При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Чистов Павел Васильевич

Тридцатые годы прошлого века вошли в историю нашей страны не только как время «великих чисток», но и как эпоха «великих строек коммунизма». Впрочем, сейчас понятно, что эти общественные процессы тогда были тесно связаны друг с другом. Ведь в названные времена при возведении материальной базы «светлого будущего» широко применялся принудительный труд тех советских граждан, которым, по мнению руководства страны, в целях «воспитания» требовалось пройти через очистительную систему ГУЛАГа. В этом плане очень показательной стала судьба старшего майора госбезопасности Павла Васильевича Чистова, которая в 1941 году буквально в один день претерпела резкий перелом. По воле случая он из несгибаемого чекиста превратился во «врага народа», и много лет провел на лагерных нарах (рис. 1).

«Железный Павел»

Он родился в 1905 году (более точная дата не установлена) в семье маляра в деревне Кондырино Клинского уезда Московской губернии. Павел окончил гимназию и три класса школы второй ступени в Москве. С мая 1922 года по июль 1923 года подрабатывал подсобным рабочим у частных лиц, пока в июле 1923 года не был принят на работу в органы ГПУ. Сначала Чистов регистратором в иностранном отделе (ИНО) ГПУ, а затем его направили в губернскую совпартшколу, которую он окончил в июле 1927 года. Здесь же в школе он вступил в ряды ВКП (б). Далее Чистов служил помощником уполномоченного 2-го отделения информационного отдела и Политконтроля ОГПУ СССР, и далее был уполномоченным 5-го отделения тех же отделов. С октября 1928 года он работал в органах госбезопасности в Сибири и на Урале, пока в июле 1937 года Чистов не дослужился до должности начальника Управления НКВД по Челябинской области. Здесь он получил звание майора госбезопасности (оно соответствовало общеармейскому званию комбрига). В феврале 1938 года его перевели на ту же должность в Сталинскую (впоследствии Донецкую) область Украинской ССР.

В течение 1937-1938 годов через «тройки», возглавляемые Чистовым, прогнали не менее 20 тысяч человек, из которых свыше 12 тысяч были приговорены к расстрелу. За свое усердие он тогда же был удостоен Ордена Ленина, а в чекистских кругах получил негласное прозвище «железный Павел». Однако в декабре 1938 года, как известно, с поста главы НКВД СССР был смещен Николай Ежов, а его место занял Лаврентий Берия. Вскоре по всей стране были оправданы тысячи «врагов народа», а их места в лагерях заняли обвиненные в нарушении социалистической законности «ежовские соколы», оказавшиеся особо рьяными в деле пыток и расстрелов.

Однако Чистова эта кампания тогда не затронула, поскольку еще осенью 1938 года он заблаговременно ушел с оперативной должности на тихую хозяйственную работу - в Управление Строительства Куйбышевского гидроузла (СКГУ), в структуру которого входил Самарлаг НКВД СССР. Здесь Чистов сначала был заместителем начальника СКГУ, а с весны 1939 года, как уже было сказано выше, его назначили начальником всего строительства и одновременно Самарлага. На этом посту Чистов получил чин старшего майора госбезопасности, что соответствует армейскому званию генерал-майора.

 

Сталинская стройка коммунизма

Куйбышевский гидроузел на Волге должен был стать одной из крупнейших строек сталинской эпохи, Его начали возводить в соответствии с постановлением СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 10 августа 1937 года, и окончательная сдача гидроузла планировалось в третьей пятилетке (рис. 2-8).

Вот что говорил об этом генерал П.В. Чистов в своем выступлении на VIII Куйбышевской областной партийной конференции (март 1940 года):

«Под руководством великого продолжателя дела Ленина – товарища Сталина советский народ создал новую мощную базу народного хозяйства. Именно годы сталинских пятилеток сделали возможным разрешение таких гигантских задач, поставленных 18-м историческим съездом нашей партии, как строительство Куйбышевского гидроузла, как разрешение в необычайно крупном масштабе орошения засушливых полей Заволжья и реконструкции всего Волжско-Камского бассейна для целей судоходства».

Сейчас мы знаем, что подготовка к строительству Куйбышевского гидроузла проходила как раз в те годы, когда в лагеря хлынула упомянутая выше «ежовская» волна политзаключенных. С января 1938 года в только что образованный Самарлаг стали прибывать новые «подопечные», которых в документах того времени называли сокращением «з/к». Среди них было достаточно много и «контрреволюционеров», которые неосторожно посмели высказать сомнения о целесообразности сооружения ГЭС у Жигулей. В общей сложности политзаключенные в это время составляли более трети от числа всего лагерного населения (рис. 9-13).

Но почти сразу же после начала работ на СКГУ правительство столкнулось с множеством трудностей – в первую очередь с организационными и финансовыми. В частности, из-за ведомственной волокиты смета строительства на 1938 год была утверждена лишь в мае того же года. Тогда она составила 270 миллионов рублей, но в августе оказалась урезанной на 56 миллионов рублей. И хотя в районе намечаемого гидростроительства к тому моменту уже было развернуто более десятка лагерей для заключенных, объект испытывал острую нужду в рабочей силе, в том числе в плотниках, каменщиках, штукатурах, шоферах, экскаваторщиках и так далее.

При этом в лагерях процветали так называемые промоты (то есть продажи казенного имущества). Так, за 1 квартал 1938 года лишь в одном из лагерей Жигулевского района было промотано вещдовольствия на 126 тысяч рублей. «Только отсутствие настоящей борьбы с промотами, - признавался Чистов в одном из своих отчетов, - можно объяснить такое положение… Имеют место случаи выдачи промотчикам повторно обмундирования хорошего качества… Процветает скупка сотрудниками СКГУ вещдовольствия у заключенных…»

Фактически в этом документе признается, что скупку казенного имущества у «контрреволюционеров» и «троцкистов» вели честные советские граждане, которые хотя и способствовали хищениям государственного имущества, но в то же время по отношению к зекам находились по другую сторону решетки. Видимо, им это прощалось потому, что все скупщики были «идейно правильными».

В июне 1939 года все руководство СКГУ было вызвано в Москву «на ковер». Глава НКВД Берия дал резко отрицательную оценку строительных работ в районе гидроузла. По итогам совещания был издан приказ, который, по идее, должен был стимулировать рост производительности труда на строительстве и поощрять передовиков на перевыполнение планов. Однако на деле, как показали дальнейшие события, никакого улучшения ситуации на Волгострое так и не произошло.

В результате в начале 1940 года при Совнаркоме РСФСР была образована постоянно действующая комиссия по вопросам строительства Куйбышевского гидроузла, а на деле – комиссия по изучению ситуации, складывающейся на этом важнейшем объекте. Итогом ее работы стало постановление правительства от 24 сентября 1940 года о свертывании всех работ на СКГУ и о ликвидации Самарлага. Тогда же почти все его отделения передали во вновь образованное Управление Особого Строительства (УОС) НКВД СССР. Система лагерей при этом управлении получила название Безымянского исправительно-трудового лагеря (сокращенно Безымянлаг) по имени железнодорожной станции Безымянка Куйбышевской железной дороги.

 

Генерал-банщик

Что же касается Чистова, то после ликвидации Самарлага он был назначен заместителем начальника УОС и одновременно Безымянлага. Но в этой должности Чистов проработал недолго. Сразу же после начала Великой Отечественной войны он был вынужден оставить своё теплое место и отправиться в действующую армию.

Согласно приказа по Наркомату внутренних дел от 22 августа 1941 года, Чистов был назначен заместителем начальника Главного управления оборонительных работ, созданного на базе Главгидростроя НКВД СССР. Укрепления строились в основном силами заключённых и военнослужащих-штрафников. При этом одновременно с первой должностью Чистов был назначен также начальником 4-го (Юго-Западного) управления оборонительных работ со штабом в городе Сумы Украинской ССР. В его задачи входило строительство оборонительных сооружений для советских войск на участке Брянск-Чернигов.

Однако 3 сентября 1941 года противник внезапно прорвал линию нашей обороны и перешел в наступление с целью окружения Киева. А Чистов, на свою беду, именно в тот день выехал на служебной машине в район Конотопа (ныне - Сумская область Украины), и по дороге на окраине села Быстрики был взят в плен немецкой разведгруппой. У него отобрали документы, служебные бумаги, ордена и личное оружие. Во время допросов в немецком штабе Чистов назвался сапёрным генералом и безо всякого сопротивления сообщил врагам все, что ему было известно, в том числе о советских оборонительных сооружениях под Брянском. Также он рассказал о привлечённой к их строительству рабочей силе, об обстановке в штабе Юго-Западного фронта, о переводе Автозавода имени Сталина (ныне — ЗИЛ) на выпуск танков, и о работе органов НКВД. После нескольких допросов в связи с его добровольными показаниями немцы чекиста не расстреляли, а отправили в концлагерь.

О взятии в плен Чистова сообщали германское информационное бюро, берлинская газета «Новое слово» № 40 от 28 сентября 1941 года (заметка «Красный генерал Чистов в плену») и опубликованное примерно в то же время заметка в словацкой газете «Голос фронта». Позже стало известно, что Чистов содержался в лагерях 1-А и 1-Б соответственно в городах Сувалки и Гогенштейн, затем в Штуттгофе и Маутхаузене. В этих концлагерях он был старшим команды при лагерной бане, и даже разрабатывал проект и руководил стройкой этой бани и жилых бараков. Среди узников Чистов именовал себя инженером-строителем, всячески сторонился подпольной работы, и только в 1945 году, незадолго до освобождения, все же примкнул к местному лагерному сопротивлению.

Чистов вместе с другими узниками был освобождён американскими войсками 7 мая 1945 года, после чего его передали представителям СССР. Он до сентября 1946 года находился на проверке в проверочно-фильтрационном лагере НКВД в Подольске. Как известно, всех наших военнопленных прямиком из немецких бараков отправляли на такую проверку, в ходе которой сотрудники СМЕРШ тщательно изучали материалы на каждого попавшего к ним человека. Что же касается Чистова, то его, конечно же, сразу заподозрили в сотрудничестве с немецкой администрацией. Иначе невозможно было объяснить, как это ему, генералу-чекисту, удалось остаться живым после нескольких лет пребывания в плену. Проверка по его делу длилась полгода, и в результате «смершевцы» выяснили, что Чистов, занимая в концлагере «блатную» должность, «стукачом» все же не был, хотя, как уже говорилось, почти не принимал и участия в работе подполья. В итоге бывший генерал избежал расстрела, но тем не менее за сдачу в плен Особое совещание МГБ СССР приговорило его к 15 годам лишения свободы (рис. 14).

Первоначально Чистов содержался в ИТЛ в Туймазах, а в 1950—1955 годах отбывал наказание в особом лагере «Береговой», где работал нормировщиком, пока 5 ноября 1955 года он не был условно-досрочно освобождён по решению Магаданского областного суда. После отбытия наказания Чистов был депортирован в посёлок Кадыкчан Сусуманского района Магаданской области на бессрочную ссылку, но в июне 1956 года он был освобождён и от неё. В ноябре 1957 года вернулся в Москву, где до выхода на пенсию работал бухгалтером в одном из небольших учреждений, а затем выхлопотал себе небольшую пенсию. Он неоднократно подавал ходатайства о реабилитации, которые все были отклонены. При этом о своей «эпопее» в немецких и советских лагерях бывший чекист никогда и никому не рассказывал.

Павел Васильевич Чистов умер в Москве в 1982 году (более точная дата его смерти неизвестна) (рис. 15).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

 

Список литературы

 

Военно-промышленный комплекс Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 г.г.). Сборник документов. Самара. Изд-во «Самарский дом печати». 2005 год. 304 с.

Ерофеев В.В. 2004. Исправительно-трудовые лагеря на территории Куйбышевской области. – В кн. «Ремесло окаянное». Самара, :120-132.

Ерофеев В.В. 2004. «Вклад Особстроя в дело разгрома фашизма огромен…» - В кн. «Ремесло окаянное». Самара, стр. 132-145.

Ерофеев В.В. 2004, 2005. Места не столь отдаленные. - В газ. «Волжская коммуна», №№ 195, 200, 205, 210, 224, 229, 234, 238 (2004 год), №№ 7, 92, 97, 107, 111, 116, 121, 126, 131, 136, 141 (2005 год).

Ерофеев В.В. 2009. Безымянные строители безымянских заводов. – В газете «За решеткой», № 3.

Ерофеев В.В. 2009. Неизвестные строители советской оборонки. – В газете «За решеткой», № 10.

Ерофеев В.В. 2009. Лагерное звено великой Победы. – В газете «За решеткой», № 12.

Ерофеев В.В. 2010. Железнодорожники в лагерных робах. – В газете «За решеткой», № 4.

Ерофеев В.В. 2010. Стройка особого значения. – В газете «Волжская коммуна», 14 августа.

Ерофеев В.В. 2011. Немцы на «Втором Баку». - В газете «За решеткой», № 4.

Ерофеев В.В. 2011. Объект № 15. - В газете «Волжская коммуна», 9 июля.

Ерофеев В.В., Галактионов В.М. 2013. Слово о Волге и волжанах. Самара. Изд-во Ас Гард. 396 стр.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Самарская губерния – край родной. Т.I. Самара, «Самарское книжное издательство», 416 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2008. Самарская губерния – край родной. Т.II. Самара, изд-во «Книга», 304 с.

Захарченко А.В., Репинецкий А.И. 2008. Строго секретно. Особстрой-Безымянлаг. 1940-1946. (Из истории системы лагерей НКВД в Куйбышевской области). Самара, ООО «НТЦ», 552 с.

Куйбышевская область в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 г.г.). Документы и материалы. Самара. Изд-во «Самарский дом печати». 1995. 448 с.

Санникова Н.А. 2009. Управление Особого Строительства НКВД СССР Куйбышевской области (1940-1946 г.г.). Исторические источники (Самарский государственный университет, Самарский Центр аналитической истории и исторической информации). Самара, 356 с.

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 2003. Самарская земля в годы военного лихолетья. 1941-1945 г.г. Самара. Изд-во «НТЦ».

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 2004. Самара и Самарская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г. Самара. Изд-во «Самарский университет». :1-292.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу