. География в России петровских времен. М.-Л. Изд-во АН СССР.

Лепехин И.И. 1795. Дневные записки путешествия академика Лепехина. т.1, изд-во Императорской АН.

Леров В. 1968. Нефтяная быть Жигулей. – «Волжская коммуна», 24 декабря 1968 года.

Манаенков И. 1993. Законсервированные нефтяные скважины переданы в собственность Самарской области. Нефти можно теперь добывать в семь с половиной раз больше. – Губернский вестник, № 38 – 1993 год, сентябрь.

Минерально-производственный комплекс неметаллических полезных ископаемых Самарской области. Под ред. Н.Н. Ведерникова, А.Л. Карева. Изд-во Казан. ун-та. 1996. :1-188.

Миргородский В. 1986. Пятидесятилетие добычи «черного золота». – «Волжский комсомолец», 19 августа 1986 года.

Музафаров В.Г. 1979. Основы геологии. Пособие для учащихся. М., Просвещение, 160 с.

Нефтяное и сланцевое х-во. Журнал. 1921. т. 1-4, стр.191.

Нефтяной комплекс Куйбышевской области (30-е – 50-е годы ХХ в.) Становление и развитие. Сборник документов. Самара. Изд-во ООО «Кредо», 2005. :1-672.

Нечаев А.Н., Замятин Н.Н. 1913. Геологическое исследование северной части Самарской губернии (области реки Сока и Самарской Луки) – Тр. Геол. ком-та, нов. серия, вып.84. СПб.

Обедиентова Г.В. 1953. Происхождение Жигулевской возвышенности и развитие ее рельефа. – Мат-лы по геоморфологии и палеогеографии СССР. М., изд-во АН СССР: 1-247.

Обедиентова Г.В. 1991. О геологических эталонах и стратотипах Самарской Луки. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 2/91. Самара», стр. 30-39.

Остен-Сакен. 1863. О вероятности открытия месторождений нефти во внутренних губерниях России. – Горн. журнал, т.3, стр. 126.

Паллас П.С. 1773. Путешествие по разным провинциям Российской империи, ч.1. СПб.

Памятники природы Куйбышевской области. / Составители В.И. Матвеев и М.С. Горелов. Куйбышев. Куйб. кн. изд-во. 1986. 160 с.

Приволжский Б. 1994. «Чает быть немалую прибыль государству». – «Аргументы и факты», № 34 – 1994 год, август.

Природа Куйбышевской области. Куйбышевоблгосиздат, 1951, 405 с.

Природа Куйбышевской области. Куйб. кн. изд-во, 1990, 464 с.

Розенберг Г.С. 1994. Нарушение земель при добыче нефти и нерудных строительных материалов. (В гл. «Промышленная нагрузка»). – В сб. «Экологическая ситуация в Самарской области: состояние и прогноз». Под ред. Г.С. Розенберга и В.Г. Беспалого. Тольятти, ИЭВБ РАН, стр. 210-212.

Романовский Г.Д. 1868. О самарских нефтяных источниках и каменноугольной почве Стерлитамакского уезда. - Горн. журнал, т.3, стр. 209.

Рубцов В. 2000. Первопроходцы, творцы и рекордсмены. – «Волжская коммуна», 30 сентября 2000 года.

Соколов Н.И. 1937. К вопросу о тектонике Самарской Луки. – Бюллетень Московского общ-ва испытателей природы, т.15 (3), :275-293.

Сокольский А. 1986. «Черное золото» Среднего Поволжья. – «Волжская заря», 6 сентября 1986 года.

Стоша А. 2000. Нефтегорский район – основное место добычи. – Газета «Зелёный мир», № 23-24, октябрь 2000 года.

Стулов Ф.П. 1979. В тылу, как на фронте. – В сб. «Краеведческие записки». Выпуск V. Куйбышев, Куйбышевское книжное издательство, стр. 87-91.

Такоев Д.А., Иванов А.И. 1960. Волжская нефть. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-96.

Татаринова Л.И. 2000. Самое драгоценное из всех полезных ископаемых. – В сб. «История, достижения и проблемы геологического изучения Самарской области». Сборник научных трудов, посвященный 300-летию геологической службы России. Самара, с.147-150.

Тезикова Т.В. 1975. Самарская Лука. Краткая физико-географическая характеристика восточной части. В сб. «Краеведческие записки». Выпуск III. Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, с. 16-38.

Учайкина И.Р., Александрова Т.А. 1987. География Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 112 с.

Фёдоров А. 1990. Нефть и люди. – «Волжский комсомолец», 29 апреля 1990 года.

Чем еще богаты недра самарские? – В газ. «Волжская коммуна», 15 октября 1996.

Шарлот В.М. 1979. Город Новокуйбышевск. Социально-экономический очерк. Куйб. кн. изд-во, 160 стр.

Шарлот В.М. 1986. У станции Липяги. Документальная повесть о строителях большой химии. Куйб. кн. изд-во, 216 стр.

Шарлот В.М. 1996. Это наш завод. Страницы истории Новокуйбышевского нефтеперерабатывающего. – Самара, кн. изд-во, 1996 год. 287 стр.

Шестаков К. 1990. Тропа над Волгой. – «Волжская коммуна», 1 февраля 1990 года.

Широкшин, Гурьев. 1830. Геологическое обозрение правого берега р. Волги от г. Самары до пределов Саратовской губ. - Горн. журнал, т.1. стр. 297-298.

Широкшин, Гурьев. 1831. Геогностическое обозрение правого берега р. Волги от г. Самары до р. Свияги. – Горн. журнал, т.3, стр. 17.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу