При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Птицы

Сотни миллионов лет назад, вскоре вслед за тем, когда на суше появились животные, атмосферу Земли впервые потревожили крылья летающих существ – членистоногих из класса насекомых. Потом, вслед за ними в воздушную среду устремились также и некоторые другие, например, пресмыкающиеся; палеонтологам сейчас известно довольно много видов летающих ископаемых ящеров. Но динозавры сошли со сцены эволюции в конце мезозоя; и вот тогда начался расцвет целого летающего класса позвоночных животных – класса птиц (рис. 1).

Даже те из современных пернатых, которые никогда в своей жизни не поднимаются в воздух (таковы, к примеру, страусы, пингвины, австралийские киви), то это лишь следствие утраты, которую совершили их далекие предки. Все подобные отряды происходят от летающих форм; такими их сделал образ жизни, который, к слову говоря, нелетающие ныне птицы когда-то выбрали себе сами.

Таких видов из пернатых на территории Самарской области сейчас не обитает – все птицы нашего края способны к полету. Их у нас насчитывается более двухсот видов, которые объединяются в два десятка отрядов.

Они, эти отряды, очень различны и по числу видов, и по значению их представителей в самых различных биоценозах области. Например, такие из них, как кукушки, удоды, козодои, стрижи в нашем крае насчитывают лишь по одному виду. В то же время к воробьинообразным относится чуть ли не половина наших пернатых – около девяти десятков, и большинство из них – насекомоядные птицы, то есть очень полезные для сада, леса, поля.

В отряд чомгообразных (поганок) входят водоплавающие птицы среднего размера. Все в них приспособлено к жизни на воде – короткие, смещенные назад ноги, что очень удобно для плавания; кожистые лопастные оторочки на пальцах, делающие чомг неуклюжими на суше и проворными в воде, обильное выделение жира для смазки перьев.

Народное название «поганки» закрепилось за этой группой, скорее всего, по следующей причине. У большинства их представителей на голове имеется своеобразный воротник из удлиненных перьев, делающий птицу, сидящую в воде, похожей издалека на гриб, а поскольку их мясо жесткое, невкусное и пахнет рыбой, то из всех названий грибов для этих птиц выбрали, естественно, поганки. В нашей области встречаются большая и краснощекая чомги, которые здесь гнездятся; поганка серощекая – более редкий вид, и поганка черношейная, чрезвычайно редкая здесь на гнездовье (рис. 2-5).

Из гагарообразных у нас изредка гнездилась чернозобая гагара, в последние же годы ее гнезда в Самарской области не регистрировались. Наряду с еще более редким видом – краснозобой гагарой эта птица сейчас встречается лишь на пролете (рис. 6, 7).

Представители отряда веслоногих, или пеликаноообразных ныне в области, к сожалению, встречаются крайне редко и лишь на пролете. Между тем перед началом гидротехнического строительства на Средней Волге, еще в конце 40-х годов, у нас имелись колонии птиц из этого отряда – розового пеликана и большого баклана. Чучела этих птиц, добытые в то время на территории области, хранятся в фондах Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина (рис. 8, 9).

К отряду голенастых, или аистообразных, относятся птицы с непропорционально длинными ногами. Голова с острым конусообразным клювом-копьем у них сидит на длинной и тонкой шее. Из представителей этого отряда в первую очередь следует назвать серую цаплю – очень обычную нашу птицу околоводных пространств. Сюда же относятся два вида выпей – большая, называемая в народе «водяным быком» за характерные издаваемые ею звуки, и малая, или «волчок». Чрезвычайно редкий вид из этой группы – черный аист – с каждым годом встречается у нас все реже и реже из-за усиления фактора беспокойства. А совсем недавно, около трех десятков лет назад, на территории области моно было встретить еще два вида цапель – большую белую и квакву; ныне у нас они лишь изредка попадаются на пролете (рис. 10-14).

Весьма любопытными являются птицы из отряда плстинчатоклювых, или гусеобразных. Все они водоплавающие, имеющие плоское тело, похожее на лодку, оперение, хорошо пропитанное жиром из копчиковых желез. А по краю над- и подклювья у них расположен ряд поперечных ровных пластинок, или зубчиков, через которые пластинчатоклювые как бы процеживают воду, извлекая из нее взвешенную органику.

Отряд делится на три основные группы – лебеди, гуси и утки. Из первой у нас встречается лебедь-шипун, изредка гнездящийся, и лебедь-кликун, известный пока лишь на пролете. Гусь серый у нас также иногда гнездится, а вот гуся-гуменника можно бывает увидеть у нас лишь на трассе маршрутов, вдоль которые он держит путь с юга на север или наоборот (рис. 15-17).

Больше всего из этого отряда у нас, конечно же, обитает уток; обычные из них, гнездящиеся во многих местах области – утка-кряква, серая утка, шилохвость, чирки - трескунок и свистунок, нырки – красноголовый и белоглазый. Более редкие, но также иногда гнездящиеся здесь виды – это огарь, или красная утка, широконоска, чернеть хохлатая, гоголь. Лишь на пролете у нас встречаются такие утки, как пеганка, луток, синьга, свиязь, красноносый нырок, несколько видов крохалей; вполне возможно, что еще и утка-савка (рис. 18-36).

Дневные хищные птицы, или соколоообразные, довольно сильно варьируют в размерах тела. В этом отряде представлены пернатые от маленьких соколков до двухметрового в размахе крыльев орлана-белохвоста. Хищный образ жизни наложил отпечаток и на внешний облик птиц из этой группы – клюв у них мощный, крючковатый, лапы с четырьмя пальцами, из которых три направлены вперед, а один назад; на пальцах острые, загнутые когти.

Дневные хищники делятся на соколиных и ястребиных. Первая из этих групп в нашей фауне отличается немногочисленностью. К соколиным относят широко распространенных у нас чеглока, кобчика и обыкновенную пустельгу. А вот такие соколы, как дербник и степная пустельга в Самарском крае гораздо более редки. Что же касается сапсана и балобана, то их насчитываются и вовсе лишь единицы, и оба эти вида занесены в Красную книгу России (рис. 37-43).

Представителей ястребиных в нашей области насчитывается гораздо больше. Из них настоящих ястребов – три вида; все они совершенно неравноценны по численности в природе края. Если перепелятник и тетеревятник – весьма распространенные обитатели наших лесных урочищ, то европейский тювик ныне занесен в Красную книгу России. Обитают у нас также два вида канюков: очень обычный канюк обыкновенный и занесенный в Красную книгу России канюк-курганник (рис. 44-48).

Луней также относят к ястребиным; их в Самарской области четыре вида, примерно одинаковых по численности: полевой, луговой, степной и болотный (рис. 49-52).

А к орлам, довольно часто встречающимся в Самарской области следует отнести лишь большого подорлика, остальные же орлы – гости у нас редкие: это орлан-белохвост, беркут, орел-могильник и степной орел. Из прочих видов нашей фауны к ястребиным также относят черного коршуна и осоеда, а также скопу и орла-змееяда. Это крайне редкие птицы не только в Среднем Поволжье, но и по всей стране, из-за чего они занесены в Красную книгу России (рис. 53-61).

Совсем недавно, до массовой распашки степных земель, дрофа и стрепет (птицы из отряда дрофообразных) были весьма обычными представителями фауны открытых пространств юга нашей области. Однако нетронутых плугом мест в степной зоне становится с каждым годом все меньше и меньше. Дрофа и стрепет, птицы, почти совершенно не способные жить в условиях аграрного ландшафта, ныне катастрофически быстро сокращают свою численность и уже довольно давно находятся буквально на грани исчезновения; оба эти вида оказались занесенными в Красную книгу России (рис. 62, 63).

По той же причине (из-за хозяйственной деятельности человека) сокращается также и число журавлей. Особенно они страдают из-за беспокойства, которое им люди причиняют даже одним лишь своим присутствием в местах их гнездования и отдыха. Впрочем, есть и обнадеживающие примеры. Так, до недавнего времени считалось, что журавль-красавка не гнездится в нашей области; однако самарским натуралистом Е.Н. Дубровским в конце 70-х годов были обнаружены яйцекладки красавки в наших степных районах, в частности, в Большечерниговском. Птицы здесь прижились и каждый од возвращаются в эти места. Другой наш журавль, серый, в фауне области гораздо более обычен, чем красавка, хотя чаще всего он встречается здесь лишь на пролете (рис. 64, 65).

Весьма интересен отряд пастушки; все они – околоводные птицы. Систематики считают эту группу как бы промежуточным отрядом между куликами и куриными; действительно, у пастушков есть черты и тех, и других. Самая обычная из пастушковых птиц в нашей фауне, пожалуй, лысуха, получившая свое название за издалека заметную бляшку – «лысину» на лбу, лишенную перьев. Многие, бывавшие в краях болот и озер, наверняка слышали трескучий голос коростеля; но мало кто, однако, может похвастаться, что не только слышал, но и видел эту скрытную птицу (рис. 66).

Еще один вид из отряда пастушков, камышницу, иногда называют болотной курочкой; действительно, она весьма похожа на наше столь обычное домашнее пернатое и внешним обликом, и пропорциями тела. А вот такая птица, как водяной пастушок, похож скорее на кулика; он живет главным образом в прибрежных зарослях и питается мелкой водной живностью и побегами трав. Наконец, неназванными еще остались три вида погонышей - самые, пожалуй, мелкие пастушки нашей фауны. Если у обыкновенного погоныша длина крыла достигает 13 сантиметров, то у малого – лишь 10, а у погоныша-крошки – вообще не более 7-8 сантиметров (рис. 67-71).

Довольно обширно в нашей фауне представлен отряд куликов, или ржанкообразных – здесь их насчитывается не менее 20 видов. Самые редкие из них, конечно же, тиркушка степная и кречетка. Последний из упомянутых куликов является эндемиком степей Среднего Поволжья и Северного Казахстана, и по причине резкого сокращения своей численности занесен в Красную книгу России. Напротив, вальдшнеп, бекас, дупель и гаршнеп – виды у нас обычные, являющиеся объектами любительской охоты. Довольно часто близ рек и крупных озер можно встретить также чибиса и кулика-сороку; в отличие от четырех предыдущих куликов, на этих двух охотники по многим причинам не обращают внимания. Среднее положение по численности между редкими и обычными видами занимают такие кулики, как малый зуек, травник, поручейник, большой улит, фифи, кроншнепы и некоторые другие; на пролете в области можно увидеть также турухтана и мородунку. Очень редкий у нас кулик-ходулочник включен в Красную книгу России (рис. 72-88).

Как и куликов, птиц из отряда чайкообразных можно встретить главным образом вблизи водоемов; правда, весной чайки улетают от воды в поисках пищи довольно далеко, например, на свежевспаханные поля или городские свалки. В нашей фауне этот отряд четко подразделяется на две основные группы: чаек и крачек. Главное хорошо заметное их отличие состоит в устройстве клюва: у чаек верхняя ее часть (надклювье) значительно длиннее нижней, у крачек же обе половины почти одинаковы. В нашей области очень обычна чайка обыкновенная (она же речная или озерная); иногда на некоторых островах Саратовского водохранилища встречается еще хохотун черноголовый, ныне внесенный в Красную книгу России. Наконец, известны единичные случаи, когда в нашей области отмечалась сизая чайка. Представителей крачек зарегистрировано у нас пять видов. Крачки речная и черная – это очень обычные птицы прибрежий, более редкие - малая и белокрылая крачки, и очень редкая, встречающаяся в основном на пролете - крачка белощекая (рис. 89-96).

Голубей, казалось бы, знают все – и городские, и сельские жители. Между тем голуби, которые непременно есть в каждом населенном пункте – это лишь один их вид, обычный сизарь, родоначальник всех пород домашних голубей. Представителей же других видов из этого отряда в черте города или села мы не найдем – они исконно лесные обитатели. Таковы вяхирь, который, в отличие от сизого голубя, имеет на крыльях белые пятна и серо-розовую окраску груди; в среднем вяхирь раза в полтора крупнее нашего сизаря. Другой лесной голубь клинтух, сейчас стал весьма редок в Среднем Поволжье; некоторые орнитологи даже считают, что ныне он уже не гнездится в наших лесах по причине беспокойства его отдыхающими и вырубки дуплистых деревьев, необходимых ему для гнезд. Наконец, на территории области есть обыкновенная горлица, самый маленький представитель голубей нашего края; ее оперение своеобразный «чешуйчатый» рисунок: перья горлицы словно очерчены светлой каемкой. Эта птица – довольно обычный обитатель лесостепных пространств, и во внегнездовое время горлиц можно частенько встретить сидящими стайками на проводах вдоль сельских дорог (рис. 97-100).

Отряд куриных птиц, родственников нашей домашней курицы, в области представлен пятью гнездящимися видами, примерно одинаковыми по численности, что объясняется довольно сходными образом жизни и условиями обитания. Следовательно, примерно одними и теми же будут и причины сокращения их численности – это главным образом хозяйственная деятельность человека. Из всех биологических особенностей куриных наибольшего внимания заслуживают, пожалуй, их весенние тока – брачные поединки самцов.

Из пяти видов этого отряда по ряду признаков наиболее обособленно стоит перепел; он – единственная перелетная птица из всех наших диких кур. Кроме того, он – не лесной житель, как прочие куриные, а главным образом полевой или луговой. Наконец, именно перепел оказался наиболее терпимым к человеку, и потому он в нашей фауне – весьма обычная птица (рис. 101).

На перепела весьма похожа серая куропатка, но она обитает в основном в лесных и лесостепных ландшафтах, и по территории области встречается неравномерно, стайками по 10-20 птиц. Гораздо более редок у нас тетерев; его самые крупные тока отмечены в Задельненской лесной даче на Самарской Луке, в Рачейском и Муранском борах, а также в отдельных местах Сергиевского и Исаклинского районов. Глухарь же и рябчик, можно сказать – птицы, почти исчезающие из фауны области; первый есть практически лишь в некоторых точках самарской Луки и Рачейского бора, второй – только в некоторых лесах севера области. Необходимо отметить также, что на территории края регулярно регистрируются залеты с севера еще одной птицы из куриных – белой куропатки; кроме того, у нас в области в ряде мест проводился выпуск фазанов, некоторым из которых, возможно, даже удалось здесь прижиться (рис. 102-106).

Отряды козодоев, стрижей, кукушек и удодов в нашей фауне представлены лишь одним видом каждый. Обыкновенный козодой – ночная насекомоядная птица, встречающаяся у нас нечасто. Название его объясняется народным поверьем, что якобы козодои по ночам высасывают молоко у коров и коз. В действительности же стада этих животных привлекают козодоев только лишь полчищами лакомых для них насекомых – кровососов, так что они – птицы гораздо более полезные, чем сказано о них в легенде (рис. 107).

Черный стриж – такой же, как и козодой, любитель летающих насекомых; но он ловит их днем, показывая при этом рекорды скорости (до 150 километров в час на прямой дистанции). Обыкновенная кукушка, хотя она тоже насекомоядная птица, в массе уничтожающая даже гусениц непарного шелкопряда, все же гораздо более прославилась другой своей особенностью – свои яйца она подкладывает в гнезда других, почти всегда мелких птиц, при этом удивительно точно копируя окраску яиц хозяина. Наконец, обыкновенный удод знаменит больше всего своим ярким пестрым оперением и гребневидным хохолком на голове; он-то и дал повод называть удода в народе «диким петушком» (рис. 108-110).

В отличие от дневных хищных птиц, совы – это ночные хищники, немногочисленный отряд пернатых, активных в темное время суток. Ночной промысел заставил сов приобрести ряд своеобразных приспособлений для этого. Например, у них, единственных из всех птиц, оба глаза смотрят вперед, а не в стороны; следовательно, у этих ночных хищников зрение бинокулярное, объемное, такое же, как у высших млекопитающих и человека. У сов, кроме того, великолепный слух: они за десятки метров слышат, как по сухим листьям бежит мышь. Остроте этого чувства помогает особое устройство ушных отверстий: они имеют щелевидную форму и очень велики. Наконец, у них мягкое, рыхлое оперение, что обеспечивает полную бесшумность их броска на жертву под покровом темноты.

Филин, пожалуй, самый известный из всех наших сов, но одновременно он же и самый редкий из них; ныне численность филина не только в нашей области, но и по всей стране продолжает сокращаться. Ушастая и болотная совы довольно похожи, но у первой из них удлиненные перья на голове образуют своеобразные «ложные уши». Оба эти вида у нас довольно обычны. Также весьма распространены в лесной и лесостепной части области неясыть обыкновенная; а вот ее родственница, неясыть длиннохвостая – редкий вид нашей фауны, обитающий лишь в лесах восточной части края. Точно также редка у нас сова-сплюшка, небольшая птица, известная у нас из Бузулукского бора, с Самарской Луки и из Кинельского района. А самые маленькие из наших сов, конечно же, сычи, которых у нас три вида. Мохноногий и воробьиный сычи – лесные жители, гнездящиеся в основном в дуплах; что же касается домового сыча, то он, оправдывая свое название, любит селится вблизи жилья человека – в селах и поселках, и даже на чердаках и скворечниках (рис. 111-119).

Представители отряда дятловых известны повсеместно как «лесные доктора», рассекающие мощным клювом кору и древесину «больного» дерева и из-под нее достающие короедов, древоточцев, прочих лесных вредителей. Все это довольно правильно, хотя среди дятлов есть виды, никогда в жизни не занимающиеся долблением, и почти все они любят не только «лечить» живые деревья, но также собирают пищу и с уже погибших, так что дятлов лучше называть не «лесными докторами», а «лесными санитарами».

Самый известный наш дятел – это, конечно же, большой пестрый, очень обычный обитатель лесов Самарской области. Также довольно часто можно встретить в природе и малого пестрого дятла, который в среднем бывает в два раза меньше, чем его собрат. Остальные виды наших дятлов здесь весьма редки: это желна, или черный дятел, обитающий в основном в правобережье; это зеленый и седоголовый дятлы, встреча которых с орнитологами происходит даже не каждый год, и бывает это главным образом в Рачейском бору. Но даже еще реже, чем даже эти два редких вида, у нас отмечают дятла белоснежного, жителя лесов, совершенно из переносящего близкого соседства с человеком. Наконец, к дятлам относится и такая интересная птица, как вертишейка. Она гнездится обычно в уже готовых дуплах; название же вертишейка получила за своеобразную манеру отпугивания хищников. Птица в случае опасности высовывает из дупла голову, вертит шеей и при этом еще и шипит; со стороны вся картина очень напоминает высунувшуюся из дупла змею (рис. 120-125).

Весьма интересен во всех отношениях отряд ракшеобразных – в нашей фауне к нему относятся три вида птиц, различных по размерам, форме тела и окраске. Однако последняя всегда бывает яркая, с преобладанием зеленых и синих оттенков. Первая из наших ракш – сизоворонка, птица среднего размера, сходная по облику с вороной или галкой (это отразилось в ее названии), но раскрашенная не в серые, а в крайне разнообразные цвета: нижняя часть тела у нее голубая, верхняя – охристо-синяя, крылья – зелено-фиолетово-оранжевые. Эта птица предпочитает жить в лесах, где гнездится в дуплах, трещинах скал, даже в норах на обрывах (рис. 126).

Второй вид из отряда ракшеобразных – золотистая щурка – несколько меньше сизоворонки по размерам, но окраска ее тела не уступает по пестроте последней. Щурку словно перепачкали в разных красках – в голубой, синей, зеленой, желтой, красной, оранжевой. Птица эта довольно обычна во многих местах лесостепной части области. В ясный летний день щурки часто носятся стайками высоко в небе над лесными опушками, издавая при этом очень характерные крики – нечто среднее между свистом и визгом (рис. 127).

Наконец, обыкновенный зимородок, оранжево-зеленая околоводная птичка – незаурядный рыболов, главная пища которого – рыба. Интересно, что даже свои гнезда зимородок строит из мелких косточек рыб, а не из веточек, прутьев и соломинок, как другие виды пернатых. У нас зимородок встречается нечасто, главным образом вдоль берегов небольших речек, протоков и ериков, и в основном там, где люди бывают не каждый день (рис. 128).

Мы подошли в нашем обзоре к отряду воробьинообразных, к огромному миру, состоящему в основном на небольших птичек, в которой входит почти половина общего числа видов пернатых как в России, так и в нашей области. Достаточно сказать, что многие определители птиц, в том числе «Птицы Волжско-камского края», авторы при составлении разделили на две части – соответственно на «Воробьинообразных» и «Неворобьинообразных», то есть всех остальных отрядов местной фауны. При этом оказалось, что обе части определителя равны по объему.

На территории области встречаются представители примерно 20 семейств воробьинообразных птиц. Число видов в каждом из них различается весьма заметно; в некоторых семействах насчитывается до десяти видов, но многие из них в фауне нашего края включают в себя лишь по одному представителю.

Такова иволга, единственный представитель одноименного семейства, очень обычная в наших лесах; за прекрасное пение народная молва окрестила ее «лесной флейтой». Точно также лишь одним видом в нашей фауне представлено семейство поползней. Обыкновенный поползень – лесная птичка; во внегнездовое время они собираются в быстрые стайки и кочуют по лесам и паркам. Близка к нему по систематическому положению пищуха, представитель семейства пищуховых; но, в отличие от поползня, она – редкая птица нашей фауны. Пищуха предпочитает выбирать для жительства старые леса, например, На Самарской Луке, где она гнездится в дуплах (рис. 129-131).

К семейству свиристелевых принадлежит свиристель обыкновенный, кочующая птичка с очень характерным хохолком, прилетающая в наши края только на зиму. Вы наверняка видели их в зимних парках и даже прямо на улицах, с аппетитом поедающих ягоды и семена с деревьев (рис. 132).

Из семейства толстоклювых синиц в средневолжских лесах встречается длиннохвостая синица, у нас весьма редкая, вьющая гнезда в кронах деревьев или в кустарнике (рис. 133).

Небольшая птичка – лесная завирушка – величиной примерно с воробья, в нашем крае чаще всего встречается в горных жигулевских лесах (рис. 134).

Крапивник, одна из самых крохотных птичек области (его вес – не более 10 граммов) принадлежит, как легко догадаться, к семейству крапивниковых. В России главный район его обитания – лесные природные зоны, поэтому в нашем крае крапивник встречается редко, в основном на самом севере области. Интересно выглядит гнездо этой птички – такое впечатление, словно под кустом кто-то случайно забыл большой шар, сплетенный из травинок и веточек (рис. 135).

Наконец, лишь один представитель нашей фауны относится к семейству скворцовых – это хорошо знаковый всем скворец обыкновенный. Места его обитания весьма разнообразны, но теперь он чаще всего селится неподалеку от жилья человека; именно для него весной мы вывешиваем скворечники. Однако необходимо учесть, что с Нижнего Поволжье в Среднее регулярно залетает розовый скворец, ближайший родственник нашего хорошего знакомого – обыкновенного скворца (рис. 136, 137).

Песня полевого жаворонка в небесной синеве уже давно стала своеобразным символом ясного летнего дня где-нибудь на лугу или в поле. Но полевой жаворонок, оказывается, не одинок – в фауне нашего края у него есть, по крайней мере, четыре родственника. Это хохлатый жаворонок, птица исключительно открытых пространств юга области. Это также близкие к нему по условиям обитания черный и белокрылый жаворонки, получившие свои названия за соответствующую (темную или светлую) окраску крыльев, а также весьма редкий в крае лесной жаворонок, или юла, житель опушек, вырубок, гарей Самарской Луки и Рачейского бора (рис. 138-142).

Жаворонок – это деревенская идиллия, воспоминание далекого детства. И, конечно же, кроме него, можно назвать целую группу птиц, которых сельских, да и городские жители видят, пожалуй, каждый день, именно потому, что они живут рядом с человеком. Это, в первую очередь, воробьи – домовой и полевой, представители семейства ткачиковых, давшие название всему отряду; это ласточки – деревенская, городская и береговая, стремительные летуны с длинным вильчатым хвостом (рис. 143-147).

И, конечно же, к самым близким нашим соседям относятся вороновые птицы – в их числе обычная серая ворона, ее более редкий родственник – черный ворон (некоторые считают, что ворон – это просто самец вороны; на самом же деле он – совершенно самостоятельный вид птицы), а также белобокая сорока, крикливая галка и степенный домовитый грач. Есть и среди вороновых и такая птица, которую мы в селе никогда не найдем, как, впрочем, и в городе – это сойка, чисто лесной житель, которую за ее знаменитую крикливость называют иногда «лесной вещуньей». Залетает к нам иногда и кедровка – еще одна птица из вороновых, жительница лесов, преимущественно таежного типа (рис. 148-154).

К семейству синиц принадлежат мелкие насекомоядные птицы, в основном лесные; однако в бескормицу, особенно в морозные и снежные зимы они обычно перебираются ближе к жилью человека, и тогда синиц можно бывает увидеть даже в черте города, в скверах и парках. Из них в первую очередь следует назвать большую синицу, наиболее обычного представителя семейства в нашей фауне; это и ее ближайшие родственники – хохлатая синица, жительница хвойных и смешанных лесов и синица-московка, заходящая и в лесостепь. К синицам относятся также лазоревки – белая и голубая; они легко поселяются, кроме лесов, еще и в садах и парках, где гнездятся в дуплах. Гаички – черноголовая и пухляк – отличаются от типичных синиц своеобразной окраской верха головы – ее цвет может быть от черного с синевой до буроватого. А самая своеобразная из всех синиц – ремез; она сооружает совершенно особое по устройству и форме гнездо – это словно сплетенная из растительного пуха рукавица без большого пальца, висящая на тонких ветвях дерева или даже на камыше (рис. 155-162).

Обширно в нашей фауне представлено семейство дроздов – их у нас 12 видов. Собственно дрозды – птицы в основном лесные, гораздо реже – лесостепные. Это рябинник, певчий дрозд, деряба, черный и белобровый дрозды. Кроме первых двух, остальные виды можно с полным правом назвать редкими для нашей фауны. К дроздовым относятся также три вида каменок; если обыкновенная каменка, кроме степей, есть почти во всем нашем лесостепье, избегая, избегая лишь зоны сплошных лесов, то плешанка и плясунья – птицы чисто степные, у них по территории нашего края проходит северная граница распространения в России (рис. 163-170).

Из других дроздовых следует назвать также лугового чекана. Его голос похож на звуки, производимые косарем, когда тот «чеканит» косу - отсюда и название птицы. К этому же семейству относят обыкновенную горихвостку – жительницу светлых березовых лесов, перелесков и парков; варакушку – красивую птичку с грудкой оранжево-голубого цвета, держащуюся обычно среди кустарников, а гнезда строящую в зарослях на земле; наконец, зарянку (она же малиновка) – редкую в нашем крае лесную птичку. А еще для многих будет, вероятно, открытием, что к семейству дроздовых принадлежит также и соловей, наш непревзойденный полуночный певун, житель лесных опушек, садов, парков, пойменных зарослей (рис. 171-175).

Семейство славковых в нашей фауне очень обширно – к нему принадлежит не менее 20 видов. Славковые – мелкие насекомоядные птички легкого и стройного телосложения, с тонким, удлиненным силуэтом и прямым шиловидным клювом. Пять видов пеночек (весничка, теньковка, трещотка, желтобровка и зеленая) – лесные небольшие птички, гнездящиеся на земле, и, как правило, обладающие очень красивым пением. Пересмешки – зеленая и бормотушка – живут не только в лесах, но и в лесостепной зоне, в основном в пойменных кустарниках или зарослях камыша; свое название они получили за выдающиеся способности в подражании. К славкам относятся также и камышовки – дроздовидная, садовая, барсучок и особенно болотная. Как видно из названия, камышовки – главным образом околоводные птички, гнездящиеся в тростниках, камыше или прибрежных кустарниках (рис. 176-186).

Любят пойменные заросли и птицы из рода сверчков – речной, обыкновенный и соловьиный; последний из них не только разительно похож на соловья, но и довольно точно способен подражать его пению. Наконец, это группа настоящих славок, которые, собственно, и дали название всему семейству. У нас к нему относятся пять видов: завирушка, ястребиная, садовая, черноголовка и серая. Все они – птицы лесостепных кустарников, главным образом в окрестностях рек. Славка-завирушка, кроме того, может жить в негустых зарослях среди настоящих степей и даже пустынь (рис. 187-194).

Мухоловки – весьма разнообразные по внешнему виду мелкие птицы, отличающиеся от представителей других семейств воробьиных главным образом строением клюва. Он имеет специальную форму, приспособленную к ловле насекомых на лету – ширина клюва мухоловок у основания превышает его высоту, а кончик загнут в небольшой крючок. Эти птички обычно живут в лесах, садах и парках, а селятся в дуплах или дуплянках; они хорошо отличаются друг от друга по расцветке оперения. Мухоловка-пеструшка имеет на себе разбросанные в определенном порядке белые пятна на темном фоне; у белошейки, кроме того, нижнюю часть головы пересекает белая полоска. Серая мухоловка, оправдывая свое название, имеет невзрачную грязно-бурую одежку, при этом брюшко у нее более светлое, чем верхняя часть тела. Наконец, малая мухоловка действительно имеет небольшие размеры; спинка у нее тоже серая, но на ее светлой грудке резко выделяется далеко заметное оранжевое пятно (рис. 195-198).

Трясогузковые получили свое название за характерную походку, которой обладают наиболее обычные в нашей фауне представители этого семейства. Во время бега или ходьбы они качают хвостиком и всей задней частью тела («гузкой») вниз и вверх. Это – небольшие птички, имеющие стройный облик, острые крылья, длинный клюв. Представители главного рода этого семейства – трясогузок – легко отличны друг от друга по цвету оперения; у кого из них какая окраска, понятно даже из названий видов: белая, желтая, желтоголовая и желтоспинная трясогузки. Самый обычный из них вид – белая трясогузка, обитающая по всей территории СССР, кроме арктических районов, и предпочитающая селиться в основном около воды. Самая же редкая трясогузка нашей фауны – желтоспинная; она населяет только степную зону от Волги до Дальнего Востока, где селится на лугах и в поймах рек. К трясогузкам относится также два вида коньков – лесной и полевой; первый держится обычно в лесах близ опушек и прогалов, второй – в целинной степи, на полях, выгулах (рис. 199-204).

Совсем немногим числом видов (всего тремя) представлено в нашей фауне семейство сорокопутовых. Это хищные птицы; кроме насекомых, порой довольно крупных, их пищей служат мелкие позвоночные животные – ящерицы, мыши, землеройки и другие. Интересная особенность сорокопутов – запасать корм впрок. Если птица сыта, но охота ее удачна, она накалывает добычу на колючки шипы кустарников, где птичьи трофеи высушиваются и в таком виде хранятся достаточно долго. У нас встречается сорокопут большой, или серый, живущий на пространствах от лесной зоны до среднеазиатских пустынь. Обычно он придерживается кустарников, лугов, опушек леса. Мельче его по размерам сорокопуты чернолобый и жулан; образ их жизни и места обитания сходны с таковыми серого сорокопута. Первый из них – южная птица, и северные линии Минск – Самара – Новосибирск – Кызыл он не встречается; второго же из двух можно видеть почти по всей территории СССР, кроме севера (рис. 205-207).

Различных овсянок в фауне области насчитывается шесть видов; они в основном зерноядные птицы небольшого размера, очень похожие на воробьев. Характерный признак овсянок – их надклювье и подклювье изогнуты навстречу друг другу под тупым углом, и даже слегка заходят внутрь клюва. Все представители семейства относятся к роду настоящих овсянок. Из них три вида – овсянки обыкновенная, камышовая и садовая – населяют почти всю территорию России, кроме районов Крайнего Севера. Обыкновенная овсянка на восток доходит лишь до Байкала. Просянка же и черноголовая овсянка – довольно редкие виды, предпочитающие почти совсем открытые степные пространства. Наконец, овсянка-дубровник – это чисто лесной вид; южнее границы лесостепи она нигде не встречается (рис. 208-213).

Наш обзор завершает довольно обширное по численности семейство вьюрковых – к нему принадлежит 10 видов нашей фауны. Почти все они – лесные, главным образом растительноядные птицы, питающиеся семенами и ягодами. Многие из них – сильно кочующие виды, прилетающие к нам лишь осенью и зимой из более северных мест. Таковы дубонос, снегирь, щегол, чиж, щур, чечетка; в некоторые же зимы у нас появляется даже такая чисто лесная, таежная птица, как клест обыкновенный. Еще одна группа вьюрковых – перелетные виды; это коноплянка (реполов), чечевица и зяблик. Самой оседлой птицей из этого семейства, вероятно, оказывается зеленушка; но и она, в зависимости от сезона, может и кочевать, и даже быть перелетной птицей (рис. 214-224).

Такое завидное разнообразие отряда воробьинообразных птиц эволюционисты объясняют в основном тем, что это очень молодая группа, быстро развивающаяся в зависимости от условий внешней среды. Но и вообще весь класс птиц – относительно молодая ветвь на древе эволюции; это – особая группа животных, покоривших воздушную среду. Все органы их организма идеально приспособлены к полету. Это, в частности, особое устройство костно-мышечной системы, а также повышенный темп обмена веществ. По этой причине у птиц наблюдается самая высокая из всех теплокровных животных температура тела, очень быстрое опорожнение пищеварительного тракта, и еще многое-многое другое. Именно поэтому класс птиц стал одной из групп позвоночных животных, господствующих ныне на планете наряду с другим классом – млекопитающих.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

Список литературы

Беляков Б.Ф. 1976. Животный мир куйбышевских лесов. - В сб. «Лесное хозяйство Куйбышевской области». Куйбышев, Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, стр. 172-181.

Богданов М.Н. 1871. Птицы и звери черноземной полосы Поволжья и доли и средней и южной Волги. Казань: 1-226.

Быков Е.В. 1990. Воздействие выпаса на гнездовую орнитофауну пригородных лесов г. Жигулевска. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 167.

Быков Е.В. 1990. Воздействие рекреации на гнездовую орнитофауну пригородных дубовых лесов. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 168-170.

Быков Е.В. 1990. Орнитоценозы лесных рекреационных территорий в гнездовой период. – В сб. «Орнитологические исследования в Среднем Поволжье». Межвузовский сборник. Куйбышев, Изд-во Куйб. ун-та, стр. 41-44.

Быков Е.В. 1991. Гнездовая орнитофауна дубовых лесов Самарской Луки в условиях сезонной рекреации. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 2/91. Самара», стр. 132-140.

Бычек Е.А. 1990. Особенности хорологической структуры популяции тетерева на Самарской Луке. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 161.

Виноградов А.В. 1995. Природные коллекции Самарского областного Краеведческого музея им. П.В. Алабина. – В сб. «Краеведческие записки». Выпуск VII. Самара, изд-во «СамВен», стр. 329-343.

Воронин В.В. 2004. География Самарской области. Пособие для учащихся 8-9 классов средней школы.- Самара, СИПКРО. 274 с.

Гаранин В.И., Столяров В.Д., Павлов А.Н. 1992. К фауне позвоночных долины р. Шешмы (Самарская область и Татарстан). (Приложение: Список видов позвоночных животных, обнаруженных в долине р. Шешма). – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 1/91. Самара», стр. 125-131.

Головлев А.А., Прохорова Н.В. 2008. Природа Самарской области (краснокнижные растения и животные, их охрана, биологические ресурсы). Учебное пособие. – Ульяновск: Изд-во «Вектор-С», 252 с.

Головлев А.А., Прохорова Н.В. 2008. Биоресурсы. Красная книга Самарской области. – В кн. «Самарская область. Хрестоматия по географии». Под ред. А.И. Носкова. Самара, ГОУ СИПКРО, 276 с.

Горелов М.С. 1999. Об изменениях состава фауны степных экосистем в Самарской области. – В сб. «Вопросы экологии и охраны природы в лесостепной и степной зонах». Междунар. межвед. сб. науч. тр. Под ред. Н.М. Матвеева. Самара. Изд-во «Самарский университет», стр. 213-216.

Горелов М.С., Ковригина А.М., Павлов С.И., Симонов Ю.В., Полякова Г.М., Андреев П.Г., Михайлов А.А., Носова Т.М., Дюжаева И.В., Астафьев В.М. 1990. Животный мир. – В кн. «Природа Куйбышевской области». Куйб. кн. изд-во, с. 278-347.

Горелов М.С. 1990. Птицы. – В кн. «Природа Куйбышевской области». Куйб. кн. изд-во, с. 379-431.

Губернаторова И.В., Губернаторов А.Е. 2010. Пернатые хищники Самарской Луки. Совы (справочное пособие). Жигулевск. ОРФ «Самарская Лука». 36 с.

Денисов B.П., Фролов B.B. 1990. Чайковые Пензенской области. – В сб. «Орнитологические исследования в Среднем Поволжье». Межвузовский сборник. Куйбышев, Изд-во Куйб. ун-та, стр. 8-15.

Дубровский Е.Н. 1995. Журавль - красавка в Самарской области. – В сб. «Краеведческие записки». Выпуск VII. Самара, изд-во «СамВен», стр. 349-352. (Наблюдения в Большечерниговском районе).

Животный мир Среднего Поволжья (полезные и вредные животные). 2-е дополненное и исправленное издание. Под ред. проф. П.А. Положенцева и Я.Х. Вебера. ОблГИЗ, Куйбышев. 1941. 304 с.

Загузов B., Кудрявцева Е. 1990. Пути спасения дрофы в условиях антрoпогенного ландшафта Caратовского Заволжья. – В сб. «Орнитологические исследования в Среднем Поволжье». Межвузовский сборник. Куйбышев, Изд-во Куйб. ун-та, стр. 77-86.

Исакова Н.B. 1990. Опыт сравнения рекреационного воздействия на орнитофауну островов Саратовского водохранилища. – В сб. «Орнитологические исследования в Среднем Поволжье». Межвузовский сборник. Куйбышев, Изд-во Куйб. ун-та, стр. 16-25.

Исакова Н.В. 1995. Новые встречи кольчатой горлицы. – В сб. «Краеведческие записки». Выпуск VII. Самара, изд-во «СамВен», стр. 353-354. (Наблюдения в Зубчаниновке и в Большечерниговском районе).

Исакова Н.В. 1996. К вопросу об охране пойменных островов как естественных резерватов. – В сб. «Краеведческие записки». Выпуск VIII, посвященный 110-летию музея. Самара, Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В. Алабина, стр. 185-187. (Волжские пойменные острова Поджабный, Быстренький, Васильевские, Коровий, Сенные, Середыш и другие как места обитания редких видов птиц).

Исакова Н.В. 1996. Новые орнитологические находки на Пикелянских прудах. – В сб. «Краеведческие записки». Выпуск VIII, посвященный 110-летию музея. Самара, Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В. Алабина, стр. 188-189. (Находки белой цапли и бакланов).

Каверкина Н.П. 1990. Состояние и размещение гнездовий чайковых и голенастых в Куйбышевской области. – В сб. «Орнитологические исследования в Среднем Поволжье». Межвузовский сборник. Куйбышев, Изд-во Куйб. ун-та, стр. 2-7.

Красная книга РСФСР: Животные / Акад. наук СССР; Гл. упр. охот. хоз-ва и заповедников при Совете министров РСФСР; Сост. В. А. Забродин, А. М. Колосов. — М.: Россельхозиздат, 1983. — 452 с.

Красная книга Российской Федерации (животные) / РАН; Гл. редкол.: В. И. Данилов-Данильян и др. — М.: АСТ: Астрель, 2001. — 862 с.

Красная книга Самарской области. Т. 2. Редкие виды животных / Под ред. чл.-корр. РАН Г.С. Розенберга и проф. С.В. Саксонова. — Тольятти: ИЭВБ РАН, «Кассандра», 2009. — 332 с.

Красная книга СССР. М., Россельхозиздат, 1978.

Кузнецов Б.А. 1974. Определитель позвоночных животных фауны СССР. т.2. Птицы. М., Просвещение. 284 с.

Лебедева Г.П. 1990. Новые данные к орнитофауне Жигулевского заповедника. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 153-157.

Лебедева Г.П., Пантелеев И.В. 1999. Фаунистический обзор птиц Жигулевского заповедника. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 9/10. Самара», стр. 286-300.

Лебедева Г.П., Пантелеев И.В. 2000. История изучения орнитофауны Самарской Луки. - В сб. «Краеведческие записки». Выпуск IX, посвященный 55-летию Великой Победы и 150-летию Самарской губернии. Самара, изд-во ОАО «СамВен», Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В. Алабина, стр. 243-247.

Ляхов С.М., Рухлядев Ю.П. 1952. Охотничье-промысловые птицы и звери Куйбышевской области. Куйбышевское областное государственное издательство. 188 с.

Мозговой Д.П. 1980. Использование концепции информационного биологического поля в биогеоценотических исследования. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межведомственный сборник. (Ред. коллегия М.И. Абрамов, Н.М. Матвеев, Д.П. Мозговой, Ю.К. Рощевский). Куйбышев. Куйбышевский государственный университет, стр. 119-125.

Мозговой Д.П. 1985. Характеристика внутривидовых и межвидовых отношений животных в антропогенной среде на основе концепции информационных биологических полей. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межведомственный сборник. Под ред. Н.М. Матвеева. Куйбышев, изд-во КГУ, стр. 138-149.

Орнитологические исследования в Среднем Поволжье. Межвузовский сборник. Куйбышев, Изд-во Куйб. ун-та, 1990. – 88 с.

Пантелеев И.В. 1990. Зимнее население птиц побережий реки Волги. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 158-160.

Пантелеев И.B. 1990. Орнитофауна зеленой зоны г. Тольятти и его пригорода. – В сб. «Орнитологические исследования в Среднем Поволжье». Межвузовский сборник. Куйбышев, Изд-во Куйб. ун-та, стр. 26-40.

Петрова К.И., Борисова А.И. 1951. Птицы. – В кн. «Природа Куйбышевской области». Куйбышевское областное государственное изд-во, с. 256-288.

Резанов А.Г. 1990. Способы добывания корма у озерной чайки. – В сб. «Орнитологические исследования в Среднем Поволжье». Межвузовский сборник. Куйбышев, Изд-во Куйб. ун-та, стр. 51-63.

Рощевский Ю.К. 1976. О структуре и биоценотической значимости орнитофауны Самарской Луки. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межвузовский сборник. Вып. 1. Куйбышев, изд-во Куйбышевского гос. ун-та, стр. 65-66.

Рощевский Ю.К. 1976. Тушинская колония серой цапли, необходимость и перспективы ее охраны. - В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межвузовский сборник. Вып. 1. Куйбышев, изд-во Куйбышевского гос. ун-та, стр. 67-68.

Рощевский Ю.К. 1980. О находках длиннохвостой неясыти в Куйбышевской области. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межведомственный сборник. (Ред. коллегия М.И. Абрамов, Н.М. Матвеев, Д.П. Мозговой, Ю.К. Рощевский). Куйбышев. Куйбышевский государственный университет, стр. 143.

Рощевский Ю.К., Лебяжинская И.П. 1980. Некоторые черты гнездования береговой ласточки в степной зоне. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межведомственный сборник. (Ред. коллегия М.И. Абрамов, Н.М. Матвеев, Д.П. Мозговой, Ю.К. Рощевский). Куйбышев. Куйбышевский государственный университет, стр. 144-148.

Рощевский Ю.К., Маслов С.К. 1978. Птицы песчаных кос и островов реки Самары как показатель реакции биогеоценоза на антропогенное влияние. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межвузовский сборник. Вып. 3. Под ред. Н.М. Матвеева. Куйбышев, изд-во Куйб. гос. ун-та, стр. 131-135.

Рощевский Ю.К., Самсонова О.Н., Ковалев А.Н. 1977. Орнитофауна долинных лесных биогеоценозов в степном Заволжье на примере Красносамарского лесничества Куйбышевской области. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межвузовский сборник. Выпуск 2. Куйбышевский госуниверситет. (Ред. коллегия: Н.И. Ларина, Н.М. Матвеев, Д.П. Мозговой, В.И. Рощупкин, В.Г. Терентьев). Куйбышев. Изд-во «Волжская коммуна», стр. 83-85.

Самародов Е.А. 1985. Кулики северо-западного Прикаспия (сем. ржанковые и тиркушковые). – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межведомственный сборник. Под ред. Н.М. Матвеева. Куйбышев, изд-во КГУ, стр. 152-160.

Семихатова С.Н., Рубцов С.Г., Марков B.И. 1990. Звуковая сигнализация сороки и структурные изменения параметров сигнала тревоги. – В сб. «Орнитологические исследования в Среднем Поволжье». Межвузовский сборник. Куйбышев, Изд-во Куйб. ун-та, стр. 46-50.

Тиунов А.В. 1990. Биология гнездования пеночки-теньковки в Куйбышевской области. – В сб. «Орнитологические исследования в Среднем Поволжье». Межвузовский сборник. Куйбышев, Изд-во Куйб. ун-та, стр. 45.

Феоктистов В.Ф., Розенберг Г.С. 1994. Состояние животного мира. – В сб. «Экологическая ситуация в Самарской области: состояние и прогноз». Под ред. Г.С. Розенберга и В.Г. Беспалого. Тольятти, ИЭВБ РАН, стр. 150-158.

Шапошников В.М. 1976. Причины гибели кладок чибисов в пойме реки Самары Куйбышевской области. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межвузовский сборник. Вып. 1. Куйбышев, изд-во Куйбышевского гос. ун-та, стр. 42-43.

Шапошников В.М. 1977. Реконструкция фауны промысловых животных в лесных биогеоценозах в пределах степной и лесостепной зон Куйбышевской области. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межвузовский сборник. Выпуск 2. Куйбышевский госуниверситет. (Ред. коллегия: Н.И. Ларина, Н.М. Матвеев, Д.П. Мозговой, В.И. Рощупкин, В.Г. Терентьев). Куйбышев. Изд-во «Волжская коммуна», стр. 86-91.

Шапошников В.М. 1978. Животные Куйбышевской области, нуждающиеся в особой охране. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межвузовский сборник. Вып. 3. Под ред. Н.М. Матвеева. Куйбышев, изд-во Куйб. гос. ун-та, стр. 120-130.

Шебаршенко В.В. 1990. Гнездовая орнитофауна проектируемых туристических маршрутов. - В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 162-166.

Ясюк В.Ю., Магдеев Д.В., Павлов С.И. 2003. Резерват степной флоры и фауны «Пионерская горка». - В сб. «Краеведческие записки». Выпуск XI. Самара, изд-во ЗАО «ФАЙЕ ДИЗАЙН», Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В. Алабина, с.190-193.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу