При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Членистоногие

Они есть везде.

Нет, это не микроорганизмы. Те, о ком мы сейчас поведем речь – представители совсем другого царства - животных, и уровень организации этих существ, и вообще строение тела неизмеримо более сложны, чем строение простой микробной клетки.

Они – это тип членистоногих животных. Если вирусы, бактерии, цианеи и прочие прокариоты – основание эволюционного дерева живых организмов, то членистоногие стоят на одной из его вершин (рис. 1-7).

Энтомологические числа

О том факте, что древо эволюции животного мира имеет не одну, а две вершины, знают, вероятно, не все. Конечно же, первая из двух ветвей гораздо более известна; она объединяет так называемых вторичноротых животных и увенчана классом млекопитающих, а в их числе – и человеком разумным. Вторая ветвь несет на себе животных первичноротых; на ее вершине находится класс насекомых из типа членистоногих.

Если первая ветвь эволюции царства животных закончилась созданием социального разумного существа – вида гомо сапиенс, то вторая вершина древа, видимо, лишь чуть-чуть не дотянула до уровня первой – социальные существа здесь имеются (это социальные насекомые – муравьи, пчелы, осы, термиты), однако выйти на уровень разума они так и не смогли.

Но, однако, этот их недостаток с лихвой компенсируется численностью, значением и распространением членистоногих в природе. Они действительно есть повсюду – в океанских водах и на огромных пространствах континентов, в воздухе и в почве, в середине миллионного города и в центре знойной пустыни.

Уже одно то, что число видов членистоногих намного превосходит число видов любой другой группы животных, а многие из них к тому же способны размножаться невообразимо быстро и в несметных количествах, превращает членистоногих и особенно насекомых в мощный биотический фактор любого природного сообщества. По подсчетам специалистов, на Земле одновременно обитает 1017 насекомых. Если это число вам ничего особенного не говорит, то вот сравнительные данные: на каждого человека нашей планеты приходится около 250 миллионов экземпляров насекомых. И это ведь не просто какая-то аморфная биологическая масса, это организмы, активно участвующие в самых разнообразных природных процессах.

Есть такое выражение: астрономическое число. Это значит – очень, очень много, беспредельно много. Между тем, по выражению известного популяризатора науки Ю.Д. Дмитриева, «энтомологические» числа бывают также чудовищно велики.

Только что приводилась цифра численности насекомых на планете. Она, конечно, огромна. Но знает ли кто, какое количество насекомых могло бы появиться на Земле, если бы они реализовали весь потенциал своего механизма воспроизводства?

Известная всем свекольная тля, крохотное, с булавочную головку существо, за одно лето дает, как минимум тринадцать новых поколений, откладывая за один раз всего сотню яиц. Если бы выживало все потомство только одной тли, то уже в третьем поколении их был бы миллион, в пятом – десять миллиардов, а в последнем, тринадцатом – 1025(!) насекомых (рис. 8).

Чтобы нагляднее представить себе это число, приведем такое сравнение. В среднем каждая тля имеет длину тела всего 0,2 миллиметра. Между тем 1025 тлей могут покрыть всю планету слоем в 40 сантиметров, а, вытянувшись в одну цепочку, - протянуться от Земли до Солнца 10 миллиардов раз!

Между тем науке известны насекомые еще более плодовитые, чем тли. И потому, не будь отлаженного миллионами лет механизма сдерживания размножения насекомых, уже давно на планете разразилась бы невиданных размеров катастрофа!

Говоря о положительном или отрицательном значении насекомых, необходимо помнить, что эти оценки часто весьма субъективны и отражают лишь наше отношение к тем или иным результатам их деятельности. В природе нет и не может быть абсолютно вредных или абсолютно полезных видов, даже если речь идет об отношении их к человеку и к его деятельности. И насекомые – вредители сельского и лесного хозяйства – это всего лишь формы, прямо или косвенно наносящие нам ущерб, причем если в одних случаях «вредные» свойства какого-либо насекомого оказываются вредными, то в других они же приносят нам большую пользу.

За примерами далеко ходить не нужно. Вот, казалось бы, такие серьезные враги леса, как короеды и древоточцы – какая от них может быть польза? Между тем эти жучки выполняют важнейшую функцию в лесных биоценозах - способствуют скорейшему разложению отмерших древесных остатков, то есть включению их снова в великий круговорот жизни на планете! Ведь большинство видов короедов живет внутри мертвых древесных стволов; и даже представители тех видов, что питаются живыми тканями дерева, объективно играют положительную роль в естественном отборе: на здоровый лес вредители не нападают, от них страдают лишь больные и ослабленные растения.

Или еще пример. Что может быть надоедливее комнатной мухи? Уж она, найдет, казалось бы, самые немыслимые места для проникновения куда угодно, к тому же для нее безразлично, на какую поверхность садиться – на полировку, стекло, пластик. Везде это назойливое создание чувствует себя «как дома» (рис. 9).

Однако именно это свойство мухи – свободно бегать по любому субстрату – и заинтересовало инженеров. Лапки насекомого подверглись всесторонним исследованиям, и в результате сегодня уже созданы опытные образцы некоего «мухохода» - аппарата с принципиально новым движителем, способного передвигаться по вертикальной стене и даже по потолку из любого материала (научное название такого аппарата – адгезоход). Правда, до мушиной скорости и липкости ему еще далеко, но здесь, как говорится, дело лишь в технике и неограниченной возможности ее совершенствования.

А сколько еще предстоит сделать открытий в этом пока еще практически неизведанном мире членистоногих! Открыть новые свойства, тысячи и миллионы новых видов…

Конечно же, при всем разнообразии членистоногих у всех представителей типа имеются и общие признаки, как это и должно быть в каждом систематическом подразделении живого мира. Такими признаками являются, во-первых, хитиновый покров тела, образующий наружный скелет животного, во-вторых, деление тела на сегменты, но не на сходные один с другим, как у кольчатых червей, а на хорошо отличающиеся друг от друга, так называемые гетерономные. При этом группы сегментов образуют особые отделы тела (чаще всего это бывают голова, грудь и брюшко). В-третьих, у всех членистоногих есть суставчатые конечности, которые подвижно, опять же с помощью суставов, соединены с телом.

Ракообразные

Тип членистоногих систематики разделяют на четыре основных подтипа; один из них полностью вымер еще в конце палеозоя (это трилобиты), а три оставшихся здравствуют и поныне – жабродышащие, хелицеровые и трахейные.

К жабродышащим принадлежит всего один класс – ракообразные. Это почти исключительно водные организмы; несколько сотен их видов обитает и в Самарской области.

Конечно же, самые известные из пресноводных ракообразных – речные раки, а из морских – креветки и крабы. Однако все упомянутые животные в «экономике» природы занимают очень скромное место. Гораздо более важную роль играют мельчайшие планктонные рачки, которые всегда присутствуют в толще естественных водоемов, а в отдельные благоприятные годы, что называется, кишат. В пищевой пирамиде водных экосистем эти существа находятся почти у ее основания; ниже рачков стоят лишь водоросли и бактерии, которыми только и могут питаться подобные мельчайшие животные.

Большинство планктонных рачков, обитающих в реках и озерах нашей области, принадлежит к двум отрядам – ветвистоусых и веслоногих ракообразных. В первый из них входят довольно примитивные организмы с непостоянным числом сегментов тела, особыми брюшными ножками, выполняющими роль жабр, и вилочкой на конце брюшка; наиболее известные представители этого отряда – дафнии, или водяные блохи. Ко второму относятся рачки, у которых брюшные ножки полностью отсутствуют, а голова и грудь срослись, образуя головогрудь. Представители довольно известного рода циклопов из этого отряда получили свое название за единственный глаз, который сохраняется у взрослых организмов еще с личиночной стадии (рис. 10, 11).

Из представителей других групп низших ракообразных нашей фауны можно упомянуть также жабрового рачка – артемию салину, изредка встречающегося у нас в небольших озерцах. Более редким следует считать весеннего щитня – своеобразного рачка из группы листоногих, порой в массе появляющегося в лужах и прочих хорошо прогреваемых водоемах после дождя. Сюда же относится отряд карпоедов – мельчайших кожных паразитов рыб, главным образом из семейства карповых; ракушковых рачков, или остракод – крохотных (чаще всего 2-3 сантиметра) планктонных или донных ракообразных, тело которых целиком заключено в двустворчатую непрозрачную раковину, из-под которой выглядывают лишь плавательные конечности (рис. 12-15).

Группа высших раков в нашей фауне представлена значительно меньшим числом видов. Это, например, мизиды и бокоплавы, имеющие довольно заметное кормовое значение для рыбного населения водоемов. Первый из упомянутых отрядов представлен в наших волжских водохранилищах лишь четырьмя видами. Один из них, парамизида Ульского, относится к древним аборигенным видам Каспийского бассейна. Остальные три вида в разное время за последние двадцать пять лет были переселены в Саратовское водохранилище, а также Куйбышевское из ряда водоемов страны, в том числе из Азовского моря и озера Байкал. Так, в 1972-1974 годах Астраханская производственно-акклиматизационная станция выпустила в Волгу около Сызрани свыше 70 миллионов рачков-мизид (рис. 16).

В группе бокоплавов, обитающих в нашей области, также довольно много завезенных видов; например, в 1979 году в Саратовское водохранилище их было выпущено 6,2 миллиона экземпляров, а в Куйбышевское водохранилище – еще 2,5 миллиона. Теперь в нашем крае из восьми видов бокоплавов шесть относят к древней аборигенной фауне Волжско-Каспийского бассейна, а два вида – вселенцы, в основном из Байкала (рис. 17).

Однако необходимо учесть, что акклиматизационные работы в волжских водохранилищах проводятся, как правило, без достаточного научно-экологического обоснования. Рыбохозяйственники весьма смутно представляют себе отдаленные последствия такого вселения. Многолетняя практика подобных работ как у нас в стране, так и за рубежом показывает, что во многих случаях вселяемые организмы попросту не приживаются на новом месте, в результате чего значительные государственные средства, потраченные на их перевозку, пропадают впустую. Даже в случае удачной акклиматизации появляется опасность «видового загрязнения» местных биоценозов, в данном случае Волги, неизученными организмами; ведь в истории нашей цивилизации известно было множество случаев, когда организмы, совершенно безобидные у себя дома, оказывались настоящим бедствием для приютившей их экосистемы. Достаточно вспомнить, зарастание водоемов Европы канадской элодеей и водным гиацинтом, нашествие кактуса опунции и кроликов на Австралию, прожорливого колорадского жука из Америки на нашем картофеле и множество других похожих фактов.

Между тем большие возможности в качестве кормовой базы рыбного хозяйства таит коренная волжская фауна водных рачков. Сейчас она нуждается в усиленном многоплановом изучении как никогда раньше. Здесь возможно даже открытие новых для науки видов животных; так, например, в начале 70-х годов С.М. Ляхов, директор Куйбышевской биологической станции Института биологии внутренних вод АН СССР (ныне Институт экологии Волжского бассейна РАН) описал в Саратовском водохранилище новый вид бокоплава из группы стеногаммарусов.

И, конечно же, особо нужно будет сказать о самом известном представителе ракообразных, который, собственно и дал этому классу такое название – о самом обыкновенном речном раке, принадлежащему к отряду десятиногих ракообразных. Из четырех видов речных раков России на территории Самарской области встречается только один – узкопалый (рис. 18).

Он в стране наиболее широко распространен и, как считают ученые, имеет явную тенденцию вытеснять родственные виды из тех водоемов, где они имеют совместное «жительство». Мало того, по результатам ряда исследований выяснено, что в не таком уж далеком прошлом в Поволжье можно было встретить и широкопалого рака, ныне распространенного лишь в водоемах самых западных регионов СССР – в Прибалтике, Белоруссии, Западной Украине. Узкопалый рак вытеснил своего широкопалого собрата с огромных территорий, в том числе с места возникновения последнего как биологического вида, которым, по данным палеонтологии, были районы Северного Прикаспия.

Речные раки всегда был важнейшим объектом ловли на внутренних водоемах нашей страны. Начиная с восьмидесятых годов XIX века, Российская империя занимала ведущее место в Европе по добыче раков. Тогда их мировая добыча достигала 50 миллионов штук в год, и при этом более половины (около 30 миллионов) вылавливалось в России. В настоящее время в стране ежегодно добывается около 10 миллионов раков. Основную часть этого улова составляет широкопалый рак, так как промысел деликатесного беспозвоночного наиболее развит в западных регионах страны.

Хотя Среднее Поволжье в настоящее время имеет достаточную базу для промысла речного рака, все же приходится с сожалением констатировать, что огромные его запасы у нас используются очень незначительно. Так, например, в начале 80-х годов, по данным областной инспекции рыбоохраны, вылов раков на Саратовском водохранилище не превышал 300 центнеров ежегодно (это, конечно, капля в море).

Между тем наш край издавна был местом промысла речного рака. Так, например, на реке Самаре около села Богатого еще в довоенные годы существовали целые артели раколовов-профессионалов, и при этом бывали годы, когда каждый ловец сдавал ежедневно до пятисот раков, потребителями которых были лучшие рестораны города (рис. 19).

Итак, все ракообразные - водные животные. Лишь небольшие группки из некоторых отрядов высших раков выработали те или иные приспособления для жизни в воздушной среде. К таким животным относятся известные, пожалуй, всем нам представители отряда равноногих ракообразных – мокрицы. В местах с повышенной влажностью, где чаще всего и обитают эти животные, листочки на их жабрах покрываются тончайшим слоем воды, благодаря чему у них и осуществляется дыхание (рис. 20).

Паукообразные

А вот представители второго подкласса членистоногих – хелицеровые – почти исключительно животные суши. Малопонятное для многих название только что упомянутой группы объясняется довольно просто: у этих членистоногих первая пара головогрудных конечностей в течение миллионов лет эволюции превратились в совершенно особое орудие – хелицеры, служащее для размельчения пищи. Вторая же пара их ножек носит название педипальпы, и выполняют в основном осязательную и хватательную функции (рис. 21).

В нашей фауне к хелицеровым принадлежит лишь один класс – паукообразные. Строго говоря, у них не восемь конечностей, а двенадцать; просто первые две пары, как уже говорилось, сильно изменились, что связано с их участием в процессе питания. А вот ходильных ног у паукообразных животных действительно восемь. Безусловно, самый известный отряд этого класса – собственно пауки. Зоологам известно из уже более 20 тысяч видов; на территории же области обитает не более сотни представителей отряда.

Главное отличие пауков от всех прочих паукообразных – это, конечно же, способность вырабатывать с помощью особых желез тончайшую липкую паутину и плести из нее ловчие сети. Миллионы лет эволюции научили восьминогих охотников делать это в совершенстве и очень быстро; наш обычный паук-крестовик при собственных размерах 1-2 сантиметра за несколько часов сооружает прекрасную сеть диаметром до метра и более (рис. 22, 23).

Выделять паутину не разучились даже виды пауков, освоившие водную среду; самым известным из них, безусловно, является паук-серебрянка. Правда, он строит в глубине пруда или тихого речного залива не ловчую сеть в обычном нашем понимании, а воздушный колокол с системой отходящих от него сигнальных нитей. Паутина в воде, конечно же, теряет свою липкость, поэтому водный паук вынужден хватать не приклеенную к ней добычу, а просто любую, которая заденет за сигнальные концы, веером расположенные вокруг колокола. Главная добыча серебрянки – водяные ослики и личинки некоторых водных насекомых (рис. 24).

Стоит назвать еще двух наших пауков, выделяющихся из всех прочих одной малоприятной для нас особенностью – их укус опасен для человека. Правда, яд такого паука, как тарантул, для людей не смертелен, однако может вызвать сильную боль и недомогание, не проходящие несколько дней. Тарантул живет в вырытых в земле норках, которые выстилает паутиной. Этот паук привык очень часто менять места жительства; норки же служат тарантулу лишь временным убежищем (рис. 25).

Но на самом юге области, в степях, изредка можно встретить внешне ничем не примечательного паука сплошь черного или темно-коричневого цвета с мелкими красными пятнышками на спине. Это – каракурт, паук, яд которого смертельно опасен для человека и высших животных. Недаром его название в переводе с казахского языка означает «черная смерть». В последние годы массовые распашки степей, выпас скота значительно сократили его численность в нашем крае. Между тем, по данным академика Е.Н. Павловского, в 1913 году в Самарской Губернии было укушено каракуртом 172 верблюда, 218 лошадей, 116 коров, из которых соответственно 57, 36 и 14 погибли. Единичные случаи находок каракуртов в 20-х годах были отмечены также в Сергиевском и Кинельском районах (рис. 26).

Очень широко представлена в фауне нашего края еще одна крупная группа паукообразных – клещи. Среди них есть почвенные обитатели, есть паразитические формы, освоили клещи также и водную среду.

Огромна почвообразовательная роль клещей. На территории области из таких форм следует прежде всего отметить представителей семейства орибатид и гамазид; согласно исследованиям М.М. Алейниковой, в наших хвойных и мелколиственных лесах обитает от 3 до 6 тысяч гамазовых клещей на каждый квадратный метр лесной подстилки. В то же время на такой же площади поверхностного слоя почвенного луга численность этих организмов составляет лишь 1-1,6 тысячи особей (рис. 27).

Довольно большое число видов клещей являются паразитами человека, животных и растений. Так, чесоточный зудень, живущий в роговом слое кожи человека, вызывает мучительную болезнь – чесотку. Клещи из группы иксодовых относятся к кровососущим организмам, а их хозяевами может быть и человек, и млекопитающие животные; иксодовые клещи являются переносчиками опасных заболеваний, в первую очередь весенне-летнего энцефалита, пироплазмоза, клещевого сыпного тифа и некоторых других (рис. 28, 29, 30).

Целый ряд растительноядных клещей нашей фауны – серьезные вредители зерновых, плодово-ягодных и огородных культур. Питающийся соком злаков хлебный клещик вызывает отмирание верхушечного листа растения. Грушевый, смородинный и земляничный клещики повреждают листья и почки у соответствующих садовых растений. А вот паутинный клещик, в отличие от них, не является столь узкоспециализированным – он повреждает более чем 100 видов огородных культур, в том числе помидоры, баклажаны, тыквы, огурцы (рис. 31-33).

Интересный факт – биологи смогли найти управу на паутинного клещика, обнаружив его естественного врага, и, как ни странно, тоже… среди клещей, а именно – представителя рода фитосейулюс. Биологический метод борьбы с вредителем оказался очень эффективным. Например, в парниковых хозяйствах совхоза «Тепличный» Волжского района, где уже давно выращиваются огурцы к столу горожан, для борьбы с паутинным клещиком по рекомендации областной станции защиты растений еще в 80-х годах прошлого столетия применялся лишь исключительно фитосейулюс. Метод по сей день дает 95-97 процентов уничтожения вредителя (рис. 34).

Пауки и клещи – две самые крупные группы паукообразных в нашей фауне; однако ими класс еще далеко не исчерпывается. На территории области встречаются представители еще двух весьма своеобразных отрядов паукообразных: лжескорпионов и сенокосцев. Первые действительно похожи на скорпионов по внешнему виду, но на этом сходство и заканчивается. Лжескорпионы – очень мелкие организмы (от 1 до 7 миллиметров); питаются они в основном лишь разлагающимися древесными остатками, а потому их можно встретить под корой пней, в лесной трухе, под упавшими бревнами. Книжный лжескорпион может жить в книгах и питаться бумагой; поэтому он – серьезный враг библиотек и архивов.

Сенокосцы по внешнему виду напоминают пауков, однако их легко отличить от последних по очень длинным и тонким ножкам, легко отрывающимися при схватывании. Отброшенная нога довольно долго совершает колебания, напоминающие движения косы при ручной косьбе; из-за такого свойства сенокосцы и получили название своего отряда. Обыкновенный сенокосец очень широко распространен в нашей области от севера до ее юга; его нередко можно встретить и в деревне, и центре крупного города и даже под крышей жилища человека (рис. 35).

Как уже отмечалось, хелицеровые в основном наземные животные. Все их формы, обитающие на суше, в том числе класс паукообразных, дышат атмосферным воздухом с помощью легких или особой системы трубочек – трахей, разбросанных пор всему телу.

Многоножки

Другой подтип членистоногих животных, вершина эволюции этой группы, что называется, «в полном составе» использует способ дыхания атмосферным воздухом с помощью трахей. Именно поэтому он и получил название «подтип трахейные». Как оказалось, природа в лице этих животных создала один из наиболее выдающихся своих шедевров; так или иначе, трахейные не имеют аналогов в животном царстве по степени своего разнообразия (главным образом за счет класса насекомых) и мало кому уступают по степени распространения на земной суше. Правда, они, практически не освоили пространства Мирового океана, но это вполне объяснимо: трахейный способ дыхания был создан эволюцией специально для организмов, существующих в воздушной среде, но никак не в водной, тем более океанической.

Трахейные включают в себя два класса – многоножки и насекомые. Они резко отличаются друг от друга по числу видов: на Земле известно около 10 тысяч различных многоножек и около 1,2 миллиона видов насекомых.

Многоножки – исключительно почвенные животные, в просторечии чаще всего именуемые «сороконожками». Действительно, их длинное червеобразное тело разделено на множество сегментов (от 14 до 180 у разных систематических групп), каждый из которых несет пару ног. При таком разнообразии числа конечностей научное название класса представляется все же более удачным. В самом деле, копая червей для рыбалки, обрабатывая огород или просто перевернув камень, мы чаще всего встречаемся не с «сороконожками», а с другими организмами – от «четырнадцатиножек» до «стовосьмидесятиножек» (рис. 36).

(Подпись к рис. 36. Многоножки: 1 — симфила (Scolopendrella immaculata); 2 — пауропода (Pauropus silvaticus); 3—6 — двупарноногие (3 — кистехвост (Polyxenus lagurus), 4 — многосвяз (Polydesmus denticulatus), 5 — броненосец (Glomevis zonata), 6 — кивсяк (Julus memorensis), 7—10— губоногие (7 — сколопендра (Scolopendra inermipes), 8— землянка (Clinopodes flavidus), 9 — костянка (Lithobius forficatus), 10 — мухоловка (Cermatica variegata).

Самые известные из них в нашем крае – это, пожалуй, кивсяки; тот, кто хоть раз копал землю в лесу, расположенном в любой точке нашей области, наверняка встречал кивсяка из рода полидесмус – этакого малоподвижного увальня, похожего на толстого черного червя, от прикосновения сворачивающегося в кольцо ножками внутрь. Довольно обычна у нас также костянка, небольшая (2-3 сантиметра) многоножка светло-коричневого цвета из группы губоногих, обитающая в рыхлой лесной почве, под камнями или под корой упавших деревьев (рис. 37, 38).

Исследования, проведенные Л.П. Молодовой в почвах дубрав Жигулевских гор, показали, что местная фауна многоножек заметно отличается по видовому и количественному составу от таковой Среднего Поволжья и вообще всей Русской равнины. В то же время она имеет определенное сходство с фауной Южного Урала, Сибири и даже Дальнего Востока. Так, если на всей территории Восточной Европы от Прибалтики до Заволжья в почвах дубрав существенно преобладают многоножки из семейства геофилид, то в Жигулях, в единственной точке всего этого тысячекилометрового пространства, над всеми многоножками господствует семейство литобиид. На южном же склоне волжских гор литобиид вдвое (!) больше, чем геофилид; для почвенной зоологии это примерно такая же аномалия, как если бы в химии вдруг один из элементов перестал бы подчиняться законам таблицы Менделеева…

Здесь же, в почвах Жигулей, отмечен ряд видов многоножек, характерных лишь для восточных районов страны. Так, эскариус японский из группы геофилид в СССР ранее был отмечен лишь в дубравах Приморья, Приамурья, Бурятии, Западной Сибири; около тысячи километров отделяют крайнюю западную точку его основного ареала от Жигулевских гор. В лице этой многоножки, таким образом, мы имеем еще одно доказательство связи фауны Зауралья и Самарской Луки.

Насекомые

Мы подошли в своем обзоре к весьма примечательному классу животного царства – к насекомым. Говорить кратко об этом классе чрезвычайно трудно; насекомым посвящено тысячи монографий, множество книг – от учебников до популярных детских изданий. Сейчас описано 1,2 – 1,3 миллионов видов насекомых, что уже составляет около 70 процентов от общего числа всех известных видов животных (в нашей области, по ориентировочным оценкам, должно обитать не менее 10 тысяч видов насекомых). Но гораздо более поражает другая цифра: энтомологи считают, что число пока еще неоткрытых видов насекомых составляет величину не меньшую, чем число видов, известных науке ныне. Некоторые специалисты утверждают даже, что на планете существует еще не менее чем полтора миллиона видов этих существ.

А может быть, их гораздо больше? Ведь в тридцатых годах XIX века, когда науке было известно всего лишь 30 тысяч видов насекомых, один из крупнейших зоологов того времени, английский профессор Окен рискнул публично высказаться, что, возможно, еще примерно столько же видов насекомых пока не открыто для ученого мира.

И что же? Ученый повергся всеобщему осмеянию!

Однако уже через 100 лет после его пророчества энтомологам было известно одних только бабочек более 80 тысяч видов. Сейчас во всем мире ежегодно открывают в среднем около тысячи новых насекомых (это примерно три вида каждый день)!

Признаки принадлежности к классу насекомых достаточно хорошо известны нам еще со школьных лет. Это, в первую очередь, наличие у животного трех пар ног, а также достаточно четкое разделение тела на голову, грудь и брюшко; конечности при этом находятся лишь на грудном отделе. Кроме того, подавляющее большинство насекомых имеют крылья и обладают способностью к полету; они – единственный класс беспозвоночных животных, освоивший в полной мере воздушную среду (рис. 39).

Лишь небольшая, наиболее примитивная группа насекомых никогда не имела возможности совершать полеты; они таки называются – первичнобескрылые (иногда их еще именуют просто низшими насекомыми, наверное, вполне справедливо). К ним относятся в основном почвенные животные. Всего из этой группы насекомых у нас обтают представители следующих отрядов: протуры, небольшие организмы, очень похожие на многоножек формой тела, но имеющие все же три пары конечностей; ногохвостки, у которых последние сегменты тела превратились в особую прыгательную вилку, позволяющую им совершать необыкновенно далекие для их размеров прыжки; двухвостки – довольно мелкие (2-3 миллиметра) малоприятные насекомые, живущие в почве, под камнями, под корой деревьев, уже отмерших или старых пней; наконец, щетинкохвостки, небольшие насекомые с блинным телом, иногда по ночам бегающие в кухнях, домах, на складах (рис. 40).

Все остальные представители мира шестиногих ученые относят к крылатым, или высшим насекомым; если, однако, мы иногда видим насекомое, хоть и не почвенное, но крыльев все же не имеющее (таковы, например, блохи, вши, тли, рабочие особи муравьев и термитов, некоторые другие), то это вовсе не значит, что они относятся к первичнобескрылым. Предки их, безусловно, были наделены способностью летать, но потомки перешли к такому образу жизни, который заставил их потерять крылья. Потому-то такие виды и называют вторичнобескрылыми.

Энтомологами сейчас выделено не менее 40 отрядов высших насекомых; представители большинства из них обитают в пределах средней полосы Европейской части СССР. В нашем обзоре, однако, из-за недостатка места имеет смысл привести сведения лишь об отрядах, наиболее распространенных в нашем крае или самых интересных в том или ином отношении.

Разумеется, отдельные группы высших насекомых, хотя они и носят это общее для всех их название, не могут быть равны между собой по уровню организации и по ряду других признаков. Миллионы лет эволюции четко сформировали два типа процессов превращения этих животных от стадии отложенного яйца до стадии взрослого насекомого; энтомологи называют один из этих типов развитием в неполным превращением, а другой, соответственно, с полным.

Первый из них содержит в своей цепочке следующие звенья. Сначала из отложенного яйца выходит личинка, очень похожая на взрослое насекомое, которая в процессе роста несколько раз линяет (на каждой из таких ступенек она именуется, соответственно личинкой первого, второго, третьего и последующих поколений). Наконец, после заключительной линьки личинка превращается во взрослую половозрелую особь. Процесс же развития насекомого по полному циклу, кроме всех уже перечисленных звеньев, включает в эту цепочку еще одну стадию, которая называется куколкой; личинки таких насекомых совершенно не похожи на взрослую стадию и имеют характерную червеобразную форму тела.

Отряды насекомых, представители которых проходят неполный цикл превращений, считаются более примитивными группами. В средневолжской энтомофауне такими отрядами следует назвать стрекоз, прямокрылых, полужесткокрылых (клопов), поденок, тараканов, уховерток, трипсов (пузыреногих), сеноедов, пухоедов, вшей и равнокрылых. В этом обзоре более подробно расскажем лишь о первых трех из них.

Стрекозы

Стрекозы известны, пожалуй, всем. Когда наблюдаешь за ними, порой кажется, что они словно вытанцовывают в воздухе умопомрачительные фигуры, достойные самого Махмуда Эсамбаева – то делают крутые виражи, то застывают на одном месте, словно вертолет, а то вдруг с бешеной скоростью уносятся куда-то вдаль. На самом же деле эти «танцы» ничего общего не имеют с искусством в нашем человеческом понимании, стрекозы делают воздушные «па» не просто так – они охотятся. Да, да, это «легкое порхающее существо» - страшный хищник, ловкий воздушный налетчик. Стрекоза средних размеров за час может поймать и съесть до 20 мух – это почти равно ее собственному весу!

В стрекозе все приспособлено для полета и воздушной охоты. Мощная мускулатура крыльев позволяет ей долго находиться в воздухе и висеть на одном месте, и мчаться с огромной скоростью. Некоторые виды стрекоз на прямой «дистанции» развивают скорость до 150 километров в час; для сравнения скажем, что скорость стрижа, символа стремительности, всего лишь 100-120 километров в час.

Даже ноги стрекозы приспособлены не для передвижения (ползают эти насекомые медленно и неохотно), а для удержания пойманной добычи. И, конечно же, стрекоза имеет огромные, великолепно и своеобразно устроенные глаза: верхняя их часть предназначены для обнаружения любого мелкого воздушного объекта, а вот нижнюю половину глаза стрекоза использует при преследовании добычи, при определении ее координат, скорости, изменений в движении.

Личинки стрекоз ведут подводный образ жизни. У них имеются трахейные жабры, с помощью которых насекомые и дышат. Во всех своих повадках личинка, как и взрослое насекомое, остается кровожадным хищником. Она – гроза мелких водных беспозвоночных и даже мальков рыб и головастиков лягушек. «Подводная стрекоза» имеет даже специальное оружие охоты, так называемую маску. Это – сильно увеличенная нижняя губа насекомого, снабженная острыми крючьями и способная резко выбрасываться к добыче далеко вперед на весьма значительное расстояние, равное иногда длине тела самой личинки (рис. 41, 42).

В отряде стрекоз энтомологи насчитывают восемь основных семейств. Представители семейства красоток легко узнаются по одинаковым передним и задним крыльям, нестебельчатыми у основания. Особенно отличима от прочих стрекоз красотка-девушка: у самцов этого вида крылья почти до вершины темно-синие, а у самок – светло-дымчатые, с бурыми жилками. Стрекозы из рода стрелок – самые маленькие представители отряда в нашей фауне; в народе их обычно называют «ниточка-иголочка». И в самом деле, у них очень тонкое, буквально иголочной толщины брюшко, медленный, порхающий полет, одинаковые и передние, и задние крылья, но, в отличие от красоток, стебельчатые у основания (рис. 43, 44).

Семейства коромысла, бабки, дедки и настоящие стрекозы объединены общим названием «разнокрылые» - у них задние и передние крылья не равны между собой по размерам. У дедок глаза между собой вообще не соприкасаются. Коромысла имеют слегка соприкасающиеся глаза, но на лопасти нижней губы у них отсутствует надрез. Бабки и настоящие стрекозы весьма сходны между собой, но у представителей первого семейства задний край глаза в полукруглым выступом, у стрекоз же такого выступа нет – задний край глаза совершенно гладкий.

Из первого семейства жителям нашей области наиболее знакома, пожалуй, стрекоза коромысло большое, крупное, до 5 сантиметров в длину, насекомое с коричневым брюшком, покрытым голубыми пятнами. Дедка обыкновенный имеет черное брюшко с желтыми полосками, длина его тела 30-35 миллиметров. Стрекоза бабка зеленая и в самом деле имеет тело зеленого цвета с металлическим отливом. Но в нашей области ее можно видеть не везде и не всегда. Порой, однако, бывают массовые вылеты насекомого, и тогда бабка зеленая появляется во множестве. Наконец, наш обычнейший вид, желтая стрекоза, которая встречается буквально повсюду – на лугу и в лесу, в центре города и на деревенском плетне. Своими признаками – брюшком, желто-бурым у самок и красно-желтым у самцов она хорошо известна всем жителям области. Еще одна характерная примета этого вида – желтые пятна, порой довольно крупные и расположенные у основания крыльев (рис. 45-49).

Прямокрылые

Если все без исключения стрекозы – хищники, то другой отряд насекомых с неполным превращением – прямокрылые – включает в себя только вегетарианцев. К поеданию растений великолепно приспособлен ротовой аппарат прямокрылых, в первую очередь мощные челюсти, легко прогрызающие самую твердую растительную ткань. А самый характерный признак, по которому можно узнать подавляющее большинство представителей прямокрылых – мощные прыгательные задние ноги. В спокойном состоянии у представителей отряда колени обычно подняты «выше головы». Лишь у медведки, ведущей подземный образ жизни, задние ноги не прыгательные; но это своеобразное насекомое легко узнать по толстому телу с головогрудным щитком и по копательным передним лапам (рис. 50).

Кроме медведок, в нашей фауне из прямокрылых также встречаются представители семейств кузнечиковых, саранчевых и сверчковых. В первые два входят насекомые, бодрствующие главным образом в светлое время суток. Отличить кузнечика от саранчи довольно легко: у первого из них усики всегда длине тела или, по крайней мере, равны ему. У саранчи же усики лишь изредка достигают половины длины надкрыльев, и она на стрекотание не способна. И если мы слышим на лугу, в степи или просто на пустыре хорошо всем известное стрекотание, то мы знаем: его могут издавать только самцы кузнечиков (рис. 51).

Сверчки – ночные насекомые, без их трелей невозможно себе даже представить ночную и особенно вечернюю пору. Домовой сверчок иногда живет и под крышей человеческого жилища. В старых деревенских домах они предпочитают жить за печкой, создавая своим пением неповторимый вечерний уют (рис. 52).

А вот о саранче человечество сказать что-либо хорошего может крайне мало. Куйбышевский зоолог Я.Х. Вебер писал о ней в 1941 году: «Едва ли найдется другая группа насекомых, которая наносила бы такой большой вред яровым злаковым посевам, а также многим техническим культурам, как саранчовые. За последние 18 лет в Поволжье прошли две волны массового размножения саранчевых: с 1921 по 1924 и с 1932 по 1936 годы». Я.Х. Вебер сообщает о вспышках численности в Среднем Поволжье итальянской саранчи в 1912–1914, 1921-1924, 1932-1935 годах, азиатской саранчи – в 1921-1925 и 1931-1032 годах. В последнем случае огромная стая саранчи отродилась на озере Майтуга в Безенчукском районе, а затем вылетела в ближайшие окрестности озера, почти сплошь уничтожив там растительность (рис. 53-56).

Но и в начале XXI века саранча тоже не оставила своим вниманием наш край. Вот сообщение Министерства сельского хозяйства Самарской области от 10 Июня 2011 года:

«В текущем году в Самарской области сложились благоприятные условия для развития особо опасных вредителей, включая саранчовых. Об этом сообщило Министерство сельского хозяйства и продовольствия региона.

Повышение численности саранчи ожидается на площади примерно 23 тысячи гектаров в Алексеевском, Безенчукском, Борском, Волжском, Кинельском, Кинель-Черкасском, Красноармейском, Нефтегорском, Пестравском, Приволжском, Сергиевском, Ставропольском, Сызранском, Хворостянском, Челно-Вершинском и Шигонском районах.

По оперативной информации на 9 июня, отмечено отрождение личинок саранчи в местах перезимовки кубышек на неудобьях и пастбищах с превышением порога экономической вредоносности. Площадь таких мест в Безенчукском районе – 1,4 тыс. гектаров, в Хворостянском – 1,3 тыс. гектаров. В этих районах организована химическая обработка пораженных вредителями посевов. В Хворостянском районе обработано более 700 гектаров. В Безенчукском — 600 гектаров. В Нефтегорском районе превышение порога экономической вредоносности по саранчовым отмечено на 2 га. Эту площадь оперативно подвергли химической обработке, очаг распространения вредителей ликвидирован».

Полужесткокрылые

Среди представителей следующего отряда, клопов, или полужесткокрылых, также имеется довольно много опасных сельскохозяйственных вредителей. Со словом «клоп» у большинства людей обычно ассоциируется понятие о постельном клопе – докучливом ночном кровососе. Однако паразитические формы в этом отряде составляют лишь незначительную долю; из 4 тысяч известных науке видов клопов таковыми являются лишь 20 видов, в том числе в самарской области – 4 вида.

Кроме постельного клопа, паразита человека, остальные – это паразиты высших животных. В большинство представителей отряда полужесткокрылых – растительноядные организмы, высасывающие своим хоботком соки растений, реже – свободные хищники, которые на суше или в глубинах озера охотятся за мелкими организмами – червями, моллюсками, прочими насекомыми. Второе свое название – полужесткокрылые – этот отряд насекомых получил за очень характерную особенность строения надкрыльев у его представителей – передняя половина их плотная и кожистая, задняя же тонкая и прозрачная, специально приспособленная для полета.

Из наиболее крупных обширно представленных в нашей фауне семейств полужесткокрылых следует назвать несколько. Клопы-щитники легко узнаются по большому щитку, словно прикрывающему сверху тело насекомого. Все они – растительноядные животные, много в их числе и вредителей сельского хозяйства. Из них встречается очень часто ягодный клоп, желтовато- или красновато-бурый; его почти всегда можно встретить на малине или землянике. Клоп вредная черепашка – опаснейший вредитель зерновых, особенно пшеницы. Итальянский клоп – еще одно обычное насекомое нашей фауны – носит полосатую «рубашку»: он весь покрыт чередующимися красными и черными полосами; это насекомое довольно часто встречается на самых разных луговых растениях с пахучими цветками (рис. 57-59).

Клопы-краевики по краю тела имеют характерную перепоночку. Из них наиболее обычными являются щавелевый клоп и ромбический клопы-краевики. Красноклопы, или, как их называют в народе, «солдатики», встречаются очень часто в селах, реже в других местах, в естественных сообществах. Клопы-слепняки не имеют так называемых простых теменных глазков; у них есть только два больших, обычных для всех насекомых фасеточных глаза (рис. 60-63).

Несколько семейств клопов представлены водными насекомыми. Среди них, конечно же, водомерки, проворно бегающие по водной пленке озер, ериков, даже луж и небольших водоемов. Плавты, гладыши и ранатры – клопы озерной толщи, страшные хищники, этакие «пиратские подводные лодки»; водяные скорпионы – это насекомые зарослей, похожие на палочки, мелкие листочки, мусор, такая форма тела и окраска помогает им подкрадываться к добыче (рис. 64-68).

Жесткокрылые

К насекомым нашего края, у которых развитие идет с полным превращением, относятся отряды жесткокрылых, или жуков, сетчатокрылых, перепончатокрылых, чешуекрылых, или бабочек, двукрылых, блох, выслокрылок, верблюдок, ручейников и скорпионовых мух. В нашем обзоре рассмотрим лишь первые пять семейств.

Жуки – наиболее крупный из всех отрядов насекомых, во всем мире сейчас насчитывается около 250 тысяч жесткокрылых. Само название отряда говорит о том, что передняя пара крыльев этих организмов превратились в так называемые надкрылья – твердый кожистый покров, хорошо защищающий сверху тело насекомого от всевозможных невзгод. Большинство жуков – обитатели суши. Они живут на почве, в лесной подстилке, на самых разных растениях и внутри их. Среди жесткокрылых есть и хищные, и растительноядные формы, много опасных вредителей сельского хозяйства. Совершенно невозможно дать здесь хотя бы краткий обзор огромного мира жуков нашей фауны; поэтому ограничимся перечислением наиболее важных семейств и некоторых их представителей.

Жужелицы – чрезвычайно полезные и в лесном, и в сельском хозяйстве быстроногие хищники, большинство их несет на спине продольные бороздки, придающие насекомому очень характерную для этой группы внешность. Очень обычный наш вид – жужелица зернистая – имеет темно-бронзовые надкрылья с легко узнаваемыми «зернами» на них. А вот лесная жужелица такого рисунка на спине не имеет (рис. 69, 70).

Такими же хищниками являются божьи коровки. Наиболее известная из них – конечно же, божья коровка семиточечная (рис. 71).

Однако вообще насекомые этого семейства имеют от 2 до 24 точек или пятен, и цвет надкрылий может быть не обязательно красным, а также желтым, оранжевым, фиолетовым и тому подобным.

Представители семейств мертвоедов, кожеедов и карапузиков способствуют скорейшему разложению в природе трупов животных и их экскрементов. Растительной пищей (как живыми, так и уже неживыми растениями) питаются жуки из семейств усачей (поедают в основном древесину), короедов (поедают кору живых и мертвых деревьев и подкорный слой из древесных тканей), листоедов (в основном питаются листьями и молодыми побегами различных растений), слоников (поедают главным образом листья, цветки, хвою) (рис. 72-78).

Семейство пластинчатоусых в нашей фауне очень обширно. Весьма разнообразным питанием отличаются жуки этой группы – от навоза и экскрементов (навозники, калоеды, афодии, жуки-носороги) до листьев (хрущи, кузьки, гоплии) и цветков (бронзовки, восковики). Близкое к пластинчатоусым семейство рогачи в фауне самарской области представлено лишь шестью видами, самым известным из которых, конечно же, является жук-олень (рис. 79-85).

Представители одной из групп отряда жесткокрылых освоили и водную среду – это жуки из семейств водолюбов, плавунцов и вертячек. Почти все они хищники, но некоторые водолюбы питаются разлагающимися органическими остатками (рис. 86-88).

Сетчатокрылые

Насекомые из еще одного отряда – сетчатокрылых – отличаются от жуков буквально как небо от земли: у них нежное, тонкое тело, две пары больших и прозрачных крыльях. Но, однако, сетчатокрылые похожи на представителей некоторых других отрядов – стрекоз, верблюдок, вислокрылок – очень густым жилкованием крыльев. Поэтому при каких-либо сомнениях в определении нужно помнить, что от стрекоз их отличить можно по наличию у последних длинного брюшка и почти полному отсутствию у них же усиков. А от вислокрылок и верблюдок отделить сетчатокрылых легко по расположению усиков: у последних они находятся между глазами, в то время как у представителей двух предыдущих отрядов – перед глазами.

Из всех групп сетчатокрылых в нашей фауне наиболее обычными следует назвать гемеробов, златоглазок и муравьиных львов. Первые два семейства включают насекомых, очень похожих друг на друга по внешнему виду; их наиболее заметный отличительный признак – это блестящие, словно и в самом деле сделанные из золота глаза у златоглазок. У гемеробов же глаза черные, невзрачные; чаще других в нашей фауне встречаются гемеробы хмелевый и блестящий (рис. 89).

Златоглазки – довольно известные в области насекомые бледно-зеленого цвета, со светлыми, несколько радужно или перламутрово переливающимися крыльями; обитают они в довольно разнообразных биоценозах. Златоглазка обыкновенная, к примеру, живет в лесах и смешанных, и в хвойных, и в лиственных. Она селится на сосне, иве, ольхе, березе, липе и на травянистом лесном покрове. Есть эти насекомые также на заливном и степном луговом разнотравье, в типчаково-ковыльных степях (рис. 90).

Но, согласно исследованиям куйбышевского энтомолога А.М. Ковригиной, целый ряд видов сетчатокрылых нашей фауны, в первую очередь златоглазок, оказались очень редкими и интересными. Такие виды, как златоглазки желтолобая и черножилковая, у нас были встречены лишь по одному разу в Жигулях; первый вид – на лещине и карагане близ поселка Бахилова поляна, второй – на самой вершине гор, на ракитнике и на подросте липы и лещины (рис. 91, 92).

Муравьиные львы – интереснейшие насекомые. Свое название это семейство сетчатокрылых получило из-за очень своеобразного охотничьего поведения личинок у представителей этой группы. Личинки живут в ямках-воронках, вырытых в сыпучем грунте; на дне этого углубления она зарывается в песок таким образом, что наружу торчит только ее голова с огромными жвалами. Когда муравей или другое мелкое насекомое попадает в воронку, оно тут же по сыпучему грунту скатывается вниз, прямо на обед к муравьиному льву. Взрослые же представители семейства похожи на стрекоз; они имеют довольно большие крылья, но, однако, летают медленно и вяло (рис. 93-95).

Как и среди златоглазок, в группе муравьиных львов нашей фауны А.М. Ковригина также выявила очень редкие виды. К примеру, один из них отмечался у нас в области лишь единственный раз, у районного центра Алексеевка. Другая находка была сделана в сосняке у поселка Бахилова поляна в Жигулях в 1937 году.

Перепончатокрылые

У представителей отряды перепончатокрылых сеть жилок на крыльях гораздо гуще, чем у предыдущей группы. Этот таксон и получил свое название за четыре голых и прозрачных крылышка у его представителей, и сейчас он занимает второе место по численности видов среди всех насекомых - после жуков. Сейчас в мире известно уже не менее 150 тысяч видов перепончатокрылых, из которых около 10 тысяч встречаются в России, и не менее 2 тысяч - в Самарской области.

Несмотря на название, некоторые из этих насекомых не имеют крыльев вообще. Так, у подавляющего числа видов муравьев даже половозрелые особи крылатыми остаются лишь во время брачного полета. После муравьиного «бракосочетания», совершившегося на небесах (не здесь ли лежат корни выражения, что влюбленные во время свадьбы «оказываются на седьмом небе»?), самки теряют крылья и приступают к воспроизводству потомства, а самцы вскоре и вовсе погибают – свою роль в деле продолжения рода они уже выполнили. Что же касается рабочих особей муравьиного семейства, то они лишены крыльев еще с рождения – неспособность летать заложена в их генетическом аппарате (рис. 96-100).

Кроме муравьев, наиболее крупными и имеющими наибольшее практическое значение для человека группами из отряда перепончатокрылых следует назвать наездников, пчелиных и несколько семейств ос; весьма ощутима роль в наших биоценозах также и пилильщиков, хальцидид, орехотворок и некоторых других.

Наездники – средней величины, реже крупные или мелкие виды перепончатокрылых. Самка их снабжена очень длинным и тонким яйцекладом, с помощью которого она откладывает яйца в тело жертвы, обычно в личинок других насекомых. При этом хищник словно садится на личинку верхом; за такую характерную позу при откладывании яиц наездники и получили свое название. Личинки наездников паразитируют в яйцах, личинках и куколках насекомых из многих других групп; даже некоторые виды пауков, оказывается, могут стать хозяевами этих плотоядных личинок (рис. 101).

Представители семейства пчелиных играют огромную роль в опылении растений. Буквально все тело насекомого приспособлено к переносу пыльцы и к извлечению из цветка нектара, средства, которым растения приманивают к себе насекомых. Тело пчелиных всегда покрыто густыми волосками, к которым легко прилипает пыльца, кроме того, эти насекомые имеют специальный лижуще-лакающий ротовой аппарат, с помощью которого удобно добывать из цветка нектар. Многие виды этого семейства – общественные насекомые; таковы, к примеру, многие из шмелей, а также ряд видов пчел, в том числе наша медоносная пчела - одно из первых насекомых, ставших домашним животным (рис. 102, 103).

Некоторым почему-то кажется удивительным, что значительным разнообразием отличается наша осиная фауна. Эта группа насекомых подразделяется на семейство, например, складчатокрылых ос, к которым принадлежат такие известные общественные насекомые, как оса обыкновенная, устраивающая свои гнезда в земле. Сюда же относится и шершень, самая крупная из ос нашей фауны (длина тела шершня достигает порой 3 сантиметров), и оса средняя, гнезда которой в виде гудящего бумажного шара иногда можно видеть на ветвях деревьев, под крышами домов и в прочих местах (рис. 104-107).

В нашей фауне, кроме складчатокрылых, из этой группы есть довольно много и других семейств – это сколии, золотые осы, немки, роющие осы, дорожные осы и некоторые другие.

Чешуекрылые

Безусловно, самые известные, самые заметные из всех насекомых в нашей фауне – это, конечно же, бабочки, третий по численности (после жуков и перепончатокрылых) отряд насекомых.

Сейчас энтомологами всего мира описано уже не менее 100 тысяч видов бабочек. Она характерны в первую очередь огромными крыльями (по сравнению с размерами тела); крылья этих насекомых покрыты мельчайшими цветными чешуйками, которые у многих видов образуют яркий узор, словно сложенный из тысяч элементов мозаики. Чешуйки – та самая мельчайшая пыльца, которая остается на ваших пальцах от пойманной бабочки; именно они дали второе название этому отряду насекомых – чешуекрылые.

Взрослые формы бабочек имеют очень характерный для всего отряда сосущий ротовой аппарат. Наверняка многие видели длинный хоботок бабочки, в спокойном состоянии скрученный в спираль, а во время «обеда» насекомого разворачивающийся до значительной длины и способный проникнуть в самые отдаленные уголки цветка в поисках нектара.

Лишь у бабочек, единственного из всех отрядов насекомых, личинка носит свое особое название – ее именуют гусеницей. От любых других личинок ее отличить довольно просто. Кроме обязательных для всех насекомых трех пар грудных конечностей, гусеница всегда обладает несколькими парами так называемых ложных ножек – выростов брюшных сегментов. Как правило, гусеницы ведут открытый образ жизни, главным образом на листьях растений, но у некоторых видов они обитают в почве, в растительных остатках и даже в подводных зарослях озер и небольших рек.

Из всех групп насекомых у бабочек выделяют, пожалуй, наибольшее число семейств; так, ныне считается, что в России встречаются представители не менее чем 60 семейств чешуекрылых. Однако систематики с каждым годом выделяют все больше и больше таких категорий в мире бабочек. Именно поэтому число их точно назвать не представляется возможным.

Довольно условно весь отряд делят на две группы: ночных и дневных бабочек. К первой из них относятся в основном небольшие по размерам невзрачные формы – ночью яркая окраска все равно не видна. К ним относятся огневки, пяденицы, несколько семейств молей, древоточцы, листовертки, совки, бражники и другие (рис. 108-110).

Вторая группа состоит из гораздо более заметных и приятных глазу чешуекрылых; за особую форму усиков дневных бабочек называют еще и булавоусыми. Основные семейства этой группы в нашей фауне – нимфалиды, сатириды, или бархатницы, голубянки, белянки, парусники и толстоголовки.

Каждое из семейств бабочек по-своему примечательно. Например, нимфалиды – наиболее заметные из дневных бабочек; к этому семейству относятся так хорошо нам знакомые крапивница, павлиний глаз, адмирал, шашечницы, углокрыльницы и еще некоторые другие (рис. 111-115).

Самое крупное по числу видов семейство бабочек – совки. В фауне России их насчитывается не менее чем 2300 видов (для сравнения скажем, что нимфалид – всего лишь 60 видов). Среди совок много опасных вредителей сельскохозяйственных культур; например, озимая совка, пшеничная, капустная, гороховая, огородная совки, и многие другие, взрослые особи которых внешне очень похожи друг на друга (рис. 116-118).

Меньше всего представителей в нашей фауне, пожалуй, имеет семейство парусников. К ним относятся махаон, подалирий, аполлон, мнемозина, или черный аполлон, а также поликсена (рис. 119-123).

Все пять только что перечисленных видов в силу своей редкости угодили во второе издание Красной книги России. Все эти бабочки яркие, красивые, и истребили их не только для коллекций, а чаще всего просто для развлечения. Это стало немаловажной причиной для их занесения в столь тревожное издание.

Семейство пядениц лишь немного уступает совкам по числу видов – в фауне нашей страны их 1,5 тысячи. Своре название эта группа получила за очень своеобразный способ передвижения, которым пользуются гусеницы из этого семейства – они идут как бы «пядью», то вытягиваясь на веточке в струнку, то перенося заднюю часть тела вплотную к голове (рис. 124-129).

Моли – это сборная искусственная группа бабочек; обычно под этим названием понимают зловредное насекомое, гусеницы которого пожирают, словно огонь, различные шерстяные вещи. Но, однако, этот разбой совершает лишь один вид из этой группы – платяная моль. Представители же всех остальных семейств – длинноусые, настоящие, горностаевые, кривоусые, серпокрылые, мрачные и прочие моли, шерстью не питаются, и сделать этого никогда не смогут в силу особенностей ротового аппарата (рис. 130-133).

Профессор Самарского госуниверситета С.А. Сачков, изучая представителей этой группы в фауне нашей области, сделал ряд интереснейших открытий. Так, например, два вида молей, обнаруженные им в Жигулях в 1982 году (инфуртицинея конечная и псевдотемелия желтолицая) до этих исследований в России вообще не были известны; энтомологи находили их лишь в горах Австрии, Чехословакии, Венгрии, северной Италии. Одна из длинноусых молей, которая носит название адела каналелла, оказалась эндемичным для Среднего Поволжья видом бабочек. Еще не менее десятка различных молей, обнаруженные С.А. Сачковым в Жигулях, и в окрестностях города Самара, отделяет от их основных мест обитания тысячи километров; ученые обнаружили здесь бабочек из Прибалтики и с Байкала, из Средней Азии и с Кавказа.

И здесь необходимо отметить, что энтомофауна вообще Самарской области, и, в частности, Самарской Луки, исследована крайне слабо. Лишь отдельные семейства жуков (листоедов и божьих коровок) изучают энтомологи Самарского педагогического университета; известны работы по водным клопам, некоторым семействам стрекоз, сетчатокрылых, бабочек, по жужелицам, шмелям и еще некоторым группам. Короче говоря, для энтомологов, специалистов по узким подразделениям насекомых наш край – поистине неизведанная земля, где имеется широчайшее поле для исследований. Несомненно, ученым предстоит сделать новые, может быть, удивительные открытия в этом неизведанном мире (рис. 134).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

Список литературы

Ажеганова Н. С. 1968. Краткий определитель пауков (Aranei) лесной и лесостепной зоны СССР. — Л., 150 с.

Андреев Н.Г. 1980. Применение смолы ПН-I против варpoaтoзa пчел. – В сб. «Исследования энтомофауны Среднего Поволжья». Межвузовский сборник научных статей. Том 243. Куйбышев, изд-во Куйб. пед. ун-та, стр. 28-30.

Антонова Е.М. 1990. Экологические группировки пядениц Жигулевского заповедника. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 127-128.

Антонова Е.М., Галасьева Т.В., Компаниец О.В., Любвина И.В., Сачков С.А. 1990. Состав фауны пядениц Жигулевского заповедника. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 124-126.

Белослудцев Е.А. 2004. Фауна пауков окрестностей с. Смолькино. – В сб. «Краеведческие записки». Выпуск XIII. Самара, изд-во ООО «Глагол», Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В. Алабина, с. 174-176.

Беляков Б.Ф. 1976. Животный мир куйбышевских лесов. - В сб. «Лесное хозяйство Куйбышевской области». Куйбышев, Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, стр. 172-181.

Бурдаев А.В. 1996. Ксилофитные жесткокрылые Самарской Луки. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 8-96. Самара», стр. 303-309.

Бэкер Э.В., Уартон Г. 1955. Введение в акарологию, пер. с англ., М., Наука.

Варенова О.Н., Ясюк В.П. 1999. К фауне ракообразных Самарской области. – В сб. «Вопросы экологии и охраны природы в лесостепной и степной зонах». Междунар. межвед. сб. науч. тр. Под ред. Н.М. Матвеева. Самара. Изд-во «Самарский университет», стр. 217-219.

Виноградов А.В. 1994. Беспозвоночные Самарской области, нуждающиеся в охране (Страницы Красной книги Самарской области). – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 5/94. Самара», стр. 180-191.

Виноградов А.В. 1995. Природные коллекции Самарского областного Краеведческого музея им. П.В. Алабина. – В сб. «Краеведческие записки». Выпуск VII. Самара, изд-во «СамВен», стр. 329-343.

Воржева Л.В., Полякова Г.М. 1980. Полезная энтомофауна Среднего Поволжья и вопросы ее охраны. – В сб. “«Исследования энтомофауны Среднего Поволжья». Межвузовский сборник научных статей. Том 243. Куйбышев, изд-во Куйб. пед. ун-та, стр. 3-4.

Воронин В.В. 2004. География Самарской области. Пособие для учащихся 8-9 классов средней школы.- Самара, СИПКРО. 274 с.

Гегечкори А.М. 1991. К фауне псиллид (HOMOPTERA, PSYLLOIDEA) Жигулевского заповедника. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 2/91. Самара», стр. 227-232.

Головлев А.А., Прохорова Н.В. 2008. Природа Самарской области (краснокнижные растения и животные, их охрана, биологические ресурсы). Учебное пособие. – Ульяновск: Изд-во «Вектор-С», 252 с.

Головлев А.А., Прохорова Н.В. 2008. Биоресурсы. Красная книга Самарской области. – В кн. «Самарская область. Хрестоматия по географии». Под ред. А.И. Носкова. Самара, ГОУ СИПКРО, 276 с.

Горелов М.С. 1999. Об изменениях состава фауны степных экосистем в Самарской области. – В сб. «Вопросы экологии и охраны природы в лесостепной и степной зонах». Междунар. межвед. сб. науч. тр. Под ред. Н.М. Матвеева. Самара. Изд-во «Самарский университет», стр. 213-216.

Горелов М.С., Ковригина А.М., Павлов С.И., Симонов Ю.В., Полякова Г.М., Андреев П.Г., Михайлов А.А., Носова Т.М., Дюжаева И.В., Астафьев В.М. 1990. Животный мир. – В кн. «Природа Куйбышевской области». Куйб. кн. изд-во, с. 278-347.

Гореславец И.Н. 1995. Фауна карабид Красносамарского лесничества. - В сб. «Вопросы экологии и охраны природы в лесостепной и степной зонах». Междунар. межвед. сб. науч. тр. Под ред. Н.М. Матвеева. Самара. Изд-во «Самарский университет», стр. 208-213.

Догель В.А. 1981. Зоология беспозвоночных. М., «Высш. Школа». 606 с.

Дюжаева И.В. 1990. О состоянии изученности гемиптерофауны Самарской Луки. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 118-120.

Дюжаева И.В. 1999. Видовое разнообразие и некоторые экологические черты хортобионтных полужесткокрылых. – В сб. «Вопросы экологии и охраны природы в лесостепной и степной зонах». Междунар. межвед. сб. науч. тр. Под ред. Н.М. Матвеева. Самара. Изд-во «Самарский университет», стр. 220-225.

Дюжаева И.В., Бурдаев А.В. 1996. Предварительные результаты исследования колеоптерофауны организуемого комплексного заказника «Байтуган». – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 8-96. Самара», стр. 310-319.

Евстафьев В.Л. 1985. К эколого-биологической характеристике яйцекладок непарного шелкопряда. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межведомственный сборник. Под ред. Н.М. Матвеева. Куйбышев, изд-во КГУ, стр. 150-151.

Ефремова З.А., Сысолетина Л.Г. 1980. Материалы по фауне шмелей степной зоны Среднего Поволжья. – В сб. “«Исследования энтомофауны Среднего Поволжья». Межвузовский сборник научных статей. Том 243. Куйбышев, изд-во Куйб. пед. ун-та, стр. 25-27.

Животный мир Среднего Поволжья (полезные и вредные животные). 2-е дополненное и исправленное издание. Под ред. проф. П.А. Положенцева и Я.Х. Вебера. ОблГИЗ, Куйбышев. 1941. 304 с.

Исаев А.Ю. 1991. К познанию фауны и экологии долгоносиков р. Cionus (COLEOPTERA, CUCULIONIDAE) Поволжья. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 2/91. Самара», стр. 237-240.

«Исследования энтомофауны Среднего Поволжья». Межвузовский сборник научных статей. Том 243. Куйбышев, изд-во Куйб. пед. ун-та, 1980. – 88 с.

Ковригина А.М. 1980. Биология златоглазок (Neuroptera, Chrysopidae) Среднего Поволжья. – В сб. “«Исследования энтомофауны Среднего Поволжья». Межвузовский сборник научных статей. Том 243. Куйбышев, изд-во Куйб. пед. ун-та, стр. 22-24.

Ковригина А.М. 1983. Фауна и экология сетчатокрылых степной зоны Среднего Поволжья. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межведомственный сборник. Под ред. Н.М. Матвеева. Куйбышев, изд-во КГУ, стр. 128-131.

Ковригина А.М. 1983. Фауна и биотопическое распределение сетчатокрылых Самарской Луки. – В сб. «Проблемы рационального использования и охраны природного комплекса Самарской Луки. Межведомственный сборник. /Под ред. И.С. Колышева. Куйбышев, изд-во КГУ», стр. 69-70.

Ковригина А.М. 1992. Структура почвенной мезофауны в разных биотопах Самарской Луки. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 1/91. Самара», стр. 102-103.

Ковригина А.М. 2004. Беспозвоночные животные г. Самары. – В сб. «Краеведческие записки». Выпуск XIII. Самара, изд-во ООО «Глагол», Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В. Алабина, с. 77-87.

Ковригина А.М., Лобарева И.В. 1990. Численность и видовая структура популяции личинок муравьиных львов на территории Жигулевского заповедника. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 115-116.

Ковригина А.М., Петрова Л.Н. 1990. Структура мезофауны лесных биотопов на территории Жигулевского заповедника. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 112-113.

Ковригина А.М., Черкасова Т. 1980. Новые фауны Среднего Поволжья сетчатокрылые (надотряд Neuropteroidea). – В сб. «Исследования энтомофауны Среднего Поволжья». Межвузовский сборник научных статей. Том 243. Куйбышев, изд-во Куйб. пед. ун-та, стр. 80-81.

Колосова Н.Н. 1957. Гидpoбиoлoгичecкaя и гидрохимическая характеристика озер Oрлово, Бестолкового и Ерыклы. – В сб. «Труды Куйбышевского мединститута. Том VII. Куйбышев, Куйбышевский государственный медицинский институт», стр. 86-100.

Краснобаев Ю.П. 1983. К фауне пауков Жигулевского заповедника. – В сб. «Проблемы рационального использования и охраны природного комплекса Самарской Луки. Межведомственный сборник. /Под ред. И.С. Колышева. Куйбышев, изд-во КГУ», стр. 83-86.

Краснобаев Ю.П. 1990. Новые и малоизвестные пауки в фауне Самарской Луки. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 140-141.

Краснобаев Ю.П. 1991. Состояние изученности энтомофауны Жигулевских гор. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 2/91. Самара», стр. 109-120.

Краснобаев Ю.А., Дюжаева И.В., Любвина И.В., Ануфриев Г.А. 1991. Фауна беспозвоночных Жигулей. II. Отдел Hemimetabola (INSECTA). – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 2/91. Самара», стр. 141-175.

Краснобаев Ю.П., Любвина И.В., Тилли А.С., Потапов М.Б., Исаев A.Ю. 1992. Фауна беспозвоночных Жигулей. I. Введение. Подкласс Apterygota (Insekta), подотряд Adephaga (Insekta, Coleoрtera). – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 1/91. Самара», стр. 85-101.

Магдеев Д.В. 1990. Биотопическое распределение жуков-усачей на Самарской Луке. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 137-139.

Магдеев Д.В. 2003. Фауна жуков-усачей (Coleoptera, Cerambicidae) Самарской области. - В сб. «Краеведческие записки». Выпуск XI. Самара, изд-во ЗАО «ФАЙЕ ДИЗАЙН», Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В. Алабина, с.202-208.

Матросов В.В. 1978. К биологии рыжего соснового пилильщика в Куйбышевской области. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межвузовский сборник. Вып. 3. Под ред. Н.М. Матвеева. Куйбышев, изд-во Куйб. гос. ун-та, стр. 136-142.

Матросов В.В. 1980. Об условиях возникновения длительной диапаузы у рыжего соснового пилильщикa. – В сб. «Исследования энтомофауны Среднего Поволжья». Межвузовский сборник научных статей. Том 243. Куйбышев, изд-во Куйб. пед. ун-та, стр. 72-79.

Медведев Л.Н., Павлов С.И. 1980. Фенология и осо6енности распределения пьявицы красногрудой (LemamelanopusL.) на посевах (пшеницы и овса) разного возраста в условиях Куй6ышeвской о6ласти. – В сб. «Исследования энтомофауны Среднего Поволжья». Межвузовский сборник научных статей. Том 243. Куйбышев, изд-во Куйб. пед. ун-та, стр. 45-52.

Михайлов А.А., Носов Т.М. 1980. Афидофауна семенников овощных культур лесостепной зоны Среднего Поволжья. – В сб. ««Исследования энтомофауны Среднего Поволжья»». Межвузовский сборник научных статей. Том 243. Куйбышев, изд-во Куйб. пед. ун-та, стр. 25-27.

Михайлов К.Г. 1997. Каталог пауков (Arachnida, Aranei) территорий бывшего Советского Союза. — М.: Зоологический музей МГУ.— 416 с.

Молодова Л.П. 1983. Зоогеографический состав почвенной мезофауны Жигулевских гор. – В сб. «Проблемы рационального использования и охраны природного комплекса Самарской Луки. Межведомственный сборник. /Под ред. И.С. Колышева. Куйбышев, изд-во КГУ», стр. 64-66.

Наумов Р.Л., Гутова В.П. 1991. Об иксодовых клещах Жигулевского заповедника. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 2/91. Самара», стр. 121-131.

Новодережкин Е.И. 1983. Список чешуекрылых, собранных на территории современного Жигулевского заповедника в 1937 г. – В сб. «Проблемы рационального использования и охраны природного комплекса Самарской Луки. Межведомственный сборник. /Под ред. И.С. Колышева. Куйбышев, изд-во КГУ», стр. 78-80.

Новодережкин Е.И. 1990. Список перепончатокрылых Жигулевского заповедника. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 129-131.

Носова Т.M. 1980. Влияние 6ахчевой тли на о6разование плодоэлементов огурца в открытом грунте. – В сб. «Исследования энтомофауны Среднего Поволжья». Межвузовский сборник научных статей. Том 243. Куйбышев, изд-во Куйб. пед. ун-та, стр. 53-58.

Носова Т.М., Краснобаев Ю.П., Любвина И.В. 1990. К фауне тлей Жигулевского заповедника. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 117.

Определитель беспозвоночных животных Европейской части СССР. Л., Гидрометеоиздат.1977. 512 с.

Павлов С.И. 1980. Фауна листоедов (Coleoptera, Chrysomelidae) Куйбышевской o6лacти. – В сб. «Исследования энтомофауны Среднего Поволжья». Межвузовский сборник научных статей. Том 243. Куйбышев, изд-во Куйб. пед. ун-та, стр. 59-71.

Павлов С.И. 1983. Биоценотическое значение жуков-листоедов в природных биотопах Самарской Луки. – В сб. «Проблемы рационального использования и охраны природного комплекса Самарской Луки. Межведомственный сборник. /Под ред. И.С. Колышева. Куйбышев, изд-во КГУ», стр. 71-73.

Павлов С.И. 1990. Особенности экологии редких видов жуков-листоедов на Самарской луке. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 146-148.

Павлов С.И. 1990. Эколого-фаунистические комплексы жуков-листоедов на Самарской Луке в условиях антропогенной трансформации природных экосистем. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 144-145.

Положенцев A.П. 1992. Насекомые, влияющие на усыхание сосны в Жигулевском заповеднике. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 1/91. Самара», стр. 144-147.

Полякова Г.М. 1980. Место кокцинеллид трибы Coccinellini (Coleoptera, Coccinellidae) в 6иоценозах степной зоны Среднего Поволжья. – В сб. “«Исследования энтомофауны Среднего Поволжья». Межвузовский сборник научных статей. Том 243. Куйбышев, изд-во Куйб. пед. ун-та, стр. 8-14.

Полякова Г.М. 1983. Массовые осенние миграции и зимовки кокцинеллид в районе Самарской Луки. – В сб. «Проблемы рационального использования и охраны природного комплекса Самарской Луки. Межведомственный сборник. /Под ред. И.С. Колышева. Куйбышев, изд-во КГУ», стр. 81-82.

Полякова Г.М. 1990. Фауна кокцинеллид боровых растительных комплексов Самарской Луки. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 132-133.

Полякова Г.М. 1990. Редкие виды кокцинеллид Самарской Луки и основные мероприятия по их охране. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 134-136.

Попченко В.И. 1983. Сообщества фитофильных донных беспозвоночных Саратовского водохранилища. – В сб. «Проблемы рационального использования и охраны природного комплекса Самарской Луки. Межведомственный сборник. /Под ред. И.С. Колышева. Куйбышев, изд-во КГУ», стр. 87-89.

Пыльнов И.В. Членистоногие. - В кн. «Природа Куйбышевской области». Куйбышевское областное государственное изд-во, с. 309-362.

Рухлядева Ю.П. 1957. Биомасса и сток зоопланктона реки Волги в pайoнe строительства Куйбышевской ГЭС. – В сб. «Труды Куйбышевского мединститута. Том VII. Куйбышев, Куйбышевский государственный медицинский институт», стр. 52-72.

Сачков С.А. 1983. К фауне чешуекрылых Жигулевского заповедника. – В сб. «Проблемы рационального использования и охраны природного комплекса Самарской Луки. Межведомственный сборник. /Под ред. И.С. Колышева. Куйбышев, изд-во КГУ», стр. 74-77.

Сачков С.А. 1990. Чешуекрылые каменистых степей Самарской Луки. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 121-123.

Сачков С.А. 1992. Чешуекрылые, описанные П.С. Палласом из Самары и ее окрестностей. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 1/91. Самара», стр. 108-109.

Сачков С.А. 1999. Предварительные результаты изучения чешуекрылых (Lepidoptera) крайнего юга Самарской области. – В сб. «Вопросы экологии и охраны природы в лесостепной и степной зонах». Междунар. межвед. сб. науч. тр. Под ред. Н.М. Матвеева. Самара. Изд-во «Самарский университет», стр. 226-235.

Сачков С.А., Краснобаев Ю.П. 1998. Беспозвоночные Самарской области. Справочник. Изд-во «Самарский университет». 84 с.

Селезнева Е.С., Белоусова З.П., Теньгаев Е.И., Жук Н.Н. 1996. Использование реакции лизосом надглоточного ганглия дрозофилы в оценке повреждающего воздействия антропогенных факторов. – В сб. «Вопросы экологии и охраны природы в лесостепной и степной зонах». Междунар. межвед. сб. науч. тр. Под ред. Н.М. Матвеева. Самара. Изд-во «Самарский университет», стр. 207-209.

Смелянский И.Э. 1992. Панцирные клещи (Acariformes: Orlbatei) некоторых степных биотопов Заволжья. - В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 1/91. Самара», стр. 113-116.

Смелянский И.Э. 1996. Фауна панцирных клещей (Sarcoptiformes, Orihatei) степей Северного Прикаспия. 2. Южный Урал. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 7-96. Самара», стр. 135-155.

Тилли А.С. 1991. Обзор фауны жужелиц (Carabidea) Самарской области. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 2/91. Самара», стр. 176-196.

Тыщенко В.П. 1971. Определитель пауков европейской части СССР. — Л.: Наука, — 282 с.

Ужевская С.Ф. 1990. Материалы о фауне клещей тарсонемид со злаков Жигулевского заповедника. - В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 143.

Феоктистов В.Ф., Розенберг Г.С. 1994. Состояние животного мира. – В сб. «Экологическая ситуация в Самарской области: состояние и прогноз». Под ред. Г.С. Розенберга и В.Г. Беспалого. Тольятти, ИЭВБ РАН, стр. 150-158.

Филиппенкова В.В. 1977. Синяя сосновая златка в лесах Куйбышевской области. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межвузовский сборник. Выпуск 2. Куйбышевский госуниверситет. (Ред. коллегия: Н.И. Ларина, Н.М. Матвеев, Д.П. Мозговой, В.И. Рощупкин, В.Г. Терентьев). Куйбышев. Изд-во «Волжская коммуна», стр. 92.

Флоров Д.Н., Макаренков В. 1980. К вопросу о фауне водных клопов Куй6ышeвской о6ласти. – В сб. “«Исследования энтомофауны Среднего Поволжья». Межвузовский сборник научных статей. Том 243. Куйбышев, изд-во Куйб. пед. ун-та, стр. 15-21.

Халидов А.Б., Краснобаев Ю.П. 1991. Материалы по грибным двукрылым Самарской Луки. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 2/91. Самара», стр. 233-237.

Челнокова Т.А. 1980. Экологическая характеристика и биотопическое размещение хищных полужecткокpылых (Hemiptera-Heteroptera) семейства лесной зоны Среднего Поволжья Pentatomidae. – В сб. «Исследования энтомофауны Среднего Поволжья». Межвузовский сборник научных статей. Том 243. Куйбышев, изд-во Куйб. пед. ун-та, стр. 82-86.

Чинин А.А. 1992. K фауне роюших ос (Hymenoptera, Sphecidae) Самарского Заречья. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 1/91. Самара», стр. 110-112.

Шабалин И.М. 1976. Охрана лесов от пожаров и вредителей. – В сб. «Лесное хозяйство Куйбышевской области». Куйбышев, Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, стр. 145-149.

Шапошников В.М. 1978. Животные Куйбышевской области, нуждающиеся в особой охране. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межвузовский сборник. Вып. 3. Под ред. Н.М. Матвеева. Куйбышев, изд-во Куйб. гос. ун-та, стр. 120-130.

Шиклеев С.М. 1957. Гидpoбиoлoгичecкиe и гидpoxимичeскиe материалы по притокам р. Волги в границах Самарской Луки. – В сб. «Труды Куйбышевского мединститута. Том VII. Куйбышев, Куйбышевский государственный медицинский институт», стр. 33-40.

Шиклеев С.М. 1957. К вопросу о зooплaнктоне реки Волги в границаx Самарской Луки. – В сб. «Труды Куйбышевского мединститута. Том VII. Куйбышев, Куйбышевский государственный медицинский институт», стр. 41-51.

Шиклеев С.М. 1957. Гидрохимическая и гидробиологическая характepистика озер поймы р. Волги в границах Куйбышевской области. – В сб. «Труды Куйбышевского мединститута. Том VII. Куйбышев, Куйбышевский государственный медицинский институт», стр. 101-104.

Юферев Г.И. 1980. Фауна жужeлиц (Coleoptera, Carabidae) Киpовской о6ласти. – В сб. ««Исследования энтомофауны Среднего Поволжья»». Межвузовский сборник научных статей. Том 243. Куйбышев, изд-во Куйб. пед. ун-та, стр. 38-44.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу