При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Якушкин Павел Иванович

В тот январский день 1872 года в Самаре прошли необычные похороны: простого, незнатного человека хоронили с музыкой. Траурная церемония такого рода в городе произошла впервые в его истории. Впрочем, тот человек был хотя и невысокого происхождения, но всё же не совсем обыкновенный. В могилу опустили гроб с телом Павла Ивановича Якушкина, одного из самых неординарных русских писателей, который после двадцатипятилетних скитаний по России умер на больничной койке в Самаре (рис. 1).

«Калика перехожий»

Он родился 14 (по новому стилю 26) января 1822 года в усадьбе Сабурово Малоархангельского уезда Орловской губернии. Отец его, мелкопоместный дворянин Иван Андреевич Якушкин, служил в гвардии, вышел в отставку поручиком и жил постоянно в своей деревне, где и женился на крепостной крестьянке Прасковье Фалеевне. Его близким родственником был декабрист Иван Дмитриевич Якушкин.

После смерти Ивана Андреевича семья осталась на руках матери, которая пользовалась общим уважением, внушаемым её бесконечной добротой, светлым умом и сердечностью. Она владела в то же время даром опытной хозяйки, и имение, оставшееся после мужа, не только не расстроилось, но было приведено в наилучшее состояние. Благодаря этому Прасковья Фалеевна имела возможность воспитать шестерых сыновей в Орловской гимназии и затем трём из них (Александру, Павлу и Виктору) открыть дорогу к высшему образованию.

Павел обучился грамоте в родительском доме, затем поступил в Орловскую гимназию, где обращал на себя внимание своею мужиковатостью, небрежностью в костюме и полным неумением соблюдать благопристойную внешность, сообразную с дворянским званием. Страсть к простонародности формировалось у Якушкина ещё в школе, и потому учитель немецкого языка Функендорф называл его не иначе, как «мужицка чучелка».

В 1840 году Якушкин поступил на физико-математический факультет Московского университета, слушал его до 4-го курса, но вуза так и не окончил. Впоследствии он объяснял это «случайностью выбора факультета, несообразного с его желаниями и призванием», поскольку уже во время учёбы Якушкин увлёкся совершенно другим родом занятий – литературой и собиранием фольклора. Недоучившийся студент потом некоторое время служил в разных уездных училищах, но каждый раз это было недолго и неудачно.

Решающую роль в его судьбе сыграло знакомство с собирателем русского фольклора П.В. Киреевским (рис. 2). Узнав, что он коллекционирует народные песни, Якушкин записал одну и отправил к нему с товарищем, нарядившимся лакеем. Киреевский выдал за эту песню 15 рублей ассигнациями. Якушкин вскоре повторил ещё два раза этот опыт и получил от Киреевского приглашение познакомиться. Песни были неподдельного народного творчества. Чуткий к способностям Якушкина, Киреевский на собственный счёт задал ему работу, которая пришлась ему столь по душе, что заставила его бросить университет: а именно отправил его для исследования в поволжские губернии. Якушкин взвалил на плечи лубочный короб, набитый офенским товаром, ценностью не больше десяти рублей, взял в руки аршин и пошёл под видом сумошника на исследование народности и для изучения и записывания песен (рис. 3).

Эти скитания Якушкина по необъятным просторам России с перерывами продолжались свыше четверти века. Во времена короткого отдыха между странствиями он записывал на бумагу свои впечатления и воспоминания о путешествиях, а также жемчужины устного народного творчества – сказки, легенды, загадки, песни, былины, небывальщины и прочее. Всё собранное он затем отсылал в солидные столичные журналы – «Отечественные записки», «Дело», «Современник», «Искра» и некоторые другие. Издатели с большим воодушевлением печатали эти образцы народной литературы.

Благодаря этим публикациям, а также необычному образу жизни П.И. Якушкин уже в 60-е годы XIX века стал очень известен в России, и не только как собиратель фольклора, но также и как непокорный вольнодумец, поскольку во многих своих статьях он выступал против произвола властей, в защиту простого народа. О нем создавались легенды, и даже появились лже-Якушкины.

Впоследствии его произведения были объединены в собрание сочинений в нескольких томах, которые в России выходили несколькими изданиями, в том числе и после смерти самого писателя.

 

В самарской больнице

В Самару Якушкин явился осенью 1871 года, и сразу пришёл к известному в городе врачу В.О. Португалову (рис. 4). Тот в своих воспоминаниях впоследствии писал так: «В конце сентября, в дождливые скучные сумерки, прислуга доложила мне, что пришел кто-то, не то барин, не то из мужиков. Встретив неожиданного гостя, легко было догадаться, в чем вся суть, когда посетитель назвал свое знаменитое имя: Павел Иванович Якушкин!»

В момент приезда в Самару здоровье знаменитого странника было уже изрядно подорвано. По свидетельству Португалова, Якушкин «постоянно страдал сердцебиением, удушьем, часто и сильно кашлял». Крепкий от природы организм расшатали и полуголодное существование, и всякого рода «напасти», поскольку за время своих странствий Якушкин и болел оспой, и тонул, часто ночевал на улице, и не раз был бит в полицейских участках, куда его забирали за вольнодумные выступления и по подозрению в бродяжничестве.

Горячее участие в судьбе П.И. Якушкина принял небольшой кружок самарских интеллигентов. По просьбе В.О. Португалова губернатор Г.С. Аксаков разрешил Якушкину остаться в Самаре «впредь до поправления здоровья». Четвертого октября 1871 года скиталец поступил в больницу в отделение Португалова. При содействии последнего писателю отвели отдельную комнату, и он «пользовался исключительными привилегиями и полной свободой». Немного оправившись от болезни, он мог выходить куда угодно и жить в больнице, как на квартире, иначе полиция могла немедленно выслать его из города (рис. 5-7).

Скоро П.И. Якушкин почувствовал себя лучше и стал появляться на улицах, сразу же обратив на себя внимание своим крестьянским костюмом. Чаще всего он бывал у Португалова, где встречался с редактором местной газеты Андреевским, артистом Рассказовым и известным впоследствии публицистом М.И. Писаревым, с которым Якушкин особенно тесно подружился. «Нередко вся эта компания, — вспоминал Португалов, — сходилась, и проводила время в литературном собеседовании… Павел Иванович любил рассказывать эпизоды из своих похождений».

В конце ноября Якушкин заразился в больнице возвратным тифом. Благодаря самоотверженному уходу он смог перенести болезнь, но его организм к тому моменту уже был настолько истощен, что писатель угасал буквально на глазах. Умирал Якушкин без ропота. Единственное желание, выраженное им — дотянуть до получения денег из редакции «Отечественных записок», чтобы быть погребенным на свои трудовые средства. Перед смертью Якушкин сказал: «Припоминая все мое прошлое, я ни в чем не могу упрекнуть себя!».

Павел Иванович Якушкин умер 8 января 1872 года на 52-м году жизни. Кроме частных писем, у него не осталось никаких бумаг, указывающих на новые литературные труды.

В день его похорон от «Отечественных записок» пришел на имя Якушкина ожидаемый им гонорар. Похоронили его на Всехсвятском кладбище.

П.И. Якушкин послужил прототипом одного из героев Некрасова в поэме «Кому на Руси жить хорошо».

«…Был тут человек

Павлуша Веретенников.

(Какого роду-звания,

Не знали мужики,

Однако звали «барином»,

Горазд он был балясничать,

Носил рубаху красную,

Поддёвочку суконную,

Смазные сапоги;

Пел складно песни русские,

И слушать их любил.

Его видали многие

На постоялых двориках,

В харчевнях, кабаках)».

«Божий человек», «калика перехожий», «опростившийся интеллигент», П.И. Якушкин, по образному замечанию Д.Д. Минаева, занимал в плеяде деятелей 60-х годов место - «особняк», не примыкая ни к либералам, ни к революционным демократам.

Когда Якушкину говорили о смене формы государственного правления, он отвечал: «Как народ похочет, так и устроится». Однако он считал, что лучшей формой общественного устройства была бы артель.

В народе Якушкин выделял людей подневольного труда — батраков, фабричных, которых, по его словам, «хозяева заморить готовы». Но дальше сочувствия им дело не шло. Он полагал, что надо самим учиться у народа, недопонимая, как и многие народники, необходимости не только учиться у народа, но и учить народ.

Якушкин пошел в народ со стремлением изучить его, проникнуть в истинную сущность народной жизни. Одним из средств изучения народа он считал собирание фольклора. Якушкин записывал песни, которые появились в печати раньше известных сборников Киреевского, Рыбникова, и обратил на себя большое внимание. Многие из этих песен записаны в Поволжье. Волжский фольклор очень интересовал Якушкина. Из его собственного творчества нужно упомянуть очерки («Путевые письма») и рассказы («Небывальщина» и другие), которые печатались в «Отечественных записках», «Современнике», «Искре» и других столичных журналах (рис. 8).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Сочинения П.И. Якушкина

Бывалое и Небывальщина. СПб., изд. Генкель, 1867.

Путевые письма. СПб., изд. Кожанчикова,1860.

Собрание песен. М.,1860 и полнее, СПб., 1865.

Сочинения Павла Якушкина. СПб., изд. Михневич, 1884.

Собрание народных песен П.В. Киреевского: Записи П.И. Якушкина. В 2 томах. Л.: Наука, 1983—1986. — 672 с.

Собрание народных песен П.В. Киреевского: Записи П.И. Якушкина / Отв. ред. А.А. Горелов; Подготовка текстов, вступ. статья и коммент. З.И. Власовой; Институт русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР. Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1983. Т. 1. 344 с. (Памятники русского фольклора).

Собрание народных песен П.В. Киреевского: Записи П.И. Якушкина / Отв. ред. А.А. Горелов; Подготовка текстов, предисл., коммент. З. И. Власовой; Статья и музыкальное приложение М.А. Лобанова; Институт русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР. Л., Наука. Ленингр. отд-ние, 1986. Т. 2. 328 с. (Памятники русского фольклора).

Сочинения. М.: Современник, 1986. 592 с.

 

Список литературы

Ашевский С. Калика перехожий XIX в. Исторический Вестник, 1897 г., № 8.

Н.Ш. Народник Якушкин. Дело, 1883 г., № 12.

Пыпин А.Н. История русской этнографии, т. II, С. 65—68.

Пыпин А.Н. Отзыв о книге «Сочинения П. Якушкина». Вестник Европы, 1884 г., январь. С. 415—420.

Сочинения П.И. Якушкина, изд. Вл. Михневича, СПб., 1884 г., с биографическим очерком С.В. Максимова и товарищескими о нём воспоминаниями: П.Д. Боборыкина, П.И. Вейнберга, И.Ф. Горбунова, А.Ф. Иванова, Н.С. Курочкина, Н.А. Лейкина, Н.С. Лескова, Д.Д. Минаева, В.Н. Никитина, В.О. Португалова и С.И. Турбина.

Селиванов К.А.. Русские писатели в Самаре и Самарской губернии. Куйбышевское книжное издательство, 1953 год.

Скабичевский А.М. История новейшей русской литературы 1848—1908 гг. СПб., 1909 г. С. 226—231.

Якушкин Павел Иванович // Русский биографический словарь в 25 томах. СПб.— М., 1896—1918.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу