При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Земноводные и пресмыкающиеся

Зеленое прыгающее создание – лягушка – стоит в ряду тех животных, с которыми мы знакомимся уже в детстве. Для многих она навсегда остается лишь скользким и неприятным существом, обитающим в любом пруду или речке мало-мальски больших, и плюхающихся с шумом в воду из-под ног проходящего по берегу. Но, хотя. Казалось бы. Нет ничего обычнее нашей простой зеленой лягушки, даже само определение ее как «зеленого прыгающего существа, обитающего в воде», верно лишь в незначительной степени (рис. 1).

Земноводные

Начнем с того, что только пятнадцать процентов лягушек мировой фауны связали свою жизнь с водой. Остальные обитают кто где: ряд тропических и субтропических лягушек почти всю свою жизнь проводят на деревьях, тростнике и прочей растительности, а наша травяная и остромордая лягушки в лесу и на лугах, порой в весьма сухих местностях.

И прыгать умеют далеко не все лягушки. Некоторым это просто не нужно: можно упасть с дерева. А другие виды ведут подземный образ жизни; под землей же много не распрыгаешься, поэтому они умеют только ползать.

И даже пошедший в поговорку зеленый цвет кожи мы сможем встретить у лягушачьего племени довольно редко. Оказывается, большинство лягушек вовсе не зеленые, а коричневые, серые, голубые, и среди них есть даже желтые и красные.

Не нужно думать, что только в далеких тропиках можно встретить различных экзотических лягушек. Нет, обычная квакушка, живущая в соседнем пруду, при ближайшем знакомстве оказывается не менее интересной.

На территории Самарской области обитает только четыре вида из более чем полтысячи видов лягушек, насчитываемых зоологами мира. Самой редкой у нас по праву нужно назвать лягушку прудовую. Это – европейское животное, и по территории нашего края проходит восточная граница ее распространения. Как и везде на окраине ареала, встречается она здесь довольно редко. Считается, что основная масса наших прудовых лягушек обитает к западу от Волги. Юго-восточнее нашей области ее уже не встретишь, а к северо-востоку в левобережье, известны единичные находки этого животного в районе Димитровграда вплоть до бассейна реки Ик (рис. 2).

Еще одна наша лягушка – травяная – предпочитает более северные районы. И у нее по территории области проходит граница ареала, на этот раз южная. На востоке она расселилась до Урала, а кое-где – и до Оби. А на севере травяная лягушка дошла до широты Мурманска, далеко за Полярный круг (рис. 3).

Чаще всего в Среднем Поволжье мы обнаружим два других вида лягушек – озерную и остромордую, причем они здесь явно разделили сферы своего влияния. Если озерная – массовый вид в водоемах самых различных типов, от больших луж до волжских заливов, то остромордая придерживается более сухих мест, и ее можно встретить на лугу и в лесу. А в масштабах страны остромордая держит первенство среди всех других лягушек по величине ареала. Он простирается от западных границ СССР до Байкала, от Мурманска до южной Украины (рис. 4, 5).

Из всех четырех родственниц, пожалуй, наиболее соответствует нашему представлению о лягушачьем племени лягушка прудовая. Она одна среди представительниц семейства, обитающих в нашей области, имеет чисто зеленую окраску различных оттенков. К тому же она почти никогда не покидает своего родного пруда, где родилась и выросла.

А вот озерную лягушку можно назвать зеленой лишь отчасти, с натяжкой. Ее кожа имеет бурую окраску с переходами в грязно-зеленый цвет. Это наша самая крупная лягушка. В Поволжье зарегистрированы ее экземпляры с длиной тела (без длины ног) до 14 сантиметров, а вообще же известны озерные лягушки до 17 сантиметров в длину. Это – настоящие гиганты среди наших земноводных. В пойме Волги в некоторых местах на одном квадратном километре обитает около шестисот озерных лягушек.

Остромордая и травяная лягушки довольно похожи – обе имеют окраску от бурой до коричневой и желтой. Различают их иногда по размерам. Длина тела травяной лягушки достигает десяти сантиметров, а вот у остромордой, как правило, не более восьми сантиметров. Но основное их отличие – окраска брюха. Остромордые лягушки в подавляющем своем большинстве имеют белую нижнюю часть тела без каких-либо пятен, а у травяной брюхо всегда пятнистое с особым «мраморным» рисунком.

Общеизвестна та роль, которую лягушки сыграли и до сих пор играют в работе ученых. В знак признательности этим поистине незаменимым лабораторным животным в некоторых городах мира поставлены памятники.

Лягушки – лишь одно из семейств большого отряда так называемых бесхвостых земноводных (этот признак отличает их от группы хвостатых, о которой речь пойдет ниже). К бесхвостым относятся все остальные «лягушкоподобные» земноводные – квакши, жабы, чесночницы; но больше всех похожи на настоящих лягушек, пожалуй, жерлянки. Их выделяют в особое семейство круглоязычных. Главное отличие жерлянок от лягушек следующее: у последних язык способен выбрасываться изо рта и захватывать летающих насекомых, круглоязычные же на такое не способны.

На территории области водится один вид из этой группы – жерлянка краснобрюхая. (рис. 6, 7)

Нижняя часть тела у нее красная или ярко-оранжевая с синевато-черными пятнами. Обычно жерлянки очень немногочисленны в водоемах, но иногда в массе встречается в пойменных, хорошо прогреваемых озерах с глинистым дном в долинах рек Волги, Самары и других. Здесь их число может достигать от 40 до 80 особей на гектар водоема. Такую численность жерлянка имеет в озерах, где температура воды держится около 200С, где в массе размножились личинки комаров, водные черви, моллюски, другие беспозвоночные. Тогда в вечерние часы над озером стоит гул – в это время жерлянки громко поют «уу… уу… уу»; их голоса легко отличить от квакающего пения лягушек.

Слизистые выделения кожи жерлянки ядовиты. При опасности она изгибается, переворачивается на спину. В результате становится видна ее яркая предостерегающая окраска – те самые красные с синим пятна, отпугивающие хищника.

Чесночница, вопреки ее названию, чесноком совсем не пахнет и вообще отношения к нему не имеет (рис. 8).

Этот вид земноводного широко распространен в нашем крае, но, однако, кого ни спросишь – никто не знает, о каком таком животном идет речь. Между тем многие, особенно деревенские жители, с чесночницами часто встречаются – только именуют ее, как правило, земляной лягушкой. У этого земноводного невзрачная серо-коричневая окраска тел и весьма яркие пятна, разбросанные по спине. И, в самом деле, она ведет роющий образ жизни, днем скрываясь под землей. Благодаря этому чесночница часто попадает в погреба, подвалы, подземные хранилища, где мы чаще всего и видим эту «земляную лягушку». А вне подобных мест мы сможем увидеть чесночницу только ночью, когда она выходит из своих нор, чтобы покормиться разной мелкой живностью – слизнями, червями, гусеницами, муравьями и прочим.

Сходный образ жизни ведут и жабы, которых на территории Самарской области насчитывается два вида: серая и зеленая (рис. 9, 10).

От лягушек и прочих похожих на них земноводных жаб легко отличить по двум характерным вздутиям, расположенным по бокам головы и позади глаз – околоушным железам. Жабы прыгают крайне редко и неохотно; им это и не нужно – ведь ночная жабья добыча – малоподвижные организмы типа насекомых, многоножек, червей, моллюсков и других. Наряду с чесночницей жабы – очень желанный гость в любом саду и огороде; несколько этих земноводных могут в короткий срок полностью уничтожить здесь всех вредителей, а затем неопределенно долго поддерживать его в таком состоянии.

По сведениям казанского герпетолога В.И. Гаранина, в Среднем Поволжье жабу зеленую следует считать более обычным видом. В отличие от серой жабы, она имеет серо-сливковую окраску, а на спине несет крупные темно-зеленые пятна, отороченные узкой черной каймой. Длина тела зеленого собрата – не более 14 сантиметров; в отличие от нее, невзрачная серая жаба достигает двадцатисантиметровой длины и более. В.И. Гаранин также выявил, что, хотя она обитает почти во всех подходящих местах нашей области (в лесах, садах и парках, лесостепных балках, залесенных болотах), избегая лишь широких речных пойм, численность серой жабы в биоценозах невелика – лишь около 10 процентов от численности всех земноводных.

Пожалуй, жабы – классический пример животного, вызывающего отвращение и прочие отрицательные эмоции у подавляющего большинства людей, но одновременно они – крайне полезные для человека существа. Неприятный внешний вид, ночной образ жизни связали с жабой ряд соответствующих мрачных легенд: якобы они вызывают бородавки на коже у людей, а то и вовсе будто бы высасывают по ночам молоко у коров… Все это – суеверия, но, однако, подобные сказки во многих случаях в буквальном смысле стоят жизни этим безобидным и полезным созданиям.

Как уже говорилось, все упоминавшиеся выше земноводные относятся к отряду бесхвостых; в нашей фауне, однако, есть и хвостатые земноводные. К ним принадлежат два вида тритонов: гребенчатый и обыкновенный (рис. 11-13).

Первый из этих двух существ – вид в нашем крае довольно редкий. По территории Самарской области, согласно сведениям В.И. Гаранина, проходит южная граница ареала гребенчатого тритона; он отмечен у нас в озерах Самарской Луки и пойменных водоемах реки Самары. В степной же части области практически нет мест, где были бы благоприятные условия для его обитания, поэтому можно считать, что пойма реки Самары – южная граница распространения гребенчатого тритона в области и в России.

Численность этого вида в биоценозах составляет всего лишь около девяти-десяти процентов от общей численности всех земноводных; в среднем на одного гребенчатого тритона в водоемах приходится четыре-шесть обыкновенных. Этот же последний вид встречается практически по всей территории области.

Летом оба тритона очень часто выходят из воды и по нескольку суток проводят во влажных тенистых местах, где питаются почвенными и наземными беспозвоночными. При сравнении представителей этих двух видов довольно легко отличить друг от друга: тело гребенчатого тритона часто достигает десятисантиметровых размеров, в то время как обыкновенный крайне редко бывает даже шести сантиметров в длину. Кроме того, у последнего вида на голове всегда есть темные продольные полоски, из которых одна, самая крупная, обязательно проходит через глаз, кожа же этого животного гладкая, скользкая. Напротив, у гребенчатого тритона полосок на голове никогда не бывает; его кожа, в отличие от таковой у обыкновенного тритона, грубая и шершавая. При этом в брачный период самцы обыкновенного тритоны бывают довольно похожими на гребенчатого. Но все равно указанные выше отличия у них остаются.

Пресмыкающиеся

Примерно так же, как и к земноводным, большинство людей относятся и к пресмыкающимся животным. В представлении многих это – такие же противные, холодные и скользкие создания; а уж что касается змей, так они вообще считаются одними из самых страшных существу – ведь взгляд змей гипнотизирует, она незаметно проникает повсюду, и, кроме того, она ядовита…

У страха, как известно, глаза велики – почти все это выдумки. В отношении же последнего свойства опасения, как правило, сильно преувеличены – лишь одна десятая всех известных науке змей ядовиты. В Самарской же области ныне известно 11 видов пресмыкающихся животных, и змей из них – шесть видов, ядовитых же всего два: гадюка степная и гадюка обыкновенная. Первая имеет несколько меньшие размеры: степные гадюки в основном не превышают 55 сантиметров в длину, обыкновенные же – до 75 и даже более (рис. 14, 15).

Оба эти вида очень изменчивы в окраске тела. У степной гадюки чаще всего встречается особи буровато-серого цвета, обычно более светлые вдоль спины, у обыкновенной же серовато- или буровато-красных тонов. И у той, и у другой змеи по хребту идет темная зигзагообразная полоса. Кроме всего прочего, у обыкновенной гадюки на голове имеется Х-образный рисунок, а от глаза и до угла рта проходит темная линия. Однако у обоих видов этих змей встречаются особи с более темной, чем в норме, окраской, и изредка – даже с совершенно черной. Обыкновенная гадюка в такой «одежде» попадается ученым гораздо чаще, чем степная. Так, герпетологом В.Г. Бариновым выявлен очень интересный факт: оказывается, на территории Самарской Луки обитает лишь исключительно черная форма обыкновенной гадюки. При этом было установлено, что все ее детеныши имеют более светлую окраску, и из них хорошо просматриваются зигзагообразная линия на спине. Постепенно маленькие змейки темнеют, и при окончательном взрослении в двух-трехлетнем возрасте они уже оказываются окрашенными в сплошной черный цвет.

Степная гадюка - вид южный; ее основной ареал – Казахстан, донские и заволжские степи, юг Украины. Севернее устья Камы она нигде не встречена. В нашей области, как правило, она обитает лишь в зоне настоящих степей. Напротив, обыкновенная гадюка – северный вид; отдельные участки ее ареала заходят даже за полярный круг, в Мурманскую и Архангельскую области. Южная же граница распространения этой змеи совпадает с самыми западными точками продвижения на юг лесостепной природной зоны. Упомянутая линия проходит по всей Евразии, совпадая с такими городами, как Кишинев, Харьков, Самара, Челябинск, Новосибирск. При этом наша область, в частности Самарская Лука, оказывается одним из наиболее северных мест ее обитания в России.

А насколько же все-таки смертельны ядовитые зубы упомянутых гадюк? Оказывается, как это ни странно, но для человека эти «страшные» змеи нашего края малоопасны. Так, науке вообще неизвестно ни одного случая смерти от укуса степной гадюкой человека за сотни лет истории медицины. За это же время, правда, выявлено несколько случаев гибели людей от укуса гадюки обыкновенной, но специалисты считают невыясненным до конца, была ли в каждом конкретном случае смерть человека следствием отравления его ядом змеи или же неправильных методов лечения.

Вред от гадюк, таким образом, минимален. В то же время польза от них огромна – змеи эти уничтожают полчища мышевидных грызунов и даже вредных насекомых, в первую очередь саранчовых. А для получения целительного змеиного яда гадюк содержат в специальных питомниках; лечебные препараты, созданные на его основе, уже спасли жизнь тысячам людей. Так что вопрос – стоит ли хвататься за палку при встрече со змеей – должен быть решен однозначно, в пользу пресмыкающегося; к тому же эти животные первыми на человека не нападают никогда, а, наоборот, стремятся незаметно скрыться.

Если гадюки известны как змеи ядовитые, то ужи, наоборот, как безвредные, неопасные для человека. В нашей области их обитает два вида – обыкновенный и водяной. Отличить этих ужей друг от друга довольно легко: у обыкновенного на висках имеются хорошо заметные желтые или оранжевые пятна; у водяного же ужа ничего подобного нет. Если первый достигает 120 сантиметров в длину тела, то второй – даже 130 сантиметров (рис. 16, 17).

Уж обыкновенный – очень обычный обитатель самых различных мест самарской области. Чаще же всего такими местами бывают окрестности водоемов – рек, пойменных и прочих озер, родников, оврагов. В качестве убежища этот уж использует кучи хвороста, пустоты под камнями и корневищами, дупла, норы различных животных.

А водяной ух потому и получил свое название, что в жизни он гораздо более связан с водой, чем все прочие виды змей. Водяной уж всегда обитает около текучих или стоячих водоемов, выползая на каменистые склоны лишь для отдыха и питания. В области этот вид весьма редок. Для нас водяной уж наиболее интересен тем, что в Самарской области находится самая северная точка его обитания в СССР – это, конечно же, Самарская Лука. Он похож на гадюк своей пестрой окраской тела, однако этот рисунок имеет вид темных пятен на светлом фоне, а не зигзагообразной линии.

В нашем крае известно несколько мест, где численность и обыкновенного, и водяного ужа очень высока. В первую очередь следует назвать район Змеиного затона на юге Самарской Луки (неспроста, видимо, этот волжский залив получил такое название). По сведениям В.Г. Баринова, в окрестностях затона встречается до 22 обыкновенных и 24 водяных ужей на километр маршрута; это почти в 10 раз больше, чем в среднем по области. Однако и в этом месте численность ужей в последние годы неуклонно сокращается. По подсчетам герпетолога В.М. Шапошникова, только за шесть лет число водяных ужей в районе Змеиного затона упала в пять-семь раз, в основном по причине прямого уничтожения их человеком и из-за усиления фактора беспокойства.

Точно также, как и для водяного ужа, ныне Самарская Лука является самым северным в стране местом нахождения еще одной змеи – узорчатого полоза. Это – очень интересное пресмыкающееся; еще в 1935 году зоолог И. Башкиров описал его для Жигулей как реликтовый вид неогенового времени. Самарская Лука – изолированное место его обитания в стране; в других же местах области находки полоза пока неизвестны. Он есть лишь в более южных, чем наш край, районах страны (рис. 18).

Эта змея, достигающая порой метра в длину, имеет обычно серую с буроватым оттенком окраску, иногда – с коричневым или красноватым оттенком. Вдоль туловища узорчатого полоза, как правило, идут четыре широкие, нерезко очерченные бурые линии, из которых две средние переходят на хвост. Голову змеи венчает характерный рисунок, состоящий из дугообразной поперечной полосы впереди, продольной полосы в центре и двух пятен по бокам. Узорчатый полоз – неядовитая змея; его пища – мелкие грызуны, изредка птицы, их яйца, мелкие пресмыкающиеся. Придерживается он чаще всего открытых каменистых склонов гор, поросших травой и редким кустарником, где предпочитает находиться на хорошо освещенных солнцем участках.

В.Г. Баринов считает, что на Самарской Луке численность полоза невелика, но в ряде мест плотность его популяции достигает значительных величин. Если на Большой Бахиловой горе она в течение многих лет держится на уровне двух-трех змей на километр маршрута, то у Змеиного затона после 70-х годов она упала с 11 до 4 особей на километр и на этом уровне пока стабилизировалась. Кроме того, не так уж давно обнаружены новые популяции узорчатого полоза – в районе горы Лбище (4-5 змей на километр) и близ села Мордово (в среднем примерно 7 особей на километр).

С медянкой связан целый ряд легенд и суеверий; самые распространенные из них, пожалуй – это поверья, что она якобы ядовита. На самом деле укус медянки может вызвать покраснение и воспаление кожи вокруг пораженного места только лишь из-за того, что на зубах ее почти всегда есть трупный яд – следствие хищного образа жизни. Ведь даже свою добычу – мышей, лягушек, ящериц и прочую мелкую живность – медянка не убивает укусом, как это делает, например, гадюка, а душит ее кольцами своего тела, как удав и полоз.

При встрече с этой змеей необходимо знать, что в минуту опасности медянка сворачивается в тугой клубок, а на прикосновения реагирует лишь еще большим сжатием тела и только может из клубка с шипением делать короткие броски; взятая же в руки, она начинает яростно кусаться.

Медянка – чисто европейский вид; на востоке ее ареал доходит лишь до Урала, на юге – до Кавказа и на севере – до Ленинграда. Эта змея обитает в лиственных, хвойных и смешанных лесах, где придерживается хорошо прогреваемых солнцем опушек. Довольно многочисленная на юге ареала, в средней полосе СССР медянка становится весьма редкой. Так, В.Г. Баринов за восемь лет наблюдений за пресмыкающимися Самарской Луки встретил всего лишь 12 медянок, в основном на окраинах лесов, а также на остепененных склонах Жигулей. Есть медянка также кое-где и в других местах области, но там она встречается буквально единичными экземплярами.

Свое название эта змея получила за характерную окраску – большинство самцов медянки красноватые, а самок – буроватые, порой же и те, и другие имеют настоящий медно-красный цвет. Однако и у этого вида встречается сплошная черная окраска. Интересно, что по мнению академика А.Г. Банникова (это следует из «Определителя земноводных и пресмыкающихся фауны СССР» издания 1977 года) в нашей стране совершенно черные особи этого вида никогда не встречаются; между тем В.Г. Баринов дважды на Самарской Луке (у села Гаврилова Поляна и у села Винновка) встречал медянок, так сказать, в «полном трауре». Еще одна загадка Самарской Луки?

Несведущие люди часто путают медянку и веретеницу; между тем последняя отличается от медянки своими небольшими размерами – не более 25 сантиметров в длину. К тому же веретеница не змея – ее относят к подотряду ящериц, хотя конечностей она не имеет; именно из-за двойственности облика и внутреннего строения животного ее зоологи выделяют в особое семейство. Как и все ящерицы, она отбрасывает свой хвост в минуту опасности, из-за чего ей было дано научное название «веретеница ломкая». По той же причине в народе родилось поверье, что она, якобы даже разрубленная пополам, может спокойно жить и здравствовать. Но посмотрите на тело веретеницы, когда она находится в спокойном состоянии – прямо посередине безногую ящерицу делит хорошо заметная перетяжка – граница между туловищем и хвостом, по линии которой и происходит его отбрасывание (рис. 20).

Веретеница со спинной стороны окрашена в коричневато-бурый или темно-серый цвет с характерным бронзовым отливом. Это делает ее весьма похожей по окраске на медянку; может быть, поэтому их часто путают? Бока и брюхо веретеницы гораздо светлее – они белые или желтые; встречаются, однако, одноцветные самцы с двумя рядами крупных голубых или, реже, черно-бурых пятен на спине.

Веретеница обитает в основном в средней полосе Европейской части СССР; на восток она доходит лишь до Свердловской области. Хотя в лиственных и смешанных лесах с хорошо развитой подстилкой их всегда довольно много, из-за скрытного образа жизни веретеница попадается людям весьма редко. Питается она слизнями, многоножками, насекомыми, дождевыми червями; последних веретеница обычно «выкручивает» из норок, зажав добычу острыми зубами, вытянувшись всем телом и быстро вращаясь вокруг его оси. Видимо, из-за этого животное и получило свое название.

Настоящие же ящерицы, как известно, имеют конечности; таковых в нашей области обитает два вида – прыткая и живородящая. И та, и другая обычно не бывают более 6-7 сантиметровой длины. При этом окраска тела прыткой ящерицы варьирует от желтовато-бурой до ярко-зеленой. А вот живородящая ящерица чаще всего имеет коричневую, серо-зеленую или бурую окраску. Кроме того, на спине последней всегда есть узор, которого не бывает у прыткой: темная, нередко прерывистая полоса вдоль хребта, по сторонам от него – две светлые линии, а по бокам тела – темные широкие полоски. У прыткой же бывает всего лишь одна или две темные линии, идущие вдоль спины (рис. 21, 22).

Прыткая ящерица – более южный вид из двух; восточнее Байкала и севернее широты Ленинграда она не заходит. Напротив, живородящая ящерица явно тяготеет к более холодным местностям; ее ареал протянулся от Прибалтики до Сахалина; на севере она достигает побережья Баренцева моря, но южнее широты Саратова нигде не встречается. В связи с таким ареалом у этого вида и появилась способность к живорождению; просто за короткое лето полярных тундр и в тайге в яйцах этого животного не успевали бы развиться детеныши.

Если прыткая ящерица – самое многочисленное и обычное пресмыкающееся области, предпочитающее сухие, хорошо прогреваемые солнцем места в степях, по долинам рек, на склонах оврагов и балок, то живородящая, напротив, у нас крайне редка. Например, В.Г. Баринов за восемь лет наблюдений встретил лишь семь экземпляров этого вида. Живородящая ящерица любит лиственные и хвойные леса, где держится у болот, на торфяниках, вырубках, гарях, по опушкам и берегам рек. В.М. Шапошников сообщает, что она есть и в подобных местах Жигулевского заповедника, главным образом близ бывшего поселка гудронный, а также в Рачейском и Муранском борах.

Очень близка к упомянутым видам разноцветная ящурка, пресмыкающееся юга страны – Казахстана, Средней Азии, северного Кавказа и Причерноморья (рис. 23).

Академик А.Г. Банников не указывает ящурку для районов севернее бассейна Большого Иргиза. Однако самарские герпетологи неоднократно находили ее на Самарской Луке и в Бузулукском бору: а вообще-то разноцветная ящурка предпочитает для постоянного жительства песчаные пляжи, морские дюны и речные долины с разреженной растительностью.

Свое название ящурка получила за чрезвычайно пеструю окраску; чаще всего по ее спине на оливковом, буром или зеленоватом фоне разбросаны белые и черные пятна и полосы с соответственно светлой или темной каймой.

Наконец, в заключение этой главы следует сказать о самом оригинальном (если исходить из формы тела) нашем пресмыкающемся – о болотной черепахе, единственном виде этого отряда в нашем крае. Ныне она, пожалуй, самая редкая из всех рептилий Самарской области. Вообще ареал болотной черепахи в СССР ограничен лишь южной Европой; восточнее Уфы и севернее линии Самара – Воронеж – Минск – Калининград она не заходит (рис. 24).

Эта черепаха обитает обычно в болотах, прудах, озерах прибрежной части Волги и Самары, небольших речках и даже каналах. Далеко от водоема она почти никогда не отходит; в случае опасности черепаха способна очень долго пробыть под водой и даже закопаться на дне. Пища черепахи – это водные моллюски и насекомые, головастики, но любит она и растения.

Численность черепахи в нашем крае катастрофически быстро падает с каждым годом; это связано главным образом с уничтожением удобных мест для ее обитания, а также для откладывания яиц; кроме того, в местах, удобных для черепах, с каждым годом усиливается фактор беспокойства. Это происходит по многим причинам: из-за сплошной застройки береговых линий рек ведомственными учреждениями отдыха, из-за затопления песчаных пляжей, где черепахи откладывали яйца, водами водохранилищ, уничтожение пляжей при добыче песка, и, конечно же, из-за прямого отлова и уничтожения животного людьми.

По сведениям В.М. Шапошникова, отдельные экземпляры болотной черепахи зарегистрированы в поймах рек Сок, Кондурча, Самара, Большой Иргиз, на волжских островах Васильевском и на Проране, а еще в Чапаевском устье. В прошлые годы эти животные также отмечались на Волге у села Винновка.

…Ну, что же, пусть не очень симпатичны лягушка, змея или ящерица, но, в конце концов, не их же в этом вина. Такими они появились на свет, и именно такой облик делает их лучше всего приспособленными к конкретным местам обитания. Ведь любая форма жизни, созданная великим мастером – природой, сама по себе достойна существования, независимо от нашей к ней приязни или неприязни. И это в полной мере относится и к зеленой лягушке, и к змее, и к прыткой ящерице.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

Список литературы

Бакиев А.Г., Магдеев Д.В. 1985. К вопросу о фауне змей Самарской Луки. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 6-95. Самара», стр. 225-227.

Бакиев А.Г., Гафарова Е.В. 1999. О состоянии охраны гадюк в Среднем Поволжье. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 9/10. Самара», стр. 187-189.

Баринов В.Г. 1982. Исследование герпетофауны Самарской Луки. – В сб. «Экология и охрана животных». Куйбышев. стр.116-129.

Беляков Б.Ф. 1976. Животный мир куйбышевских лесов. - В сб. «Лесное хозяйство Куйбышевской области». Куйбышев, Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, стр. 172-181.

Виноградов А.В. 1995. Природные коллекции Самарского областного краеведческого музея им. П.В. Алабина. – В сб. «Краеведческие записки». Выпуск VII. Самара, изд-во «СамВен», стр. 329-343.

Воронин В.В. 2004. География Самарской области. Пособие для учащихся 8-9 классов средней школы.- Самара, СИПКРО. 274 с.

Ганеев И.Г. 1985. Результаты экспериментального изучения количества потребления пищи амфибиями. – В сб. «Региональные проблемы экологии. Тезисы докладов и сообщений участников конференции экологов Волжско-Камского края. Ч.2. Казань. Полиграфический комбинат им. К. Якуба Государственного комитета ТАССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли», стр. 7.

Гаранин В.И. 1965. Эколого-фаунистический очерк земноводных Волжско-Камского края». Автореф. канд. дисс. Казань: 1-19.

Гаранин В.И., Столяров В.Д., Павлов А.Н. 1992. К фауне позвоночных долины р. Шешмы (Самарская область и Татарстан). (Приложение: Список видов позвоночных животных, обнаруженных в долине р. Шешма). – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 1/91. Самара», стр. 125-131.

Головлев А.А., Прохорова Н.В. 2008. Природа Самарской области (краснокнижные растения и животные, их охрана, биологические ресурсы). Учебное пособие. – Ульяновск: Изд-во «Вектор-С», 252 с.

Головлев А.А., Прохорова Н.В. 2008. Биоресурсы. Красная книга Самарской области. – В кн. «Самарская область. Хрестоматия по географии». Под ред. А.И. Носкова. Самара, ГОУ СИПКРО, 276 с.

Горелов М.С. 1992. О находке разноцветной ящурки (Eremias arguta) в Самарской области. – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 1/91. Самара», стр. 132.

Горелов М.С. 1999. Об изменениях состава фауны степных экосистем в Самарской области. – В сб. «Вопросы экологии и охраны природы в лесостепной и степной зонах». Междунар. межвед. сб. науч. тр. Под ред. Н.М. Матвеева. Самара. Изд-во «Самарский университет», стр. 213-216.

Горелов М.С., Ковригина А.М., Павлов С.И., Симонов Ю.В., Полякова Г.М., Андреев П.Г., Михайлов А.А., Носова Т.М., Дюжаева И.В., Астафьев В.М. 1990. Животный мир. – В кн. «Природа Куйбышевской области». Куйб. кн. изд-во, с. 278-347.

Горелов М.С. 1990. Земноводные и пресмыкающиеся. – В кн. «Природа Куйбышевской области». Куйб. кн. изд-во, с. 365-379.

Животный мир Среднего Поволжья (полезные и вредные животные). 2-е дополненное и исправленное издание. Под ред. проф. П.А. Положенцева и Я.Х. Вебера. ОблГИЗ, Куйбышев. 1941. 304 с.

Красная книга РСФСР: Животные / Акад. наук СССР; Гл. упр. охот. хоз-ва и заповедников при Совете министров РСФСР; Сост. В. А. Забродин, А. М. Колосов. — М.: Россельхозиздат, 1983. — 452 с.

Красная книга Российской Федерации (животные) / РАН; Гл. редкол.: В. И. Данилов-Данильян и др. — М.: АСТ: Астрель, 2001. — 862 с.

Красная книга Самарской области. Т. 2. Редкие виды животных / Под ред. чл.-корр. РАН Г.С. Розенберга и проф. С.В. Саксонова. — Тольятти: ИЭВБ РАН, «Касандра», 2009. — 332 с.

Красная книга СССР. М., Россельхозиздат, 1978.

Кузнецов Б.А. 1974. Определитель позвоночных животных фауны СССР. т.1. Круглоротые, рыбы, земноводные, пресмыкающиеся. М., Просвещение. 190 с.

Лепин А.Т. 1990. Амфибии и рептилии Жигулевского заповедного участка. – В сб. «Социально-экологические проблемы Самарской Луки». Тезисы докладов второй научно-практической конференции (1-3 октября 1990 г., Куйбышев). Куйбышевск. гос. пед. ин-т им. В.В. Куйбышева, Жигулевский гос. заповедник им. И.И. Спрыгина, Куйбышев, стр. 149-152.

Мозговой Д.П. 1985. Характеристика внутривидовых и межвидовых отношений животных в антропогенной среде на основе концепции информационных биологических полей. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межведомственный сборник. Под ред. Н.М. Матвеева. Куйбышев, изд-во КГУ, стр. 138-149.

Определитель земноводных и пресмыкающихся фауны СССР. М., Просвещение, 1977. 415 с.

Феоктистов В.Ф., Розенберг Г.С. 1994. Состояние животного мира. – В сб. «Экологическая ситуация в Самарской области: состояние и прогноз». Под ред. Г.С. Розенберга и В.Г. Беспалого. Тольятти, ИЭВБ РАН, стр. 150-158.

Шапошников В.М. 1978. Животные Куйбышевской области, нуждающиеся в особой охране. – В сб. «Вопросы лесной биогеоценологии, экологии и охраны природы в степной зоне». Межвузовский сборник. Вып. 3. Под ред. Н.М. Матвеева. Куйбышев, изд-во Куйб. гос. ун-та, стр. 120-130.

Шапошников В.М. 2000. О формировании современной герпетофауны Самарской области. - В сб. «Краеведческие записки». Выпуск IX, посвященный 55-летию Великой Победы и 150-летию Самарской губернии. Самара, изд-во ОАО «СамВен», Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В. Алабина, стр. 229-235.

Шиклеев С.М. 1951. Земноводные (амфибии). – В кн. «Природа Куйбышевской области». Куйбышевское областное государственное изд-во, с. 288-289.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара