При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Ширяевец (Абрамов) Александр Васильевич

«Поэт Поволжья» — так его называли в течение первых десятилетий ХХ века. В его творчестве Жигулёвские горы, Волга, Самарская Лука нашли самого горячего и самобытно-талантливого певца. «Баяном Жигулей и Волги» называл его Сергей Есенин, друживший с ним на протяжении многих лет и затем выразивший желание быть похороненным рядом с могилой Александра Васильевича Ширяевца (рис. 1).

Он родился 2 апреля (по новому стилю 14) 1887 года в селе Ширяево Симбирской губернии (ныне это территория Самарской области). Его отцом был лесной объездчик, бывший крепостной, человек бывалый, умный, и грамотный, весельчак-гармонист. В автобиографии Ширяевец позднее писал: «…Я читал книги, заносимые в село торговцами-лубочниками. Первым прочитанным поэтом был Кольцов, потом — Лермонтов. Иногда отец выписывал «Родину» или «Ниву».

Детство Саши прошло на лоне волжской природы. Его родина, село Ширяево — одно из самых старинных селений Среднего Поволжья, которое упоминается еще в документах XVII века. Само село расположено в устье живописной долины (буерака), словно бы разрезающей цепь Жигулевских гор. Поэт впоследствии так писал о своём родном Ширяеве:

В междугорье залегло —

В Жигулях моё село,

Рядом — Волга плещет, льнет,

Про бывалое поет…

Супротив — Царев Курган,

Память сделал царь Иван…

А кругом простор такой —

Взглянешь — станешь сам не свой!

Все б на тот простор глядел,

Вместе с Волгой песни пел! (рис. 2-8)

Но после скоропостижной смерти отца в 1897 году его мать перебралась в Самару, где устроилась чернорабочей. А вот Саша в 1898 году окончил с похвальным листом церковно-приходскую школу в Ширяеве, и затем поступил в Самарское второе городское училище. Однако острая нужда так и не дала ему возможности завершить учёбу, и потому Александру в 12 лет пришлось пойти работать - сначала в 1903—1904 годах в Ставрополе писцом в канцелярии казённого лесничества, а затем на такое же место на бумагокрасильной фабрике в Самаре.

В большом городе Ширяевец впервые почувствовал «песен дар» и начал писать стихи, помещая их в местных газетах под псевдонимом «Симбирский». Начало революции 1905 года застало его еще в Самаре, где он вместе с рабочими бастовал, разбрасывал революционные прокламации, участвовал в манифестациях.

И я влил каплю в алую волну –

Пора была весенняя, хмельная –

Раскинул прокламаций не одну,

Радея о тебе, страна родная.

Казацкая нагайка полосу

Мне тоже не единожды врезала.

О, родная, когда мне будет суд,

Прости, что для тебя я делал мало.

В том же 1905 году Ширяевцу в поисках работы пришлось переехать в Ташкент, где он устроился на должность телеграфиста. В последующие годы он не раз переезжал из одного города Туркестана в другой, не забывая при этом усиленно заниматься самообразованием. Ширяевец продолжал писать стихи, печатая их сначала в местных газетах, а потом и в столичных журналах. В 1911 году вышел первый его сборник «Ранние сумерки». После этого у поэта завязалась переписка с Максимом Горьким, Иваном Буниным, Александром Блоком, Сергеем Есениным и другими литераторами.

В 1915 году в № 1 журнала «Друг народа» одновременно были напечатаны стихотворения «Узоры» Сергея Есенина и «Хоровод» Александра Ширяевца. После этой публикации Есенин послал ему в Ташкент письмо: «Извините за откровенность, но я вас полюбил с первого же мной прочитанного стихотворения… Вы там вдалеке так сказочны и прекрасны… Со стихами моими вы ещё познакомитесь. Они тоже близ вашего духа…» Таким образом, ещё не будучи лично знакомым с другими «новокрестьянскими поэтами», Ширяевец уже стал заметным членом российского поэтического сообщества (рис. 9, 10).

В том же 1915 году ему удалось вернуться на родину — Самара, Жигули, Ширяево, и здесь поэт пережил «неистовую радость» новой встречи с любимым Поволжьем. В сборнике стихов «Запевка», изданном ещё в Ташкенте, тема Жигулей в творчестве Ширяевца по-прежнему является одной из основных:

Что мне дива Туркестана,

Груды серебра-добра,

Я глядеть на Волгу стану

С Караульного бугра (рис. 11).

Октябрьскую революцию Ширяевец принял как «светлый праздник». В это время вышли в свет сборники его стихов «Алые маки (1917 год) и «Красный звон» (1918 год). Несмотря на революционную романтику, тема малой родины по-прежнему занимала одно из центральных мест в творчестве Ширяевца.

Есть ли что чудесней

Жигулей хребтов?

А какие песни

С барок и плотов!..

В одном из своих писем в 1917 году Сергей Есенин назвал Ширяевца «Баюн Жигулей и Волги». После выхода из печати очередного его сборника в одной из самарских газет появился отзыв критика: «Чувствуешь влажный волжский запах и ветер при чтении стихов А. Ширяевца. Поэт, что называется, пропах Волгой. Его стих залихватский и звонкий. Такие стихи просятся наружу из груди… Их петь над Волгой, в её лесах. Но поэт поёт нам здесь, и мы видим эту дорогую исполинскую реку, слышим величественный ритм её богатых волн, чувствуем, как льётся к нам в душу её влажный воздух».

Центральное место в поэзии Ширяевца всегда занимало родное, «милое Поволжье»: Волга, Жигули, волжская вольница, курганы, клады. Поэту было дорого в Поволжье все, и он с нескрываемой любовью пел о волжской весне, о ледоходе, о Стеньке Разине, о Молодецком кургане, о бурлаках, и, конечно же, о своём лесном необычном селе. Волжские темы не оставляли поэта нигде - ни в знойном Туркестане, ни в Москве.

На чужбине невеселой

Эти песни я пою.

Через горы, через долы

Вижу родину свою:

Жигули в седом тумане,

Волга… Улицы села…

Вот ты в алом сарафане,

Точно лебедь, проплыла…

Много внимания Ширяевец уделял волжскому обездоленному люду, его борьбе против бар и купцов, много писал о народном вожаке — Степане Разине. Самого атамана, так же, как и Жигули, Царев и молодецкий курганы, и всю волжскую старину Ширяевец воспринимал романтически, в духе песен и легенд. Даже волжский пейзаж в его изображении, как справедливо заметил один из критиков, пронизан той же романтикой. В целом же в русскую поэзию Ширяевец внес элементы волжского сказа. В музыке стиха поэта—легкого, размашисто-удалого, певучего всегда слышится ветер родного волжского раздолья.

Что же касается Октябрьской революции, то её Ширяевец поначалу тоже воспевал в романтическом духе, почти не касаясь нюансов классовой борьбы и её негативных сторон. События 1917 года он воспринимал в духе всё тех же старинных легенд, как некое продолжение разинской и пугачёвской вольницы. За это его довольно резко осуждали поэты революционного времени и пролетарские критики, которые обвиняли Ширяевца в мелкобуржуазной ограниченности, декадентстве и чуть ли не «предательстве коренных интересов трудового крестьянства», из среды которого вышел и сам поэт.

Летом 1922 года А.В. Ширяевец переехал в Москву. Однако в столице его творчество оказалось далеко не во всём соответствующим веяниям нового времени. В частности, советская цензура долго не пропускала в печать его поэму «Мужикослов». Более того - Ширяевца исключили из группы пролетарских поэтов «Кузница» за несоответствие его стихов общим направлениям творчества и декларациям группы.

В связи с этими событиями Ширяевец, удручённый нападками «красных критиков», некоторое время занимался самобичеванием. Он говорил о себе и о своём творчестве, что он «ещё не до конца понял классовую социальную сущность Октябрьской революции», и что «старина, огонь былого, заслонили перед ним чудесную явь новой жизни, рожденной Октябрем». В своих выступлениях на публике он каялся, говорил, что «мне ещё многому нужно учиться, а то дальше волжских песен не уйдешь».

Однако его попытки показать то героическое и положительное, что принесла России советская власть, оказались неудачными. Поэт прекрасно видел, что в новых стихах напрочь отсутствуют искренность и восхищённость, которые были так свойственны его творчеству в дореволюционный период. В итоге Ширяевец отказался от сочинительства в угоду «пролеткульту», как он сам называл революционных авторов, и снова вернулся к народным мотивам «из старины глубокой».

Дальнейшие события показали, что возвращение к своим корням для Ширяевца было весьма благотворным. В 1923 году из печати вышли две книги его стихов, а в начале 1924 года Ширяевца приняли в члены Союза писателей. В это же время был опубликован лучший сборник поэта «Раздолье», получивший высокую оценку критиков и читателей (рис. 12).

В начале 1924 года в печати появилось одно из последних стихотворений поэта, в котором он, вопреки своим критикам, выразил своё несогласие с современностью, показал свою любовь не к «Руси фабричной, считающейся с Карлом Марксом», а к «Руси деревенской, земледельческой».

Никогда старина не загаснет:

Слишком русское сердце моё…

Позабуду ли песни на Клязьме!

Как я мчался с тяжелым копьём…

Вечевые прибойные клики!

Ветер Волхова вздул паруса!

То палач я, то нищий калика

То с булатом в разбойных лесах…

Не припомню, какого я роду,

Своего я не помню села…

Ускакал я в бывалые годы,

Старь родная меня занесла.

Александр Васильевич Ширяевец скоропостижно и неожиданно для всех умер 15 мая 1924 года в Москве, предположительно от менингита, и был похоронен на Ваганьковском кладбище (рис. 13, 14). Смерть друга сильно потрясла Сергея Есенина, который в своём заявлении, поданном в Союз писателей, объявил себя «душеприказчиком по литнаследству покойного». Вскоре Есенин написал одно из своих известнейших стихотворений «Мы теперь уходим понемногу» (в первой публикации 1924 года оно вышло под заголовком «Памяти Ширяевца»). Есенин неоднократно говорил: «Если я умру, похороните меня рядом с Шуркой милым», что и было исполнено. В 1925 году он был похоронен недалеко от могилы Ширяевца.

С 1978 года на родине поэта, в селе Ширяево, в том доме, где он жил до шестилетнего возраста, ныне находится музей его имени. До 2005 года он действовал как музей народного быта, после чего был преобразован в Дом-музей поэта А.В. Ширяевца (рис. 15-17).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Основные произведения А. Ширяевца (по данным Википедии)

Богатырь: Стихи и песни о войне. — Ташкент: Типогр. при канц. Ген.-Губернатора, 1915. 16 c. (Издание «Туркестанских ведомостей»).

Запевка: Песни и стихи. Ташкент: Кн-во «Коробейник», 1916. 16 c.

Алые маки: Песни последних дней. Ташкент: Кн-во «Коробейник», 1917. 8 с.

О музыке и любви: Лирика. Ташкент: Кн-во «Коробейник», 1917. 16 c.

Край солнца и Чимбета: (Туркестанские мотивы). Ташкент: Туркцентропечать, 1919. 30 с.

Сказка об Иване, крестьянском сыне. Ташкент: Туркцентропечать, 1919. 38 с.

Мужикослов. М.; Пг.: Круг, 1923. 29 с.

Узоры: Песни-стихи для детей / Рисунки А. Кравченко. М.; Пг.: Гос. изд-во, 1923. 24 c.

Змей Горыныч: [Быль]: Рассказ А.Ш. М.: Красная Новь, 1923. 35 с.: ил. То же. 2-е изд. М.: Красная Новь, 1924. 32 с.: ил.

Волшебное кольцо: Пьеса-сказка. М., 1923. (Литографир. издание).

Раздолье. М.; Пг.: Гос. изд-во, 1924. 89 c. (Б-ка соврем. рус. лит.).

 

Список литературы

Афонин Л.Н. Письма Александра Ширяевца Ивану Бунину. // Волга, 1969, № 6, с.178 – 179.

Баранов В. Есенин и Самара. // Русское эхо. Самара, 1996, Вып. 3, с. 146, 152 – 153. (С. Есенин и А. Ширяевец).

Баранов В. «Матери и Волге мой последний взгляд…». (110 лет со дня рождения поэта А.В. Ширяевца). // Русское эхо. Самара, 1997 - № 4, - С.215 – 222

Беляева Т. Сергей Есенин и Александр Ширяевец. // В кн. Актуальные проблемы современного есениноведения. Рязань, 1980, с. 54 – 58.

Беляева Т. Александр Ширяевец и русская крестьянская поэзия первой четверти ХХ века. Автореферат дисс… канд. филол. наук. М., 1981, 16 с. (Московск. гос. пед. институт).

Беляева Т. Александр Ширяевец и Иван Бунин. // Творчество писателя и литературный процесс. Межвузовский сборник научных трудов. Ивановский ун-т. Иваново, 1982, с169 – 172.

Захаров А.Н. Ширяевец (псевдоним, настоящая фамилия - Абрамов) Александр Васильевич. // Русские писатели. Биобиблиографический словарь в двух частях. М., Просвещение, 1990, Часть 2., с. 408 – 409.

Земсков В., Хомчук Н. Есенин и Ширяевец. По материалам переписки поэтов в 1915 – 1920 гг.). // Русская литература. Л., 1962, № 3, с.180 – 186.

Земсков В. Письма в Ташкент (Есенин и Ширяевец). // Звезда Востока, Ташкент, 1966, № 6, с.133 – 134.

Зинин С.И. Туркестанские встречи: Сергей Есенин и Александр Ширяевец. // Современное есениноведение. Рязань, 2007, № 7, с. 41 – 56.

Зинин С.И. Поэт Александр Васильевич Ширяевец. )) в кн. Россияне в Узбекистане. – Ташкент, 2008. – С. 260 – 264.

Киселева Л. К творческой биографии А. Ширяевца. // Вопросы русской литературы. Львов, 1984, вып. 2, с. 8 – 10.

Койнова Е.Г. «В песне - соловей…». // В кн. А. Ширяевец Песни волжского соловья. Избранное. Тольятти, 2007, с.6 – 45

Куняев С.Ю. Александр Ширяевец. 1887 – 1924. // В кн. О, Русь, взмахни крылами. Поэты есенинского круга. Сост. С.Ю. Куняев и С.С. Куняев. М., Современник, 1986, с.163 – 164.

Неженец Н.И. Песенно-сказовый романтизм А.В. Ширяевца. // В кн. Нежинец Н.И Поэзия народных традиций. М., Наука, 1988, с.143 – 175

Орлицкий Ю.Б. С. Есенин и А. Ширяевец. К истории творческих взаимоотношений. // Радуница. Информационный сборник № 4. М., 1993, с. 22 – 30

Орлицкий Ю.Б., Соколов Б.С., Субботин С.И. Александр Ширяевец. Из переписки 1912 – 1917 гг. // De visu. 1993, № 3 (4), с.5 – 7, 32 – 42.

Орлицкий Ю.Б. Александр Ширяевец как литературный критик. // Русская литературная критики серебряного века. Новгород, 1996, с.59 – 62.

Орлицкий Ю.Б. А. Блок и А. Ширяевец. // Шахматовский вестник. Солнечногорск, 1997. Вып.7, с.373 – 377.

Паркаев Ю. «Перед этим сонмом уходящих…». Новые данные о болезни и смерти А. Ширяевца. // О, Русь, взмахни крылами. Есенинский сборник. Вып. 1. М., «Наследие», 1994, с.169 – 175.

Савченко Т.К. Есенин и Ширяевец. // Столетие Сергея Есенина. Международный симпозиум. Есенинский сборник. Выпуск III. . М., 1997, «Наследие», с.297 – 313.

Селиванов К.А. Русские писатели в Самаре и Самарской губернии. Куйбышевское книжное издательство, 1953 год.

Сивоволос Б.М. Из поэтического наследия А. Ширяевца. // Вопросы русской литературы. Львов, 1971, вып. 1, с.87 – 88.

Темкина И., Тартаковский П. Из истории русской литературы Узбекистана (1917 – 1930). // Звезда Востока. Ташкент, 1966, № 6, с. 152 – 154 (О поэзии Ширяевца).

Шабунин А. Баюн Жигулей и Волги. // Волга, 1966, № 7, с.177 – 179.

Ширяевец А.В. Стихотворения и поэмы. Сост. А.И. Михайлов. Ставрополь. Кн. изд-во, 1992.

Ширяевец А.В. У Жигулей среди курганов. Сост., ред., вступ. ст. Е.Г. Койновой. Тольятти, ТГУ, 2011.

Ширяевец А.В. Русь в моём сердце поёт! Стихотворения. Сост., ред., вступ. ст. Е.Г. Койновой. Тольятти: ТГУ, 2013.

Шпак П.П. Воспоминания о поэте Александре Васильевиче Ширяевце (Абрамове). // Книга для чтения по истории новейшей русской литературы. Сост. В.Львов-Рогачевский. Л., 1925, с. 166 – 167.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара